↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

nordwind

Иллюстратор
Была на сайте вчера в 14:56
Пол:женский
Откуда:Север
Образование:филолог
Род деятельности:преподаватель университета
Зарегистрирован:7 февраля 2013
Рейтинг:775
Показать подробную информацию

Блог



nordwind сообщение закреплено
#фанфики #рекомендации #Снейп #листая_старые_страницы
Дополнение к коллекции: хорошие снейпофики на других сайтах

http://www.nasha-lavochka.ru/potter.htm
Несколько произведений:
Svengaly. Семь ночей, или Новые сказки Шахерезады. (Цепь приключений, юмор, буйная фантазия автора, хэппи-энд, кое-что для размышлений, отличный стиль… всё, что нужно для счастья. И Шахерезада тоже есть.) Здесь - хорошая рецензия на эту историю: http://macrology.diary.ru/p131395061.htm?oam#more1

Nereis. Призраки полудня. Орёл и крест. Сосуд для слёз (трилогия). (Очень хитро закрученный авантюрный сюжет – особенно во 2-й части. Философия. Познание себя. Сексуальная инициация… в традициях античности. Да, и весьма оригинальная машина времени.) Есть гетный сиквел - «Доппельгангер».

Трейсмор Гесс. Мистеру Малфою. Синий бархат. Часы и письма (трилогия). (Снейп + Малфой-старший, Снейп + Малфой-младший. Любовь и алхимия, соединенные мотивом преображения… но не всем дано пройти последнюю стадию Великого Делания. Полноценное художественное произведение, блестящий стиль. Есть сиквел: «Последний выпуск».) Также выложена на сайте автора: http://www.treismorgess.ru/?p=431

Трейсмор Гесс. Ultimo Ratio. (Необычное снарри. Необычный Гарри. Далекая от канона развязка. Как всегда у этого автора, секс описан через неожиданные метафоры.)
http://www.treismorgess.ru/?p=445

(АПД: Сейчас трилогия Трейсмор Гесс и "Ultimo ratio" появились на фанфиксе; автор взял другой ник)

Цыца. В ваших зомби слишком много жизни. (1-я часть; 2-я читается на Фанфиксе. Трогательное низкорейтинговое снарри. Вполне традиционный расклад: оба героя маются переживанием своей «недостойности» - но чем-то подкупает.)
https://hpfiction.borda.ru/?1-20-0-00003037-000-10001-0
[[[https://snarry.borda.ru/?1-8-0-00001244-000-0-0]|https://snarry.borda.ru/?1-8-0-00001244-000-0-0]]|https://snarry.borda.ru/?1-8-0-00001244-000-0-0]|https://snarry.borda.ru/?1-8-0-00001244-000-0-0]]]

XSha. Антиквар. (Старый фик, но великолепный. Смутно напоминает «Мастера и Маргариту»: в современную Москву заявляются эмиссары магического мира… Рассказ от лица НМП, который – себе на беду? – с ними столкнулся… и это один из лучших НМП во всем фандоме.)
http://www.snapetales.com/mythomania/stories/40.php

Just curious. Вспомнить всё. (Вполне вроде бы традиционное снарри, но драматично, эмоционально: в общем, захватывает.)
http://8gamers.net/fanfic/view/209272/

Sever_Snape. О любви к домашним животным (Милый, забавный мидик, где Снейп и Гарри обретают друг друга на почве вот того самого, на что указывает заглавие).
http://ab.fanrus.com/310706/dom_zhivotniye.php

Emily Waters: Быть Северусом Снейпом. (Смешная и по-своему убедительная история, которая объясняет, почему никогда не будет достигнуто согласие в вопросе о том, какой же Снейп - «настоящий».)
http://hp-fiction.borda.ru/?1-14-0-000000023-000-0-0

fadetoblack, поросенок М. Chanson à la russe. (Снарри-немагичка в декорациях российской деревни. Неожиданно - и, по утверждению авторов, незапланированно - накладывается на сюжет повести Л.Толстого «Отец Сергий». Динамично, остроумно, весело. Макси.)
https://ficbook.net/readfic/6959339

fadetoblack: Пингвин и мистер Поттер. (Смешное и трогательное снарри с героями-пингвинами.)
https://ficbook.net/readfic/7479378

На всякий случай - еще старое критическое эссе об образе СС:
https://sites.google.com/site/nemaraboo/deseverosnape
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 3 комментария

nordwind
#картинки_в_блогах #времена_года

Карл Фридрих Шинкель (1781-1841). Скальные ворота
Немецкий (прусский) художник и архитектор, сочетавший в своем творчестве классицизм и средневековую готику, воспринятую глазами романтика.
Картина впечатляет контрастами: темная, массивная «рама» скал — и тающие туманы горизонта, крошечные фигурки людей — и бездна под их ногами. А в правой части полотна привлекает внимание колокол, укрепленный прямо в скале; рядом — молитвенно сложивший руки монах.
Символика вполне откровенная: природа представлена как нерукотворный храм, в духе другого великого романтика и современника Шинкеля — Каспара Давида Фридриха.
Шинкелю также обязана своим существованием добрая половина архитектурных памятников Берлина и Потсдама. Его охотно привлекали к проектированию придворных заказов и в России. Кстати, чугунная ограда Аничкова моста в Санкт-Петербурге с изображениями наяд и тритонов скопирована, по заказу императора Николая I, с перил Дворцового моста в Берлине, построенного Шинкелем в 1824 г.
Показать 10 комментариев

nordwind
#даты #литература #длиннопост
150 лет со дня рождения А.И.Куприна.

Он выделялся тем, что не старался выделиться. Среди современников, торопившихся примкнуть к какому-нибудь модному -изму (а то и создать свой собственный), Куприн продолжал невозмутимо оставаться самым классическим реалистом. Его не смущала мысль, что это «вчерашний век».
И писательской славе это не помешало.

12 случайных фактов о Куприне.
• По окончании Александровского военного училища Куприн 3 года служил в армии и наконец собрался сдавать вступительные экзамены в Академию Генерального штаба. Но по дороге в Петербург стал свидетелем некорректного отношения полицейского пристава к какой-то молодой девушке. Куприн вступился за нее и поколотил пристава.
В результате ему было запрещено держать экзамен, как лицу «политически неблагонадежному», и на армейской карьере, таким образом, был поставлен крест — вскоре Куприн вышел в отставку.
Впрочем, если бы он поступил в Академию и сделался впоследствии полковником или даже генералом, вряд ли его вспоминали бы сегодня…
• Куприн перепробовал в жизни множество занятий: был землемером, театральным суфлером, учетчиком в кузнечной мастерской, учителем, грузчиком арбузов, агрономом, псаломщиком, зубным протезистом… Пестрый жизненный опыт оказался очень кстати, когда он взялся за писательство. Впоследствии Куприн с юмором вспоминал, как получал плату «натурой», работая газетчиком:
Когда у издателя были объявления из башмачного магазина, вся редакция щеголяла в новой обуви и во всех комнатах пахло новой кожей. Потом объявления были шапочные. И в редакцию сотрудники приходили все в цилиндрах. Это еще ничего. Но раз открыли кредит в кондитерском магазине, и это был мат. Голодные сотрудники стали обладателями пятирублевых тортов.
• В 1905 году писатель был выдворен из Севастополя, где тогда проживал: причиной стала его статья, освещавшая восстание крейсера «Очаков», и шум вокруг публичных чтений новой повести об армии «Поединок». Они проходили на фоне общей рефлексии из-за недавнего поражения в русско-японской войне, и пресса открыто заявляла, что автор «Поединка» показывает причины катастрофы. На чтениях присутствовал лейтенант Шмидт — и был в восторге от повести.
• Типичнейшее для прозы Куприна слово — «часто» и его синонимы: «каждый вечер», «уже много лет подряд», «двадцать раз», «обыкновенно», «нередко», «случалось» и пр. Оно укрепляет ощущение постоянства, неизменности жизненного уклада, причем встречается в лучших рассказах, таких как «Река жизни», «Гамбринус», «Листригоны». Да и само название «Листригоны» позаимствовано из Гомера: оно создает ощущение вечности рыбацкого быта, как название «Молох» — имя идола, которому приносились человеческие жертвы, — ощущение неизбывности тяжкого отупляющего труда заводских рабочих.
• У Куприна есть своеобразный аналог «Божественной комедии» — «трилогия любви», со своим раем, чистилищем и адом. Сверху от «Гранатового браслета» находится «Суламифь» (по мотивам «Песни песней»), а снизу — страшный роман о проституции «Яма», возбудивший скандал в критике. Куприн вызывающе посвятил этот роман-предупреждение «матерям и юношеству».
• Знаменитая купринская повесть о девушке-«колдунье», которую травят невежественные и жестокие «магглы», неоднократно переносилась на экран. Одной из первых стала вольная французская экранизация, где главную роль исполнила 17-летняя Марина Влади. Фильм назывался «Колдунья», и действие его было перенесено в северную Швецию.
• Среди своих вещей сам писатель особенно выделял «Звезду Соломона» — повесть о скромном чиновнике, получившем дар волшебного исполнения желаний.
• Рассказ Куприна «Анафема», напечатанный по недосмотру цензуры, был изъят и предан сожжению. После него в массовом сознании надолго утвердилось представление, будто РПЦ объявляла анафему Льву Толстому, хотя исследователи неоднократно указывали, что автор прибег к художественному преувеличению, основой которого послужило определение Синода в адрес Толстого. Оно всего лишь констатировало в сдержанной форме то, что с гораздо бо́льшим азартом заявлял в своих статьях сам Толстой.
• Один из лучших рассказов — «Штабс-капитан Рыбников» — повествует о внедренном в российскую армию японском шпионе. В литературе часто упоминается, что рассказ основан на документальном материале. Из этого же исходят создатели фильма «Жертва для императора» (1991).
Но в воспоминаниях К.Чуковского говорится, что прототипом главного героя был их общий знакомый, армейский капитан, над которым писатель постоянно подшучивал из-за его «японской» внешности:
Его так и звали: Рыбников. Лицо у него было желтое, глаза раскосые, монгольского типа. Куприн из озорства стал уверять, будто Рыбников японский самурай, напяливший на себя русский мундир. А потом и сам поверил в свое измышление и целый месяц не отставал от злополучного штабс-капитана, уговаривая и прямо-таки умоляя его, чтобы тот признал себя переодетым японцем. Но Рыбников только посмеивался в свои редкие черные «японские» усики, охотно позволяя Александру Ивановичу платить за него по ресторанным счетам.
Едва ли у Чуковского были основания для вранья, так что тут возможны два объяснения. Первое: Куприн действительно разглядел хорошо замаскированного шпиона, только его настоящее лицо стало известно позднее, и Чуковский об этом так никогда и не узнал. Второе объяснение гораздо менее романтично, но зато более правдоподобно — миф о японском шпионе мог родиться из замечания вроде: «у героя имелся реальный прототип».
А уж понять это выражение можно по-разному…
• Герой повести «Поединок» Ромашов, в которого Куприн вложил много собственных черточек, на досуге тайно занимается сочинительством — его повесть носит весьма характерное название: «Последний роковой дебют».
У Ромашова присутствует «синдром Мери-Сью» — привычка думать о себе в третьем лице фразами из бульварных романов («глаза боевого генерала с удовольствием остановились на стройной, худощавой фигуре молодого подпоручика») и представлять себя в разнообразных героических и трагических ролях. Этот вполне эффективно работающий способ самоутешения в житейских неудачах хорошо известен большинству людей на собственном опыте. Куприн впервые сделал его устойчивым элементом характеристики персонажа.
• Как известно, Куприн много писал про животных и любил их. Уже согласившись вернуться из эмиграции (в 1937 году), он спросил работников советского посольства: «А можно взять с собой Ю-ю, мою кошечку?» Кошку взять из Парижа разрешили, а библиотеку — нет. Усаживаясь в вагон на парижском вокзале, Куприн больше всего, как вспоминают свидетели, заботился о кошке.
• В работе он использовал материалы читательских писем. Самые интересные из них хранились по таким тематическим рубрикам: эротоманы, графоманы, приказчики, сумасшедшие, «стрелки́» (просьбы о деньгах), солдаты, маньяки, горничные, дамская любовь, сплетни, анонимы, корреспонденция из святых мест. (Жаль, тогда не существовало блогов: то-то бы ему было раздолье!)
• Куприн сочинил для себя писательские «десять заповедей». Как у всех рецептов на свете, тут два ограничения: а) чтобы сделать рагу из зайца, нужно иметь зайца; б) результат на выходе зависит от качества ингредиентов на входе.
Сам он утверждал, что эти заповеди для него — скорее путеводная звезда, чем взятый рубеж: «Про себя я всегда говорил и думал, что моя работа — второй сорт».
Тем не менее, вот он — рецепт: «Куприн в собственном соку».

1. Если хочешь что-нибудь изобразить… сначала представь себе это совершенно ясно: цвет, запах, вкус, положение фигуры, выражение лица. Никогда не пиши: «какой-то странный цвет» или «он как-то неловко вскрикнул». Опиши цвет совершенно точно, как ты его видишь. Изобрази позу или голос совершенно отчетливо, чтобы их точно так же отчетливо видел и слышал читатель.

2. В описаниях помни, что так называемые «картины природы» в рассказе видит действующее лицо: ребенок, старик, солдат, сапожник. Каждый из них видит по-своему. Не пиши: «мальчик в страхе убежал, а в это время огонь полыхнул из окна и синими струйками побежал по крыше». Кто видел? Мальчик видит пожар так, а пожарный иначе. Если описываешь от своего лица, покажи это свое лицо, свой темперамент, настроение, обстоятельства жизни. Словом, ничего «внешнего», что не было бы пропущено сквозь призму твоей индивидуальной души или кого-нибудь другого. Мы не знаем «природы» самой по себе, без человека.

3. Изгони шаблонные выражения: «С быстротой молнии мысль промчалась в его голове…», «Он прижался лбом к холодному стеклу…», «Пожал плечами…», «Улица прямая, как стрела…», «Мороз пробежал по спине», «Захватило дыхание», «Пришел в бешенство…». Даже не пиши: «поцеловал», а изобрази самый поцелуй. Не пиши: «заплакал», а покажи те изменения в лице, в действиях, которые рисуют нам зрелище «плаканья». Всегда живописуй, а не веди полицейского протокола.

4. Красочные сравнения должны быть точны. Улица не должна у тебя «смеяться». Изображай гром как Чехов — словно кто прошелся босыми ногами по крыше.

5. Передавая чужую речь, схватывай в ней характерное: пропуски букв, построение фразы. Изучай, прислушивайся, как говорят. Живописуй образ речью самого говорящего…

6. Не бойся старых сюжетов, но подходи к ним совершенно по-новому, неожиданно. Показывай людям и вещи по-своему, ведь ты — писатель. Не бойся себя настоящего, будь искренен, ничего не выдумывай, а подавай, как слышишь и видишь.

7. Никогда не выкладывай в рассказе твоих намерений в самом начале. Представь дело так, чтобы читатель ни за что не догадался, как распутывается событие. Запутывай и запутывай, забирай читателя в руки: что, мол, попался? Не давай ему отдохнуть ни на минуту. Пиши так, чтобы он не видел выхода, а начнешь выводить из лабиринта, делай это добросовестно, правдиво, убедительно. Хочешь оставить в тупике, разрисуй тупик вовсю, чтобы горло сжалось…

8. Обдумай материал: что показать сначала, что после. Заранее выведи нужных впоследствии лиц, покажи предметы, которые понадобятся в действии. Описываешь квартиру — составь ее план, а то, смотри, запутаешься сам.

9. Знай, что, собственно, хочешь сказать, что любишь, а что ненавидишь. Выноси в себе сюжет, сживись с ним. Тогда лишь приступай к способу изложения. Пиши так, чтобы было видно, что ты знаешь, свой предмет основательно. Пишешь о сапожнике, чтобы сразу было видно, что в сапожном деле ты не новичок.

10. Работай! Не жалей зачеркивать, потрудись в поте лица. Болей своим писанием, беспощадно критикуй, не читай недоделанного друзьям, бойся их похвалы, не советуйся ни с кем. А главное — работай, живя. Ты — репортер жизни.

И в заключение — несколько цитат для иллюстрации купринской «живописи словом»:
Весенний беспорядок — шумный, торопливый, сорный — воцарился в лесах.

Снег розовел на солнце и синел в тени.

…глупые, красивые, сияющие глаза.

…злые, щипучие, черные в зелень раки.

От него всегда пахло немного табаком, немного одеколоном и еще тем особенным, не неприятным запахом, который издают мебель и вещи в зажиточных немецких семействах.

Директор… пил стакан за стаканом зельтерскую воду, поминутно вытаскивал часы и, не успев взглянуть на циферблат, тотчас же машинально прятал их в карман. Только это рассеянное движение и выдавало его беспокойство. Лицо же директора — красивое, холеное, самоуверенное лицо светского человека — оставалось неподвижным.

…возвышался, упираясь своими двумя зубцами в небо, Ай-Петри — такой легкий, резкий, воздушный, как будто он был вырезан из гигантского куска серебряного картона.

Он принадлежал к числу тех людей, которые под видом высказывания всякому в глаза «истинной правды» грубо, но приятно льстят начальству, откровенно ябедничают на сослуживцев, а с подчиненными обращаются самым безобразно-деспотическим образом.

У дедушки болела грудь, но кашлять по-настоящему ему было трудно, и он только кряхтел слабо и жалобно.

В комнате стояла такая по-осеннему ясная, задумчивая и грустная тишина, что обманутые ею мыши, которых пропасть водилось в старом доме, много раз пугливо и нагло выбегали из своего подполья на середину комнаты и, блестя черными глазенками, суетливо подбирали рассыпанные вокруг стола хлебные крошки.

Веткин, прыгая со стола, задел головой висячую лампу; она закачалась огромными плавными зигзагами, и тени от беснующихся людей, то вырастая, как великаны, то исчезая под пол, зловеще спутались и заметались по белым стенам и по потолку.

…отвечает с едва заметной улыбкой, которая почти не растягивает губы, а делает в их концах маленькие, лукавые, двусмысленные углубления, совсем как у Моны Лизы на портрете Леонардо да Винчи.

Жулька принадлежала к очень распространенной породе маленьких собак, тех тонконогих собачек с гладкой черной шерстью и желтыми подпалинами над бровями и на груди, которых так любят отставные чиновницы.

Студент, купив холодное яблоко, демонстративно ел его, громко чавкая от молодечества и от озноба во рту.

Воображению Александрова «царь» рисуется золотым, в готической короне, «государь» — ярко-синим с серебром, «император» — черным с золотом, а на голове шлем с белым султаном.

Вода так густа, так тяжела и так спокойна, что звезды отражаются в ней, не рябясь и не мигая.

Собачка Белочка сидела у него на коленях. Она уже давно привыкла не подвывать музыке, но страстно-тоскливые, рыдающие и проклинающие звуки невольно раздражали ее: она в судорожных зевках широко раскрывала рот, завивая назад тонкий розовый язычок, и при этом на минуточку дрожала всем тельцем и нежной черноглазой мордочкой.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 17 комментариев

nordwind
Большей частью английское #старое_кино #длиннопост не #ГП

Лучшие роли актеров, снимавшихся в поттериане
Для тех, кто ищет, что посмотреть на досуге. Пока делала, оценила, какой актерский потенциал был задействован в ГП!
Где выбирать не из чего, указываю то, что есть. Где есть из чего, постаралась выбрать лучшее. В основном это кино «большого экрана», ТВ тут очень мало. Конечно, здесь не всё, даже из лично виденного. Свои вкусы не навязываю: что из этого мне особенно нравится — см. коммент под постом.
Порядок персон — по возрасту, начиная со старшего поколения.

Роберт Харди (Корнелиус Фадж)
В основном снимался в сериалах. Самый популярный — «О всех созданиях, больших и малых», по книгам писателя и ветеринара Дж. Хэрриота:

Показать полностью 90
Показать 20 комментариев из 27

nordwind
#даты #литература #цитаты_в_тему
Сегодня — 100 лет Рэю Брэдбери, маэстро лирико-философского фэнтези!

С материнской стороны — швед, с отцовской — потомок англичан-первопоселенцев, обосновавшихся в Северной Америке еще в 1630 году. В семье Брэдбери существовала легенда, будто на знаменитом «Салемском процессе» 1692 года в числе прочих судили за ведьмовство прабабку Рэя. Было или не было, но сам Брэдбери в это верил.
Так что мы можем с полным основанием считать, что знаменитый фантаст не был простым магглом, но кем-то вроде полукровки…
С образованием у него не задалось, но он об этом не жалел:
Когда мне было 19 лет, я не мог поступить в колледж: я был из бедной семьи. Денег у нас не было, так что я ходил в библиотеку. Три дня в неделю я читал книги. В 27 лет вместо университета я окончил библиотеку.
Своими литературными родителями писатель называл Жюля Верна и Мэри Шелли. Уэллса он числил дядюшкой, а Эдгара По — двоюродным братом: «Ну кем я еще мог стать, как не писателем-фантастом, при такой-то семейке».
В книжном магазине Лос-Анджелеса после войны Брэдбери встретил и свою будущую жену, которая там работала. Их брак продлился 56 лет — до смерти Мэгги.
И самым знаменитым произведением Брэдбери тоже стала книга о книгах: ее название высечено на надгробии писателя, прямо под его именем. Это картина будущего, насыщенного всевозможной техникой, но всячески удушающего у людей способность мыслить самостоятельно:
Темп ускоряется. Книги уменьшаются в объеме. Сокращенное издание. Пересказ. Экстракт. Не размазывать! Скорее к развязке!
Сюда, туда, живей, быстрей, так, этак, вверх, вниз! Кто, что, где, как, почему? Эх! Ух! Бах, трах, хлоп, шлеп! Дзинь! Бом! Бум! Сокращайте, ужимайте! Пересказ пересказа! Экстракт из пересказа пересказов!.. И через минуту все уже испарилось из памяти. Крутите человеческий разум в бешеном вихре, быстрей, быстрей! — руками издателей, предпринимателей, радиовещателей, так, чтобы центробежная сила вышвырнула вон все лишние, ненужные, бесполезные мысли!..
Жизнь коротка. Что тебе нужно? Прежде всего работа, а после работы развлечения, а их кругом сколько угодно, на каждом шагу, наслаждайтесь! Так зачем же учиться чему-нибудь, кроме умения нажимать кнопки, включать рубильники, завинчивать гайки, пригонять болты?..
Возьмем теперь вопрос о разных мелких группах внутри нашей цивилизации. Чем больше население, тем больше таких групп. И берегитесь обидеть которую-нибудь из них — любителей собак или кошек, врачей, адвокатов, торговцев, начальников, мормонов, баптистов, унитариев, потомков китайских, шведских, итальянских, немецких эмигрантов, техасцев, бруклинцев, ирландцев, жителей штатов Орегон или Мехико…
Цветным не нравится книга «Маленький черный Самбо». Сжечь ее. Белым неприятна «Хижина дяди Тома». Сжечь и ее тоже… Нужна безмятежность, Монтэг, спокойствие. Прочь все, что рождает тревогу. В печку!..
Устраивайте разные конкурсы, например: кто лучше помнит слова популярных песенок, кто может назвать все главные города штатов или кто знает, сколько собрали зерна в штате Айова в прошлом году. Набивайте людям головы цифрами, начиняйте их безобидными фактами, пока их не затошнит, ничего, зато им будет казаться, что они очень образованные. У них даже будет впечатление, что они мыслят, что они движутся вперед, хоть на самом деле они стоят на месте.
451 градус по Фаренгейту (1953)
Что до «лучшей книги», то здесь у всех свои предпочтения; а сам Брэдбери признавался, что ему дороже всего «Марсианские хроники»: «Это не научная фантастика, это фэнтези. Вот почему у этой книги будет долгая жизнь — она как греческий миф, а мифы живучи».

В СССР Брэдбери пользовался едва ли не большей славой, чем на собственной родине. Писатель с юмором рассказывал о своей встрече с режиссером С.Бондарчуком, когда тот представлял свою «Войну и мир», ставшую лауреатом «Оскара». Там присутствовало много известных кинодеятелей. Для знакомства выстроилась целая очередь; кое-кого из ожидавших Бондарчук узнавал в лицо.
Я тихо стоял в самом конце и просто смотрел на это. Вдруг Бондарчук крикнул мне: «Рэй Брэдбери — это вы?» Он бросился ко мне, обнял и, прихватив бутылку «Столичной», потащил к своему столу, где сидели только его близкие друзья. Все знаменитые голливудские режиссеры, стоявшие в очереди, были озадачены. Они смотрели на меня и спрашивали друг друга: «Кто этот Брэдбери?» И, ругаясь, ушли, оставив меня с Бондарчуком…
Что касается дня сегодняшнего, то благодаря так своевременно проведенному Lasse Maja позавчерашнему опросу мы теперь знаем, что Брэдбери уверенно лидирует (58% респондентов) в качестве одновременно читабельного и покупабельного автора в списке, где среди прочих имеются такие серьезные конкуренты, как Достоевский, Ремарк, Агата Кристи и Стивен Кинг!

Брэдбери много раз экранизировался, хотя до уровня источника, кажется, ни одна экранизация так и не дотянула. Самый известный из фильмов — как раз «451 градус по Фаренгейту» (1966) Франсуа Трюффо.
Брэдбери был также автором и ведущим цикла телепередач из 65 мини-фильмов по мотивам собственных рассказов «Театр Рэя Брэдбери»: он выходил в 1985 – 1992 гг.
В 2015 г. российская группа «Arida Vortex» (power metal) выпустила альбом «The Illustrated Man», целиком основанный на его произведениях. Вот композиция «Вино из одуванчиков»: https://youtu.be/NL6WV3nrrLQ

И минутка разминки.
Среди этого маленького стада драконов легко опознать дракончика Брэдбери. Наверняка и некоторых других тоже.

Принц, который лежал на диване и от нечего делать выводил признак делимости на семь, промолвил самым вежливым образом:
— Благодаря образованию, которое ваше величество изволило мне дать, я знаю, что Огнемет, равно как сирена, фея и так далее, есть животное мифическое, на самом деле не существующее. Но даже если допустить, чисто метафизически, что Огнемет на самом деле есть, посылать меня нет ни малейшего смысла, и ваше величество прекрасно это знает. Испокон века первым отправляется старший сын и неизменно попадает в беду, а одерживает победу всегда младший сын. Пошлите Альфонсо, и он в два счета справится с этим делом. А если вдруг не справится, что будет против всяких правил, следующим попытать счастья может Энрико.

— У меня нет ни одного врага на свете, — радостно сказал дракон. — Слишком ленив, чтобы заводить врагов, начнем с этого. А если я, — что греха таить, — и читаю другим свои стихи, так ведь я всегда готов и их стихи послушать.
— О господи! — вскричал Мальчик. — Ну неужели ты не можешь немного напрячься и уразуметь, что к чему! Когда остальные люди тебя обнаружат, они станут преследовать тебя с копьями и мечами и всем таким прочим. По их понятиям, ты должен быть уничтожен, стерт с лица земли. Ты — вредоносное чудище, божья кара, чума!
— Все — до единого слова — неправда, — сказал дракон, внушительно покачивая головой. — У меня безупречная репутация. А теперь… тут вот один небольшой сонет, над которым я работал, когда ты появился…

День клонился к вечеру. «Слишком поздно начинать охоту на дракона», — думал Джайлс. Но много они не проехали. Рыцари не спешили: ведь главное — это выступить в поход. Они ехали шагом нестройными рядами: рыцари, эсквайры, слуги и пони с поклажей. Позади на своей усталой кобыле трясся фермер Джайлс.
Когда наступил вечер, сделали привал и раскинули шатры. О съестных припасах для фермера Джайлса никто не позаботился, пришлось ему одалживать у других. Кобыла негодовала и отреклась от верности династии Августа Бонифация.

— Здесь, на равнине, нет Времени — только Вечность. Я чувствую, вот выбежать назад, на дорогу, — а там все не так, города как не бывало, жители еще и не родились, камень для крепостных стен еще не добыт из каменоломен, бревна не спилены в лесах; не спрашивай, откуда я это знаю, сама равнина знает и подсказывает мне. А мы сидим тут одни в стране огненного дракона.

Сперва новость о том, как Берт, племянник старой Гуди Гульд, потеряв разум, уплыл неведомо куда со школьной учительницей, потрясла деревню. Тем более что в тот же день бесследно исчез и молодой торговец по кличке Чернобородый, бросив все свои драгоценные перья и бусы. Однако тема эта оказалась исчерпанной уже дня через три, ибо мистер Горовик вышел наконец из своей пещеры и теперь у жителей деревни хватало иных тем для разговоров.
А мистер Горовик решил, что раз уж его подлинное имя стало всем известно, то можно больше не скрывать и своего подлинного обличья. Ходить ему всегда было куда труднее, чем летать, а кроме того, уже давненько он по-настоящему не обедал…

Гениальный Цереброн, атаковав проблему методами точных наук, установил, что имеется три типа драконов: нулевые, мнимые и отрицательные. Все они, как было сказано, не существуют, однако каждый тип — на свой особый манер. Мнимые и нулевые драконы, называемые на профессиональном языке мнимоконами и нульконами, не существуют значительно менее интересным способом, чем отрицательные.
В дракологии издавна известен парадокс, состоящий в том, что при гербаризации (действие, отвечающее в алгебре драконов умножению в обычной арифметике) двух отрицательных драконов возникает преддракон в количестве около 0,6. По этой причине мир специалистов разделился на два лагеря: члены одного придерживались мнения, что речь идет о доле дракона, если отсчитывать от головы; сторонники другого помещали точку отсчета в хвост.

— Допустим — пока только допустим — что ты будешь странствовать по свету. Каждый раз все дальше и дальше отсюда. Ты будешь выбирать деревеньки на континенте и на островах. Причем такие, где живут состоятельные люди и наблюдается отсутствие своих, местных героев.
— Так, так…
— Ты им показываешь свое удостоверение драконоборца и описываешь свои подвиги. Потом возвращаешься со списком мест. И картами.
— Продолжай.
— Попутно ты выбираешь подходящие места для мелких, безобидных краж и хорошие места для проведения боя…
— Тебе еще налить?
— Сделай одолжение.

— Искусство — одна из знаменательных сил творения, — сказал дракон. — Я существую, потому что один тип придумал историю. — Дракон назвал фамилию автора, но Гуэрре она ничего не говорила. — А потом застрял в этом мире, потому что тот человек передумал и не стал писать про меня! — Чудовище обнажило двойной ряд сточенных, но все еще вполне готовых к бою зубов. Улыбка получилась не из самых приятных. — Но я реален, я здесь, и я его разыскиваю.

И раз уж речь зашла о творчестве, вот еще нравоучительный бонус — специально для Авторов (в их сложных взаимоотношениях с Критиками и Читателями):

— Где ты слышал, чтобы принцесса променяла принца на дракона?
— Но она не была обыкновенной принцессой, — возразил я.
—- Тогда пусть станет, — продолжал критиковать Хокер. — Ты не больно-то воображай. Выдай ее за принца, да поскорее. Мне нужно поспеть на поезд. Он отходит с Чок-Фарм в четыре пятнадцать.

— Это вымысел, — Гермиона поджала губы. — Обратите внимание, что вся история проникнута христианским мировоззрением: венчание и крещение, как таинство, дракон — дьявольское создание, не предназначенное для спасения, связь с ним греховна. Такие детали, как институт рыцарства, замки, турниры, гербы — все указывает на средневековую Европу. А значит, история относится не к временам, которые были «очень давно», а к историческому периоду, хорошо изученному. Конечно, древняя легенда могла быть переработана в Средние века в соответствии с господствующим мировоззрением, но я считаю, что это — аллегория.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 14 комментариев

nordwind
#писательство #русский_язык #длиннопост
О том, как используется абзац в художественном тексте. За неимением своих шедевров показываем на чужих!

Абзац — это тоже синтаксис. Но справочники его употребление не кодифицируют, останавливаясь на уровне предложения: абзац слишком тесно связан с контекстом. И вот тут возникает проблема, которую современный лингвист (Л.М.Кольцова) определяет так:
Причина пунктуационной безграмотности (и вообще неумения строить текст) в том и заключается, что в реальной жизни человек создает тексты, а не отдельные предложения. Правила, отработанные на выдранных из контекста примерах, не срабатывают.
При чтении ухо, условно говоря, превращается в глаз. Смысл устного высказывания уточняет интонация; на письме эта задача ложится во многом именно на абзац.
Абзац — главный способ смысловой репрезентации текста средствами пунктуации. Это стратегия чтения, предлагаемая автором. И вдобавок один из самых важных инструментов экспрессивного синтаксиса — наряду, как ни странно, с точкой.
Вот только корректор не будет расставлять в вашем тексте абзацы и точки (если, конечно, это не корректор из «Золотой розы» Паустовского).
Так что эта задача обычно ложится на автора. И тут бывает всякое.
Не будем брать крайний случай, когда текст, как колбаса, механически рубится на равные ломти (примерно то же самое, что расставлять запятые через равномерные промежутки). Тут можно только с траурным видом снять шляпу.
Но даже соблюдение формального принципа — отделять «новую тему» и прямую речь — не всегда уместно. Это дает плавную интонацию, спокойно текущее и эмоционально нейтральное в синтаксическом плане повествование.
Что нередко вполне подходит к данному тексту. Нередко не подходит совсем.
И часто можно сделать лучше.
Как и все синтаксические явления, абзац учитывает не только смысл, но и неразрывные со смыслом интонацию и эмоцию. Поводом для выделения части текста в абзац могут являться:
1) новая тема или подтема;
2) важность информации;
3) эмоциональное выделение детали;
4) необходимость прояснения смысла и логики (в результате линейной несовместимости соседних фраз).

Теперь конкретные примеры.
Неизменная функция абзаца — выявление смысловых отношений между частями текста.
Если убрать из приведенного ниже отрывка «красную строку», вторая половина высказывания будет выглядеть объяснением первой: «показалось затруднительным… <потому что> был не ревнив». Абзац указывает, что здесь не развитие предыдущей, а начало новой темы — объяснение характера героя:
Когда Алексей Александрович решил сам с собою, что нужно переговорить с женою, ему казалось это очень легко и просто; но теперь, когда он стал обдумывать это вновь возникшее обстоятельство, оно показалось ему очень сложным и затруднительным.

Алексей Александрович был не ревнив. Ревность, по его убеждению, оскорбляет жену, и к жене должно иметь доверие. <…>

Л.Толстой. Анна Каренина

Абзац указывает на некоторый промежуток времени, прошедшего до следующего момента:
Долго плыли мы, и, если бы пришлось плыть обратно, я никогда в жизни не узнал бы этих берегов.

Наконец туман немного развеялся, речка вдруг сузилась, вдруг расширилась, снова сузилась, и тут открылось Илистое озеро.

Ю.Коваль. Самая легкая лодка в мире

Переключение точки зрения (фокала). В данном случае это повествователь и пёс:
Ведьма сухая метель загремела воротами и помелом съездила по уху барышню. Юбчонку взбила до колен, обнажила кремовые чулочки и узкую полосочку плохо стиранного кружевного бельишка, задушила слова и замела пса.

Боже мой… Какая погода… Ух… И живот болит. Это солонина, это солонина! И когда же это все кончится?

М.Булгаков. Собачье сердце

Еще один вариант переключения на внутренний комментарий героя, с сохранением повествовательного «третьего лица»:
Он не выдержал и, встав с постели, направился к своему верному Лысанке, чтобы ехать в тайгу.

Что это? Неужели сильные руки старухи схватили за воротник его соны, и он опять брошен на постель?

В.Короленко. Сон Макара

Менее явные случаи. Смещение фокала происходит на границе между вторым и третьим абзацем: сначала это повествователь, потом красная строка после слов «далеко видно» сигнализирует о подключении восприятия персонажа:
Все задумалось вечерней думой, — задумался и Капитон Иваныч, сидя у поднятого окна.

Усадьба его стояла на горе; мелкорослый сад, состоявший из акаций и сирени, заглохший в лопухах и чернобыльнике, шел вниз, к лощине. Из окна, через кусты, было далеко видно.

Поле молчало, лежало в бледной темноте. Воздух был сухой и теплый. Звезды в небе трепетали скромно и таинственно. И одни только кузнечики неутомимо стрекотали под окнами в чернобыльнике, да в степи отчетливо выкрикивал «пать-пальвать» перепел.

И.Бунин. На хуторе

Тоже смещение точки зрения: первый абзац — фокал персонажа (хотя повествование идет от III лица), во втором происходит частичное слияние его точки зрения с суждением повествователя: автор намеренно не дает понять, кому из них (или обоим?) принадлежит последняя фраза:
Все это время, готовясь к последнему дню, наперед казнясь его неизбежной надсадой, Касьян все же мыслил себе, как пройдет он по Усвятам, оглядываясь, запоминая и прощаясь с деревней, торжественно печалясь про себя, оттого что каждый его шаг будет необратим, а путь его неведом; как выйдут за калитки остающиеся тут старики, почтительно обнажат перед ним головы, наговаривая разное, вроде: «Час добрый тебе, час добрый! Не сплошай там, вертайся!»...

С тем бы и уйти, переступить усвятскую черту.

Е.Носов. Усвятские шлемоносцы

Абзац может указывать не только на законченность мысли, но и на ее поворот.
Вот сказовое повествование, отчетливо ориентированное на слушателя. Красная строка (пауза) после первого абзаца подразумевает изумленную реакцию аудитории — что-то вроде: «Как это так? да что ты такое говоришь, быть не может!». Это побуждает рассказчика к пояснениям:
У меня годов до двадцати пяти к дамам настоящего раденья не было.

Конечно, при гостях пронзительность глаз делаешь, а… все не мои. Притом холостой да мастер корабельный, дак сватьи налетают, как вороны на утенка:

— Погоди, Митька! Роешься в девках, как в сору, одна некрасива, друга нехороша, а криворота камбала и достанется.

Б.Шергин. Митина любовь

С помощью членения текста хорошо нагнетается драматизм. (В данном случае это перевод, но он соответствует структуре оригинала.) Описывая переломный момент в ходе битвы при Ватерлоо, автор целой чередой отрывистых фраз подчеркивает судьбоносность момента. Первые четыре абзаца — паузы-умолчания, указывающие на размышления Наполеона. Последние абзацы передают интонацию повествователя: это прерывающийся от волнения голос человека, который знает, к чему приведут принятые решения, и пытается оценить их масштаб для судьбы Наполеона и для судеб Европы.
Попробуйте разбить этот фрагмент более «стандартно» — и получится сухая, невыразительная военная реляция. Весь пафос улетучится.
Император выпрямился и погрузился в раздумье.

Веллингтон отступил.

Это отступление оставалось лишь довершить полным разгромом.

Внезапно обернувшись, Наполеон отправил в Париж нарочного с эстафетой, извещавшей, что битва выиграна.

Наполеон был одним из гениев-громовержцев.

И вот теперь молния ударила в него самого.

Он отдал приказ кирасирам Мило взять плато Мон-Сен-Жан.

В.Гюго. Отверженные

Абзац может включать в себя единицы и меньше предложения, вплоть до слова и даже его части, разрывать не только «событие», но даже фразу.
Вот здесь он срабатывает как прием «стоп-кадра», используемый для иронической игры с читателем:
На шум пришла баронесса. Мими замолчала и, как бы без чувств, бросилась в кресла. Пока баронесса тщетно спрашивала у княжны, что с нею случилось, —

дверь отворилась и —

но позвольте, милостивые государи! Я думаю, что теперь самая приличная минута заставить вас прочесть —

ПРЕДИСЛОВИЕ

В.Одоевский. Княжна Мими

А здесь выделение детали (первая фраза) подчеркивает экстраординарность ситуации: концентрируясь на ней, читатель ожидает, что в такое время можно заявиться только с какой-то совершенно потрясающей новостью. Это усиливает юмористический эффект, когда новостью оказывается газетная заметка, «прославившая» Митю: тот в нетрезвом состоянии попал под лошадь.
Было двенадцать часов ночи.

Митя Кулдаров, возбужденный, взъерошенный, влетел в квартиру своих родителей и быстро заходил по всем комнатам. Родители уже ложились спать. Сестра лежала в постели и дочитывала последнюю страничку романа. Братья-гимназисты спали.

А.Чехов. Радость

Все помнят «Крыжовник». Он заканчивается тем, что герои разбредаются спать. Последняя фраза — про дождь — выносится отдельно, хотя она, казалось бы, совершенно незначима. Но попробуйте убрать «красную строку» — и впечатление, производимое финалом, тут же разрушится.
Пауза концентрирует внимание на мелкой пейзажной детали: некто (?) неспящий всю ночь думает под печальный аккомпанемент дождя. О чем именно — это уходит в подтекст и образует знаменитое чеховское «подводное течение»:
Алехин простился и ушел к себе вниз, а гости остались наверху. Им обоим отвели на ночь большую комнату, где стояли две старые деревянные кровати с резными украшениями и в углу было распятие из слоновой кости; от их постелей, широких, прохладных, которые постилала красивая Пелагея, приятно пахло свежим бельем.

Иван Иваныч молча разделся и лег.

— Господи, прости нас грешных! — проговорил он и укрылся с головой.

От его трубочки, лежавшей на столе, сильно пахло табачным перегаром, и Буркин долго не спал и всё никак не мог понять, откуда этот тяжелый запах.

Дождь стучал в окна всю ночь.

А.Чехов. Крыжовник

Вынесение в самостоятельные абзацы параллельных синтаксических конструкций ритмизует текст и придает ему повышенное эмоциональное напряжение:
Бывает такая внутренняя уверенность в себе, когда человек может сделать все.

Он может почти мгновенно написать такие стихи, что потомки будут повторять их несколько столетий.

Он может вместить в своем сознании все мысли и мечты мира, чтобы раздать их первым же встречным и ни на минуту не пожалеть об этом.

Он может увидеть и услышать волшебные вещи там, где их никто не замечает: серебряный пень в лунную ночь, звон воздуха, небо, похожее на старинную морскую карту. Он может придумать множество удивительных рассказов.

К.Паустовский. Разливы рек

Систематическое дробление текста на короткие абзацы — прием, к которому надо относиться очень осторожно. Он будет создавать нервный, «рваный» стиль, указывающий на резкую смену психического состояния героя, на импульсивность его поведения. Психолингвист В.П.Белянин относит это явление, в совокупности с рядом других признаков (пропуск глаголов, местоимений и союзов, обилие тире, двоеточий, кавычек, многоточий и пр.) к признакам эпилептоидной акцентуации языковой личности:
Спроси меня, как сделать нервно-паралитический газ. Или — как заминировать автомобиль.

Девять минут.

Здание «Parker-Morris», сто девяносто один этаж, рухнет медленно, как падающее в лесу дерево. Ты можешь обрушить всё что угодно. Странно думать, что место, где мы сейчас стоим, будет просто точкой в небе.

Мы с Тайлером на краю крыши. Пистолет в моем рту. Я удивляюсь тому, каким чистым оказался ствол.

Мы совершенно забыли обо всей убийственно-суицидальной затее Тайлера. Мы смотрим, как еще один шкаф выскальзывает с края здания. В полете ящики открываются, и восходящие потоки и ветер подхватывают и разносят стопки белой бумаги.

Восемь минут.

Потом — дым. Дым появляется из разбитых окон.

Ч.Паланик. Бойцовский клуб

Этот фрагмент не разделен, несмотря на формальное присутствие множества различных событий и субъектов действия, так как фактически здесь одна тема: сравнение эпох, производимое через ряд последовательных деталей. Ни на одной из них автор не хочет заострять внимания отдельно:
От войны 12-го года у лицеистов сохранилось воспоминание о том, как проходили через Царское Село бородатые солдаты, угрюмо глядя на них и устало отвечая на их приветствия. Теперь время было другое. Царь то молился и гадал у Криднерши, имя которой шепотом передавали друг другу дамы, то муштровал солдат с Аракчеевым, о котором со страхом говорили мужчины. Имя темного монаха Фотия катилось по гостиным. Ходили неясные толки о том, кто кого свалит — Фотий ли министра Голицына, Голицын ли Фотия, или Аракчеев съест их обоих. Что было бы лучше, что хуже, не знал никто. Начиналась глухая борьба и возня за места, деньги и влияния; все передавали фразу Аракчеева, сказанную среди белого дня при публике генералу Ермолову, которого он боялся и ненавидел… <…>

Ю.Тынянов. Кюхля

Нижеследующий текст автор тоже не стал разделять (один из вариантов возможной тематической разбивки я показала в тексте значком // ). Но здесь это уже работает на задачу создать картину гармонического единства человека и природы — всё описанное как бы погружено в пейзаж и живет в нем:
Солнце на пустой набережной уже сильно пригревало сквозь туман, и все сияло перед глазами. Но долины, озеро и дальние Савойские горы еще дышали холодом. // Выйдя на набережную, мы невольно остановились в том радостном изумлении, которое испытываешь всегда, внезапно увидев простор моря, озера или долин с высоты. // Савойские горы таяли в светлом утреннем пару, и под солнцем едва можно было различить их: приглядишься — и уже только тогда увидишь тонкую золотистую линию хребта, вырезающуюся в небе, а потом почувствуешь и самую массивность горных громад. Вблизи, в огромном пространстве долины, в прохладной и влажной свежести тумана, лежало голубое, прозрачное и глубокое озеро. Оно еще дремало, как дремали и косые паруса лодок, столпившихся у города. Точно серые поднятые крылья возвышались они в воздухе, но были еще беспомощны в тишине утра. // Две-три чайки низко и плавно скользнули над водою, и одна из них вдруг блеснула мимо нас и метнулась в улицу. Мы разом обернулись за ней и видели, как она, испуганная непривычным зрелищем, сделала резкий и быстрый поворот назад… Счастливы люди, в города которых залетают чайки в солнечное утро!

И.Бунин. Тишина

Отсутствие абзацев (при наличии переключения тем) в определенном контексте может создать т. наз. «депрессивный дискурс»: здесь смешение обыденных и ужасных подробностей передает тусклую интонацию говорящего, чье сознание как бы оцепенело от кошмара реальности и сосредоточилось на регистрации фактов, без их эмоционального переживания. Если же разбить этот текст на абзацы, получим менее впечатляющее описание со стороны — рассказчика, который сохранил способность здраво воспринимать события и анализировать их смысл и значимость:
Шестерых министров расстреляли в половине седьмого утра у стены госпиталя. На дворе стояли лужи. На каменных плитах было много опавших листьев. Шел сильный дождь. Все ставни в госпитале были наглухо заколочены. Один из министров был болен тифом. Два солдата вынесли его прямо на дождь. Они пытались поставить его к стене, но он сполз в лужу. Остальные пять неподвижно стояли у стены. Наконец офицер сказал солдатам, что поднимать его не стоит. Когда дали первый залп, он сидел в воде, уронив голову на колени.

Э.Хемингуэй. В наше время

В «Двойнике» Достоевского абзацы тянутся на целые страницы, отражая лавину событий и переживаний, захлестнувшую распадающееся сознание героя.
В модернистской прозе — например, в случае М.Пруста или джойсовского «Улисса» — этот прием передает нерасчленимый поток воспоминаний и ассоциаций, в которые погружается рассказчик. Подчас утрачиваются даже знаки препинания — последние ориентиры в мире хаоса, где распадаются смысловые связи.
Романы Ж.Сарамаго («Каин», «История осады Лиссабона», «Каменный плот», «Перебои в смерти» и пр.) не только помещаются в минимальное число абзацев, но даже правило оформления прямой речи не соблюдается: она погружена в общий поток повествования, и читатель должен сам для себя определять меру значимости того или иного высказывания. Это превращает чтение Сарамаго в нечто вроде интеллектуального вызова: автор дает тебе шанс сориентироваться самостоятельно. Тут большой риск для любого писателя: если не выйдет заинтересовать свою потенциальную аудиторию, он останется вообще без публики.

Один и тот же прием ни в коем случае не срабатывает механически. Он получает смысл только в зависимости от контекста.
Например, знаменитое «Письмо к ученому соседу» Чехова вообще написано сплошным текстом. Там абзац (вернее, его отсутствие) работает на речевую характеристику. Манера письма отражает неструктурированное, спутанное мышление невежественного и вдобавок глупого человека. Грамматика тут тоже соответствующая. Единственная красная строка возникает на совершенно случайном месте, как и «яти» (можете проверить самостоятельно).

И маленькое заключение.
Дорогие авторы! Помните, что это часть вашей писательской работы. Неудачная разбивка может сделать ваш замечательный рассказ бесцветным или малопонятным, а то и вовсе нечитабельным, а удачная — оживить и заставить заиграть на солнце!!
На что тут можно полагаться — конечно, на свой инстинкт и «внутреннее ухо». Абзац — это всегда интонационная пауза, которая подчеркивает и усиливает какой-то фрагмент текста, а также дает время читателю перевести дух и поразмыслить над тем, что он прочел только что.
Задача автора — сообразить, нужна ли ему эта пауза в этом конкретном случае и что именно она должна выражать. Подумайте, как бы вы произнесли это, если бы читали вслух.
Потому что главная задача синтаксиса, как ни странно, это вовсе не создание проблем для школяров, а донесение до адресата смысла сообщения в полном объеме и максимально адекватно.
Да и героический человек Розенталь именно на это ориентировался, создавая свой справочник. Конечно, можно долбить правила механически. В этих случаях начинаются сердитые апелляции к «бете»: автор требует, чтобы ему показали правило, на основании которого вмешались в текст, именно потому, что банально не видит, как этот текст распадается на бессмысленные куски из-за стоящей не на месте запятой (или ее отсутствия).
Но будет гораздо легче жить, если удастся понять ход розенталевской мысли. Могу порекомендовать известное пособие: Н.С.Валгина. Русская пунктуация: принципы и назначение. Оно небольшое и написано вразумительным языком, без специальных терминов (кроме школьных) и без заморочек, понятных только узкому кругу жрецов лингвистики.
Там разбираются конкретные примеры из художественных и публицистических текстов, объясняется смысл постановки того или иного знака в разных случаях и рассматриваются возможные варианты. Про абзацы и авторские знаки тоже есть.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 10 комментариев

nordwind
#картинки_в_блогах #времена_года

Одано Наотакэ (1749-1780). Пруд Синобадзу.
Японская гравюра, как известно, заметно повлияла на европейских импрессионистов. Но при жизни почти никто из них признания не дождался: публика к их новому ви́дению была явно не готова.
А за сто лет до этого, в середине XVIII века, нечто подобное имело место и в Японии. Самые смелые художники пытались перенимать западный опыт. В области Акита (под Нагасаки) сложилась целая школа, которая стала специализироваться на живописи в иноземной манере.
Показать полностью
Показать 3 комментария

nordwind в блоге фандома Гарри Поттер
#фанфики #листая_старые_страницы #Снейп #Малфой
Из недавнего опроса поняла, что этот фанфик уже основательно забыт. Но я в любом случае собиралась когда-нибудь написать небольшой разбор. Так что вот он:
«Антиквар» XSha — дженовый макси, опубликованный где-то аж в начале века.
Рассказ ведется от лица НМП. Редкий случай: он вводится не для того, чтобы закрутить интрижку с кем-либо из героев Роулинг или поучить их жить, а совсем с другой целью. Рассказчик — молодой москвич по имени Максим, реставратор и оценщик антиквариата.
Всё начинается с того, что однажды он встречает странного холодного англичанина («глаза маньяка, рот Казановы, волосы забывшегося художника и руки очень богатого человека»), который представляется антикваром по имени Северус Снейп. Тот даёт ему деликатное поручение. И, пытаясь его выполнить, Максим сталкивается с другими не менее странными личностями — а главное, странными событиями.
Сознание героя упорно «рационализирует» все эти странности, сопротивляется тому, чтобы назвать вещи своими именами. Максим боится задать последние вопросы, после которых ходу назад уже не будет («убедитесь вначале, готовы ли вы к тем ответам, которые только и ждут, чтобы застать вас врасплох»). Но в какой-то момент он понимает, что уже не может отступить, не разузнав всё до конца.
И даже старые знакомые отныне предстают в новом свете — как люди, так и места. Чего стоит одно только описание фантасмагоричных, как в кошмаре, блужданий в пустых ночных туннелях московского метро, которые выглядят теперь как ледяной пояс дантова Ада, — а в центре, в ослепительном блеске своего величия, поджидает Искуситель…
Эта часть истории демонстративно озаглавлена строчкой из «Божественной Комедии»: Vexilla regis prodeunt inferni («Близятся знамёна царя преисподней»). В последнем, ледяном поясе девятого круга томятся предатели величия божеского и человеческого.
Герой невольно захвачен соблазнительным предложением. Конечно, от него требуется нарушить профессиональную этику, но кто без греха? Разве его наниматель сам безупречен? Максим вспоминает, как однажды в шутку спросил:
— Успеете признаться во всех ваших пороках и грехах, пока нам не принесли счёт?
Глаза Снейпа внезапно помертвели, а усмешка отступила с губ.
— Нет. На это ушло бы слишком много времени.
И когда Максим уже решается на предательство, ночью ему снится путаный символический сон. Снейп варит золото, колдуя над котлом, — и зовёт его с собой, «за ленты белого дыма, посреди лиловых занавесей и гранёных зеркал», — однако Максим увязает в каком-то призрачном плену.
И тогда антиквар бросил на меня такой разочарованный взгляд, что всё внутри обожгло стыдом, а потом отвернулся и просто пошел прочь.

По мере того как нарастает лавина событий, к отзвукам «Мастера и Маргариты» (Воланд и его «ревизия» в Москве) присоединяется эхо «Фауста». Такие аналогии (Данте, Гёте, Булгаков) конечно, выглядят слишком масштабными для фанфика, но отсылки к этим текстам несомненны: идет настоящая борьба за душу героя, спор целей и средств.
Возникает знакомый мотив: при всём своем могуществе дьявол не может по-настоящему завладеть душой человека, не получив его добровольного согласия:
— Он хотел чистой игры и чистой победы… Он мог заставить вас спрыгнуть с крыши, и вы бы спрыгнули, но ему было интереснее купить вашу душу за пару пустых слов, даже не за деньги. Это было бы действительно забавно. И он преуспел. Отдаю ему должное, его вы боитесь больше меня...
Максим пытается возмущаться. Но у него из-под ног уходят последние опоры: привычка жить в мире, где гарантированы какие-то «права личности», и даже сохранившаяся с детства и подкреплённая книгами уверенность, будто Злу должно противостоять Добро (причём понимается это так: Зло есть то, что мне вредит, а Добро — то, что меня защищает). Попытавшись заручиться поддержкой «антиквара» против своего персонального «сатаны», Максим в ответ получает холодное заверение, что его жизнь ничего не стоит ни для одного из них.
Так рассыпается тот сюжет, который как будто начал складываться: протагонист и антагонист «Антиквара», как боги античных мифов, похоже, равнодушны к добру и злу, а судьба рассказчика для них — не более чем пешка в одной из шахматных партий, которыми они заполняют свой досуг.
И всё же Максима не покидает уверенность, будто за этим есть что-то ещё, гораздо более важное — и оно уже не имеет отношения к его притягательным и зловещим новым знакомцам, но только к нему самому. И это себя он предаёт, а вовсе не «алхимика». Ибо то, чем он жил до сих пор, рушится на глазах, теряя всякую привлекательность. Сначала кажется — от новых соблазнительных возможностей и новой власти, от неистрeбимой человеческой тоски по Несбыточному. А потом… потом наступает момент последнего выбора, и уже после него всё ещё раз перевернется с ног на голову.
Почему мы доверяем людям? Какова цена нашего терпения, верности и порядочности? О чём мечтает человек, и чем он готов поступиться, чтобы добиться своей цели? Так аннотирует свой фанфик автор.
Ещё один намёк (опять-таки отсылка к «Фаусту») даётся в эпиграфе: Существуют два зла, одно из которых — добро.

В Интернете я когда-то видела отзыв на «Антиквара», но сейчас эта страничка не открывается. Так что копирую сюда. Имеются спойлеры!
Магический мир в «Антикваре» жесток и недружелюбен к магглам. И кажется, маги (Снейп и Малфой) — не просто люди «со способностями», а недобрые, равнодушные боги, играющие жизнями и судьбами смертных. Форма повествования — от лица маггла Макса, ничего о магах и их мире не знающего, — позволяет в полной мере ощутить леденящий потусторонний холод, исходящий от Малфоя и Снейпа («отдельная порода»). Встреча с магией — это не столько начало новых приключений, сколько смерть старого, привычного мира, конец защищающих рамок и правил. Это вовсе не весело. Это страшно и больно. И от летящих свечей до Crucio всего один шаг.
Но дело даже не в физической боли и смерти. Вполне благополучный, уверенный в себе, гордящийся своими принципами и деловой репутацией Макс Голдберг начинает работать на Северуса Снейпа, заглядывает в чуждый мир — и повседневность, принципы, привычки, связи рассыпаются, распадаются на глазах. Оказывается, что не очень-то герой умён и тактичен, и не слишком честен даже. Действительность крошится — и оказывается, что в ней нет ничего настоящего: ни любви, ни друзей. Ещё один довольно распространенный мотив, кстати: другой мир и гости оттуда вытаскивают на поверхность истинную сущность человека, голое «Я», — и ещё один повод подобных контактов избегать.
Но есть и ещё кое-что. Вкус тайны, знания, волшебства и могущества: Макс не просто напуган и подавлен — он очарован. Ужас не в том, что Снейп и Малфой сыграли с ним в какую-то жестокую игру, а в том что Снейп «отравил» Макса магией, поселил в нем вечную жажду, заставил карабкаться по бесконечной лестнице вверх и стучать в запертые двери, за которыми живут эти невероятные сильные люди другой породы, где Снейп преподаёт зельеварение, а живые книги пахнут травами. И эта сторона истории, наверное, про всех нас, бесконечно тоскующих по чужому миру, стучащих в закрытые двери.
О притягательности магии прекрасно знает и Люциус — и ставит на алчность, жадность маггловской натуры, предлагая Максу вернуть утраченное величие рода. Малфой предлагает грабёж, Снейп же говорит о красоте познания, самосовершенствовании и восхождении — и побеждает. «Светлая» сторона перевешивает — Макс не хочет «победы любой ценой». Не потому что Снейп более красноречив (мало что сравнится с Crucio по убедительности), а потому что больше знает о душах магов и магглов; потому что, несмотря на то, что магглы и их мир Снейпу чужды и неприятны, очередная выигранная жизнь для него важнее, чем для Малфоя — проигранная смерть».
(@ another_voice)
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 7 комментариев

nordwind
#перлы #преподавательское
Вот еще блюдо лакомых плодов борзого абитуриентского пера. Угощайтесь!

Предвижу, что не смотря на все мои многочисленные проверки ошибок будет достаточно для отрицательной оценки. Поэтому, очень прошу членов приемной комиссии быть ко мне благосклонными. Я обещаю исправиться.

Не складывались отношения Екатерины II с сыном. Павел осуждал мать за то, что по ее приказу был убит его отец. Даже в сыне она не смогла найти поддержку.

«Я вам пишу. Чего с того?»

«Пора, красавица, проспись!»

Донна Анна потеряла мужа, и теперь муж живет у нее дома в виде статуи.

Грушницкий хотел обесчестить Печорина.

У героя Лермонтова с богом не всё о-кей.

Эпохальная фигура — Гаврила Чернышевский. <Служил Гаврила Чернышевским, Гаврила критику писал…>

Этикета придерживались в основном богатые люди, т. к. бедным было и без него плохо.

Тютчев и Фет даже родились в один день. Тютчев в 1781 году, и Фет в 1781 году, только на 11 лет позже. <Очевидно, в параллельных мирах. Судя по числам 1781 и 11, ни один из них не наш.>

Мы узнаем, что старуху надо убить, ей незачем жить, зачем ей быть богатой. Эти люди думали, что может быть кто-нибудь когда-нибудь все-таки убьет ее.

Идя на такой соблазн, как убить какую-то старуху, от которой ничего не убудет…

Лизавета, поминутно беременная…

Жителям Петербурга, существующим в районах, не пригодных для жизни, приходится зарабатывать проституцией, воровать, убивать. Изнурительный труд не дает результатов, а денег хватает только на выпивку. <Держитесь, ребята!>

Болконский незамедлительно покинул дом и беременную жену, когда представилась возможность уехать в армию. Однажды, лежа на поле битвы и смотря на небо…

Даже бывали случаи, когда французы, натыкавшись на одного Тихона Щербатого, приходили в замешательство от его мрачного вида. Тихон владел топором и одинаково хорошо мастерил им деревянные ложки или просто чесал им спину или пятки.

Всем русским солдатам хотелось убить великого полководца Наполеона. Вот и Пьер думал, что он человек — один из миллионов, которому должна достаться эта тяжелая миссия.

Его произведения выходили редко и метко и били правдой по ушам простых людей, они всё больше наживали себе врагов именно оттуда.

Актер с головой ушел в бутылку.

Мы узнаем через уста старого цыгана сказ о двух молодых людях. Лойко и Забар, так их звали, очень сильно любили друг друга. <Тег «слэш»!>

Трагическая любовь Лайки и Радды… <А это уже зоофилия>

Народ выражает доверие к Путину, он знает, что мы еще покажем миру кузькину мать.

Многим кажется, что спустя несколько столетий не будут помнить такие имена, как Маринина, Крутой, но это не правильное мнение.

Идеал — это совокупность признаков жизни, совместимых в одном человеке. Это человек, который всюду сеет свое добро.

Портрет нравственно устойчивого человека: внешние и внутренние органы стандартизированы, сердце чуть больше обычного, душа нежная, стройная, душа-губка. Вероисповедание — христианство. Основа основ — семь божьих заповедей: не убий, не суди, да несудим будешь.

Не убей, не удави, не обмани. <Еще одна версия>

На войне он видел много гадостей, которые молодому человеку лучше не видеть.

Антисанитарные условия в окопах не давали человеку нормально отдохнуть.

Воины не ели два дня. Не было известно местонахождение кухни. <Разведрота налажала, видимо…>

Пристрелили в ногу.

Преданность бравому делу…

Образ России у меня такой: это опытная зрелая женщина. <Вот соглашусь — у России много такого опыта… чисто женского…>

Многорукая армия Союза писателей…

Белые, как изумруды, зубки.

Это всё молодоё. Новоё. Передовоё. <Попытка в грамматическое согласование>

В настоящее время каждый человек может осуществить свои малые нужды.

Над городом стоял сильный смокинг, результат вредных выбросов.

Борьба демокрадцев против аристократцев. <Вся политическая история в 4 словах>
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 20 комментариев из 45

nordwind
#ГП #фанфики #вопрос
Под влиянием «народного феста ГП» пришла одна мысль, но требуется консультация юридически компетентных товарищей, на предмет возможного нарушения авторских прав или правил сайта.
Бывало изредка, что я допереводила чужие незаконченные переводы, чтобы хороший фик не болтался у меня в читалке в инвалидно-бесхвостом виде. Такие случаи ясны: права на перевод — у других людей, которые от них не отказывались, однако и заканчивать работу не стали, и на сайте не появляются… в общем, тут всё безнадежно.
Но вопрос связан с не совсем стандартной ситуацией. Есть один известный дженовый макси, весьма пристойно переведенный на русский. Автор затеял к нему сиквел — и успел написать почти столько же; потом работу забросил. Переводчик, видимо, получил разрешение также и на перевод сиквела, но из этого уже ничего не вышло, кроме пары-тройки разрозненных глав в черновом состоянии, выложенных где-то в «дайрях» переводчика лет 10 назад. Кроме того, в сети есть перевод этого сиквела на испанский.
Английский оригинал у меня не сохранился: для себя я его перевела давным-давно. Но недавно обнаружила такой финт: автору, очевидно, надоели требования «проды», и он просто снёс это продолжение, поставив после первой части: «Fin». (И добавил вежливое примечание для читателей, что планировалась вообще-то трилогия, но вдохновение улетучилось, оставив только надежду, что читатели смогут получить удовольствие от истории, «несмотря на ее многочисленные недостатки».)
Конечно, сиквел тоже не закончен. Но без него история выглядит тем более неполной, и слово «Конец» на этот факт никак не влияет. Хотя фанфик довольно популярен и включен в ряд коллекций.
Но теперь уже никакого перевода тут заведомо не будет: оригинал из сети изъят.
И сейчас собственно конкретный вопрос.
Само собой ясно, что это тоже нигде нельзя размещать. А вот если опубликовать в блоге фандома ГП (или в моем личном) объяву, что могу в частном порядке скинуть свой перевод в дар желающим, в «личные сообщения» (хотя бы тем же владельцам коллекций, которым эта история приглянулась), — это действие тоже будет незаконным, или можно отнести его к разряду дозволенной личной переписки?
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 4 комментария

nordwind
#картинки_в_блогах #времена_года

Ян Брейгель Старший «Бархатный» (1568–1625). Деревня на берегу реки.

В пейзажах этого художника нет ничего фантастического, но с первого взгляда (да и со второго тоже) они все равно похожи на иллюстрации к сказкам.
Возможно, отчасти потому, что сквозь живопись тут как бы проступает рисунок: даже самые мелкие детали отчетливо оконтурены, как на книжной гравюре. Да и река эпичная: высокие башни на другом берегу видятся еле заметными призраками.
А еще, конечно, яркие краски: сложно поверить, что им уже 420 лет. Недаром Яна прозвали «Бархатным».
Ян Бархатный — сын Питера Брейгеля. Одного из.
Показать полностью
Показать 2 комментария

nordwind
#ex_libris #старое_кино
Писатель, Режиссер, Публика.
Есть такое неопределенное выражение: «экранизация не уступает первоисточнику».
Бывают фильмы хорошие, плохие и так себе. Но когда думаешь, будто тебе известны достаточно адекватные экранизации какого-то произведения, а потом внезапно пересматриваешь фильм сразу после книги… приходится соотносить вербальные образы с визуальными — и получается что-то вроде: «Хорошо ли эта груша передает вкус этого яблока?»
Книга — известная повесть Генри Джеймса «Вашингтонская площадь» (1881); сюжет напоминает «Евгению Гранде» Бальзака.
Там всего 4 главных персонажа: состоятельный вдовец доктор Слоупер, его единственная дочь Кэтрин, сестра доктора Лавиния и молодой человек без определенных занятий (но с определенными устремлениями) по имени Морис.
Показать полностью 4
Показать 5 комментариев

nordwind в блоге фандома Гарри Поттер
#фанфики #цитаты #юмор
Каждый год из своих альма-матерных гнезд вылетает очередная партия оперившихся питомцев с дипломами в клювиках — и…
Для простых смертных составление своего резюме — занятие нервозатратное.
Одно слабое утешение: куда хуже приходится смертным непростым. Тот же Гарри: куча дарований и навыков, но каких? — вот вопрос!
Обладаю уникальным талантом убивать троллей по системе «палочка-в-нос», одержимых профессоров — прикосновением, а василисков — мечами, вынутыми из шляпы. Краду чужие фордики, разбиваю ими дракучие ивы, спасаю гиппогрифов от казни, дарю их беглым преступникам… Краду у драконов яйца, а у русалок пленников. Имею бесценный навык выращивания жгучих соплохвостов и карликовых великанов в неволе. На досуге совершаю перелёты на фестралах от Шотландии до Лондона, разношу с друзьями Отделы Тайн и вижу во сне Тёмных Лордов. Такой уж я разносторонний человек!

#слэш (пре-слэш) PG-13 — но соль не в нем, а именно в проблемах трудоустройства))
Наилучший выбор профессии

nordwind
#опрос #литература
Есть такой вопрос, на который нет не только правильного ответа, но даже «единственно правильного» понимания этого вопроса: он слишком обтекаемо сформулирован. И в зависимости от понимания на него возможны прямо противоположные ответы!
Всем случалось слышать предложение назвать своего любимого / нелюбимого персонажа. Часто даже нет возможности уточнить, что имеет в виду спрашивающий или отвечающий: галочка — и всё.
Что вы — лично Вы — имеете в виду, когда ставите такую галочку?
UPD: Еще уточню вопрос. Когда и если Вы отмечаете в своем профиле персонажа как «любимого», что для Вас является решающим фактором?

Под словами «персонаж мне (не) нравится» я подразумеваю:

Публичный опрос

Нравится: При чтении представляю на его месте себя, сопереживаю
Нравится: Хотел бы быть его другом / партнером, восхищаюсь
Нравится: Очень оживляет сюжет, интересен
Нравится: Удался автору как характер, узнаваем и хорошо раскрыт
Не нравится: Не понимаю таких людей, они мне чужды
Не нравится: Знаю таких людей — и терпеть их не могу
Не нравится: В сюжете выглядит лишним, неинтересен
Не нравится: Неправдоподобен как характер, не верю автору
Проголосовали 99 человек
Голосовать в опросе и просматривать результаты могут только зарегистрированные пользователи
Показать 20 комментариев из 52

nordwind
#читательское #цветы_реала
Читала военный роман (Дитера Нолля). И на пике драматической кульминации, когда картина перед глазами как живая, —
«На площадь грозно выползали первые ТАПКИ…»

Весь пафос — псу под хвост.
Тьфу.

Могучие тапки зловеще ползут,
Пред ними войска, расступаясь, бегут.
Трясутся помпоны, из войлока — бронь,
Ведётся из тапок прицельный огонь…
Показать 13 комментариев

nordwind в блоге фандома Гарри Поттер
#статистика #фанфики #пейринги #длиннопост
Некоторая статистика по предпочитаемым пейрингам. Информация к размышлению для поклонников (и особенно для авторов) ЛР-фанфиков.
Цель: уточнить сюжетную востребованность разных персонажей в амплуа «героя-любовника» и сравнительную степень популярности различных ОТП у авторов и у читателей.
Статистика, конечно, есть и в соответствующих разделах сервиса. Но она не очень точно отражает картину предпочтений, так как учитывает канонные пейринги, даже если они упомянуты в фанфике исключительно как дань канону, в том числе в дженовых текстах, где любовная линия вообще малозначима.
Поэтому в подсчетах я опираюсь на данные категорий «гет», «слэш» и «фемслэш». ЛР (любовный роман) — обозначение, которое здесь условно принято для совокупности фанфиков этих трех групп. (Исхожу из того, что при обозначении категории сам автор выставляет как ведущее направление фанфика эротические и (или) сексуальные отношения между персонажами, независимо от их конкретного характера, глубины, наличия или отсутствия взаимности и пр.)
Все цифры приводятся по состоянию на 18 июня 2020 года.
(Примечание: пейринги типа «Волдеморт / Беллатрикс» отношу к фанонным, пейринги типа «Драко / Астория» — к внеканонным, т. к. в саге они существуют лишь в качестве финального упоминания; пейринг «Снейп / Лили» с некоторой натяжкой отношу к канонным.)

Статистика по персонажам, которые участвуют в пейрингах чаще всего
Рассматриваются взаимоотношения 20 персонажей — основных, а также нескольких второплановых, которые используются в пейрингах достаточно часто и при этом обладают четкой «характеремой» <совокупность повторяющихся в сходных интерпретативных ситуациях характеристик: внешних данных, личностных качеств, пристрастий, устремлений, реакций и вероятных поступков>.
Герои со слабо выраженной харектеремой в фанфиках практически функционируют как оригинальные, поэтому выводы по ним делать сложно. Их исключение несколько занижает цифры в абсолютных показателях, но не меняет их соотношения.
В фанфиках категории ЛР численно лидируют в качестве участников того или иного пейринга следующие 10 персонажей (абсолютные показатели):

С учетом канонных пейрингов:
1. Гарри – 5041
2. Гермиона – 3719
3. Драко – 3383
4. Снейп – 2930
5. Люциус – 838
6. Рон – 764
7. Джинни – 713
8. Лили – 539
9. Волдеморт – 447
10. Блэк – 432

Только неканонные пейринги:
1. Гарри – 4530
2. Драко – 3383
3. Гермиона – 3132
4. Снейп – 2719
5. Люциус – 622
6. Волдеморт – 447
7. Блэк – 432
8. Луна – 282
9. Беллатрикс – 242
10. Невилл – 212

Что бросается в глаза: во-первых, большой разрыв после 4-й позиции (в обоих случаях). Во-вторых, там, где авторы выстраивают отношения между героями по своему усмотрению, сразу после Гарри происходит перетасовка колоды.
Уходят на периферию Уизли — Рон и Джинни. Вместо них появляются Луна и Беллатрикс. В принципе, это легко объяснимо. Семья Уизли введена Роулинг в сагу как некая «норма» (во всяком случае, один из ее вариантов). Главные герои к финалу благополучно доплывают до мирной семейной гавани.
Однако это не тот расклад, который привлекает большинство фикрайтеров. Для достижения желаемого повествовательного «градуса» охотнее выбирают экстравагантных персонажей, которых всегда можно подбить на какую-нибудь эффектную выходку. И Беллатрикс, и Луна подходят для этого как нельзя лучше.
Конечно, это не означает, что относительно уравновешенные герои скучны и с ними невозможно построить увлекательную любовную историю. Но для этого, очевидно, требуется больше мастерства, чем, по своей скромности, признает за собой большинство авторов.
Еще один новый герой во втором списке лидеров — Невилл, который к финалу саги так заманчиво раскрылся с неожиданной стороны, чем и спешат воспользоваться авторы. Исчезает из второго списка Лили Эванс, но только за счет того, что у нее, в порядке исключения, целых два канонных пейринга. Если же считать снэванс неканонным, то Лили будет вместо Беллатрикс занимать 9-ю позицию (279 ЛР с ее участием).

Амплуа в сюжете
С какой частотой персонаж используется для создания любовной линии в тех ЛР-фанфиках, где он присутствует (относительные показатели):
С учетом канонных пейрингов:
1. Драко (65,9%)
2. Гермиона (63,6%)
3. Лили (59,2%)
4. Гарри (56,7%)
5. Снейп (53,8%)
6. Тонкс (51,9%)
7. Люциус (46,6%)
8. Джинни (44,5%)
9. Джеймс (44,4%)
10. Нарцисса (37,1%)
11. Люпин (36,4%)
12. Луна (31,9%)
13. Блэк (29,7%)
14. Фред (29,5%)
15. Рон (29,4%)
16. Беллатрикс (27,6%)
17. Волдеморт (25,8%)
18. Невилл (23,7%)
19. Джордж (23,2%)
20. Дамблдор (7,3%)

Если не учитывать канонные пейринги, то мы получаем более точную информацию о том, какие персонажи вводятся в сюжет во многом ради шипперства, отражающего личные пристрастия автора. Обратите внимание на изменение позиций, начиная с 3 пункта (таблицы сюда не вставляются, к сожалению):
1. Драко (65,9%)
2. Гермиона (53,6%)
3. Гарри (50,9%)
4. Снейп (49,9%)
5. Люциус (34,6%)
6. Луна (31,9%)
7. Блэк (29,7%)
8. Фред (29,5%)
9. Беллатрикс (27,6%)
10. Волдеморт (25,8%)
11. Невилл (23,7%)
12. Люпин (23,7%)
13. Джордж (23,2%)
14. Тонкс (19,0%)
15. Джинни (12,6%)
16. Нарцисса (12,4%)
17. Джеймс (10,4%)
18. Лили (7,5%)
19. Дамблдор (7,3%)
20. Рон (6,8%)

Драко, как говорится, — ваш идеальный выбор. Молод, эффектен, относится к условно-отрицательным героям, которых всегда так интересно соблазнять… то бишь перевоспитывать; да и ничем особо не занят — так что он всегда готов!
Следующей тройке лидеров приходится потруднее (в среднем процентов на 15): один озабочен Волдемортом, другая — правами эльфов, третий вынужден перемежать работу на две шпионские ставки попытками деканить… вроде бы не до гормонов тут, но чего не сделаешь для любимого читателя! Придется где-то и для амуров время найти. Кто не читал фанфики, начиная со знаменитого «Everything I am», где Волдеморт выглядит просто докучливой мелкой помехой на пути обретения героями Настоящей Любви (и принятия своей ориентации)?
После первых четырех позиций возникает заметный разрыв, и 9 персонажей образуют еще одну могучую кучку, с разбросом всего в 11%. При этом никакого явного предпочтения положительным или отрицательным героям не оказывается.
Также и в этом случае — если считать снэванс неканонным пейрингом, то Лили перемещается с 18-й аж на 7-ю позицию (30,6%), а Снейп — с 4-й на 2-ю (53,8%).

Статистика по ОТП
В ЛР-фанфиках (с учетом канонных пейрингов) избранниками главных героев чаще всего становятся:
Гарри: Драко (1815), Снейп (1486), Гермиона (717)
Драко: Гарри (1815), Гермиона (1198), Джинни (87)
Снейпа: Гарри (1486), Гермиона (697), Лили (211)
Гермионы: Драко (1198), Гарри (717), Снейп (697)
Рона: Гермиона (587), Драко (59), Гарри (47)
Джинни: Гарри (511), Драко (87), Луна (22)
Джеймса: Лили (260), Снейп и Блэк (по 24)
Лили: Джеймс (260), Снейп (211), Блэк (37)
Люциуса: Нарцисса (216), Гермиона (212), Снейп (172)
Нарциссы: Люциус (216), Блэк (21), Снейп (19)
Волдеморта: Гарри (178), Беллатрикс (100), Гермиона (66)
Люпина: Тонкс (113), Блэк (98), Снейп (59)
Тонкс: Люпин (113), Гарри (21), Снейп (17)
Беллатрикс: Волдеморт (100), Гарри (34), Блэк (21)
Блэка: Люпин (98), Гермиона (74), Снейп (65)
Луны: Невилл (68), Гарри (64), Драко (43)
Невилла: Луна (68), Снейп (19), Джинни (18)
Джорджа Уизли: Фред (47), Гермиона (46), Луна (11)
Фреда Уизли: Джордж (47), Гермиона (46), Луна (6)
Альбуса: Геллерт (73), Волдеморт и Снейп (по 7)

Просто ужас что делается. Сколько драм за этими сухими цифрами!
Нарцисса в целом предана супругу — и не знает, что находится буквально на грани развода из-за его романа с Гермионой. Единственное, что может спасти их брак, так это то, что в сердце Гермионы Люциус занимает лишь четвертое место… и у нее есть иная возможность стать хозяйкой мэнора: отдать свою руку Драко (которого она явно выделяет среди прочих соискателей). Правда, наследства тогда придется подождать. Полное падение нравов!
Еще печальнее судьба Рона и Джинни: они-то верны своим канонным избранникам (ну, почти), а те в ответ перeбирают кучи прочих претендентов на их внимание.
Снейпа так и хочется заклеймить сразу по нескольким статьям: изменять Лили с собственными учениками, один из которых к тому же мужского пола… И то, что эта глубоко аморальная личность у всех троих до известной степени пользуется взаимностью, — вовсе не оправдание!!
Перспективы Дамблдора, и без того незавидные, окончательно определены откровениями Роулинг: он очень редко участвует в иных пейрингах, помимо трех указанных. То же самое относится к близнецам (+ изредка пейринги с ОЖП). Твинцест — такая заманчивая идея…
Не могу не процитировать:
Гильденстерн:
— Вы ведь знакомы с античными трагедиями? С этими великими классиками убийств? Все эти типы, эдипы, оресты, инцесты, братья и сестры, лезущие друг на друга, а также само...
Розенкранц:
— Срамо...
Гильденстерн:
— Самоубийства... девы, возжаждавшие богов...
Розенкранц:
— И наоборот.

(Т.Стоппард. Розенкранц и Гильденстерн мертвы)
Так, что-то я отвлеклась. Возвращаюсь к цифрам.
Что касается прочих пейрингов, то для авторского воображения существует мало невозможного. Среди двадцатки рассматриваемых персонажей есть такие, которые умудрились замутить со всеми прочими, без исключения, не обращая внимания даже на кровнородственные связи. Это Гарри, Снейп и Люциус.

Данные по пейрингам с новыми персонажами привожу отдельно. Они обычно являются результатом стремления «откомфортить» героя или, на худой конец, поучить его жизни непосредственно от лица зам. автора (если автор не нашел в каноне подходящего исполнителя на эту роль).
Тут заметно преобладают гетные пары с НЖП.
По всем персонажам саги:
Пейрингов с НЖП: гет — 506, фемслэш — 16
Пейрингов с НМП: гет — 204, слэш — 154
Если исходить из того, что обычно гетные НЖП и слэшные НМП пишут женщины, а прочие пейринги — мужчины, то получаем соотношение 660 / 220 (75% / 25%). Это хорошо согласуется с данными опроса по половозрастному составу юзеров от 17 мая: 76% женщин, 24% мужчин.

Рейтинг по числу пейрингов главных героев с НП (гет / слэш или фем):
Снейп: 106 (89/17)
Гарри: 92 (59/33)
Драко: 67 (47/20)
Блэк: 61 (59/2)
Гермиона: 41 (40/1)
Волдеморт: 36 (30/6)
Рон: 23 (22/1)
Люпин: 22 (20/2)
Люциус: 21 (12/9)
Фред 9 (9/0)
Джеймс: 7 (6/1)
Беллатрикс: 7 (4/3)
Невилл: 7 (7/0)
Джордж 6 (6/0)
Джинни: 5 (5/0)
Луна: 5 (5/0)
Нарцисса: 3 (1/2)
Лили: 2 (2/0)
Тонкс: 1 (1/0)

Таким образом, по мнению фикрайтеров, больше всех в ласке и в добрых советах нуждается профессор С.Снейп: его готовы вразумить 106 новых персонажей (уже обступили и взяли в тесное кольцо).
Вот бы проштудировать подряд все 106 фанфиков, чтобы извлечь из них эти советы: получится настоящая антология житейской мудрости! Также хотелось бы подарить ее канонному Снейпу (мечтательно) и посмотреть, как он будет ее читать…

А теперь насчет спроса и предложения.
Сравнительная статистика числа пейрингов в фанфиках — и в объявленных ОТП.
Для наглядности картины условно ввожу отношение «число поклонников пейринга» / «число фанфиков с этим пейрингом»: КД (коэффициент дефицита).
Почти все канонные пейринги встречаются чаще, чем их любители: Гермиона/Рон, Гарри/Джинни, Люциус/Нарцисса, Джеймс/Лили, Драко/Астория, Ремус/Тонкс, Беллатрикс/Родольфус, Рон/Лаванда, Молли/Артур… имеют КД < 1.
О причине говорилось выше: они нередко указываются в шапке просто потому, что задействованы персонажи саги, оставшиеся между собой в канонных отношениях. Исключение составляет снэванс (КД = 1,51): видимо, отчасти оттого, что Лили в саге выходит замуж за Джеймса и читатель хочет видеть альтернативный вариант развития событий.
Напротив, внеканонные пейринги, в том числе даже те, по которым пишут наиболее часто, обычно имеют КД > 1.
Самые популярные (более 1000 фанатов) включают 3 слэшных и 3 гетных пары:
Снарри (2601/1537) КД = 1,69
Драрри (2552/1870) КД = 1,36
Драмиона (2262/1216) КД = 1,86
Памкинпай (1865/773) КД = 2,41
Снейджер (1700/737) КД = 2,31
Гарриволд (1422/190) КД = 7,48
Весь гет тут, как видим, вытягивает на себе изменившаяся за лето Гермиона.
А вот последний пункт обращает на себя внимание большим КД. Этот показатель особенно велик у редкопейрингов.
Из них 30 отмечены как любимые более чем 80 пользователями, имея при этом КД > 3. Авторы при желании могут расценить это как наличие неудовлетворенного читательского запроса.

Списки пейрингов, у которых гораздо больше поклонников, чем фиков по нему. Привожу в двух вариантах.
Рейтинг по абсолютному показателю (число поклонников ОТП / число фанфиков):
Гарри / Волдеморт (1422 / 190)
Гарри / Дафна (708 / 58)
Гарри / Флер (618 / 26)
Гарри / Люциус (475 / 101)
Гермиона / Волдеморт (466 / 63)
Гарри / Луна (425 / 73)
Гарри / Беллатрикс (370 / 34)
Гермиона / Сириус (312 / 73)
Гарри / Люциус / Снейп (304 / 20)
Гарри / Тонкс (247 / 21)
Гарри / Скорпиус (241 / 76)
Гарри / Панси (211 / 61)
Гермиона / Фред (201 / 42)
Гермиона / Регулус (179 / 19)
Гарри / Сириус (166 / 24)
Гермиона / Нотт-мл. (163 / 21)
Гарри / Астория (150 / 24)
Гермиона / Джордж (138 / 39)
Гарри / Габриэль (134 / 14)
Гарри / Гермиона / Луна (127 / 6)
Гермиона / Беллатрикс (126 / 16)
Снейп / Волдеморт (123 / 28)
Гарри / Нарцисса (109 / 7)
Снейп / Джеймс (107 / 24)
Персиваль / Криденс (101 / 24)
Гермиона / Блейз (96 / 31)
Снейп / Луна (86 / 25)
Гермиона / Драко / Блейз (85 / 17)
Снейп / Беллатрикс (84 / 25)
Гарри / Седрик (83 / 3)

Рейтинг по КД (значительность разрыва спроса и предложения):
Гарри / Седрик — 27,67
Гарри / Флер — 23,77
Гарри / Гермиона / Луна — 21,17
Гарри / Нарцисса — 15,57
Гарри / Люциус / Снейп — 15,2
Гарри / Дафна— 12,21
Гарри / Тонкс — 11,76
Гарри / Беллатрикс — 10,88
Гарри / Габриэль — 9,57
Гермиона / Регулус — 9,42
Гермиона / Нотт-мл. — 7,76
Гермиона / Беллатрикс — 7,88
Гарри / Волдеморт — 7,48
Гермиона / Волдеморт — 7,4
Гарри / Сириус — 6,92
Гарри / Астория — 6,25
Гарри / Луна — 5,82
Гермиона / Драко / Блейз —5,0
Гермиона / Фред — 4,79
Гарри / Люциус — 4,7
Снейп / Джеймс — 4,46
Снейп / Волдеморт — 4,39
Персиваль / Криденс — 4,21
Гермиона / Сириус — 4,03
Гермиона / Джордж — 3,54
Гарри / Панси — 3,46
Снейп / Луна — 3,44
Снейп / Беллатрикс — 3,36
Гарри / Скорпиус — 3,17
Гермиона / Блейз — 3,1

Как видим, приблизительно треть таких ОТП составляют пары главных героев с кем-то из второстепенных, не имеющих четко выраженной «характеремы» (образ в каноне только намечен). Читатели желают «узнать больше» о приглянувшихся персонажах, чей сюжетный потенциал, по их мнению, не раскрыт, а также найти новые грани в характерах их партнеров из числа основных персонажей. Например, такой фигурой с мало выявленным в каноне драматическим потенциалом выглядит Регулус Блэк.
Читателей привлекают возможности, скрытые в сложных отношениях. Пример — Гарри и Седрик: соперничество + скрытая симпатия и несколько шагов навстречу друг другу (всё, что выпало им в каноне).
Интересными кажутся и такие драматические ситуации, когда герой «разбивает» какую-либо канонную пару: Гарри / Флёр, Астория, Нарцисса... Притягательны также любовные треугольники (в том числе смешанные, гетно-слэшные).
И, конечно, неизменно нравятся яркие контрасты, заряженные всевозможными конфликтами, столкновением ценностей и крутыми сюжетными поворотами: пейринги «светлых» героев с Волдемортом, Беллатрикс, Люциусом и пр., а также пары типа «севоджеймсов».
Кто там скорбел об отсутствии фидбэка? Если душа к чужому ОТП не лежит, то, конечно, силой не вымучишь — но вдруг кто загорится…
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 9 комментариев

nordwind
#картинки_в_блогах #времена_года

Николай Петрович Крымов (1884-1958). Пейзаж с женской фигурой в красном.

Крымов всегда создавал проблемы исследователям: вместо того чтобы выработать для себя какой-нибудь определенный стиль и следовать ему, он по очереди испытывал все существующие. Так что для характеристики его картин бедным искусствоведам приходится использовать десяток разных «измов».
Модернистский «Пейзаж с женской фигурой в красном» написан в тревожные 1910-е годы.
Безмятежная, застывшая идиллическая природа — словно мечта о прекрасном мире, чья иллюзорность ощутима в «театральной» композиции. В сравнении с крошечной фигуркой на скамье заросший старый парк смотрится как грандиозная оперная декорация, очищенная от натурных подробностей; пространственные планы «кулис» обозначаются различной степенью освещенности деревьев.
Не удивительно, что Крымов работал также и как театральный художник. К.С.Станиславский считал его идеальным декоратором для «пейзажных» пьес Чехова. Их общее настроение выражает Лопахин в «Вишневом саде»:
— Господи, ты дал нам громадные леса, необъятные поля, глубочайшие горизонты, и, живя тут, мы сами должны по-настоящему быть великанами…
Показать 6 комментариев

nordwind
#литература #писательство #длиннопост
К очередному пушкинскому деньрождению.
Пост чисто литературоведческий, хотя навеян обсуждениями в блогах: о статусе литературной продукции («вот если бы автор N был нашим современником…») и о том, что читабельнее: произведение с оригинальными решениями, но плохо написанное — или красивая и интересная штамповка.

Этот сложный простой нарратив, или Странные «Повести Белкина»
Не продаётся вдохновенье,
Но можно рукопись продать!
Бум массовой литературы начинается как раз в пушкинскую эпоху, когда возникла солидная прослойка людей грамотных, но малообразованных — и при этом желающих читать. Естественно, что-то понятное и интересное.
И Пушкин вступил с конкурентами (Булгарин и К̊) в сражение на их собственной территории. Результатом стали знаменитые «Повести Белкина».
Можно ли автоматически считать классикой всё, что написал классик? Вряд ли.
Показать полностью
Показать 4 комментария

nordwind в блоге фандома Гарри Поттер
#ex_libris #старое_кино #писательство
Перечитала тут кое-что, читанное уж лет 10-15 назад.
Вкратце история такова. Юная героиня в младенчестве осталась без родителей, и ее приютили родственники: дядя Вернон и его супруга Лили. (Уже интересный поворот.)
Дожив годов до 16-ти, девица стала расставлять амурные сети некоему мистеру Поттеру. А пока вожделенный объект в сети не попался, она решила, чтобы обрести некоторые, хм, навыки, потренироваться на объекте №2, который с объектом №1 находился в напряженных отношениях, зато представлял собой более легкую добычу. Так что в этой затее героиня преуспела, следствием чего и явилась финальная катастрофа…
Показать полностью 2
Показать 12 комментариев

nordwind
#русский_язык #культура
С Днем славянской письменности и культуры!
Из далевского словаря пословиц и поговорок:

Быть было ненастью, да дождь помешал.
Ни то ни сё кипело, да и то пригорело.
Не всё свято, что в книгу вмято.
Держалась кобыла за оглобли, да упала. <В ответ на «держись!»>
Жду во всю мочь девятую ночь.
Корова пала — стойло опростала.
Как на лес взглянет, так и лес вянет.
Где я лисой пройду, там три года куры не несутся.
Безрогая корова и шишкой бодает.
Разорвись надвое — скажут: а что не начетверо?
У Фомки пили, да Фомку ж и били.
Взяло кота поперёк живота.
Пропали воры от добрых людей.
Иди скоро — нагонишь горе; иди тихо — тебя нагонит лихо.
Искал мужик ножа, да напоролся на ежа.
У нашего старосты четыре радости: лошади пропали, коров не найдут, два брата в солдатах, сестра в денщиках.
Дай только ногу поставить, а весь-то я и сам влезу.
Лошадь с волком тягалась — хвост да грива осталась.
Где щи, тут и нас ищи; где блины, тут и мы; где с маслом каша — тут и место наше.
Начал говеть, да стало брюхо болеть.
Ножки, ножки! Унесите кузовок! <Ср.: «пора делать ноги»>
Поросенок-наступник вола изобидел, курица-иноходица волка задавила.
Не то беда, что рано родила, а то беда, что поздно обвенчалась.
Не верь своим очам, верь моим речам!
Была под венцом, и дело с концом.
Приглянулся кобыле ременной кнут.
Дадут — в мешок, не дадут — в другой.
И не рада б курочка на пир, да за крыло волокут.
Крупинка за крупинкой гоняется с дубинкой. <Про жидкий суп>
Сыт покуда, как съел полпуда; теперь проведать, где б пообедать.
Шуми, деревня: четыре двора, двое ворот, одна труба.
За твоим языком не поспеешь босиком.
Брехать — не топором махать: брехнул, да и отдохнул.
Ушел посол и утонул в рассол. Коли не удавится, то назад явится.
Хитрее телёнка не будешь: он языком под хвост достаёт.
Дай, Боже, всё самому уметь, да не всё самому делать!
Корову надвое разрубили: зад доили, а перёд во щах варили. <Наверное, это про экономическую политику>
Хорошо бьёт ружьё: с полки упало — семь горшков разбило.
Ждут Фому: чают быть уму.
Спереди дурак, да и сзади так.
Ехал в Казань, а заехал в Рязань.
Это не резон: из гвардии да в гарнизон.
Один не годится, другой хоть брось, третий маленько похуже обоих.
Хорош: кабы чуть получше, никуда бы не годился.
Незнайка на печи сидит, а знайку на веревочке ведут.
Лежи, моя куделя, хоть целую неделю! <Прокрастинация, однако>
Прощай, квашня, я гулять ушла!
Что Машка напряла, то мышка скрала.
Чай ты устал, на мне сидя?
Будет досуг, когда вон понесут.
Полно ругаться, не пора ли подраться!
По всем по трём, коренной не тронь; а кроме коренной нет ни одной.
Разложи воробья на двенадцать блюд.
И одна корова, да жрать здорова.
По нетовому полю незримые цветочки.
С одного конца нет, и с другого нет, а в серёдке и не бывало.
Седлай порты, надевай коня!
В корове молоко не прокиснет.
Пошла по масло, а в печи погасло.
Недавно помер, а уж не живой.
Ждала сова галку, а выждала палку.
Дивное диво, что не пьётся пиво.
На своей кляче куда хочу, туда и скáчу. <Хороший девиз для авторов>
Отойдем да поглядим, каково-то мы сидим.
На что вороне большие разговоры, знай ворона свое кра!
Отойди, ёж, на тебе тулуп нехорош.
Сто рублей давали, да из кармана не вынимали.
Понурая свинка глубок корень роет. <А это, должно быть, про интровертов>
Съел волк кобылу, да дровнями подавился.
Напала на кошку спесь: не хочет с печи слезть.
Горе с тобою, беда без тебя.
По ком этот вздох, тот бы в щепку иссох!
Ещё б воевал, да пищаль потерял.
Просят покорно, наступя на горло.
Несподручно теляти волка лягати.
Кто как хочет, а мы как изволим.
Взял не для кражи — для тайной продажи. <Очень современно звучит>
Хоть трижды подой, все тот же удой.
Что совой о пень, что пнём о сову — а все сове как-то не по себе.
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 5 комментариев

nordwind
#ГП #фанфики #листая_старые_страницы
И сначала немного про #писательство

Один из самых эффектных (и эффективных) приемов монтажа — жанровый контраст. Репризы клоунов в цирке, между рискованными номерами воздушных гимнастов или дрессировщиков. Интермедии в театре — фарсовые сценки, которые вставлялись в текст мистерий, трагедий и опер (например, пастораль «Искренность пастушки» в «Пиковой даме»).

И в литературе соседствующие части произведения нередко строятся по принципу контраста. Так, «Герой нашего времени» состоит из пяти повестей, написанных в разных жанрах: путевой очерк (от лица повествователя и от лица героя), рассказ на бивуаке, светская повесть, кавказская новелла. В целом они дают объемный портрет Печорина с разных ракурсов.
Тот же прием может применяться к произведениям, входящим в состав цикла. Пример — «Вечера на хуторе близ Диканьки» или «Миргород» Гоголя, где настроение повестей меняется по принципу чередования темпов, как в симфонии. Лейтмотив цикла как бы проигрывается в разных ключах. Вот образ замкнутого мира в «Миргороде» (конечно, аналогия весьма приблизительная):
• Старосветские помещики (Adagio)
• Тарас Бульба (Allegro maestoso)
• Вий (Scherzo. Molto vivace)
• Повесть о том, как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем (Allegro non troppo)

Это разновидность известного «эффекта Кулешова». Вкратце он сводится к формуле «целое больше механической суммы своих частей» (1 + 1 > 2). Применительно к тексту — на стыке двух элементов всегда появляется новый смысл.
Так что в идеале последовательность эпизодов и глав определяется не только сюжетом. Вдобавок чередование напряженных, динамичных сцен со спокойными позволяет читателю отдохнуть и набраться сил для следующего рывка.

То же самое и в фанфиках, где есть такое явление, как «серии». Обычно они включают относительно автономные вещи (сборники). Но есть и циклы, где автор настаивает на том, что каждая часть является именно частью.
Один из них, уже почтенного возраста, интересен тем, что представляет собой самый убойный жанровый коктейль, который мне попадался. Это серия «Из ненаписанного», с общими персонажами и сюжетной линией (автор — Морвен). Смесь такого рода, что в невилловом котле она бы точно рванула.
#Снейп
Пепел победы — душераздирающий мелодраматический ангст с канонизацией мученика и страдальца СС, который практически живым возносится на небеса в сиянии своего нимба.
Дженни — запредельно флаффный и умилительный hurt / comfort, который, как ни в чем не бывало, продолжает сюжет предыдущего фанфика. Бравые гриффиндорцы всячески лелеют и няшат все того же СС в обличье пушистенькой хорошенькой ути-пути-мышеньки (летученькой, естественно)…
Спасти Снейпа (Из ненаписанного. Вопль третий) — залихватский стёб, всё с теми же персонажами (подле которых неизменно порхает и прекрасная ОЖП с необычайно оригинальным именем Мери-Сью Саншайн).
А на «Сказках…» находится и заключительный фанфик серии, опять слезовыжимательный ангст: Куда улетают фениксы
Что интересно — судя по комментариям, отдельно друг от друга все эти истории могут восприниматься как совершенно серьезные образчики своего жанра. Разве что подозрительно гипертрофированные: во всех случаях жанры работают «на пределе». И только взятые вместе, они начинают явно отсвечивать иронией, в духе постмодернистской игры с героями. Шкатулка с тройным дном.
Кстати, разносторонне одаренный автор среди прочего увлекался и созданием кукол ГП-персонажей. Что еще больше усиливает подозрения в сознательно игровой (отчасти) природе этих историй: где-то по соседству с пародией и стилизацией. Примерно как в «Повестях Белкина» (пусть это и не очень корректное сравнение). В общем, при желании можно читать их и на полном серьезе, захлебываясь эмоциями… если вы в состоянии вместить их в таком количестве: в противном случае будете отплевываться и негодовать. В итоге получаем три основных варианта реакции:
• Ой, берет за душу: рыдаю от сострадания / умиления!
• Фу, какая безвкусица!
• Ого, вот это виражи!
Насчет вечного вопроса «что же реально имел в виду автор» — процитирую ее (уклончивый!) ответ на претензию, что это «странность, а не фик, и вообще как-то натянуто»:
Долгое пребывание в состоянии написания произведения в жанре «юмор» налагает некоторые отпечатки на психику.

На закуску — ломтик от Спасти Снейпа:
Синопсис: послевоенный Хогвартс. Профессору Снейпу после всяких трагических событий требуется психологическая реабилитация, и Макгонагалл призывает отважных гриффиндорцев посодействовать: кто, если не герои?
— Только вы сможете наглядно показать Северусу, что с ним всё в порядке. Для этого вы должны вновь стать такими, какими он привык вас видеть. Никакого больше ООС! В данный момент нам нужно, чтобы он убедился в том, что вы такие же, какими вы, по его мнению, всегда и были…
Гриффиндорцы подходят к поручению со всей ответственностью, вооружившись бесценными советами знаменитого психолога Зигмунда Крейзи. Пусть подтвержденные ожидания помогут героическому профессору снова почувствовать твердую почву под ногами!
Вот только срабатывает их затея почему-то как психологическое айкидо:

— Я тупой, я тупой, я самый тупой студент в мире! — усердно повторял Невилл. — Я ничего не понимаю в Зельеварении. Я не умею даже наливать воду в котёл. Я полное ничтожество…

— Я докучливая всезнайка! — восклицала Гермиона, вытянув правую руку под потолок и подпрыгивая на месте. — Я воображала и выскочка! Разрешите мне ответить на все ваши вопросы!

— Я великий Гарри Поттер! — надменно говорил Гарри Поттер. — Я Избранный! Я Герой! Я наглый, заносчивый, самовлюблённый, высокомерный …

— Какая же глупость вся эта учёба! — вздыхала Джинни, вывязывая узор на пинетках. — Кому она нужна? Уж во всяком случае не мне! Я хочу поскорее выйти замуж и родить ребёночка! А лучше семерых!

— Я ненавижу домашние задания, — прочувствованно вещал Рон Уизли, — я могу думать только о квиддиче!

— Больше всего на свете я боюсь профессора Снейпа! — завывал Невилл, закатив глаза. — Когда я вижу его, мои руки холодеют… и ноги тоже холодеют… и весь я холодею… Да и вообще, как-то здесь не жарко…

— Моя голова — квоффл, — бормотал, начиная засыпать, Рон. — Мои мозги набиты бладжерами… мои руки — биты… Мои ноги — лишь рычаги для управления метлой…

— Я Мальчик-Который-Выжил-Дважды! — провозглашал Гарри Поттер, украдкой поглядывая на часы. — И это не предел моих возможностей! Я бы выжил и трижды, и четырежды! Да вот беда: враги закончились!..

— Свободу домовым эльфам! — взывала Гермиона. — Плевать, что они её не хотят! Если у каждой вши спрашивать, никакого правового государства не построишь! Развели тут демократию! Прикажем захотеть — и захотят!

— … а на окна повесим занавесочки: розовенькие, в цветочек, в кружавчиках и рюшечках, — из последних сил ворковала Джинни. — Я буду целыми днями поливать герань и вышивать крестиком… и ходить в гости к подружкам, чтобы поделиться кулинарными рецептами…

Профессор Снейп, бледный и измождённый, стоял перед классом, прижавшись спиной к кафедре… Ослабленный организм профессора не вынес потрясения. Снейп пошатнулся, свободной рукой схватился за сердце и рухнул на пол как подкошенный. Ещё несколько секунд его угасающий, полный суеверного ужаса взгляд был устремлён на Невилла, потом голова бессильно склонилась набок, и больше Снейп не шевелился (@).
И это еще лишь начало… в том числе и для Снейпа. Ведь книга великого доктора Крейзи содержит столько полезных рецептов для утративших душевное равновесие!
Свернуть сообщение
Показать полностью
Показать 9 комментариев
Показать более ранние сообщения
ПОИСК
ФАНФИКОВ











Закрыть
Закрыть
Закрыть