↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Картинки ссылками
До даты

Все новые сообщения

Первая часть https://fanfics.me/message529145

- И что теперь будет? – спросил Гарри.
Он устроился в кресле, вытянув ноги, и с явным удовольствием вдыхал аромат восхитительного кофе.
- Переговоры, я думаю, - ответил Валерио, - потерять целую эскадру с полным вооружением, причем до того, как она вступила в бой (несколько выстрелов не считаются), это очень сильный щелчок по носу. Да и спасшиеся моряки наверняка деморализованы. Боевой дух тоже важен.
- А они не могут придумать что-то похожее? – не успокаивался Гарри. – Чтобы отомстить?
- Попытаться могут, - кивнула Агнешка, - но они даже не знают, в каком направлении нужно двигаться. Твардовски – единственный, кто занимался этими исследованиями.
- А почему? – удивилась Гермиона.
- Наверное потому, что ничто живое не переносит переход, - пожала плечами Агнешка, - не видели практического смысла в отправлении в никуда каких-то вещей?
- Угу, - согласился Гарри, - карета или там столовый сервиз динозаврам без надобности. А возиться с расчетами и проводить сложный и затратный ритуал, чтобы произвести впечатление на пещерных людей или средневековых крестьян – это уже глупость. Тем более что есть риск изменить прошлое.
- Подождите, - нахмурилась Гермиона, - но ведь и доктор Фауст тоже исчез? Разве он занимался не тем же, что и Твардовски?
- Нет, - ответила синьорина Руджиери, - Фауста действительно забрали в Инферно. Он слишком часто открывал туда проходы, призывал кого-то, пытался подчинить. Надоел просто-напросто.
- Серьезно? – удивился Гарри. – Ну надо же! Это как надо стараться, чтобы этих достать. Упорный мужик…
- Приглашу братьев, сестру и маму на ужин, - сказал Валерио, - а потом посмотрим воспоминания. Синьорина, не одолжите еще раз Омут Памяти?
- С удовольствием, - кивнула синьорина Руджиери.
Ужин был выше всех похвал. А потом гости и непосредственные участники событий насладились незабываемым зрелищем.
- Вот это да! – высказал общее мнение Вирджинио.
Дети азартно хлопали в ладоши. Приглашенный синьор Тоцци попросил разрешения пригласить на просмотр внука. Марчелло только головой крутил в полном обалдении.
- Не стоит забывать, что участие нашего немецкого друга превратило эту акцию в международную, - сказал Валерио.
- Я позвонил в Берлин, - отчитался Скорцени, - они все в шоке. Эрнст сказал, что сейчас демонтируют всякую гадость практически во всех правительственных учреждениях. Страшно даже представить, сколько народу было под управлением. Целители сбиваются с ног, запросили помощь у союзников. Уже прибыли бригады из Италии, Испании, Португалии и Венгрии. А я сообщил жене про волшебство и предупредил, чтобы не пугалась, если наша малышка что-нибудь этакое сотворит. Как оказалось, позвонил вовремя. Игрушки летали.
- О, поздравляем! – все дружно выпили за здоровье маленькой волшебницы.
- Буду вместе с дочкой итальянский учить, - сказал Скорцени, - после этого Гриндевальда у меня нет никакого доверия к Дурмштрангу. Не хочу, чтобы ребенка плохому научили. А тут у вас святые отцы хоть как-то бдят. И знакомых много.
- Это да, образование очень важно, - согласился Флавио, - я много общался с представителями волшебной школы в Риме и Академии в Салерно, уровень преподавания там весьма приличный. Рекомендую. И дают скидки при оплате детям участников боевых действий.
Марчелло подобрался поближе к Гермионе. Все-таки в гостях у принца Боргезе он был в первый раз и смущался.
- Очень тяжело было? – тихо спросил он.
- Да, - кивнула Гермиона, - но у нас другого выхода не было. Там был артефакт, способный уничтожить все живое на большой территории. Только это секрет, наверное.
- Понятно, - кивнул он в ответ, - спасибо за доверие.
Она улыбнулась. С Марчелло было спокойно и как-то уютно. Он не был таким великолепным и авторитарным, как Валерио. Не болтал без умолку, восклицая постоянно, как дед. И он был очень надежным. Как скала.
А еще он ей просто нравился. Среднего роста, спортивного телосложения. С правильными чертами лица, большими черными глазами. И волосы вились, хотя при короткой стрижке это и не было очень заметно. А еще… тут она вспомнила, что видела его в плавках, на теле у него было не так много волос. А ей не очень нравились сильно заросшие мужчины. Да и у Рона хватало волос на теле.
Последнее меняубило. Итальянцы - братья кавказцев. Чтобы итальянец, и тело не волосатое - да это же смешно!
Особенно меня прет, что герма все рассказала, и такая "ой, это наверное секрет," - и никогда никаких проблем, связанных с этим.
Для сравнения, я давеча читал иностранный фик по КЛ, и там. в числе прочего, одна героиня была вынуждена признаться, что содействовала свой матери, которая злобная и опасная. Так из-за этого любящий лев чуть её не бросил, услыхав такое, хорошо что передумал, когда слегка остыл. А тут даже такого конфликта нет.

Марчелло улыбнулся в ответ.
- Давно хотел с вами поговорить, только всегда вокруг люди. А в кино вы со мной тогда не пошли, боюсь снова пригласить.
- Марчелло, - выпитое вино очень хорошо развязывало язык, - скажите честно, вы за мной ухаживаете?
Он смущенно опустил глаза. Но только на мгновение. Черные ресницы лишь чуть прикрыли их.
- Я пытаюсь, - сказал он, - вы красивая и необычная. Так много знаете. А я… я сквиб. Внук аптекаря и виноградарей. У вас могут быть более интересные поклонники, но я бы очень хотел попробовать. Вы мне так нравитесь.
Это было одновременно неожиданно и ожидаемо. Но все-таки… Нет, она не мечтала о наследниках благородных семейств. Да и что с того, что сквиб? Но все равно…
И отталкивать не хотелось. Еще подумает, что это из-за того, что он сквиб.
- Марчелло, - после паузы проговорила Гермиона, - мне тяжело об этом говорить, но я не верю мужчинам. Я… я была замужем. Как потом выяснилось, мой муж использовал приворот, а на обручальном кольце у меня была «пиявка». Сейчас я не замужем, если что, и это не развод. Меня можно считать вдовой. Я думаю, что такие вещи скрывать не стоит. Не знаю, как вы к этому отнесетесь…
Он накрыл ее руку своей.
- Я понимаю, - тихо проговорил он, - но можно мне попробовать? Пожалуйста…
И что тут скажешь?
Потом они вышли наружу и немного посидели под большим деревом.
- У моих родителей дом в Генуе, - рассказывал Марчелло, - рядом с дедовой аптекой. Места там немного, так что я накопил денег, чтобы купить свое жилье. Родители тоже готовы помочь. Можно купить хороший большой дом в деревне. И землю.
- Я никогда не жила в деревне, - сказала Гермиона, - у родителей был свой дом в Оксфорде. Садик был, но очень маленький. Мама цветы сажала.
- Значит, в деревне вам будет непривычно, - заметил Марчелло, - бабушка рассказывала, что ей было сложно в городе. Потом привыкла. У ее семьи большое поместье с виноградниками. Я там часто гостил в детстве. Весело было. Семья большая, много детей. Мы помогали урожай собирать.
- У вас в Италии большие семьи, - сказала Гермиона.
- Это так, - он улыбнулся, - когда по праздникам все вместе собираются, то настоящая толпа получается. И детей мы очень любим. У моей сестры двое сыновей, такие забавные. А брат пока не женился.
Они немного помолчали. Из палатки выглянул Гарри.
- Я не помешал? – спросил он, трансфигурируя стул для себя.
За ним появились Елена и Ливио.
- А что это вы тут делаете? – тут же спросили любопытные дети.
- Разговариваем, - ответила Гермиона.
- А о чем?
Марчелло мягко улыбнулся.
- Я рассказываю синьорине про свою семью. И о том, что хочу купить дом.

- Гермиона тоже хочет купить дом, - тут же вывалил информацию Ливио, - только она пока не придумала, какой хочет. Я считаю, что в доме должна быть большая гостиная, чтобы принимать друзей и знакомых, много спален и кабинет, как у папы.
- Про кухню и ванную забыл, - напомнил ему Гарри, - а еще нужны всякие кладовки и подвал. И чердак.
- И библиотека, - дополнила Гермиона.
- И сад, - сказал Марчелло, - а в саду можно поставить стол и сложить там печь, чтобы жарить мясо. Тогда в хорошую погоду друзей можно принимать на улице. Или просто самому там посидеть. У родичей моей бабушки такая печь и уголок. Там очень хорошо.
- В дом еще много всего нужно, - Елена была намного практичнее брата, - мебель всякая, посуда и всякое такое прочее. Подушки с одеялами. И это… для кухни. Плита и холодильник.
- Дома иногда продают с обстановкой, - сказал на это Марчелло, - но я думаю, что хозяйке приятно выбирать все самой. И мебель, и обои, и занавески. И посуду.
- Хозяйке, не хозяину? – спросил Гарри.
- Хозяин должен за все это заплатить, - улыбнулся Марчелло, - разве что ему нужен кабинет или мастерская какая-нибудь.
Гермионе на какой-то момент стало интересно, не говорится ли это специально для нее. Но, в конце концов, это было не важно. Прямо сейчас покупать дом вместе с Марчелло она не собирается. Но почему бы не обсудить? Глядишь, интересные идеи появятся. Уголок в саду и печь для жарки мяса ей определенно понравились. И у нее точно будет кабинет-библиотека, уютная спальня… Парочка гостевых спален тоже не помешают. Кухня… Нужно будет подробно рассмотреть, как все устроено в палатке. И ванную лучше не одну.
Между тем гости начали расходиться. Марчелло поцеловал Гермионе руку и исчез в темноте вместе с дедом.
- По-моему, у него на тебя виды, - тут же сказал Гарри.
- Сватается? – тут же спросил Ливио.
Гермиона кивнула.
- Будет обижать – скажи, - внезапно очень серьезно произнес Гарри.
Гермиона рассмеялась. Почему-то она была уверена, что Марчелло ее не обидит.

Все же Зи со своей любовь к всеобщим посиделкам, всегда все портит. Не то чтобы я проникся этой любовной историей Хермаймамайуни и левого сквиба, но давайте это визуализируем. Двое вышли на воздух, общаются, несмело делают шаги навстречу друг-другу, говорят о себе - и тут блеать набежала толпа, всем об их будущем семейном счастье потрещать охота. Никакого уважения к личной жизни, никакого такта, ноль-повдоль мозгов. Вам если охота сидеть толпой трепаться, то все в палатке, банкет проводят. Уверен, кабы я девушке в любви признавался, и тут дружбаны прискакали бы всем кагалом нашу будущую жизнь обсуждать - всех быв сад отправил. А то сегодня они в разговор лезут, завтра на свидание придут, а что послезавтра? В нашу койку залезут?

Вообще мне непонятно, что это у автора за дурная страсть, еще с самых первых фиков, чтобы компании были не по два или три человека, а чтобы только толпами собираться,всем вместе болтать (бессвязно)?

Вот теперь точно все.

https://www.youtube.com/watch?v=XQ9XcMybcX8&list=RDMM&index=3

#дети_кукурузы #фикопанорама #faszyzm
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 77
Хальве!

Продолжаем изучать фик Странная гостья, где нас как раньше, разводят на пожалейку в отношении фашиков.

Глава 23.
- Мерзавцев хватает во все века и времена, - проговорил Снейп, - и знаете, мне бы хотелось, чтобы из того юноши, Тома Риддла, не вырос Темный Лорд. Ведь работа с ним уже начата, как я понял?
- Думаю, найдем способ его вытащить, - кивнул Валерио.
Гермиона кивнула. После всего, что она узнала, сочувствие вызывал даже Волдеморт. А сколько ему сейчас? Он же как раз в Хогвартсе учится. Неужели есть шанс на то, что он не станет Темным Лордом? Это было бы замечательно!

Вот, а Дамблдор и Уизли сочувствия не достойны. Одни живут с дефицитом магии, другой никак устроиться не мог - но в их случае невзгоды не оправдание.
Так трансгуманизм не работает. Если мы пытаемся в "ничто не зло, все относительно". то применяем ко всем. А не так, что одних жалеем, а других готовы жарить в сметане.

Агнешка все еще хмурилась, но постепенно отходила от откровений Гриндевальда. Действительно, всего этого не случилось. Гермионе же уже в который раз стало не по себе от чудовищно потребительского отношения к людям. Сломать, выпотрошить, использовать… Может родить сильных детей, плевать, что славянка. Кошмар какой! А сколько таких Агнешек попало ему в руки? Живы ли они?
Валерио что-то тихо сказал Агнешке, она чуть покраснела, а потом лукаво улыбнулась. Отпустило. Да, теперь все хорошо. Гермиона вздохнула. Конечно, немного жаль, что ради нее никто не рвался взять мощную крепость, но и так все неплохо. С итальянцами можно сотрудничать. Вот у нее уже и деньги на дом есть, жалованье, паек. Уважительное отношение окружающих. Интересная работа. Что еще нужно? Друзья у нее тоже есть. А любовь… Ну, не все сразу. А там, как знать, может и это появится. Вон, если даже Снейп влюбился, да со взаимностью…
Забавно что местная герминога, мягкая как говно, подаливая как говно, которая мечтает об сексе и ста детях - и при этом пока что никто никаких телодвижений в её сторону не делал. это напоминает Алые Дилдо, где Асока пала на ТСС, говнилась на джедаев что они уроды, не занимаются сексом, и другим не дают - и при этом она тоже не занимается сексом. Обидно, сменить сторону, и не заметить разницы.

А утро началось весьма интересно. Новости поступали со всех сторон.
В госпиталь святых Козимо и Дамиана доставили не только Гитлера, но и еще нескольких высокопоставленных нацистов. Работа с ними предстояла тяжелая и кропотливая. Результат при этом гарантировать никто не мог. Многолетнее пребывание под магическим воздействием здорово корежило психику и вызывало привыкание. Сейчас было важно купировать абстинентный синдром, а уже потом начать приводить пациентов в чувство. Для консультаций приглашали Снейпа и синьорину Руджиери.
Синьор Тоцци раздувался от гордости, что оказался причастен к таким важным событиям.
На фронтах наступило затишье. Через представителей Ватикана всем фигурантам сливалась информация.
А к Гибралтару двинулась американская эскадра.
- Хотят получить базу, - сказал Валерио, - мы не можем этого допустить.
Агнешка нахмурилась.
- Как бы через Гриндевальда они не получили кое-каких сведений, - сказала она, - вдруг там какой-нибудь магический сюрприз? Такие артефакты, как у нас, быстро не сделаешь. И нашпионить не получилось, ты «Мюллеру» ничего «инспектировать» не дал. Но даже само знание может повредить.
- Какие у тебя соображения? – тут же спросил Валерио. – Можешь прикинуть, какие «козыри» они могли припрятать?
- Сложно сказать, - Агнешка побарабанила пальцами по столу, - мы блокируем радиосвязь и выводим из строя средства, позволяющие отслеживать самолеты и подводные лодки. Что-то, что защищает от такого воздействия? Вряд ли. Эффект минимальный, да еще сами свою технику из строя выведут. Мощной и страшной бомбы у них пока нет.
- А какой-нибудь артефакт, который может взорваться не хуже атомной бомбы? – внес предположение Гарри.
- Таких нет, - ответила Агнешка, - хотя… Я что-то подобное читала… Хм… Там не взрыв, но создается сфера, в которой гибнет все живое. Это запрещено, потому что восстановление занимает очень длительное время. И очень опасно для тех, кто с этой мерзостью контактирует. Если и выживают, то живут очень недолго, становятся инвалидами.
- Раз уж использовали атомную бомбу, то и такое могут, - заметил Гарри, - а исполнителей могут и не предупредить об опасности. Как с теми амулетами у немцев.
- Думаешь, рискнут? – спросил Валерио.
- Это предположение, - сказала Агнешка, - может там ничего и нет.
- Исходить всегда стоит из худшего, - не согласился Валерио, - если там что-то такое, то их топить опасно.
- Отправить бы их к динозаврам, - закатил глаза Гарри, - те все равно вымерли…
- Между прочим, - вмешалась в разговор Гермиона, - никто точно не знает, что там такое с динозаврами случилось. В смысле – из-за чего они вымерли. Есть только гипотезы.
Валерио приподнял брови.
- А это вообще реально: отправить целую эскадру в другое время, да еще так далеко?
- Люди и животные не переживут, - пожала плечами Агнешка, - а предмет забросить можно. Целые корабли и самолеты никто не перемещал, хотя… Но это уже слухи.
- Боюсь, что у нас времени нет на расчеты и исследования, - вздохнул Валерио.
- Ритуал описан в бумагах пана Твардовского, - ответила Агнешка, - ничего невыполнимого. Образуется воронка, куда выбранный объект и затягивает. Проблема в том, как растянуть эту воронку, чтобы туда корабль прошел. Только это черная магия, а такое запрещено.
- Когда речь идет об опасности для страны, любовь моя, согласишься и на черную магию, - философски заметил Валерио, - будет тебе разрешение, обещаю.
- Бумаги отдавать придется, - вздохнула Агнешка, - даже если разрешение дадут, записи себе потребуют. Жаль, очень жаль. Семейная реликвия. Но раз такое дело…
- Попробую что-нибудь сделать, - сказал Валерио.
Сведения о том, что у синьорины Мнишек хранятся записи известного чернокнижника, чрезвычайно возбудили святых отцов. Примчались со свистом.
- И как вам не стыдно? – с ласковой укоризной спросил отец Берлуччи.
- Это семейная реликвия, - ответила Агнешка, - не первый век храним.
- Закон есть закон, - напомнили ей, - придется сдать.
- То есть, даже хранить нельзя? – уточнил Валерио. – Очень жаль. Мы могли бы дать слово, что не будем пользоваться, кроме этого раза. У Аньезе почти ничего не осталось на память о семье.
- Нет, в вашем случае закон неумолим, - развел руками Берлуччи, - мы и так учитываем ваши заслуги, потому что даже за хранение таких материалов положено серьезное наказание. Оформим добровольную сдачу и даже выплатим компенсацию. Но это все, что можно сделать.
Агнешка глубоко вздохнула. Гермиона ее понимала, даже пожалела, что не удалось хоть одним глазком заглянуть в загадочные записи. Ладно, черная магия ее никогда не привлекала. Лучше и не знать, что там.

Если маги такие могучие - чего же они от маглов прячутся?
Смотрите, в каноне и здесь, маги отдельно. маглы отдельно. Маги скрывают свою жизнь, скрывают волшебных тварей, стирают память простым людям, подчищают любую информацию - они это делают либо потому, что они бесконечно мудры, и на благо маглов дают им жить своей жизнью, либо они справедливо боятся, что маглы им могут вломить, и уничтожить. Мудрых и добрых в этом фике нет, значит боятся - но при этом оказывается есть такие мега-чары. Странно.

И снова охреневаю, жила-была Агнешка Мнишек, одна из множества поляков - но какого-то хрена именно у неё есть чары такой мощи. А что, у американцев и британцев ничего подобного точно нет?

Свитки и тетради были представлены. Берлуччи потер ладони.
- И что же вы конкретно собираетесь делать, дочь моя? – спросил самый старый из присутствующих священников. – Полагаю, что отправить целую эскадру в некое место, где она не будет представлять для нас угрозы, реально. Но нужны гарантии, что она действительно не сможет нам навредить. Поэтому любые временные перемещения в пределах нашей планеты запрещены. Динозавры без нас вымрут. Открывать портал в Инферно тоже не стоит. Тамошние обитатели не поймут и обидятся.
- В космос, - предложил Гарри, - а что? Воздуха там нет. Даже если эта гадость сработает, но вреда от нее не будет, живого поблизости не найдется. Сколько действует этот артефакт?


- От десяти до пятнадцати лет, в не активированном состоянии может храниться в специальном ларце до двадцати пяти, - ответил Берлуччи. - Мы тут получили кое-какие сведения по своим каналам… В общем, существует очень большая вероятность того, что этот артефакт находится на флагманском корабле.
- Ну вот, - широко улыбнулся Гарри, - если выкинуть эту пакость за… Плутон, кажется, то в ближайшие двадцать пять лет до нее точно не доберутся, даже если научатся летать в космос. А потом она разрядится сама по себе.
- Сколько времени займут расчеты? – тут же спросил Берлуччи. – Времени в обрез. Вам могут выдать хроноворот ради такого дела.
- Приступаю прямо сейчас, - ответила Агнешка, - мне понадобятся некоторые данные.
- Все что угодно, - кивнул Берлуччи, - с вами будет работать отец Гаспарини.
Старик наклонил голову.
Валерио тут же выделил место для работы и обеспечил все условия. Замещать Агнешку при помощи прислуге вызвался Гарри.
- Хотел бы я это увидеть, - сказал Скорцени, - возьмете с собой? Я мало что умею, пока самые простые заклинания изучаю. Но, может, там поддержка нужна? Скажете, что делать, я постараюсь. Очень хочется за фюрера отомстить. И… Да за всех нас. Мы же верили. А получается, что с нами тоже, как с куклами.
Хроноворот был доставлен тут же. К расчетам подключился Валерио. Может быть, он и не был силен там, где требовалась магия, но отлично разбирался в математике и знал технические характеристики кораблей. Последнее обстоятельство оказалось решающим.
Вскоре вся троица буквально закопалась в свитки и тетради со схемами и расчетами. Несколько раз пользовались хроноворотом. Наверное, они бы и есть забывали, если бы не бдительный Джанни.
- Готово, - наконец сказал отец Гаспарини, - мы успели?
- Эскадра уже вблизи от Гибралтара, - сказал Валерио, - нас ждет крейсер. Вылетаем гидросамолетом. Аппарировать на движущийся объект нельзя.
- Нас с собой возьмете? – тут же спросил Гарри.
- Обязательно, - кивнул святой отец, - здесь нужна поддержка других магов. А вы друг друга хорошо знаете, это тоже важно для совместной работы.
Скорцени тоже не отказали.
Так что вскоре вся компания загрузилась в «летающую лодку». К группе присоединились несколько священников. Всем раздали свитки с подробным описанием последовательности действий.
Самолет стремительно заскользил по воде и взлетел, набирая высоту. Впереди было невероятное приключение.
Гермиона несколько раз перечитала выданный ей свиток. Ничего сложного от нее не требовалось, обычная страховка и поддержка своей магией ведущих. Но все равно было тревожно и волнительно. От них столько зависело. Впереди ждал враг. Опасный, коварный и жестокий. Готовый применить чудовищный артефакт. И множество людей, которые должны погибнуть. Американских моряков было жалко. Сколько их там? Сотни? Больше? Ведь речь шла об эскадре, так что народу там в любом случае очень много. Можно ли их спасти? Или они оказались заложниками очередного безумца, жаждущего власти над миром?
- А как же люди? – спросила она у Валерио, сидящего через проход.
- Попытаемся их выбросить за борт, - ответил он, - думаю, сами попрыгают, когда увидят, куда их затягивает.
На сердце стало легче.
Далеко внизу ласково синело Средиземное море. А вот и крейсер.
«Летающая лодка» пошла на снижение. За ними выслали катер. Командир крейсера поприветствовал прибывших и доложил обстановку. Они находились недалеко от Гибралтара, и часть американских кораблей уже можно было увидеть в бинокль.
- Нам нужен визуальный контакт, - сказал Валерио, - включаем щит и глушим англичан, чтобы не влезли. И идем на сближение.
Капитан козырнул. Крейсер начал набирать ход.

И конечно у американцев нет своих гидросамолетов, нет зениток, и ни одного авианосца.

Агнешка и священники в темпе чертили сложную фигуру, вписывали в нее руны и расставляли свечи. Невероятно, Гермиона всегда считала, что подобные ритуалы проводили в темных подземельях, а тут среди бела дня, на палубе военного судна… И она будет в этом участвовать…
Вдалеке громыхнуло, и вода перед крейсером взметнулась фонтаном.
- Начинаем, - буднично заявил отец Гаспарини, - и да поможет нам Бог!
Собственно, он и вел ритуал при поддержке Агнешки и Валерио. Вокруг медленно темнело. Еще один выстрел… Еще… Целый залп…
Перед американскими кораблями возникло марево. Пространство пронизала молния. Возникла узкая трещина, которая стремительно начала расширяться. И вот уже можно видеть фантастическое черное пространство, пронизанное неземным светом звезд и туманностей.
Стрельба прекратилась моментально. Флагман попытался остановиться.
Волшебники ощутили невероятное давление. Их враг разгадал их план, но было уже поздно. Проводящие ритуал высоко подняли руки, объединяя свою магию.
Как потом узнала Гермиона, один из священников специально остался вне круга, чтобы активировать артефакт, дающий команду прыгать за борт. Американские матросы градом посыпались в воду.
А огромное судно медленно выплывало в открытый космос. За ним последовало второе. Это было совершенно безумное зрелище.
Другие корабли пытались как-то сманеврировать, сбросить скорость, остановиться, но противостоять ритуалу не получалось, слишком мощные силы оказались задействованы. Кое-где пытались спустить шлюпки, но большинство моряков, не раздумывая, прыгали за борт, прекрасно понимая, что в этой ослепительной красоте, куда удалялись корабли, их не ждет ничего хорошего. А тут был шанс доплыть до берега и получить помощь. Не бросят же британцы союзников на произвол судьбы.
Наконец последнее судно заняло свое место на орбите вокруг Плутона, и отец Гаспарини стал заканчивать ритуал. Проход начал медленно затягиваться, и вот уже ничего не напоминало о том, что тут недавно была целая эскадра. Кроме плавающих в волнах людей.
Валерио вытер пот со лба и улыбнулся усталой Агнешке.
- Уходим, - сказал он, - пусть англичане спокойно подбирают своих союзников.
Снейп раздал всем флаконы с укрепляющим. Это было необходимо. Офицеры крейсера тут же выставили вино.
- Mamma mia! – в полном шоке проговорил капитан. – Не увидел бы своими глазами, в жизни бы не поверил! А куда вы их?
- К Плутону, - ответил Валерио, - чтобы подальше.
- Ой, а тот маг не мог тоже прыгнуть за борт? – встревожилась Гермиона. – Вместе с артефактом?
- Нет, - ответил ей Гаспарини, - судя по описанию, это очень тяжелый и довольно большой контейнер. Аппарировать с таким артефактом невозможно. Поэтому его и везли на корабле. Уменьшить вес и размеры тоже не получится. А тот, кто планировал им управлять, должен был сначала установить с ним связь. Бросить артефакт и спастись самому шансов не было.
Агнешка с удовольствием пила розовое игристое вино.
- О! – сказал Скорцени. – А ведь из крепости все это тоже видели. Представляю, что они почувствовали!
- Вроде немного очухались, вон, выходят в море, чтобы спасать американцев, - сказал один из офицеров, - нам пора возвращаться на базу. Огромное спасибо, что выбрали наше судно для этого действа.
- А мы возвращаемся в Специю, - улыбнулся Валерио, - порт-ключи у всех есть? Аньезе, давай руку.
Они поблагодарили за угощение и вернулись домой.


- Немного отдохнем и устроим вечеринку, - тут же сказал Валерио, - такое событие нужно отметить.
Святые отцы поблагодарили, но от участия отказались. Хотя и перекусили не без удовольствия.

Вам бы только жрать, сволочам :(

Бездарный, убогий экшн, никакого напряга, описания куцие - даже не знаю, кем надо быть, чтобы это любить.
Не смотря на то, что в первую очередь я сопереживаю советским воинам и труженникам тыла, в даном случае было необыкновенно обидно за американских матросов, которые все явлены трусами и паникерами, попрыгали с кораблей как крысы, и даже толком не сопротивлялись.

Внимание, вопрос - в чем гордость и честь победить таких слабаков? Почему вы вообще изображаете что-то из серии "это сложно и опасно", если по факту никаких трудностей нет?

Перерыв.

#дети_кукурузы #фикопанорама #длиннопост #faszyzm
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 68
Хальве!

Прежде чем начнем, накину цитату:
Дамбигад Заязочки - это вот прям боль. Он меня бесил даже в тех ее фиках, которые в общем и целом нравились. Потому что как только он появляется на сцене - логика начинает корчиться в муках, как будто ее круциатусом шарахнули.

Дано:
1. Дамбигад - пустышка, наглый плагиатор и сам себе имидж-мейкер а-ля Локхарт.
2. Дамбигад обладает уникальной суперспособностью: он и только он в этом мире умеет ставить некие ментальные закладки, пачками зомбируя учеников и присных, необратимо разрушая психику людей и т.д.
3. Дамбигад ради славы, силы и денег готов просто таки на все. И деньги у сирот тырить, и миньонов гробить пачками и член у духа Хогвартса сосать. Он конченная шкура
4. Дамблдор натурально офигел на почве "ради общего блага", он свихнувшийся идеалист, творящий гнусности во имя своеобразно понятого добра.
5. Дамбигад - интриган и манипулятор 80-го левела, он сочиняет планы, просчитанные на сто шагов вперед, буквально ни одно событие в Хогвартсе не может произойти без его воли, добрая половина персонажей либого фика - его послушные марионетки.
6. Дамбигад страдает слабоумием и синдромом поиска нелегких путей. Любой его план, если изучить цель и пути ее достижения, предстает верхом идиотизма. Они не сбывают даже не потому, что им противостоит Сью, а потому, что в принципе не имеют ни единого шанса сбыться.
7. Дамбигад страшнее черта и злее серого волка. Ему глубоко плевать на чужие жизни, ради достижения своих целей он готов буквально идти по трупам.
8. Дамбигад никогда даже пальцем не притронется к человеку, рушащему все его планы. Во-первых, потому что дурак и не вкуривает, кто именно ему гадит, во-вторых, потому что боится общественного мнения, а в-третьих, потому что... ну, просто потому что. Видимо, это какая-то органическая неспособность.

Вопрос:
КАК вообще это можно совместить? Как может один и тот же персонаж быть бездарем и обладателем редкого таланта, шкурой и идеалистом, гением и маразматиком, отмороженным злодеем и благодушным старичком, способным разве что пожурить? Вот как?

Эмили Джейн

Это в самом деле интересные вопросы, но ответов у меня нет. А у вас?

Между тем снова Странная гостья , глава 22.

Между тем стали поступать новости от святых отцов, которые выполняли свою часть договора с Валерио.
Инквизиторы умели допрашивать, этого у них не отнимешь. Первым стал давать показания Дамблдор. То ли Гриндевальд оказался покрепче, то ли еще рассчитывал, что его вернут в Германию.
Дамбдор, как оказалось, после смерти сестры остался практически без средств. Диплом Хогвартса с отличием устройство на теплое местечко не гарантировал. Нужны были связи. Знакомств хватало, но с сыном осужденного на пожизненное заключение в Азкабан дел иметь не хотели. Мутная история со смертью сестры, да еще со скандалом на похоронах, когда младший брат сломал Альбусу нос, тоже популярности не добавляла.
А хотелось многого. Признания в том числе.
Поступить в ученики к Фламелю не получилось. Мэтра он заинтересовать не смог. К тому же знаменитый алхимик откровенно недолюбливал англичан.
От безысходности Дамблдор решил уехать в Америку – на родину матери, но и там его никто не ждал. Ух, как он возненавидел всех этих чистокровных богачей, презрительно поглядывающих на нищего полукровку. И тут он получил шанс если не отомстить, то отыграться. С ним связался некий господин, которого интересовали английские знакомства и связи молодого амбициозного мага.
Они несколько раз встречались, Дамблдор подробно отвечал на все вопросы. Общение постепенно становилось все более неформальным. И наступил день, когда Альбус разоткровенничался и выложил новому знакомому все свои обиды.
Тот отнесся с пониманием. Они выпили вместе.
Потом разговоры зашли о ритуалах, с помощью которых чистокровные волшебники добивались пробуждения магии у своих детей. О способах увеличения силы, пробуждения даров и семейных талантов. А еще – о блокировки магии и методах, позволяющих подпитываться от донора.
Американца очень интересовал ритуал, который проводили над последним в роду. Это был шанс сохранить семью даже в самых неблагоприятных условиях. А что если внести изменения? Не ждать, пока семья окажется на грани исчезновения, а специально переключить всю магию на одного члена? Лучше на ребенка, которого можно будет воспитать в нужном ключе. А еще лучше, если этот ребенок окажется девочкой. Ее ведь можно выдать потом замуж за нужного человека, который и приберет к рукам силу, знания и состояние.
О подлости подобного никто из собеседников даже не задумывался. Тем более, это ведь всего лишь разговоры и теоретические расчеты. Всего лишь!
Дамблдору идеи нового знакомого чрезвычайно понравились. Действительно, просто и элегантно. И не нужно просить, унижаться. Всего лишь ритуал, потом подождать – и все. Он даже начал прикидывать, над членами какой семьи он бы провернул что-то подобное. Больше всего хотелось добраться до Блэков, Лестранжей, Малфоев. Огромные состояния, богатые библиотеки, множество уникальных артефактов – и все это только для своих. Обидно же! Сидят на сокровищах, как драконицы на яйцах. А он бы с такими ресурсами… Ух, аж дух от перспектив захватывает!
А, подъехала мотивация негодяев. Ну что я могу сказать, чистокровные гордецы роют себе могилу, строя мир, где хорошо только узенькой прослойке людей. Где это видано, чтобы круглый отличник, выпустившийся с наградами и с отличием, прозябал в нищите? Понятно что всем нужны умелые специалисты, но они появляются постепенно. Если же у молодых и перспективных нет шансов из-за клано-родового засилья "своих" в нужных местах, этому обществу кирдык.

Ну и опять же, кто-то хочет извести чистокровных, при помощи ритуалов, расчистить площадку - да на здоровье, выживает сильнейший. Получится - значит молодцы. Если нет - ну значит не фортануло.

Но как бы не захватывало дух, пока все оставалось мечтами. Да даже и рассчитай они нужные изменения в ритуалах, кто же даст такое над своими детьми сотворить? Дураков нет. Или сами все проверят, или специалистов найдут.
Конечно, оставались еще зелья и ментальное воздействие… Но это тоже было чревато. Могли и проверить.
Американец сочувственно кивал.
Как оказалось, он собирал сведения не только о магической Британии, но и о других странах. И знал очень много интересного. Постепенно стал делиться сведениями. Для Альбуса Дамблдора многое оказалось в новинку. Все-таки британцам здорово вредило то, что они отгораживались от всего мира и смотрели на него свысока.
В магическом мире Европы хватало отличий от привычного для него уклада. Особенно его поразили итальянцы. Ну как можно отдавать власть над магами в руки… инквизиторов?! И это в стране, которая прославилась знаменитыми отравителями и мастерами темных искусств. Извращение какое-то.
А еще его поразило, что в католических странах родители могут официально заблокировать магию своего ребенка, если считают ее дьявольским даром. В Британии, насколько он знал, такой блок ставили только в том случае, если у волшебника повреждалось магическое ядро, и он в буквальном смысле шел вразнос, становясь опасным для себя и окружающих.

А я напомню, что в каноне, который есть основа всего. никаких способов отнять магию просто не было. Можно было у мага отобрать палочку, но не заблочить его волшебную силу. Если бы такие вещи были возможны, канон был бы не таким, какой он есть - например потому, что азкабанские сидельцы точно остались бы без магии. И тогда минус часть смертожоров, и Сириус не сбежал бы.

А ведь это можно было совместить с тем ритуалом, который они планировали. Вопрос в том, как это сделать? Блок ставили в госпитале. Но… ведь остаются зелья и ментальные закладки. И… обман…
С показаниями Дамблдора знакомились большой компанией. Присутствовали все Боргезе, синьорина Руджиери и синьор Тоцци, которые уже ощущались чуть ли не членами семьи. И Отто Скорцени, который очень хотел знать, во что такое интересное он влез.
Противно стало всем. Очень противно, до тошноты.
Синьору Валерию уже выписали из госпиталя. Она все еще принимала прописанный курс зелий, сыновья и дочь даже предложили ей ознакомиться с показаниями преступников позже. Но она твердо сказала, что хочет знать все. И была в своем праве.
Гермиона сидела рядом с Гарри и с отвращением смотрела на лицо того, кого считала величайшим волшебником современности. И где она там видела доброту? Милосердие? Обида на весь мир и зависть – сколько угодно. Она даже вспомнила Рона, тот с точно таким же выражением лица жаловался, что Малфои сумели избежать наказания, и что Гарри зря выступил в их защиту.

О да, Рон же плохой, Рон же мужлан, Рон же негодяй, он посмел ненавидеть тех, кто ненавидит его, и от кого он никакого добра не видел.
Меня дико прет, как автор этих помоев пытается казаться мудрой и понимающей, которая не держит обидысквозь века, и которая против многолетней ненависти - что не мешает конкретно ей говниться за свои обиды. Легко корчить из себя святошу, разводя руками чужую беду. большинство таких доморощенный "просветленных" могут только брехать, какие они добрые и всепрощающие, а как их кто обидит, то все, маты будут до неба стоять.

Джузеппе Орсини оказался паршивой овцой в своем семействе. В отличие от Дамблдора, в деньгах он не нуждался, а вот власти и величия хотелось. Так и он оказался на крючке у ушлого американца. А старая история со сквибами семьи Боргезе давала шанс проверить расчеты Дамблдора.
Боргезе никто не проклинал, просто произошел сбой, и у волшебника все дети оказались сквибами. Он, конечно, расстроился, ничего хорошего в этой ситуации не было. И на всякий случай заключил договор со своим родственником Орсини, чтобы тот, если с ним что-то случится, позаботился о детях, нашел им супругов-магов, и до восстановления семьи представлял ее интересы в Совете.
Неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы легкомысленного папашу не отравили.
Орсини остался с маленькими сквибами на руках. Вся магическая собственность закрылась, опекун не имел доступа в замок на острове и на зачарованные земли. Но место в Совете давало очень много возможностей для интриг.
Очень может быть, что в самом начале Орсини и собирался выполнить свой долг. Но годы шли, терять положение не хотелось. Да и вообще…
Дети старинного друга оказались женаты на магглах.
Все-таки Боргезе были сильными магами. Дар из семьи окончательно не уходил, в каждом поколении рождались сквибы. Может быть, дело было и в том, что браки часто заключали в своем кругу, может еще в чем. И уже следующие поколения Орсини следили, чтобы Боргезе не вернулись в мир магов. Они уже привыкли к сложившемуся порядку вещей и считали, что имеют право поступать подобным образом.


И вот случился прокол. Не досмотрели. Очередной сквиб из рода Боргезе женился на очаровательной Валерии Кеун, тоже сквибке. И первый же ребенок, родившийся у них, оказался магом. Причем сильным.
Флавио стиснул кулаки. Жена прижалась к его плечу. Валерио и Агнешка взялись за руки. К бабушке прижались Ливио и Елена, которых решили допустить к просмотру, ведь они и так много знали.
Гермионе было даже представить страшно, что сейчас чувствовали Боргезе. Каково гордым аристократам выслушивать сетования на то, что они родились магами. По недосмотру…
Альбус Дамблдор и Джузеппе Орсини встретились в США и вместе отправились в Рим. Исправлять недосмотр и экспериментировать.
Ливио Боргезе пребывал в перманентном шоке. Четверо очаровательных здоровых детей его совершенно не радовали. Да и как законопослушный человек, верующий католик, занимающий далеко не последнее место в обществе, может радоваться откровенной чертовщине, творящейся в детской? Игрушки летали по воздуху. Нелюбимая каша испарялась с тарелок. Если малыши пугались или сердились, то обязательно что-нибудь взрывалось или загоралось.
Прислуга носила с собой святую воду, освященный мел, соль и украдкой крестила все, что видела.
Грешили на полтергейст, это было даже модно. Только вот полтергейст следовал за семьей, причем конкретно за детьми. Семье дипломата часто приходилось переезжать. Каким образом зловредная сущность последовала даже в Каир?
Жена только руками разводила.
Детей несколько раз отчитывал священник – не помогало. Наконец очередной святой отец обрадовал несчастных родителей, что их дети – волшебники.
Ливио в ответ заявил, что шутить над его горем недостойно благочестивого человека. Какие еще волшебники?
В родне, правда, затесалась дама-медиум из России… Но вряд ли дело в ней. Как человек просвещенный и образованный, синьор Ливио в магию не верил, считая знаменитые и модные спиритические сеансы фокусами и наглым надувательством. Признавал только деревенских знахарок, так как считал, что они неплохо разбираются в травах и народной медицине.
И тут ему заявляют, что его дети – маги. Что за бред? Маленькая Ливия будет летать на метле? А Флавио, Валерио и Вирджинио проводить жуткие ритуалы и варить всякую бурду? Еще скажите, что младенцев в жертву приносить…
Пересказывая события давних лет, Дамблдор не удержался от злорадства. Ему казалось смешным, что богатый и знатный сквиб растерян и не знает, что делать с собственными детьми. Стараниями Орсини Боргезе уже давно понятия не имели о мире волшебства.
Но это был такой шанс проверить теорию… К тому же Боргезе были очень богаты даже в мире магглов. А ведь было еще много чего в мире магическом.
Обмануть двух сквибов? Провести черно-магический ритуал над детьми? Обобрать потом этих детей? А что тут такого-то? Боргезе в любом случае с голоду не помрут, а книги, артефакты и золото нужнее умным людям. Да и Орсини уже привыкли к своему положению.
Ритуал рискованный, а дети потом проживут намного меньше? Ну, что тут поделаешь, жертвы неизбежны.
Агнешка вцепилась в Валерио, у которого чуть не случился стихийный выброс.
Синьора Валерия беззвучно плакала, обнимая внуков.

Ну что же тут можно сказать? Я повторюсь, автор через свою аватарку и любимок из фика в фик постулирует, что магомир это страшное и опасное место, где царит право сильного, жопа встала - место потеряла, выживает сильнейший/хитрейший/подлейший. Если я должен принять эту концепцию ( отбросив идеалы демократии, свободы, равенства, братства и мир народам), то почему тогда я должен сопереживать лоховатым Боргезам, и осуждать крутых и подкрученных Дамблдора и Риенци? Молодцы мужики, все четко исполнили.

В доме Боргезе Дамблдор не бывал, но с синьором Ливио познакомился. У Орсини. Джузеппе представил своего английского друга, который якобы занимался наукой и работал в библиотеке семьи Орсини.
Для начала как бы невзначай сквибу продемонстрировали несколько магических книг. Он искренне удивился, что такое кто-то может серьезно изучать. В ответ Дамблдор достал волшебную палочку и продемонстрировал несколько простейших превращений.
Синьор Ливио был потрясен и спустя некоторое время начал задавать вопросы. Больше всего его, понятное дело, интересовало, откуда вообще все это берется.
«Английский ученый» подробно озвучивал известные теории, лишь незначительно искажая информацию. В бокал синьора Ливио щедро подливали зелье, снижающее критичность восприятия. Дамблдор умело закидывал крючки. Было проведено несколько сеансов внушения, после которых синьору Ливио стирали память. И вот уже он твердо уверился в том, что дети не от него.
Орсини высказал предположение, что синьору Валерию заколдовали.
Еще одно внушение, и принц Боргезе совершает неслыханный поступок: он подает на развод.
Общество было шокировано. Синьора Валерия искренне не понимала, в чем дело. Она ни разу не изменила мужу, какие могут быть сомнения? Дети похожи и на нее, и на отца. За что он так с ней? Она любила мужа…
Муж объяснил ей, что она заколдована, поэтому не замечает очевидного. И что он точно узнал: чтобы родились маги, хотя бы один из родителей должен быть волшебником. Так что никаких сомнений. Четыре монстра – не его дети.
И, получив развод, уехал из Рима.
Синьора Валерия осталась с детьми. Ее мир рухнул.
Альбус Дамблдор и Джузеппе Орсини потирали руки. Их план работал. Потрясенная деморализованная женщина оказалась легкой добычей.
Она считала, что муж сошел с ума. И что этому сильно поспособствовали дети со своими жуткими способностями.
Своих малышей синьора Валерия искренне любила, но всеми фибрами души возненавидела магию и все с ней связанное.
Орсини легко втерся в доверие к несчастной женщине и предложил помощь. Он сказал, что в таких способностях нет ничего хорошего, это дьявольский дар. И что если синьора хочет спасти своих детей, то их нужно избавить от магии. Ничего сложного, простой ритуал, так многие делают.
Конечно же, она сразу согласилась. Она спасет своих детей и их невинные души.
Настал звездный час Дамблдора. Вот только все пошло наперекосяк. То ли дети оказались слишком сильны, то ли он допустил ошибку в своих расчетах, то ли еще что, но сделать маленькую Ливию «последней в роду» у него не получилось. Более того, он сам чуть не погиб, его спас Орсини, сумевший прервать ритуал. Он же и поставил стандартный блок на магическое ядро всех детей. А очухавшийся Дамблдор изменил им и их матери память, не забыв внушение на самоубийство. А заодно и поиздевавшись над несчастной испуганной матерью. Это была его мелкая подлая месть за то, что у него ничего не вышло.
Снейп прервал сеанс. Это было слишком много для одного раза.
Ливия плакала на груди у мужа. Агнешка тряхнула головой и решительно выставила на стол вино, граппу и коньяк. Джанни принес легкие закуски.
- В голове не укладывается, - проговорил Вирджинио, разливая коньяк, - я даже Орсини понять где-то могу, хотя это и подлость, но этот мерзавец… Фактически, он без тени сомнения готов был извести целый род, чтобы просто попробовать свои силы и доказать нужность и полезность. Сколько же у него еще жертв? Хорошо, что его остановили.
- Это так просто? – спросил Скорцени. – Такие манипуляции с памятью и сознанием? Кошмар какой!
- Не так уж и просто, - ответил Снейп, принимая бокал с коньяком, - к счастью. Должен работать специалист, иначе у человека банально исчезнет кусок памяти. Частичная амнезия. Но Дамблдор – неплохой менталист. Защититься можно. Самое простое – вести дневник. И если какое-нибудь воспоминание исчезнет или исказится, тут же обращаться к специалистам в госпиталь. Амулеты есть. Одни подают сигнал, если к человеку без его согласия применяют что-нибудь из ментальной магии. Есть и такие, которые полностью блокируют попытки проникновения в чужой разум. Изготавливаются индивидуально.


- Дорого? – тут же спросил Скорцени. – Я заплачу сколько надо. Это же ужас! Как представил, что вдруг поверю, что Вальтраут не моя дочь, волосы дыбом встали.
- Думаю, что всем такие амулеты нужны, - сказала Агнешка, - синьор Аддреоти отличный мастер. Расчеты сделаю.

Что ты там рассчитаешь? лобковых вшей у Снейпа подсчитаешь? Сколько зерен в мешке, капель в море и звезд на небе?
Автор обожает писать "рассчеты" - а что за рассчеты, какие - не важно. Как в анекдоте:
-Приборы?
-Триста!
-Что "триста"?
-А что "приборы"?

Ладно, перерыв.

#дети_кукурузы #фикопанорама #длиннопост #faszyzm
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 23
Хальве!
Во время моего детства дружба проверялась не только картриджами для Денди, VHS-кассеты тоже помогали. Если у тебя кто-то выпросил на недельку кино/мульт/записи передач, а потом три недели не отдает, и твой отец идет добывать сам эту кассету - значит с таким человеком сложно дружить.

Снова Странная гостья , глава 21.

Гермиона стиснула зубы. Опять…
- Это шовинизм, - четко выговорила она, - и сексизм.
На нее с недоумением уставились все присутствующие сексисты и шовинисты. А их было большинство, включая Агнешку.
- Гермиона, давай потом об этом поговорим, - сказал Гарри, - тут столько всего организовать нужно, начиная с документов, что заранее дурно делается. А времени мало.
- Для начала стоит выбрать место встречи, - сказал Валерио, - а для этого – связаться со святыми отцами. Ну и выработать легенду. Провести несколько тренировок. В группе будут волшебники, значит, оружие можно будет провезти в уменьшенном виде. И необходимо решить вопрос с транспортом.
- Я бы предложил добираться до места с двух сторон, - сказал Скорцени, - смешанная немецко-итальянская группа точно привлечет ненужное внимание. Мои парни уже немного говорят на итальянском, но замаскировать их точно не получится. Так что мы выдвинемся со стороны Рейха.
- Оружие и снаряжение повезут мои, - сказал Валерио, - связи на границе есть, протащим. Аньезе, на тебе все магическое оборудование.
Агнешка кивнула. Скорцени злорадно усмехнулся. Дорвался-таки до новинок. Агнешка прищурилась и наморщила нос.
На этом совещание закончилось.
- Ничего, Гермиона, - сказал Гарри, - ты здесь нужнее.
Она промолчала. Нужнее… Хотя, конечно, организовать придется очень многое. Одно снаряжение группы – большая и кропотливая работа. Всем нужны аптечки, амулеты. Раз нельзя аппарировать или воспользоваться порт-ключом, чтобы покинуть территорию Швейцарии, то можно зачаровать индивидуальные порт-ключи, чтобы раненого выбрасывало из зоны поражения. И маячки нужны, чтобы быстро найти своих. Это первое, что приходит в голову, наверняка еще много чего пригодится. Оружие… Тут она не сильна, разве что уменьшать поможет.
Валерио улыбнулся.
- Я все понимаю, - тихо сказал он, - я же тоже не могу быть со всеми. Это тяжело – когда привыкаешь контролировать все от и до, а приходится перекладывать ответственность на других. Ничего, все получится. У нас просто не может не получиться.
На душе стало немного легче. Получится…
А работы оказалось реально много.
У святых отцов имелась база в Локарно. Они согласились предоставить небольшой особнячок в окрестностях этого города для устройства ловушки.
Итальянцы и англичане отправлялись в город под видом паломников, желающих посетить обитель Мадонна-дель-Сассо, соответствующие документы подготовили в течение часа. Немцы же представлялись группой туристов, стремящихся на бальнеологический курорт.
- А не скажут, что своих курортов полно? – усомнилась Агнешка.
- Сойдет, - махнул рукой Скорцени, - имеем право, если что. Добро дал лично обергруппенфюрер. Они сейчас начали слежку за Канарисом и его людьми. Главное, что непосредственное начальство не в курсе.
- Тоже шпион, что ли? – удивился Гарри.
- Нет, - ответил Скорцени, - просто он человек Гейдриха и очень не любит австрийцев. Вполне может гадость сделать.
- Как у вас все сложно, - вздохнул Валерио, расстилая на столе карту и доставая волшебную палочку.
Скорцени завистливо вздохнул. Понятно, тоже такую хочет.
Агнешка, выцарапав Гермиону из зельеварни, оперативно взялась за снабжение боевиков необходимыми амулетами. Работа оказалась чрезвычайно кропотливой.

Великие планировщики Гермиону не берут на дело, а она обиделась будто канонная.
После того, как она в министерстве работала белитером к Арке.
После того, как она дала себя скрутить Агнешке.
После того, как она не бунтовала и не сопротивлялась жизни с фашистами.

А тут она значит переживает, что её с собой не берут. Господи, тутошняя герма, как Тонкс-ромашка у ГХА в Чарде - ну не может такая размазня занимать канонное место, и делать дела похожие на канонные.
Вот этого почему-то адепты учения "это художественное произведение, а не документальное" не понимают. Впрочем известно почему, когда творишь безмозглым образом, не обдумывая сюжета и не осознавая что у тебя за персонажи,хочется чтобы никто не мог поправить.

Снова вызванные дед и внук Адреотти тщательно проверяли уже имеющиеся артефакты. Агнешка научила Гермиону правильно считывать ауру человека, чтобы создавать именные амулеты. К имеющемуся арсеналу добавили сквозные зеркала для связи. Так как Скорцени был пусть и слабым, но все-таки магом, то все управляющие контуры немецкой группы замыкались на него. Он старательно учился управляться с магическим хозяйством.
Личные данные требовались и слаженной команде зельеваров, которые дополняли аптечки специальным эликсиром, позволяющим видеть даже в полной темноте.
Гарри шил «туристическое снаряжение» из специально зачарованных тканей с кучей тайников в самых неожиданных местах.
Агнешка озаботилась артефактами, полностью скрывающими магическое излучение. Ясно же, что и Дамблдор, и «Мюллер» первым делом проверят место встречи именно на это.
Еще важным моментом оказались сухие пайки для обеих групп. Мало ли, что случится, голодными сидеть никто не будет. Чары позволяли сохранять продукты свежими, так что консервами и галетами было решено не ограничиваться.
Проблему вызвало хранение и транспортировка уменьшенного оружия и боеприпасов. В случае стремительного развития ситуации времени все расколдовать могло и не хватить. Агнешка рассчитала настоящее чудо: крошечные коробочки мгновенно раскрывались, их содержимое тут же принимало нормальный вид. Более того, каждый боец тут же получал именно свое снаряжение.
Немцы и итальянцы корпели над планами особняка, отрабатывая потом на тренировках различные варианты развития событий.
- Нужна пара грузовиков, - сказал Скорцени, - и легковая машина с мощным мотором. Эх, что жалко, наши пулеметы сейчас так просто не получишь. Извини, Валерио, «Бреда» неплохие машинки, но наши MG лучше.
За время мозговых штурмов и совещаний с расчетами они как-то незаметно перешли на имена и на «ты».
- Я не спорю, Отто, - вздохнул Валерио, - вот еще проблема. Машины можно заказать у «Альфа-Ромео», они для нас двигатели делают. Я так понимаю, нужен экранирующий магию большой багажник, из которого невозможно аппарировать? И магические усилители для моторов. Надеюсь, Аньезе справится, дикий объем работы.
- Завидно, - ответил Скорцени, - вот и сравнишь отношение. У меня парни в шоке, как у вас тут все подгоняют и рассчитывают. А у нас… Сунули нечто непонятное, а потом всех бросили. Ух и подправлю я кое-кому наглую морду.
Сливать информацию требовалось очень и очень осторожно. Первым в игру вступил Гарри, точнее – его история и изображавший его маг. Нужно было умело распустить слухи, которые бы гарантированно дошли до нужных лиц. Была придумана почти шедевральная легенда – Гарри представлялся беглецом, сумевшим вырваться из итальянского плена, урвав знания о новейших достижениях местных магов и магглов. Вырваться сумел только в Швейцарию, всего боится, ничего и никого не знает, но ищет связи с англичанами.
Скользким моментом оставалось то обстоятельство, что с пленного англичанина почему-то не взяли клятву. Придумали, что Гарри удалось прикинуться сквибом. Легенду одобрили и запустили. Оставалось ждать, надеяться и готовиться.
Гарри снова брал все на себя и оказывался на острие атаки. Но теперь он был не один, лишь с парой друзей за спиной. Да и друг (Рон) оказался сомнительным. Хотя материальная заинтересованность часто оказывалась сильнее идеологической.

Интересно, Зи реально такая дура? Или она судит по себе, что дайте денег - и я сделаю любую подлость, например буду прикидываться чьим-то другом?
Рон в каноне ( а любой фик отталкивается от канона, по другому нельзя) искренне подружился с Гарри и Гермионой, их дружба была взаимной, и будучи частью Трио, он пережил немало опасный приключений, испытал уйму страхов. Кабы он не был настоящим другом, он бы быстро растворился, ушел от Поттера, чтобы в беду не попадать.
(В каком-то старом фике даже было что-то подобное - у Гарри был пейринг с Лавандой, но она ему потом сказала что расстается с ним, ибо его приключения её тревожат.)

Гарри… Гермиона вдруг поняла, что если с ним что-то случится, то ее сердце остановится. Он и сюда-то попал только потому, что хотел защитить ее.
И она старательно выполняла распоряжения Агнешки и работала до изнеможения. Вечером все почти падали. Джанни старательно готовил самые питательные блюда. Ужинали в палатке не только ее постоянные обитатели, но и Скорцени, Айсман, синьорина Руджиери и синьор Тоцци. Елена и Ливио по мере сил помогали в зельеварне. И вот наконец пришла весточка из Щвейцарии. С Гарри, которого пока изображал агент Инквизиции под обороткой, согласился встретиться представитель английской разведки. Пора было вступать в игру.
Айсман по своим каналам выяснил, что непонятным англичанином заинтересовалась немецкая разведка. Причем не столько магглы, сколько маги.
- Группенфюрер теперь эту кодлу контролирует, - сказал он, - не такая уж и большая у них власть. Больше пыли в глаза пускают. Тащат все под себя, а отдачи почти что и нет: ни нормальных артефактов, ни помощи.
- Думаете, все получится? – спросила Агнешка.
- Должно получиться, - ответил Скорцени, - знаете, фройляйн, мне кажется, что магия – очень непростой дар. Не то чтобы маги были обязаны приносить пользу своей стране или вообще приносить пользу, но ограничения в любом случае должны быть. Я понимаю, что кто-то может считать себя намного выше обычного человека. Я вот тоже многое не могу и завидую. Но… Как бы это сказать… Всегда есть грань, которую не стоит переходить. Люди не боги, даже если у них имеются необычные способности.
- Не боги, - повторил Валерио, - просто люди. Но они отчаянно хотят стать если не богами, то равными им. Отсюда и все проблемы.
И вот настал день, когда и группы были готовы, и долгожданная встреча почти назначена. Первыми отправлялись немцы, у них был более протяженный маршрут. Айсман пока оставался для координации действий.
Через пару дней отправилась в путь итальянская группа. Гарри и Снейп ехали под обороткой. Гермиона с трудом удержалась от слез.
- Не вешай нос, подруга, - улыбнулся ей Гарри, - все будет хорошо. Вернемся с победой, а ты придумаешь новые чары для шитья. Договорились?
- Договорились, - шмыгнула носом Гермиона и крепко обняла своего друга.
А синьорина Руджиери украдкой перекрестила Снейпа. Синьор Тоцци, не скрываясь, утирал слезы. Он прощался не только с дорогим коллегой, но и с внуком. Все ученики Гермионы входили в группу.

Как мило, потерявшие берега фашисты и их нацистские друзья, осуждают такое, когда одни считают себя превыше других.Неудивительно что этот дурной и мертвый диалог оборвался.

Хоть народу осталось много, все равно казалось, что палатка опустела. Сумасшедшая гонка с подготовкой закончилась. Гермиона чувствовала себя, как бегун на длинную дистанцию, добежавший до финиша и упавший на землю за заветной лентой. Теперь оставалось только ждать.
- Аньезе, прекрати все снова и снова пересчитывать, - выговаривал Валерио, - сделано все, что только можно. Хватит себя накручивать. Все много раз перепроверили. Ты даже по пять порций томатного супа на каждого зачаровала.
Гермиона вздохнула. Да уж, контейнеры с едой, которыми могли пользоваться и магглы, тоже представляли собой настоящий шедевр. Несколько магически увеличенных отсеков позволяли хранить еду, требующую разных температурных условий. Учитывалось все, что только можно.
Восхищенные немцы тут же запросили для себя все оборудование. Валерио и Агнешка только рукой махнули. Не жалко. Патент все равно итальянский.
- Наша задача – быть на связи и помочь с пересечением границы, - пояснил Валерио, - не исключено, что за парнями будет погоня. У меня есть личное разрешение дуче вскрыть границу в условленном месте. Проглотят швейцарцы, никуда не денутся. Скандалом больше, скандалом меньше…
Агнешка кивнула.
- Как-то они там? – вздохнула она.

Время тянулось убийственно медленно, все валилось из рук. Не хотелось абсолютно ничего. Ужасное ощущение. Наконец Валерио получил условный сигнал.
Встречать рванули все, Елену и Ливио с трудом оставили дома. Большую группу бойцов, технику и вооружение к границе переместили порт-ключом.
Бойцы скрытно переместились к пограничному пункту. Валерио в компании Агнешки, Гермионы, синьорины Руджиери и синьора Тоцци сидел в открытой машине и изображал, что у него не в порядке документы. Он был в штатском.
Итальянские пограничники старательно изображали бюрократическую волокиту. На них с интересом поглядывали швейцарские коллеги.
Сердце колотилось, как сумасшедшее. Конечно, на момент сообщения все были живы, но ведь случиться могло все что угодно.
Неожиданно послышались выстрелы. Что это?!
- Автоматные очереди и пулеметы, - тут же определил Валерио, - вперед!
Из укрытий с ревом моторов рванули мотоциклисты. Обалдевшие от такой наглости швейцарские пограничники и таможенники сопротивления не оказали. Уже через минуту оба шлагбаума были подняты, а бойцы Дечимы заняли позиции на территории швейцарского пропускного пункта, чтобы поддержать своих.
Стрельба приближалась. Скоро можно было увидеть несущуюся на бешеной скорости легковую машину. За ней, перекрывая всю дорогу, шли два тяжелых грузовика. Стреляли из них и по ним.
- В укрытие! Быстро! – скомандовал Валерио.
И подтолкнул Агнешку к зданию погранзаставы.
- Я кому сказал!
Машины пронеслись через оба пограничных пункта и остановились. Мотоциклисты вернулись на итальянскую территорию и принялись обстреливать преследователей. Те не ожидали столь массивного сопротивления, и вскоре все было кончено.
- Гарри! – крикнула Гермиона. – Где Гарри?
- Я здесь, подружка! – счастливый Поттер тут же был обнят, затискан и облит слезами.
Синьорина Руджиери всхлипнула и, отбросив сдержанность, бросилась на шею Снейпу. Синьор Тоцци обнял внука.
Бойцы спрыгивали с грузовиков. За рулем легковой машины оказался Скорцени собственной персоной. Он лихо козырнул и щелкнул каблуками.
- Разрешите доложить! Задание выполнено. Оба мага обездвижены и доставлены. Потерь нет, двое легко ранены.
- Отлично! – широко улыбнулся Валерио. – Просто отлично! Потом в Омуте Памяти все покажете. Интересно же!
- Еще бы! – не менее широко улыбнулся Отто Скорцени.
- Ну, и где пленники? – потер ладошки отец Берлуччи.
За его спиной маячило не менее десяти коллег.
Скорцени широким жестом указал на багажник своего автомобиля.
- Гарри, это точно Дамблдор? – тихо спросила Гермиона.
- Он самый, - кивнул Поттер, - только… Ну, в общем…
Понятно, что бойцы с пленными не церемонились. Особенно досталось немцу. Попомнили ему амулеты. Синяки и кровоподтеки не красили обоих.
- У меня условие, - тут же сказал Валерио, - я должен получать всю информацию. Это касается моей семьи и наших союзников.
- Вы получите всю информацию, - наклонил голову Берлуччи. - Внезапно вскрылся кошмарный заговор против европейской магической аристократии, да и, пожалуй, против всей Европы. Если бы не вы, ваши подчиненные и союзники, то страшно даже представить, что могло получиться.
- Вы не смеете меня задерживать! – проблеял Дамблдор. – Я гражданин Великобритании и находился в нейтральной стране.
- А глушители магии и ловушки вы для кого приготовили? – нехорошо прищурился Снейп. – Для граждан своей же страны? И опять-таки на территории Швейцарии? Что планировали с нами делать? Молчите? Ничего, Святая Инквизиция и не таким языки развязывала.
- Вы оба обвиняетесь в проведении ритуалов черной магии, - четко проговорил Берлуччи, - а это не имеет срока давности. А согласно старым договорам, мы имеем право брать таких как вы в любом месте, даже в убежищах. Взять их!
Второй пленник молчал. Видимо, понимал, что игры кончились.
- Это точно «Мюллер»? – по-немецки спросила Агнешка у Скорцени.
- Он самый, - ответил тот, - пользовался тем же амулетом. Уж мы его сразу опознали.
Майер, едва не ставший одержимым, демонстративно почесал кулаки. Похоже, что молчал маг еще и от боли. Приложили по полной программе. Но жалко его не было.
- У них было много амулетов? – спросил Валерио.
Снейп указал на большой контейнер. Да уж… Подготовились. Да только не ожидали профессиональных диверсантов с маггловской подготовкой и магической поддержкой.
Ранеными оказались один из немцев и Уго. Их тут же отправили в магический госпиталь, мало ли что. В случае конфликта с магами помощь могли оказать не только сквибам, но и магглам. Тем более тем, которые находились на службе у самого Боргезе. Гермионе показалось, что с Валерио стали общаться намного почтительнее.
Пленных и отобранные у них амулеты забрали святые отцы. Остальных порт-ключами переместили на базу в Специи.
Персоналу пограничного поста выдали премию лично от Боргезе. И несколько бутылок вина для командира.

Существует мнение, что Швейцарию Гитлер не тронул потому, что там хранилось золото Рейха, и других важных игроков. Поэтому "горную копилку" и не трогали ( а не потому что как швейцарцы воображают, будто бы одна их страна страшнее всего Восточного Фронта).
А тут значит итальяшки так громко все устроили, еще и наследили.

Как обычно, экшн за кадром, просто привезли побитых пленников, которые - вот ужас!- что-то замышляли против аристократов! А мы помним, что против аристократов нельзя выступать, это грех , смертный. Аристократы имеют право на все, даже уничтожать тех, кто не вышел рангом,расой,нацией или еще чем.

Перерыв.

#дети_кукурузы #фикопанорама #длиннопост #faszyzm
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 22
Первая часть https://fanfics.me/message526950

После дурной болтовни, от которой глаза закрываются, персонажи постановили:
Этого вашего профессора выдерну откуда угодно, - жестко проговорил Валерио, - хоть из ада. Он должен ответить за свои дела.
- Значит, заманиваем в Швейцарию, - сказал Гарри, - надеюсь, немцы не помешают.
- У этих двоих должны быть хорошие связи в этом их Управлении, - сказала Агнешка, - Скорцени же с самим начальником общается. Вот и пусть попросит, чтобы на резидентов цыкнули.
- Как у тебя все просто! – восхитился Валерио. – Но это мысль. Думаю, что он не откажется помочь.
- Куда он денется, - проворчал Гарри.
- А что говорят Орсини? – вспомнила Гермиона. – Их же допрашивали?
- Берлуччи обещал рассказать, - Валерио наконец добрался до булочек.
- Ох, ужин же! – спохватилась Агнешка. – Джанни, ужин готов? Вы сами-то ели?
- Какая тут еда, - вздохнул Гарри, - вас ждали.
- Не беспокойтесь, синьорина, все в лучшем виде. Сейчас подам, - судя по всему, застать врасплох Джанни было непросто. – Как раз привезли лососей. Отменные, иначе и не скажешь. Запечь дело нескольких минут, у меня все готово. Если вас не затруднит…
Агнешка помчалась на кухню активировать плиту. Мария начала накрывать на стол.
И только тут Гермиона поняла, что очень хочет есть. Да уж, когда волнуешься, кусок в горло не лезет. И, похоже, что это происходило не только с ней. Закуски со стола смели в мгновение ока. И только получив по второй порции нежнейшего лосося, запеченного на углях, да с картофельными крокетами и салатом, жевать стали медленнее.

Все волновались, ажно кусок в горло не лез - и тут же описание, что и сколько жрали. Чисто как в детективах дарьи донцовой, где некоторые персонажи на вопрос "Ты что есл?" отвечают "Ничего!" - а сами до этого слопали несколько сосисок в тесте, бутерброды с икрой и что-то еще. Но раз сейчас у меня во рту ничего нет, значит не ел. О-ох!
Так волнение и потерю аппетита не пишут. Для наглядности https://www.youtube.com/watch?v=QP-ErYbUPAY&list=PLVtYY3Ujl33P1k23T7IyIRwGT67dNzWDS&index=37 - есть момент когда Рокфору пофиг на сыр, что для него нонсенс. Автор, учись хоть у мультсериалов, если это проще.

- Завтра же побеседую со Скорцени, - сказал он, - сейчас идут переговоры, немцы хотят вместе с нами брать Гибралтар.
- Примазываются, - заметила Агнешка.
- Не без этого, - кивнул Валерио, - я сказал, что тех парней, что тренируются с нами, я взять могу, потому что уверен в качестве их подготовки. Не знаю, что решат с флотом и авиацией, но для Скорцени и его людей важно, если они будут с нами на острие атаки. Так что у меня есть, что ему предложить. Поторгуемся.
Гарри разлохматил себе волосы.
- Насколько я понял, - сказал он, - там самое сложное – это отход обратно в Италию вместе с пленниками. Особенно, если группа захвата нашумит. Порт-ключи исключаются?
- Защита над Швейцарией самая мощная в Европе, - кивнул Валерио, - получить официальный порт-ключ практически нереально. Любой запрос – утечка информации. Проникнуть на территорию можно только маггловским способом. И так же уходить.
- Значит, встречу надо назначать максимально близко к границе, - сказал Снейп.
- Понятно, что оптимальный вариант – кантон Тичино, - согласился Валерио, - нужно узнать, что там есть у наших разведчиков. Я бы даже предпочел действовать через святых отцов, у них там точно база имеется.
- Не думаю, что Дамблдор, после того, что натворил, захочет контактировать с Инквизицией, - сказала Гермиона.
- Нужно все перепроверить, - сказал Валерио, - малейшая ошибка может привести не только к неудаче, но и к гибели группы.

Мда, непонятно про что речь, про рейд на Гибралтар, или про захват Альбуса. А Боргезе и его шлендра конечно свиньи неблагодарные, ибо это данность историческая - успехи Италии основаны на немецкой военной поддержке.

Снейп несколько раз кивнул.
- Меня вообще беспокоит вся эта ситуация, - сказал он, - надеюсь, что Берлуччи со своими коллегами проверят и другие семьи из тех, кого вы называете «черной знатью». Может быть, еще у кого магию блокировали? Или проводили еще какие-нибудь ритуалы? И я все еще не понимаю, чем итальянская аристократия помешала английским волшебникам?
- Думаешь, что это не самодеятельность Дамблдора? – спросил Гарри.
- А кто такой Дамблдор в то время? – вопросом на вопрос ответил Снейп. – Как ученик Фламеля он мог рассчитывать на внимание к своей персоне, но мы уже выяснили, что это выдумки. Тот же Орсини стал бы общаться с безвестным и безродным англичанином? И не просто общаться, а совместно совершать преступление?
- Я только сейчас поняла, что почему-то не нашла никаких упоминаний о совместной работе Дамблдора с Фламелем в книгах, - проговорила Гермиона, - только на вкладыше к шоколадной лягушке. Странно, правда?
- Ничего странного, - ответил Валерио, - книги не все читают, а сладости едят. Особенно в детстве. И если ребенок привык к какой-либо информации с раннего детства, то потом он ее перепроверять не будет. А на фантиках и вкладышах можно что угодно писать. Хитрый ход. Даже если найдется кто-то дотошный, то всегда можно сослаться на ошибку. И я тоже не понимаю, зачем англичанам делать гадости итальянцам. Учитывая тесные контакты этого вашего Дамблдора с Гриндевальдом, я сперва подумал на немцев. Тоже непонятно. А вот если предположить, что он работает или работал на американцев… То многое становится понятным.

Гениально!
То есть можно на вкладышах печатать все что душе угодно, и никаких проблем? А кто ранее пыжился и тужился, расписывая патенты и копирайты, про авторские права, боксирование адвокатами - и это во время войны? Типа к Дамблдору Фламель не ходил судиться "Ты чего меня к себе приписал?!", и компенсации не требовал?
Видали, теперь еще и американцы негодяйничают.

Агнешка нахмурилась и кивнула.
- Ты прав, - сказала она, - в той реальности, из которой мы пришли, Европа оказалась полностью обескровлена. Британская Империя развалилась. Русским пришлось очень многое восстанавливать. А американцы быстренько прибрали к рукам все, до чего смогли дотянуться. Плюс избавились от золотого стандарта и посадили весь мир на долларовую иглу. Вот им аристократия с традициями, семейными секретами и тайными знаниями точно как кость в горле. А Дамблдор и Гриндевальд обижены на всех, в том числе и на аристократию. Готовые агенты.
- И конфликт со Святым Престолом, - напомнил Валерио. – Особенно если учесть дикое количество всевозможных сектантов в США, многие из которых христиане только по названию.
- Папа против американцев действовать не будет, - сказала Агнешка, - он под их влиянием. И деньги туда вкладывает.
- Он не все решает, - заметил на это Валерио, - и ему просто не доложат о наших планах. К тому же Америка далеко, а итальянская армия рядом. Пора спать, я все-таки здорово устал ото всего этого. А завтра будем договариваться с немцами.
Бу-га-га, я знаю кто это оценит.
Акцио Desmоnd !

Переговоры с немцами проходили в палатке под магическое вино с закусками. Скорцени наконец сумел рассмотреть столь интересующее его жилье. Они с Айсманом были в полном шоке от восторга.
- Какая потрясающая вещь! – уже в который раз повторял Скорцени. – Эх, нам бы с женой такую! Мы медовый месяц в Италии провели, на мотоцикле до Неаполя доехали. И обратно так же. Была бы такая палатка… Да и сейчас не помешает. Дочери точно понравится.
- Без волшебной палочки плиту и прочее не активировать, - сказала Агнешка.
- Да даже без плиты, - махнул рукой австриец, - сантехника работает? Что еще нужно? А поесть и в трактире можно или в каком-нибудь кафе.
Айсман пил вино, расположившись в кресле.
- Послушайте, - прервал поток восторгов Валерио, - мне нужна ваша помощь. Очень интересуют связи в Берлине. Нам необходимо поймать и допросить двух магов. Один из Англии, второй ваш. Очень может быть, что мы знаем его как Мюллера. Для меня это личное дело, касающееся моей семьи. Но, по имеющимся фактам, могу сказать, что эти два типа, скорее всего, связаны с нашими врагами. И если их не остановить, то всю Европу – и не только ее – ждет печальный конец.
- А поподробнее? – тут же подобрался Скорцени, у которого были личные счеты к Мюллеру.
Айсман согласно кивнул.
- Мне, моим братьям и сестре в детстве блокировали магию, - сказал Валерио, - потом нам поставили блок на память с дополнительной установкой. Как только мы попытались бы восстановить память, то сработал бы приказ на самоубийство и убийство близких. При этом обманули наших родителей. Один из участников этого свинства, а над нами еще и темно-магический ритуал проводили, был англичанин Дамблдор. И очень похоже, что наша семья не единственная его жертва.
- Ничего себе! – проговорил Скорцени.
- А второй? Немец? – уточнил Айсман.
- А вот с ним все очень интересно и непросто, - сказал Валерио. - Гарри, расскажи про Гриндевальда.
И Гарри начал рассказывать.
Скорцени и Айсман слушали очень внимательно, иногда задавая вопросы.
- Если бы не приключения тут у вас, - сказал Скорцени, когда рассказ подошел к концу, - в жизни бы не поверил, честное слово.
- Если отбросить волшебство, - не согласился с ним Айсман, - то все выглядит очень правдоподобно. Вы бы видели, сколько идиотов завербовали, пользуясь именно обидами на весь мир. И желание отомстить часто делает из законопослушных граждан настоящих преступников. Вы считаете, герр Поттер, что этот Гриндевальд может быть Мюллером?
- Да, для этого есть основания, - ответил Гарри.
- Проблема в том, - сказал Валерио, - что мы не знаем, насколько глубоко внедрена шпионская сеть. Поэтому доверять можно только ограниченному количеству людей.
- И никаких контактов с Абвером, - тихо сказала Агнешка, - у адмирала Канариса слишком большие симпатии к Великобритании.
- Серьезно? – переспросил Скорцени.
Айсман нехорошо прищурил свой единственный глаз.
- Если это действительно так, - сказал он, - то я извещу лично группенфюрера. Нельзя допустить, чтобы враги чувствовали себя безнаказанными и творили свои черные дела. После истории со Штирлицем я уже ни в чем не уверен. Зараза проникла на самый высокий уровень.

Планируется спец-операция, речь идет о необходимости поймать двух серьезных магов, операция крайне важна - и при этом много места уделено восхищению волшебной палаткой. Зи, непочитай нас - ты пишешь про реальных людей, который до своих постов дослужились. И уж они-то должны уметь сосредоточиться на текущей задаче, а не чепухе. Это военные люди. а не домохозяйки из Питера.

Напомню, Мюллер - начальник гестапо. и уж туда всех подряд не гребли. Нацисты всю дорогу были озабочены поискои идеала, все должно быть лучше самого лучшего, арийцы самыми арийскими - в общем не та это организация, куда можно всякого сброда набрать.

- Телефоны прослушиваются, - напомнил Валерио, - думаю, что стоит воспользоваться связями святых отцов. Политика политикой, но черную магию они клялись не допускать. А магические клятвы – это очень серьезно.
- Всегда терпеть не мог всю эту монашескую братию, - признался Айсман, подставляя бокал Гарри, который откупорил следующую бутылку, - но признаю, что в этом случае они абсолютно правы. И если они смогут помочь, то с радостью соглашусь. Итак, что от нас требуется? Я извещу группенфюрера о готовящейся акции и запрошу помощь. Гауптштурмфюрер, я так понимаю, примет непосредственное участие и поставит в известность обергруппефюрера Кальтенбруннера. На вас техническое обеспечение, связь и собственно приманка для шпионов.
- Жалко, что не смогу поучаствовать лично, - вздохнул Валерио, - приказ дуче – не покидать территорию Италии.
- Это понятно, - кивнул Скорцени, - на вас слишком много завязано. Ну, хоть доберусь наконец до ваших амулетов.
- Я пойду с группой, - сказал Гарри, - это не обсуждается. У меня свои счеты с Дамблдором.
- И у меня, - сказал Снейп.
- И я пойду, - подхватилась Гермиона.
- Не пущу, - тут же сказал Валерио, - Гермиона, не сердись. Это слишком опасно. И твоим друзьям будет легче, если они будут знать, что ты в безопасности. Будешь помогать нам с Аньезе. Уверяю тебя, работы будет очень много.
Вот именно. Гермиона, ты жеженщина, тебе одна программа - киндер, кирхе, кюхе, начинай готовиться. Нам весь фик твердят. что ты хочешь себе черноглазого итальянца и уйму детей - а значит все, из когорты героинь ты выпала, а мысль, что можно и семейное счастье, и героем быть, и карьерно состояться. это для автора ересь.

Глава закончилась. И знаете, я кое- что забыл. А именно - нам предлагают сопереживать, что семью боргезе посетили беды, что негодяи им мозги форматировали, что гады им акую подлянку сделали. Но при этом автор топит за то, что магомир - дикое место, где всегда несправедливость, где важно кто твоя крыша, и право сильного в полный рост. Принимая ( всего на один миг) эту концепцию, я не сочувствую Боргезе, а смеюсь над этими лохами.
Гиеньим хохотом.

Спасибо за внимание , всем Магомаева https://www.youtube.com/watch?v=GPrWON4vCzQ

#дети_кукурузы #фикопанорама #faszyzm
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 65
Хальве!

Недавно разбирал шкафы, сортируя нужное и то, что на выброс. И боже мой, как много у меня было VHS кассет. Все они - реликвии иного времени, от которых пришлось избавиться.А ведь они столько радости дарили!
Каждая кассета - это память, о том как их дарили.И как их ждал ( некоторые), и как просил, как предвкушал. Некоторые кассеты приносили радость, другие - разочарование ( одноголосую локализацию я дико ненавижу, поэтому с той поры можете хоть как соблазнять меня точностью перевода. если дубляж одноголосый - сразу нахрен).

Но самые любимые - это самописы. Их помню практически все, и каждый дарил много счастья. И то характерно, порой на самописах соседствовали самые разные передачи, кино и мульты. Розовая пантера с котом Леопольдом. плюс эпизод старого кукольного шоу? Окей.
Чокнутый и Город собак? Возможно.
Уйма советских мультфильмов пополам с парой серий Алладина? Нет вопросов.
Показать полностью 2
Показать 20 комментариев из 89
Хальве!

Сегодня хуже, чем вчера,
Все задом наперед.
Опять жара, жара, жара
Достает.
И одинокая мигрень,
Подруга дней моих,
Меня любила целый день
За двоих.

Нет, это я не пою песню группы "Агата Кристи", это явам рассказываю окружающую меня реальность. В Томске +33, это охренеть можно.
Но продолжим разбирать фик Странная гостья, и глава 19.

За ужином она виновато поглядывала на Валерио. Тот вопросительно приподнял брови, бросил взгляд на Агнешку. Показательно вздохнул.
От этого стало еще более неловко. А тут еще Снейп со странно мечтательным видом. Интересно, о чем задумался? О яде василиска?
- Как успехи? – спросил у него Валерио.
- Замечательно, - ответил Снейп, - у синьорины Руджиери столько потрясающих идей. Прошу меня извинить, мне нужно многое обдумать.
И положив салфетку на стол, он отправился в свою комнату.
- Очень интересно, - заметил Гарри, - если бы это не был Снейп, я бы подумал, что он влюбился.
- Почему ты думаешь, что Северус не может влюбиться? – удивился Валерио.
- Слишком ядовитый, - пояснил Гарри, - мне вообще кажется, что он любит только свои зелья.
- Ну, как я понял, наконец нашлась дама, которая тоже очень любит зелья, - сказал Валерио, - не знаю, насколько она ядовитая, но это очень важно, когда есть кто-то, кто разделяет твои увлечения. Поверь, жить рядом с человеком, который не понимает дела всей твоей жизни, ужасно. Ты ведь ничем не можешь с ним поделиться. Все твои планы, сокровенные мысли, надежды, все это для него – пустой звук. А для тебя – вся жизнь.
Гермиона с интересом взглянула на него. Похоже, что речь шла о покойной жене.
- Синьорина Руджиери дама самостоятельная, - заметила Агнешка, - как бы не решила, что Северус хочет таким образом к фамильным секретам приобщиться.
- Думаешь, может отравить? – спросил Гарри. – Снейпа даже волдемортова змея не взяла.
- Вряд ли она его отравит, - не согласилась Гермиона, - они очень увлеченно разговаривают. О зельях.
- Посмотрим, что получится, - подвел итог Валерио.
Так что на следующий день Гермиона нет-нет да и посматривала на двух Мастеров зельеварения. И с чего Гарри вдруг решил, что Снейп влюбился? Он просто нашел для себя интересную собеседницу. Синьор Тоцци хорошо разбирался во многом, но он больше практик. Все-таки работа в аптеке не подразумевает научных исследований и открытий. Большинству требуются обычные лекарства и ингредиенты для домашней зельеварни.
- Думаете, синьор Боргезе согласится продать яд? – между тем спрашивала у Снейпа синьорина Руджиери. – Я хорошо заплачу. Может это странно, но я собираю яды и другие зелья, которые приготовили члены моей семьи. У меня уже внушительная коллекция.
- Вот бы взглянуть хоть одним глазком! – благоговейно прошептал синьор Тоцци.
- Совершенно согласен с коллегой, - сказал Снейп, - любой зельевар отдаст все что угодно за возможность увидеть это чудо.
- У вас много ядов, да? – спросила Елена. – Вы их собираете? А у нас с Ливио сварить такое не получится.
- Напрасно так думаешь, - ответила ей синьорина Руджиери, - самый лучший яд сварила моя пра-пра-прабабушка. Она была сквибом, и от нее отказался жених. Пришлось травить.
- Дело чести или это чтобы другие не вздумали отказываться? – уточнил Снейп.
- Думаю, и то, и другое, - сказала синьорина, - и уязвленное женское самолюбие, конечно же. Она была очень красива и умна. Следующий жених нашелся очень быстро. И брак оказался удачным. Они любили друг друга, а все их дети оказались сильными магами.
- Значит, мы с сестрой тоже можем сварить что-то такое? – спросил Ливио.
- Тут важна интуиция, - многозначительно подняла указательный палец синьора Руджиери, - многие зельевары предпочитают работать с магически сильными ингредиентами, которые просто не дадутся сквибам. Найти замену, да еще так, чтобы не ухудшились свойства зелья, очень сложно.
- Много-много скучных расчетов, как говорит Аньезе? – уточнила Елена. – Она так ответила, когда мы спрашивали про артефакты.
- Она совершенно права, - кивнула синьорина, - без расчетов, знания свойств ингредиентов и материалов ничего не получится. Интуиция и чутье – это уже следующая стадия. У многих это приходит с опытом. Хотя проще тем, у кого этот дар присутствует с рождения.
Гермиона задумалась. А ведь действительно. Кучи свитков и тетрадей с формулами и расчетами у Агнешки и Валерио. Сложные таблицы совместимости в зельеварении. Наверняка что-то такое есть у артефакторов. А в Хогвартсе нумерология, руны, кабалистика – все это шло факультативом. И особым спросом у студентов не пользовалось. Понятно, что проще было добрать необходимый минимум для сдачи С.О.В.У. с помощью прорицаний, УЗМС и маггловедения. На сложные предметы шли или такие любители учиться как она, или те, кто уже с самого детства был заточен на получение Мастерства в определенной области. Интересно, как с этим обстоят дела в Италии? Надо бы узнать.

Мда, во вселенной Зи враг тогда враг, когда на нем это написано, на спине, краснойкраской. Подумаешь отравительница, все ведь норм.
Вооб я много думал над тем, как Зи в своих фиках обесценивает Снейпа, дескать он только зелья варит, о зельях думает, о зельях говорит, это скучно. Так вот, беда мне видится в другом, в том что зюзин Снейп - он не описан любящим свое дело. Возьмите любого этнузиаста, который любит свое дело, он вам сядет на уши, и расскажет все, о том, что любит. В каноне Снейп давал убедительные речи на зельеварении и Защите, ив этих небольших отрывках было видно, что это важные для него темы, он их высоко ценит. Краткими фразами мама Ро обозначила то, что иной фикер большим кирпичем текста сказать не в силах.

И снова рассчеты, кто с кем должен жениться. Годная мысль. которая в руках автора превращается в нечто жуткое.

Узнать оказалось очень легко, необходимой информацией обладала Агнешка. А разговор начали Ливио и Елена.
- Хочется всего и сразу, да? – лукаво улыбнулась Агнешка. – А так не бывает.
- Мы хотим учиться, - горячо заявил Ливио, - ты же знаешь, что мы стараемся. И расчеты совсем не скучные, если знаешь, что у тебя может получиться.
- Вы оба молодцы, - сказала Агнешка, - я вами, как своими учениками, очень горжусь.
Дети расплылись в довольных улыбках.
- А в школе в Риме и в той, второй, нумерологию и прочее изучают? – спросила Гермиона.
- Факультативно, - ответила Агнешка, - как и везде. Школы в основном нужны для магглорожденных, слабых магов и тех, кто не может оплатить хороших учителей. Их учат справляться со своим Даром. Ну и базовому набору чар, заклинаний, прочих навыков. Кто хочет учиться, ищет возможности. Талантливым студентам могут предложить помощь и покровительство. Ученичество. А кому-то хватает минимума.
- А я бы хотела сварить тот яд, про который рассказывала синьорина Руджиери, - сказала Елена, - тот жених поступил очень плохо, когда отказался от своей невесты. Правильно она его отравила.
Валерио хмыкнул.
- Знаешь, дочка, иногда стоит попробовать договориться, а уж потом травить. Но мне нравится, что ты хочешь учиться.
- Мы все сварим, - даже несколько кровожадно заявил Ливио, - и яды, и лекарства!

Милые детки, правда? Увлеченные ядами, активные шалуны, любят покушать, искупаться, им интересная темная магия, и совершенно плевать на маму - я один тут вижу знакомую криповую девочку-ящерицу?

Послышался хлопок аппарации, и в палатку вошел Флавио.
- Добрый вечер, - поздоровался он, - Валерио, у меня новости. И не самые приятные, надо сказать. Я тут прикормил Берлуччи – он и сообщил. Орсини требуют, чтобы в качестве компенсации за потерю нашего места в Совете ты женился на представительнице их семьи.
- Что? – переспросил Валерио. – Они что, совсем с ума сошли? Ты сам говорил, что договор был заключен на то время, пока члены нашей семьи остаются сквибами. Сроки вышли, условия выполнены. Я так понял, что больше никаких договоров не было.
- Все верно, - ответил Флавио, которому придвинули стул и налили вина, - но они настаивают. Там такая казуистика, что черт ногу сломит.
- Да какая еще казуистика! – возмутился Валерио. – Им никто не мешал предложить свою невесту любому из наших предков. Рождение мага гарантировано, как и благодарность за помощь. Я это так не оставлю. Северус, проверяй блоки на нашей памяти. Я тебе полностью доверяю.
- Конечно, - согласился Снейп.
- Думаю, что начать стоит с меня, - предложил Флавио.
- Ты старший, - напомнил Валерио, - тебе могли что-то более сильное поставить.


- А еще ты у нас самый сильный маг, - усмехнулся старший брат, - так что более сильный блок может быть у тебя.
- Я могу для начала просто проверить блоки на памяти у вас обоих и у синьора Вирджинио, - предложил Снейп, - и снять тот, который слабее.
- Сейчас брата позову, - тут же сказал Флавио.
Вирджинио явился оперативно. Он уже был в курсе претензий Орсини, негодовал по этому поводу и согласился на проверку без промедлений.
- Черт знает, что такое! – возмущенно выдал он сразу с порога. – Эти негодяи обманывали наших предков на протяжении поколений, а теперь смеют предъявлять претензии! И как только язык поворачивается!
Агнешка закусила губу.
- Должен быть еще какой-то договор, - сказала она, - возможно, устный. Иначе бы они по-другому действовали. Договор… или… что-то еще…
Валерио взял ее за руку и поднес нежную ладошку к губам.
- Не волнуйся, счастье мое, мы справимся. Какие бы договоры предки не заключали. Пусть Северус всех проверит.
Гермиона в полном шоке наблюдала за происходящим. Наглость Орсини не укладывалась в голове. Нет, ну действительно! Обмануть родственников, пользоваться результатами обмана много лет, а потом еще и претензии предъявлять! Это уже даже не наглость, это что-то большее…
Гарри покрутил головой.
- Закладка поверх блока? – предположил он. – Я про такое слышал.
- Что именно? – тут же спросил Валерио.
- Человека заставляют что-то забыть, - пояснил Гарри, - это не «Обливэйт», когда просто грубо удаляют кусок памяти. Он просто не помнит некое событие и все, что с ним связано. Даже отталкивает, если что-то наводит его на воспоминания. А вот если вспомнит или его заставят вспомнить, то сработает установка на определенное действие.
- То есть, - прищурился Флавио, - Орсини могли спровоцировать нас на снятие блока? Чтобы сработала некая установка? На брак Валерио? Хм… Очень может быть. Но с другой стороны… Почему они тогда не избавились от Дарьи сами? Или от наших с Вирджинио жен? Тоже какая-то установка?
- Возможно, - задумчиво проговорил Снейп, - если был какой-то договор, то он мог исключать физическое устранение мужа или жены. Но это не мешало воспользоваться ситуацией, если кто-то из Боргезе оказывался вдовцом. Пока рождались сквибы, Орсини не вмешивались. А вот теперь… Хотел бы я понять, в чем там дело.
- Значит, Валерио не трогаем, - сказал Флавио, - и меня тоже. Я глава семьи, мало ли, что там заложено. Тебе отдуваться за всех, Вирджинио.
- Я согласен, - ответил тот.

И снова ментальные закладки, надоело уже. И Гарри-профессионал в нужный момент прорезался, а когда Агнешку надо было обезвредить и спеленать, так сопли жевал.

А вообще напоминаю, должен когда-о кончиться 1942 год, а дальше 1943, когда Италии стало плохо. Допустим тут ситуация изменилась - но почему нам этого никак не показывают? Нельзя пометить персонажей в исторический период второй мировой войны, и делать вид, что её нет.

Оказывается чтобы сделать ментальную закладку, над сделать жертвоприношение. человеческое.
Валерио медленно кивнул. Гермионе стало не по себе, она с черной магией пока не сталкивалась. И испытывала вполне понятное отвращение от упоминания жертвоприношений и ритуальных издевательств. Особенно над детьми.

Как всегда, тут мы за разные страшные чары и ритуалы, а тут против. Привычное зрелище в фиках мадамы.

- Хотел бы я во всем этом разобраться. Аньезе, листай свои гримуары, это очень важно. А Северус пусть попробует определить язык.
Гермиона знала, что у разных народов и ритуалы разные. Язык многое скажет, это понятно. Если они еще будут знать, что это за язык.
- Агнешка, - похоже, что Снейп вспомнил, кто тут Магистр, в том числе и по ритуалистике, - а как у тебя с легиллименцией?
- Ментальная магия не мое, - ответила та, - к сожалению. Омут Памяти бы…
- Я могу показать то, что увижу, - задумчиво проговорил Снейп, - хотя это будет непросто.
- Стой! – крикнул Валерио. – Ты что делаешь?! Прекрати!
- Ой! – взвизгнула Елена.
И было от чего. Вирджинио в полном ступоре смотрел на свои окровавленные руки. Гарри и Агнешка моментально спеленали его «Инкарцеро», а Снейп достал аптечку.
- Установка на причинение себе вреда? – спросил Валерио.
- Или на самоубийство, - заметил Снейп.
Все замерли.
- Кажется, без святых отцов не обойтись, - пробормотала Агнешка.
Валерио медленно наклонил голову. И с ним были согласны все. У святых отцов колоссальный опыт. И власть.
Вирджинио медленно приходил в себя.
- Да, - сказал он, - понятно. Про блоки на воспоминаниях нам сказали. От наглого предложения для Валерио мы должны были обозлиться и отправиться в госпиталь – снимать блок. На установки нас могли и не проверить.
- Просто сняли бы блок под действием зелий, скорее всего, - сказал Снейп, - прием давно известный и отработанный. Рутина этим и опасна, с каждым пациентом в отдельности разбираться и вникать не будут. Со стороны все предельно ясно: детям блокировали магию, а блок на воспоминаниях, чтобы они не пытались все восстановить. Так сказать, все во благо. А тут такая гадость.
- Страшно представить, что там у Флавио, - сказал Валерио, - может он, как старший, должен нас убить?
- И Орсини не боялись расплаты за такое? – спросила Гермиона.
- Насколько я помню, тот человек, что все это предложил и обманул синьору Валерию и ее мужа, умер, - напомнил Гарри. - Знал, на что шел? Или не подумал о последствиях?
- Теперь и не узнаешь, - пожал плечами Снейп.
- Я сейчас же позвоню Флавио и свяжусь с Берлуччи, - сказал Валерио.
Старший брат и инквизитор появились с похвальной оперативностью.
- Вы хорошо владеете легиллименцией, синьор Снейп? – тут же спросил Берлуччи.
- Да, - ответил тот, - можете не сомневаться, я сделал все, чтобы не причинить вреда. Мы поэтому и оставили синьора Вирджинио на ночь здесь. За его состоянием следили с помощью чар.
Берлуччи покивал.
- Это разумно. Ну что ж… У нас есть нужные специалисты. Будем работать. Мне это все очень не нравится.
Да и кому бы понравилось… И дело не только в том, что нет ничего хорошего, если исчезнет едва вернувшаяся в магический мир семья. К тому же неплохо относившаяся непосредственно к Берлуччи. Практиковать черную магию под носом у святых отцов – это не просто наглость. Это очень большая наглость. За такое наказывают по всей строгости закона. И только так.

этот момент мог бы быть динамичным и захватывающим, а вместо этого тянется как пластилин, и никакой динамики, саспенса и тревог.

Короче, чтобы братиков излечить от закладки, надо зелье сварить, и не простое. Но есть Снейп и Руджиери, так что все будет пучком:
Впрочем, времени для рефлексий не было. Работать пришлось в бешеном темпе. Кто знает, что там с Вирджинио? Вдруг прямо сейчас он снова пытается что-то сделать с собой? Или начал сходить с ума? Нет, только не это!
Гермионе нравились все три брата Боргезе: доброжелательный Флавио, харизматичный Валерио, добродушный Вирджинио. Пусть только с ними ничего не случится! Это же ужасно, что с ними сделали! Ужасно и отвратительно!
Заблокированная магия, закрытые воспоминания, жуткие ментальные закладки. У Валерио еще и приворот. Полностью переделанная чужая жизнь. Нет, она сделает все, что в ее силах. И ей очень жаль, что она не так много может. Только ассистировать Мастерам. Ничего, хоть что-то.

Да-да, бедные фашики. Гермиона, а ты знаешь, Малфой-старший сына любил, разные смертожоры наверное тоже имели привлекательные черты, Леструха и вовсе даже после Азкабана не полностью красоту утратила. Только один пунктик - их добрые стороны, они не для тех, кого они за людей не считали, а в нелюди они записывали очень большой процент народу. С братиками-фашиками тот же принцип.

В общем решили разобраться, кто же их проклял, а глава все, кончилась.

#дети_кукурузы #фикопанорама #длиннопост #faszyzm
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 100
Первая часть https://fanfics.me/message524879

Для начала Мастер продемонстрировал два крупных алмаза и приступил к их огранке. Количество граней он обговорил с Агнешкой.
Гермиона никогда не видела, как работают с драгоценными камнями. Гранильный станок оказался для нее полным сюрпризом.
Пока его дед работал с камнями, Роберто выложил перед Агнешкой несколько хрустальных флаконов. Она придирчиво проверила каждый с помощью заклинаний и остановила свой выбор на самом большом. Этот флакон выглядел необычно, раньше Гермиона таких не видела. Идеально круглый, он состоял из множества граней. От бликов и отсветов даже глаза резало.
Наступила очередь сапфиров и жемчужин. На камнях с помощью зачарованных инструментов тщательно вырезали рунные цепочки. Рисунок был миниатюрным, Мастер пользовался большой линзой. Наконец все было готово.
- Принимайте работу, синьорина, - улыбнулся Адреотти.
- Все идеально, - улыбнулась в ответ Агнешка.
- Вы позволите потом, когда все будет готово, взглянуть на карту? – спросил Мастер. – Мы с внуком хорошо зарабатываем на заказах от военных. Ваша предыдущая карта настоящий шедевр.
- Эту тиражировать нельзя, - ответила Агнешка, - секретная информация.
- Я понимаю, - Мастер опустил голову, - но так интересно. Ваши идеи всколыхнули сонное болото нашей общины. Такие возможности!
- Скажите, - спросила Гермиона, - а где учат на артефакторов?
- Ученичество у Мастера, синьорина, - ответил Адреотти, - больше никак. И предпочитают брать в ученики родственников, чтобы секреты на сторону не уходили.
- Жаль, - вздохнула Гермиона.
- Хотите учиться? – спросил Роберто.
- Очень, - ответила она.
И это было действительно так. С самого раннего детства Гермиона обожала учиться. Узнавать что-то новое. Это… это было так замечательно! И по-настоящему чудесно.
В Хогвартсе ее любовь к учебе расцвела пышным цветом. Столько всего нужно было узнать, понять. И баллы заработать, как без этого. Написать лучшие эссе, добиться похвалы от профессоров.
Вот только это не прибавило ей любви других учеников. Да и профессора не все были ею довольны. Тот же Снейп игнорировал ее поднятую руку и ставил низкие оценки за длинные и подробные эссе, оставляя на полях обидные пометки о том, что домашнее задание состоит не в переписывании книг из Хогвартской библиотеки, а в умении работать с информацией.
Ничего, справилась. И приятели появились. И анализировать информацию, а не только запоминать, научилась.
Друг, правда, оказался только один, Гарри.
А теперь вокруг столько всего нового, интересного.

Ага, вот только непонятно, где эта умная, любящая учиться Гермиона была ранее в тексте. Обожаю эту манеру, писать персонажей как попало, перекраивая их личности, а потом с размаху втыкать в них канонную основу. Контраст как он есть.

Адреотти уже откланялись, а она все сидела, глядя прямо перед собой. Очнулась, когда кто-то потряс ее за плечо.
- Ты чего? – спросила Агнешка. – Что-то случилось?
- Я хочу учиться! – выпалила Гермиона.
- А что, тебе кто-то не дает? – удивилась Агнешка. – Неужели Северус?
- Нет, - Гермиона даже носом шмыгнула, - понимаешь, все знают больше меня. Ты, Снейп, синьор Тоцци, синьорина Руджиери, Мастер Адреотти. Валерио разобрался с рунами и нумерологией, вы ведь вместе карту создаете. А я? Я ничего такого не умею!
Валерио молча протянул ей бокал с коньяком. Агнешка вздохнула.
- Ты можешь точно сказать, чего ты хочешь? – спросила она. – Мастерство в чарах? Зельеварение изучать? Артефакторику?
- Все! – ответила Гермиона.
Агнешка снисходительно улыбнулась.
- Но ведь так не бывает, - тихо сказала она.
Валерио допил свой бокал и вышел из палатки. Гермиона свой снифтер крутила в руках.
- Зачем ты так? – спросила Агнешка.
- Что так? – переспросила Гермиона.
- Ты как будто все время удивляешься, что кто-то знает больше тебя, - ответила Агнешка, - но так будет всегда. Охватить все и вся невозможно. И ты обижаешь Валерио. А ведь он к тебе неплохо относится.
- Обижаю? – удивилась Гермиона.
- Конечно, - Агнешка на мгновение опустила глаза, - ты не говоришь, но видно же, как ты удивляешься, что он так быстро осваивает заклинания, учится разбираться в рунах и нумерологии. А сейчас и сказала.
Гермионе стало неловко.
- Но, - не очень уверенно проговорила она, - ведь действительно… То есть, я понимаю, что ты его многому учишь, но…
Агнешка покачала головой.
- О, нет! Просто подумай. Он сильный маг. Блок ему снимали опытные целители, провели все необходимые ритуалы для стабилизации ядра, прописали необходимые зелья. Это если блок срывает спонтанно, тогда возможны разные осложнения. Но дело не в этом. Он очень умный. Закончил Академию в Ливорно, великолепно разбирается в тех науках, где требуется четкая систематизация и анализ. Привык мгновенно принимать решения, все четко планировать, но не потерял способности импровизировать на ходу. Ты вообще представляешь себе, что такое – командовать подводной лодкой в боевых условиях? Там счет идет не на секунды даже, а на мгновения. И от командира зависит все: жизни экипажа и целостность корабля, выполнение задачи, возвращение домой. Он четко отличает второстепенное от важного. И у него математический склад ума и прекрасное воображение. Все это уже есть, развитое маггловским образованием. Магия просто легла сверху. Благодаря тому, что уже есть, он легко это принял. Это не ребенок, поступивший в магическую школу. А у тебя каждый раз такое выражение лица, как будто он таблицу умножения правильно продекламировал, а до этого цифр в глаза не видел.


- У меня действительно… такое выражение лица? – Гермиона удивленно взглянула на Агнешку.
- Примерно, - ответила та, - знаешь, на меня тоже поглядывали, когда узнавали, что я училась на дому. Многие считают, что ведьм дома только бытовым чарам учат. Поэтому я все вижу и понимаю. Он очень гордится своими успехами. И он мужчина. Ему важно признание, а не удивление.
Гермиона вскинула голову.
- Признание важно всем!
Агнешка рассмеялась.
- В каждом из нас сидит ребенок, а многие мужчины так детьми и остаются.
- Скажешь тоже, - проворчала Гермиона.
Ей стало невыносимо стыдно.

Без комментариев.

Оказывается Гермиона не знает чего хочет от жизни, это же кризис.
Гермиона тяжело вздохнула. Думать об этом получалось не очень. Она снова налила себе коньяку. Нет, ну в самом деле! Но если подумать…
Медленно цедя по крошечному глотку великолепный коньяк из запасов Валерио, Гермиона честно пыталась анализировать слова Агнешки. «Определись с тем, что нужно именно ТЕБЕ!». А что нужно именно ей? Хорошие оценки? Баллы? Похвалы?
Она вдруг с ужасом поняла, что действительно понятия не имеет о том, что нужно именно ей. В детстве все было просто и понятно. Нужно хорошо учиться, чтобы многого достичь. Родители всегда хвалили ее за хорошие оценки, щедро покупали любую дополнительную литературу. Она отлично училась в младшей школе, ей подбирали хороший колледж с прицелом на Оксфорд.
Потом пришло письмо из Хогвартса. Но и там Гермиона действовала по тому же принципу. Профессор МакГоннагал сказала ей, что она легко сможет добиться многого в мире магии. Даже рассказала про магглорожденного министра. Чем не цель?
Друзей завести опять не удалось, как и в младшей школе, дети не любили зануд, цитирующих учебники и свод правил. Но это ничего не значит, она бы справилась.
Вот только случился Хэллоуин, на нее напал тролль, и она оказалась в компании Гарри Поттера и Рона Уизли.
И только сейчас она поняла, что это перечеркнуло все ее перспективы в волшебном мире и без того невеликие.
Они были смертниками. По крайней мере, они с Гарри точно. А она гордилась начисленными баллами, своей исключительностью, приближенностью к тайнам. И никого не интересовало, чего именно хочет Гермиона Грейнджер. Стать министром магии или Мастером в любой из дисциплин. Объехать весь мир. Засесть среди пыльных свитков и фолиантов, разгадывая загадки прошлого. Создать что-то невероятное.
Даже выжив в последней битве и получив статус героини, она не смогла жить сама по себе. Вышла замуж за Рона и стала источником жизненных сил и магии для него.
Но что же ей теперь-то делать?! С кем посоветоваться? Со Снейпом? Или с Гарри?
Да, она поговорит с Гарри. И пусть ее подслушивает кто хочет. Она так решила и так сделает. Точка.

Нихрена не понял. Гермиона хотела добиться многого в жизни, прилежно училась - и поэтому ничего бы не добилась? Как это понимать?
Такое ощущение, что у Гермиона раздвоение личности, или больше. И пока одна личность хочет сделать карьеру ученого. другая упрекает её, типа она так замуж не выйдет, а третья личность хочет друзей, но четвертая личность на всех обижена... Жесть.

Трио было смертниками - лол, что? Опять рассказы, как коварный дамбигад все за всех распланировал? Ужас, да.

Гарри был не против того, чтобы поговорить. Он шил платье для Агнешки, так что разговор происходил в той комнате, что ему выделили под ателье.
- Что там у тебя случилось? – спросил он, пристрачивая рукава к лифу. – Снейп решил вспомнить былое и принялся тебя третировать?
- Нет, - вздохнула Гермиона, - Снейп весь в обсуждениях зелий и ингредиентов с синьориной Руджиери. А я, чем больше их слушаю, тем больше убеждаюсь, что не знаю ничего. Обидно.
- Наплюй, - посоветовал Гарри, - мне зелья вовсе не даются, я к этому спокойно отношусь.
- Агнешка посоветовала определиться с тем, что мне действительно нужно, - сказала Гермиона, - и оказалось, что я просто-напросто не понимаю, чего хочу на самом деле. Знаешь, это так ужасно.
- Не так уж и ужасно, - Гарри полюбовался делом рук своих и стал пристрачивать другой рукав, - я сперва ужасно растерялся. В той жизни я был аврором. Здесь меня на такую службу вряд ли возьмут. Я много думал, ведь вся жизнь перевернулась. Все концы обрубились. Все вокруг другое и чужое. По ночам всю свою жизнь вспоминал. И до меня дошло, что аврорат я не сам выбрал. Мне к этому все время подталкивали. Почти так же, как к встречам с Волдемортом. Тот, кто должен спасать Британию от зла, должен вообще стремиться бороться с преступниками и темной магией. Так сказать, правильные мечты правильного героя. А когда нам удалось выжить, выбора уже и не было. Сама понимаешь, как бы все отреагировали, если бы я заявил, что хочу шить платья или овощи выращивать.
- А ты хочешь шить платья? – уточнила Гермиона. Надо же, они с Гарри думали об одном и том же.
- Хочу, - кивнул Гарри, надевая готовый лиф с рукавами на манекен, - это же так здорово – делать людей красивыми. Понять, что подойдет каждой из моих клиенток. Они счастливы, и рядом с ними я сам становлюсь счастливым. А что, ты считаешь это низким занятием?


- Нет, что ты, - ответила Гермиона, - я так не считаю. Я даже завидую, наверное. Ты смог найти что-то важное для себя, а я нет.
- Найдешь, даже не сомневайся, - сказал Гарри, - раз уж ты задумалась о таких вещах, то все получится. Ты же всегда все доводишь до конца.
- Думаешь? – спросила Гермиона.
- Уверен, - улыбнулся Гарри.
И от его улыбки у Гермионы стало легче на сердце. По-настоящему.

Очень удобная позиция - я живу не так как должен, и в этом виноваты все, кроме меня. Такие люди обожают всех вокруг делать виновными в своих неудачах.
Я все детство в музыкальной школе провел из-за вас/вы не отдали меня в музыкальную школу, а ведь я мог бы стать гитаристом не хуже чем Юрий Каспарян!
Я всю жизнь был несвободен из-за вашего дурацкого спорта/вы не отдали меня в спорт, теперь у меня лишний вес и меня не любят!
Я не нашел себе хороших друзей из-за ваших придирок/вы не оттолкнули меня от этих гадов, которых ясчитал друзьями!

А если эти люди начинают пить или колоться, то все, весь мир виноват.

Шить ( шторы или трусы, платья или лфчики) не низкое занятие, но вот то что ты ранее этим не занимался, а теперь винишь в этом других, не делает тебе чести. Повторюсь: авторскими усилиями местный Поттер получается мягким как говно, податливым как говно, и вонючим как говно. Если он шить любил, кто не давал честно в этом признаться, и не идти в мракоборцы? А если эта любовь потому что Агнешка заставляет - еще хуже.
По отдельности эти черты или терпимы, или неплохи. ходит в бордель?
ладно.
Шьет?
Пускай.
Ходит в бордель, шьет и жалуется что ему раньше не давали? А кто не давал?

(А еще вопрос - неужели в мракоборцы нельзя пойти, кроме как по принуждению? А как же идеалы? Желание служить и защищать? Зарплата неплохая?)

И на этом все. И раз я вспомнил Каспаряна https://www.youtube.com/watch?v=OmIYpP38oJU

#дети_кукурузы #фикопанорама #длиннопост #faszyzm
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 84
Хальве!

Продолжим разбирать фик Странная гостья, и глава 18.

Кто забыл, напомню - после смерти Дарьи, появилось вакантное место жены, и теперь Агнешка нагнетает, что окольцевать Боргезе хотят, а её могут и травануть. Все очень прониклись, и боятся.

Письмо Руджиери было отправлено уже на следующий день. Ответ пришел ближе к вечеру. Синьорина назначила встречу.
Провожали Снейпа, как боевого пловца в рейд. Агнешка зачаровала для него порт-ключ. Мария до хруста накрахмалила белоснежную рубашку и отгладила костюм. Валерио заказал букет роз. Теперь оставалось только ждать.
Все валилось из рук, мысли снова и снова возвращались к тому, что сейчас происходит в доме Руджиери. Валерио сидел на диване. К нему прижались Ливио и Агнешка. Елена пристроилась к своей будущей мачехе. Гарри молча тянул вино. Сама Гермиона замерла в кресле. То и дело заглядывали няньки, Мария, Джанни.
Аппарировали Флавио, Вирджинио и синьора Валерия.
Наконец послышался еще один хлопок аппарации, и в гостиную шагнул Снейп.
От коллективного выдоха только что занавески на наколдованных окнах не зашевелились.
- Живой, - констатировал Гарри, - ну, что там?
И сунул Снейпу бокал с вином. Тот отпил глоток.
- Интереснейшая особа, - сказал он, - мы поговорили. Яд действительно приготовил один из ее предков. Она даже захотела его купить. Вместе с флаконом. Я сказал, что это собственность семьи Боргезе. Разговор об Агнешке и предстоящей свадьбе она завела сама, хотя вначале мы обсуждали яд, фамильные рецепты. Потом синьорина с милой улыбкой заявила, что прекрасно понимает, почему я отправился на разведку.
- Догадалась все-таки? – Гарри стукнул кулаком себя по колену.
- Так она действительно хочет отравить Аньезе? – спросил Валерио. – Ничего не сказала об этом?
- Синьорина Руджиери просила меня всех успокоить, - ответил Снейп, - она никого травить не собирается и на членов семьи Боргезе не претендует.
Присутствующие переглянулись.
-Так она на кого-то другого заказ получила? – спросил Флавио. – Или исследованиями занимается?
- Исследованиями занимается, - кивнул Снейп, - а покупка ингредиентов для яда у Дзаккони ей понадобилась, чтобы выйти на контакт с нами. Ее интересуют наши разработки. Слышала кое-что в госпитале, ее иногда привлекают в качестве консультанта по сложным случаям. Писать, искать какие-то выходы на нас ей не захотелось. Решила напугать, чтобы сами пришли.
- Так что она хочет? – спросил Валерио.
- Доступ в нашу зельеварню, - ответил Снейп, - и совместную работу. Клятву о неразглашении готова дать хоть сейчас. Должен заметить, что это очень щедрое предложение. Специалист такого уровня…
Валерио задумался, а потом кивнул.
- Хорошо, я ей напишу, - сказал он, - с такими дамами лучше дружить.

Синьорина Руджиери дела в долгий ящик не откладывала, так что уже через пару дней Валерио представил ее всем волшебникам и лично проводил в зельеварню. Гермиона смотрела на нее во все глаза, а у синьора Тоцци явственно тряслись поджилки.
Знаменитая отравительница оказалась приятной дамой не старше двадцати пяти лет на вид, но Гермиона уже знала, что для сильных ведьм и колдунов обычные мерки не годились. Могло быть намного больше. Некстати вспомнился Дамблдор. Уже после войны она общалась с магами, которые были гораздо его старше и при этом выглядели намного моложе. Директор Хогвартса не был таким уж сильным? Или ему пришлось за что-то платить жизненной силой и магией? Возможно…
Синьорина была еще и красива. Жгучая брюнетка с огромными черными глазами. Правильные черты лица. Хищный профиль. Хорошая фигура. Даже завидно.

Ну вы поняли. Ранее вокруг этой фамилии витала аура ужаса, и нам напоминали, что это страшная женщина, страшнее Джона Сильвера, Саймона Феникса, Тревора Филипса и Дарта Вейдера. На практике же милая отравительница, которую можно спросит, травила она и нет - и она честно ответит.Очень удобно.
Ах да, теперь Дамблдор виноват в том, что честно выглядел стариком. Вот мне любопытно, может быть каждый будет сам за себя решать, каким он будет? Понятно что гигиена, дресс-код где надо, соблюдение приличий - но в остальном, может каждый будет таким, каким хочет быть, а?
(Кстати, вот так без причины обосрать чужую внешность - работает в оба конца. Руджиери - носительница комплексов, и вместо того чтобы выглядеть как просто красивая женщина, молодится максимально, ведь пришла не в виде красивой старушки, не в виде милой дамы слегка за сорок - в виде красотки 25 лет. Комплексы.)

Она осмотрела зельеварню, одобрительно кивнула и буквально вцепилась в Снейпа. Ее интересовало все.
Работать с ней было очень интересно. Некоторых способов обработки ингредиентов не знали ни Снейп, ни синьор Тоцци. Но и им удалось удивить именитую зельеваршу. Модификации зелий для сквибов и магглов она оценила очень высоко. Хвалила аптечки.
Ее пригласили к ужину.
- Действительно подумали, что я за вас замуж собралась? – чуть насмешливо спросила синьорина у Валерио.
- Что поделаешь, если уже несколько предложений получил, - ответил тот, - неприятно все это.
- Я вообще замуж не собираюсь, синьор Боргезе, - она улыбнулась, - меня устраивает одинокая жизнь. Мне дурно делается от одной мысли, что придется считаться с кем-то еще, подстраиваться под чужие вкусы и желания. И детьми обзаводиться не планирую. В моей жизни есть место только для книг и зелий.
Валерио удивленно вскинул брови, но ничего не сказал. Похоже, что женщины с такими взглядами на жизнь ему раньше не встречались.
- Всегда думал, что для женщин семья очень важна, - заметил он, когда синьорина отправилась домой.
- Синьорина Руджиери прекрасный специалист, - сказал Снейп, - с ней приятно работать.
Гарри стрельнул на него глазами, а Агнешка загадочно улыбнулась.
- Ей просто комфортно одной, - сказала Гермиона, - так бывает. Свой дом, привычная обстановка, распорядок дня. Занятия. А может обожглась и не хочет снова остаться с разбитым сердцем.
- Есть люди, которым никто не нужен, - согласилась Агнешка, - правда, я лично с такими раньше не сталкивалась.

Вообще-то женятся еще и по рассчету, а нам ранее все уши прожужжали, что Боргезе завидный жених. И раз уж в фике собирают штампы про итальянцев, то я знаю еще один: все итальянцы - жулики, а некоторые еще и бандиты. И откуда нам знать, что отравительница его сперва не приворожит, а потом не отравит?
И конечно же снова нас учат, что жениться могут только одинаковые, ведь не могут люди притираться друг к другу. Мысль вроде верная, но её слишком настойчиво пропихивают.

Впрочем это вообще беда данного автора, поскольку многие хорошие или нейтральные темы у неё искажаются. Ведь нет ничего плохого в том, чтобы хорошо выглядеть, вести себя прилично, и культурно есть, а не жрать как свинья, так? Но в её исполнении это просто какая-то фашиствующая эстетика, когда за малую провинность на расстрел. И при этом распространяется это не на всех, что вызывает мое недовольство.

Маддалена Руджиери разбиралась не только в ядах. Знаменитые отравители были знатоками во всем, что касается человеческого тела. Ведь чтобы грамотно отравить (и не попасться), нужно, чтобы смерть выглядела максимально естественно.
Жуткие эликсиры без вкуса и запаха имитировали симптомы смертельных болезней и страшных проклятий. И для каждого обязательно подбиралось противоядие. Это считалось делом чести.
Вначале Гермиона не понимала, почему синьор Тоцци так благоговеет перед синьориной, а потом и сама попала под власть жуткого обаяния запретных знаний.
- Повезло, - сказал синьор Тоцци, когда синьорина Руджиери попрощалась и отправилась домой, - рядом с таким Мастером работать. Семейных секретов не выдаст, ясное дело, но я уже много интересного узнал. Сына научу и внуков.


- А она Мастер? – спросила Гермиона. – Не Магистр?
- Никто не знает, - ответил почтенный аптекарь, - на Мастерство сдавала, без этого никак, а вот что там дальше – неизвестно. Могла и сдать. А так ей регалии не нужны. Тут одна фамилия – целый титул.
- Семейные секреты? – спросил Снейп. – А ведь у синьорины близкой родни нет. Неужели так ни с кем не поделится? Обидно, если так.
- Она была помолвлена, - синьор Тоцци как всегда был в курсе сплетен, - с Джанфранко Медичи. Родители сговорили. Но они разорвали помолвку по взаимному согласию.
- Что так? – заинтересовалась Гермиона.
- Не захотела ширмой быть, - синьор Тоцци развел руками, - этот Медичи больше мужчин любит. Зачем женщине такое? Любви нет, а люди все равно все узнают. А он вообще жениться не хотел. Вот и договорились, что будут жить, как сами захотят.
- А родители что, не знали? – Гермиона почувствовала даже что-то вроде жалости.
- Знали, конечно, - Тоцци поморщился, - но для них выгода была важнее. Медичи очень влиятельная семья. И богатая. Все думали, что синьорина себе кого-нибудь другого найдет. Красивая, умная и с приданым. А она решила по своей воле жить. Родители смирились, хотя вначале чуть до проклятия не дошло. О чем договорились, не знаю. Может синьорина обещала вне брака родить, может еще что. Знания можно и ученику передать, есть особый контракт. Почти усыновление.
Гермиона порадовалась про себя, что ее никто против воли сговорить не сможет. Конечно, у Валерио была некоторая власть над ней, но он точно ничем таким заниматься не будет. Сам натерпелся.
А все-таки интересно, почему синьорина Руджиери не попыталась связать свою судьбу с другим мужчиной? Действительно оказалась одиночкой? Или для нее отвратительна сама мысль о том, что у кого-то будет хотя бы формальная власть над ней? Нравы в Италии весьма патриархальные. Тот же Валерио искренне считает, что имеет полное право принимать все решения за жену и детей. Его интересы на первом месте. Она, Гермиона, так точно не смогла бы. Это Агнешка вьет гнездышко под крылом у своего альфа-самца. А ведь было что-то еще… Что-то, что ее ужасно возмущало…
Вспомнилась шуточка Агнешки, что, мол, с итальянцем Гермиона узнает, что такое секс. Точно, ведь в это время изнасилование жены таковым не считалось. Если, конечно, обходилось без членовредительства.
Гермиона содрогнулась от отвращения. Вот так выйдешь замуж по любви, а любимый не захочет считаться с ее желаниями. И будет уверен, что право имеет. И все вокруг будут считать, что он прав. Кошмар…

Из этого отрывка мощно пахнет каналом РЕН-ТВ, и бабушками с лавочки. Всегда прикольно перемыть кому-то косточки, половину так называемых фактов придумав на ходу. И желательно погорячее, вроде пресловутого мужеложества.
Еще товарищ Уста Саурона замечал, что эта манера, превращать фик в сплетни бабушек с лавочки, фику только вредит, в первую очередь потому, что на читателя вываливают ком некой непонятной информации, и разбирайся с этим как хочешь. Причем не факт, что эти истории про Медичи и прочих вообще понадобятся.

И снова гермиона, которая наконец поняла жизнь. Раньше она глупой была, а теперь залетная полячка и итальянская бригада ей вправили мозги. Сама-то до 21 года дожила, ума не нажила, зато теперь все знает. И что жениться надо на ком надо, и что приворотов бойся, и что важно себя правильно поставить - раньше она этого всего не знала.

Разумеется, историю помолвки синьорины Руджиери рассказали за ужином. Агнешка вздохнула. Валерио покачал головой.
- А ты чего вздыхаешь? – спросил он. – Тоже помолвлена была?
- Не успели меня замуж выдать, - ответила Агнешка, - мне жених ужасно не нравился. Он из тех, кто женщину и за человека не считает. Не было бы ни учебы, ни занятий. Ни рун, ни прочего. И никакой светской жизни. Заперли бы в поместье, дальше курятника и коровника бы не ходила.
- За что тебя так? – удивился Гарри.
- Потоцкий же, - наморщила нос Агнешка, - очень богатая семья. Магнаты.
- А свадьба сорвалась из-за войны? – уточнил Валерио.
- Да, но я бы все равно сбежала. Даже если бы силой приволокли, «нет» бы у алтаря крикнула. Лучше в монастырь, чем такое.
- Парадокс, - заметил Снейп, - война, гибель множества людей, разрушения. А для кого-то это возможность устроить свою жизнь так, как хочется.
- Так всегда было, - сказал Валерио, - хорошо, что Аньезе в Италию приехала.
- Я тоже рада, что сюда перебралась, - улыбнулась Агнешка.
- А разве так можно, - удивилась Елена, - жену дома запирать?
- Это плохо, - ответил ей отец, - и неправильно, но некоторые так делают.
- А почему? – не отставала девочка.
- Я не знаю, Елена, - Валерио покачал головой, - сам я так никогда не поступал. Женщина тоже имеет право и образование получать, и свои таланты реализовывать. Дом и дети – это важно, но это не все.
- Это предрассудки, - сказала Гермиона, - а еще такие мужчины не уверены в себе. Боятся, что образованная и самостоятельная жена с ними считаться не будет.
- Откуда знаешь? – спросил Валерио.
- Я читала об этом, - ответила Гермиона, - в книгах по психологии.
- Вот так начитаешься книжек по психологии, - противным голосом сказал Гарри, - и замуж не выйдешь. Будешь всем встречным мужчинам диагнозы ставить. И у себя что-нибудь найдешь.
Гермиона фыркнула.
- А что, - Гарри прицелился вилкой и потащил к себе на тарелку аппетитную колбаску, - про медицинскую литературу все знают. Начнешь читать, все болячки у себя найдешь. С психологией то же самое.
- Захочет Гермиона замуж, найдет себе мужа, - сказала Агнешка.
- Я тоже так считаю, - согласился Валерио.
Гермиона ничего не ответила. Да и никто не ждал ответа. Для всех все было ясно.

Внимание вопрос. Чего это Гарри волнует, выйдет ли Гермиона замуж? Не его это дело, вообще-то. И вообще на себя бы посмотрел, обладатель бордельного абонимента. Кому ты нужен будешь, если верности от тебя не дождешься, аппетиты неумеренные, и черт знает, какой ты букет носишь?

Вокруг хватало холостых мужчин, но она не видела никого из них рядом с собой. Приятные в общении, веселые, разной степени привлекательности. Они посматривали на Гермиону с интересом. Некоторые явно были не прочь завести роман. Вспомнилась фраза Снейпа, когда бесцеремонная синьора Анунца предложила ей работу в борделе. «Англичанка для местных экзотика». А быть экзотическим развлечением не хотелось. Да и вообще никаких отношений не хотелось. Интересная работа, а не перекладывание бумажек, деньги. Планы на свой дом. И хватит с нее.

*понюхал воздух*
А тут запахло ЭП и тамошним стилем. В смысле что в одних отрывках гермиона переживает, что отношения плохие были, а уж замуж невтерпеж. Ну а теперь она решила, что ну нахрен такое. Полагаю автор опять забыла о чем писала, и Гермиона как Гарри из ЭП, будет болеть непостоянством. То есть это не здоровая переоценка жизненной позиции, это автор забывает, какая у Гермионы позиция сейчас.

После ужина Агнешка разложила на столе свои свитки с расчетами.
- Северус, - позвала она, - я слышала, есть зелье, при помощи которого можно получить мощный источник энергии.
- Есть, - подтвердил Снейп, - нужен зачарованный флакон и несколько драгоценных камней, чтобы все работало. Могу сварить, но чары и руны с тебя.
- Думаешь, поможет? – спросил Валерио, проглядывая свитки.
- Все уже перепробовали, - вздохнула Агнешка, - остается увеличить мощность управляющего артефакта.
- Завтра поставлю основу, - кивнул Снейп, - хорошо, что есть яд василиска.
- А что за зелье? – спросила Гермиона. Она про такое не слышала.
- Один из способов увеличить мощь артефакта, - пояснил Снейп. - Рунные цепочки на драгоценных камнях активируются ядом василиска. Остальные ингредиенты служат для стабилизации. Задача непростая, но очень любопытная. Думаю, что и синьорине Руджиери будет интересно.
Синьорине Руджиери было очень интересно. Они со Снейпом ударились в очередную дискуссию о способах применения яда василиска и «Воды Леты», которая отдельно не применялась, а служила ингредиентом для сложносоставных зелий. Синьор Тоцци благоговейно внимал, стараясь дышать через раз, чтобы сохранить все крупицы бесценной информации. Гермиона же в очередной раз убедилась в том, как мало она знает. Стало обидно.
А во время очередного урока для сквибов, который слушали и Елена с Ливио, к ним подошли двое волшебников. Гермиона сперва не заметила прибавления к компании, пока к ее записям не потянулась чья-то рука.
- Простите, синьорина, - послышался тихий голос, - откуда это у вас?
Она повернулась к говорившему. На нее внимательно смотрел почтенный старец в старомодном сюртуке и широкополой шляпе. За его плечом виднелся молодой мужчина в более современном наряде. Сильное сходство ясно давало понять, что они родственники.


- Простите? – переспросила Гермиона.
- О, прошу меня извинить, синьорина, - старец мягко улыбнулся, - нас с внуком пригласил синьор Боргезе. Мы делаем для него артефакты. Мастер Адреотти к вашим услугам. И мой внук Роберто.
- Гермиона Грейнджер, - кивнула она, - очень приятно.
- Скажите, вы читаете лекции? Учите этих молодых людей рунам?
- Да, - ответила Гермиона, - если что, то сертификат домашней учительницы у меня есть. И синьорина Мнишек разрешила мне пользоваться теми знаниями, которые я получаю от нее.
- Что вы, - замахал руками Мастер Адреотти, - мне и в голову не приходило сомневаться в вашем праве преподавать. Просто интересно. Вы прекрасно объясняете.
- Знания синьорины Мнишек дорогого стоят, - проговорил Роберто Адреотти, - а вот и она сама.
К ним действительно подошла Агнешка. Она поздоровалась с гостями и повернулась к Гермионе.
- Ты занята? А то пошли, поможешь отбирать камни для артефакта.
- Мы уже почти закончили, - ответила Гермиона, - только задание дам и приду.
Сквибы старательно записали задание и распрощались. Хотя было видно, что и им интересно. В гостиной палатки Агнешка выставила шкатулки с драгоценными камнями.
- Мне думается, что подойдут сапфиры, - говорила она, выкладывая камни, - и жемчуг, но нужно что-то еще.
- Без алмазов не обойтись, синьорина, - почтительно проговорил синьор Адреотти, - я знаю, где можно купить, а ограню сам.
- Еще вопрос, - Агнешка протянула ему свиток с записями, - золото или серебро?
- Неплохо подойдет самородное серебро, синьорина, но я бы посоветовал электрум, - Мастер Адреотти восторженно оглядывал камни, - какие чистые минералы, просто восторг. Где только достали такие?
- Электрум? – переспросила Гермиона.
- Природный сплав серебра и золота, - ответил ей Роберто Адреотти, - у него особые свойства. Он тверже и лучше проводит магию.
- А где можно об этом прочитать? – тут же спросила Гермиона.
- Фундаментальных монографий нет, синьорина, - смущенно улыбнулся Роберто, - артефакторы пользуются семейными секретами, но кое-что общеизвестно.
- Работать придется здесь, - сказал Валерио, - вам предоставят место.
- Разумеется, - наклонил голову Мастер, - только принесу алмазы и инструмент.
- А посмотреть можно? – спросила Гермиона. – Я никогда не видела, как работают артефакторы. Или это секрет?
- Отчего же? – Мастер Адреотти мягко улыбнулся. – Смотрите. Хорошо, когда молодежь интересуется ремеслом и новыми знаниями, а не только развлечениями.
Агнешка улыбнулась, а у Гермионы вдруг стало легко на сердце. Может быть с чарами и не получится, раз она ничего придумать не может. Почему бы не попробовать артефакторику? Это даже интереснее.

Все, перерыв.

#дети_кукурузы #длиннопост #faszyzm #фикопанорама
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 89
Хальве!

Многие ругают Стивена Кинга, он мол снял идиотский фильм "Максимальное ускорение", кино плохое. хорошо что больше он не снимает. Ну не знаю, наблюдать восстание машин было забавнее, чем уйму зомбиаппокалипсисов, которыми нас ну просто завалили. А чтобы автомобили и прочая техника бунтовали - этого я только два раза видел.

Ладно, Снова Странная гостья и глава 17.

Работа никуда не делась. При этом опять одолевали любопытные. Немцы были в первых рядах. Из госпиталя выпустили Айсмана. Глаз ему пришлось удалить, и он пугал окружающих черной повязкой. При этом явно мучился, потому что пока не приноровился смотреть на мир только одним глазом. Выглядело это комично, но мужика было жалко. Не задалась у него командировка. Сперва волшебники напугали, потом коллега шпионом оказался.
- Нам Штирлица выдать отказываются, - пояснил Скорцени, который тоже пришел за новостями, - понять можно, он не на кого-нибудь напал, а на принца Боргезе. Очень жаль фрау, приятная дама. Похороны завтра?
- Да, - кивнула Гермиона, - в Санта-Мария Маджоре, в капелле Боргезе. Там семейная усыпальница.
- Нужно будет послать цветы. Позвоню в Рим, договорюсь. А почему вы в палатку перебрались? Понятно, что на вилле небезопасно, но неужели комнат свободных нет?
- Это волшебная палатка, - ответила Гермиона, - она надежно защищена и там достаточно места для всех.
- Нужно будет в гости напроситься, - сам себе сказал Скорцени, - интересно же. Говорят, что герр Боргезе был ранен?
- Ничего серьезного, уже все в порядке.
Он кивнул.
- Да, у волшебников замечательная медицина. Жаль, что Айсман не маг. Глядишь, глаз бы спасли. Рвется допрашивать Штирлица, а его не пускают. Злится страшно. Похоже, что это наш шпион ему глаз выбил.
- Повезло, что глазом отделался, - сказала Гермиона, - у Штирлица рука не дрогнула бы, он и детей собирался убить.
Скорцени покачал головой.
- На войне, так или иначе, гибнут мирные люди, фройляйн, - сказал он, - особенно под бомбами, но это уже бандитизм. Отвратительно. Герр Боргезе сейчас очень занят. Представляю, каково ему приходится.
Во время войны вообще опасно работать военным. это факт. Так что нефиг ныть, как за зарплатой, так все первые.
Причем речь конечно отличная, будто Штирлиц - как Фредди Крюгер, пришел убить невинных детей, порезав их на части, а не то, что целью диверсии были маги и высокий фашистский чин. Впрочем передерг знакомый, в фандоме ЗВ любят так кивать Люку, что на первой Звезде Смерти было два миллиона экипажа, а он их взорвал - словно он детский лагерь разбомбил.

Хотя если считать Штирлица антагонистом, то все равно, логичнее, что советский Штирлиц переживает больше за советских детей, а не за итальянских.

Бла-Бла-бла-еда-бла-бла-бла-еда.

Наконец, все было готово и траурная процессия из нескольких машин, следующих за катафалком, отправилась в путь.
Гермиона уже была в величественном и прекрасном соборе Санта-Мария Маджоре, но тогда у нее был чисто туристический интерес. Теперь все выглядело иначе.
Народу пришло много, Боргезе были хорошо известны в Италии. Валерио считался национальным героем, ему все сочувствовали. Он шел под руку со своей матерью. Агнешка отстала на пару шагов, она держала за руки Ливио и Елену. Самых маленьких детей оставили дома.
Капелла утопала в цветах, даже траурные драпировки были почти не видны. Гроб установили на подставку, и началась заупокойная месса.
Гроб не открывали, видимо, привести в порядок голову Дарьи не было возможности, а демонстрировать такое не стоило. Наконец, гроб установили в специальной нише, которую тут же закрыли плитой, к которой уже была прикреплена табличка с именем и датами жизни. Валерио первым возложил цветы. Агнешка подтолкнула к нему детей. Сама она осталась чуть в стороне.
Внесли большой венок от Муссолини и еще один от королевской семьи. От командования. От частных лиц. Букеты. Горящие свечи. Очередь из тех, кто хотел лично выразить соболезнования.
Дети теперь стояли рядом с отцом и бабушкой. Их обнимали, гладили по голове.
Это продолжалось довольно долго, но наконец можно было ехать домой.
К Агнешке подошла одна из сестер Дарьи.
- Простите, - сказала она, - ваша фамилия действительно Мнишек? Вы случайно не родственница печально известной Марины?
- Родственница, - спокойно ответила Агнешка, - хотя мы и из другой ветви семьи. У нас титул по Священной Римской Империи.
- Титул? – переспросила, кажется, Мария. – В самом деле? Впрочем, это не важно. И как только у вас хватило наглости…
Агнешка повернулась к ней спиной, снова взяла за руки Елену и Ливио и направилась к выходу.
Скандал не состоялся. Гермиона покачала головой. Понятно, что сестрам Дарьи было обидно за нее. Она вполне могла звонить им или писать и жаловаться. Сама ситуация выглядела со стороны не лучшим образом, но зачем ругаться рядом со свежей могилой? И этот вопрос о титуле? При чем тут это?
В любом случае хороших отношений с сестрами покойной жены не будет и у Валерио, он такого не простит.
У входа в храм мелькнул Орсини. А этому что тут нужно? Что-то вынюхивает? Непонятно…
Валерио решил не оставаться на обед. Он попрощался с родней, поцеловал детей и аппарировал под руку с Агнешкой.
Снейп, Гарри и Гермиона тоже попрощались и вернулись в Специю. Поесть и дома можно, а без разговоров лучше обойтись. Ни к чему лезть в дела благородного семейства.

Здорово да? Когда Дарья была жива, с ней мало кто общался, всем было похрен на неё, и даже детям больше нужна была полячка. зато теперь она мертва, и все на похороны приперлись. Жизненно блин.

- Вроде бы такой день печальный, - вздохнула Мария, - а работа сама не сделается. Хотя тут ее намного меньше. Пыль и грязь синьорина одним взмахом волшебной палочки убрала. Хорошая она, помнит о тех, кто ниже ее по происхождению. Скажите, как все прошло? Много народа было?
- Очень много, - кивнула Гермиона, - просто толпа. И цветов было море. Венки прислали от короля и от дуче.
- Понятное дело! Такая семья... Сама покойная синьора дочка графа, но с Боргезе даже не сравнить. Сестры ее были? Брат в прошлом году погиб.
- Были сестры. Одна попыталась скандал устроить, - честно сказала Гермиона.
- Ишь ты! – покачала головой Мария. – Понятно, что за сестру обижалась, но вести себя прилично все равно стоит в любых обстоятельствах.
- А вы сестер синьоры Дарьи хорошо знаете? – Гермионе стало любопытно.
- Не очень хорошо, - ответила Мария, - они к нам редко приезжали, больше по телефону общались. И переписывались. Одна из них художница, вторая переводчица. Синьора тоже все рисовала, истории какие-то записывала. Синьорина все убрала и зачаровала. Сказала, что детям потом передаст. Память все-таки. А шкатулку с украшениями синьору отдали. Дочке потом передаст. Одежды много осталось. Синьорина сказала, что я могу себе взять, что захочу, а остальное в церковь отдать для бедных. Синьору в шелковом платье похоронили, которое синьор Гарри сшил, очень уж оно ей нравилось. Обувь мне не по ноге, а вещи перешить можно.
Гермиона вздохнула. Агнешка все сделала правильно, но в этой рациональности было что-то пугающее. Хотя действительно, к чему захламлять дом ненужными вещами? Одежда и обувь пригодятся тем, у кого мало денег, памятные вещи убраны, драгоценности тоже. Валерио вряд ли привязывается к вещам, все-таки ему часто приходилось переезжать с места на место. А Агнешка быстренько устроит все по своему вкусу. Она вела себя по-прежнему, была все такой же милой и обходительной, но уже забрала в нежные ручки бразды правления. То ли еще будет.

Уже и без меня замечали, что в плане знатности Дарья уделывала мужа. И еще вспоминали, что в реальности она сильно билась за него, вот прямо сильно-сильно. было бы забавно, кабы история свершилась так, как было, но с осложнениями - и вот Боргезе в тюрьме, за все злодеяний его не то что повесить, утопить впору, а Агнешка сбегает подальше, ведь неохота иметь дело с победителями, которые злы.


Дальше были скучные описания. как всем нравится концепция магической палатки. отрывок не преведу, он скучный.


В этот раз подали уток с грибами по-краковски с рисом.
- Нужно все-таки вас приучить гречу есть, - сказала Агнешка, - она полезная. В Милане из гречневой муки спагетти делают, точно знаю.
- Рецепт! – хором сказали Флавио и Вирджинио.
- Обязательно! – улыбнулась Агнешка.
- Очень нежно, - сказала синьора Валерия, - так что мне тоже рецепт. И адреса поставщиков.
- Если хотите, я могу от вашего имени договоры заключить, - предложила Агнешка, - на фермы не так просто добраться, многие из них скрыты. Я даже одну нашла, что на зачарованных землях находится. Именно там лучшие грибы собирают. Мне еще одного поставщика рекомендовали, он умудрился итальянскую форель разводить. По слухам, ничуть не хуже той, что в озере Гарда водится. А для Андреа я молоко единорогов раздобыла. Малышам полезно.
- Чего только на свете не бывает, - сказала синьора Валерия, - надо же, молоко единорогов! И от этого дома я просто в восторге. Даже захотела такую палатку у себя в саду поставить – в качестве павильона.
- А почему бы и нет, - сказал Флавио, - я так понял, там можно что угодно подобрать или заказать что-то по своему желанию. Я тоже обязательно куплю.

В каноне все связанное с единорогами ( включая простые волосы), стоило безумных денег. Зи подчеркивая какие у неё богатые персонажи. хлещут это молоко канистрами. После этого я не могу развидеть Зизиных героинь в третьем Фоллауте, в Тенпенни-Тауэр живущих.

После ужина Вирджинио отчитался о приблизительной оценке клада. Сумма оказалась очень большой. Для Гарри, Гермионы и Северуса открыли счета в волшебном банке. На них и поступят деньги. Агнешка хотела свою долю в золоте и драгоценных камнях.
- Скажите, тут на покупку дома хватит? – спросила Гермиона.
- Конечно, - ответил ей Флавио, - можно хороший большой дом купить. И землю тоже.
Цифры на пергаменте приятно грели сердце. Свой дом. С землей Гермиона связываться не хотела. Сад не помешает, а вот что-то большее… Не лежала у нее душа к сельскому хозяйству.
Гарри улыбался. Небось, уже предвкушал, как развернется. Снейп тоже недовольным не выглядел.
Потом братья и синьора Валерия отправились обратно в Рим. Анешка помогла распаковать вещи, устроила детей в их комнатах.
Валерио сидел в гостиной и не вмешивался в суету. Гермиона бросила на него косой взгляд. Думает. Интересно, о чем?
- Что-то хотела? – перехватил он ее взгляд.
- Нет, - она покачала головой, - мечтаю о своем доме.
- Хорошее дело, - Валерио достал портсигар, - я закурю? Смотри, Гермиона, ты теперь богатая невеста.
- Могут приворожить? – спросила она. – Сама боюсь. Ведь уже привораживали.
- И что ты почувствовала, когда узнала?
- Отвращение, - ответила Гермиона, - пустоту. Унижение, когда поняла, как меня использовали. Даже вспомнить нечего. Нам с Роном, по сути, и поговорить не о чем было. Его интересовали только еда и квиддич. Обсуждали какие-то бытовые моменты. Жили с его родителями, хотя мне очень хотелось свое жилье.
Валерио внимательно слушал.
- Вот и у меня пустота и унижение, - сказал он.

Интересно, а кого же на примете Гермиона имеет? С кем бы ей хотелось общаться и делить кровать? Кого она видит спутником жизни, и от кого бы хотела родить детей?
Вариантов немного, либо рандомный левый итальянец, либо Снейп. Зная автора, я могу предложить только такие варианты. Правда в том, что Рон хуже Снейпа или рандомного итальянца, она меня не убедит.

Гермиона хмыкнула. Конечно, скоропалительный брак выглядел не очень прилично, но Валерио прав. Нужно максимально привязать к себе любимую женщину и обезопасить ее и детей всеми возможными способами.
Тут же вспомнилась леди Забини из их прошлой реальности. А ведь действительно, все знали, что дама выходила замуж за богатых и очень быстро оставалась вдовой. И не только ей за это ничего не было, так еще и желающие стать следующим мужем не переводились.
- Как все эти игры надоели, - вздохнула Агнешка, - а я хотела Елену и Ливио к верховой езде пристрастить. Тут есть школа, там и пони имеются. Те самые, которых называют любимцами детей. И сама бы поездила, хоть изредка. А теперь за территорию казармы лишний раз не выйдешь.
- Хорошая идея, - кивнул Валерио, - но сама понимаешь, охрану в таких условиях непросто организовать.
- Я ведь не настаиваю, - ответила Агнешка, - все понимаю, но так лошадок не хватает. У покойного дяди на конном заводе чистокровные английские были. И арабы. Я верхом с четырех лет ездила. Даже в дамском седле умею. Представляешь, мне мама настоящую амазонку заказала. И цилиндр с вуалью.
- Хотел бы я на это посмотреть, - сказал Валерио, - эффектное должно быть зрелище. Конный завод – это интересно, только я в этом ничего не понимаю.
- Самая главная ценность – племенные книги и записи, - Агнешка вытянула вперед ноги, - и необходимо настоящее чутье, чтобы не ошибиться, подбирая производителей и маток. Тренировать тоже надо умеючи, лошадь легко испортить. Дядины питомцы призы брали. Очень ценились. Он меня учил ставки делать. Я выигрывала.
- Ты еще и азартная у меня! – восхитился Валерио. – В казино тебя дядя не водил случайно?
- Пару раз была, - Агнешка склонила голову на бок, - мне рулетка нравится. Карты не очень.
- Ну, раз карты не нравятся, то есть шанс, что все деньги ты не проиграешь и меня не разоришь, - сказал Валерио. – Какие однако секреты открываются!
- А я никогда не была в казино и на скачках, - сказала Гермиона, - хотя у нас в Англии скачки в Аскоте королевская семья посещает. Даже захотелось на все это посмотреть.
- Научу тебя плохому, - кивнула Агнешка, - даже не сомневайся.
Гермиона улыбнулась. Действительно, а почему бы и нет…

Грандиозно!
На дворе войны, за вами охотятся вражеские диверсанты, Боргезе теперь соблазнительный жених, ради него можно и отравить Агнешку - мы будем развлекаться и вести публичный образ жизни, ведь не боимся. Проклятье, даже Алистер Тенпенни защищен лучше, а его система защиты тоже зело дырявая.

Но пока было не до казино и скачек. Планировался рейд на Гибралтар.
В жизни на территории казармы были свои плюсы и минусы. С одной стороны тут была отличная охрана. Чужаки не смогли бы пройти даже под обороткой. Валерио заказал артефакты, как в банке. И добавили амулеты для часовых, которые реагировали на любую попытку магического воздействия. А вот то, что они все теперь были постоянно на виду, несколько нервировало. Необычная палатка интриговала и притягивала любопытных.
Агнешка забегала в течение дня, чтобы помочь Джанни и Марии. Дети играли на газоне, где для них поставили качели. Малыши спали под наколдованными тентами или возились в манеже.
Елена и Ливио с интересом приступили к изучению зельеварения. Учил их не столько Снейп, сколько синьор Тоцци. Простые лекарственные зелья получались у обоих, чем они ужасно гордились.
Валерио и Агнешка возились с картой. Теперь даже по вечерам они по большей части утыкались в свои схемы и расчеты. Понять эту заумь не получалось даже у Снейпа. Кошмарное сочетание высшей математики, тригонометрии и нумерологии с чарами и рунами. Но это как-то работало. По крайней мере, при значительном увеличении можно было отследить местонахождение судна, подводной лодки и даже одиночного пловца. Но нужно было точно знать район, в котором искать. Управляющий артефакт представлял собой что-то вроде маггловского компьютера с магической начинкой. И его постоянно доводили до ума и усовершенствовали. Похоже, что у него вот-вот должен был появиться собственный разум. Гермиону это точно бы не удивило.


Частенько к ужину заявлялись братья Валерио, они брали с собой и мать. Все лакомились вкусностями и обсуждали новости.
Интерес к овдовевшему Валерио проявляли не только Медичи. Знатный, богатый и знаменитый маг выглядел достойной добычей. Флавио и Вирджинио, как и Ливия, которая прошла все положенные ритуалы, обвесили своих супругов кучей артефактов и стали экспертами в деле обнаружения ядов и приворотных зелий. Синьора Валерия тоже обзавелась несколькими амулетами – ведь даже о ней внезапно принялись расспрашивать.
- Черт знает, что такое, - рассказывал Флавио, - мне уже несколько человек намекнули, что как старший брат я просто обязан заставить тебя жениться на итальянке. Вот делать мне больше нечего, только в твои дела лезть. Я сказал, что тебе решать, на ком жениться, большой мальчик уже. И что Аньезе в качестве твоей жены устраивает всю семью. Пока отстали.
- Это пока, - хмыкнул Вирджинио, - до тебя сложно добраться, ты светской жизнью не живешь, но как только высунешь нос со своей базы, сразу же возьмут в оборот. Так что будь осторожен, братец. Не теряй бдительности.
- И это еще про клад не знают, - покачала головой синьора Валерия, - боюсь, тогда всю охрану бы смели. Отстреливаться бы пришлось. Совсем у людей совести нет.
- Я уже давно заметил, мама, - ответил Валерио, - что как только речь заходит о больших деньгах, влиянии и положении в обществе, совесть сразу же отключается. Автоматически.

Когда ячитаю у Зи все эти обтекаемы формулировки, как кто-то что-то рассчитывает, считает, что-то маракует - у меня в голове сразу ассоциация с мошенниками, которые хотят впарить хреновый электроприбор, и специально нагоняют туману. После этого хреноавтора по ЗВ кажутся мега-стратегами, они хоть что-то конкретное планируют, еще и поясняют, что именно. Даже ведроголовый с Палачом смотрится логичнее.

- Аньезе, - продолжал между тем Флавио, - тебя полощут по всем гостиным и салонам. Слушать страшно. Кости отмыли добела. Догладывают. Так что будь очень осторожна. Говорят, сама Маддалена Руджиери засветилась в лавке синьора Дзаккони. И покупала там не мяту с розмарином. Может, у нее заказ какой, а может и для себя старается.
- Руджиери действительно опасна, - сказала Агнешка, - она намного страшнее, чем все Медичи и Борджиа вместе взятые. Ее сам Фламель учил. Лучшая по ядам и противоядиям в Италии, да и в Европе, пожалуй. Вот ведь… Неужели тоже замуж за Валерио собралась?
- А может у нее кто-то яд заказал? – спросил явно встревоженный Валерио.
- Руджиери очень редко заказы берет, - ответила Агнешка, - я даже не представляю, какую сумму ей должны были предложить, чтобы она согласилась.
- Вероятно, мне стоит попробовать что-нибудь узнать, – неожиданно предложил Снейп. – Напишу, попрошу о встрече. Мне консультация могла понадобиться.
- Такая серьезная дама наверняка в окклюменции разбирается, - сказал Гарри, - не думаю, что получится ее прочитать.
- Что-нибудь все равно ясно будет, - ответил Снейп, - в той шкатулке, что с гербом, один из ядов явно кто-то из ее родственников делал. Вот про него вопросы и задам.
- Можно попробовать, - медленно проговорил Валерио, - но, Северус, будь очень осторожен. Это действительно опасно, но я очень боюсь, что с Аньезе что-нибудь случится. И оказаться привязанным к подобному монстру не хочу.
- Я бы не назвал синьорину Руджиери монстром, - не согласился Снейп, - у нее просто абсолютно иной склад ума и характера. Эта семья на протяжении веков все проблемы решала с помощью яда. Просто привычный способ. Думаю, что договориться с ней можно.
- Попробуй, - похоже, что Валерио не очень верил в успех этой затеи.
Гермионе стало не по себе. Размах аферы пугал и завораживал. А ведь под ударом оказалась не только Агнешка. Следующими жертвами будут дети. Ведьма, готовая расчищать путь к богатству с помощью яда, вряд ли захочет делить наследство с детьми от другой женщины. Ужас. Хорошо бы Снейп хоть что-то узнал.
Письмо Руджиери было отправлено уже на следующий день. Ответ пришел ближе к вечеру. Синьорина назначила встречу.

Думаю автор всеми силами растягивает 1942 год, чтобы не пришлось пояснять, что же в мире делается, поэтому включила сюда эту линию, с итальянской отравительницей. Интереснее не стало, потому что мы знаем, авторскую аватарку никто не то что не тронет, даже не поцарапает.

А теперь все. Спасибо за внимание https://www.youtube.com/watch?v=goMwrfn4WGY&list=PLUO8mnyUG2EJPqUXlCBxRffbXCOQUuefS&index=21

#дети_кукурузы #длиннопост #фикопанорама #faszyzm
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 140
https://fanfics.me/message524356 - первая часть.

Все последующее оказалось кошмаром. Настоящим кошмаром и ужасом.
Они сидели на террасе. Агнешка только что закончила очередную лекцию по рунам. Подали кофе, поэтому к ним присоединилась Дарья.
- Проверь мою цепочку, Аньезе, - попросила Елена.
И тут прогремел взрыв. И раздались автоматные очереди.
- Ложись! – крикнул Валерио, сдергивая со стула Агнешку, которая дернула вниз детей.
Гермиона упала рядом с синьорой Валерией. Сверху летела каменная крошка. Гарри разбил лампу. Стало темно.
В сад ударила молния. Потом еще и еще. Загорелись кусты, но стрельба не прекратилась. К тому же огонь давал достаточно света, чтобы прицелиться.
Еще одна молния. Взрыв.
- Дарья! Куда? Ложись!
Но она словно бы не слышала. Попыталась привстать и добраться до дверей, чтобы укрыться в доме. Автоматная очередь предсказуемо оказалась быстрее.
- Круцио! – крикнул Гарри, направив палочку на источник звука.
Кто-то заорал от боли.
- Сектумсемпра! Секо! Секо! Секо!
- Бомбарда Максима!
И новый росчерк молнии.
- Петрификус Тотатус! Авада Кедавра!
Хлопки аппарации дали понять, что прибыла подмога. Скоро все кончилось. Гермиона медленно села.
- Валерио, ты ранен? – послышался голос Агнешки.
- Зацепило, ничего страшного. Дети в порядке?
- Папа! Папочка! Тебе больно?
Гарри помог сесть синьоре Валерии. Снейп засветил «Люмос». В саду тушили кусты, волокли к террасе убитых и пленных.
- Дарья, вставай! Все кончилось. Дарья? Тебе плохо?
Снейп подошел к ней.
Она лежала ничком и не шевелилась.
- Мама! – позвала Елена. – Мама!
- Она мертва, - тихо сказал Снейп.
Гермиона встала и подошла ближе. Да, сложно быть живой с половиной черепа.
- Дети, не смотрите! – быстро сказал Валерио. – Идите в дом.
Агнешка подтолкнула детей к дверям и подошла к Валерио. Быстро осмотрела окровавленное плечо, заклинанием убрала остатки рубашки из раны и наколдовала повязку.
Он благодарно кивнул. Снейп протянул ему флакон с зельем.
- Обезболивающее.
Валерио выпил, подошел к жене, наклонился.
- Господи! Зачем она попыталась встать? Я же…
- Раненые есть? – послышалось из сада. – Все живы?
На террасу, хрустя каменной крошкой и осколками стекла, поднялись отец Берлуччи и уже знакомый карабинер. В дверях появилась испуганная горничная.
- Святая Дева! Синьора!
- Мария, успокойтесь!
- Кто на нас напал? – спросил Валерио.
- Магглы, - ответил карабинер, - хотя у них были артефакты для взлома защиты. Вы почти всех уложили. Двое осталось.
На террасу втащили незнакомого молодого парня и Штирлица.
- Русский шпион? – спросил Валерио. – Пришел убивать?
И повторил то же самое по-немецки.
Штирлиц обвел взглядом террасу, увидел труп Дарьи, с ненавистью уставился на Агнешку. Она передернула плечами.
- Маггловского шпиона передадим военным властям, - сказал Берлуччи.
- Конечно, - кивнул Валерио, - нам многое нужно у него спросить. И за многое.
- Это он убил мою маму? – послышался голос Ливио. – Он?
Послышался шум, подъехало несколько автомобилей. На террасу поднялись офицеры. Они переговорили с Валерио и Берлуччи, надели наручники на пленных.


Убитых нападавших сложили в ряд, собрали оружие. Гермиона с ужасом смотрела на целый арсенал. Десять трупов, двое живы, итого двенадцать человек. Целый отряд, чтобы убить нескольких магов. Снова не вышло.

Мда, снова корявый скучный экшн,скучный даже с учетом того. что показан от лица того, кто прячется, и лежит на полу.
Как видите, Дарья была тем самым второстепенным персонажем на заклание, очень удобно для Агнешки. С одной стороны технично удаляем жену любимки, с другой - не своими руками, можно и слезу пустить. При этом я конечно последний, кто будет жену фашиста жалеть - но жаль что ограничилось только ею. Муженек тоже зажился, да и предателям давно пора заселяться в цинковый дом.

Предугадать что убьют Дарью, было нетрудно - в тексте ей места было все меньше и меньше, и как персонаж она себя не проявляла почти, а Зи не из тех авторов, что страются раскрыть персонажа, чтобы нам было не пофиг на его смерть.

- Мои соболезнования, синьор капитано ди фрегата, - козырнул старший из военных, - судя по всему, в живых оставлять никого не собирались. Ни женщин, ни детей.
- Да, я тоже так считаю, - кивнул Валерио, - надеюсь, никто не ушел.
- Сейчас прочесывают территорию. Но, похоже, что уйти не удалось. Охрану мы организуем.
Труп Дарьи накрыли простыней. Агнешка ушла в гостиную, где на диване сидели испуганные и потерянные дети.
- За что они убили маму? – тихо спросила Елена.
- Они хотели убить всех, - ответила Агнешка, - ваш папа командует частью, которая нанесла большой урон врагам. Мы ему помогаем. А остальных убили бы, чтобы не оставлять свидетелей. Сейчас возьму зелье у Северуса.
Ливио всхлипнул. Агнешка села к детям и обняла обоих.
- Тише! Все будет хорошо! Вашу маму очень жаль, но она умерла сразу же. Не мучилась. Даже не поняла, что случилось.
Дети заплакали.
В гостиную вошел Снейп. Он достал свою аптечку и дал детям успокоительное зелье. Тяжело вздохнул.
- За нас взялись всерьез, - сказал он.
- Наши подводники с базы в Бордо потопили два американских конвоя, которые шли к русским, - послышался голос Валерио, - американцы приостановили помощь по ленд-лизу. Для русских это болезненно. Англичан мы практически выдавили из Средиземного моря, остался только Гибралтар. Его взятие – дело времени. И все это благодаря вам и Аньезе. Штирлиц, или как его там на самом деле зовут, передал информацию о волшебниках русским. Не знаю, поделились ли они ей со своими союзниками.
- То есть, нас снова и снова будут пытаться убить? – спросила Гермиона.
Валерио развел руками.
- Будем защищаться, - сказал он.

Для тупых спешу напомнить - на дворе Вторая Мировая, в самом разгаре, когда все ведущие мировые державы схлеснулись. Вы гадите другим - логично что они решат нагадить вам, всеми средствами. Правда мне интересно, это что у них там за МС, что все важнейшие конвои потопили и разогнали? лен-лиз шел большим потоком, с разных направлений, в Союз например все шло через север ( Мурманск), через юг ( через Иран конвои шли), через восток. Неужели всюду итальяшки дотянулись? Или эти жабросли превращают солдат в годзилл, что они так кошмарят флоты?

Разговор с детьми просто очарователен, ваша мама умерла, не мучалась, живите с этим. Впрочем я подозреваю, что эти детишки скоро забудут маму, ведь есть же полячка.

Синьора Валерия тоже выпила успокоительного зелья.
- Я заберу детей в Рим, - сказала она, - не спорь, сын. Они чудом не погибли. Бедная Дарья. Признаюсь, я сама хотела убежать.
- Паника – плохой советчик, - Валерио провел рукой по лицу, словно стирая что-то липкое и противное, - большинство жертв гибнет именно при попытке к бегству. Господи, сказал же, ложись!
Он достал бутылку коньяка. Гермиона тоже приняла в руки широкий бокал. Сделала глоток. Напиток ожег горло.
Дети, несмотря на успокоительное, все также жались к Агнешке.
- Мы забираем тело, - послышалось с террасы.
- Да, конечно, - Валерио снова вышел наружу, - пусть сделают все, что необходимо.
- Хоронить будете здесь?
- Нет, в Риме. В семейной усыпальнице.
Вскоре все стихло. Гермиона медленно допила коньяк. Какой все-таки ужас! Только недавно мирно сидели на террасе, пили кофе, а теперь там полный разгром. И труп хозяйки дома увозят в морг.
- Нужно будет тоже потренироваться с молниями, - сказал Валерио, - Аньезе двоих поджарила. Даже автоматы расплавились.
- Я тоже буду тренироваться! – сказал Ливио. – Чтобы всякие не смогли больше никого убить!
Агнешка погладила его по голове и вздохнула. Синьора Валерия покачала головой.
- Ненависть – плохое чувство, Ливио, - сказала она, - оно незаметно иссушает ненавидящего. Лучше помолись о маминой душе.
Мальчик кивнул. Елена тяжело вздохнула.
- Зелье сна без сновидений у меня есть, - сказал Снейп, - чувствую, всем понадобится.
Они еще немного посидели и разошлись по своим комнатам.
Утром все выглядели вялыми, хоть и выспались. Завтрак прошел в молчании. На то место, где обычно сидела Дарья, старались не смотреть.
Террасу привели в порядок, восстановив все разрушения заклинаниями, но выходить туда не хотелось. Как будто там все еще лежал труп.
- Надо будет подыскать другое жилье, - сказал Валерио, - хотя сейчас вряд ли получится. Действительно, хоть палатку покупай.
- Все равно в Рим аппарировать, - сказал Гарри, - можно и посмотреть в лавках.
- Аппарировать? – переспросила синьора Валерия.
- Мы вас перенесем, - сказал Гарри, - вместе с детьми.
- Да, так будет лучше всего, - согласился Валерио, - тащиться в поезде по жаре то еще удовольствие. Да еще с малышами. Я позвонил братьям, они помогут с организацией похорон. Еще сестрам Дарьи нужно сообщить.
Ливио и Елена уезжать ужасно не хотели, но спорить с отцом и бабушкой даже не пытались. Молча отправились собирать вещи.
Валерио открыл дверь в спальню жены и замер на пороге. Его никто не тревожил. Агнешка помогала собирать вещи в детской. Гермиона пошла к себе. Понятно, что о работе речь не шла. Нужно столько всего сделать. Похороны, следствие. Действительно, стоит съехать отсюда, слишком много воспоминаний. Детям-то каково? Мать они любили. Конечно, Дарья уделяла им не так много времени, младшие и вовсе были полностью сброшены на нянек, но так было принято. Особенно в богатых семьях.
Интересно, как скоро Валерио женится на Агнешке? Траур длился год минимум, но в условиях войны стоило поторопиться. Мало ли что может случиться.
Скоро ее позвали. Все было готово для перемещения. Агнешка уменьшила чемоданы и большую корзину с провизией.
Вместе с детьми переместили и нянек самых младших. В доме синьоры Валерии их уже ждали братья. Они обняли своего брата и стали расспрашивать о том, что случилось.

Вот, Дарью постфактум виноватят, дескать забросила детей. А что так положено - об этом между строк, мельком. В самом деле, какое дело до неё, если есть Агнешка?

Потом они отправились в магический квартал. Разумеется, палатки с чарами расширенного пространства тут продавались. И выбор был впечатляющий – от скромных двух и трехкомнатных вроде той, в которой они жили, когда прятались от егерей и искали крестражи, до настоящих дворцов.
- Антимаггловские чары? Чары ненаходимости? «Фиделиус»? – зачастил продавец, как только Валерио поинтересовался надежной защитой.
Агнешка обследовала кухни и ванные комнаты. Проверяла чары на ларях и кухонных шкафах.
- Придется самим готовить и убирать, - сказала она, - магглы тут совершенно беспомощны, а домовик в обычном районе не приживется. Ничего, справимся. И место для Гарри нужно, чтобы он свое ателье перетащил.
- Может, наймем кого-нибудь? – спросил Валерио. – Зачем тебе возиться?
- Ничего страшного, - ответила Агнешка, - с помощью заклинаний все делается очень быстро. И кого ты наймешь? Еще шпиона какого-нибудь подсунут. Так, тут все в порядке, комнат на всех хватит. Теперь купим посуду и постельное белье. И закажем мебель. Тут всего по минимуму, пара диванов и несколько кресел точно не помешают. Кастрюли и сковородки у меня есть.
- Готовить помогу, - сказал Гарри, - и походы на рынок тоже мне оставь. Со стиркой что?
- Прачечная есть, - Валерио покачал головой. - Это ужасно – заставлять любимую женщину работать. Может, какой артефакт для Джанни сделаешь?
- Он просто не справится с плитой и всем остальным, - сказала Агнешка, - здесь везде чары и магия. Активируется заклинаниями. Валерио, мне совсем не трудно и даже в радость готовить для тебя. Правда.
- На всякий случай договорюсь на кухне, - Валерио вздохнул, - не хочу, чтобы ты надрывалась.
Гермиона мысленно пожала плечами. Что тут такого-то? Агнешка знала кучу бытовых чар, готовила легко и быстро. Хотя Валерио вырос в других условиях. Может для него обычное домоводство – это «надрываться».
Агнешка быстро пробежалась по лавкам. Постельное белье, одеяла с подушками, чайный и кофейный сервизы. Тарелки, чашки для бульона, супницы, какие-то приспособления для сервировки, вазочки, креманки. Столовое серебро. Все тут же уменьшалось и укладывалось в корзину.
- Припасы с виллы заберем, - сказала она, - а пообедаем сегодня в траттории. У синьора Сильвани отменная кухня.
Они пообедали отлично приготовленным томатным супом и вкуснейшим тушеным мясом, а потом вернулись в Специю.
Валерио занялся делами, Снейп отправился в зельеварню, а Гарри, Агнешка и Гермиона начали перетаскивать вещи в палатку. И хотя им здорово помогала магия, повозиться пришлось.
Вещи Дарьи запаковали отдельно, а сундук с сокровищами аппарировал Гарри. Агнешка раскладывала припасы в кухне, потом возилась с вещами.
- На ужин стейки, спагетти и салат, - сказала она.
Никто не возражал.
За ужином Гермиона разделывала отлично прожаренное мясо и поглядывала на Валерио. Он молча жевал, глядя прямо перед собой. Агнешка подкладывала ему вкусные кусочки, подливала вина в бокал.
На десерт были пирожные из волшебной кондитерской.

И снова жрачка, зато Агнешку, как мы поняли, нельзя-нельзя заставлять что-то делать, это же ужасно. Хотя сами отметили, что колдунья, и вообще - какой год на дворе? Еще не все и не везде такие прогрессивные, особенно итальянцы, чтобы не считать, что домоводство - самое женское занятие. Отрицает влияние времени автор, это всегда плохо.

На завтрак Агнешка подала сладкие блинчики с повидлом. Валерио шуршал газетой.
- Уже напечатали про нападение на нас, - сказал он, - русские диверсанты, женщины и дети под шквальным огнем, своевременная помощь. И соболезнования выражают.
- Про Штирлица что-нибудь известно? – спросил Гарри.
- Я вчера был на допросе, - ответил Валерио, - пока ничего конкретного, свои связи он не сдает, хотя многое уже известно, за ним ведь следили. Часть сети уже ликвидирована. Я спросил у него, за что он убил мою жену, что собирался сделать с детьми.
- И что он? – спросила Гермиона.
- Как оказалось, я сам виноват, - Валерио отложил газету и отпил глоток кофе, - пустил в свой дом магов. А Аньезе он и вовсе назвал чудовищем. Якобы она должна была не работать на Италию, где ее приняли и дали убежище, а связаться с русскими. Тогда бы была не чудовище, а честная девушка.
- А сам он кто? – возмутился Гарри. – Не знаю, как самых маленьких, но Ливио и Елену точно бы убили.
- Господин коммунист, похоже, считает, что моих детей убить можно, ведь у них папа фашист, - сказал Валерио.
- И чем он тогда от нацистов отличается? - резко сказала Агнешка. - Те тоже считают, что человека можно убить за взгляды или форму носа.
- Себя он оправдывает по всем пунктам, - пояснил Снейп, - ведь не просто так, а по идейным соображениям. Наверняка уже придумал, что был вынужден убить несчастную женщину, которая принимала его в своем доме. А дети могли что-то заметить. Тоже «был вынужден», и рука бы не дрогнула. Идейные убийцы самые страшные. Любую гадость оправдают. И будут думать, что переступили через себя ради некоей «великой цели».
- Очередное «всеобщее благо»? – скривился Гарри.
- Что-то вроде того, - согласился Снейп, - оно настолько «всеобщее», что при его достижении кровь льется рекой. А достигнуть все никак не получается.
Валерио допил кофе.

Ну как всегда, когда чудище душит, рвет, сжигает, насилует и убивает, то никого не слушает. А когда ответка. то сразу " А нас за шо?!"

Может это Советский Союз на Италию напал, пригнав к их берегам линкор Марат? Может это советские войска топтали итальянскую землю? Может это наши бойцы их девушек насиловали когда хотели?
В любом конфликте, всегда и везде, есть тот чья вина больше, даже если с виду кажется, что виновны оба. Позиция " оба виноваты, оба равнозначны" - это позиция ленивой воспитательницы из детского сада, которой трудно или лень искать причину конфликта, чтобы разрешить его, поэтому Вася стукнул диму, а Дима укусил в ответ - оба виноваты. Но за пределами детского садика этот подход ущербен, из-за своей примитивности.

да, у Боргезе есть дети, дети папу любят, папа любит детей. А из-за деятельности папы, гибнут чужие папы, и дети остаются сиротами. Причем их папа сеет смерть прямо и косвенно, ведь утопив конвой с военными грузами, он обрекает других на смерть. Вот голод, еды мало - а тушонка не приехала. Нужны танки, своих не хватает - а танки на дне, вместе с кораблем. Нужен аллюминий и порох - но они не пришли, корабли лежат на дне.

Внимание вопрос - почему советский Штирлиц должен жалеть фашистских детей больше, чем советских детей. что страдают на оккупированных территориях, голодают в Ленинграде, и с ног валятся, вытачивая снаряды и автоматы?
Мои бабушки труженницы тыла, вспоминали как много требовалось всего делать - спасибо фашистам, отобрали у девчонок ( им было по 14 лет когда война началась) кусок детства и юности.
(жалуются что Штрилиц негуманно их убить хотел - словно он не за вражеским коммандиром охотился и магами зловредными, а детский дом специально поджигал, от злобы.)

Касаемо "общего блага" - вы не поверите, лишенцы, но у двух членов антигитлеровской коалиции было две прекрасные концепции блага, демократия Штатов, социализм и путь к коммунизму у Союза. Если рассматривать их вв вакууме, то мне милее идеи свободы, равенства и братства, когда мир народам. и всеобщее единение - в противовес нацизму, расизму, фашизму и их вонючим производным. Не смотря на черные страницы в истории как Союза, так и Штатов, у них не было цели наладить конвейер смерти - в то время как фашики ( итальянцы, немцы, европейские помогалы и их японские друзья) явно не собирались останавливаться.

Так что Штирлиц умирает за коммунизм - а чем жизнь меряешь ты, Агнешка? булочками? шмотками? Симпатичным фапабельным самцом?

- Спасибо за завтрак, Аньезе, - сказал он, - я договорился на здешней кухне, Джанни будет готовить для нас обеды. Есть несколько тратторий и ресторанчиков, где можно брать еду на вынос.
- Отлично, - кивнула Агнешка, - закажу припасы на фермах и схожу на рынок. Пряные травы, что дети выращивали, я им отнесу. Пусть продолжают занятия.

И глава закончена, резко. Повторюсь, что автор, что бета друг-друга стоят, в плане оформления текста бездари, спасибо что не пишут ЖЫ и ШЫ.

Все, с меня хватит https://www.youtube.com/watch?v=QJdir956a8g&list=RDQJdir956a8g&index=1

#дети_кукурузы #фикопанорама #длиннопост #faszyzm
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 161
Хальве!

Когда снимают кино, с неочевидной выгодой и когда под вопросом зрительские симпатии - тащат более-менее известного актера, чтобы он на своих плечах вытащил кино. Мила Йовович и Брюс Уиллис тому примеры, наряду с громкими фильмами снимаются в проходных картинах, заманивая туда людей.

Полагаю в фике Странная гостья именно для этого служат герои ГП, а так же исторические личности. Кстати, подъехал Бенито Муссолини.

Глава 16.
Внимание! Смерть второстепенного персонажа.
- предупреждает нас автор. Ну да, у нас же сороковые, самое мирное время, это странно когда кто-то гибнет.

Наконец настал тот момент, когда прибыл Муссолини. К его визиту, ясное дело, готовились. Валерио лично распорядился приготовить несколько индеек и омлетный торт. Белые грибы опять купили у волшебников. Агнешка спешно зачаровывала еще одну карту и рассчитывала амулет, чтобы картой мог пользоваться и маггл. Та карта, что была у Валерио, реагировала на прикосновения волшебной палочки.
От приготовлений ненадолго отвлек только вызов Валерио в школу, где учились его старшие дети. Нет, здание школы уцелело, зато сгорел небольшой сарайчик, где держали инвентарь для уборки двора и обихаживания клумб и газонов. Сторож, застукавший детишек за устройством печки по-папуасски, почти не пострадал, отделался обгоревшими брюками.
- Я кому сказал: без взрослых нельзя? - выговаривал Валерио притихшим и виноватым отпрыскам. - Родного языка не понимаете? Не получите больше карманных денег. Мне штраф пришлось заплатить и сторожу компенсацию выплатить.
- А чего он полез? – возмутился Ливио. – Хорошо еще мы его все вместе от печки оттащили, он прямо туда сунулся. И свинина сгорела.
- Свинина у него сгорела! Сарай сгорел! Вместе с метлами, граблями и прочим. Я все новое оплатил. Дело не в деньгах, а в принципе. Думаете, если я ваш отец, то вам все можно? Папуасы… Выпороть вас, что ли?
- Ну, папа! – шмыгнула носом Елена.
- Знаю, что бесполезно, - махнул рукой Валерио, - уйдите с глаз. Видеть вас не могу.
Агнешка покачала головой.
- Авторитет зарабатывали, бандиты, - проворчал Валерио, - сам таким был, все понимаю. Но сторож мог серьезно пострадать, и одним сараем дело не ограничиться.
- Ты тоже в детстве школу поджигал? – спросила Агнешка.
- Нет, - улыбнулся Валерио, - мы с братьями по-другому отличились. У нас была электрическая железная дорога, они тогда только появились. Нам надоело просто за паровозиками следить, решили устроить крушение. Влезли в схему, как еще никого током не ударило, до сих пор не понимаю! Короткое замыкание организовали. Пожара не случилось, но пол Рима осталось без электричества. Месяц без сладкого. И выпороли.
- Теперь понятно, почему ты в диверсанты пошел, - кивнула Агнешка, - это у тебя с детства.
- А у тебя таких наклонностей нет? – хмыкнул Валерио.
- У меня нет, - ответила Агнешка, - но одну диверсию могу подсказать. Затрат всего ничего, а эффект страшный и разрушительный. В деревне рядом с поместьем моих родителей так один тип другому отомстил.
- И как же? – заинтересовался Валерио.
- Дрожжи в отхожее место кинул, - сказала Агнешка, - им главное, чтобы влажность была, и процесс пойдет. И ничем его не остановишь!
Гарри даже присвистнул. Гермиона фыркнула, а Валерио покачал головой.
- В голову бы не пришло, - сказал он.
- Потому что ты мужчина, - хмыкнула Агнешка, - и никогда не готовил.

Тут что-то одно лишнее.

Если у нас тут серьезное приключенческое и романтическое чтиво, то все эти рассказы про детские шалости, просто неуместны. А если это повседневность, и воспоминания кто где хулиганил, то Муссолини лишний.
(Видали высоту полета, дрожжей в сортир накидать? Это охренеть какое нечто, никто лучше не умеет.)

Дарья и синьора Валерия при разговоре не присутствовали.
А на другой день встречали дуче. По главной площади Специи парадным маршем прошли моряки и боевые пловцы.
Гермиона вместе с остальными стояла на гостевой трибуне и наблюдала не столько за парадом, сколько за Муссолини и Валерио.
Дуче она в лицо знала, его портреты красовались везде. Ему шел военный френч и черная феска. Валерио стоял чуть позади него и внимательно смотрел на своих подчиненных. Присутствующие здесь же дамы на военных внимания не обращали. Они внимательно осматривали платья Агнешки и Гермионы. На фоне узких юбок и широких плеч они обе сильно выделялись.
Для отделки платья Гермионы Гарри уложил тонкий белый шелк красивыми складками и перевил золотым шнуром, что смотрелось очень нарядно и необычно. А Агнешка в своем «военно-морском», как его назвал Валерио, платье выглядела просто сногсшибательно. Гарри и тут добавил золотой шнур для отделки рукавов, которые теперь смотрелись так же, как у офицерского мундира. Красивая золотая цепочка с часами превратилась в самый настоящий аксельбант. Платье Дарьи выглядело дорогим, отлично сидело и очень ей шло, вот только по фасону ничем не отличалось от нарядов остальных дам. Впрочем, и ей доставались завистливые взгляды. Такой роскошный шелк достать было непросто.
- Синьор Поттер, - не выдержала жена мэра, - это вы шили?
- Да, синьора, - ответил Гарри, - вам нравится?
- Еще бы! Такой необычный силуэт. И эта отделка… У вас много заказов?
- Как раз сегодня отнес последний.
- О! Тогда я буду первой.
Гермиона усмехнулась про себя: такими темпами Гарри еще и законодателем мод станет!
После парада дуче сказал речь. Гермиона почти не слушала. По радио часто передавали что-то похожее: величие Рима, давние традиции, сплоченность перед лицом врага. Воля к победе. Хитрые и коварные враги, готовые в любой момент нанести удар в спину и покуситься на беззащитных женщин и детей. Видел бы он эту беззащитную. Благодарность доблестным подводникам и лично Боргезе.
Гермиону же больше интересовала его мимика. Казалось, что Муссолини нарочно гримасничает. Зачем? Но это кроме нее никого не волновало. Толпа внимала в почтительном молчании. А потом началось настоящее сумасшествие. Бешеная овация, приветственные крики, вскинутые в приветствии руки. Море цветов.
- Дуче! Дуче! Дуче! – скандировала толпа.
Гермиона хлопала вместе со всеми, но искренне не понимала происходящего.
Подали машину. Кортеж с трудом пробивался сквозь толпу. Но ничто не длится вечно, скоро все, кого допустили, оказались на территории казармы.
Валерио представил Муссолини Агнешку и британских магов, а заодно и синьора Тоцци.
- Именно синьорине Мнишек, синьору Снейпу и его помощникам мы обязаны всеми последними победами, - сказал он, - позвольте сделать вам небольшой подарок.
У Агнешки в руках появилась богато украшенная резьбой шкатулка.
- И что же это такое? – Гермионе очень не понравился взгляд дуче на Агнешку - уж слишком оценивающий. Ей, впрочем, достался такой же. – Подарок из рук такой красавицы…
Валерио ощутимо напрягся.
- Это карта, дуче, - Агнешка вела себя непринужденно, но искоса поглядывала на Валерио, - если позволите, я вам покажу.
- Отлично, синьорина.
Валерио трансфигурировал стол из ветки. Агнешка открыла шкатулку и ловко расстелила большую карту мира. Потом с улыбкой протянула Муссолини небольшой диск на тонкой цепочке, который тоже хранился в шкатулке.
- Если вы хотите подробно рассмотреть какой-либо участок, - сказала она, - то просто поднесите к нему этот амулет.
Муссолини последовал ее совету. Свита с интересом заглядывала ему через плечо. Вот он поднес амулет к тому месту на карте, где находилась Специя. По карте прошла рябь. Фокус сместился, теперь можно было отчетливо рассмотреть сам город, порт, все скалы и островки.
- Потрясающе! – сказал Муссолини. – Невероятно!
- Синьорина сейчас разрабатывает карту, способную отследить нашу технику, группы бойцов и тех, кто работает в одиночку, - сказал Валерио.
Он нарочито держался рядом с Агнешкой, а она чуть отступила так, чтобы в любой момент оказаться у него за спиной. Эти маневры не остались незамеченными, дуче отчетливо хмыкнул и вновь склонился к волшебной карте. Нашел Рим, потом снова вернулся на север.


- Потрясающая вещь! – сказал Муссолини. – Спасибо за такой чудесный подарок. Мне он, безусловно, пригодится.
Судя по тому, как загорелись глаза у сопровождающих его офицеров, каждый из них подумал о том, что такая карта пригодилась бы и ему.

Мда, такой шанс у колдунов, быть рядом с дуче, чтобы сделать с ним что-то. Скрутить, заколдовать. проклясть каким-то коварным заклятием, сделать так, чтобы Италия вышла из войны - но нет, с таким автором, Бенито в полной безопасности.Нет ничего странного, что фашисты на расслабоне.
А Гермиона опять проявляет черты утрированного тупого обывателя, которому главное чтоб ему было хорошо, а остальное побоку. И соотнести военные действия Италии с личным благосостоянием не может, не понимает, что если Италия не будет отбиваться, Союзники нагрянут в гости.

- Синьорина, я ваш должник! – дуче склонился над рукой Агнешки. – Просите все, что только пожелаете.
- У меня действительно есть просьба, дуче, - негромко проговорила Агнешка, - на моей родине творятся злые дела. Вас не смогут не услышать. Прошу вас, замолвите слово за Польшу и поляков.
Муссолини вскинул голову.
- Безусловно, - сказал он, - я так и сделаю. У вас благородное сердце, синьорина. Но, может быть, вы хотите что-то для себя лично?
- Спасибо вам огромное, - Агнешка прикоснулась к подаренным часам, - здесь, в Италии, я счастлива. У меня много друзей. И я ни в чем не нуждаюсь!
- Красива, умна и скромна, - вздохнул Муссолини, - не надо на меня так смотреть, Боргезе, я все понимаю, но сегодня кавалером прекрасной синьорины буду я. Прошу вас! Мне обещали какое-то необычное угощение.
И под руку с Агнешкой направился в сторону банкетного зала.
Валерио резко выдохнул сквозь зубы и двинулся следом.
Впрочем, надо отдать должное Муссолини – вел он себя прилично. Ничего лишнего себе не позволял, был галантен и обходителен. Хвалил незнакомые блюда. Расспрашивал Валерио о нуждах Дечимы. Интересовался артефактами и зельями. Поблагодарил за присланную аптечку.

Я лично Бенито Муссолини не знал, но не думаю, что он был диким похотливым идиотом, вроде Рона Уизли из фанона. Поэтому не понимаю, чему она удивляется? Натурально, словно деревенская давалка, которая удивляется, что её за жопу не схватили - а это люди воспитанные.

Что до Польши. то за неё стоило бы просить лидера нацистов, поскольку Польшу нагнул он. Правда не знаю зачем просить за Польшу, если её освободит и поможет восстановиться Советский Союз? Ах да, коммунизм же хуже фашизма, я забыл.

Картой интересовались все, особенно военные.
- Такие возможности, - говорил самый важный из них, - полный рельеф местности, подробнейшие планы населенных пунктов и коммуникаций... Это мечта и чудо! Такая вещь необходима в каждом штабе. Понятно, что наладить массовое производство не получится, но хотя бы несколько экземпляров. И, разумеется, не бесплатно. Синьорина, назовите вашу цену!
- Думаю, что Аньезе стоит запатентовать свое изобретение, - сказал Валерио, - а потом продать патент Мастерам артефакторам. У нас надежные контракты с проверенными специалистами. Аньезе выдает идеи и проводит расчеты, а они воплощают все это в жизнь. Результат налицо.
- И результат замечательный, - сказал Муссолини, - уверен, что взятие Гибралтара не за горами.
- Синьор Боргезе, надеюсь, вы поделитесь контактами? – поинтересовался все тот же важный чин, фамилию которого Гермиона прослушала.
Валерио улыбнулся и кивнул. Хотя улыбка и вышла натянутой. Гермиона бросила на него косой взгляд и поняла, что он волновался за Агнешку. Та сидела рядом с дуче, отвечала на вопросы, улыбалась, но поглядывала на своего любовника. Что было в этом взгляде? Просьба о помощи? Что-то еще?

И снова вера в волшебную силу патента. Хм, а я слыхал что во всех воюющих государствах экономика резко стала плановой, и заработки брались не из воздуха, а из создаваемого продукта. Например танк Шерман в США производился на всех заводах, что раньше делали автомобили, и никакой монополии, победу должны ковать все. Или вот советский пример, Т-34 выпускали в Харькове, в Сталинграде, В Ленинграде, на Урале - без этого, чтобы делали одни, и им все деньги и награды.
Зи упорно выкидывает войну, это видно по обжиралову, по достатку, по всему. Такое благолепие, какого даже в Штатах не было, а они от всех ТВД далеко.

Спросить получилось, пока Валерио раздавал какие-то поручения подчиненным.
- А разве ты не слышала? – чуть поморщилась Агнешка. – Дуче он… очень любит женщин. Постоянная любовница у него есть, но он и ей изменяет с самыми разными дамами. Мне очень не хотелось, чтобы он ко мне пристал. Я использовала одно заклинание и старалась держаться подальше.
От Валерио было не укрыться. Похоже, тоже заклинание использовал. Для улучшения слуха.
- И что же ты сделала? – он буквально материализовался рядом и взял Агнешку под руку.
- Постаралась нейтрализовать запах, - ответила ему Агнешка, - и отвлечь его внимание. Получилось.
Он наклонился к ней и втянул воздух.
- Верни, как было, моя сладкая, - сказал он, - это как будто и не ты.
Агнешка достала волшебную палочку и отменила заклинание. Валерио блаженно улыбнулся и даже на мгновение прикрыл глаза. Все с ним ясно. Наркоман мускусный… Понятно, что Агнешку он любит не только за этот аромат, но все это на него сильно действует. Вон, уже глаза заблестели.
- Сейчас озадачу охламонов, - сказал Валерио, - и отправимся домой.
К ним подошел довольный Гарри.
- Большой заказ, - сказал он, - супруга мэра жаждет полностью обновить гардероб себе и дочери. Платья как у вас, дамы, тоже хочет. Как вы на это смотрите?
- Да пожалуйста, - ответила Агнешка, - мы еще что-нибудь придумаем. Все равно мы тут самые красивые.
- Тут снимали для кинохроники, - сказал Валерио, - и фотографировали для газет. Так что, дамы, ваши платья увидит вся Италия.
Гермиона охнула, а Агнешка победно улыбнулась.

Возникает ощущение, что Агнешка как местная Гермиона - дурочка, у которой в голове только секс, шмотки, жрачка и все. Дуче рядом был, вокруг война, в сражениях решаются судьба государств - а она замечает только то, что я перечислил.


Гермиона хмыкнула про себя. Да уж, Валерио в своем репертуаре, ревнивец бессовестный. Тиран домашний. Как только Агнешка терпит? Цепочку на ногу – нельзя, чулки порвал, брюки запрещает. Понятно, сегодня испереживался из-за возможного интереса к своей любовнице самого дуче. При этом задирал нос, когда видел, как на нее облизываются окружающие. Офицеры не только картой интересовались, но и ее создательницей. Интересно, что там за чары? И без рун точно не обошлось. Очень тонкая работа.
Хм… а ведь ей никто ничего не запрещал. Вполне может брюки носить. Не в обтяжку, конечно, а классические или сильно расклешенные. Удобно же. И, между прочим, широкие брюки скрывают ноги намного лучше, чем юбка чуть ниже колена. Разве что, тут Гермиона почувствовала, что краснеет, Валерио сам не желал отказываться от лицезрения стройных ножек Агнешки и хотел иметь к ним постоянный доступ. В этом случае и шаровары будут под запретом, как и юбка-брюки.
Интересно, что за блузка такая? Гарибальдийка…
После ужина и тренировки Гермиона увязалась за Гарри.
- Что за блузка такая? – спросила она. – И я хочу юбку-брюки. Жаль, что джинсы еще не носят.


- Ты будешь смеяться, но джинсы тоже изобрел Гарибальди, - ответил Гарри, быстро набрасывая на бумаге рисунок красивой блузки с широкими рукавами, - это от названия города – Генуя. Раздобыли плотную ткань и нашили себе штанов. А блузка вот такая. Чаще всего их шили красными. Тоже хочешь?
- Хочу, - согласилась Гермиона, - очень красиво. Нарушать закон, так нарушать.
- Да, ладно тебе, - хмыкнул Гарри, - я уже понял, кому тут все можно. Пользуйся моментом. Мне интересно, сколько дам занавески на наряды пустят?
- Занавески? – удивилась Гермиона.
- Ткани же сложно купить, - ответил Гарри, - а тут и ситец, и шелк, и бархат – у кого что есть. Так и выкручиваются. Хотят быть красивыми, что тут поделаешь.
- Все хотят, - согласилась Гермиона.
А потом она невольно подслушала очередной разговор Агнешки и Валерио. Они опять устроились на террасе. Агнешка сидела на балюстраде, а Валерио обнимал ее сзади.
- Ты такой ревнивый, Валерио, - тихо сказала Агнешка, - почему? Мне не нужны другие мужчины, я люблю тебя.
Он уткнулся ей в шею.
- Я просто боюсь, счастье мое, - также тихо сказал он, - ужасно боюсь, что все это просто сон. Волшебный, сладостный, но сон. И однажды утром я проснусь, а тебя нет. Проснусь один в холодной пустой постели.
- Я не уйду, пока ты не прогонишь, - ответила Агнешка.
- С ума сошла! - он крепко прижал ее к себе. – Не смей так говорить! Это как вырвать сердце. Я умру без тебя.
Она погладила его по щеке.
- А я умру без тебя, Валерио.
Он поцеловал ее ладонь.
- И ты такая красивая, нежная… Сколько тех, кто тебя хотят?! Что они смогут предложить тебе? Мне так жаль, что я не могу жениться на тебе!..
- Валерио, я просто буду с тобой, - ответила Агнешка, - рядом с тобой. Раз так получилось.
- Скажи мне… - проговорил он после паузы. - Дарья ненавидит тебя, а ты? Что чувствуешь ты?
- Мне больно за тебя, - вздохнула Агнешка, - приворот и все остальное – это отвратительно. Но ненавидеть… Нет, ненависти нет. Она подло поступила, но я полюбила твоих детей. А в них есть часть ее. И они ее любят. Я не причиню ей вреда, клянусь. Ведь это причинит боль твоим детям.
- Спасибо тебе, родная, - Валерио поцеловал ее пушистые волосы, - как бы там ни было, мы прожили вместе много лет. Никуда от этого не денешься. Самому больно. И обидно, что не ты хозяйка в моем доме. Но ты владеешь моим сердцем. Только ты.
Они еще немного побыли на террасе, а потом Валерио на руках унес Агнешку в дом. Гермиона только головой покачала. Понятное дело, что Агнешке хочется всего. Кольцо на пальце – не просто украшение. Носить фамилию своего любимого, на законных основаниях быть с ним рядом. Хозяйничать в доме. Нет, Агнешка говорила правду, единственное, что она скрывала до недавнего времени – это сам факт перемещения во времени. Значит, решила терпеть. Отдала все на откуп Дарье, не хочет войны. Ради детей своего любимого. А ведь ей нелегко все это дается.

Да, легко быть добренькой любовницей-разлучницей из недо-сериалов с канала Россия, особенно когда автор тебе помогает. дети сразу полюбили непонятную тетку,, все вокруг любят Агнешку - а на Дарью плевать, если умрет по воле автора, то все забудут, что такая была женщина.
(В кино и мультах такое любят кстати, когда нехороший человек...персонаж, умирает сам-собой, а главгерой хороший, он рук не запачкал.)

Снова вспомнился собственный брак. Смешно, она была законной женой Рона, но не имела никакой власти дома. Все решала и всем заправляла Молли. Рона все устраивало, он привык к подобному положению, а с мнением Гермионы никто не считался. Жена – не жена, приложение. Подпитка, которую нужно держать под контролем, чтобы ничего не поняла и не сбежала.
А ей так хотелось иметь свой дом.
Она была горожанкой, хотя у родителей и имелся свой садик. Да что там вырастишь, кроме нескольких кустов роз? Неважно. Свой домик или даже крошечная квартирка, но своя, своя. Чтобы устроить все по своему разумению. Расставить вещи как хочется. Самой решать, что приготовить. Молли хозяйничала и в их с Роном спальне, хорошо еще ночью не врывалась. Как же она все это терпела? Зелья? Чары подчинения?
Захотелось завыть. Вот просто выкричать свою обиду в ночное небо. За что?
Нет уж, больше она не дастся. Никто не сможет ее подчинить и принудить. У нее есть цель. Деньги она получит, сдаст на мастерство. Купит дом, какой ей понравится, а там будь что будет. Замуж можно и не выходить.
Она несколько раз кивнула. Именно так она и сделает.

Люблю я эти страдания постфактум. В начале ничто не намекало на страдания Гермионы, и автор решила, что раз не сказано обратного, то можно писать, что все было вот так.У Зи всегда так, вместо того чтобы предположить. что персонаж мог совершить некое злодеяние ( мог же физически, морально и финансово?), она сразу его обвиняет. Чтож, согласно такой логике я тоже могу про автора сочинить, что она воровка, закладывает наркотики, а до кучи еще маньячка, расчленяет людей. Почему?
Потому что Петербург!


Перерыв.

#дети_кукурузы #фикопанорама #длиннопост #faszyzm
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 82
Хальве!

Музыкальных стилей нынче дофига, все перечислить не получается. А еще смешно, когда одна и та же композиция считается разом из разных жанров, и не понятно, то ли это классический рок, то ли пауэр-поп.

Ладно, у нас на столе Странная гостья, и это уже глава 15. А всего их 41, и хоть убейте, я не представляю, про что тут можно столько много писать. Черт, ладно бы это была новеллизация второй части Call of Duty, там да, материала глав на сорок, если помимо экшена героев оживить и раскрыть.

Наутро Гарри упаковал платье и фату в большую коробку и отправился к заказчикам. Гермиона на минуту заглянула к Агнешке, чтобы пожелать ей доброго утра.
- Войдите! – послышался голос Агнешки в ответ на стук в дверь.
Она уже снова была в той же пижаме и полулежала на подушках. На подносе красовались яйца-пашот на тостах, свежий хлеб, тарелка с паштетом, ломтиками ветчины и оливками. На тумбочке стояли серебряный кофейник и две чашки с блюдцами.
Валерио видно не было. На дверце шкафа на плечиках висел его мундир и свежая рубашка.


- Доброе утро! – поздоровалась Гермиона. – Ты как себя чувствуешь?
- Доброе! – широко улыбнулась Агнешка. – Замечательно себя чувствую. Даже жалко еще один день в постели лежать. Я уже вставала, голова не кружится.
- Это хорошо, - улыбнулась Гермиона, - пойду завтракать. Гарри уже умчался заказ отдавать.
- Приятного аппетита, - Агнешка откусила от тоста с яйцом и облизнулась.
- И тебе приятного аппетита.
Выходя, она чуть не столкнулась с Валерио, который явно возвращался из ванной. Свежевыбритый, с влажными волосами и в халате.
- Доброе утро! – улыбнулся он. – Проведывала Аньезе?
- Да, - кивнула Гермиона, - доброе утро. Я пойду.
Вскоре все, кроме Гарри и Агнешки, собрались в столовой.
- А где Гарри? – тут же спросил Ливио.
- Пошел платье отдавать, - ответила Гермиона.
- Да? – спросила Елена. – Я тоже такое хочу. И фату. Буду выходить замуж, закажу платье у Гарри.
- И за кого же ты замуж собралась, если не секрет? – спросил Валерио, намазывая булочку маслом.
- Пока не за кого, - ответила Елена, - найду кого-нибудь. Главное, платье заказать.
Взрослые засмеялись.
- Да, - согласился Валерио, - платье – это главное.
Гермионе было весело и легко, этот день обещал быть просто замечательным.

Странно что автор со своей страстью собирать разные приметы и суеверия, не включила сюда то, которое " нельзя заранее к свадьбе готовиться, счастья не будет."
Вообще бюрократически Агнешка болеет по делу, магически надорвалась. Но простите, что же это за полусквиб такой, что оборот её так утомил? Лучше быавтор хоть на миг перестала кутать её в вату, и позволила вражескому колдуну хотя бы ранить её. это же распространенный рабочий прием, герой пострадал во время подвига, теперь лежит и выздоравливает, а остальные о нем переживают. Это ведь так просто, что автору мешало воплотить?

Казарма гудела как потревоженный улей. Все носились со свежими выпусками газет. А там были большие статьи о взятии Александрии и о том, что произошло покушение на Валерио Боргезе и его семью. Причем в Специи все знали, что основной целью оказалась Агнешка.
В зельеварню постоянно просачивались бойцы, чтобы справиться о ее здоровье. Кончилось тем, что всех выгнали на плац и Валерио лично выступил, заявив, что никто не ранен, а Агнешка вынуждена провести несколько дней в постели из-за сильной слабости, но скоро вернется на службу. Чувствует себя хорошо и уже вставала. Да, хотели похитить Агнешку, англичан, что варят зелья и его самого за компанию. Враги не дремлют, победы итальянцев на море им поперек горла. Вот и хотели выпытать у тех, кого похитят, все секреты. Напавший мертв, его подельников ловят. Просьба сохранять бдительность, с кем попало не болтать. И не мешать работать зельеварам, они кроме всего прочего и лекарства для Агнешки готовят.
Помогло не очень. Теперь гонцы просили передать привет и наилучшие пожелания.
- Ангел Дечимы, - сказал один из бойцов, - мне этот маячок жизнь спас. И за аптечки вам большое спасибо. Стоящие лекарства эти зелья.
Немцы тоже о чем-то шушукались. Офицеры с трудом поддерживали хотя бы относительный порядок.
А вилла оказалась буквально завалена цветами и конфетами.
К ужину Валерио вынес Агнешку на руках и устроил со всевозможными удобствами за столом.
- Ура! – обрадовались дети. – Аньезе поправляется!
- Знаете, как скучно целый день лежать, - вздохнула Агнешка, но тут же улыбнулась, - даже книги не помогают. Что на ужин? Гарри, расскажи про платье.
В этот раз в качестве антипасто подали икру. Гермиона привыкла, что этот деликатес бывает черным или красным и очень удивилась, увидев крупные икринки серого цвета.
- Белужья, - пояснил Валерио, - самая лучшая.
Агнешка зачерпнула лакомство серебряной ложечкой и зажмурилась от удовольствия. Гермиона последовала ее примеру. Да, это было вкусно. И к деликатесу отлично подходило белое сухое игристое вино.

Вот я не понял, это нормально, что вся часть знает что шеф прет полячку, и коллективно за неё переживают? Я-то думал что для дисциплины лучше, когда коммандир для солдата на недосягаемой высоте, почти что бог, а не вот это вот.
Далее вопрос - чем итальянцы взяли Александрию, если там не как в блокадном Ленинграде, плюс много британских войск, и можно подвозить ресурсы и войска с востока, из Индии.Надорвутся итальянцы Александрию брать, тем более что в техническом плане они англам не ровня.

Прямо хочется тарелку вылизать, - сказал Гарри, - понимаю, что неприлично, но… А если хлебом остатки подобрать, ничего? Вроде все свои…
- Хорошая идея, - согласился Валерио, разламывая булочку.
Его мать только головой покачала. Но ничего не сказала, когда дети последовали примеру отца. Гермионе даже показалось, что она сама не прочь собрать остатки соуса от начинки таким образом.
- Что будет в следующий раз? – спросил Валерио, отставляя бокал. – Дамы позволят мне курить?
- А что ты хочешь? – спросила Агнешка. – Можно индейку с двойным фаршем. Или свинину с тмином и майораном запечь. О, жареный фаршированный молочный поросенок! Фарш можно сделать с изюмом и миндалем. У нас его часто на Пасху готовят.
- Все хочу, - Валерио выпустил в потолок струю табачного дыма, - отъемся, перестану в форму влезать.
- Зато за счет жира плавучесть повысится, - сказала Агнешка.
- Отшлепаю.

Фу блин! И этот же автор ранее через свои аватарки гнобила Рона, дескать он некультурно жрет?! Неприлично блеать!
Я тоже хлебом вымазать люблю, но не на серьезном же приеме пищи. Наедине с родней, малым числом - да, но тут же семейство итальянское, Гарри им не родич, не близкий друг ( а по факту раб с плюшками) - нагловато выходит.

Как так выходит, что одних за неприличное поедание еды чуть не удавить готовы, а другим все можно, и они едва ли не аристократы при этом?

Дальше жрачка, Гарри и Гермиона играют с детьми Боргезе, болтают о пустом.И немного про магию:
- Слушай, - сказал Гарри, - а ты теперь сможешь обращаться, когда захочешь? Ну, когда колдовать разрешат, понятное дело.
- Да, - кивнула Агнешка, - хотя на первых порах страховка и понадобится. Но ты лучше не пробуй. Стихийная анимагия – штука непредсказуемая. Лучше все по правилам делать: рассчитать форму, медитировать и потихоньку начать превращаться.
- А рассчитывать сложно? – спросила Гермиона. – У меня патронус выдра. Это значит, что я в выдру превращаться буду?
- Формулу я тебе дам, - ответила Агнешка, - подставишь свои данные и посмотришь. И скорее всего твоя анимагическая форма действительно выдра.
- Ой, Гермиона, покажи, пожалуйста! – попросила Елена. Они с Ливио уселись на кровать к Агнешке и дружно уничтожали конфеты. Валерио, глядя на это, достал следующую коробку и устроился в ногах у своей дамы. Еще несколько коробок громоздились на столике у окна.
- Хорошо, - кивнула Гермиона, - смотри.
Она проговорила заклинание и взмахнула волшебной палочкой. Серебристая выдра шустро обежала комнату и замерла рядом с детьми. Они тут же протянули к ней руки. Наколдованный зверек рассыпался искрами.
- Ой, какая ты будешь хорошенькая! – сказала Елена.
- Превратишься – затискают, - мрачно предрек Гарри.
- А у тебя какой патронус? – спросил у него Ливио.
Гарри улыбнулся и вызвал своего оленя.
- Вот это да! – восхитились все.
- Только форма непрактичная, - сказал Валерио, - большой риск, что просто подстрелят. И прятаться сложно. В городе, опять-таки, бессмысленно. Хотя красиво.
- Понятно, что лучше всего превращаться в кошку или собаку, - вздохнул Гарри, - я одного типа знал, он в крысу превращался. Удобная форма, не спорю, но противно.
- Нужно будет и мне попробовать, - сказал Валерио, - все время некогда. Как ты говорила, Аньезе, самое счастливое воспоминание? И заклинание «Экспекто Патронум»?
- Да.
- Ой, папа, давай! – тут же сказала Елена. – У тебя точно получится!
С первого раза с волшебной палочки Валерио сорвалось густое серебряное облако, но уже со второго оно стало изменять форму. И наконец… Появился серебристый волк.
- Я так и думал, - усмехнулся Гарри.
Дети захлопали в ладоши, Агнешка смущенно улыбнулась, а синьора Валерия ахнула.
- А почему ты так и думал, Гарри? – тут же спросила любопытная Елена.
- Ну, - Гарри поправил очки и скосил глаза на Агнешку, - мне кажется, что волк твоему папе подходит. Сильный и храбрый хищник. И есть такое выражение – «морской волк». Так про опытных моряков говорят. А еще дело в Агнешке.
Та весело засмеялась.
- Мне очень приятно, правда, Валерио.
- А что вообще обозначают эти звери? – спросила синьора Валерия.
- Защитник, - ответила Гермиона, - патронусом можно отогнать нечисть и нежить, тех же дементоров. И передать сообщение. Телесный патронус непросто наколдовать, у многих получается только серебристый дым. Иногда форма меняется. Мы с Гарри знали волшебницу, Нимфадору Тонкс, она влюбилась в одного человека и ее патронус изменился.
Валерио съел еще одну конфету.
- Прилично потратился, - сказал он, - а шоколад, как я понял, помогает. Должен сказать, что мне мой патронус очень понравился. Кошка или заяц как-то не солидно, не находите?
- Тигр тоже кошка, - тут же сказал Ливио, - но волк это здорово. И красиво.
Они еще немного поболтали и разошлись по своим комнатам. Гермиона покачала головой. Кто бы сомневался, что у Валерио будет патронус, парный с патронусом Агнешки. Интересно, а какая у него анимагическая форма? Тоже волк? Это подходило ему даже больше, чем дельфин или акула, или кого они тогда вспоминали. Действительно, морской волк. Хищник. Предводитель стаи других хищников.

Фанонные штампы собраны почти все. И что якобы по Патронусу можно судить о чужой аниформе, и что он защищает от нежити ( правда что ли?), и все остальное. При этом конечно же у любимых автором персонажей будут крутые красивые полноценные патронусы. не так что жиденькое облачко, или воробей, только волк, только пафос.
(А что, постулат из ЭП, что патронус это трудозатратно, сжигает магические резервы и превращает в сквиба, уже все, забыт?)

На следующее утро Агнешка вышла к завтраку. Судя по всему, она и в постели занималась своими расчетами, потому что Валерио утащил на службу несколько свитков с записями. На виллу продолжали присылать цветы и конфеты. А вечером всех ждал очередной шедевр польской кулинарии.
В этот раз на огромном блюде покоились куски великолепной индейки и начинки, которая во время жарки находилась внутри тушки. Как оказалось, это было еще не все, подгрудок нафаршировали отдельно другим фаршем.
- Жалко, что брусничного варенья нет, - сказала Агнешка, - соус берите, в нем птица тушилась.
Валерио тут же полил горячим соусом свой кусок мяса и приступил к трапезе. Гермиона последовала его примеру. Отрезала кусочек отлично пропеченного мяса и добавила к нему начинку. Ничего подобного она еще не пробовала. У них дома индейку просто и без затей запекали в духовом шкафу. Получалось вкусно, ничего не скажешь, но хитрые поляки умудрились превзойти англичан.

- Мясо? – спросила синьора Валерия.
- Телятина, - подтвердила Агнешка, - анчоусы. И сало, разумеется. Ну и булка, яйца, масло.
- А тут изюм, - сказал Ливио, которому достался кусок грудки.
- А еще индюшачья печень, - улыбнулась ему Агнешка, - нравится?
- Вкусно, - кивнул мальчик, - очень вкусно.
- Такую птицу хорошо подать на Рождество, - сказал Валерио, - это вкуснее, чем гусь с яблоками. Хотя гусь тоже неплох, конечно.
- Индюшка большая, ее на всех хватит, - сказала Елена, - и нам, и гостям.
- Индюшки спасли европейцев от голода, - улыбнулась Агнешка, - хотя и не всех, конечно. Когда их привезли из Америки и начали разводить, то с мясом стало намного легче. Они большие, мясистые. И вкусные.
- Вкусные, - согласилась Елена.
Валерио отпил глоток вина и вернулся к мясу.

Что она там считает непонятно (лобковых вшей?) - зато еде как всегда много внимания. Воистину. проекция автора в текст - это как правило убожество. И я говорю не только про зи, я вспоминаю создателя Тапка,ГХА, магуя Левина и его утырков, Седрика и его персонажей, а так же многочисленных создательниц ожепаночек. Конечно заниматься интернет-телепатией плохо, неспортивно и вообще неразумно, но порой чужие комплексы и желания чуть из монитора не вываливаются.
Конечно я понимаю, что каждый творец, вольно или невольно добавляет в произведение немного себя, то одно дело делать это ненавязчиво, осторожно, и не во вред художественным достоинствам. И другое - когда авторская потребность ( спариться с любимым персонажем, обкомфортить его, или наоборот. вдоволь поиздеваться над нелюбимым) превращается в центр мироздания, в отдельно взятом тексте.
(Помню однажды читал такой плохой переводной фик по Иксовым, где парень обычный полюбил девушку-мутанта, но слегка нервничал из-за её способностей. Так по воле автора все Иксовые к нему приходили, и грозили, обидишь мол нашу девочку, выпотрошим, высушим. зажарим, заморозим и дезентегрируем. И это было не мило - свои свою поддерживают - а крипово, банда сильных унижает слабого.)

А дальше снова был мусорный ми-ми отрывок, как Гермиона и Гарри с фашистскими детками играют, развлекаются, и болтают о пустом. И проблема тут даже не в фашистских детях, а в том что все это написано ужасно скучно, душно, диалоги деревянные:
Гермиона острожно положила кусочек в рот.
- В жизни не ел такой нежной курятины, - восхитился Валерио. - Чудесный пикник получился!
- Вкусно! – поддержали его дети.
- А папуасы так свинину готовят, - сказала Агнешка, - они называют это блюдо муму.
- Надо будет в школе показать, - сказал Ливио, - это же здорово. Никто так не умеет. А баллила часто в походы ходит, точно пригодится.
- Надеюсь, школа уцелеет, - заметил Валерио, - сын, без наблюдения взрослых никаких демонстраций. И только на металлическом листе.
- Да, папа.
- Есть анекдот, - улыбнулась Агнешка, - отец выговаривает сыну, что он уже устал постоянно ходить в школу из-за его хулиганства. «Я больше не хочу позориться! Сам разбирайся!» «Да, папа», - отвечает сын. - «Нечего там делать на этих развалинах».
- Вот чувствую, что мне быть таким папой, - отсмеявшись, сказал Валерио.

В результате даже если быя был дико толерантен к фашистам, они мол тоже люди, тоже любят, тоже семьи, тоже родня и любовь - мне не за что зацепиться, нет шансов проникнуться ими. Если без исторического бэкраунда и без знания ху из ху, я не знаю, что это за люди, кто они , что они -просто какая-то мебель на сцене.

Кончается глава на такой ноте:
Следующие два дня ничем не выделялись, и наконец настал тот момент, когда прибыл Муссолини.

Отлично, Мюллера и Штирлица автор уже запомоила, Боргезе с самого начала - ждем когда еще одна историческая личность будет не собой.

От таких авторов, сами персонажи стонут https://www.youtube.com/watch?v=HZSFCAQ7eWA&list=RDMM&index=1

#дети_кукурузы #фикопанорама #длиннопост #faszyzm
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 99
Первая часть https://fanfics.me/message523623

Агнешка болеет с комфортом, иначе и быть не может.
- Да, - ответила Агнешка, - пришлось постараться. На эти амулеты теперь большой спрос.
Она съела еще одну ягоду.
- Как же хочется вишневого варенья, - протянула она, - как дома варили. Удаляли косточки, а на их место вкладывали кусочки грецкого ореха. Так вкусно! А еще хочу борща и зраз с белыми грибами… Бигос как дома сготовить не получится, а вот рольмопсы я бы сделала.
- А что это такое? – тут же спросила Елена. – И почему не получится?
- Бигос – это блюдо из тушеной капусты с мясом, - ответила Агнешка, - рецептов множество, у каждой семьи свои. У нас дома добавляли квашеную капусту. А для этого не все сорта подходят. Чтобы капуста хрустела, она должна созреть поздно и ее должно прихватить морозцем. В Италии с этим проблемы. Но из одной свежей капусты тоже можно. Главное – несколько сортов мяса. И обязательно дичь. Сейчас туда добавляют томатную пасту, а в старые времена клали сливовое повидло. Раньше бочонок с бигосом обязательно в приданое входил, как и бочонок с тестом для пряников. У нас в Польше вообще очень любят соленья, варенье и маринады.
- А о чем ты еще говорила? – заинтересовался Ливио. – Это бр... И второе с белыми грибами?
Агнешка засмеялась.
- Ага, не выговорить! Борщ – это густой суп, чаще всего на мясном бульоне, но есть и постные рецепты. Очень вкусно и сытно. А зразы – хорошо отбитое и свернутое в трубочки мясо с начинкой. Его тушат в соусе. Рецептов тоже множество, но я больше всего с грибами люблю. Еще с луком вкусно.
- Вы так рассказываете, что мне есть захотелось, - синьора Валерия тоже взяла несколько ягодок черешни, - дайте рецепт Джанни, он отличный повар. Я бы и сама с удовольствием попробовала.
- Так и сделаю, - кивнула Агнешка.
- Ой, - спохватилась Гермиона, - мне пора, там работы много. Прошу меня извинить. Спасибо за черешню!
- Тебе спасибо, - улыбнулась Агнешка.
А за ужином всех ждал сюрприз.
Агнешка все еще была очень слаба, так что ужинала в постели. Гермиона же вместе с остальными удивленно уставилась на большой кусок отлично пропеченной говядины с глубокими надрезами. В каждом втором надрезе помещалась какая-то начинка. К этому прилагался густой соус. Тут же были салат и рис вместо привычной пасты.
- Что это? – спросила Дарья.
- Аньезе сказала, что это жаркое по-гусарски, - ответила синьора Валерия, - мы с ней долго беседовали о кулинарных рецептах, и мне очень захотелось попробовать что-нибудь из польской кухни. Джанни посмотрел, что с припасами, поэтому приготовили это. Хотя я просто жажду попробовать омлетный торт и вкусную дичь. Еще она сказала, что в Польше к жаркому часто подают кашу из прокаленной особым образом гречневой крупы, но мы заменили ее рисом.
Прислуживающая за столом горничная ловко отрезала по куску мяса там, где не было начинки, и раскладывала по тарелкам.
Валерио с интересом принюхался.
- Пахнет вкусно, - сказал он, - и выглядит аппетитно. С удовольствием попробую. А мне, хитрюга, не сказала.
Гермиона отрезала маленький кусочек от своей порции и положила в рот. Это было по-настоящему вкусно. Мягкое сочное мясо отлично сочеталось с начинкой из лука с хлебом. Соус был хорошо знакомым – томатным. И он был тут явно лишним. Вполне хватало сока от жаркого.
- М-м-м, - протянул Валерио, - потрясающе! Теперь я тоже хочу попробовать блюда польской кухни. Какой торт, мама, омлетный?
- Нужно достать белые грибы для начинки, - сказала синьора Валерия, - Аньезе сказала, что этот торт поляки изобрели в честь второй жены короля Яна Собесского. Она была француженкой и обожала омлеты. И вроде как до ее приезда в Польше это блюдо не готовили.
- Вкусно, - облизнулась Елена, - я тоже хочу такой торт.
- Аньезе сказала, что у них в Польше по старому обычаю хозяйка дома готовит некоторые блюда к праздникам, даже в самых знатных семьях, - сказал Ливио, - поэтому она и умеет готовить. Хотя сейчас этого обычая уже не придерживаются.
Гарри с наслаждением отпил несколько глотков вина и вернулся к мясу. Снейп тоже откровенно лакомился. Только Дарье, похоже, кусок в рот не лез. Интересно почему? Из-за того, что, даже отсутствуя за столом, Агнешка привлекла к себе общее внимание? Хитрая она все-таки. Но Гермионе до всего этого дела не было. Она наслаждалась вкусным ужином.

А между тем целитель не давал добро на то, чтобы больную кормили тяжелой пищей. Включая режим интернет-телепатии, я пронзаю, что у автора болит ЖКТ, и поэтому многое нельзя, а хочется. Чтож, сама дура виновата - ведь чаще всего болезни ЖКТ происходят не из-за отравленийвнезапных, а потому что сам больной-идиот жрет тонны неполезной еды, игнорируя сигналы организма и показания врачей. Сказали не жрать тяжелую пищу и не пить? хренушки, буду жрать мясо и бухать как не в себя - а потом рыдать что язва, и кроме пустой кашки ничего есть нельзя.
Зато в тексте можно писать, как жрешь тонные еды, и не толстеешь, зубы не портятся, желудку и кишечнику ничего не делается, а печень буквально титановая.
Выключаю режим интернет-телепатии.

- Вкусно, - улыбнулась Агнешка, - жалко, что вставать пока нельзя. Целитель сказал еще один день лежать. Хорошо хоть читать можно. Гарри, ты платье дошил?
- Да, сейчас принесу, - сказал Гарри и вышел из комнаты.
Вернулся он скоро и взмахом волшебной палочки увеличил манекен, на котором и висело платье. Гермиона вместе с присутствующими тут дамами ахнула, а Валерио удивленно вскинул брови.
Это платье было настоящим шедевром. Невеста будет в нем королевой, вне всякого сомнения.
- Я тут это… - Гарри немного нервно поправил очки и взъерошил себе волосы. - Лючия стройная очень, фигура у нее что надо. Эскиз они с матерью одобрили, если что. Завтра отвезу на примерку.
Платье облегало верхнюю часть тела как перчатка и только от бедер расширялось. Пышная юбка заканчивалась длинным шлейфом. Блестящий плотный шелк был красив сам по себе. Лиф вверху был вырезан в виде сердца, а плечи и рукава Гарри изготовил из нежного кружева. К этому прилагалась длинная фата с красивым венком из белоснежных цветков с серебряными вставками.
- Гарри! – всплеснула руками Агнешка. – Ты гений!
- Гений! – подтвердила Гермиона. – Это так красиво! Замечательное платье!
- Синьор Поттер, это потрясающе! – согласилась синьора Валерия. – У вас несомненный талант.
Гарри покраснел от удовольствия.
- Аньезе, тебе тоже пойдет такой фасон, - сказал Валерио, - это похоже на русалку. Можно даже чешуйки вышить. Хотя в таком наряде я тебя из дома не выпущу.
Агнешка опустила ресницы.
- Главное, что Лючия будет потрясающе выглядеть в такой день, - сказала она, - очень красивое платье. Невеста будет королевой.
Гарри еще раз поправил очки и счастливо улыбнулся.
- А какие у тебя еще заказы? – спросила Гермиона.
- В основном просто ткани купили, - ответил Гарри, - свои портные, скорее всего. Но мне так понравилось придумывать и шить это платье! Думаю, потом заказы пойдут. Пока же в основном все чулки хотят.
- Чулочки… - протянула Агнешка.
Валерио погрозил ей пальцем. Она кокетливо закусила нижнюю губу.
- А что за чулки? – спросила синьора Валерия.
- Такие черные в сеточку с украшениями, - ответил ей сын, - полное непотребство. Аньезе я такое носить запретил.
Синьора улыбнулась и покачала головой, но не осуждающе, а как бы с пониманием.
- Папа, а можно еще посмотреть на украшения? – спросил Ливио. – И на монеты? Какие из них редкие?
- Про редкие монеты стоит спросить у дяди Флавио, - ответил Валерио, - он лучше в этом разбирается. Запомнили, что ни в коем случае руками трогать нельзя? Сейчас сундук открою.
Агнешка завозилась и попробовала сесть, но у нее ничего не получилось. Валерио тут же наклонился к ней.
- Что?
Она явно смутилась, но что-то ответила шепотом.
- И чего стесняешься? – спросил Валерио. – Сейчас отнесу.
Он откинул одеяло и взял ее на руки. Нечто воздушное и кружевное оказалось шелковой пижамой.
- Сейчас, - сказал Валерио, - ты же такая слабая. Еще не хватало упасть, если голова закружится.
И вышел из комнаты. Вскоре вернулся и устроил свою ношу в кровати. Агнешка благодарно вздохнула и откинулась на подушки. Валерио открыл сундук.
Гермиона тоже снова принялась рассматривать сокровища. Сколько же все это стоит? Даже представить страшно.

Поняли, читатели? Вам сигналят - радуйтесь за этих людей, радуйтесь что они носят красивые наряды, что они сладко жрут. что у них хороший секс - и забудьте про всяких там евреев, славян, про несогласных, про узников концлагерей, про все беды. Радуйтесь за этих людей, вон какая милота кругом.

- Я тоже продам, - кивнула Гермиона, - и открою счет в волшебном банке. Потом хочу себе жилье купить. Агнешка, ты мне не посоветуешь что-нибудь для сдачи на Мастера? Мне Северус говорил, что наши связующие галеоны неплохо смотрелись, но я те чары не сама изобрела.
- Что за галеоны? – тут же заинтересовалась Агнешка. – Расскажи!
- Расскажи! – присоединилась Елена.
Она примерила явно большую ей диадему, украшенную сапфирами и жемчугом, и теперь старательно наматывала на себя ожерелье из гиацинтов.
Ливио с интересом смотрел на сестру, а потом принялся перебирать монеты.
- Нам нужно было держать связь, причем так, чтобы никто не догадался, - ответила Гермиона, - вот я и придумала. Монеты я связала протеевыми чарами. Когда нужно было встретиться, монеты нагревались. И на ободке появлялись цифры – время встречи. Удобно. К тому же монета в кармане никого не удивит.
- Очень остроумное решение, - похвалила Агнешка, - немного доработать не помешает, конечно.
- Стоящая вещь, - согласился Валерио, - нужно будет и нам попробовать. Аньезе, что там с твоей картой? Это может пригодиться?
- Карта? – переспросил Гарри.
- Чтобы отслеживать технику и бойцов, - сказала Агнешка, - тут без связующих амулетов не обойтись. Монеты… Хорошая идея!
- Почему именно монеты? – спросил Гарри.
- Золото и серебро отлично держат заклинания, - пояснила Агнешка, - и они легкие в обработке.
Елена закончила с украшательством своей особы и направилась к Агнешке. Та не сопротивлялась, так что скоро ее тоже украсила диадема, два жемчужных ожерелья, золотая цепь с медальоном, щедро украшенным рубинами, и парные браслеты. Затем Елена занялась перстнями. С ее пальчиков они сваливались. Тогда она натянула впечатляющий перстень с аметистом на палец отцу. Валерио, успевший убрать все проклятое и зачарованное, только посмеивался.
- Пощадите! – простонала Агнешка. – Меня раздавит это великолепие!
- Елена, не мучай Аньезе, ей действительно тяжело, - сказал Валерио.
- Но так красивее! – девочка не собиралась отступать. Она оглядела дело рук своих и кивнула.
- Можно еще и на ноги что-нибудь придумать, - сказала Елена, - жемчугами обмотать?
- Во! – Ливио протянул сестре золотую цепь с кулоном из сапфира. – Намотать, а кулон пусть сбоку болтается.
- Все! – твердо сказал Валерио. – Хватит безобразничать! Сами наряжайтесь, как хотите, а Аньезе устала.
И он освободил Агнешку от драгоценных вериг.
Елена засопела. Потом нахлобучила диадему на отца.
- Ты принц, тебе положено, - сказала она, - и Ливио тоже.
- Вот всем меня принарядить охота, - проворчал Валерио, - Аньезе хотела на меня камзол с ботфортами и шляпу с перьями надеть, а ты побрякушки цепляешь.
- Я тоже хочу шляпу с перьями! – выпалил Ливио. – И шпагу!
Гермиона улыбнулась. Она призвала один из журналов и трансфигурировала его в роскошную широкополую шляпу, украшенную плюмажем из страусовых перьев.


- Ура! – обрадовался Ливио и тут же нахлобучил ее на голову. – А шпагу?
- Обойдешься без шпаги, - сказал Валерио, - сам покалечишься или пырнешь кого-нибудь. Оружие не игрушка.

При этом дети в отношении мамы все время никакие, даже мертвые. Кто знаток истории, она детям что-то плохое делала? А то детскую любовь к матери выключить - это не так-то просто.

- Агнешка, - не утерпела Гермиона, - расскажи про карту. Или это секрет?
- Секрет, конечно, - ответила та, - но помощь может пригодиться. Валерио?
- Расскажи, - кивнул тот, - в компании лучше думается.
Он снял с головы диадему и положил ее на туалетный столик. Агнешка с благодарным кивком взяла бокал с вином из его рук и сделала несколько глотков.
- Идея в том, - начала она, - чтобы отслеживать местоположение любого судна, катера или боевого пловца. Зачаровать карту так, чтобы любой район на выбор увеличивался и становился подробным, я уже смогла.
- Удобная вещь, - сказал Валерио, - вместо кипы карт всего одна.
- Теперь нужно рассчитать амулеты, которые привяжут к этой карте людей и технику, - продолжала Агнешка, - думаю, что связать их протеевыми чарами тоже стоит. Чтобы могли прийти друг другу на помощь.
- У меня была карта, которую вместе с друзьями сделал мой отец, - сказал Гарри, тоже прихлебывая вино, - карта Хогвартса. Она показывала всех, кто находился на территории замка.
- Интересно, - заметила Агнешка, - но тут другой принцип. Есть заклинание, которое переносит любое помещение на карту. Другое заклинание связывает это помещение с картой, позволяя отслеживать, кто в этом помещении находится. Долгая и кропотливая работа, но на море это не поможет.
- Почему? – спросил Гарри. – Разве нельзя сделать съемку местности? Хотя тут, конечно, огромный объем работы.
- Мы это обсуждали, - сказал Валерио. - Гарри, даже обычная местность постоянно меняется. Что-то появляется, что-то исчезает. Чары придется обновлять постоянно. А море – это огромная масса воды. Там нет ничего постоянного. Приливы и отливы, течения. Постоянные возмущения от перемещений животных и судов всех размеров. Шторма.
- Вода может хранить и передавать информацию, - продолжила Агнешка, - но такой массив заклясть невозможно. Тут нужно быть богом древности, как минимум – самим Нептуном. Или полностью уйти в стихию. А это лишает разума и все равно не дает полного объема возможностей. На такое разве что Мюллер решится. И то не сам, а других заставит.
Гермиона вспомнила жуткие амулеты у магглов и зябко передернула плечами. Да уж.
- Поэтому нужны артефакты, - сказала Агнешка, - тоже не простая работа. Нужно снабдить ими всех и сделать так, чтобы они не попали в руки врагов.
- Ну, с защитой ты отлично справляешься, - сказал Валерио, - это не проблема. Насколько я себе представляю, амулеты должны быть именные. Вопрос в том, как это сделать для неодушевленного предмета.
- Дать амулету такое же имя, как у судна, - ответила Агнешка, - катера же все пронумерованы?
- Думаешь? – спросил Валерио. – Хотя… Может и сработать. И нужен единый управляющий артефакт, привязанный к карте. Довольно сложная система.
У Гермионы даже дух захватило от грандиозности задачи.
- Систему разрабатываешь ты, - сказала Агнешка, - а я рассчитываю амулеты и артефакт.
- Да, моя королева, - поцеловал ей руку Валерио, - как прикажете.
- А кто делает эти амулеты? – спросила синьора Валерия. – Тоже вы?
- У нас контракты с опытными Мастерами-артефакторами, - ответил ей сын, - это же колоссальный объем работы. Аньезе выполняет все расчеты и выстраивает рунные цепочки. Рассчитывает ритуалы для привязки и активации. Я уже кое-что понимаю, но тут помимо знаний нужны талант и чутье.

В нашей реальности, как и в каноне ГП - Италия проиграла во Второй Мировой. это значит что либо такую крутую штуку не придумали, либо же против неё нашлась другая задумка. А тут речи такие, словно это гарантия победы - неужели Агнешка историю перепишет?
Ну, с авторской помощью.

Гермиона пожелала всем доброй ночи и ушла к себе. Спать пока не хотелось. Мысли крутились вокруг поимки Штирлица. И вокруг замечательной карты, которую создавали Валерио и Агнешка. Такая карта могла пригодиться не только во время войны. Отслеживать суда, самолеты. Это потрясающая вещь. Интересно, хоть посмотреть дадут?


Гермиона решила не накладывать заглушающие чары. Все-таки Агнешка была еще слаба…
- И где моя сладкая? – послышалось из окна спальни принца. – Пижамку надела, всю красоту спрятала.
- Валерио…
- Тише, моя радость, тише. Я только поцелую. Поцелую и буду ласкать мою волчицу. Лежи спокойно.
- А-ах! О… Валерио…
- Да-а-а…
Гермиона решительно достала волшебную палочку. Размечталась… Эта парочка и в гробу не угомонится.

Лежу я как дебил, они уснули, спят,
Я удовлетворил, пока что сам себя,
Я завтра им назло шалаву приведу,
Такой замочим секс я их с ума сведу. (с)

Знаете, это только мое мнение, но яубежден, нарочито громкие стоны во время секса, это так же неприлично, как стонать во время еды от удовольствия. Но вот парадокс, нас всю жизнь учат культурно вести себя за столом ( не подбирать соус хлебом, не лизать тарелку, не жрать руками что надо есть приборами, не чавкать и не стонать) - а стоны во время секса везде почему-то рекламируют. Удивляюсь.

На этом все.Увидимся позже, в нашей передаче.

#дети_кукурузы #фикопанорама #faszyzm #длиннопост
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 67
Хальве!

Корпорация Ядер-кола уморила группу испытателей, создавая квантовую ядер-колу . Сей эпизод прискорбен - но я уверен, главгероиня фика Сранная гостья с удовольствием погнала бы родню в контрольную группу. Пейте родственники газировку с изотопами, а если сдохнете - мне набор соболезнований дадут, с фруктами и сырами.

Глава 14.
Синьор Тоцци пришел в совершеннейший восторг от содержимого обеих шкатулок.
Показать полностью 1
Показать 20 комментариев из 73
первая часть тут https://fanfics.me/message523413

Натешившись богатствами, ущербные твари решили поразмыслить, откуда такое богатство в море взялось?
В воздухе повисло непонятное украшение из множества низок жемчуга.
- Что это? – спросил Гарри.
- До жути похоже на знаменитые жемчуга Барбары Радзивилл, - ответила Агнешка, - неужели Бона Сфорца невестку не только отравила, но и ограбила?
- В смысле? – заинтересовался Гарри.
- Да была у нас в Польше королева из Италии, - ответила Агнешка, - причем почему-то считала себя дочерью не своего отца, а Леонардо да Винчи. Редкостная стерва. А ее сын тайно женился по большой любви на Барбаре Радзивилл. Скандал был до небес. Маман на стенку лезла, но признать брак пришлось. А молодая королева как-то очень странно и быстро умерла. Про то, что ее свекровь отравила, в открытую говорили. Она потом на родину вернулась, но там уже ее саму отравили. Неужели и знаменитые жемчуга прихватила?
- Могла, - кивнул Флавио, - причем даже не из жадности, а как трофей.
Гермиона еще раз осмотрела непонятную конструкцию. Как это носили, она не понимала, но ей почему-то представилась злобная свекровь, снимающая непонятное украшение с трупа, уже лежащего в гробу. И почему-то вспомнилась Молли Уизли.
Гермиона отогнала кошмарное видение того, как ее собственная бывшая свекровь обыскивает ее труп в поисках хоть чего-то ценного. Ну ее. Этого уже не будет. Точно не будет.
- То есть ты думаешь, что это клад Сфорца? – спросила она у Агнешки.
- Да кто его знает, - вздохнула та, - может и Сфорца. Но жемчуга могли продать, украсть, подарить, в конце концов.
- Хоть что-то нашли, - сказал Валерио, - поздно уже. Спать пора, а то завтра весь день зевать будем.
- Есть бодрящее зелье, - сказал Снейп, - рекомендую. Часто принимать не стоит, а если время от времени, то бессонная ночь не проблема.
- Замечательно, - потер руки Флавио, - нужно хоть частично деньги рассортировать. Я разбираюсь в нумизматике довольно поверхностно, но уже наткнулся на несколько раритетов. Продавать пока не стоит, даже лучше, если это останется в семье. Камни тоже просто чудесные.
Дарья потянула к себе жемчужное ожерелье с изумрудом.
- Положи на место, - сказал ей Валерио, - и гиацинты тоже. Потом делить будем.
Агнешка чуть слышно хмыкнула и вернулась к сундуку. Она ловко выбирала драгоценные камни и раскладывала их по шкатулкам и коробочкам.
- Ах, какое зеркальце! – мурлыкнула она. – Просто прелесть! Такие на поясе носили. Чар нет.
- А почему на поясе? – спросил Гарри.
- Карманов не было, - пояснил Валерио, - много чего на поясе носили. К тому же зеркала стоили больших денег. Благосостоянием было принято хвастаться. Действительно изящная вещица. Серебро и эмаль.
- Вот это изумруд! – Агнешка извлекла камень размером с голубиное яйцо. – Валерио, не хочешь себе колечко заказать, чтобы не отставать от предков?
- На службе не поймут, - усмехнулся Валерио, - но камень прекрасный.
- Еще одна неразменная монета, - сказал Гарри, - этот, как его, дублон. А эта со «следилкой». А вот эта… Похоже, про такую Агнешка и рассказывала, которая лишает того, кому подкинут, денег. Может сундук потому и затонул, что тут такое затесалось?
- Деньги должны уйти врагам, - напомнила Агнешка, - или ты думаешь, что это богатство Орсини? А как его в Лигурию занесло?
- Везли куда-нибудь на корабле, - предположила Гермиона.
- Если на корабле, то точно награбленное, - сказал Вирджинио, - французами. Кто-нибудь мог специально отравленные и проклятые драгоценности подсунуть врагам и монету эту. Как вам версия?
- Но сундук-то магический, - почесал в затылке Гарри, - значит принадлежал магу. Неужели тот все не проверил бы?
- До принятия Статута Секретности, - сказал Снейп, - кое-какие зачарованные вещи магглам продавали. Могли и сундук с пространственными чарами продать. Хозяином мог и сквиб быть.
- О, - Агнешка вытащила из вороха монет красивый мех роскошного темного цвета. Выделано было мастерски, а мордочка зверька сделана из золота и украшена драгоценными камнями.
- Блошиный мех? – спросил Валерио. – Очень интересно.
- А почему блошиный? – спросил Гарри.
- Считается, что дамы таким образом от блох избавлялись, - ответила Агнешка, - хотя это глупость. Блохи пьют кровь, их мертвый мех не заинтересует. Просто дорогое украшение – это же соболь. Если кого блохи донимали, то держали на руках маленьких собачек или фуро. У животного температура тела выше, а блох оно само поймает.
- Как интересно! – восхитился непосредственный Гарри. – Я у дам такое видел, только без золотой морды. Красиво. Так, до мехов дошли, надеюсь, нижнего белья, расшитого бриллиантами, не обнаружится?
- Пряжка от туфли есть, - отлевитировал из сундука золотую вещицу, украшенную мелкими рубинами, Валерио, - могут и подвязки для чулок быть, их тоже часто украшали. Чар нет.
Гарри извлек из сундука массивную золотую цепь.
- Как такое носили, шею же перетрет, - проворчал он, - чар нет.
- Розарий из жемчуга, - сказала Агнешка, - ого, какие крупные камни. Чар нет.
Гермиона с интересом взглянула на что-то, что сама приняла бы за ожерелье, украшенное золотым распятием.
- Упс, - Агнешка извлекла еще одну шкатулку, - это же ваш герб. Как там… Щит пересечен на золото и лазурь, в золоте черный коронованный орел, в лазури золотой дракон. Все-таки ваше добро? Или ваших предков за компанию обчистили?
- Да, это наш герб, - удивленно проговорил Валерио, - а что в шкатулке? Тоже зелья?
- Закрыто заклинанием, - ответила Агнешка, - Гарри?
- Давай сюда! Ого! Ну и наворотили ваши предки, господа Боргезе. Попробую так…
Замочек щелкнул на третьем заклинании. Крышка откинулась с приятным звоном.
- Что там? – спросил Флавио.
- Зелья? – уточнил Валерио.
- Не только, - ответил Снейп, - хотя «Феликс Фелицис» я вижу. А это яд василиска, бешеных денег стоит. Драконья кровь. Кровь единорога, надеюсь, данная добровольно. С остальным нужно разбираться. Надо же, флаконы из заговоренного хрусталя, а пробки с драгоценными камнями. Я такого и у Малфоя не видел.
- И опять пространственные чары, - заметил Вирджинио, - потрясающая вещица.
- Если это ингредиенты и зелья, Северус, - сказал Валерио, - то забирайте. Только шкатулку потом верните. Все-таки предкам принадлежало.
- Разумеется, - кивнул Снейп.

Блин, это настолько жирный клад, что просто невозможно. И бабло, и артефакты, и зелья ( как не протухли?) - да такого даже в играх не бывает, чтобы играючи без проблем с пола поднять такое состояние. Юдковский размышлял, что двадцать баксов на полу оживленного вокзала долго не пролежат?
Ха! Можешь с горя утопиться, здесь авторскою волею на полу вокзала стоял сундук с миллиардом евро, всем пофиг было!

Нашлось еще несколько кинжалов, непонятная металлическая перчатка без пальцев и тяжеленная шпага со щедро украшенной рукоятью.
- Вот это вещь! – восхитился Вирджинио. Он натянул перчатку на левую руку и резко сжал кулак. Из перчатки с лязгом выскочили острые как бритва лезвия.
- Ух ты! – восхитился Гарри.
Агнешка взяла один из кинжалов, на что-то нажала – и лезвие разделилось на три части.
- Это даги, - пояснил Вирджинио, - для ведения боя двумя руками. В правой шпага, а в левой вот такая вещь. Немецкая работа.
- В коллекцию, - кивнул Флавио, - такой у меня точно нет.
- А это что за штука? – Гарри вытащил длинную полосу ткани, тоже всю расшитую и украшенную камнями.
- Перевязь, - ответил Вирджинио, - парадная. Надевалась через плечо, к ней ножны для шпаги крепились.
- Все-таки современная военная форма скучная, - сказала Агнешка, - Валерио бы точно пошли все эти камзолы, ботфорты, перевязи. И шляпа с перьями. Может, закажем у Гарри? Шпага есть, даги тоже. На шею цепь, на пальцы перстни. И серьгу в одно ухо.
- И глаз нашему пирату перевязать, - согласился Флавио.
- В сумасшедший дом сдадут, - покачал головой Вирджинио, - а так бы я тоже на такое посмотреть не отказался.
- Это если я на службу в таком виде заявлюсь, сдадут, - ответил Валерио, - шутники. А так вполне себе маскарадный костюм. Там все или еще что-то осталось? Сейчас выпьем. Или это зелье нельзя с вином мешать?
- Можно, - ответил Северус, любуясь содержимым шкатулки с гербом, - все будет в порядке.
- Даже не верится, что все, - вздохнул Флавио, - действительно, не помешает по бокалу того чудесного вина. Светает уже.
Валерио призвал вино, а Агнешка сбегала на кухню и принесла закуски.
- И что теперь со всем этим делать? – спросил Вирджинио. – Тащить в волшебный банк? Это же нереально такое богатство дома хранить.
- Эх, - Флавио отпил глоток вина и на мгновение прикрыл глаза, - открыть бы тот замок на озере. Вот где можно все хранить.
- От проклятых вещей лучше избавиться, - посоветовал Гарри, - или засунуть куда подальше. Вы недавно магию вернули, можете случайно гадость заполучить. Особенно ту поганую монетку.
- Да, - согласился Валерио, - было бы очень обидно получить такое богатство и тут же его потерять. А снять эти чары можно?
- Это к ликвидаторам проклятий, - сказал Гарри, - я аврор, могу только определить проклятую вещь, тайник найти и вскрыть и все такое. В Англии ливидаторы в основном на гоблинов работают, те раскопки курируют. Как в Италии – я не знаю.
- Узнаю, - кивнул Флавио, - нужно придумать, что говорить, если меня спросят, откуда я это взял.
- Придумаем, - сказал Валерио, - на свежую голову. Старинные украшения лучше убрать. Наша семья могла владеть чем-то подобным, но могут и удивиться, что нет ни одного портрета с такой красотой.
- Камней полно, - улыбнулся Вирджинио, - можно заказать что-нибудь современное. А те немыслимые бусы из гиацинтов просто разобрать. Остальные интересные и необычные, особенно тот королевский жемчуг, а тут просто камни, хотя и великолепные.
- Согласен, - кивнул Валерио, выбирая кусочек копченого мяса, - из них несколько ожерелий сделать можно.

Бездонный сундук с богатствами. Бесчисленными, бесконечными. Автор вместо философского камня богатства генерирует, на ровном месте.

- С золотом что делать будем? – спросил Флавио.
- Нужно хотя бы приблизительно прикинуть его стоимость, - сказал Валерио, - чтобы поделить на всех. Додумались и искали вместе, повезло Аньезе, чары Гарри подсказал. И не только золото, конечно. Кое-что можно продать через доверенных людей. Флавио, ты про свой фонд не забыл? Я про помощь сироткам и эмигрантам.
- Уже основал, - ответил Флавио, - и даже первых нуждающихся нашел. Пожертвовал в Попечительский Совет римской школы в пользу сирот. И учредил грант в Академии для талантливых выпускников школы. Эмигрантов пока немного, но один ко мне уже обратился. Дам ссуду на обустройство. Этот чех неплохой артефактор.
- Можно и вассала получить, - кивнул Вирджинио, - там приличный потенциал. У него двое детей, тоже не без талантов. Этот ваш знакомый, Риенци, уже забегал кругами.
- Совесть нужно иметь, - буркнула Агнешка.
- Какая там совесть, - махнул рукой Флавио, - я про его делишки наслушался. Выгода есть, но с каждым разом она все меньше и меньше. От него уже шарахаются. Человек должен видеть перспективу и добровольно идти на сотрудничество, тогда все будут в прибыли, а это привлечет других. Рабовладельческий строй давно себя изжил.
- Я знаю пару человечков, которые помогут легализовать золото, - сказал Вирджинио, - и кое-что продать так, чтобы буча не поднялась тоже. Лучше заплатить небольшой процент, чем влипнуть в разборки. Сами понимаете, тут же найдутся толпы «законных владельцев» и их наследников. Формально мы имеем право на клад не только потому, что вы его нашли, но и из-за шкатулки с нашим гербом. Я тоже думаю, что это добыча грабителей, но других вещей с гербами нет.
- Вот и славно, - подытожил Валерио, - пора нашей семье возвращать свои позиции среди волшебников.
Северус раздал флаконы с бодрящим зельем. Дарья скрылась в своей комнате. На магглов это зелье не действовало, но она могла спокойно проспать хоть весь день.
- В душ и на службу, - тряхнул головой Валерио, - хотя я и от чашечки кофе бы не отказался.
- Все бы не отказались, - заметил Вирджинио, - знаете, а ведь это как будто нам за возвращение магии приз выдали. Жемчужина, клад этот. Главное, удачу не спугнуть. И принимать дары от Судьбы с благодарностью.
Сонная прислуга быстро приготовила завтрак. Золото и драгоценности Валерио запер в своей комнате. Понятно, что это не сейф, но ничего другого пока не было. Гарри показал надежные запирающие чары, а Агнешка добавила пару рунных цепочек, зачарованных на кровь хозяина, для надежности. Оружие забрал Флавио, у него имелась приличная коллекция. Вирджинио прихватил несколько монет и камешков, чтобы показать тем, кто может все это выгодно продать, сохранив дело в секрете.
- Маме нужно показать, - проговорил Валерио, - и сестре. Пусть себе что-нибудь выберут. Глядишь, и сестрица наконец решится снять блок.
- Все не утерпят, - улыбнулся Флавио, - такое событие. Придется клятвы брать, чтобы молчали. Валерио, ты за супругой присматривай. Уж очень у нее глаза горели. Перед такими сокровищами редкая женщина устоит. А раз ты ей ничего не разрешил взять, то постарается отомстить.
Валерио кивнул.
Между тем действительно было пора на службу. Синьору Тоцци было решено сказать, что случайно нашли тайник, а в нем шкатулки с зельями. Такое случалось, так что никто не удивится. Гарри же отправился дошивать свадебное платье.

Вот теперь все, точно все.

Граждане уже высказывались - творчество автора похоже на путь деградации. Серьезно, сюжета как такового нет, а объем поглаживаний авторских любимок превышен. Сладко жрут, крепко спят, дико богатые, обильное признание, ноль проблем - и при этом непонятно, о чем фик.

Реалии Италии времен Второй Мировой отсутствуют, есть абстрактная Италия населенная стереотипными итальянцами, ревнивыми горластыми любителями макарон.

Персонажи ГП традиционно отсутствуют. Вместо них типичные авторские Гермиона-тупка, Снейп-нюнчик и Гарри-проститутка.Типовые, скучные и даже противоречивые.

Сюжет вообще никакой, на словах он есть ( перенос назад во времени, в Италию в 1942 год), на деле нет.

В общем не представляю, чему радуются поклонники.

Спасибо за внимание https://www.youtube.com/watch?v=-PDAKZVzH3g&list=RDViyfwRV8wqA&index=6

#дети_кукурузы #фикопанорама #faszyzm
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 39
Хальве!

Фанон ГП полнится многими идиотскими выдумками, - но если подумать, некоторые из них возникли как интересные фантазии, и неплохие сюжетные новаторские ходы. Небось те же гермидраки выросли из первого, еще неплохого фика, который был тогда новым - а сегодня это типичные любовные слюни-сопли, где о мира и персонажей ГП нет ничего.

Продолжаем изучать фик Странная гостья, и это уже глава 13. В прошлой главе кто-то хотел украсть Агнешку, но не вышло. Теперь всем интересно, кто это хотел сделать?
лично я думаю, что круг подозреваемых узок. Или это Дамблдор коварный, или Мюллер, или это комиссар Жибер. Ставлю на Жибера.

Все вернулись на виллу. После такой встряски спать совершенно не хотелось. Гермиона попробовала читать, но мысли снова и снова возвращались к жутковатому происшествию. Кто же все-таки хотел похитить Агнешку?
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 47
Первая часть обзора https://fanfics.me/message523257

А между тем вернулись те, кто помогал брать Мальту. И в городе творилось нечто невообразимое.
В казарме состоялось большое построение, во время которого вручали награды. Марчелло действительно наградили серебряной медалью «За воинскую доблесть». Другим ученикам Гермионы достались бронзовые медали с тем же названием. Это были высокие награды.
Валерио тоже наградили - золотой медалью «За воинскую доблесть». Гермиона думала, что наградят и Агнешку, но этого не случилось.
- Я думала, что тебе тоже медаль дадут, - шепнула она Агнешке.
- Обойдусь, - ответила та, - это из-за секретности. Мне медали не нужны.
Но, как оказалось, про нее тоже не забыли. И не только про нее. Иностранным магам вручили памятные подарки от самого дуче - очень красивые часы с дарственной надписью.
Гермиона бережно открыла коробочку. На алом бархате золотой хронометр с крышкой, на которой и была выгравирована надпись, смотрелся просто изумительно. К подарку прилагалось письмо от Муссолини.
Синьору Тоцци тоже вручили подарок. Аптекарь даже прослезился.
- Это нужно отметить, - тут же сказал Гарри.
- Я вся в часах, - улыбнулась Агнешка, - прелесть какая. К ним нужна цепочка.
Перейти на сайт

- Будешь носить? – спросила Гермиона.
- По большим праздникам, - ответила Агнешка, - это же не только ценная вещь, но и память.
Торжественная часть закончилась. Синьор Тоцци обнял внука.
- Марчелло, внучек, как я рад! Ты прославил нашу семью! Такая честь!
- Поздравляю с дорогим подарком, дедушка!
С поздравлениями подошли и другие ученики Гермионы. Она тоже поздравила их. Поблизости ошивались и немцы.
- Будет вечеринка, - сказал Джанни, - вы придете?
- Награды нужно обмыть, - поддержал его Уго.
- Я даже не знаю, - неуверенно проговорила Гермиона.
- Приходите, командир тоже будет, - улыбнулся Джанни, - угощение и танцы. Повеселимся!
- Обязательно! – откликнулся Гарри.

С таким уровнем беспалевности, Штирлиц мог бы среди бела дня на улице поймать мальчонку, и пообещав ему денег, попросить сбегать на почту, отправить письмо в Москву. Раз всем настолько пофиг.

Запланировано веселье, банкет, жратва - все то, что автор любит.
Гарри шил и возился с чулками не в своей спальне, Валерио выделил ему комнату. Тут даже специальный раздвижной манекен стоял. Гарри его притащил из города. Швейная машинка и машинка для вязки чулок, запасы тканей и ниток. Коробки и коробочки с фурнитурой и украшениями. Целая кипа журналов.
Похоже, что Гарри хорошо развернулся. И запасов заметно прибавилось.
- Выбирайте, - показал он на журналы, - вон там нарядные платья.
Гермиона потрясенно выдохнула. Надеть такое на себя она бы вряд ли решилась. Обычные платья выглядели вполне прилично, хотя и подчеркивали фигуру. Непривычными были разве что широкие плечи, которые подчеркивали специальные подплечики. А тут… В таком платье она бы чувствовала себя голой.
- О, - Агнешка же совершенно не испытывала комплексов, - хочу это!
Изящный пальчик ткнул в нечто невообразимое. Верх, надо заметить, был закрыт, хотя и очень плотно облегал тело, но вот ниже… Под грудью вполне приличное платье с неизменными широкими плечами было отрезано, оставляя полоску голой кожи. Верх и низ соединялись с помощью декоративного кольца. А длинная юбка тоже мало что скрывала, облегая и драпируя. В кокетливом разрезе были прекрасно видны ножки.
- Тебя завалят прямо на банкетном столе, - хохотнул Гарри, - особенно, если и чулочки моего производства наденешь.
- Зато красиво, - парировала Агнешка.
- А если кое-кто увидит тебя до банкета, то платье просто не уцелеет, - продолжал Гарри.
Агнешка тяжело вздохнула.
- А если такое же, но сплошное, без кольца? Только разрез оставить. И пояс с вышивкой?
- Слушай, не выпендривайся, - взлохматил свои волосы Гарри, - Давай сделаем глухое платье из черного шелка с золотой вышивкой. Будет очень красиво, обещаю. А тебе, Гермиона, пойдет это, - он ткнул пальцем в красивое платье классического покроя – юбка в складку, пояс и широкие бретели, уложенные складками.
- Пожалуй, - согласилась Гермиона.
Гарри достал волшебную палочку и приступил к раскройке. Да, его мастерство возросло, ничего не скажешь. Даже у Агнешки не выходило работать с такой скоростью.

Гарри-швея не выглядит мило. это ведомое податливое говно, которое не за что уважать. Если он в своем времени хотел шить - то почему не делал этого, а в менты пошел, место занимать чужое? значит был слабохарактерным говном, которое за себя постоять не может?
Ой, или он не любил это дело, но полячка заставила? тем более он бесхребетный слизнк. Вопрос - почему все ведут себя так, словно он реально совершал все эти подвиги, что были в каноне? Бесхребетное говно не побежало быспасать девочку от тролля, не летало бы на метле, не полезло быза ФК или вТайную Комнату, не искало бы отмщения Сириусу Блэку, не... Много разных "не" получается.

В дверь постучали, на пороге появился Валерио.
- Собираетесь? – спросил он. – О, Аньезе…
Агнешка крутилась перед большим зеркалом, так и этак укладывая волосы взмахами волшебной палочки.
- По-моему, так лучше, - решительно заявила она, подбирая локоны с висков. Повинуясь ее палочке, волосы заплелись во множество косичек, которые в свою очередь собрались в тяжелый узел. Выглядело очень необычно и эффектно. – Валерио, как ты думаешь? Ой, я тебя с наградой не поздравила.
Судя по выражению лица, Валерио забыл и про награду, и про банкет, и вообще про все. А коварная Агнешка чуть приподняла подол и отставила ножку.
- А как тебе мои туфельки?
- Ты зачем такие чулки надела? – моментально взвился Валерио. – С ума сошла?
- К платьицу подходят, - захлопала ресницами Агнешка.
- Сейчас же снимай!
- Но, Валерио…
Тот не стал слушать, решительно сгреб провокаторшу в охапку, перекинул через плечо и утащил в неизвестном направлении.
- Конец чулкам, - вздохнул Гарри, - как бы и платье не пострадало.
Как бы там ни было, в банкетный зал заявились большой компанией. Валерио прибыл с женой, которая, впрочем, тут же отошла к знакомым. Агнешку держал под руку Гарри, а с Гермионой был Снейп. Ему, как и Поттеру, очень шел смокинг.
- Как чулки? – спросил Гарри. – Восстановлению подлежат?
- Не думаю, - надула губы Агнешка, - пришлось обычные надевать.
- И только попробуй еще раз такое надеть, - кивнул Валерио, - устал уже от тебя всех отгонять. Гарри, проследи за Аньезе. Тут и наши дорогие союзники будут.
- Валерио, ты такой ревнивый, - протянула Агнешка, - просто ужас.
- Я итальянец, мне положено, - ответил тот, - пойдем к столу, сейчас буду речь говорить. О, нужно еще мэра поприветствовать. Гарри, я на тебя надеюсь.
С этими словами он поцеловал руку Агнешке, кивнул остальным и двинулся в сторону представительного мужчины в смокинге.

Еще один стереотип в копилку. хотя понимаю фашиста. у них вроде как банкет в честь героев, а его женщина вырядилась как те, что ждут солдатиков в борделе. Понятно что некоторые герои потом туда и поедут, но надо же немного понимать, что и где уместно. Проще говоря - гадить можно в туалете, и нельзя на кухне.

Смокинг...Епс, это же военные, их лучший смокинг - парадная форма, желательно с орденами и медалями. какой в задницу смокинг?

Гости рассаживались за столами. Дам было довольно много, большинство офицеров перевезли в Специю свои семьи. Вольнонаемные секретари и машинистки мило улыбались своим кавалерам. Немцы держались отдельно.
Гермиона с интересом разглядывала женскую часть собравшихся. Длинные платья были далеко не у всех. Они с Агнешкой оказались чуть ли не самыми нарядными.
- Как думаешь, почему девушки не в вечерних платьях? – тихо спросила Гермиона у Гарри.
- Война же - ткань просто так не купишь, - так же тихо ответил тот, - я же у волшебников достаю. Почти все на нужды армии идет. Ты приглядись, у некоторых и чулок нет, ноги специальной краской намазаны.
Гермионе стало неловко. Впрочем, гостьи совершенно не комплексовали по поводу своих нарядов. Они искренне радовались празднику и предвкушали угощение и танцы.

И снова Гермиона-тупка, любимый авторский ход. Черт, если показать этот фик психиатрам, как много интересного они увидят?

Поняли? Все пришли на праздник, чтобы танцевать и жрать. не чтобы отметить победу. Чисто как древнеримские триумфы, когда правитель для народа поляну накрывает.

Первым слово взял Валерио. Он поздравил присутствующих с важной победой и заслуженными наградами. Призвал не расслабляться, потому что враг силен и хитер. Но ему, разумеется, не удастся одолеть славную итальянскую армию и весь народ, которым руководит мудрый дуче.
Ему долго аплодировали.
Потом выступал мэр. Он повторил основные тезисы речи своего предшественника и добавил в конце, что горожане и он лично очень гордятся тем обстоятельством, что такая замечательная воинская часть базируется именно у них в городе.
Ему тоже похлопали. Подали угощение.
Гермиона уже привыкла к итальянской манере подачи еды. В качестве закуски подавали набор из копченостей, сыра и оливок. Могли подать натертый чесноком горячий хлеб или салат «Капрезе». Это называлось антипасто.
Здесь, в Лигурии, отдавали предпочтение рыбе и морепродуктам, к чему идеально подходили местные вина.
Агнешка лакомилась своими обожаемыми скампи, которых опытные повара разделывали чуть ли не живьем, а подавали - чуть сбрызнув лимонным соком и оливковым маслом. Гарри отдал предпочтение рыбе. Гермиона ела скампи, зажаренных на гриле, а вот Снейп оказался поклонником виноградных улиток.
- Говорят, это вино обожал один из пап, - рассказывала Агнешка, - из рода Феронезе.
- Нужно обязательно попробовать, - тут же потянулся к бутылке Гарри, - о, стоящая вещь. Дамы, вам налить? Северус?
- Не откажусь, - кивнул Снейп.
Небольшой оркестр исполнял неаполитанские песни. Раньше Гермиона их тоже слышала, но как-то не интересовалась переводом. Теперь же она неплохо понимала. Страсть, любовь, любовная тоска, описание красот южных городов.
А тут еще и вкусная еда, причем насколько помнила Гермиона, многие морепродукты считались афродизиаками. И вино.
Разговоры становились все громче, оживленнее. Тут и там слышался смех. Гермиона ловила на себе заинтересованные взгляды. Да, похоже, что во время танцев уберечься от шипков и прочего не удастся. Но почему-то теперь это не вызывало такого отвращения, как раньше. Ей улыбался Марчелло Тоцци. Подмигивал Джанни. Ой, еще и внимательно смотрел Штирлиц. Вот его тут не хватало! Мешает наслаждаться вкуснейшим десертом.
- Так, - сказал Гарри, - мне тут дали поручение, так что я за главного. Агнешка, ты танцуешь со мной. Гермиона, постарайся не принимать приглашений от немцев. Штирлиц тебе точно гадостей наговорит.
Гермиона кивнула. Слушать гадости ей не хотелось совершенно. Понятно, что скажет противный Штирлиц, но она имеет право весело провести время в компании хороших знакомых и друзей.
Гости закуривали, выходили из-за столов. Окна и двери давным-давно распахнули настежь. Было понятно, что сейчас уберут столы и устроят обещанные танцы.
- Может и нам проветриться? – предложил Гарри. – Дамы?
Они вышли на улицу и остановились недалеко от дверей. К ним тут же направилось несколько дам. Из тех, что были в вечерних платьях.
- Синьор Поттер, поздравляю с наградой! – улыбнулась старшая из них. – И вас, синьорины, тоже. Такая честь!
Гермиона только раскрыла рот, чтобы поблагодарить, как другая дама вцепилась в Гарри, словно клещ в собаку.
- Такие платья! Это правда, что у вас есть запас тканей? Душу продам за шелк! У меня дочка замуж выходит. Ради всего святого! Все, что хотите!
- Ну, - Гарри даже попятился, - достать могу. И сшить тоже. Вы какое платье хотите? Фасон уже выбрали?
- Спаситель мой! – взвизгнула дама и чуть не бросилась к Гарри на шею.
Остальные дамы переглянулись.
- Синьорина, позвольте, - попросила разрешения одна из них и пощупала платье Агнешки. – Шелк! Настоящий шелк!
Другая уже без спроса прикоснулась к платью Гермионы.
- Натуральный шелк, а не этот ужас. Mamma mia!
- Синьор Поттер, сколько вы хотите?
- Смотря какое платье, - пришел в себя Гарри, - вам с вышивкой?
У дам так загорелись глаза, что Гермионе стало не по себе. Но разговор о платьях пришлось прервать, к ним подошел Скорцени с поздравлениями и комплиментами.
Итальянские дамы по-английски не говорили, поэтому ушли, бросив на Гарри прямо-таки плотоядные взгляды. Из дверей появился Валерио.
- Вот вы где, - заметил он, - Аньезе, первый танец мой.
- Надеюсь, фройляйн не откажет и мне? – тут же галантно склонился Скорцени.
Гермиона чуть не фыркнула. Изящная Агнешка не доставала австрийцу и до плеча. И это несмотря на каблуки, хоть и не очень высокие. Пара получится просто комичная. Неужели сам эсэсовец этого не понимает?
Агнешка вопросительно взглянула на Валерио. Гермиона сперва чуть не возмутилась: еще не хватало, спрашивать разрешения, с кем танцевать! Но потом она подумала, что речь, скорее всего, идет о безопасности. Немцы вряд ли оставили свои шпионские игры. Хотя это и не отменяло того обстоятельства, что Боргезе действительно очень ревнив. И как только Агнешка его выдерживает? Понятно, что она его любит, но все-таки. Хотя, может ей именно это и нужно после всего пережитого. Плотная опека, постоянное внимание. И нескрываемое обожание в холодных серых глазах.
Скорцени это переглядывание тоже заметил.
- Фройляйн не желает со мной танцевать? – спросил он.
- Если не будете выспрашивать секреты, - сказала Агнешка, чуть наклонив голову набок. Это выглядело очень мило.

А в это время умирают люди в концлагерях. Гибнут солдаты и моряки в разных уголках планеты.Страдают народы на оккупированных территориях. Умирают от голода люди в Ленинграде.
А тут весело, привольно, все жрут, пьют, танцуют, кто-то небось кого-то уже к стенке прижал... Контраст.

Надо сказать, что Гарри дал ей несколько уроков современных танцев, так что Гермиона не боялась ударить лицом в грязь. Скорцени, надо отдать ему должное, двигался уверенно, на ноги даме не наступал, вел аккуратно, так что и с другими парами они не сталкивались. И руки не распускал.
- Скажите, - решилась спросить Гермиона, - а эти двое, Айсман со Штирлицем, когда в Берлин возвращаются? Ведь расследование закончено.
- Понятия не имею, - ответил Скорцени, - может, решили себе из командировки отпуск устроить?
- Разве так можно? – удивилась Гермиона.
- У некоторых получается, - ответил ее партнер, - тут море, замечательная еда, вина. Места живописные. Как будто и нет войны.
Гермиона кивнула.
- Вы ведь были на фронте? – спросила она.
- Был, - Скорцени вздохнул, - я был в России, фройляйн, это страшное место. Но давайте не будем о грустном. Сегодня чудесный вечер.
- Да, вечер замечательный, - согласилась Гермиона, - извините, что напомнила вам о печальном.
- Не извиняйтесь, фройляйн.
Танец закончился, Скорцени галантно поцеловал своей даме руку и проводил ее к расставленным у стены стульям. Сесть она не успела, ее тут же перехватил Марчелло. Его сменил Джанни, подошли Уго и Джузеппе.
- Не дадим нашу даму всяким немцам, - улыбались сквибы, - нечего тут.
Так что ей общение со Штирлицем больше не грозило.
Гарри оккупировали дамы. Слухи, что симпатичный зеленоглазый англичанин не только мастерит пикантные чулки, но и может достать ткани, разошлись моментально. И какие ткани! Платья Агнешки и Гермионы украдкой перещупали все.

Вот, что я и говорил. Нечего на вечеринке о работе да о плохом говорить, можно аппетит испортить :(
Хочется фантазировать, что когда всем будут отдавать должное, и воздавать по заслугам, фашиков и их прихлебателей накажут суровее, чем в реальности. Уверен, колдуны довели себя до петли.

А вот Штирлиц даже не пытался приблизиться к Агнешке, хотя и было видно, что он за ней следит. Он не танцевал, стоял у стены и цедил вино маленькими глотками. Недалеко от него тем же самым занимался Снейп. То есть, пил вино. За Агнешкой он не наблюдал, скорее всего, следил за подозрительным немцем и действовал ему на нервы. А вот это правильно. Не все противному Штирлицу им настроение портить.
Короче, вечер удался. Но даже самый замечательный праздник рано или поздно заканчивается. Гости начали расходиться.
Валерио проводил мэра.
- Аппарируем? – спросил Гарри.
- А где Агнешка? – спросила Гермиона. – Только что тут была.
Валерио тоже оглядывался. К нему подошел Снейп и что-то тихо сказал. Тот вскинул брови и медленно кивнул.
- Тихо, - послышалось из-под дерева, - я тут. Нужно кое-что проверить.
Гермиона осторожно обернулась. Никого, хотя если присмотреться… Ну да, чары хамелеона.
- Что-то случилось? – спросил Гарри.
- Спрячьтесь тоже, посмотрим. Я фантом оставила.
Действительно, теперь Гермиона рассмотрела хорошо знакомую фигуру, которая мечтательно смотрела на звезды. К ней подошел какой-то солдат и что-то протянул. Иллюзия, понятное дело, не отреагировала. Солдат что-то сказал. К нему тут же подошел Боргезе и требовательно протянул руку. Парень обернулся. Нечто в его руке вдруг ярко вспыхнуло. Валерио резко отскочил в сторону. Снейп моментально прикрыл его щитом.
- Ай! – вскрикнул солдат и отбросил непонятную штуковину, которая бесшумно взорвалась с яркой вспышкой.
Фантом медленно рассеялся. Солдат завопил от ужаса. Но сбежать ему не дали. Снейп надежно связал его наколдованными веревками.
На помощь поспешил Гарри.
Даже странно, что это происшествие не привлекло всеобщего внимания. Хотя… Агнешка вполне могла отвести глаза уже почти разошедшимся нетрезвым гостям.
- Я сейчас аппарирую домой Дарью, - сказал Валерио, - а потом мы с ним побеседуем.
-Хорошо, - согласился Снейп.
Увидев живую и невредимую Агнешку, которая сняла с себя чары, солдат в ужасе затряс головой и задергался в наколдованных веревках.
Валерио доставил домой супругу и вернулся.
- Пойдем в мой кабинет, - сказал он.
Гарри левитировал перепуганного до потери памяти солдата, а остальные освещали дорогу «Люмосами».
В кабинете Валерио задернул шторы светомаскировки и включил свет. Солдата Гарри сгрузил прямо на пол. Тот замер, боясь даже пошевелиться.
- Ну, - спросил у него Боргезе, - что скажешь?
Несчастный, судя по всему, онемел от ужаса. Снейп достал волшебную палочку и, дождавшись кивка Валерио, наставил ее на солдата.
- Легиллеменс!
- А он не под «Империо»? – поинтересовался Гарри. – Что там?
- Обливэйт, - ответил Снейп, - кто-то подстраховался. И установка отдать некую вещь мисс Мнишек.
- Интересно, что это было, - спросил Валерио, - как вы думаете? Похитить хотели или убить?
- Скорее всего, это попытка похищения, - предположил Снейп, - мисс Мнишек представляет собой большую ценность.
- А как вы вообще догадались, что что-то может произойти? – заинтересовалась Гермиона.
- Мне показалось странным, что Штирлиц даже не пытался подойти ни к кому из нас, - сказал Снейп, - но, может быть, он не рискнул вести свои разговоры при таком количестве свидетелей. Мне вообще все не нравилось. В толпе человека очень легко убить или украсть. Прицепить что-нибудь к одежде, тот же порт-ключ. Вот и решил проверить. Предложил мисс Мнишек облегчить задачу возможному похитителю или убийце.
- Думаете, это Штирлиц? – спросил Валерио. – Сумел выйти на магов и перешел к активным действиям?
- Про Мюллера не забудьте, - напомнил Гарри. – А магглу порт-ключ продадут?
- Не знаю, - ответил Валерио, - будем расследовать.
Солдата развязали. Снейп с тяжелым вздохом наложил на него очередной «Обливейт». Тот несколько раз удивленно моргнул и уставился на грозное начальство. Торопливо вскочил и вскинул руку.
- Все в порядке! – сказал Валерио. – Можете идти!
Дезориентированный солдат резко кивнул и вышел из кабинета.
- Что будем делать? – спросил Снейп. – Это становится опасным.
- Будем думать, - ответил Валерио.
Собственно, ничего другого и не оставалось.

Вот только под конец двенадцатой главы возник призрак опасности. Так этого ждали-ждали, дождались, жалко не вышло.

Чтож, это конец. Спасибо всем кто здесь.
#дети_кукурузы #длиннопост #фикопанорама #faszyzm
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 64
Хальве!
А вы тоже, как и я, уверены что Зигзаг МакКряк - пеликан? Отметьтесь, хочу знать, сколько нас таких.

А дальше я обозреваю фик Странная гостья, и это уже глава 12.

А вечером Агнешка играла с детьми. Она протягивала им наколдованный огонек на ладони, а они, рисуя в воздухе руны, пытались придать ему форму. К игре ожидаемо подключился Валерио. Получалось нечто невероятное. Агнешка предложила сделать цветок – как самое простое – и показала несколько примеров. Особенно красивой была огненная роза.
У учеников почему-то не получалось, хотя руны в воздухе они чертили правильные.
- Ну вы же каждый день цветы видите, - говорила Агнешка, - это же так просто. Елена, давай колокольчик.
Узнать больше

Вместо колокольчика получилась жуткая клякса. Ливио изобразил какой-то непонятный шарик. А вот у Валерио получались настоящие монстры с шевелящимися щупальцами и чем-то вроде клыков.
Показать полностью 2
Показать 20 комментариев из 84
Хальве!

Уже глава 11 фика Странная гостья, и все начинается с как бы милой повседневности.
Утром от мрачных мыслей не осталось и следа. Ярко светило солнце, пели птицы. Елена и Ливио за завтраком только что не подпрыгивали на месте, предвкушая интересное приключение.
- А кто как следует не позавтракает, тот никуда не пойдет, - заявил им Валерио.
Завтрак буквально испарился.
Катера уже ждали, сквибы испытывали новое зелье. Несколько добровольцев из магглов тоже должны были попробовать жабросли, вымоченные в специально разработанном зелье. Присутствовали целители из госпиталя святых Козимо и Дамиана, чтобы, если что, сразу же оказать помощь.
Катер, на котором расположились Гермиона, Агнешка, Гарри и дети Валерио, отплыл чуть в сторону. Ну да, у них не испытания, а приключения.
- Хорошо запомнили, что папа сказал? – спросила Агнешка. – Не подведете нас?
- Нет! – дружно замотали головами дети.
- Тогда скидывайте одежду.
При разоблачении до купальников Агнешки и Гермионы снова раздался дружный свист. Причем даже с других катеров. И как только углядели.
- Вкус неприятный, - сказал Гарри, выдавая Елене и Ливио по порции жаброслей, - но с этим ничего не поделаешь. Жуйте и сразу в воду.
На всякий случай Агнешка и Гермиона взяли детей за руки. Быстро прожевать, пережить неприятные ощущения. Прыжок…
Как же это все-таки замечательно, когда ты можешь плавать и нырять, не завися от громоздкого оборудования. Елена и Ливио тоже в полной мере ощутили эйфорию, но за ними внимательно следили маги. Не дать уйти в глубину, отвести ближе к берегу, не мешая остальным.
Поблизости держался и сам Валерио. Агнешка указывала на интересные кораллы, не давала хватать рыбок. Гарри погрозил пальцем, когда Ливио потянулся к морскому ежу. А Елена вдруг резко нырнула ближе ко дну. За ней ринулись остальные. А она бесстрашно протянула руки к какому-то камню, сплошь покрытому водорослями.
Агнешка, Гермиона и Гарри буквально чудом успели не дать ей его схватить. Тут же подплыл Валерио. Елена замотала головой, когда отец погрозил ей пальцем. Гарри с трудом взял волшебную палочку в руку, перепонки ему здорово мешали, но он сумел наложить сканирующее заклинание, которое применяли авроры.
Невзрачный на вид камень вспыхнул всеми цветами радуги. Яркие искры задели всех присутствующих, включая подплывшего Ливио.
Гермиона смутно помнила правила обращения со случайно найденными магическими предметами, но Гарри отлично справился, заключив камень в защитный контур и призвав к себе.
Они поплавали, пока не прошло действие жаброслей, и вернулись к катеру.
- Папочка! – оправдывалась Елена, чуть не плача. – Я… не нарочно. Оно меня позвало. Я… Я…
И девочка заплакала.
- Тише, родная, тише! – Валерио обнял ее и погладил по мокрым волосам. – Мы разберемся.
- Папа, - сказал Ливио, - но ЭТО действительно звало. Меня так потянуло взять этот камень в руки...
- Темной магии нет, - сказал Гарри, еще раз проверив камень, - но я с таким еще не сталкивался.
- Позвать святых отцов? – нахмурился Валерио.
- Не нужно, - сказала Агнешка, - они все заберут, а нам ничего и не скажут. Сами разберемся. Вдруг что-то ценное. А раз нашла твоя дочь, то твоей семье и пригодится.
- Ты думаешь, что это не опасно? – спросила Гермиона. Честно говоря, странный камень и ее притягивал к себе. Звал?
- Точно не опасно, - подтвердил Гарри, - странная штука.
- Я тоже чувствую тепло и какой-то зов, - медленно проговорил Валерио. И вдруг взял камень в руки, его никто не успел остановить.
- Папа! – вскрикнули дети.
А в руках их отца с камня исчезли все наслоения. Осталась только потрясающая огромная жемчужина, переливающаяся в солнечных лучах.
- Вау! – выдали Гарри и Гермиона.
А Агнешка ахнула.
Валерио замер, любуясь чудесным камнем.
- Что это? – потрясенно спросил Ливио.
- Аньезе права, - сказал Валерио, - это очень ценный камень. И он волшебный. Хорошо, что никому не отдали.
- Волшебный камень… - пробормотала Елена. – Вот это да! И я его нашла.
- Ну, вообще-то, нужно быть очень осторожным и просто так в руки ничего не брать, - сказал Гарри, - это в этот раз повезло. А может быть и гадость какая-нибудь с проклятьем. И порт-ключ. На подобное часто вешают чары привлечения внимания. Поэтому все всегда нужно проверять. Как говорил один мой знакомый: «Постоянная бдительность!».

Угу. а еще бывает, лежит на дне колечко. Вроде колечко и колечко, простое, золотое. без камней и прочего. Но стоит его взять. как хочется чтобы оно было с тобой, навеки. Твоя собственность, твоя прелесть.

- Сейчас уберу, а потом дома как следует рассмотрим и проверим, - сказал Валерио, - и, дети, не говорите никому ничего, ладно? Нужно разобраться.
- Думаешь, могут захотеть отобрать? – понятливо спросил Ливио. – Никому ничего не скажем. Это наш секрет.
- Никому! – поддержала брата Елена.
Валерио бережно завернул жемчужину в носовой платок и положил в нагрудный карман своего кителя.
- Механику память стирать? – тихо спросил Гарри.
- Не стоит, - ответил Валерио. – Я в своих людях уверен.
Между тем испытания шли своим чередом. Катера подбирали выныривающих то там, то тут бойцов. Наконец все закончилось и все повернули к берегу.
- Все прошло успешно! – отрапортовал заместитель Валерио Луиджи Коралло. – Бойцы в полном порядке. У зелий и прочего побочных эффектов не выявлено.
- Отчет будет вечером, - сказал старший из целителей. – Пока могу сказать, что все в полном порядке. Эх, упустили мы Мастера!
Снейп, который тоже присутствовал при испытаниях, криво усмехнулся. Ну да, подумалось Гермионе, без связей и возможностей Боргезе никакого звания бы не было. И далеко не факт, что почтенные целители не принялись бы нагло эксплуатировать эмигранта. Вот и пусть теперь локти покусают.
Еще с одного катера, который подошел с другой стороны, высадились немцы.
- Фройляйн! – обрадовались они Агнешке.
Она прищурилась. Тот самый Майер, с которого все и началось, тут же поднял руки, показывая, что сдается. И быстро заговорил. Гермиона в который раз пожалела, что не знает немецкого языка.
Агнешка обернулась к Валерио. Тот улыбнулся и тоже что-то сказал. Немцы попрощались и ушли.
- Чего им надо? – спросил Гарри.
- Купили какой-то подарок, - ответила Агнешка, - и хотят мне его вручить. В благодарность за помощь и на память. Придется брать. Уехали бы они поскорее, на нервы действуют.
- Подарок? – спросил Ливио. – А что за подарок?
- Не сказали, - ответила Агнешка, - подарят - увидим. У-у-у, и эти здесь!
Невдалеке появились Айсман и Штирлиц. Скорцени видно не было.
- Опять что-то вынюхивают? – спросил Гарри. – Вроде тот, что на стуле полетал, даже от упоминаний о волшебстве трясется больше, чем мой дядя Вернон.
- Немцы обычно с нами тренируются, - сказал Валерио, - а тут их одних оставили. Вот им и интересно. Аньезе права, это уже напрягает. Приглашу их на завтра к ужину, все равно деваться некуда. Сегодня у нас важное дело.
Все кивнули. Жемчужину очень хотелось как следует рассмотреть и проверить. Немцы при этом были бы лишними. А Скорцени к тому же хоть и слабый, но маг. Как бы чего лишнего не увидел.

Мда, маскироваться и прятаться герои Зи умеют хреново.Во всех фиках. Добрая автор хранит своих чад.

Валерио двинулся в сторону эсэсовцев, а Агнешка протянула руки Ливио и Елене.
- Давайте я вас домой аппарирую.
- Давай!
Хлоп…
Айсман даже подпрыгнул от неожиданности, а Штирлиц прикусил нижнюю губу. К волшебству они оба явно так и не привыкли. Гермиона вместе со Снейпом направились в зельеварню, а Гарри тоже аппарировал, буркнув, что у него большой заказ, а чулки сами не свяжутся.
- Патентовать зелье надо, - первым делом заявил синьор Тоцци, - а то знаю я этих целителей. Заявку я составил по всем правилам, нужна ваша подпись, Северус, и виза синьора Боргезе.
Снейп тут же расписался на пергаменте.
- Мисс Грейнджер, подпишите тоже, вы ассистировали, - сказал Снейп, - кстати, не надумали сдавать на Мастера?
- Там же нужно свою разработку представлять, - сказала Гермиона, - а я не знаю…
Узнать больше

- Помнится, вы еще в школе очень удачно применяли протеевы чары, - сказал Снейп, - там довольно интересное дополнение. Этого, конечно, маловато. Поговорите с мисс Мнишек, она ведь гораздо более сложные артефакты рассчитывает. Уверен, сможет что-нибудь посоветовать.
- Мастерство в чарах? – переспросил синьор Тоцци. – О, это очень солидно, синьорина, очень.
- А не придерутся, как к Агнешке? – Гермиона вспомнила, как сдавала на домашнего учителя. – Что я женщина, иностранка и так далее? Мне тот священник, которому мы с Гарри экзамен сдавали, заявил, что лучше бы я жениха искала.
- Скажете, что решили на приданое заработать, - хмыкнул Снейп.
- Звание Мастера – само по себе приданое, - многозначительно поднял брови Тоцци.
- Тогда я поговорю с Агнешкой, - решилась Гермиона, - я и так ее знаниями пользуюсь, конечно, но ведь это будет просто совет.
Снейп кивнул.
Но самым интересным пока оставалась жемчужина, найденная Еленой. Хотя и подарок от немцев тоже интриговал.

Вот все что я выше писал. По логике они должны в чулане сидеть (Гарри это привычно), от людей прятаться, и чулки строчить/зелья варить только глубокой ночью, чтобы никто не видел. И никаких прогулок, гуляний, купаний, патентов - только скрытность. Но нет. мы о себе чуть не в голос кричим, а потом волнуемся, вдруг найдут.

Через мертвые диалоги, и пустые описания, оказалось что жемчужина волшебная, дает прибавку к ХП и восстанавливает здоровье, такая редкая классная штука, что её только в Форте Нокс хранить.
- Даже не знаю, где такое можно хранить, - сказал он.
- Можно купить шкатулку, - тут же предложил Ливио, - и защитить ее рунами. Тогда никто не сможет туда влезть.
- И добавить чары, - сказал Гарри, - чтобы не смогли украсть, и чтобы не потерялась. Или… что-то вроде гоблинского кошелька?
- Гоблинский кошелек? – переспросил Валерио.
- У нас банком заправляют гоблины, - пояснил Гарри, - и у них есть услуга – можно купить кошелек, в котором всегда будет определенная сумма денег, он связан с сейфом. Причем можно и в волшебной валюте, и в обычной. Этот кошелек привязывают к себе кровью - его невозможно украсть или потерять.

И опять между делом кусок фанона приделали. В самом деле, мало ли что там Роулинг писала, аффтырям виднее.
Явление трех эсэсовцев к ужину удовольствия не доставило не только Агнешке. Причем, если Скорцени уже не воспринимался так уж негативно, то Айсман и Штирлиц вызывали антипатию. Гермиона вспомнила, как австриец назвал их тыловыми крысами.
Впрочем, вели они себя прилично. Да и было бы странно, если бы они позволили себе что-то в гостях у Боргезе.
А все-таки интересно, почему немцы так любят щелкать каблуками? Жаль, что спрашивать неудобно. Может Валерио знает?
- Все-таки вы могли бы поделиться с нами большим, - неожиданно нарушил неписанное правило не говорить за едой о делах, Скорцени. - Столько всего интересного и необычного, а мимо нас.
Валерио усмехнулся.
- У вас же есть свои маги и довольно высокого уровня, - сказал он, - даже странно, что никто не проверил те амулеты, из-за которых могли погибнуть ваши люди.
Скорцени развел руками. Ему тут же налили вина. К разговору он вернулся после ужина.
- Мне очень повезло, что меня признали невиновным в контрабанде, - сказал он, - дело нешуточное. Кому скажи, что меня допрашивали инквизиторы по поводу черной магии. Не хотелось бы снова с чем-то таким столкнуться.
- Контроль должен быть, - сказал Валерио, - те маячки для помощи раненым, которыми с вами поделились, проверяли самым тщательным образом. Как и аптечки. А у вас нечто непонятное, которое просто взяли и надели на себя. Магов искать собрались. Не стыдно за союзниками шпионить?
- Так не делитесь же, - Скорцени был непрошибаем, - что еще с вами делать? От возможностей голова кружится. Одни эти порт-ключи чего стоят.
- Вот порт-ключи у вас точно есть, - сказал Валерио, - с помощью одного такого Мюллер сбежал. Вы его искать-то собираетесь? Он тут у нас официально был, даже в комиссии экзаменационной участвовал. А такой тип опасен в первую очередь для своих.
- Я вас понимаю, - вступил в разговор Штирлиц, - но мы с коллегой Айсманом в большом затруднении. Честно говоря, я с такими вещами столкнулся впервые в жизни. Волшебника от неволшебника я точно не отличу.
- Ваше командование должно о них знать, - заметил Валерио, - раз этого Мюллера прикомандировали к группе.
- А может он сам? – задал логичный вопрос Скорцени. – Ну, прикомандировался? Заколдовал кого-нибудь в секретариате, например. Страшно же, на самом деле, это же хуже, чем гипноз.
- Меня интересует другое, - сказал Валерио. - Что он потом собирался делать? Воровать у нас оборудование, в котором есть магия? А маги ему зачем? Планировал оглушить и вывезти? Что-то еще?
- Не знаю, - ответил Скорцени, - честное слово, не знаю.
- Магия, - проговорил Штирлиц, - невероятные возможности. Разве нет риска вообразить себя богом, начать относиться к людям, лишенным этого дара, как к расходному материалу?
- Для этого совершенно необязательно быть магом, синьор Штирлиц, - ответила Агнешка, - многие сходят с ума от полученной власти или обилия денег.

Как же это забавно. когда в фиках Зи кто-то начинает осуждать алчность и потерю берегов. То Ви, то призраки, то еще кто - это так мило, учитывая что её главгерои через одного охреневшие, от власти и бабок одуревшие.

- Согласен, - сказал он, - особенно, если денег не было или было очень мало. Как и власти. Скажите, а философский камень существует? Или легендарная панацея? Сказочное оружие?
- Философский камень существует, - ответил Снейп, - и, вероятно, не один. Сейчас известен тот, что создал Николас Фламель.
- И где же он? – жадно спросил Айсман.
- У своего создателя, - сказал Снейп, - только он и может им воспользоваться. Великое Делание в первую очередь изменяет самого мага.
- А золото? – Гермиона подумала, что Айсман чем-то похож на Рона. Тот тоже, только услышав о философском камне, начал мечтать о куче денег.
- Я же говорю, меняется сам маг, его отношение к жизни, - сказал Снейп, - лично я с Фламелем незнаком, но слышал, что золото он тратит на путешествия, научные изыскания, редкие книги.
- А панацея? – переварил информацию Штирлиц.
- Увы, нет, - развел руками Снейп, - тот эликсир, что можно получить с помощью философского камня, помогает только его создателю. Зелья есть, но хватает болезней и проклятий, от которых они не помогают.
Валерио улыбался. Да, он тоже спрашивал про философский камень и прочее.
- А всякие волшебные звери есть? – спросил Айсман.
- Аньезе, можно показать твою книгу? – спросил Валерио.
- Можно, - ответила она, - сейчас принесу.
Немцы рассматривали бестиарий в полном шоке.
- А я-то думал, что такое пили в Средние века, что всяких мантикор с вивернами выдумывали? – пораженно выдохнул Айсман. - А они с натуры рисовали. Не хотел бы я такую жуть встретить. Надо же, драконы! И где они теперь?
- На закрытых от магглов землях, - сказала Агнешка.
- Скрылись, закрылись и все попрятали, - вздохнул Айсман, - и с властями стараются не контактировать. Это как-то неправильно.
- С вами поконтактируешь, - фыркнула Агнешка, - не заметишь, как в клетку посадите и заставите гадость какую-нибудь делать.
Ей никто не возразил, а Гермионе показалось, что если Айсман был бы непрочь рассадить магов по клеткам, то Штирлиц мазнул по Агнешке странным неприязненным взглядом.
- В детстве мечтал о драконах, - вздохнул Скорцени, - а что с зачарованным оружием?
- Мечи, кинжалы, доспехи и тому подобное, - сказала Агнешка, - причем нужно не только быть волшебником, чтобы всем этим пользоваться, но и действительно уметь носить, фехтовать…
- Жаль… - ответил австриец.
- Ничего не поделаешь, - улыбнулась Агнешка.

Так, давайте разбираться.
Во-первых, что плохого мечтать о золоте, получив ФК, если он для этого и нужен? Или эликсира не создавать, золота не делать, а на полочку его поставить, и любоваться?
Во-вторых, получается маги боятся маглов, что те их или уничтожат, или заставят служить? Агнешка, а что же вокруг тебя все больше простых людей о магомире узнает?
В-третьих мне интересно, чем хорошо зачарованное холодное оружие, если в теории можно зачаровать огнестрел? Мечта пиромана - чтобы зачаровать МП-40, и пусть его пули где попадут, там будет огненный вал.

Диалоги уровня не Бима и Бома, и Бибы и Бобы.

Наконец гости откланялись.
- Агнешка, - вспомнила Гермиона, - слушай, нужно поговорить. У меня вопросов накопилось. И совет нужен.
- Все разговоры завтра, - протянул Валерио, - сейчас уже поздно.
Да уж, поговоришь тут. Томная улыбка Агнешки, жадный взгляд ее любовника. Да они до спальни не дойдут. Не успели за дверь выйти, как Валерио обнял подругу за талию, причем рука тут же скользнула ниже… Вот как их на все это хватает?
Дарья налила себе коньяка, молча выпила и ушла к себе.
- И правда поздно, - заметил Снейп, - пора спать.
Гарри допил вино.
- Поздно, - согласился он.
Действительно, завтра будет новый день. И Гермиона твердо решила отловить Агнешку и прижать ее к стенке. Ну сколько же можно, в самом деле?!.
Агнешку она отловила сразу после завтрака. Остальные ушли вперед.
- Слушай, - сказала Гермиона, - меня кое-что беспокоит. Это важно.
- Что-то случилось? – Агнешка обернулась и взглянула ей прямо в глаза.
- Может случиться, - Гермиона на мгновение закусила нижнюю губу, - если мы изменяем будущее, то… Вдруг что-то случиться… И…
- Боишься не родиться? – поняла Агнешка. – Да?
Гермиона кивнула. Ей стало страшно.
- Раз сумели пройти за мной, то ничего не случится, - ответила Агнешка, - если бы пользовались хроноворотом, то да, могли исчезнуть. Ритуал этого не позволит.
- Ритуал и Арка Смерти? – уточнила Гермиона.
- Да. Это непросто объяснить, я долго высчитывала нужное мне место, - Агнешка вздохнула, - но раз все получилось, то какие-то события обязательно произойдут. Это очень мощный ритуал.
- А мы не в параллельной реальности?
- Нет, - ответила Агнешка, - если что-то такое и существует, то там другая я и другой Валерио. А я хотела к этому.
- Все равно не понимаю, - Гермиона нахмурилась и сбросила с тропинки, по которой они медленно шли, небольшой камушек. - Как может ритуал заставить моих родителей познакомиться? Он же не разумный.
Агнешка фыркнула.
- Не догадываешься? А ведь все просто. Подумай.
- Гарри говорил, что ты… Подожди, тебя там ничего не держало, все связи оказались разорваны… И ты… Ты совершила ритуальное самоубийство, чтобы твое сознание переместилось в твое юное тело. Так?
- Приблизительно, - кивнула Агнешка, - теперь понимаешь? Нет. Все связи оказались разорваны. У всех, кто прошел через Арку.
- То есть получается, что уже не важно, родимся мы или нет? – в полном шоке спросила Гермиона.
- Ты же понимаешь, что я не планировала попасть сюда в компании, - сказала Агнешка, - а времени, чтобы покрутить варианты, не было. Скорее всего, вы все родитесь. Но даже если нет, то ничего страшного не произойдет. Связь разорвана полностью.
- Но разве мы не должны снова встретиться в будущем, чтобы ты смогла провести свой ритуал? – Гермиона даже остановилась.
- Уже нет, - Агнешка взяла ее за руку и повела за собой, - неужели ты думаешь, что я соглашусь, чтобы меня опять не до конца выпили и принудили дать рабскую клятву?


- Нет, конечно, - сказала Гермиона, - я просто хочу понять.
- Знаешь, - Агнешка тряхнула головой, - мне кажется, что вы и должны были уйти со мной. А раз своих тел в этом времени у вас не было, то остались прежние. У тебя какие связи были в той жизни? Кроме «пиявки» от мужа? Детей не было, так? Родители?
- Я… я изменила им память, - призналась Гермиона, - у них теперь другая жизнь.
- Сама разорвала связь, - сказала Агнешка, - остается муж.
- Я почему-то его очень смутно помню, - сказала Гермиона, - все как в тумане.
- Привязка слетела вместе с «пиявкой»? – задумалась Агнешка. – Что-то урожай на привороты. Значит, истинной связи не было. У Гарри тоже так?
- Да, он говорил, что почти не помнит Джинни, - Гермиона покачала головой, - а про Северуса я не знаю.
- Ну вот, - Агнешка отпустила ее руку, - ритуал давал мне шанс избавиться ото всего и начать новую жизнь. И вы тоже этим шансом воспользовались.
- Запутанно как-то, - Гермиона увидела, что Снейп и Валерио остановились и ждут их.
- Это магия, - лукаво улыбнулась Агнешка, - просто магия.

Шикарный обоснуй :)

А вообще я недоволен склейкой текста, только-только они поужинали - и уже следующий день, Агнешка с Гермионой беседует. Бета - бездарность, бесполезная и ни на что не способная.

Завихрения временных потоков - тема деликатная. и лучше её зря не трогать. Но автору на это пофиг, поэтому хрен знает как все работает, расслабься Гермиона.

Дальше снова было рунное колдовство, и мать моя женщина, как же бесит, бесит когда в ГП вставляют инородную магию!
Канон был хорош простой и понятной магической системой, но нет, мы же круче Роулинг. Дадим магам эквивалент Силы, научим практикам Наруто, стихийную магию из Аватара, что-то вроде гена Икс из Марвела, возможности Супермена, возможности Джина из Алладина. При этом обязательно надо высираться, что Хогвартс отсталая школа, и там этим крутым штучкам не учат.

Что занятно, к гаданиям Агнешка относилась со скепсисом.
- Ты всегда будешь думать о благоприятном сочетании, - говорила она, - поэтому можешь или подтолкнуть костяшки, или увидеть то, чего нет. Самобман намного страшнее и хуже самой качественной иллюзии. С гаданиями нужно быть очень осторожными. К тому же есть риск, что привыкнув гадать, ты и шагу без расклада не сделаешь.
А ведь в Хогвартсе… Да в той же кофейной чашке можно увидеть все, что угодно. Как и в чайной. У Рона будет овца, а у Треллони – Грим.
- Скажите, - спросила она у своих соседей по котлу, - а в зельеварении руны используют?
- Используют, - тут же ответил синьор Тоцци, - но мало. Есть несколько знаков, чтобы заменить чары стазиса, например. Я слышал от своего Мастера, еще когда учился, что есть виртуозы, которые с помощью рун усиливают свойства зелий. Но это уровень… Тут мало зельеваром-интуитом быть, нужно еще и в рунах на уровне Магистра разбираться.
- Решили попробовать себя в рунной магии, мисс Грейнджер? – спросил Снейп. – Не боитесь?
- А чего тут бояться? – удивилась Гермиона.
- Маги древности считали, что весь мир можно описать цифрами и рунами. И не только описать, но и изменить. Вот так нарисуете пару огненных знаков… И устроите прорыв в Инферно.
- Но ведь демона случайно вызвать нельзя? – вспомнила Гермиона.
- Нельзя, - кивнул Снейп, - тут важно намерение и именно призыв, а вот устроить стихийное бедствие вполне возможно. Не зря так популярны истории про незадачливых учеников чародеев.
- И Агнешка учит такому детей?
- Мисс Мнишек учит их чувствовать и понимать. И контролирует сам процесс.
- Дети какие-то вещи понимают на интуитивном уровне, - сказал синьор Тоции, - хотя и могут наделать дел, это да.
- Жалко, что я до Хогвартса не училась, - вздохнула Гермиона.
- С этим ничего не поделаешь, мисс Грейнджер, - сказал Снейп, аккуратно и быстро нарезая драконью печень, - к тому же я не уверен, что вам бы понравились методы обучения старых чистокровных семей. Это Уизли хорошо еще, что грамоте детей учили, но таких семей немного. Там все используют: от провоцирования стихийных выбросов, до довольно жутких ритуалов.

Отлично, еще и Ваха мимо пробегала, и ДУМ. Охренеть.

- Это да, - согласился синьор Тоцци, размешивающий мазь в небольшом котелке, - вон взять хотя бы наших крестьян. Казалось, все самое мирное и безобидное, а хватает ритуалов, в которых участвует вся семья. Вот и приучают с раннего детства к тем же жертвоприношениям.
Гермиона задумалась. Ее всегда обижало презрительное (в лучшем случае снисходительное) отношение многих чистокровных к магглорожденным. Но если тебя учили чуть ли не с рождения, и ты привык понимать и чувствовать то, что для другого страшно и непонятно…
- Мисс Грейнджер, - Снейп указал на следующий рецепт, - не отвлекайтесь. И лучше займитесь чарами. Я понимаю ваш интерес к рунам, но это не ваше. Тут нужен совершенно иной склад ума.
Стало обидно. Даже вспомнились слова Треллони про то, что ее ум такой же сухой, как страницы книг. Ничего, она им еще докажет. Вон, в Хогвартсе быстро смеяться перестали, когда она стала лучшей ученицей курса. И тут разберется.
И приняв это решение, Гермиона вернулась к работе. Еще столько нужно сделать.

Гермиона, никто тебя тут уважать не станет, ты для них никто. Учитывая что вся эта родовая жуть передается от носителя к носителю, тебе выдадут минимум, и будут потом выкобениваться, что ты нифига не умеешь.

Глава буквально никакая, мне не за что зацепиться, извините. Тухлый фанон, унылые самоповторы, и тупые персонажи. Это печально наблюдать.

https://www.youtube.com/watch?v=1y2tNCwM7RA&list=RDxKQCesDIBbA&index=2

#дети_кукурузы #фикопанорама #длиннопост #faszyzm
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 160
Показать более ранние сообщения

ПОИСК
ФАНФИКОВ











Закрыть
Закрыть
Закрыть