Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Когда дерется львица (гет)


Переводчик:
Оригинал:
Показать
Бета:
Lisolap главы 12+
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Angst/AU/Drama/Romance
Размер:
Макси | 1874 Кб
Статус:
Закончен
Гермиона становится шпионом Ордена Феникса среди Пожирателей смерти, о чем известно только Дамблдору. Чтобы завоевать доверие Волдеморта, Гермиона рассказывает всю правду о Снейпе. Освобожденный от роли шпиона и необходимости притворяться лояльным Пожирателем, Снейп какое-то время просто наслаждается жизнью, но затем узнает, кому всем этим обязан.
QRCode

Просмотров:544 985 +34 за сегодня
Комментариев:649
Рекомендаций:11
Читателей:2709
Опубликован:21.07.2011
Изменен:11.02.2018
Иллюстрации:
Всего иллюстраций: 1
От переводчика:
Работающие/работавшие беты:
Neirina, главы 1-7.
Blanca, главы 8-11.
Lisolap, главы 12+

Фанфик обзавелся шикарной обложкой, ее можно увидеть здесь - http://www.pichome.ru/image/2s Автор обложки - Yeah_nocuus (спасибо!)
Благодарность:
Спасибо предыдущему переводчику Wolf. Без нее я бы никогда не взялась за этот фанфик.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 30. Все тайное становится явным. Часть II

«Хорошо, что Снейп предварительно убрал кинжалы, — подумал Ремус, когда хаос прекратился, — иначе Рон не прожил бы секунды».

Сработал рефлекс: Гермиона накинулась на друга с целенаправленностью убийцы, которая шокировала присутствующих посильнее ее ран. Ее долгий крик смешался с воплями Рона и голосами Ремуса, Гарри и Дамблдора, которые вскочили со стульев и ринулись на помощь.

Хотя Гермиона и не могла встать на ноги, а Рон был гораздо крупнее и сильнее девушки, он не мог себя защитить. Гермиона царапалась и кусалась, дралась локтем и кулаком, пыталась ткнуть пальцами в глаза, все это время удерживая его другой рукой. У Рона не было никаких шансов. Ему лишь оставалось закрыть лицо руками и выкрикивать ее имя снова и снова.

Прежде чем Ремусу, Гарри и Дамблдору удалось прийти ему на помощь, Снейп грубо остановил их и медленно направился к дерущейся парочке.

— Не подпускайте их к Гермионе, Альбус, — приказал Снейп, его губы побелели от ярости.

Дамблдор, ни секунды не колеблясь, схватил Люпина и Гарри и оттащил их подальше.

Совершенно не обращая внимания на воющего Рона, Снейп встал позади Гермионы, стараясь не прикасаться к ней.

— Гермиона! — прокричал он ей на ухо. — Это я, Северус! Сейчас я возьму тебя за руки, Гермиона. Тебе нечего бояться, все в порядке! Я возьму тебя за руки прямо сейчас!

И резко схватил Гермиону за запястья, продолжая называть ее и себя по имени. Гермиона тут же успокоилась. Она всхлипнула и тяжело облокотилась на Снейпа. Они медленно скользнули на пол: Снейп крепко обнял девушку и успокаивающе шептал:

— Все в порядке, Гермиона, все хорошо. Я рядом. Тебе ни с чем не надо бороться, ты у меня в комнате. Ты в безопасности. Закрой глаза и слушай мой голос. Все хорошо.

Наконец, Гермиона расслабилась, опустила голову на грудь Снейпу и закрыла глаза. Снейп махнул остальным гостям, чтобы те снова сели.

Еле передвигая ногами от пережитого шока, Гарри и Ремус рухнули на стулья. Дамблдор усадил икающего Рона и осмотрел его раны. Гермиона постаралась на славу: на Роне не было живого места, все царапины и укусы кровоточили, но исцеляющее заклинание мгновенно убрало все следы недавней борьбы.

Никто из них больше и рта не раскрыл: все боялись выдать свое присутствие. Они, наконец-то, поняли, что Северус имел в виду, когда говорил об «опасности».

Затем они увидели, как Гермиона открыла глаза и начала взглядом искать Снейпа. Она тут же успокоилась, увидев его лицо над собой.

— Что произошло? — тихо спросила она. Ее голос звучал потеряно и слабо, как у маленького ребенка.

— Это подождет, сначала ваши раны, — мягко ответил Снейп. — Я помогу вам прилечь.

Он осторожно уложил девушку на диван. Легкое движение руки — и стул оказался у кровати. Снейп тут же на него сел. За все время он не отрывал от девушки взгляда.

Нежность и обеспокоенность в глазах зельевара испугала Ремуса. Он никогда не видел, чтобы Снейп так о ком-то заботился.

— Извините, я слишком остро отреагировала, — испуганно прошептала она. — Мне показалось, что кто-то ко мне подкрался. Я не задела вас, Северус?

— Все хорошо, это подождет, — терпеливо повторил он. — Вы в полной безопасности.

Внезапно звук его голоса вновь изменился. Ремус вдруг понял, что он звучал... игриво, как будто Снейп поддразнивал девушку.

— Вы умудрились совершенно испортить одежду... и в который раз!

— Можете подать на меня в суд, — рассмеялась она.

Смех был хриплым, но в нем звучало неподдельное веселье. Ремус в очередной раз увидел отражение собственного смущения на лицах ребят. На лице Дамблдора, напротив, застыло выражение сожаления и боли.

— Что с ногой? — спросил Снейп, снова приподнимая юбку девушки.

Гермиона попыталась помочь ему, но Снейп жестом приказал не двигаться.

— Это вполне очевидно, не правда ли? — сухо ответила она. — Он придумал новое заклинание. Угадайте, кому пришлось его испытать?

— Просто прелестно, — в тон ей ответил Северус. — Комбинация из заклинаний, наносящих порезы, ожоги и удары, так? С каждым месяцем он становится все изощреннее. Еще заклинания были?

— Нет. По крайней мере, я не заметила, — спокойно ответила Гермиона. — Но пару раз я теряла сознание, так что, кто знает, что он успел за это время сделать. Одна из его неприятнейших привычек.

— Пожалуй, лучше проверить диагностирующим заклинанием.

Пока Снейп исцелял ногу Гермионы, они продолжали разговаривать: безумная смесь шуток и важной информации показывала их близость еще ярче, чем странное поведение Снейпа.

Ремус не мог оторвать глаз от их работы рука об руку. Словно они составляли дуэт опытных ученых. Как давно у них возникли такие тесные отношения? И что, черт возьми, заставило Гермиону обратиться к Снейпу? Любой член Ордена Феникса помог бы ей!

«Но никто не знает лучше Снейпа, что ей необходимо, — вдруг догадался Ремус. — Он тоже через это прошел. Наверняка он также страдал, но был совершенно один».

Тем временем, Снейп применил очищающее заклинание, исцелил царапины и мелкие порезы, которыми были покрыты руки и ноги Гермионы, и вылечил рассеченную губу.

— Есть внутренние кровотечения? — его голос теперь был совершенно спокоен, в нем не осталось и капли веселья.

— Нет, — устало ответила она. — Никакого насилования грязнокровки. Похоже, наш план сработал. К тому же, у них есть другие... игрушки.

Последнее слово девушка прошептала, но именно оно заставила Люпина ошеломленно оглянуться на Дамблдора. Казалось, слова Гермионы будто хлестнули директора по лицу.

«Он все знает, — подсказал внутренний голос Ремуса. — Он знает и не препятствует этому».

В голову тут же пришла другая мысль: «А кто еще из Ордена знает?»

Ремус не был уверен, что хочет услышать ответ.

Он искоса посмотрел на Гарри и Рона. Оба прекрасно разобрали слова Гермионы — это было написано на их лицах. Рон болезненно побледнел, а в глазах Гарри стояли слезы.

«Они не должны были узнать все так», — зло подумал Люпин.

«Но ведь Снейп пытался их защитить, — вдруг осознал он, и его тут же пронзило чувство вины. — Я виноват. Я настоял, чтобы они сюда пришли. Какой же я дурак!»

— Расскажите, — бархатный голос Снейпа прервал ход мыслей Люпина.

Но вместо ожидаемого доклада о случившемся, две фигуры у камина замолчали. Северус наклонился вперед и, не отрываясь, смотрел в глаза Гермионе, которая также не отводила взгляд. Они будто передавали друг другу тайные послания. Затем зельевар коротко кивнул и откинулся на спинку стула, прервав зрительный контакт.

— Ничего особенного, — кивнул он, как будто завершая разговор.

— Вы же знаете, я бы сообщила, если бы случилось что-то важное, — сказала Гермиона.

Тот снова кивнул и вернулся к лечению ноги девушку. Воцарилась тишина.

— Что сейчас произошло, Северус? — наконец устало спросила она. — Мне показалось или кто-то и правда был в комнате? Кто-то напал на меня?

— И они все еще здесь, Гермиона, — медленно ответил он.

Ремус заметил, как девушка напряглась.

— Но они не нападали на вас. Уизли, Поттер и Ремус узнали правду. Они здесь, потому что беспокоятся о вас. И Дамблдор тоже здесь.

— За... зачем? — тихо, слегка дрожащим голосом спросила Гермиона.

Северус успокаивающе дотронулся до ее руки и коротко рассказал о случившемся. Некоторое время она не реагировала, затем медленно кивнула и со стоном села. Она не оглядывалась и не смотрела на остальных участников события.

— Помогите мне подняться, Северус, — спокойно попросила она.

— Вам следует отдыхать...

— Пожалуйста.

Он молча положил ее руку на свое плечо и аккуратно помог ей встать. Гермиона зашипела от боли, когда дотронулась левой ногой до пола, однако через минуту она уже стояла без поддержки Снейпа. Затем медленно обернулась.

Ее взгляд метнулся к зельевару, который едва заметно кивнул, потом перескочил на группу людей. Она не решилась посмотреть им прямо в глаза.

— Сейчас я приму душ и переоденусь, — тихо сказала она. — Потом мы поговорим.

— Гермиона, — начал было Гарри, но Гермиона покачала головой и направилась к лестнице.

— Мне нужно в душ, — снова прошептала она и поднялась по лестнице, преследуемая внимательным взглядом Северуса.

Не смея заговорить, Рон, Гарри и Ремус вновь опустились в кресла.

Когда Гермиона поднялась в ванную, Снейп, наконец, посмотрел на своих гостей.

— Я прикажу принести еды и чая, — устало объяснил он. — Гермионе потребуется некоторое время.

Не надо быть гением, чтобы догадаться: ее привычки ему уже давно известны.

— Может, принести ей чистую одежду? — предложил Рон. Он хотел сделать что-нибудь, что угодно, лишь бы сбежать из этого кошмара.

— Она возьмет чистую одежду в своей комнате, — покачал головой Снейп.

Своей комнате? — резко переспросил Рон.

Снейп обреченно вздохнул и повернулся к Дамблдору:

— Если уж этого разговора не избежать, может, позвать остальных? Они имеют право присутствовать при этом.

Дамблдор кивнул, обменялся взглядом с Ремусом, в глазах которого читался вопрос и, решив, что тот вполне спокоен и не нападет на Снейпа при первом же удобном случае, последовал за Снейпом к заколдованному гобелену.

Вновь зельевар дотронулся до мягкой ткани и что-то неразборчиво прошептал. Дамблдор прошел сквозь засветившийся гобелен. После исчезновения директора Снейп пересек комнату и вышел через дверь, которую Ремус раньше не заметил.

Когда они остались одни, повисло неловкое молчание.

— Так значит, это правда, — через некоторое время сказал Гарри. Его голос и лицо не выражали ничего, кроме уныния. — Она — Пожиратель смерти.

— Она — шпион, — возразил Ремус. — Это совершенно другое!

Гарри не обратил внимания на слова учителя:

— А как она разговаривала! Как будто все происходящее — в порядке вещей!

— Иногда чувство юмора помогает выжить в подобных ситуациях, — попытался объяснить Ремус.

Он распознал в Гермионе циничность Снейпа, однако в отличие от последнего девушке не хватало той холодной, отстраненной горечи зельевара, за отсутствие которой, Ремус был в этом уверен, надо благодарить Снейпа.

— Ей повезло, что Снейп ей помогает.

— Повезло? — огрызнулся Рон. — Ее пытают и насилуют, используют как игрушку, а Снейп этому не препятствует, вовсе даже наоборот! Вы видели, как он ее трогал? Будто ее тело — это его собственность!

Прежде чем Ремус смог ответить, появился Снейп, следом за которым шел домовой эльф. Оба они несли подносы, но зрелище Снейпа, выполняющего домашние обязанности, уже не могло их удивить. Они молча поставили тарелки с сэндвичами, керамические чашки и чайник на небольшой стол.

— Спасибо, Джейн. Подай, пожалуйста, зелье, — сказал Снейп, и Джейн с громких хлопком исчезла. Через минуту она снова появилась в комнате, но на этот раз с большим флаконом.

— Волчье зелье, — сказал Снейп, протягивая флакон Ремусу. — Я не забыл о первоначальной причине этого прелестного маленького собрания.

Ремус вздрогнул от смущения и стыда: насколько же неправильно он все понял! Но Снейп медленно опустился на стул, совершенно не обратив внимания на Люпина.

— Гермиона скоро спустится, — объяснил он, наливая чай в две кружки. В одну он добавил три ложки сахара, другую же взял в руки.

— Но прежде чем она вернется, нам нужно кое-что прояснить. Я допускаю, что вы испытываете некоторое... опасение по поводу меня и моей работы с Гермионой, — зельевар усмехнулся, но тут же стал серьезным. — И я хочу обсудить этот вопрос. Но не сейчас и не в ее присутствии. Вам лучше помнить, через что она прошла за последние часы. Хотя вы не все о ней знаете, главное помните: вы ее друзья и союзники. Ей нужна поддержка, а не осуждение.

— Да кто вы такой, чтобы так говорить о Гермионе? — сердито спросил Рон.

— Я тот, кто собирает ее по кусочкам, если вы топчете ее в порыве добродетельности, — он огрызнулся, но успокоился, как только на лестнице послышались мягкие шаги

Все опять замолчали.

Гермиона была одета в коричневый свитер и льняные брюки. Она выглядела уставшей, поза выдавала напряжение девушки. Она переводила взгляд с одного мужчины на другого.

Снейп жестом предложил ей кресло с высокой спинкой и накрыл девушку одеялом. Гермиона благодарно улыбнулась и, поджав под себя ноги, взяла кружку, предложенную профессором.

— Чай с пряностями, — прошептала она, вдыхая аромат. — Спасибо, Северус.

— С каких пор ты зовешь его Северус? — зло выпалил Рон, но Ремус предупреждающе положил руку на плечо гриффиндорцу, и тот замолчал.

— Рон, Гарри. Ремус. Могу представить, насколько вы шокированы. Насколько это сложно для вас, — Гермиона засомневалась, но все же встретилась с каждым из них взглядом. — Но, пожалуйста, поверьте мне, я скрывала не потому, что не доверяю вам. Северус тоже все случайно обнаружил. И я никогда не хотела ранить вас!

Изумление и печаль оставили Ремуса, теперь его переполняло сострадание, когда он смотрел на девушку... нет, женщину, умоляющую своих друзей простить ее. По-видимому, взгляд Рона говорил совершенно о других чувствах, потому что Гермиона вздрогнула, когда посмотрела на своего друга, и поспешно перевела взгляд на Гарри, чьи эмоции прочитать было невозможно.

— Я ничего не говорила, потому что... потому что на тебя и так столько навалилось, Гарри. И я стыдилась того, что делаю. Я хотела, чтобы вы относились ко мне как прежде — как к прежней Гермионе, а не как к Пожирательнице смерти, которая...

Ее прервал стук. Снейп быстро подошел к зеркалу у зачарованного гобелена.

— Альбус и остальные.

— Кто остальные? — спросил Ремус, но прежде чем Снейп смог ответить, гобелен начал светиться и сквозь него прошли три человека: Дамблдор, за ним Минерва МакГонагалл и, наконец...

— А что он здесь делает? — взревел Рон и ткнул пальцем на Драко Малфоя.

Ремус снова почувствовал, что события обрушиваются на него как цунами. Как они собираются держать все в секрете при сыне Люциуса Малфоя? Они окончательно сошли с ума?

Минерва осмотрела всех присутствующих, улыбнулась Снейпу и прежде чем сесть на диван, приветственно сжала руку Гермионы:

— Рада, что ты вернулась, дорогая.

— Спасибо, профессор, — ответила Гермиона с улыбкой.

Гриффиндорка повернулась к Драко, стоявшему посреди комнаты:

— Все в порядке. Все равно они все узнают.

Драко заметно расслабился. Привычная высокомерная насмешка исчезла. Поприветствовав Снейпа невероятной по красоте и искренности улыбкой, Драко подошел к Гермионе и критически оглядел ее с ног до головы.

— Как ты, милая? — спросил он обеспокоенно.

Гермиона подняла голову и широко улыбнулась. Драко склонился над девушкой и поцеловал ее в лоб.

— Ужасно, — просто ответила она.

— Как обычно, — хмыкнул Драко и сел в кресло, устроившись почти как Гермиона.

— Чай со специями? — спросил он. — Мерлин, как я ненавижу эту гадость. Неужели нельзя приготовить кофе или какой-нибудь другой приличный напиток? Сегодня я получил от отца письмо, — Драко на минуту замолчал, но все-таки продолжил. — Он пишет, что...

Драко осекся на полуслове, встретившись взглядом со Снейпом: он, казалось, понял, что нынешняя ситуация отличается от привычной.

— Так значит, это настоящая Гермиона? — горько спросил Рон. В его голосе сквозило такое разочарование, что Ремусу было больно слышать. — Лучшая подруга хорька. И практически живет у Снейпа. Да ты, наверно, уже почетный член Слизерина. Неудивительно, что ты прекратила проводить время со мной и Гарри.

— Все не так просто, Рон, — умоляюще начала Гермиона. — У меня были веские причины и, как я говорила, Северус все обнаружил совершенно случайно. Драко знал, потому что он нужен был мне, чтобы добраться до Люциуса Малфоя, и...

— Что тебе нужно от Люциуса Малфоя?! — рявкнул Рон, отчего Гермиона побледнела и сжалась в кресле. Руки ее слегка дрожали.

— Она его соблазнила, — холодно ответил вместо нее Снейп. — Чтобы попасть во внутренний круг, выдать меня Волдеморту и тем самым завоевать его доверие. И вам бы лучше прекратить истерику, мистер Уизли. Это не подростковая трагедия, это жизнь. Каждый день люди борются и умирают, а Гермиона делает все возможное, чтобы свести эти потери к минимуму.

Рон открывал и закрывал рот, но так и не выдавил из себя ни единого звука. Гарри отвернулся, спрятав лицо в тени. Только сейчас Ремус заметил, что не сказал ни слова с тех пор, как Гермиона пришла в себя.

— Я могу это принять, Гермиона, — наконец, нашелся Рон. Его голос был хриплым, как у старика. — Не понимаю, как ты это делаешь, но все же могу это принять. Но рассказанное по-прежнему не объясняет... этого, — он беспомощно указал на девушку, удобно устроившуюся в кресле в личной библиотеке Снейпа, как будто у себя дома. — Все мы с радостью поддержали бы тебя — Гарри, я, Ремус, профессор МакГонагалл... Но ты выбрала Снейпа! Я ненавижу Снейпа! И всегда ненавидел! А ты живешь с ним, зовешь его Северус и пользуешься его душем! Это извращение, Гермиона!

— Но мне нужна была помощь, Рон! — воскликнула девушка в отчаянии. — Я чуть не умерла, только Северус мог мне помочь! Он дал мне силу, в которой я так нуждалась, и... и он стал моим другом, — последние слова она прошептала.

— Твоим другом, вот как, — фыркнул Рон, показывая, что для него эта дружба не значит ровным счетом ничего. Гермиона вздрогнула, как от удара. — Я видел, как он прикасается к тебе, Гермиона. Этот старый, уродливый Пожиратель смерти. Он тебе совсем не друг! Да он же озабоченный! Готов поспорить, он возбуждается каждый раз, когда трогает тебя. Он наверняка так же сильно хочет трахнуть тебя, как и остальные Пожиратели!

Гермиону забила нервная дрожь.

— Хватит! — рявкнул Драко. — Ты разве не знаешь, что Северус сделал для нее? Не видишь, в каком она состоянии?

— Мне плевать, что он для нее сделал, — парировал Рон, краснея. — И я вижу лишь двух слизеринских извращенцев и слизеринскую шлюху!

Кружка выскользнула из дрожащих рук Гермионы, упала на ковер; чай, расплескавшись, оставил на богатой шерсти темное пятно. Все тут же стихли. Гермиона судорожно изогнулась и упала с кресла, опрокинув его. Девушка наверняка ударилась бы головой об угол стола, если бы Снейп не успел ее подхватить. Он взял Гермиону на руки и усадил ее так, чтобы она могла облокотиться на его грудь.

— Вы знаете, как надо действовать, Гермиона, — сказал Снейп. — Дышите. Откуда пришла боль?

Гермиона заскулила, словно раненое животное. Она попыталась повернуться к Снейпу, но ничего не вышло: тело ее совершенно не слушалось.

— Простите, — сказала Гермиона, тяжело дыша. Даже в таком состоянии она чувствовала смущение. — Я просто...

— Гермиона! — прорычал Снейп. — Не тратьте энергию и сосредоточьтесь! Откуда начались судороги?

Она попыталась заговорить, но ей недоставало ни сил, ни воздуха. Она подняла правую руку и указала на живот.

— Я понял. Вы готовы?

Гермиона кивнула. Движение было настолько слабым, что его можно было принять за очередную конвульсию.

— Сосредоточьтесь, — и, не поднимая головы, добавил: — Пока кто-нибудь из вас не решился подбежать сюда сломя голову, предупреждаю — это единственное действенное средство от последствий Круциатуса.

«Круциатус?» — удивился про себя Ремус. Какой еще сюрприз преподнесет им судьба сегодня ночью? Прежде чем Люпин успел обдумать слова Снейпа, зельевар сжал кулак и ударил Гермиону.

Раздался короткий вскрик: девушке не хватало воздуха. Однако в этом вскрике слышалась вся боль и отчаяние мира. Ремус отвернулся, не в силах на это смотреть. Гарри и Рон, не скрываясь, плакали.

На лицах Драко, Альбуса и Минервы читалось лишь смирение и глубокая, отчаянная грусть.

Ремус не разобрал, что Снейп прошептал на ухо Гермионе, но его слова, кажется, помогли: через какое-то время судороги прекратились.

— Уже второй раз по вашей глупости Гермионе становится плохо, — горько сказал Снейп. — Я очень надеюсь, что подобное не произойдет и в третий раз.

— Это результат Круциатуса? — спросил Гарри.

— Его последствия, — объяснил Снейп, не отводя взгляда от Гермионы. — Из-за них-то заклинание и является таким неприятным. С течением времени судороги становятся все сильнее, пока жертва не испытывает боль постоянно.

Драко передернул плечами и отвернулся.

— Я слышал, как отец так же кричал, — прошептал он. — И не единожды.

Гермиона зашевелилась и открыла глаза.

— Не торопитесь, вам нужно отдохнуть, — сказал Снейп.

— Хорошо. Я просто не ожидала, что проявятся последствия, Северус. Простите.

— Когда они использовали на вас заклинание? — зельевар нахмурился.

Гермиона взглянула на старые часы у письменного стала:

— Около четырех часов назад.

— Слишком рано для реакции. Сколько на этот раз?

— 40-50 минут, — прохрипела девушка. — Темный Лорд наказал Люциуса за его чрезмерное усердие со мной, предупредил, чтобы тот не заходил так далеко. Потом Пожиратели решили напомнить, где мое место.

Минерва охнула:

— Но это невозможно! Никто бы не смог пережить подобное! Лонгботтомы сошли с ума через полчаса. Она не могла бы...

— Выносливость можно тренировать, — перебил Снейп. — В первый раз Круциатус может свести с ума, но после долгих тренировок это заклинание уже не настолько опасно. Вырабатывается сопротивляемость. Все Пожиратели смерти ею обладают. К сожалению, недостатки происхождения Гермионы... — он улыбнулся девушке. — Иногда выгодно быть чистокровным, Гермиона.

— Я запомню это, — медленно ответила она.

Ремус не верил своим ушам: неужели она снова шутит?

— В следующий раз будет лучше. Помогите мне подняться, пожалуйста.

— Нет, — категорично сказал Снейп. — Вам нужно поспать, восстановить силы. Остальное подождет до завтра. Разве я не прав, директор?

— Совершенно, — кивнул пожилой волшебник. — Отдыхайте, мисс Грейнджер. Я отвечу на вопросы ваших друзей.

Поняв намек, Ремус поднялся и направился к зачарованному гобелену. Последнее, что он увидел перед уходом, — две фигуры в кресле: Гермиона на руках зельевара, Снейп гладит волосы девушки.

Северус не поднял головы, чтобы посмотреть на своих недавних гостей.

И они были этому рады.

Глава опубликована: 16.04.2012


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 649 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх