Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Когда дерется львица (гет)


Переводчик:
Оригинал:
Показать
Бета:
Lisolap главы 12+
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Angst/AU/Drama/Romance
Размер:
Макси | 1827 Кб
Статус:
В процессе | Оригинал: Закончен | Переведено: ~68%
Гермиона становится шпионом Ордена Феникса среди Пожирателей смерти, о чем известно только Дамблдору. Чтобы завоевать доверие Волдеморта, Гермиона рассказывает всю правду о Снейпе. Освобожденный от роли шпиона и необходимости притворяться лояльным Пожирателем, Снейп какое-то время просто наслаждается жизнью, но затем узнает, кому всем этим обязан.
QRCode

Просмотров:467 422 +259 за сегодня
Комментариев:601
Рекомендаций:7
Читателей:2539
Опубликован:21.07.2011
Изменен:27.12.2017
Иллюстрации:
Всего иллюстраций: 1
От переводчика:
Работающие/работавшие беты:
Neirina, главы 1-7.
Blanca, главы 8-11.
Lisolap, главы 12+

Фанфик обзавелся шикарной обложкой, ее можно увидеть здесь - http://www.pichome.ru/image/2s Автор обложки - Yeah_nocuus (спасибо!)
Благодарность:
Спасибо предыдущему переводчику Wolf. Без нее я бы никогда не взялась за этот фанфик.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 51. Не забывай меня

Время бежало. Гарри тренировался, разрабатывал планы и каким-то образом умудрялся готовиться к приближающимся экзаменам. Его безумная жизнь, как члена Ордена, Мальчика-Который-Выжил, друга шпиона и слизеринского принца превратилась в рутину.

Члены Ордена смягчились и молчаливо приняли отношения Гермионы и Северуса (Гарри ужасно раздражало, что ему до сих пор трудно произносить это имя непринуждённо), стараясь вести себя как обычно. Только миссис Уизли пристально следила за ними, но, по крайней мере, вежливо здоровалась с Гермионой, не выражая свое неодобрение открыто.

Хотя Гарри и переживал, удастся ли их план, и его не раз мучили кошмары, однако впервые за этот год он начал задумываться о будущем. Он уже не был уверен, что хочет стать аврором, однако квиддич тоже не подходил после всего, что он узнал и чему научился.

В общем, как-то очень легко забылось, в какой опасности находится их жизнь и насколько она хрупка. Но события накануне бала у Аберфорта Дамблдора напомнят Гарри об этом так ярко, что он больше никогда не сможет забыть.

Вечер начинался как обычно. В восемь часов Гермиона не появилась, впрочем, как и Гестия Джоунс, Флитвик и Рон. Северус объяснил, что Гермиону вызвали и ждать ее бесполезно.

Поэтому Дамблдор начал собрание с нескольких слов о приеме членов внешнего круга, а затем Ремус приступил к докладу о некоторых разработках в отношении оборотней.

Он объяснял структуру клана, когда Северус вдруг зашипел от боли и сжал левую руку. На мгновение Гарри поверил, что его обожгла Черная метка, но потом он увидел кольцо, которое светилось ярко-красным цветом.

На секунду он замер.

— Гермиона, — безжизненно прошептал он, и тут же вскочил со стула, перевернув его, и помчался к волшебным гобеленам. — Минерва, за мной! Драко, аптечка в моей комнате! — прокричал он, не оглянувшись. Драко тут же встал.

Северус ринулся через гобелен. Не было никакого сомнения, что многие последуют за ним. Минерва покинула комнату второй, Дамблдор и Ремус следом. Драко за ними; к груди он крепко прижимал большую сумку из темной кожи. Взглядом он отыскал Гарри. Тот кивнул и поспешил за всеми.

Они оказались в совершенно незнакомой Гарри пыльной кладовой в подземелье. Следы вывели их из комнаты в длинный коридор, который Гарри смутно помнил по своим похождениям под мантией-невидимкой, с той лишь разницей, что коридор всегда заканчивался каменной стеной. Сейчас, однако, в этой стене было отверстие, в котором исчез Ремус.

Гарри обернулся и увидел, как Тонкс и Билл Уизли вошли через гобелен в кладовую. Гарри решил, что все они выглядят совершенно смешно, но его тут же поглотило беспокойство, и он поторопился, чтобы не отстать от Драко.

— Как думаешь, что произошло? — прошептал он, осветив путь с помощью Люмос. Драко порывисто мотнул головой. Это движение выражало больше страха, чем Гарри когда-либо видел от слизеринца.

— Должно быть, что-то и вправду серьезное, если он так отреагировал. Я только знаю, что они несколько недель назад создали кольца, чтобы общаться. Видимо, кольца сработали.

Путешествие по сырому темному коридору, казалось, длилось вечность, но когда они вышли на улицу, стоял лишь ранний вечер. Гарри заметил, что Северус мчится дальше, к границе территории замка; МакГонагалл и Дамблдор по пятам за ним.

Вдруг он остановился и упал на колени рядом со старым кривым деревом.

Драко перешел на бег, позабыв о слизеринском достоинстве, и Гарри помчался следом. Он почти добежал до Северуса, когда, наконец, увидел то, что лежало на земле. Он остановился так резко, что Тонкс чуть не врезалась в него.

Дергающаяся масса из кожи, крови и рваной ткани. Гермиона. Теперь Гарри знал, почему Северус так спокойно отреагировал на ее появление, когда Ремус так давно впервые обнаружил ее. Сейчас было гораздо хуже.

— Гермиона, — произнес Северус, аккуратно протянув руку и убрав прядь с окровавленного лица девушки. — Что произошло? Тебя преследуют?

Гарри хотелось сказать, что Гермиона попросту не может ответить, что она скорее мертва, чем жива, Мерлина ради! Но от нежного прикосновения девушка медленно открыла глаза.

— Подделали, — простонала она; из уголка рта потекла кровь. — Чертовы ублюдки подделали призыв Темного Лорда! Я уничтожу их всех...

— Гермиона, я должен знать, что случилось, — голос Северуса звучал настойчиво. Он весь сосредоточился на ее теле, содрогавшемся от боли. — Можешь сказать?

Гермиона открыла рот, но изо рта брызнула кровь. Ни у кого не было сомнений, что у девушки больше не осталось сил. Внезапно она схватила Северуса за шею и притянула к себе.

Хотя ничего видимого не происходило, но все догадались, что она что-то передает Северусу. Он резко откинулся на землю, а девушка со стоном закрыла глаза.

Мгновение Снейп лежал совершенно неподвижно, на его лице застыл ужас и мучительная боль. Гарри понял, что, собрав последние силы, Гермиона в одну чудовищную секунду передала ему свои воспоминания о страхе и пытках.

Затем Северус резко открыл глаза. Он выглядел потерянным. Всегда полыхающий взгляд сменила пустота. Но между тем, он действовал быстрее и энергичнее, чем Гарри когда-либо видел.

— Минерва! — прокричал он, хотя МакГонагалл находилась рядом. — Позаботься о сотрясении. Я разберусь с проткнутым легким. Печень тоже наверняка разорвана.

Он протянул руку, и, не проронив ни слова, Драко подал ему сумку. Северус рывком открыл ее и спокойно и ловко извлек несколько пузырьков с зельями, будто проводил демонстрацию на уроке. Гарри глянул на свои руки: они сильно дрожали.

Профессор МакГонагалл упала на колени ближе к голове Гермионы. Она шевелила губами, будто шептала заклинания, выполняла палочкой сложные движения, которых Гарри никогда не видел. Но в больничное крыло он почти каждый раз попадал без сознания, так что его знания в лечебной магии были крайне ограниченными.

— Только стабилизируй состояние, — приказал Снейп, выливая в рот Гермионы зелье; он помассировал ей горло, чтобы помочь проглотить. — Нужно отнести ее в безопасное место как можно скорее.

Голос Северуса звучал спокойно, но Гарри видел, как в его глазах сверкает ярость. Снейп был в точке кипения, и только невероятная сила самоконтроля заставляла его лечить и действовать. Впервые Гарри понял, что Северус имел в виду, говоря о дисциплине на уроках окклюменции на пятом курсе. Сам бы Гарри запаниковал. Мерлин, да он и сейчас испытывал ужас! А ведь это не его возлюбленная сейчас умирает.

— Ее насиловали? Есть внутреннее кровотечение? — лишь легкая дрожь в голосе выдавала напряжение Минервы.

— Нет, — ответил Северус, как на автомате. Гарри вдруг понял: его голос был таким же безжизненным, как у Гермионы, когда она убила Пожирателей в Запретном лесу и угрожала Рону расправой. — Люциуса там не было. Они все еще уважают его право на обладание. Но они сделали практически все, что можно с ее телом, — шепотом добавил он.

Гарри чувствовал себя совершенно беспомощным, глядя, как два профессора борются за жизнь его лучшего друга.

— Давай осмотримся, — наконец прошептал он Драко; тот не отрывал горящий взгляд от тела Гермионы. — Нужно убедиться, что никто ее не увидит. Еще кто-то должен сообщить остальным членам Ордена, что произошло.

Будто вырванный из сновидения, Драко резко поднял голову. Затем неуверенно кивнул.

— Давай, — прошептал он.

— Я расскажу всем, — предложила Тонкс. На глаза ей навернулись слезы.

— Не нужно, — вмешался Северус. — Состояние стабильное. Мы отнесем ее. Ремус, иди впереди, всех учеников отправляй в общежития. Я ее понесу.

Его голос звучал так же безжизненно, без единой эмоции. Но он с величайшей нежностью и осторожностью поднял Гермиону и прижал к груди. Она застонала, но не открыла глаза.

— Ты должна быть в сознании, слышишь? — прошептал он.

Хоть это казалось невозможным, но в ответ ресницы Гермионы затрепетали, и она едва заметно кивнула.

Северус широко и уверенно шагал к ближайшей стене замка. Подойдя, он дотронулся заранее приготовленной палочкой, и в стене вдруг появилось отверстие — точно такое же, через которое они прошли раньше.

Не оглядываясь, Северус прошел по тайному туннелю и оказался в пыльной кладовой.

— Откройте проход, — приказал он.

Дамблдор поспешно выступил вперед, пробормотал пароль, приложив ладони к необходимым точкам. Северус двинулся вперед, как только гобелен засветился.

Они появились в штаб-квартире, и тут же раздались удивленные возгласы. Молли Уизли мгновенно трансфигурировала кровать, не зря она была матерью семерых детей. И хотя на глазах у нее заблестели слезы при первом же взгляде на Гермиону, ее голос был тверд, когда она спросила, что нужно делать.

— Воды, — ответил Северус, аккуратно уложив Гермиону на кровать и применив заклинание, чтобы определить раны.

Результаты его не утешили. Гарри услышал, как миссис Уизли простонала.

— Я займусь сломанной рукой Северус, — предложила она. — Я не раз лечила такие переломы.

И они снова принялись спасать жизнь Гермионы. Профессор МакГонагалл плотно сжала губы, Северус двигался уверенно и четко, как машина, а миссис Уизли постоянно бормотала: «Мне жаль, мне так жаль, моя дорогая».

Драко стоял у подножия кровати и так крепко держал мешочек с аптечкой, как будто от этого зависела жизнь; его руки чуть дрожали, а лицо побледнело.

— Состояние стабильное, — наконец объявил Северус. — Мне нужны зелья из кабинета, чтобы вылечить внутренние раны. Позаботься о ней, Минерва.

Со вздохом облегчения Гарри прислонился к стене и съехал на пол: слабость в ногах не позволяла стоять. Драко аккуратно положил аптечку на пол и присоединился к нему через минуту, его руки дрожали еще сильнее.

— Я думал, она умрет, — прошептал он, и Гарри молча кивнул, у него не хватало сил, чтобы открыть рот и что-то сказать. — Я думал, никто не может пережить такую потерю крови.

— Хорошо, что Северус многое знает об исцелении, — выдохнул Ремус. Он стоял слева от них, у одного из каминов; казалось, только благодаря усилию воли он может стоять. — Я и не знал...

Внезапный жуткий звук прервал его. Прошла секунда, прежде чем Гарри понял, — это дыхание Гермионы. Едва заметные вздохи превратились в резкие, задыхающиеся звуки, невыносимые всхлипы.

— Что происходит? — беспомощно спросила Тонкс. — Я думала, она в безопасности!

Руки и ноги Гермионы задергались сами собой, все тело конвульсивно извивалось, будто чьи-то невидимые кулаки наносили удары. Гарри видел такое лишь однажды, в ту ночь, когда он все узнал. Тогда он понадеялся, что больше никогда не увидит свою подругу в таком состоянии.

Удушье усиливалось, и Гарри пришлось крепко прижать руки к полу, чтобы не затыкать ими уши.

— У нее приступ! — воскликнула Минерва, пытаясь схватить ее за руки. — Ремус, помоги!

Вместе они попытались утихомирить Гермиону, чтобы раны не раскрылись, но она продолжала извиваться, отталкивая их с нечеловеческой силой. Внезапно она выгнула спину, ее лицо посерело, и девушка издала последний, рыдающий вздох. Затем стала совершенно неподвижной.

— Мы ее теряем! — закричала МакГонагалл, на этот раз в ее голосе звучала настоящая паника.

Северус в один миг вернулся из кабинета и оказался рядом с Гермионой, он поднял ей веко и проверил пульс. Даже с такого расстояния Гарри с ужасающей ясностью понял: подруга не дышит, ее кожа приобрела мраморный оттенок, а волосы обрамляли лицо, как мертвые, сухие ветки.

— Она угасает, — произнес Северус, и вдруг вся злость проснулась в нем. — Гермиона! — прокричал он. — Отойди, Минерва! Гермиона, Мерлин тебя подери!

— Северус, мы ничего не можем сделать, — прошептала МакГонагалл; она протянула руку, но Снейп отмахнулся не глядя, он полностью сосредоточился на Гермионе. — Прочь, я сказал!

Он изо всех сил ударил Гермиону по лицу. Тонкс вскрикнула, Ремус рванулся вперед, но Северус взмахом руки отбросил его к стене.

Он снова ударил ее.

— Возьми себя в руки! — прокричал, даже проревел он. Его ярость была подобна внезапному шторму на море. — Это просто царапина! Трусиха! Так просто сдашься?! Гермиона Грейнджер, слушайся меня, черт подери!

Еще удар.

— Северус, мне кажется... — начал Дамблдор, беспомощно глядя на Северуса, который явно сходил с ума от боли.

— Тихо! — крикнул Снейп. В его голосе была такая мощь, что вся комната замерла. — Это твоя хваленая гриффиндорская смелость? Пустое место! Ты жалкая слабачка! Открой глаза, Мерлин тебя побрал! Открой чертовы глаза или я вырву их!

В комнате были слышны лишь тяжелое дыхание Северуса и приглушенные рыдания миссис Уизли и Тонкс.

Затем, когда Гарри сдался и уже собрался отвернуться, послышался усталый, хриплый голос, звук которого заставил его тут же пристально посмотреть на кровать.

— Пошел ты, Северус, — прошептала Гермиона и невероятным усилием воли открыла глаза.

Северус улыбнулся; злость таяла, как снег.

— Я знал, что ты просто ленишься, — тихо сказал он, нежно поглаживая ее лицо пальцем.

— Чудовище, — едва слышно ответила она. — Меня никогда...

Новый приступ кашля сотряс ее тело, как хрупкий листок.

— Тише, — приказал Северус. — Отдыхай, я тебя подлатаю. Выглядишь так, будто тебя били по лицу.

— Сволочь, — прошептала она, и закрыла глаза.

— Спи, — прошептал он. — Я буду рядом. Обещаю. Я люблю тебя.

Ни на кого не глядя, он снова приступил к лечению. По какой-то странной причине он не исцелял синяки и раны на лице и руках. По очереди применял несколько зелий и мазей. Он аккуратно протер влажным полотенцем ее руки, лицо и шею, осторожно убрал с лица волосы, затем трансфигурировал разорванную одежду в широкие удобные брюки и свитер и накрыл девушку одеялом, которое молча подала Молли. Прежде чем встать с кровати, он наложил следящее заклинание.

— Северус, — наконец позвал Дамблдор. Он не знал, что сказать.

Напряженность во взгляде черных глаза поразила всех.

— Я знаю, что для нее лучше, Альбус, и никто меня в этом не остановит, — произнес он. — Даже вы.

Возражений не последовало. Северус вздохнул, и Гарри только сейчас смог увидеть, насколько у него усталый вид.

— Мне нужно присесть, — признался он.

— Конечно, — поспешно согласился директор. — Вернемся к столу, если только ты не хочешь остаться с мисс Грейнджер.

Северус покачал головой.

— Ей нужен сон, — объяснил он. — Когда она проснется, будет лучше.

— С трудом верится, что кому-нибудь может быть лучше после такого, — сказала Молли Уизли, подходя к большому столу. Северус двигался, как старик, Ремус, морщась, потирал спину.

— Она была на волоске, — ответил Снейп. Гарри никогда не видел его таким изможденным. Он тоже чувствовал себя истощенным, а еще он никогда не видел, чтобы профессор зельеварения настолько терял контроль. — Но это всего лишь физический ущерб. Раньше бывало и хуже.

Гарри вспомнил, что Люциус Малфой отсутствовал. Что сказал Северус? Они уважают его право на обладание? Гарри передернуло.

Люпин осторожно присел, и Северус, вдруг глянув на него, немного смущенно скривился.

— Прости, Ремус, — извинился он. — Я не хотел тебя калечить. Я всецело предаюсь одной цели, когда она в опасности, а времени было мало.

— Ты отлично себя повел, — возразил Ремус. — Я не понял, что и почему происходит. Только увидел, как ты залепил пощечину и тут же среагировал. Я был уверен, что мы ее потеряли.

— Знаю, — ответил Северус, его голос звучал обманчиво спокойным, но Гарри заметил, как сильно он сжал край стола: он был так близок, чтобы потерять любимую. — Но Гермиона сильнее, чем кажется. В два счета она встанет на ноги. Ее просто застали врасплох.

— Ты знаешь, что произошло? — осторожно поинтересовался Дамблдор.

— Да, она показала, — ответил Снейп и на мгновение прикрыл глаза, на скулах заиграли желваки. Он глубоко вдохнул и выпрямился. Гарри удивился, как за один вдох Северус обрел контроль над собой. С лица исчезли все эмоции, и, когда он снова открыл глаза, перед ними предстал глава шпионов таким, каким его знали: спокойным, уравновешенным и непоколебимым.

— Это был план, — доложил он уверенным, выдержанным тоном. — План кого-то из внутреннего круга, нацеленный против Гермионы. Они завидовали ее положению долгое время, и один из них был достаточно глуп, чтобы начать действовать.

— По мне, так глупости нет, — тихо возразил Гарри. — Кажется, они проделали довольно тщательную работу.

— Их план полностью провалился, — бесстрастно ответил Северус, — потому что она выбралась живой. Они напали сразу же после ее появления, наложили антиаппарационные чары, но не смогли отказаться от небольшой пытки перед казнью. Идиоты. Они должны были убить ее и спрятать тело. Но она выжила, — он вдруг мрачно улыбнулся. — Теперь у них большие неприятности.

— Ты знаешь, что не можешь действовать против них, Северус, — возразил Ремус, удивленный самой мыслью о мстящем Снейпе. — Нельзя рисковать ее положением.

— Я не пошевелю и пальцем, — ответил Снейп, все еще опасно улыбаясь. — Ты слышал слова Гермионы, прежде чем она потеряла сознание? Она найдет каждого и уничтожит. Если я не сильно ошибаюсь, то они не проживут и месяца.

Он усмехнулся, заметив изумленные взгляды окружающих.

— Она тоже может быть достаточно целеустремленной.

Не зная, как реагировать, члены Ордена молчаливо выждали, чтобы снова обрести душевное равновесие.

— Значит, они не действовали по приказу Волдеморта? — наконец спросила МакГонагалл.

— Совсем наоборот, — ответил Северус. — Гермиона быстро поднималась в их рядах. Она довольно близка к Темному Лорду. С одной стороны, это дает ей некоторую защиту, но с другой, вызывает ненависть, зависть и страх. Она обладает властью среди чистокровок, и ее за это ненавидят. Когда Темный Лорд узнает о нападении, ярость его будет безгранична, — снова улыбнулся он, явно радуясь этой мысли.

— Как ей удалось сбежать? — тихо спросил Драко.

— Эта часть ее воспоминаний немного затуманена, — нахмурившись, признал Северус. — Насколько я понял, она заколола двоих Пожирателей, державших ее, отползла на границу, где не действуют чары, и аппарировала.

— Заколола? В таком состоянии? — охнула Тонкс.

Северус лишь пожал плечами.

— Либо это, либо смерть, — спокойно ответил он. — Левая рука была полностью работоспособна. Ей даже удалось схватить палочку перед бегством.

— Левая рука работоспособна... — эхом откликнулась Тонкс, не веря своим ушам.

Северус снова пожал плечами.

— Однажды она добралась до моих комнат, страдая от внутреннего кровотечения, способного убить слона, — ответил он, и Гарри заметил, что это спокойствие наиграно. В любое другое время он ни за что не поделился бы подобными воспоминаниями.

— Но сейчас она в безопасности? — внезапно спросил Драко, его голос звучал напряженно и обеспокоенно. — Вы уверены?

— Я прослежу, пока она не проснется, — спокойно ответил Северус. — Если не начнется новый приступ, она проспит несколько часов, и все будет в порядке.

— Я... — начала миссис Уизли, она явно не знала, как выразиться. Гарри прикрыл глаза, надеясь, что сегодняшние события помогли ей хоть что-нибудь осознать. Похоже, надеждам суждено было сбыться.

— Ты позаботился о ней так, как никто бы не смог, — тихо произнесла она. — Похоже, ты на самом деле знаешь, что для нее лучше, Северус. Прости.

Снейп лишь кивнул головой, он слишком устал, чтобы что-то отвечать.

— Можно подождать здесь, пока она проснется? — спросил Драко.

Дамблдор дождался, пока Северус снова кивнул, и на его лице распустилась улыбка.

— Отличная мысль, мой дорогой мальчик. Припоминаю, что доклад Ремуса внезапно прервали. Если вы не возражаете, мы можем продолжить прямо сейчас.

Ремус удивленно посмотрел на директора, будто спрашивая, как он вообще может мыслить о структуре клана оборотней в такую минуту. Но Дамблдор лишь пристально посмотрел на Северуса, и Люпин все понял.

Северус снова закрыл глаза, он так сильно вцепился в наколдованную кружку с чаем, что костяшки побелели. Он не в состоянии говорить, но ни за что не покажет свою слабость. Так он мог спокойно собраться с силами, пока все притворяются, что вовлечены в обсуждение.

И снова Гарри задумался: а не был ли Дамблдор слизеринцем по молодости?

Так началось самое долгое и бесполезное собрание, на котором Гарри довелось присутствовать. После долгого, скучного, маловажного доклада Ремуса Билл приступил к длинной лекции об укрощении драконов, которую ему поведал Чарли. Драко в подробностях рассказал о традициях чистокровок касательно Хэллоуина, постоянно поглядывая на Северуса.

Все испытали облегчение, когда заметили, как бледность исчезает с лица главы шпионов. Когда он отпустил первое насмешливое замечание о бесполезной информации Драко, все знали, что Снейп оправился от пережитого потрясения.

Было десять часов, когда Северус спросил, есть ли какие-то подвижки касательно бала и имеется ли новая информация о Дугалле.

— Мы можем что-нибудь сделать... — начал он, но осекся и чуть склонил голову на бок. — Можешь ходить? — спросил он, и члены Ордена непонятливо уставились на него.

— Похоже, да, — раздался усталый голос Гермионы.

Гарри понял, что острый слух Снейпа различил, как девушка пробудилась. Он оглянулся и заметил, как подруга медленно садится.

— Попробуй, — ответил Северус и поспешно поднялся. — Если получится, тебя ждет чашка горячего чая.

— Чудесно, — ответила она и встала, но тут же оступилась и вытянула вперед руку в поисках поддержки.

В мгновение ока Северус оказался рядом.

«Как он может так быстро и беззвучно передвигаться?» — удивился Гарри.

— Как себя чувствуешь? — заботливо спросил он, и Гермиона чуть ухмыльнулась.

— Как будто меня били по лицу, — последовал ответ, но девушка тут же протянула руку и с нежностью коснулась его щеки. Гарри заметил, как плечи Северуса расслабленно опустились.

— Прости. Ты меня не слышала.

— Тебе повезло, что я слаба как котенок, — проворчала она, но улыбка тронула ее губы. — Иначе я бы с лихвой ответила.

— В другой раз, милая, — он тоже улыбнулся, усадил девушку и налил ей чай. Она обхватила кружку двумя руками, вздохнула и посмотрела на окружавших ее людей.

— Вы все ужасно выглядите, — произнесла она. — Полагаю, представление было впечатляющим.

— Особенно та часть, в которой ты умерла, — сказал Драко и в порыве коснулся ее руки.

— Хватит волноваться, — раздраженно ответила Гермиона, но в ее глазах светилась нежность. — Это совершеннейший пустяк. Я сглупила и заплатила за это. Теперь все в порядке, не о чем беспокоиться.

Гарри хотелось сказать, что все как раз наоборот, видеть подругу истекающей кровью — это не пустяк. Но что-то во взгляде Гермионы подсказало, что она не хочет это обсуждать. И разве она не права? Если они не могут повернуть все вспять или устранить опасность, нависающую каждую секунду, то какой смысл говорить о произошедших событиях?

— Сколько из них сбежало? — бесстрастно спросил Северус, его взгляд был прикован лишь к Гермионе.

— По-моему, шесть, — ответила она со вздохом. — Я убила двоих, прежде чем меня схватили, потом еще двоих, как ты видел из моих воспоминаний, — она на секунду замолчала. — Прости, — прошептала она. — Я знаю, это было ужасно. Но я не могла все рассказать по-другому.

— Не глупи, — спокойно ответил он. — Ты знаешь, кто они? Я увидел лица двоих, но они мне не знакомы. Мои знания устарели.

— Знаю, — и на секунду она обнажила зубы в беззвучном оскале. — Я знаю, кто они.

Она выглядела еще более опасной, чем Северус.

— Они достаточно тщательно подготовились, — произнес Северус. Гермиона хмыкнула, будто оценив шутку.

— Есть долговечные раны? — спросила она, и Гарри удивился, как подруга может говорить о своем теле так отстраненно.

— Я не обнаружил, — ответил Северус.

Воцарилась тишина, пока Гермиона пила чай.

— Моя дорогая, — наконец произнес директор. — Я могу только представить, как ты устала, и уже довольно поздно...

— Да, профессор, — согласилась она. — Вы совершенно правы. Мне пора идти.

Что-то странное было в ее словах, и Гарри глянул на Северуса. Глава шпионов прикрыл глаза, на его скулах снова заиграли желваки.

— Я не уверен, что это мудрое решение, Гермиона, — сказал он.

— Это необходимо, — возразила девушка.

— Но ты устала. Раньше в таком состоянии ты совершала ошибки. Тебе не кажется...

— Я приняла решение, — резко осадила Гермиона. Затем черты ее лица смягчились. Она встала, подавив вскрик боли, и подошла к Северусу.

— Прости, — сказала она и положила руку ему на плечо. — Но так нужно.

— Постойте-ка, — вмешался Гарри, его вдруг пронзила догадка. — Ты не возвращаешься в свою комнату? Что ты задумала?

Гермиона нехотя посмотрела на него, в глазах читался упрек за подобный вопрос. Она чуть покачала головой.

— Ты не уйдешь, пока не расскажешь мне! — воскликнул Гарри. — Куда ты?

— К Волдеморту, — со вздохом ответила она. — Он должен увидеть меня, пока я слаба, и на лице остались синяки. Я должна идти сейчас, если хочу как можно лучше разыграть свою партию.

— Ты идешь к Волдеморту? — с ужасом спросил Ремус. — Сейчас? После всего, что произошло?

Она улыбнулась.

— Знаешь, что говорят о верховой езде, Ремус? — спросила она. — Если упал, нужно подняться и тут же снова оседлать лошадь.

— Нет! — вдруг вскочил Драко, даже не заметив, как перевернул стул. — Это не карточная игра, а твоя жизнь! Ты не вернешься. Ты слишком слаба, чтобы защититься. Это безумие!

— Но в этом и дело, — спокойно объяснила Гермиона. — Если я буду выглядеть слабой, я уговорю защитить меня. Значит, я выиграю. Мне даже не нужно будет убивать шестерых оставшихся, он сделает это за меня! Ты представляешь, какие будут последствия? Темный Лорд наказывает внутренний круг за охоту на грязнокровку. Последователи начнут сомневаться!

— Или если тебе не повезет, — возразил Драко, — то тебя убьет первый встречный по пути к Волдеморту. Ты даже не успеешь дойти до него!

— Должен согласиться, Гермиона, — настойчиво добавил Ремус. — Идти туда сейчас — это безумие.

— Разве вы не понимаете? Это лучшее, что могло произойти! — раздраженно ответила Гермиона. — От меня потребуется еще немного усилий, и я воспользуюсь этим нападением в свою пользу! Это даст мне необходимое доверие Лорда и власть! Теперь он поверит любому моему слову. Ни один Пожиратель даже не пикнет в мою сторону!

— Тебя чуть не убили! — Гарри уже кричал. — Ты была на волосок от смерти! И теперь говоришь, что это лучшее, что случилось? Это чудовищно! И еще более чудовищно снова подвергаться опасности только потому, что у тебя есть синяки для демонстрации... синяки... — Гарри запнулся и стих.

Он в уме переигрывал время, когда Северус лечил подругу, как он даже вымыл лицо, но по непонятной причине оставил видимые повреждения...

Гарри резко развернулся и уставился на Северуса.

— Вы знали, что она вернется! Поэтому не исцелили синяки на лице и руках! — обвинил он. Снейп не предпринял попытки оправдаться.

— Ты внимателен, Гарри, — тихо произнес он. — Быстро учишься.

— Но почему?

— Потому что на ее месте я бы тоже вернулся, — ответил он.

— Как ты можешь так думать? Она чуть не умерла на твоих руках! — воскликнул Ремус. — Как ты можешь ее отпустить? Что ты за человек такой, Северус?

Только сейчас, когда Орден готов был ополчиться на Снейпа, Гермиона подняла голос:

— Даже не смейте винить Северуса! — возмутилась она. — Это мое решение! Его поддержка означает, насколько сильно он уважает мои знания, мою компетентность. Поверить не могу...

— Гермиона, — спокойно перебил Северус. — Сосредоточься на самом важном.

— Я сосредоточилась! — прокричала она. — Ты — самое важное! Я не позволю им возложить на тебя вину, когда ты на грани. Ты не должен!..

Она вдруг покачнулась и прикрыла глаза от внезапного приступа боли. Она вытянула руку, чтобы за что-нибудь схватиться. Гермиона наверняка бы упала, если бы Северус мгновенно не оказался рядом.

— Это я и имел в виду, — произнес Северус, подводя девушку к столу. — У тебя мало сил. Не трать их по пустякам. Постой немного с закрытыми глазами.

Он оставил ее у стола. Гермиона чуть качалась от истощения и боли. Единственная защита от падения — край стола, за который она держалась изо всех сил.

— Возьми, — Северус снова появился рядом и вложил ей в руку флакон. Он позволил девушке опереться о свое плечо.

— Хочешь немного полежать?

— Тогда я уже не встану, — устало прошептала она. — Спасибо.

Она открыла флакон и быстро его опустошила.

— У тебя восемь часов, — сказал Снейп. — К этому времени тебе лучше вернуться и лечь. Ты будешь ужасно себя чувствовать.

— Ничего нового, — прохрипела Гермиона и медленно открыла глаза.

Она убедилась, что голова больше не кружится, и некоторое время смотрела на Северуса. Затем кивнула и позволила отвести себя к одному из гобеленов. Этот гобелен вел к заброшенной кладовой в подземелье, как признал Гарри по потрепанному виду гобелена.

Гермиона по-прежнему передвигалась как немощная, но, когда она приводила в действие проход, ее движения были быстрыми, а взгляд полон решимости. Когда от гобелена пошло золотое свечение, она повернулась и обняла Северуса. На мгновение он крепко ее прижал. Его лицо посерело от беспокойства и усталости.

— Возвращайся, — прошептал он.

— Вернусь, — пообещала Гермиона. Ее голос звучал уверенно. Затем она нехотя отстранилась. Когда гриффиндорка оглянулась на членов Ордена, ее взгляд был холоден и бесстрастен, будто она уже мысленно готовилась к предстоящему.

— Хорошей охоты, — пожелал Северус. — И отомсти им вместо меня.

Гермиона кивнула и прошла через гобелен.

Глава опубликована: 18.12.2014


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 601 комментария)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх