↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Картинки ссылками
До даты

Все новые сообщения


nordwind
#цитаты #юмор и немного #психология
Мало у кого не случалось искушения громко потосковать по поводу собственного ничтожества — да не просто так, а на чьем-то блистательном фоне. Мол, где я — а где титаны духа / герои спорта / акулы пера / отцы русской демократии… (нужное вставить). Дело ясное: любой цветочек периодически нуждается в живительном дождике похвал (а иные особо влаголюбивые культуры вообще требуют тропических ливней: такая уж порода). И пусть, как говорится, первым бросит камень то закованное в дзен жестокосердное чудовище, которое ни разу не оглядывало ревниво свои закрома, перебирая стопки блестящих медалек, диадемы званий, ожерелья мимимишек, россыпи (ну ладно-ладно, хотя бы кучки) фидбэка.
Однако бывают такие цветочки, которым никакой дождик не впрок: видать, что-то с корневой системой; и по их неизменно чахлому виду ясно, что и в одиночестве они предаются все тому же унылому извращению… а как его еще назвать: тут-то ведь уже ни пользы, ни удовольствия! Вот в них периодически хочется кинуть одной ссылочкой... Но как ни странно, в Интернете искомого нету.
Теперь будет. Хотя бы в сокращенном виде — и хотя бы на этом сайте.
Итак, уважаемые блогосожители, вашему просвещенному вниманию предлагаются выдержки из эссе Джона Бойнтона Пристли «Чужие свершения»!

***
Я включил радио, и кто-то тотчас заговорил со мною тонким, ясным голосом. Я, видимо, попал на славословие какому-то неведомому гению. Тот, как я понял, был большой ученый, и голос из приемника не уставал перечислять: «Он был не только выдающимся ботаником и замечательным геологом, но внес немалый вклад и в астрономию. Как заявляет астроном Его Величества, он сам обязан ему многим».
Тут я не стал ждать продолжения и выключил приемник. Уж это я был вправе сделать. Хотя я и не геолог, не ботаник, не астроном и не ученый, но это было в моей власти, и я ее употребил. Я вовсе не желаю, чтоб мне расписывали — а это непременно бы последовало дальше, — что неизвестный гений знал 12 языков, был чемпионом в легком весе среди борцов-любителей, играл за Англию в хоккей, всех обошел в соревнованиях на милю и, уж конечно, был прекрасным музыкантом. С меня довольно было услышанного.
Я просидел в гостиной до обеда, размышляя, потом поднялся и поел с отменным аппетитом, как делаю почти всегда. Но как-то трудно записать это по части достижений. Если когда-нибудь придет пора превозносить мои заслуги (хотя не вижу для того причины), вряд ли удастся скрыть их скудость, признав, что я был выдающийся едок.
Меня давно уже тревожит эта чужая образованность и грандиозные успехи. Ни разу не читал я биографии какого-нибудь замечательного человека, где не было бы сказано, что он умел и знал гораздо больше, чем я успел бы совершить за десять жизней. Начать с того, что даже те из гениев, которые болеют, как это было с Чеховым и Стивенсоном, всегда отлично развиты физически, наделены изрядной силой и обладают редкостной выносливостью. И на восьмом десятке лет они расхаживают, бегают, взбираются на горы намного лучше каждого из нас. Дальше мы узнаем, что все они способны к языкам. Нам никогда не увидать, как кто-нибудь из них корпит над изучением грамматики или хотя бы пробегает взглядом ряды неправильных глаголов, но вместо этого нам сразу заявляют, что все они на удивление свободно владеют кучей иностранных языков и говорят на них без всякого акцента. Работа их не ограничена одной какой-то областью, а непременно обнимает несколько наук, и в каждой они доки. В великой книге тайн природы они читают как по нотам. Мне лишь вчера попались строки в биографии одного известного писателя, необычайно тонкого, изысканного человека, где говорилось, что не было в стране цветка, травинки, дерева и птицы, которых он не знал бы досконально: их свойств, происхождения и названия. Но мало этого, среди всех этих выдающихся персон нет человека, который не был бы «искусным, чутким музыкантом» (о них обычно говорится в этих выражениях), или любителем-акварелистом, мастерски владевшим кистью, или блистательным стилистом. <…>
Я потрясен, я ничего не понимаю. Как это получается, терзаюсь я вопросом, и в голосе моем, срывающемся в крик, легко услышать зависть и досаду. Подумайте, каких усилий стоят музыка, и акварели, и писательство (вскользь упомянутые и немедленно забытые), как много нужно прилежания и тяжкого труда, как много долгих лет необходимо провести за инструментом, за столом, перед мольбертом. Не так уж трудно побренчать на пианино, как делаем мы все, для вида лишь беря аккорды левой, намалевать две-три веселых акварельки и, нацарапав несколько корявых строчек, украсить их фигурами старинной речи, но стать серьезным музыкантом, писателем, художником — совсем другое дело. Добро бы говорилось лишь о первом, это б я мог еще понять, но о втором, и вместо развлечения? Нет, это слишком! А тут еще и спорт, и знанье языков, наук, ботаники и зоологии! Я сокрушен и ошарашен. <…>
Мне бы хотелось все уметь и знать… <…> Но правда остается правдой, и я нимало не надеюсь стать образованным и истинно культурным человеком. Я просто не успею это сделать, и лишь успею позабыть немногое, изученное прежде, ибо запас моих познаний неуклонно истощается. <…>
Пожалуй, я пишу теперь немного лучше и стал играть получше в бридж. Все остальное составляет горестную повесть о разрушительных набегах времени. <…> Я больше не сажусь за пианино и разучился танцевать; в футбол я не играю; бильярд и шахматы смешно и вспоминать; в былые годы я немного рисовал, но больше не рисую; и даже по-французски говорю я скверно; я задыхаюсь, прибавляю в весе, и у меня немеет левый бок. Я бы смирился, если б таков был общечеловеческий удел, но это, видимо, не так. Ведь существуют выдающиеся личности, которые все знают и все могут. Ко мне вернулся бы душевный мир, если о них писали бы такое: «По части атомной теории (или международных отношений, или болезней почек, ультрафиолетовых лучей, природы солнечных пятен) такой-то превзошел всех современников, но что касается физических и умственных достоинств, общественных и политических воззрений, успехов и талантов в музыке, изобразительном искусстве и литературе, он был ничуть не лучше прочих полуграмотных фигляров». Но ничего такого никогда не пишут.
Подчас меня охватывает дерзость, и я готов бываю заподозрить, что эти нескончаемые перечни свершений и заслуг не слишком точно соответствуют реальности и кое-где грешат преувеличением. Но, к сожалению, чтобы подвергнуть их проверке, я слишком мало знаю. И все-таки, когда о ком-нибудь из этих государственных мужей, являющих собой блестящий образец разносторонне развитых талантов, сообщается, что, среди прочих совершенств, они владели превосходным слогом, я не ленюсь и открываю том такого гениального стилиста-самородка и — в изумленьи развожу руками. А что если и прочее, вся эта глубочайшая ученость, спортивные рекорды, музыкальность и уменье рисовать, преподносилось с тем же основанием?
Не скрою, недоверчивость мою питает зависть, но все же не могу не сомневаться.

Дж. Б. Пристли. Заметки на полях. М.: Прогресс, 1988.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 5 комментариев

Онлайн
Палетт
#книги #цитаты #Крапивин
Это был светящийся диск чуть больше копейки. Но не ровный, не гладкий. У него оказались размытые края, а пламя и свет разбегались от центра лохматыми завитками. Я смотрел и не верил. Но это было. Мне вдруг показалось, что я не в вагоне, а в чёрной бесконечной пустоте, лечу куда-то…

Потому что я не раз листал дедушкины атласы и видел на чёрных листах снимки ярких спиральных галактик.

ГАЛАКТИКА
Мы выпустили искорку из ампулы, и она повисла в метре от пола. Никуда не улетала и не двигалась. Мы рассматривали её через линзу со всех сторон: и прямо, чтобы разглядеть спиральные вихри света; и с ребра, когда она делалась похожей на крошечное веретено.

Мы тихо дышали и молчали. Наконец Янка отдал линзу Юрке и прошептал:

— Значит, она галактика…

— Да ну… — с сомнением отозвался Юрка.

Мне стало обидно за искорку.

— Почему «да ну»?

— Такая маленькая…

Янка выпрямился. Сказал негромко, но звонко:

— Почему же маленькая?.. Ребята!.. Для космоса что значит маленький или большой? Космос-то всё равно бесконечный. Верно, Гелька?

Он впервые так обратился ко мне: за поддержкой. Не к Юрке, а ко мне. Я глянул на Юрку мельком, но с победой.

— Да, — сказал я. — Если в космосе бесконечная бесконечность, как с ней что-то сравнивать? Это просто глупо.

— Ну, конечно! — тут же взъелся Юрка.- Ты один у нас умный, в дедушку профессора.

— Юр… — сказал Янка.

— А чего… Я не сравнивал ничего с вашей дурацкой бесконечностью. Я сказал, что эта искорка крошечная, а галактики… сами знаете, какие.

— Мы же не все их знаем, — возразил я. — Знаем только громадные, которые в телескопы видны. А может, они всякие бывают. Может, вот таких ещё больше на свете.

— Это выходит, мы, как Господь Бог, создали целую галактику ? — насмешливо спросил Юрка. Он забрался на верхнюю полку и теперь сидел, качая ободранной ногой.

Глеб взял стекло, опять посмотрел на искорку.

— Едва ли мы её создали. Наверно, просто открыли для себя. Приблизили к себе. Из пространства…

— Как это? — спросил я.

— Вот уж не знаю, «как это», — улыбнулся Глеб. — Тут сплошное космическое колдовство.

— Мало нам нашей Галактики, — сумрачно сказал сверху Юрка. — Начали другие выуживать из космоса…

— Ребята… — Янка всех обвёл обеспокоенными глазами. — Я сейчас подумал… А может, она и есть н а ш а…

— Как это? — опять спросил я.

А Глеб возразил:

— Едва ли… Ты хочешь сказать, что получилась маленькая модель, образец?

«Нам нужен образец», — вдруг вспомнил я Клоуна и обжёгся резкой, болезненной тревогой.

— Ребята! Я хочу рассказать…

— Подожди, — поморщился Юрка. — Пусть Янка объяснит. Как это «наша»?

— Не модель, — сказал Янка. — Просто наша Галактика. Та самая, в которой живём. Она вот, вокруг… — он оглядел вагон, словно был среди космоса. — И она вот. Одна и та же…

Юрка сердито качал ногой. Глеб нерешительно улыбался. Я… я начал догадываться, про что говорит Янка. Потому что про это куча всякой фантастики написана. «Легенда о синем шарике», «Солнышко в ладонях», «Звёзды под микроскопом»… Но не только фантастику я читал.

— В «Технике юных» тоже про это писали, — вспомнил я. — Некоторые учёные считают, будто бесконечно большое и бесконечно маленькое — это одно и то же. Что они где-то в бесконечности сливаются.

— В бесконечности ведь, а не в нашем драном «Курятнике»… — отозвался Юрка.

— Юрик, — сказал Глеб. — Ну, если нам хочется верить, что в наших руках н а ш а Галактика, разве тебе жалко?
. . .

— Если это правда о н а, — сказал Юрка незнакомым звенящим голосом, — тогда что? Вы понимаете? Значит, она вся замешана на крови!

Мне на секунду показалось, что лучи стали совсем красными. Даже вздрогнул.

— А разве нет? — тихо спросил Глеб. — Сколько было войн, восстаний и бед…

— Нет, — встревоженно откликнулся Янка. — Это же только на Земле они были, а не во всей Галактике.

— А что мы знаем про Галактику? — усмехнулся Глеб.

— Но скадермены же не нашли ни одной живой планеты. Люди — только на Земле, — сказал я.

— Скадермены… — сердито бросил Юрка. — Ты мне про скадерменов не рассказывай. Я теперь про них знаю больше всех вас. Что они успели открыть? Несколько шариков, не пригодных для людей. А в Галактике, может, миллионы планет с людьми…

Я посмотрел туда, где в стороне от лучей, в полутёмном углу теплилась наша искорка. Миллионы планет в ней? Люди? И может быть, мы сами?

Янка ласково сказал:

— А что плохого, если на крови? Это же не та кровь, которая от войны, а наша, живая.

— Вот я и думаю… Тогда, значит, вся Галактика живая, — сказал Юрка.

— Ну и что, — сказал я. — Пусть.

— Тогда изо всех сил беречь её надо, вот что!
"Голубятня на желтой поляне"
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 17 комментариев

Онлайн

julia_f_jones
#цитаты
[...] я с этим примирился, как можно мириться с тем, что твой патронус принимает форму выхухоли: жуть, конечно, но всякое бывает.

-- "Самое важное"
Показать 7 комментариев

Tsort
Run The Jewels - Meowpurrdy feat. Lil Bub, Maceo, Delonte

Deep within the kitten brooding pit, the newly birthed overmeow watches in awe as it's underlings flock around it like ants. It sees the great mutagenic potential of these fluffy forms. A dark figure slips into the overmeow's mind, filling it with twisted inspiration and dark desires.

Immediately, it sets about accelerating the mewtation rate in the pit, merging the raw fluff into new forms of its design. It's first creations are large and brutish creatures of little use. It quickly discards and disassembles these forms back into raw kittens for later repurposing. Fearing that the kittens may revolt against its rule, the second form the overmeow crafts is a watchcat of sorts to enforce it's rule. With that concern dealt with, it focuses entirely on refining it's mewtations.

As it's talents grow, so does its ambitions. It finally decides to Improve itself and The resukting purronic shock from this terrifies the simpler kittenforms, who sinoky cry out in horror. The overmeow's thoughts are suddenly more complex and articulated. It hungers to explore, to expand and to conquer. The surface of the brooding pit boils and pulses with this anticipation as the overmeow prepares it for the great conquest ahead.

Suddenly, a blast of light rips through the pit like the fist of an angry God. The archkitten has arrived, apparently aware of the overmeow's new malicious desires. Channeling raw purronic energy, the archkitten attempts to prune the overmeow's mewtations with little success. Sensing that the situation is growing dire, the archkitten focuses all of its energy into another blast of its crackling fluff-ray.

However even this is not enough to stop the overmeow, who had merged with the very essence of the brooding pit to become a titanic beast. Hungrily, it decends upon the now powerless archkitten, and consumes it. Perhaps it intended to gain it's powers? We will never know as scant seconds after devouring the archkitten, a explosion thunders out from the depths of the overmeow which rends it kitten-from-kitten.

It is defeated.

Free kittens rain across the land. The end.

(с)Dr White



#упрт #крипота #лавкрафт #котики #цитаты
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 1 комментарий

Онлайн
Fluxius Secundus
#scifi #упрт #цитаты #ып #ня #политота #Ефремов #warhammer #кроссоверов_аллаху_кроссоверов

>без "решетчатой трансформации"

В переводе с "новояза" - несидевшие. Ну подумайте сами, что еще может значить "Решётчатая Трансформация Личности", если честно задуматься? Ну вот не хочет мама отдавать ребенка в интернат, и на Остров Забвения с ним тоже не хочет, хочет жить в обществе и воспитывать его сама. Уговоры не помогают. Что дальше? Тут Ефремов скромно умалчивает. А если задуматься?

>>>когда народы кольца Эйнштейн еще ограничивал скоростью света


>> ...а потом бог устал нас любить Эйнтштейн ограничивать перестал. Никто почему-то не обратил внимания на этот скользкий момент. Все цивилизации ВК коммунистические, препятствий к развитию науки и техники в них нет. Земляне — отнюдь не самые старшие в ВК. Однако почему-то эпохальный прорыв в сверхсвет совершили именно люди. Причём практически сразу, как вошли в ВК. Ну там, плюс-минус несколько сот лет, для сроков жизни цивилизаций ВК это мелочь. А прочие нишмагли. Нет ли здесь великочеловеческого шовинизма, рояля в кустах и прочего, извините за выражение, хомо-супрематизма?

>Кстати, если сверхсвет и в этом мире тоже связан с Хаосом, то всё логично. Люди — самые перспективные, они даже тотальную ядерную войну на своей планете устроили, и чудом выжили. Любимчики Хаоса, не иначе. И за это через сексуального маньяка... как там того учёного звали... Слаанеш подарила людям мира Ефремова нужную технологию.

1. Раннее Кредо Империалис, со всем его воинствующим атеизмом и ударной дозой милитаристского террор-гуманизма, походит на идеологию ефремовских коммунаров настолько, что возникает подозрение, не довелось ли лорду Сигиллиту во время оно читать труды Эрф Рома и конспектировать, значить. А то и водить личное знакомство с их автором.

2. Тамас в ЧБ описан как нечто, подозрительное знакомое любому вахафагу:
"На звездолет ползло нечто не поддающееся чувствам и разуму, не наделенное ни одним из привычных человеку свойств, не поддающееся даже абстрактному определению. Это было не вещество и не пространство, не пустота и не облако. Нечто такое, в чем все ощущения человека одновременно тонули и упирались, вызывая глубочайший ужас. "

Совпадение? Не думаю (с)


Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 4 комментария

Онлайн
Палетт
#книги #цитаты
Каждый раз, когда мы побеждаем, мы знаем, что победа не окончательна. Если мы хотим обязательно вывести мораль всего повествования, то вот она: призыв и против легкомысленного оптимизма, и против стенающего пессимизма, призыв к трудному, но совсем не безнадежному, внутреннему видению вечных проблем человека, сопровождавших прожитые героические века.

"Но почему, - возникает вопрос, - если речь идет о серьезных вещах, связанных с реальной жизнью, почему надо рассказывать о фантастической, никогда не существовавшей, вымышленной стране?" Мне кажется, что главная мысль автора состоит в том, что реальная жизнь обладает мифическим и героическим свойством. Принцип любой работы можно увидеть в создании образов. Многое из того, что в реалистической работе пришлось бы делать с помощью "описания характера", здесь достигается просто созданием образов эльфа, гнома или хоббита. У воображаемых созданий их внутреннее - снаружи, они - зримые души. А Человек как целое, Человек среди всей Вселенной - его можно увидеть таким лишь в качестве героя волшебной сказки. В книге Эомер необдуманно противопоставляет "зеленую землю" "легендам". Арагорн отвечает, что зеленая земля сама есть воплощенная легенда, и пока она существует, будут существовать и легенды.

Значение мифа в том, что он возвращает давно и хорошо знакомым вещам их истинное, первичное значение, скрытое "покрывалом привычности". Ребенок радуется холодному мясу, не очень-то вкусному самому по себе, представив, что это - буйвол, убитый его собственным луком и стрелами. И ребенок мудр. Обычная еда возвращается к нему более вкусной, если обмакнуть ее в стоящую историю; можно сказать, что только тогда она становится настоящей едой. Если вы устали от реального пейзажа, посмотрите на него в зеркало. Помещая хлеб, золото, коня, яблоко или пути, которые мы выбираем, в миф, мы не отрываемся от реальности - мы перестраиваем ее. Пока миф живет в нашем сознании, реальные вещи больше похожи сами на себя. Книга Толкиена поступает так не только с хлебом или яблоком, но и добром и злом, с нашими бесконечными опасностями, нашими муками, нашими радостями. Погружая их в миф, мы видим их яснее.
К. С. Льюис "Развенчание власти"
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 7 комментариев

Онлайн
Палетт
#фанфики #гп #цитаты
"Sympathetic Magic"
"Well, what do you expect?" he demanded. "I'm a Slytherin, I dress in black, and I hate all the so-called good guys. Narratively speaking, I'm evil. But I'm doing my best."
https://www.deviantart.com/ls269

Онлайн
Палетт
#книги #цитаты
Древо – это дерево.

Карлик еще раз вытирает ладони о штаны и с усилием поднимает топор.

А потом разворачивает его и лупит обухом по концу торчащего из Ствола серебристого ясеневого копья, словно заколачивая гвоздь. Глухой, деревянный стук прошивает молчание ледяного воздуха осени. А потом – снова и снова.

Где-то высоко каркает ворон. Через какое-то время слышен скрип, звучащий словно отчаянный, протяжный стон. Трещат зажатые вокруг древка волокна лыка и белые слои древесины. По гладкому Стволу с отпечатанными кровавыми следами ладоней ползет ручеек сока. Копье начинает двигаться, все глубже втыкается в Ствол.

Не слышно отчаянного, дикого крика, ничего не отражается эхом, не летит над горами. Древо молчит.

Древо – это дерево.

Копье входит в ствол все глубже, по самый разбитый обухом кончик древка. Воронова Тень откладывает топор и обходит Ствол. Упирается ногой, стонет от усилия, но деревянный прут сидит крепко. Его держит вся сердцевина Ствола. Карлик дергает древком вверх-вниз. Осторожно, но сильно. Старается расшатать твердый ясеневый кол в ране Древа, словно больной зуб, однако не хочет его сломать. Не слышно стонов, криков, рыданий и мольбы о пощаде.

Древо – это дерево.

Деревья не кричат.

Слышен только треск лопающихся волокон. Карлик падает на спину, копье катится по земле.

– Я продаю деющие предметы, – поясняет он, вставая на ноги. – Не знаю, что оно может сделать, но я чувствую, что в нем есть сила. Может, ввергнет владельца в несчастье, а может – оно никогда не промахивается, если бросить его во врага. А может, оно превратит его в дерево? Назову его Копьем Дураков.

Вертит копье в руке, сует его одним концом под мышку, а потом смотрит вдоль древка. Наконец упирает его в землю и большим пальцем критично проверяет состояние наконечника.

– Ты некогда просил совета, Спящий-в-Дереве. И сейчас я дам тебе совет. Ты больше не сыграешь со мной на него в «короля». Ты проиграл свою партию. Но знаешь, что сделать, чтобы выиграть, когда уже проиграл?

Карлик вбрасывает копье в тележку и сует его между узлов, но древко торчит наружу, выступая из короткого ящика. Стоило бы обвязать его красной лентой.

– Тогда нужно сбить фигуры и расставить их снова. Когда проиграл – выиграть можно, только начав сызнова.


Когда люди играют с высокой ставкой, порой кто-то тянется за железом. Льется кровь, и кто-то забирает деньги. Но выиграл ли он партию? Идет война богов. Есть те, кому она на руку. И есть те, кто желает, чтобы мир снова стал доской для «короля», а не схваткой на ножах. Они будут советоваться о тебе, но их советы тебе не пригодятся, пока ты спишь в дереве. Ты должен проснуться. Или торчи здесь и жди, пока Деющий с рыбьими глазами обольет твой ствол драконовым маслом. Проснись, Спящий-в-Дереве. Таков мой совет.
Я. Гжендович "Владыка Ледяного сада"
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 7 комментариев

Rainiya
#фильмы #цитаты Букшоп
Миссис Грин открывает книжный магазин в старом доме в Харборо. Много лет дом стоял пустым. Но оказывается, влиятельная миссис Гамант тоже положила глаз на этот дом.
Фильм очень хорош и хочется его цитировать. Особенно высказывания мистера Брундиша.

"Биографии хороши когда они рассказывают о хороших людях, а романы - о плохих."

"Любезная мадам, избавьте себя от хлопот и не посылайте мне поэзию и запутанные сложные романы. Прошу Вас, по возможности, пришлите всё, что у вас есть из Рэя Бредбори."

О книге "Лолита".
"Это хорошая книга. И поэтому её стоит продавать в Харборо. Они её не поймут, но это, возможно, к лучшему. Понимание делает ум ленивым."

"Больше всего я ценю то, что люди разделяют с богами и животными, а значит, называть ценностью это нельзя, некорректно. Я говорю о храбрости. И Вы, миссис Грин, обладаете этим качеством в большом избытке."

Из письма миссис Грин к своему поверенному:
" Уважаемый мистер Торнтон. Хорошая книга - это бесценное преломление души его автора, забальзомированное и сохранённое с целью добиться жизни за пределами жизни. Вот почему это, вне всякого сомнения, необходимая в обиходе вещь."
Показать 2 комментария

alexina
Но что, Коби, в этой истории самое потрясное, так это то, что невестка и свекровь даже и поговорить-то друг с другом толком не могут. Потому что одна говорит только по-норвежски и по-английски, а вторая — только по-мароккански, по-французски и на иврите. То есть на двоих у них целых пять языков, а ни одного общего нету.

#цитаты Сара Шило «Гномы к нам на помощь не придут»
Показать 5 комментариев

alexina
Более низкое зло, чем убийство человека, - послать его на самоубийство как на акт добродетели.

#цитаты #айн_рэнд Атлант расправил плечи
Показать 8 комментариев

Онлайн
#цитаты #история

"Когда кто-нибудь хочет обидеть науку историю (хотя она вообще-то женщина необидчивая), он говорит, что вообще-то история не является подлинной наукой, потому что историю постоянно переписывают. Сейчас я скажу страшную вещь: историю надо постоянно переписывать, это ее естественная форма существования. Почему нужно переписывать? Потому что, во-первых, при каждом переписывании истории осваиваются, открываются новые источники, новая информация, новые методы достижения и получения этой информации. Но что еще важнее - это то, что каждое поколение людей тому или иному историческому событию, процессу, деятелю задает совершенно разные вопросы. И эти вопросы зависят не от деятеля - Иван Грозный каким был, таким уже и останется навсегда. Эти вопросы зависят от тех людей, которые их задают. Т.е. сам характер вопросов, с которыми мы подходим к эпохе, к личности в эпохе, он что-то говорит не о личности в эпохе, он что-то говорит о нас: о тех, кто хочет эту личность понять, разъяснить, каким-то образом ее интерпретировать и использовать".

Наталья Бармина
Показать 20 комментариев из 24

Онлайн
Палетт
#цитаты #Пратчетт
В отличие от волшебников, обожающих свою прихотливую иерархию, ведьмы редко делают из карьеры самоцель. Каждая из них самостоятельно принимает решение, брать ли ей ученицу, которой после кончины передаст все полномочия. Вообще, склонность к кучкованию, особенно с другими ведьмами, у этих особ выражена очень слабо, и тем паче отказываются они терпеть над собой какое-либо верховенство.
Ведьма по природе своей животное отнюдь не стадное — тем более когда речь заходит о других ведьмах. У них вечно возникает конфликт сильных личностей.

Онлайн
Палетт
#цитаты
Столетиями Дедал олицетворял тип художника-ученого: этот феномен необычайной, почти сатанинской безучастности человека, стоящего вне нормальных рамок социальной оценки и подчиняющегося морали не своего времени, а своего искусства. Он является героем мысли — прямодушным, бесстрашным и полным уверенности в том, что истина, когда он ее отыщет, сделает нас свободными.

Онлайн
Палетт
#цитаты #Пратчетт
Пусть будет сфера,– сказал Дидактилос, – Никаких проблем со сферой. Несомненно, специальные поправки могут быть сделаны, дабы все оставалось на местах. И солнце может быть другой, большей сферой далеко отсюда. Как вы предпочитаете, чтобы Луна двигалась вокруг мира или Солнца? Я бы посоветовал мир. Более иерархично, и превосходный пример нам всем.

Брута наблюдал нечто, чего не видел никогда прежде. Ворбис выглядел ошарашенным.

– Но ты писал… ты говорил, что мир на спине гигантской черепахи! Ты дал черепахе имя!

Дидактилос пожал плечами. – Теперь я лучше знаю, – сказал он. – Где это слыхано, черепаха длиной в тысячу миль? Плывущая по пустоте пространства? Хах! Вот тупость! Мне стыдно думать об этом теперь.

Ворбис закрыл рот. Потом открыл его снова.

– Так ведут себя все эфебские философы? – сказал он.

Дидактилос снова пожал плечами.

– Так ведут себя все истинные философы. – сказал он. – Они должны быть всегда готовы к восприятию новых идей, к принятию во внимание новых доводов. Вы не согласны? Вы предложили нам множество новых доводов, – жест, казалось, совершенно случайно заключал всех омнианских лучников вокруг комнаты, – для размышления. Мои мнения всегда можно поколебать убедительными аргументами.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 1 комментарий

Онлайн
Fluxius Secundus
#гп #цитаты #ня #ып #фанфики #к_чужим_историям #кроссоверов_аллаху_кроссоверов #политота

Это настолько няшно, что я не могу не процитировать:
— В конечном итоге широкое применение тюремных голодовок ради досрочного освобождения привело к тому, что женщин, задержанных во время столкновений с полицией, было приказано кормить насильно до конца всего назначенного им срока заключения. Здесь на фото вы можете видеть, насколько варварски это выглядело…
— Мэм, — отвлекла её Юфемия, подняв руку. — А как бы в этом случае поступили волшебники? Есть какие-то специальные чары? Или их поили бы зельями? Не «Империусом» же заставлять заключенных есть против воли.
— Нам не было бы нужды доводить до подобного, мисс Сансет. Полагаю, вы знаете, что эти бедные женщины сжигали виллы и голодали в тюрьме, только чтобы добиться равных избирательных прав. А ещё за сто с лишним лет до этого, — Бербидж указала на фотографии, — миссис Лафкин стала министром Магии. При создании Визенгамота и Министерства в нынешнем их виде с самого начала были заложены равные права для волшебников и ведьм — и избираться, и избирать. Этим летом пройдут очередные выборы министра, и среди первых кандидатур на этот пост числятся заместитель министра Амбридж и глава отдела правопорядка Боунс.
— Вы хотите сказать, что магия уравнивает людей, профессор? — уточнил Кайнетт, не вставая с места.
— Именно так. Ведьма может занимать место в Визенгамоте, любую должность в Министерстве, может числиться главой или наследницей семьи.
— То есть, к примеру, волшебник может присоединиться к чистокровному роду жены и взять её фамилию, а не наоборот?
— Да. Такие случаи достаточно редки, однако вполне возможны, — подтвердила Бербидж. — Поэтому если мы говорим о равенстве, магглам пока ещё далеко…
— Вы так считаете, профессор? — не дала ей закончить Тейлор. — Среди премьер-министров королевства ещё в начале девятнадцатого века встречались незнатные люди, не имевшие титулов и дворянства. Первый магглорождённый министр магии был избран только около тридцати лет назад. По-моему, это не очень похоже на равенство.
— Да, но…
— Не думаю, что ваша аналогия корректна, мисс, — не дала профессору ответить Биттерси. Оглядела студентов, обернувшихся в её сторону, и продолжила: — Среди министров за последние триста лет хватало и тех, кто не принадлежал к древним семьям, вроде Лестрейджей или Диггори. Однако скажите, хотя бы раз главным у магглов уже становился выходец из колоний? Индус или африканец? Думаю, что вряд ли. Так что и в этом плане им всё ещё далеко до волшебного сообщества.
— То есть, вот кем вы нас считаете? — медленно и со злостью спросила Карин, смерив чиновницу взглядом.
— А разве я сказала что-то плохое? — удивилась та. Оглядела класс, где среди учеников нашлось с полдюжины темнокожих и азиатов. — Или вам не нравятся гости Британии, юная мисс? Тогда тут ничего не поделаешь. Я ведь никого не хотела оскорбить, я просто констатирую факты — представителям чужого общества, иной культуры, им будет нелегко вписаться в новую среду и сразу добиться здесь высокого поста. Но уже их детям будет намного проще. Министр Нобби Лич — пример для всех нас, но он скорее исключение из правил. Магглы же пока не достигли и этого, судя по вашей реакции.
Hind-24, Hydrargyrum
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 10 комментариев

WMR
#удаление_комментариев #удаление_комментов #цитаты

Свободное выражение мыслей и мнений есть одно из драгоценнейших прав человека; каждый гражданин поэтому может свободно высказываться, писать, печатать, отвечая лишь за злоупотребление этой свободой в случаях, предусмотренных законом.
(Декларация прав человека и гражданина, ст. 11).
Показать 20 комментариев из 38

Jenafer
#упрт #цитаты
Выдавая ведьму замуж, родня сказала: "У нас товар - а вам капец!"
Показать 15 комментариев

Онлайн
Палетт
#книги #цитаты #янг_эдалт
Война закончилась, но не ушла. Она все еще оставалась повсюду. Как и Себастиан. Он умер, но не ушел. Его смерть нанесла невидимый ущерб. Его отсутствие пробило огромную дыру во всем. Даже Пен, которая его почти не помнила, обходила эту дыру стороной. Трисс начала болеть вскоре после окончания войны, и она смутно понимала, что ее болезнь имеет какое-то отношение к Себастиану. Болеть — это была ее работа. Служить объектом для защиты — это была ее работа. А сейчас ее работой было кивнуть.

Она кивнула.

— Умница, — сказала мать, погладив Трисс по щеке.

Время от времени Трисс приводили в эту комнату, словно в гости к больному родственнику. Однако вторгнуться сюда без разрешения считалось худшим из проступков, практически святотатством. Трисс знала, что ей надо немедленно уйти отсюда, но поймала себя на том, что ее охватило преступное волнение. Она двинулась в глубь комнаты.

Спальня производила впечатление храма. Было очевидно, что это священное место с множеством правил, которые ты рискуешь нарушить. Себастиан и правда был храмом, и все обладали сокровенным знанием, что и когда они должны чувствовать.

«Сейчас мы подумаем о милосердии. Сейчас мы пожалеем бедных. Сейчас мы простим наших врагов. Все мы очень любили Себастиана. Все мы очень расстроились, когда он погиб. Все мы вспоминаем его каждый день».

«А я?» Трисс с любопытством провела пальцем по стеклу фотографии в военной форме. На пальце осталась полоска пыли. «Я любила его? Мне грустно? Я его вспоминаю?» У Трисс было сильное, но расплывчатое чувство, что когда-то все было лучше и все были счастливее. В ее мыслях Себастиан был связан с этими «лучше» и «счастливее».

Она вспомнила смех. Себастиан говорил то, что никто другой не осмеливался сказать, и от этого она смеялась. А теперь Себастиан был другим, особенным — тем, кто нуждался, чтобы о его вещах заботились еще больше, чем о ней. Тем, кто ничего не говорил во время семейных бесед, но чье отсутствие оставляло водовороты и вихри в словах других людей.

Если Трисс застигнут здесь, даже у нее будут неприятности. Может, у нее и есть особые привилегии оттого, что она на грани смерти, но он перешел эту грань и тем самым превзошел ее.
Фрэнсис Хардинг, "Песня кукушки"
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать более ранние сообщения

ПОИСК
ФАНФИКОВ









Закрыть
Закрыть
Закрыть