Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Когда дерется львица (гет)


Переводчик:
Оригинал:
Показать
Бета:
Lisolap главы 12+
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Angst/AU/Drama/Romance
Размер:
Макси | 1874 Кб
Статус:
Закончен
Гермиона становится шпионом Ордена Феникса среди Пожирателей смерти, о чем известно только Дамблдору. Чтобы завоевать доверие Волдеморта, Гермиона рассказывает всю правду о Снейпе. Освобожденный от роли шпиона и необходимости притворяться лояльным Пожирателем, Снейп какое-то время просто наслаждается жизнью, но затем узнает, кому всем этим обязан.
QRCode

Просмотров:645 006 +44 за сегодня
Комментариев:662
Рекомендаций:13
Читателей:2918
Опубликован:21.07.2011
Изменен:11.02.2018
Иллюстрации:
Всего иллюстраций: 1
От переводчика:
Работающие/работавшие беты:
Neirina, главы 1-7.
Blanca, главы 8-11.
Lisolap, главы 12+

Фанфик обзавелся шикарной обложкой, ее можно увидеть здесь - http://www.pichome.ru/image/2s Автор обложки - Yeah_nocuus (спасибо!)
Благодарность:
Спасибо предыдущему переводчику Wolf. Без нее я бы никогда не взялась за этот фанфик.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 23. Горько-сладкая омела. Часть I

Снег потихоньку засыпал замок Хогвартс, и Рождество неминуемо приближалось.

Гермионе пришлось признать, что она была уже на грани. Это пение, украшения и волнение в ожидании праздника плохо сочетались с ее настоящим настроением. На днях она взорвала рождественского гнома. Он неожиданно выскочил на нее из-за рыцарских доспехов, а у девушки сработал рефлекс. К счастью, она была одна, но чувство вины ее все равно еще долго не покидало.

Рон и Гарри тоже постоянно болтали о празднике, предстоящем веселье, и как уютно будет сидеть у рождественской елки со всей семьей Уизли.

Отсутствие веселого настроения у Гермионы они приписывали ее проблемам с родителями, поэтому, слава Мерлину, не настаивали присоединиться к ним.

Общий шум в гостиной Гриффиндора стал совершенно невыносим, и девушка еще больше времени проводила в комнатах Снейпа или своей собственной за учебой, чтением или тренировками.

Вот почему на второй день после окончания семестра Северус нашел ее обливающейся потом и задыхающейся от длительной тренировки в спортивном зале.

— Ненавижу Рождество, — сказала она, не сбавляя темп.

— Добро пожаловать в клуб ненавистников, — ухмыльнулся он.

— Ученики ужасны, — продолжила она, приседая. — Но учителя… Дамблдор бегает по замку, будто в ожидании лимонных долек и мороженого для всех!

— И кому хочется мороженого в такую погоду, — усмехнулся Снейп, подходя к окну и наблюдая, как тяжелые темные облака нависают над замком.

Гермиона угрюмо кивнула и сосредоточилась на ударах. Когда девушка закончила серию упражнений, она почувствовала чье-то присутствие за спиной и обернулась как раз во время, чтобы заблокировать удар.

Северус опустил руки.

— Это нож, Гермиона,  — сказал он, передавая ей оружие.

— Неужели? А я думала, резиновая уточка.

— Ножи, — продолжил он, не обращая внимания на ее иронию, — которые становятся опасным оружием. Их можно брать с собой, куда бы вы ни пошли, спрятать в руке или под одеждой. И они дают преимущество, которое понадобится в сложной ситуации.

— Вдобавок удар ножом сложно заблокировать даже мечом. По крайней мере, так говорила моя тетя.

— Ваша тетя — мудрая женщина.

— Значит, вы хотите, чтобы я научилась обращаться с ними? — спросила она неуверенно.

— Да, я бы посоветовал. Особенно учитывая, что я сам в этом мастер, — улыбнулся он.

— Не говорите, что есть что-то, в чем вы не мастер. Иначе я буду слишком шокирована! — поддразнила его Гермиона.

— Что за надоедливый ребенок, — ответил он, отходя в противоположный угол комнаты и снимая мантию. На нем были черные льняные брюки и рубашка. Северус встал в атакующую позу. Гермиона повторяла каждое его движение, не замечая, как ухмыляется.

Ножи, конечно, опаснее, но с ними определенно не соскучишься.

 

Рождественские елки ставили в последний учебный день, и, к несчастью для Гермионы, за завтраком. Девушка вздохнула и опустила голову, чтобы скрыть раздражение. Столько суеты! И только для того, чтобы создать для Пожирателей побольше укрытий.

Она глянула на Снейпа, угрюмо сидящего за преподавательским столом. Почувствовав ее взгляд, он встретился с ней глазами и подумал:

«Чушь, а не праздник».

Гермиона поперхнулась тыквенным соком от смеха. Рону и Гарри пришлось постучать по спине девушки. Сильнее, чем ей хотелось бы. Только вчера было собрание Пожирателей, и тело еще болело.

Она поймала озабоченный взгляд Снейпа и подумала в ответ:

«Со мной все в порядке, не беспокойтесь».

Он ухмыльнулся.

«Постоянная бдительность!» — громыхнуло в ее голове. Это так походило на интонацию Грюма, что Гермиона опять прыснула со смеху.

Выходя из Большого Зала, Гермиона заметила Драко. Она едва заметно кивнула, но парень понял знак.

— Я забыла учебник в Зале. Идите, я вас догоню, — сказала она друзьям и направилась в их с Драко излюбленную комнату, где они всегда встречались.

Он уже ждал ее там.

Драко так крепко обнял ее, что она едва могла дышать. Это было, пожалуй, лучшее, что случилось с девушкой за последнее время: увидеться с единственным другом.

Но теперь-то он был не единственным. С тех пор, как на слизеринца наложили заклинание, у Драко со Снейпом возникло какое-то взаимодействие. Пусть оно и было несколько напряженным и натянутым. По большей части из-за того, что он однажды сказал Гермионе: «Снейп определенно тебе подходит».

— Мерлин, как я не хочу, чтобы ты туда шел, — прошептала она, представляя холодное, беспощадное поместье Малфоев и его опасных и сумасшедших обитателей. — Будь осторожен, хорошо?

— Конечно, — он только крепче обнял ее. — Я ведь их единственный наследник, помнишь?

От горечи, с которой прозвучали его слова, у Гермионы сжалось сердце.

— Попытайся провести больше времени с матерью. Ничего не предпринимай. Если с тобой что-то случится…

— Со мной все будет в порядке, — успокоил ее Драко. — Ты тоже береги себя, поняла?

Она улыбнулась:

— Обещаю. А если нет, то уж Северус меня заставить быть осторожнее.

 

После обеда Гермиона попрощалась с Гарри и Роном, и сказала, что попадет к родителям через камин в кабинете МакГонагалл.

— До дома трудно добраться, — объяснила она. — Меня будет сопровождать человек из Министерства. Берегите себя, не ввязывайтесь в неприятности.

— Ты тоже, Миона, — ответил Рон. — Если заскучаешь — двери Норы для тебя всегда открыты.

— Спасибо, ребята. Счастливого вам Рождества!

Она помахала друзьям и направилась в комнату старост. Гермиона отнесла вещи в кабинет МакГонагалл. Профессора не было, но она оставила дверь открытой, как они и договаривались вчера.

Гермиона не знала, какого мнения декан о ее планах на рождественские каникулы. Девушка вообще была очень удивлена, что между МакГонагалл и Северусом была долгая и очень крепкая дружба. Это научило ее никогда не недооценивать эту женщину.

В кабинете Гермиона уменьшила свой чемодан с помощью заклинания и скользнула под мантию-невидимку, которую ей дал Северус. Ровно в 14.05 в комнату вошла профессор.

— А, мисс Грейнджер, — заботливо сказала она. — Простите, что вам пришлось ждать.

— Ничего страшного, — ответила девушка и прошла мимо профессора в открытую дверь.

— Счастливого Рождества, Гермиона, — прошептала МакГонагалл и закрыла дверь за гриффиндоркой.

Было немного странно проходить через волшебный гобелен и осознавать, что она будет жить в комнатах Северуса две недели. Странное чувство. Но приятное, согревающее.

«Опять становлюсь сентиментальной»,  — хмыкнула про себя Гермиона. Но почему бы и нет. Все-таки Рождество.

Она распаковала свои вещи, вернулась в библиотеку и выбрала книгу. Северус придет только вечером: ему нужно проконтролировать, чтобы ученики сели на Хогвартс Экспресс, а потом немного поговорить с другими профессорами.

 

Джейн составила ей компанию за обедом и веселила девушку рассказами о детстве Снейпа. Некоторые из них были настолько смешные, что Гермиона хихикала как обычный подросток. А ведь она торжественно поклялась никогда так не делать.

Гермиона заметила, что ее собеседница избегает упоминать родителей Северуса, но решила, что если заикнется о людях, которые выкинули Джейн на улицу, то весь вечер будет испорчен.

В свою очередь, Гермиона подробно рассказала о своей работе по правам домовых эльфов. Когда прошло столько времени, эта задумка казалась ей до грустного смешной. Какой же она была наивной! Но Джейн и слушать не хотела об этом.

— Дорогая, это была отличная идея,  — твердо сказала она. — Ты поставила перед собой правильные цели. Но они не могли быть достигнуты, потому что мир меняется здесь, — она ткнула себя пальцем в лоб. — Пока эльфы не поймут свои права, все останется так же. Если бы мы только могли объединиться! Мы бы стали силой, с которой пришлось считаться, — она мечтательно перебирала жемчужины своих бус.

После обеда Джейн убрала посуду щелчком пальцев и ушла на собрание эльфов.

Гермиона продолжила читать, но теплое чувство в груди никак не давало ей сосредоточиться. Только когда волшебный гобелен засветился и в комнату вошла высокая темная фигура профессора, она поняла, что это было за чувство.

Она с нетерпением ждала Рождество.

 

Следующие дни прошли без каких-либо происшествий или травм. В некотором смысле, их можно было назвать мирными.

Гермиона и Северус с легкостью вошли в этот спокойный ритм. Они — или, по крайней мере, Северус, который, как и думала гриффиндорка, оказался совой — поздно вставали, вместе завтракали, тренировались пару часов. Время до ужина каждый проводил, как хотел. Затем снова тренировки.

Часто они сидели вместе в библиотеке: он за своим рабочим столом, она в своем любимом кресле. Она читала, а он проверял эссе учеников или редактировал какие-то статьи. Комментарии шепотом или критика, которыми они одаривали тексты перед собой, если те их удивляли или раздражали, приводили к долгим дискуссиям на самые странные темы. Иногда Северус срочно звал Гермиону в свою лабораторию, чтобы доказать какую-нибудь теорию. Или же Гермиона выбирала книгу из библиотеки и читала вслух, не обращая внимания на его комментарии.

Да, он ведь показал ей свою лабораторию. Гермиона была поражена. Комната была с солнечной стороны. На деревянных полках можно было найти массу ингредиентов, о некоторых из которых Гермиона ни разу не слышала. Комната дышала уютом и порядком. Словно там была комфортная домашняя атмосфера.

Она следила, как он готовит зелья, удивляясь ловкости его длинных, худых пальцев и сосредоточенности, которая прямо-таки исходила от Северуса. Иногда Гермиона помогала ему, но ей доставляло удовольствие и просто сидеть и следить за его движениями, запоминать его рассеянные наставления.

Черная метка не болела с окончания семестра. Дети Пожирателей Смерти вернулись в отчий дом, и даже сам Волдеморт, казалось, хотел спокойно отдохнуть.

Это было чудесное время. Самое лучшее с тех пор, как Гермиона решила стать шпионом. А ведь она могла всю жизнь так провести: изучать, общаться, делиться мыслями. Девушка даже почувствовала сожаление — она поняла это только когда принесла такую жизнь в жертву долгу. Но горечь была недолгой и быстро забылась.

А вскоре наступило Рождество.

— Ненавижу рождественские подарки,  — холодно сказал Снейп. — Мои знакомые это уже давно поняли и не особо ожидают что-то от меня получить.

— Хотя это и не останавливает их дарить подарки вам, — заметила Гермиона, которая разослала свои подарки сегодня утром, и, со смесью удивления и раздражения, глянула в сторону огромной кучи под хвойным деревом.

Как объяснил Северус, это был своего рода компромисс между ним и Джейн. Она настаивала на огромном, красивом дереве в его комнатах, а его условие — чтобы оно ему не мешало. В итоге они остановились на пихте, украшенной в черно-красной цветовой гамме.

Это было самое странное рождественское дерево, которое Гермиона когда-либо видела. Но когда она спускалась из своей комнаты, и ее взгляд упал на две темные фигуры, которые украшали пихту и при этом постоянно спорили друг с другом, ей показалось, что дерево очень даже вписывается сюда.

— Жутковато выглядит, — сказала Гермиона, осторожно осматривая праздничные украшения на пихте.

— Да. Как раз нам подходит, — согласился он и ответил ухмылкой на ее смех.

Бросив украшать рождественское дерево, Северус старался не обращать внимания на праздничную атмосферу и сразу же после завтрака погнал Гермиону на тренировку, после которой она валилась от усталости, хотя Снейп залечил ей все синяки и растянутую лодыжку. Она все еще не была ему равным противником, хотя с каждым днем справлялась все лучше и лучше. По блеску в его глазах гриффиндорка поняла, что ему начинают нравиться их тренировки.

Гермиона лежала в ванной и размышляла, насколько она привыкла к этим комнатам и его обитателю за такой короткий промежуток времени.

Она думала, что будет скучать по семье. На Рождество к ним обычно приезжали двоюродные братья и сестры, дедушки, бабушки, тети, дяди. Но здесь было приятнее. Джейн и Северус знали ее гораздо лучше, чем ее собственные родители.

Пока Гермиона мылась, она заметила положительные последствия тренировок. Мышцы рук и ног стали крепче, кожа снова обрела здоровый цвет.

«Если так и дальше пойдет, — довольно подумала она, — то я перестану пугаться своего отражения в зеркале».

Напевая под нос, Гермиона вытирала волосы. Секунду поколебавшись перед открытым платяным шкафом, она, наконец, выбрала платье. Не откровенное, какое она обычно надевала на встречу с Люциусом, а скромное, с небольшим вырезом, в золотом и светло-коричневом тонах. Волосы остались распущенными и ниспадали нам плечи. Гриффиндорка задумалась о макияже, но решила, что это уже излишне. Северус наверняка будет одет в повседневную одежду и только усмехнется, увидев ее наряд.

Но она ошиблась. На нем была бардовая мантия, которая очень ему шла. Но он все равно встретил ее усмешкой.

— Джейн заставила, — объяснил он вместо приветствия. — А у вас какое оправдание?

— Дурацкая сентиментальность, — не смущаясь, ответила она, и плутовато улыбнулась.

— Что ж, вы молоды и неопытны, — покорно вздохнул он и внезапно поклонился. — В таком случае, — сказал он, выпрямляясь и протягивая Гермионе руку, — могу ли я сопровождать вас?

— А где Джейн? — спросила Гермиона, только сейчас заметив отсутствие домового эльфа.

— Приготовила ужин и тут же убежала к своей племяннице. Она знает, что я бы только испортил ей настроение.

Северус заговорщицки понизил голос и добавил:

— Слышал, как она пела, пока готовила. Просто ужасно.

Рождественский ужин был восхитителен. Казалось, Джейн наготовила на десятерых. А пудинг — пальчики оближешь.

— Еще один компромисс,  — проворчал Снейп, указывая на свою порцию пудинга, как будто это было живое и очень опасное существо. — Зато нет крекеров.

— Разумный выбор, — заметила она, отрезая себе еще один лакомый кусочек.

Когда от всего съеденного по телу разлилась приятная истома, Гермиона уселась на диван перед рождественской пихтой. Она думала, что Северус вернется к своему обычному расписанию дня, и искренне надеялась, что хотя бы сегодня он забудет про вечернюю тренировку. Она так наелась, что даже двигаться было тяжко.

Но к ее удивлению он устроился рядом и хмуро смотрел на пихту. Гермионе даже пришла мысль, что он сейчас начнет петь рождественскую песенку.

— Утром обычно проводят праздничный завтрак для преподавателей, которые остались в Хогвартс. Альбус каждый год заставляет на него ходить. Будет странно, если я не приду завтра.

— Конечно, — Гермиона пожала плечами. — Но ведь там наверняка будут крекеры.

— Придется покориться воле судьбы,  — мрачно сказал он.

Гермиона усмехнулась.

— Поэтому, если меня не будет тут утром,  — нарушил он молчание. — Почему бы не открыть подарки сегодня?

— Но ведь традиция, — возразила было Гермиона. — А хотя ладно, почему и нет.

Она повернулась к своей стопке подарков и аккуратно их распаковала. Гарри купил ей изящный набор цветного пергамента и стеклянное перо тонкой работы. Рон же, на удивление, подарил ей довольно красивое ожерелье.

— Интересно, о чем он думал, — пробормотала она. — Обычно он покупал какие-нибудь кошмарные безделушки. Наверное, на этот раз ему помогла Джинни.

Были и подарки от остальных друзей и других членов семьи Уизли. От Джейн она получила книгу о «психологической подоплеке рабства». От Дамблдора и Добби — по паре шерстяных носков. Может, они их еще и вместе покупали?

Драко подарил старинную, богато иллюстрированную книгу «От Средневековья до наших дней. Перемены и традиции».

Когда Гермиона закончила со своими подарками, она глянула в сторону Северуса, который разделил свои подарки на две неравные части.

— Эти — от моих коллег и людей, которые мне не нравятся,  — ответил он на ее удивленный взгляд и показал на кучу, в которой было больше подарков.

Снейп критически осмотрел маленькую, круглую коробочку и со вздохом отложил ее в сторону.

— Традиционный лимонный щербет от Альбуса, — он вздохнул еще раз. — Как он говорит, чтобы подсластить мой характер.

Минерва подарила книгу. На обложке была изображена темная фигура, под ней крупными красными буквами — «Введение в героеведение. Трагический герой: мрачный, задумчивый и пленительный».

— Отличные же у меня друзья, — пробормотал он и покачал головой.

Гермиона не удержалась от улыбки.

Затем Северус приступил к большому, громоздкому подарку и с опаской начал срывать упаковочную бумагу. Это оказалась книга. На обложке были изображены различные инструменты для рисования, а название гласило «Рисование для начинающих».

— От Джейн. Она вечно дарит мне что-то, что у меня не получается. Говорит, это улучшит мой характер.

— Вы — мастер получать обучающие подарки. Боюсь, мой совсем не относится к этой категории.

Гермиона протянула ему подарок, завернутый в красную бумагу. Их пальцы на мгновение соприкоснулись.

— Вы первая, — сказал Северус и взял коробку, которая лежала чуть дальше от его подарков.

— Вы ведь ненавидите дарить подарки,  — возразила девушка.

— Не вините меня за это исключение из правил, иначе оно будет единственным. Я бы в любом случае это сделал. А Рождество — подходящий повод.

Ее руки немного дрожали, когда она открывала коробку — подарок был неожиданным. От того, что она увидела, захватило дух.

— Северус, они великолепны! — прошептала Гермиона, аккуратно доставая из упаковки один из тонких ножей, чтобы лучше его разглядеть. — Из чего они сделаны?

— Особый вид оргстекла. Очень острые и незаметны для чар, выявляющих металл. Ножны сделаны из драконьей кожи, на них наложено заклинание Очарования. Встроенный портключ перенесет ножи, куда вам захочется: сразу же в вашу руку или в вашу комнату, неважно.

Гермиона была в восторге. Она провела пальцами по лезвию ножа и улыбнулась.

— Они идеально сбалансированы и невероятно легкие!

— Вы заслуживаете только лучшего,  — просто ответил Северус.

Если бы это был кто-то из ее родственников или даже Дамблдор, она бы горячо его обняла. Но обнять Снейпа… От этой мысли ей становилось неловко.

— Спасибо вам огромное,  — прошептала она и мягко дотронулась до его руки. — А теперь открывайте мой подарок!

Северус медленно разрывал упаковку. Гермиона даже задержала дыхание. Она не была уверена по поводу этого подарка. Вдруг она переступила некую дозволенную границу, и он ответит на этот жест презрением? А сейчас она боялась его разочарования. Ведь эти ножи… Они просто великолепны! Ее подарок не идет с ними ни в какое сравнение.

Северус, наконец, открыл коробку и вытащил из нее чайник. Он был таким черным, что, казалось, поглощал свет вокруг себя. Вблизи можно было разглядеть сотни маленьких, сверкающих ониксов.

— Он из Индии, — сказала она, немного испуганная его молчанием. — На него наложены заклинания, которые не дают чаю остыть и усиливают вкусовые свойства. Знаю, это не такой уж подарок, но…

— Он очень красивый, Гермиона, — перебил Снейп. — И прекратите оправдываться. Вам это не подходит.

— А, — она не знала, как реагировать на его ответ. — Ладно.

Он встретился с ней взглядом и послал мысль, легкую, как летний ветерок:

«Спасибо».

— Опробую его прямо сейчас, — вдруг сказал он и направился на кухню. Он так аккуратно и осторожно держал чайник, что казалось, в его руках сокровище.

Это был первый «настоящий» рождественский подарок. И этот подарок был от нее.

 

— Но как именно? — внезапно спросила Гермиона.

Северус оторвался от книги и посмотрел на девушку. Они несколько часов молча разбирали подарки, просматривали полученные книги. Но он уже давно привык к внезапным восклицаниям гриффиндорки.

— Что «как именно»?

Гермиона тут же повернулась к Северусу.

— Здесь говорится, что «культуры волшебников и магглов тесно переплетались в Средние века, влияли друг на друга», — прочитала она, — но не написано, каким именно было это влияние.

Поджав губы, Северус на минуту задумался, затем отложил свою книгу и направился к библиотечным полкам.

— Где-то у меня есть книга об истории искусств, которая ответит на ваш вопрос… А, вот она!

Он выбрал большой том с иллюстрациями и вернулся к Гермионе. Присев к ней на диван, Северус начал листать страницы.

Гермиона не сказала ни слова.

Они впервые сидели так близко друг к другу. Северус думал, что она наверняка отодвинется, попытается сохранить личное пространство. Но ничего не произошло. Вместо этого Гермиона тоже склонилась над книгой и с удовольствием рассматривала картины.

— Я купил это издание несколько лет назад, когда стал интересоваться гобеленами и скульптурами в Хогвартсе. Я задался вопросом: откуда брались идеи для творчества? Как вы видите, в волшебном мире понятие красоты сложилось в Средние века и больше не менялось.

— Как раз об этом я и думала, когда впервые попала сюда, — взволнованно ответила девушка. — Будто попала в Средневековье с его старинными замками и соборами. Но как происходило влияние культур? Раньше волшебники и магглы больше взаимодействовали?

— В общем-то, соборы — отличный пример, — Северус пустился в подробные объяснения.

Он водил пальцами по страницам, указывал на барельефы, гобелены, особенности каменной кладки, а Гермиона внимательно следила за его мягкими движениями.

Как и всегда, слабые стороны в его рассказе вызывали у девушки еще больше вопросов, на которые он тут же отвечал.

Северус дошел до истории Сэра Гавейна и Зеленого Рыцаря, когда тихий зевок напомнил ему о времени.

— Простите, — сказал он. — Я вас утомил. Вам следовало уже лежать в постели. Или хотя бы разговаривать о чем-то менее скучном.

— Вовсе нет, — сонно ответила Гермиона и улыбнулась. — Мне очень понравилось. Я люблю вас слушать. Всегда любила,  — ее голос становился все слабее и тише от усталости. — Все дело в вашем голосе. Люблю ваш голос… Он такой бархатный… и твердый одновременно…

Он удивленно смотрел на нее и не мог понять, как реагировать на такие слова. Наверное, она просто устала, а завтра и не вспомнит, о чем говорила. Поэтому он продолжил объяснения, пока не почувствовал легкий толчок в плечо.

Он повернул голову и увидел, что Гермиона, наконец, уснула, облокотившись на него и взяв его за руку.

Осторожно, чтобы не разбудить, он поднял девушку и отнес в ее спальню.

Северус уложил ее на кровать, удивляясь какое она чувствует доверие, если смогла уснуть в его присутствии. В некотором смысле, чувствовать вес ее головки на плече — лучший рождественский подарок.

Он медленно снял с Гермионы обувь и накрыл девушку одеялом.

Некоторое время он просто стоял и смотрел, как она мирно спала. Ее рот был слегка приоткрыт, и, если бы он придвинулся ближе, он мог бы услышать тихое сопение.

На лице Снейпа появилась улыбка, полная радости и тепла. Если бы его увидел кто-нибудь из учеников, он бы не поверил своим глазам.

Через мгновение Северус вышел из комнаты.

Глава опубликована: 04.04.2012


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 662 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх