Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Темные Волшебники. Часть первая. Триада (гет)


Автор:
Беты:
Keoh, Габриэлла Эстера
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Romance/Adventure
Размер:
Макси | 1186 Кб
Статус:
Закончен
Если бы все повернулось иначе и у Гарри Поттера был бы брат? Каким бы стал мир? Величайшие темные волшебники из ныне живущих объединяются против своего собрата, возжелавшего власти.
Предупреждение: AU, OOC персонажей.
Цикл: Темные Волшебники.
QRCode

Просмотров:448 542 +13 за сегодня
Комментариев:288
Рекомендаций:15
Читателей:3422
Опубликован:13.10.2007
Изменен:25.05.2008
 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 1. Второй сын Поттеров.

Крайняя дверь слева на четвертом этаже особняка Поттеров тихо скрипнула. В коридор осторожно высунулась темноволосая зеленоглазая голова. Это был Гарри Поттер, один из «обитателей» особняка, которому сегодня исполнилось десять лет. Оглядев коридор, он вернулся к себе в комнату и посмотрел на небольшой будильник, стоявший на тумбочке. Удостоверившись, что в такую рань, как восемь часов утра, в выходной день, а уж тем более — и в день рождения брата (и его самого, между прочим), никто посреди коридора никого отлавливать за шкирку не будет, Гарри Джеймс Поттер вышел из своей комнаты в коридор и тихонько прикрыл за собой дверь.

Спускаясь по лестнице, мальчик раздумывал о том, что сегодня наконец-то состоится его первый (и, что самое главное, — самостоятельный) поход в Косой переулок. С кухни, находившейся на первом этаж, доносился какой-то непонятный звон и грохот. Гарри тяжело вздохнул. Что ж, раз его мать уже встала и занята на кухне приготовлениями к празднику, незаметно проскользнуть мимо не удастся. Ну, во всяком случае, он у нее хоть завтрака допросится.

— Доброе утро, мам, — произнес Гарольд, заходя на кухню.

Миссис Поттер, что-то жарившая на старенькой маггловской плите, сдвинула с камфорки сковороду и повернулась к сыну.

— Что ты тут делаешь так рано? Неужели опять собираешься сбежать куда-нибудь?

— Ну, для начала я решил позавтракать.

— Тогда будь добр, возьми себе еду сам — мне еще к сегодняшнему празднику нужно кое-что приготовить, — сказала Лили, проходя к шкафу с солениями и что-то там выискивая.

Гарри же, достав тарелку из подвесного шкафчика над плитой, лопаточкой соскреб на нее кусочки не совсем удавшейся яичницы с беконом и положил поверх пару хорошо прожаренных блинчиков с мясом.

— Так куда ты собрался?

— В Косой переулок, мам.

— Еще чего не хватало! В одиночку отправиться в Косой переулок? Ты еще слишком мал, чтобы одному гулять по Магическому Лондону!

— Я уже решил, мам. Да и что ты мне предлагаешь делать? Весь день бегать от этих придурков, Робертса и Маркса? Или, может, запереться в своей комнате и тихо умирать от жары? — недовольно воскликнул мальчик, усаживаясь за стол. — Я хочу хоть один день рождения провести нормально!

— Не говори так о друзьях твоего брата — они очень неплохие молодые люди.

— О, ну да, конечно! Они послушные и вежливые мальчики, которые без Джереми и шагу не ступят! Мам, да очнись же ты, они с Джереми дружат только потому, что он Мальчик-Который-Выжил! А я для них — объект насмешек, потому что у меня нет на лбу шрама в виде молнии, я ношу очки и меня абсолютно не выносит Аластор Грюм!

Лили Поттер громко хлопнула дверцей шкафа и устало посмотрела на сына.

— Ни Терри, ни Дэви ничуть не виноваты в том, что ты необщительный, резкий ребенок, который готов засыпать колкостями кого угодно. Ты мог хотя бы попытаться узнать их лучше!

— Ага! Это я-то резкий? Мам, да ты хоть раз слышала, что они говорят? Поверь мне, по сравнению с этим мои колкости — ерунда! И вообще, почему ты так уверена, что у них хоть что-то в голове имеется? Да я их всех умнее на порядок! Я, мам, не виноват, что мне нравится книги читать, а не носиться весь день с высунутым языком на метле, как последний идиот!

— Так, Гарри, все. Я требую, чтобы ты немедленно прекратил этот бессмысленный разговор. Сколько тебе можно объяснять, что достаточно тебе хоть раз показать себя с лучшей стороны, как, будь уверен, у тебя появятся друзья?!

— А что ты имеешь в виду под этой лучшей стороной? — сделал большие глаза Гарри, доедая завтрак и складывая тарелку в мойку. — Что бы я круглые сутки болтал только о новейших моделях метел и об игре сборной Англии?

— Мерлин! Кроме квиддича есть много других интересных тем для разговора! — миссис Поттер поставила кастрюлю на плиту и вздохнула.

— Судя по репликам друзей Джереми, это не так, — буркнул мальчик, косясь на дверь. Он уже успел, как минимум, раз пять пожалеть о том, что заглянул на кухню. — Кстати, у меня сегодня тоже день рождения, ты об этом помнишь?

Волшебница, начиная сосредоточенно помешивать непонятное варево в кастрюле, махнула рукой в сторону подоконника. Там, возле горшка с кусачей бегонией, которая из всех обитателей дома больше всего любила именно миссис Поттер, лежал мешочек. Судя по звону, в нем находились волшебные монеты.

— Как обычно? — деловито осведомился Гарольд, заглядывая в мешочек с волшебными галеонами. — Ну, что ж, спасибо вам с отцом хоть за это…

— Я не понимаю, чего ты хочешь от нас, Гарри? — Лили всплеснула руками. — Что тебе не дари — ты вечно недоволен и бурчишь, что могли бы над подарком подумать получше!

— Просто мне совершенно не нужно, чтобы на каждый праздник мне дарили связку носков или варежки и шапку с помпоном! — воскликнул Гарри.

Он уже был в гостиной, когда его настиг голос матери:

— Прежде чем куда-нибудь уйти, будь добр, сделай полезное дело — вымой посуду.

Мысленно пожалев свою мать, которая на кухне, похоже, будет торчать до морковкиного заговенья, мальчик вернулся и приступил к помывке ожидавшей его горы грязной посуды. Оставалось только догадываться, в какую же рань поднялась миссис Поттер, чтобы заняться готовкой для предстоящего праздничного пикника.

После мытья посуды для Гарри нашлось еще одно небольшое занятие, прошедшее под тем же лозунгом, что и предыдущее: нужно было обязательно прибраться в гостиной, поскольку, как выразилась Лили, перед гостями за тот бедлам, который здесь устроили Гарри и Джереми, ей очень стыдно. Ближе к десяти утра, когда на улице уже вовсю светило солнце, спуститься вниз соизволил еще один член семьи Поттеров, а именно виновник торжества и Мальчик-Который-Выжил в одном лице — Джереми Морган Поттер. Сладко позевывающий Герой Магического Мира застал своего брата за уборкой.

— Доброе утро, домовой эльф, — хмыкнул маленький мальчик, поглядывая на Гарри.

— И тебя… туда же, дорогой братец, — откликнулся тот.

Джереми тем временем, удобно расположившись на последней ступеньке лестницы, наблюдал за работой своего брата.

— Опять собираешься весь день провести в комнате и изображать из себя главного мученика? — с издевкой поинтересовался он.

— Как ты догадался? — притворно изумился Гарри, сноровисто вытирая пыль с книжных полок.

— Да вот, смотрю на твою недовольную рожу. Тебя прямо аж распирает от негодования, да? Несмотря на то, что у нас день рождения в один день, празднуют-то только мой. А тебе никакого праздника не устраивают! Только масюсенький мешочек с галеонами бедному-горемычному отдадут, чтобы ты побыстрее ото всех отстал, да еще этот… Люпин что-нибудь подарит… Завидно, наверное, что у меня подарков столько? Что от меня никто не откупается?

— Не очень, — спокойно произнес мальчик в ответ. — У меня, зато хоть какие-то деньги есть, а у тебя одни шарфы, шапки, метлы, да вязаные свитера…

Джереми покраснел от бешенства.

— Зато родители меня больше любят! — с яростью выкрикнул он.

— Ну, для меня это не конец света, уж поверь, — хмыкнул в ответ Гарри. — От них мне и даром ничего не надо, а то, что мама из отца эти деньги буквально выбивает — что уж поделать. От твоего же Сириуса Блэка я вообще предпочту подальше держаться — не равен час, блох подхвачу! — насмешливо закончил мальчик.

— Кто бы говорил! — воскликнул Джереми. — Этот Люпин — оборотень! Темное Существо! Я вообще удивляюсь, как его родители терпят!

— А я удивляюсь, как они тебя терпят! — прошипел Гарольд.

— Мальчики, что у вас случилось? — с кухни появилась Лили Поттер. — Вы, что, опять ругаетесь? Джереми, что происходит?

— Мам, он меня обзывает! — плаксиво произнес Джереми. — А еще Сириуса назвал блохастым!

— Можно подумать, что это с реальностью не соответствует, — пробурчал Гарри.

— Гарри, Джереми, неужели хотя бы в ваш общий день рождения вы не можете обойтись без ссор? — возмутилась Лили.

— Так, все, я пошел, — не дожидаясь разрешения от матери, Гарольд шагнул к камину.

— Да куда ты собрался-то? — ухмыльнулся Джереми.

— В Косой переулок! — фыркнул мальчик и, мельком глянув на исказившееся от зависти лицо брата, взял в ладонь горстку Летучего Пороха.

Бросив его в огонь, Гарольд произнес:

— Дырявый котел!


* * *

Сколько себя помнил Гарри Джеймс Поттер, а это примерно с четырех лет, родители между собой не ладили. Может быть, раньше, во время учебы в школе между ними была большая и светлая любовь, но теперь поверить в ее наличие было очень сложно. Впрочем, если судить по репликам Сириуса Блэка, того самого «светлого и чистого» чувства между ними даже тогда не наблюдалось. Если опять-таки верить на слово Блэку, свадьба Джеймса Поттера и Лили Эванс для всех была настоящим шоком, поскольку в свои юношеские годы они друг друга люто ненавидели.

Молодожены сразу же переехали в фамильный особняк Поттеров в Годриковой Лощине. Через год у Лили и Джеймса Поттеров родились сыновья — Гарри и Джереми. В крестные отцы им были выбраны лучшие друзья бурной юности Джеймса Поттера — Ремус Люпин и Сириус Блэк. Почти год спустя «тот милый рыжий карапуз», как называл своего крестника Сириус, стал Мальчиком-Который-Выжил. А произошло это потому, что некоей провидицей было сделано пророчество, в котором говорилось о ребенке, способном победить Темного Лорда. Согласно словам Сивиллы Трелони, которая на момент создания пророчества всего лишь нанималась в школу на преподавательскую должность, ребенок должен был быть рожден в конце июля, у родителей, которые трижды бросали вызов Волан-де-Морту. Во всей Магической Британии таких детей нашлось только трое: Невилл Лонгботтом, Джереми и Гарольд Поттеры. Оставалось только одно — Лорд должен был отметить одного из них, как равного себе, а это значит, что он должен был прийти в один из двух домов самых уважаемых авроров Англии. Естественно, и Поттеров, и Лонгботтомов охраняли, но это мало чем помогло.

В ночь на Хэллоуин Лили и Джеймс Поттеры были срочно отозваны в Британский Аврориат. Поэтому они и оставили сыновей на попечение няньки, очень кстати пришедшего в гости Питера Питтегрю и министерских авроров. Тем не менее, полчаса спустя, когда двое родителей вернулись, их встретил совершенно безлюдный дом с Черной Меткой над крышей. Министерских авроров не было… по крайней мере, живых. За порогом дома обоих Поттеров ожидала не менее неприятная картина: обугленные останки того, что всего лишь полчаса назад было няней Джереми и Гарри Поттеров, палец Питера Питтегрю (который нашли чуть позже) и развороченная взрывом почти до фундамента гостиная. Джеймс и Лили сразу же бросились в спальню, где должны были лежать в своих кроватках дети. В том, что здесь побывал Лорд Волан-де-Морт, сомнений не было, а уж в том, что Мэри Грейс и Питер Питтегрю пытались ему помешать тем более. Но, о чудо, маленькие братья мирно спали посреди полнейшего разгрома, и на лбу Джереми красовался шрам виде молнии. Когда же стало известно, что Темный Лорд исчез, юный Джерри Поттер стал всенародным героем, победившим Волан-де-Морта и защитившим своего брата.

Для всех оставалось загадкой, почему Волан-де-Морт выбрал именно рыжего голубоглазого мальчугана Джереми, который даже в младенчестве уже был миниатюрным Джеймсом Поттером — начиная от характера и заканчивая внешностью. Разве что только цвет волос у него был, как у матери.

Поттеры-старшие старались уделить максимум внимания Джереми, мотивируя это тем, что мальчику необходима забота, ибо он пережил нечто такое, что не достается пережить и сильнейшим из магов. Но если Лили, у которой все-таки имелся какой-никакой материнский инстинкт, была более или менее лояльна ко второму сыну, то Джеймс Поттер, в отношении Джереми, носящего лавры героя магического мира, проявлял истинный фаворитизм, а вот Гарри чаще всего принимал за предмет интерьера. Это можно было легко объяснить тем, что, наслушавшись Грозного Глаза Грюма (непосредственного начальника обоих старших Поттеров, который был для Джеймса примером для подражания), он предпочел поступать точно так же как и начальник.

Единственным, пожалуй, на кого магическое превращение Джереми в Мальчика-Который-Выжил не произвело особого впечатления, был Ремус Люпин. Каждый раз видя, как Сириус Блэк вместе с Джеймсом Поттером и Грюмом, который всей компании в деды годился, улюлюкали и баловали Джереми, обделяя при этом вниманием Гарри, оборотень приходил в неистовство. Вполне логично, что Ремус, сам в юности остро чувствовавший свое одиночество, перенес всю заботу на своего крестника. А что еще он мог сделать в данной ситуации?

Гарольд не мог найти общий язык со сверстниками, с которыми дружил Джереми, поскольку их обществу («сборищу придурков», как выражался он сам), он предпочитал запираться в отцовской библиотеке и неизвестно чего начитываться. Он часто сбегал из дома погулять в небольшой рощице неподалеку или просто пройтись по деревушке, рядом с которой располагался особняк семейства.

Тяжелый же характер его брата от обилия внимания менялся далеко не в лучшую сторону. Джереми все больше и больше походил на избалованного мальчишку богатых родителей, по первому слову которого все готовы броситься перед ним на колени. Что ж, как говориться, самое страшное для ребенка — излишне любвеобильные родители. Вместе с переменой характера менялись и отношения между братьями. Если раньше Джереми Поттер всего лишь свысока посматривал на своего братца, изредка удостаивая его словом-другим, то со временем не проходило и дня без ссоры или драки. Ну, а главной «отправной точкой» в разрушении отношений в семье стал седьмой день рождения.

Поттеры решили устроить небольшой пикник на озере недалеко от особняка. Пригласили друзей, знакомых, кого-то из сослуживцев. Праздник намечался знатный. Естественно, позвали и лучших друзей Джереми — Терри Робертса и Дэви Маркса с родителями.

Пока взрослые, передав имениннику (только одному из них) подарки, были заняты обсуждением своих рабочих и личных проблем, Джереми, Терри и Дэви отправились к озеру, пробираясь через перелесок и колючие кусты. Собственно, им было положено оставаться при родителях, но кому же будет интересно выслушивать их скучную и нудную болтовню? А день был жаркий, и искупаться детям хотелось давно, тем более что плавать умели все. Вместе с ними решил прогуляться и Гарри, которого откровенно злили неодобрительные, а временами даже и недовольные взгляды взрослых, которым Джеймс о своем младшем сыне рассказал невесть что.

— Говорят, что тут водится какой-то монстр, — заговорщитским шепотом сообщил Джереми друзьям.

— Да ну тебя, Джерри! — отмахнулся Маркс. — Какие тут монстры? Если бы здесь кто-нибудь был, твой папаша уж точно позаботился бы о том, чтобы это нечто сидело, забившись как можно дальше, и ничего кроме морской капусты не ело.

При словах «морская капуста» все четверо, включая Гарри, издали дружное «бе-е».

— А спорим, что тут кто-то все-таки есть? — хитро спросил Джереми. — Эй, Гарри?

— Что? — второй сын Поттеров задумчиво смотрел на воду. Разглядеть что-нибудь на дне было сложно.

— Ты же у нас ладишь со всяким зверьем. Ты знаешь, здесь кто-то есть?

— Не знаю, — пожал плечами тот. — Может, помимо рыб тут и живет кто-нибудь, но только, наверное, на глубине.

— Тогда давайте сплаваем, — предложил Джереми.

Но никто не горел желанием проверить правдивость слухов.

— А вдруг там действительно кто-то есть? — занервничал Робертс. — И этот кто-то нас схватит? Ты умеешь под водой дышать? Или без волшебной палочки колдовать? Я — нет.

— Ребята, вы что, трусите? Мы же хотим в Гриффиндор попасть, а для этого надо быть смелыми и ничего не бояться! Да и вообще, тут где-то плот был — мы на нем с папой плавали. А чтобы на нас никто не напал — возьмем с собой Гарри. Я же вам говорю — он с любым зверьем договориться может.

— Ты уверен?

— Вполне, — самодовольно произнес Джереми.

— А мое мнение ты узнать не хочешь? Вдруг я не хочу с вами плыть? — спросил Гарри.

Трое мальчишек переглянулись и издевательски засмеялись.

— Ты боишься? — глумливо поинтересовался Маркс. — Уси-пуси, малыш Гарри испугался! Бедняжка, наверное, даже штанишки намочил?

— Да ничего я не испугался, — надулся Гарольд. — Идите, доставайте свой плот.

Через несколько минут, Джереми вместе с Терри и Дэви выволокли из кустов уже столкнутый кем-то сердобольным в воду плот, состоявший из шести связанных между собой бревен, и всей компанией на него залезли, отпуская шуточки в сторону «хлюпика-Гарри». Оба Поттера благополучно при этом позабыли, что устраивать самостоятельные круизы по озеру родители им строго-настрого запретили.

Ближе к середине озера Джереми пришло в голову поразвлечься — он стал раскачивать плот, так чтобы одна часть поднялась, а другая погрузилась в воду. Гарри все это не нравилось, поскольку он сидел с краю, и даже отсев поближе к центру его окатывало брызгами. Его брат с друзьями наоборот — веселились. Они носились по плоту с дикими воплями и отпрыгивали от находящей на него волны, еще сильнее этот плот раскачивая.

— Слушайте, может, хватит? — поинтересовался насквозь промокший Гарри.

— А что? Тебе не нравится? — широко ухмыляясь, спросил Джереми. — В таком случае предлагаю окунуть моего братца в воду, чтобы он тоже прочувствовал все удовольствие…

— Эй, а ну стоп! — видя, как замирают на месте с буйным весельем в глазах Маркс и Робертс, Гарри отскочил в сторону — ближе к краю.

Подобные шуточки они в последнее время устраивали все чаще и чаще, что второму сыну Поттеров совершенно не нравилось.

— Ребята, смотрите! — воскликнул Джерри, указывая на водную гладь. — Там что-то мелькнуло!

Трое мальчиков столпились на краю плота, стараясь разглядеть что-нибудь в воде. Тихо прыснув, Джереми подошел к ним со спины и с радостным воплем толкнул своего брата. Тот полетел в воду.

— Гад! — выкрикнул Гарри, выныривая из воды.

Робертс и Маркс ухмыльнулись и стали быстро-быстро грести в сторону.

— Эй, Гарри, догонишь? — насмешливо спросил кто-то из них. — А если нет — придется плыть до берега самому!

Гарольд, державшийся на воде и безуспешно пытавшийся протереть очки, чтобы было лучше видно, поплыл за ними, выплевывая попадающую в рот воду. К мальчикам подключился и Джереми. Втроем они еще быстрее поплыли к берегу.

— Постойте! Подождите! — до берега было далековато и своими силами до него доплыть было несколько… сложно.

Вдруг Гарри почувствовал, как под ногами у него что-то проскользнуло. Он еще быстрее загреб руками. Сзади на него тихонько плеснула небольшая волна и упала чья-то тень. С плота донесся вопль ужаса. Поттер упрямо продолжал плыть.

— Странный ребенок… — услышал мальчик над собой. — Помочь ему? Почему бы и нет…

Судя по всплеску и разошедшимся в сторону волнам, говоривший снова ушел под воду. Буквально через секунду Гарри ощутил, как под него скользнуло длинное гибкое тело, и его с утроенной скоростью понесло к берегу. А там уже с дикими криками бежали в сторону отдыхавших взрослых Джереми, Терри и Дэви.

Там, где Гарри уже мог стоять на ногах (вода почти доходила ему до плеч), мальчик поспешно обернулся. Сзади мелькнула и ушла под воду голова гигантского морского змея.

— Постой! — крикнул Гарри.

Несколько секунд под водой ничего не происходило, а потом, в четырех-пяти футах от него, осторожно показалась верхняя часть головы змеи, покрытая множеством наростов. Глаза, прикрытые белесой пленкой, внимательно на него уставились. Темно-желтая чешуя, отливавшая золотом, сверкала на солнце влажным блеском. Еще через пару секунд голова появилась целиком, поднявшись на высоту нескольких футов над Поттером.

— Что ты сказал? — в приоткрывшейся пасти мелькнул раздвоенный язык.

— Я хотел сказать спасибо, — удивленно произнес мальчик.

— Ты меня понимаешь? — змея приблизила голову. — И можешь со мной говорить?

— Да, — кивнул мальчик.

— Славно! Славно! — раздалось шипение в ответ. Змея повела головой в сторону. — Мне здесь ужасно скучно — столько лет в одиночестве… как скучно…

Гарольд не знал, что можно на это сказать.

— Я — Шесу. Как зовут тебя, ребенок? — змея нависла над мальчиком.

— Гарри.

— Замечательно...

Откуда-то из-за деревьев раздались громкие крики. К нему бежали взрослые. Гарри смог разглядеть сквозь мутные разводы на очках, как родители достают волшебные палочки.

— Плохо… очень плохо… — прошипела змея, медленно уходя под воду. — Но ты приходи еще, ребенок, ведь в озере есть много чего интересного. Я тебе с удовольствием покажу…

«Оглушители», которые использовали взрослые, бесцельно резанули по кромке воды — змея уже уплыла. Лили подбежала к Гарри и схватила его за руку.

— Гарри, ну, пойдем же быстрее домой.… Простудишься еще…

— Мам, она хорошая и ни на кого не нападает. Она мне помогла доплыть и сказала… — торопливо начал мальчик, но замолчал, увидев испуганные взгляды отца, Сириуса Блэка и Ремуса Люпина.

— Что ж, простите, но праздник придется прервать из-за моего непутевого сына, — сухо произнес Поттер-старший. Выражение его лица Гарри совершенно не понравилось.

Через пол часа, укутанный в несколько одеял, Гарри Джеймс Поттер сидел на диване в гостиной и слушал, как на кухне ругаются родители. Напротив него сидел Джереми, отодвинувшийся от брата как можно дальше и старавшийся на него вообще не смотреть, как будто рядом с ним находилась неимоверная мерзость.

— Поздравьте меня, у меня растет сын — темный маг! — процедил Джеймс. — Причем, владеющий исконно темной способностью общаться со змеями! И я достоверно могу сказать, откуда у него эта способность….

— Знаешь, мне надоело выслушивать эти глупые ханжеские выводы в сторону всех тех, кто выбивается из твоего узкого мировоззрения! Твоя параноидальная ненависть кого угодно до нервного срыва доведет! — прошипела в ответ Лили. — И совершенно тому же ты обучаешь Джереми! Хочешь, чтобы он стал такой же беспринципной сволочью?

— Он мой сын, и я имею право учить его всему, чему считаю нужным! А на твое мнение вообще плевать хотел!

— Лили, Джеймс, хватит! — прервал их Альбус Дамблдор, которого старшие Поттеры вызвали несколько минут назад по каминной сети. — Я вам уже говорил, что такой вариант развития событий вполне возможен, учитывая несколько… х-мм… нестандартную ситуацию. Мы все это уже обсуждали.

— А я думаю, тут дело в другом... — с расстановкой произнес Грюм. — и Темный Лорд, который, хвала Мерлину, сгинул, совершенно не виноват в том, что мальчишка... как ты сказал Джеймс? Он разговаривал с этой змеей?

— Именно, — судя по голосу, Поттера-старшего передернуло от отвращения. — Ладно, хоть никто из гостей этого не заметил.… Позору не оберешься!

— Немедленно возьми свои слова обратно! — взвизгнула миссис Поттер.

— Спокойно, Эванс — извини, уж привык тебя так называть — Джеймс прав. С таким сынком как бы дело не пошло дальше одного только позора.

— Аластор, — оборвал его Альбус Дамблдор. — Прекрати. Твое мнение всем известно. И очень прискорбно, что вы даже не пытаетесь понять мальчика, а сразу же от него открещиваетесь. Ну да, он змееуст, но это еще не показатель того, что он…

— Альбус, ваша привычка абсолютно всем доверять и способность обелить в глазах людей даже Темного Лорда нам всем хорошо известна, — с раздражением произнес Блэк. — Змееусты всегда были темными магами, причем не только в Британии.

— А какая разница, какой он: темный или светлый? — вступил в разговор Ремус Люпин. — Многие темные маги работали и жили, как все, не пытаясь устаивать государственные перевороты и захватывать мир. Более того …

— Люпин, умолкни. Ты так же можешь сказать, что все твои «друзья по стае» тоже всего лишь милые собачки! — процедил Грюм.

— Аластор, еще раз тебе говорю, хватит! — Дамблдор громко хлопнул ладонью по столу. — Гарри совершенно обычный мальчик и я требую, чтобы к нему относились так же!

Перечить не на шутку разозленному директору Хогвартса никто не осмелился, и на этом решили разойтись. Альбус Дамблдор и Аластор Грюм отправились через каминную сеть в Хогвартс. Причем последний, уже бросая шепотку Летучего Пороха, смерил Гарольда таким взглядом, что мальчик невольно поежился.

— Расходитесь по комнатам, нам нужно кое-что обсудить, — не терпящим возражений тоном произнесла «бывшая мисс Эванс», бросив короткий взгляд на сыновей.

Гарольду было известно только то, что в тот день все четверо взрослых между собой разругались. Ремус продолжал настаивать на том, что, несмотря на способность разговаривать со змеями, Гарри совершенно нормальный. Джеймс и Сириус сошлись во мнении, что Гарри может дурно повлиять на своего брата. Лили же вообще готова была растерзать своего мужа за то, что он не смотрел за детьми, и что могло бы случиться, если бы Джерри остался тогда в воде с братом.

О судьбе Шесу Гарри Поттер предпочитал не вспоминать, поскольку была она плачевна. Джеймс Поттер, одержимый идеей собственноручно уничтожить «адову змеюку», умудрился ее как-то выманить. И, не дав ей даже как-либо себя обнаружить, хладнокровно расправился с Шесу на глазах у Гарри.

Точка в этой истории была поставлена несколько месяцев спустя, в Хэллоуин, когда Гарри без помощи волшебной палочки заколдовал друзей Джереми.

Спускаться в гостиную и праздновать вместе со всеми Гарольд наотрез отказался, мотивируя это тем, что после того, что сделал его драгоценный папаша, он Джеймса в глаза видеть не хочет (надо сказать, что этот молчаливый бойкот со стороны Гарри, продолжавшийся уже несколько месяцев, его непосредственному родителю был абсолютно до лампочки). Поэтому Гарри остался в своей комнате в компании очередной книги из родительской библиотеки. Стоило бы заметить, что к своему личному пространству мальчик относился очень трепетно и терпеть не мог, когда к нему кто-нибудь вваливался без спросу. Тем более, когда это были Джереми с дружками, от которых он за прошедшее время ничего кроме гадостей и обзывательств не слышал.

Поэтому, когда в его комнату с дикими воплями ввалились наряженные в каких-то монстров Робертс и Маркс, мирно читавший «Справочник магических растений» Гарри подскочил на месте от неожиданности. Как позже выяснилось, у него произошел спонтанный выброс магии, и он наложил на лучших друзей своего брата чары окаменения, которые, в общем-то, особенно «светлыми» никогда не считались. Позже насмерть перепуганные Терри и Дэви, когда несколько недель спустя их вернули в нормальное состояние (заклятие, наложенное Гарольдом, оказалось, очень трудно снять), говорили о том, что Гарольд их пытал, перед тем как использовать заклятие окаменения. И, что неудивительно, учитывая отношение к Гарри Поттера-старшего и его друзей, этому все поверили. Никому даже в голову не пришло, что маленький семилетний мальчик просто-напросто не смог бы использовать Круциатус.



* * *

Слухи о том, что второй сын Поттеров — темный маг, разлетелись в одно мгновение. Тем более что сам отец этого «недоразумения», как выражались некоторые знакомые Джеймса, не особенно-то и скрывал. С этого момента началась непримиримая война между Джеймсом (на стороне которого выступал Джереми) и Гарри (за которого иногда заступалась мать). Более или менее мирные дни в семье Поттеров закончились. Навсегда.

Теперь же Гарри Поттер стоял у входа в Дырявый Котел, разглядывая тупик с кирпичной стеной. Он прекрасно знал, что нужно делать волшебнику, не имеющему палочки, чтобы пройти в Косой Переулок. Коснувшись рукой нескольких кирпичей, мальчик отошел назад, ожидая, что произойдет. Кирпичи начали медленно расходиться, образовывая проход-арку на огромную улицу, заполненную волшебными магазинами и снующими туда-сюда колдунами. Что ж, возможно, сегодняшний день станет одним из удачнейших его Дней рождения, а для этого ему всего лишь нужно осмотреться.



Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 288 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх