↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Серое на черном (гет)



Автор:
Рейтинг:
R
Жанр:
Ангст, Драма, Первый раз, Романтика
Размер:
Макси | 1302 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждения:
AU, Инцест, Насилие, ООС, Смерть персонажа
AU, в котором сбывается мечта Серсеи, и она выходит замуж за Рейегара, Рейегар ждет Обещанного принца и рефлексирует, Эйерис все больше впадает в паранойю, а Лианна оказывается в Королевской Гавани до Харренхольского турнира в качестве фрейлины королевы, а фактически заложницы короля.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Рейегар II

Льющий на улице дождь отбивал свой собственный замысловатый ритм по окну замковой библиотеки, и пальцы принца Рейегара Таргариена невольно вторили ему, постукивая по толстому корешку очередной книги. Он появился в своей любимой библиотеке лишь недавно, проведя все утро у дочери, которая без боя выиграла борьбу за его внимание у книг.

Смотря на маленькую Висенью, Рейегар никак не мог поверить, что этот ребенок — часть его самого. Наверное, в этом, в возможности отдать частичку себя другому, совершенно новому человеку, и заключалась магия этого мира, которую Рейегар так и не мог до конца постичь. Принц часами наблюдал за малышкой, заглядывал в ее серовато-голубые младенческие глазки, гладил по коротким светлым волосикам, раздумывая, чего же окажется в них больше — золота или серебра? Рейегар качал Висенью, когда она начинала плакать, и пел ей песни, что сочинял лишь для нее. Серсея умилялась, но не могла скрыть в своем взгляде колкой ревности, а кормилица Джейни часто приговаривала, что ей почти не приходится ходить за ребенком. Принцесса Висенья была чудом, настоящим чудом, однако ее рождение сбило все предположения, что ранее выстраивал Рейегар.

Он думал, что у него родится мальчик — его Обещанный Принц. Когда Серсея сообщила ему радостную новость, он еще не был в этом достаточно уверен, но когда странные сны стали посещать его, Рейегар посчитал их подтверждением скорого появления Обещанного Принца. Эти сны, где он блуждал по незнакомым каменным коридорам в поисках чего-то, были такими живыми, что принц сразу же убедился в их необычности. Однажды ему даже показалось, что сквозь каменную толщу он слышит голос Эртура Дейна, и это еще больше насторожило Рейегара. Реальный Эртур, которому принц рассказал о своих снах, подверг выводы Рейегара сомнению, но на то он и Эртур, чтобы во всем сомневаться, и принц любил его за это не меньше. Сам же Рейегар, однако, считал, что сны эти означают только одно — магия пробуждается и исполнение пророчества близко. Все выходило ладно, и только малышка Висенья путала все карты. Если бы ему только удалось раздобыть «Знаки и Предзнаменования», что записала когда-то Дейенис Сновидица, возможно, там бы он нашел свои ответы, но книга эта считалась уже давно утерянной.

Переворачивая очередную страницу старого фолианта, Рейегар поднял столб пыли, ударивший ему в нос. Принц чихнул, и в ответ услышал испуганный женский вскрик, послышался шорох, словно с ветки вспорхнула потревоженная птица. Рейегар оторвался от чтения и поднял глаза, встретившись взглядом с побледневшей от страха Лианной Старк. Она, словно призрак, появилась из-за высокого стеллажа и теперь взирала на принца широко распахнутыми серыми глазами. В них он увидел укрытое облаками зимнее небо, ему самому захотелось стать птицей и улететь в эту недосягаемую высь.

— Простите, — кажется, они произнесли это одновременно, и оба опустили глаза. Леди Лианна покраснела, а у Рейегара отчего-то перехватило дыхание, и он почувствовал себя крайне неловко.

— Я не хотел вас пугать… — начал Рейегар.

— Я не хотела мешать вам, — вторила ему леди Лианна. Будто бы опомнившись, она присела в реверансе и, смущаясь, добавила: — Будьте здоровы, ваше высочество!

— Благодарю, миледи, — сообразив, что совсем позабыл о хороших манерах, позволяя себе сидеть в присутствии дамы, Рейегар, отложил книгу, поспешно вскочил и жестом указал леди Лианне на одно из соседних с ним кресел.

Она обозначила свое согласие легким кивком головы и села, расправляя на коленях подол простого темно-синего платья. Рейегар вернулся на свое место, не зная, что ему делать дальше, снова уткнуться в книгу или продолжить разговор. Сейчас он горько жалел о том, что светские беседы давались ему отчаянно плохо, как правило, он начинал их с обсуждения погоды, и если собеседник попадался столь же неумелый, то разговор обыкновенно затухал, не успев разгореться.

— Что привело вас сюда? — наконец, выдавил из себя Рейегар, видя, что девушка снова взялась поправлять свой подол. — Обычно я никого не встречаю здесь кроме Великого Мейстера и септ моей матушки.

— Я отвлекаю вас? — испуганно спросила леди Лианна. — Мне, наверное, следует уйти…

— Нет-нет, — поспешил заверить ее Рейегар, он протянул было руку, чтобы удержать ее, но счел этот жест неприличным и смутился. — Я неверно выразился, вы нисколько мне не мешаете. Мне было просто интересно…

— Хорошо, — леди Лианна застенчиво улыбнулась. — Я пришла сюда от скуки, — созналась она, отводя глаза и глядя на свои беспокойные руки, что никак не находили себе места. — Матушка ваша хворает, мой брат пропадает где-то, а дождь мешает мне сесть в седло.

— И вы решили испробовать добрую книгу? — спросил Рейегар, слегка склонив голову и внимательно смотря на девушку.

— Да, — леди Лианна на мгновение задумалась. — Вы не подумайте, что я какая-нибудь невежда, я люблю книги, — с жаром заверила его она, а потом застенчиво добавила: — Во всяком случае, больше, чем вышивку.

— Я вовсе не считаю вас невеждой, — Рейегар постарался сделать свой тон подбадривающим, но выходило это у него плохо. Стоило ему перехватить взгляд ее серых глаз, как она тут же смущалась, ее щеки становились похожи на красные бока зимних яблок, и она отворачивалась. — Я часто вижу вас на тренировочном дворе, вас привлекают боевые искусства?

И молодые рыцари, добавил он про себя. Вслух озвучить подобное решился бы разве что только Освелл Уэнт.

— Вы правы, — впервые он услышал в голосе леди Лианны подлинный интерес, — очень привлекают. А уж смотреть за лучшими из лучших — настоящее удовольствие! Вы, наверняка, уже слышали про сира Харлана, — небо в ее глазах вдруг потемнело, — это так печально.

— Слышал, конечно, — проговорил Рейегар, о таких вещах он должен был узнавать одним из первых. Сир Харлан Грандисон — один из семи рыцарей Королевской Гвардии несколько дней назад скончался во сне. — Достойная жизнь и легкая смерть.

— Теперь на его место найдут нового рыцаря? — полюбопытствовала леди Лианна.

— Да, но кто это будет, я вам сказать не могу, миледи, ибо и сам того не знаю. Отец… он не всегда делится со мной своими планами, — Рейегар было умолк, но быстро предпочел сменить тему: — Готов поспорить, вы сами, миледи, не отказались бы от места среди почетнейших рыцарей Королевской Гвардии.

Это высказывание планировалось как непосредственная шутка, но леди Лианна отчего-то растерялась, не зная, что ответить, и этим взволновала Рейегара. Все же, в куртуазных манерах он совершеннейшее ничтожество, даже с дамой толком не может поговорить, не обидев ее.

— Простите меня, — в который раз повторил принц, вкладывая всю свою искренность в эти слова, — я не знаю, чем так смутил вас, но поверьте, у меня совсем не было подобных намерений.

— Вы не могли знать, — улыбнулась леди Лианна, качая головой. Один темно-каштановый локон своевольно выбился из ее прически и упал ей на лоб, Рейегар взглядом зацепился за него, да так и не смог оторваться. Принц поймал себя на внезапной мысли, что ему хочется коснуться этого локона, заправить его за маленькое, изящное ушко. Леди Лианна продолжила говорить, приводя Рейегара в себя, и он тут же устыдился своих намерений. — Я, правда, этого хотела бы, но над таким моим желанием все только смеются.

— В этом нет ничего смешного, — горячо возразил принц, — вы очень смелая девушка.

— Пожалуй, вы один при дворе так думаете, — пожала плечами леди Лианна. — Позвольте узнать, что вы читаете?

Рейегар прикрыл книгу, показывая леди Лианне форзац.

— «Книга о потерянных книгах», — вслух прочла леди Лианна. — Никогда не слышала о такой.

— О ней мало кто слышал, — улыбнулся принц. — Она написала недавно.

— Вы ищете потерянные книги? — задумчиво спросила девушка. Рейегару показалось, что он вызвал в ней удивление.

— Можно и так сказать, — отвлеченно ответил Рейегар. Услышала бы она о его истинных мотивах, наверняка, сочла бы безумцем, подобным его отцу. Может, он и был сумасшедшим, а все во что он верил лишь плодом его больного воображения? Иногда принц задумывался об этом, и подобные мысли пугали его.

Леди Лианна промолчала, и между ними повисла неловкая тишина. Девушка не смотрела на принца, и он позволил себе неприкрыто рассматривать ее. Всякий раз, встречая Лианну Старк во дворце, он бросал на нее тайные взгляды, которые приходилось ото всех прятать, и которые очень некстати замечал Эртур Дейн. Теперь же Рейегар мог смотреть на нее столько, сколько ему вздумается, касаться взглядом ее тонкого вытянутого лица, густых каштановых волос, собранных в незамысловатую прическу, слегка вздернутого носа, маленького рта. Она странным образом завораживала его, заставляя его волноваться и по-юношески смущаться, но раз взглянув на нее, принц уже не в силах был оторвать взгляда.

— Вы не поможете мне выбрать что-нибудь почитать, чтобы скоротать время? — леди Лианна заговорила неожиданно, отчего Рейегар встрепенулся. Очнувшись, он обнаружил, что пальцы его с такой силой сжимают корешок книги, что костяшки их побелели.

— Конечно, — закивал он. — Изволите сказку о смелом рыцаре и его прекрасной даме?

— Это слишком скучно, — покачала головой леди Лианна. — Таких сказок я наслушалась сполна от септы, что воспитывала меня, кажется, даже служа Семерым, она не перестала в них верить.

— А вы, значит, не верите? — улыбнулся Рейегар.

— Нет, — отвечала девушка, — начитавшись такого, можно и вправду решить, что все это было на самом деле. Такие истории слишком сладкие, словно пирог с патокой, а я предпочитаю лимонные пирожные.

— Вам, миледи, не так просто угодить, — произнес Рейегар шутливым тоном. Он поднялся и направился к стеллажам. Лианна Старк последовала за ним, он обернулся к ней, боясь, что его попытки казаться веселым и непосредственным снова обидят ее. Лианна, однако, улыбалась. — Что скажете о «Девяти путешествиях»? Будучи ребенком, меня было не оторвать от этого труда.

— Я бы предпочла совершить их сама, ваше высочество, — проговорила девушка. Рейегар не понял сразу, смеется она или говорит серьезно и от этого смешался. Он вопросительно взглянул на леди Лианну, и искорки в ее глазах подсказали ему правильный ответ.

— В этом вам поможет ваше воображение, — принц стянул книгу с полки и стряхнул с нее пыль, которая вихрем взмыла в воздух и снегом осела на рукав его черного дублета. — Стоит лишь ненадолго закрыть глаза, — восторженно прошептал он, склоняясь ближе к леди Лианне, — как вы можете перенестись в джунгли Йи-Ти или проплыть по Нефритовому морю до самого Лэнга, тогда для вас не будет существовать ни времени, ни границ, ни опасностей, вы будете свободны и сможете обладать всем миром.

С грустью вспоминая, как, будучи мальчишкой, сам путешествовал по миру таким образом, Рейегар закрыл глаза, а когда вновь распахнул их, встретился с восторженно глядящими на него серыми омутами. Несколько мгновений они вот так смотрели друг на друга, а потом одновременно отвернулись.

— Что ж, — выдохнула леди Лианна столь тихо, что Рейегар едва расслышал ее, — я, пожалуй, воспользуюсь вашим советом, ведь мне вряд ли удастся увидеть все эти чудеса своими глазами.

— Отчего же? — осведомился Рейегар.

— Оттого, — печально произнесла девушка, — что как примерная дочь, я должна буду выйти замуж за лорда, вышивать ему платочки и рожать наследников. Сомневаюсь, что он разделит мою любовь к странствиям.

— Вы не должны унывать, — подбодрил ее принц. — Возможно, вам повезет, и ваш муж будет достоин вас.

— И много вы встречали таких лордов, что выезжают дальше своих земель? — пожала плечами леди Лианна. — Но раз уж вы, ваше высочество, не хотите, чтобы я унывала, то я, пожалуй, постараюсь этого не делать.

— Вот и хорошо, — Рейегар протянул ей книгу. — Я никогда не был на Севере, миледи. Вы как-нибудь могли бы рассказать мне о нем, и так мы бы отправились туда вместе.

— Почту за честь, мой принц, — леди Лианна потянулась, чтобы взять «Девять путешествий» из его рук, и на самую маленькую долю мгновения пальцы их соприкоснулись. От Рейегара не укрылось, как краска бросилась в лицо девушке, а сам он почувствовал такой жар, словно бы оказался в иссушенной Дорнийской пустыне.

Это легкое прикосновение было столь стремительным, что принц не успел его толком ощутить. Рейегару захотелось взять ее маленькую ручку в свою, дотронуться до ее белой кожи. Интересно, какая она на ощупь: мягкая ли, как у здешних девиц или немного шершавая от северных морозов, что свирепствуют в том краю, откуда она родом? Он хотел чувствовать горячие ли у нее руки или холодные, как у его матери, на мгновение он представил, как рука ее нежно гладит его по волосам и хотел бы додумать эту мысль и дальше, но устыдился. Принц понимал, что мысли эти постыдны, однако не мог и не хотел с ними бороться. Никогда еще за всю его жизнь не посещали его чувства столь сильные и волнующие.

— Мой принц.

Рейегара будто бы разбудили от особо приятного сна, когда он увидел осуждающий взгляд своего друга Эртура Дейна.

— Простите меня, — произнес Эртур, однако, по тону его было ясно, что он вовсе не просит извинений, — но нам пора во двор. Дождь прекратился, и воздух сейчас как раз хорош для тренировки.

— Вы правы, сир Эртур, — нехотя выдавил из себя Рейегар, одним взглядом отправляя Эртура в Седьмое Пекло. — До свидания, миледи, — он поклонился Лианне, — то место, куда я отправляюсь, понравилось бы вам гораздо больше, чем эта пыльная библиотека. Клянусь Семерыми, я бы с удовольствием поменялся с вами. Я уповаю на то, что мы с вами скоро встретимся, и вы сдержите свое обещание.

— До свидания, ваше высочество, — леди Лианна ответила ему изящным реверансом. — На Севере не дают обещаний, которых не могут сдержать.

Рейегару пришлось уйти, хотя ему этого и не хотелось. Эртур в своем немом осуждении был прав, да принц и сам понимал, что женатому мужчине, а тем более наследнику престола, оставаться наедине с незамужней девицей неприлично. В присутствии леди Лианны, слушая ее, смотря на нее, Рейегар и вовсе позабыл обо всех условностях и правилах этикета. Он оправдывал себя тем, что столкнулись они с Лианной Старк случайно, и просто промолчать, не заговорив с ней, с его стороны было бы невежливо, однако самому себе он признавался, что это всего лишь оправдание для других. Принц давно хотел побеседовать с леди Лианной и теперь радовался тому, что желание его исполнилось.

Совесть твердила ему, что он поступал недостойно, чувство долга, что двигало им почти всю его сознательную жизнь, крепкими веревками больно впивалось ему в руки, и Рейегар впервые не хотел склоняться перед ним, не хотел слушаться, а силился разорвать стянувшие его путы, пусть это и стоило ему болезненных терзаний.

— Позвольте вопрос, мой принц, — заговорил сир Эртур, когда они, переодевшись, покидали Красный Замок.

— Мы же, кажется, давно условились, мой дорогой сир, что когда кругом никого нет, мы не будем использовать все эти ненужные формальности, — дружелюбно произнес Рейегар. — Что-то мне подсказывает, что я имел несчастье чем-то вызвать твое недовольство, и твой вопрос мне не понравится, однако ты волен задать его.

— Что за обещание дала вам Лианна Старк? — едва они спустились на песок тренировочного двора, сир Эртур остановился и со всей серьезностью посмотрел на принца своими темно-фиолетовыми, почти черными глазами.

— Тебе не о чем беспокоиться, Эртур, — Рейегар попытался придать своему тону непринужденность, — она всего лишь обещала рассказать мне о Севере. Ты же не станешь спорить, что это мне полезно.

— Не стану, — нехотя согласился Эртур, — но на вашем месте я был бы осторожнее.

— Благодарю за совет, друг мой.

Рейегар ожидал продолжения, но рыцарь смолчал, оставаясь верным своей деликатности, и принцу отчего-то стало стыдно. Какими бы ни были собственные желания и устремления Рейегара, камень долга при рождении придавил его. Попытайся принц сбросить с себя этот камень, пострадать могли те немногие, кого он любил.

— Что сегодня? — спросил Дейн, словно предыдущего разговора и вовсе не было. — Снова мечи, или, может быть, копья?

— Что ж, немного разнообразия не помешает, — вздохнул Рейегар. — Ричард, — крикнул он своему оруженосцу, — ты слышал? Принеси нам с сиром Эртуром копья.

Получив из рук юного Лонмаута оружие, принц и королевский гвардеец пустились в свой привычный танец. Воздух после дождя и вправду был свежий, легкий ветерок приятно холодил разгоряченное от упражнений тело. Дышалось до странности свободно, а по Красному Замку витал новый, дурманящий запах природного пробуждения. Неужто зиме, действительно, пришел конец, и скоро наступит долгожданная весна?

— Я заметил, ты теперь больше времени проводишь с женой, — заметил Эртур, ловко уворачиваясь от неожиданного выпада Рейегара. Дейн, кажется, вознамерился вызнать про отношения принца с Серсеей. Гвардеец был слишком очевиден, даже когда пытался якобы хитрить.

— Похоже, моя супруга не дает тебе покоя, — покачал головой Рейегар. Ему снова не удалось поймать Дейна, и азарт все сильнее подогревал принцеву драконью кровь. — С ней я почти не говорю. Если мы и обсуждаем что-то, то это касается дочери, — слова Рейегара звучали отрывисто, перемежаемые частым дыханием, блокировками и выпадами.

— Ты несчастлив? — прямо спросил Дейн.

— Мне… — Рейегар яростно бросился вперед, совсем позабыв о том, что такие удары не проходят с тем, кто зовется Мечом Зари, — трудно, — завершил он, отступая.

По лицу Эртура принц убедился, что одно это слово, произнесенное усталым, сбитым голосом, сказало Дейну больше, чем мог бы самый подробный рассказ. Эртур умолк и воткнул копье во влажный песок, давая им обоим возможность отдышаться. Рейегар видел, что друг сочувствует ему, и прекрасно знал, что бы Дейн мог сказать, но рыцарь молчал. Слова были ни к чему, они ничего не исправили бы, Рейегар всегда будет связан своим статусом наследного принца и будущего правителя, а Эртур будет тяготиться своей клятвой охранять короля, пусть даже и безумного.

— Принцесса поможет мне исполнить пророчество, — глухо произнес Рейегар. — С рождением Висеньи начало положено, должно быть еще двое. Если ради этого мне придется пожертвовать своим счастьем, то я готов это сделать.

Эртур покачал головой, да и только. Сколько бы Рейегар не пытался убедить гвардейца в своей правоте, тот лишь вот так же качал головой. Кажется, Дейн поверит, наконец, во все это только тогда, когда пророчество исполнится.

— Тебе не кажется, что твоя супруга слишком много времени проводит в обществе короля? — настороженно спросил Эртур.

— После родов она едва ли выходила из своей комнаты, — отозвался Рейегар, — а его величество пока еще не изъявлял желания взглянуть на внучку, — в голосе принца прозвучала обида на отца, но в его душе она странным образом смешивалась с облегчением. Вряд ли эта встреча будет приятной для кого-либо кроме короля, который не преминет снова унизить своего сына. Благо, Висенья еще слишком мала, чтобы осознавать происходящее, сам же Рейегар и вовсе предпочел бы не видеться с отцом. Если бы не Серсея, он бы давно увез семью на Драконий Камень и оставался бы там в относительной безопасности вдали от дворцовых интриг.

— А раньше? — не унимался Эртур. — Исходя из того, что мне удалось заметить, она искала его общества.

— Возможно, — вынужден был признать Рейегар.

— Признаться, меня это беспокоит, — Дейн говорил вежливо, но твердо. — Я думаю, тебе следует задуматься и принять какие-то меры.

— А что я могу сделать? — вскричал принц, но тут же осекся. — Мне остается только надеяться, что рождение дочери отвлечет ее от этих опасных игр.

— Ты, похоже, очарован своей дочерью больше, чем любой женщиной, — Эртур заговорил о другом, понимая, что неосторожно вступил на опасную территорию, и спеша вернуться назад. Он вновь поднял копье и сделал знак принцу, Рейегар кивнул, также принимая боевую стойку.

— Ты прав, — согласился принц, первым делая выпад. Это уже стало его обыкновением, Дейн никогда не начинал бой первым, лишь дразнил и злил противника. Рейегар пытался держаться, но всякий раз срывался, ибо Эртур, казалось, часами мог плясать вокруг него, не нанося ударов и попросту выводя принца из себя. — Мне кажется, я люблю ее больше всех на свете.

— Я вижу на твоем лице улыбку, — проговорил Дейн, уворачиваясь от удара принца и тут же нанося ответный. — Уж не знаю, кто ее вызвал, Висенья ли, или кто другой, но я рад, что ты не все время такой кислый, — последнюю фразу Эртур произносил уже, когда принц лежал на земле, а кончик копья белого рыцаря упирался ему в горло.

— Пожалуй, Эртур, — сказал Рейегар, поднимаясь, — я должен радоваться, что ты сражаешься на моей стороне.

На это Дейн лишь развел руками, но принц заметил, как сверкнули его глаза: все же тщеславие было не чуждо и сиру Эртуру. Встав на ноги, Рейегар отбросил копье и принялся отряхиваться: упав, он весь вывалялся в песке, и если от вареной кожи, из которой был сделан его жилет, песок отставал легко, то в шерстяные бриджи он, казалось, с каждым движением въедался только сильнее. Рейегар недовольно фыркнул, а Эртур рассмеялся.

— Ты получил приглашение на турнир в Харренхолле? — спросил гвардеец, с ухмылкой наблюдая, как принц пытается избавиться от песка.

— Да, — отозвался Рейегар. — А ты?

— Конечно, — Эртур сложил руки на груди. — Что это за турнир, на который не приглашают Меча Зари. Думаешь ехать?

— Только для того, чтобы спешить там тебя, — добродушно усмехнулся принц.

— Еще? — подмигнул Дейн, когда Рейегар закончил, наконец, отряхиваться, но принц покачал головой.

— Нет, Эртур, мне надо переодеться, ведь ты всего меня извалял в песке, — хмыкнул Рейегар. — А наследному принцу негоже появляться перед будущими подданными в таком виде.

— Вы сегодня диво, в каком хорошем расположении духа, ваше высочество, — улыбнулся Эртур. — Боюсь, обвинить в этом можно лишь некую северную леди.

— Оставим это, мой друг, — отмахнулся Рейегар, не желая вслух признавать правоту рыцаря, — не хочу портить столь прекрасное, по твоему мнению, настроение.

— Как скажешь, — сдался Дейн. — Ты знаешь, я во всем поддержу тебя, Рейегар. Только прошу, береги себя и не делай глупостей.

— Обещаю, — принц похлопал верного гвардейца по плечу и направился к Твердыне Мейегора.

Легкая, словно весеннее солнце, улыбка продолжала играть на его губах, но, приближаясь к подъемному мосту, Рейегар снова принял серьезный вид. Если его увидят слишком уж веселым, то точно начнут подозревать в безумии. Сир Ливен Мартелл, стоящий на посту в конце моста, отвесил принцу поклон.

— Как идут дела, сир Ливен? — осведомился Рейегар.

— Все хорошо, благодарю, — рыцарь ответил не сразу, явно удивляясь тому, что молчаливый обычно принц вдруг заговорил с ним.

Рейегар оставил сира Ливена недоумевать, а сам, преодолев небольшой внутренний двор, поспешил в свои покои. Ему хотелось поскорее стянуть с себя грязную и мокрую одежду, которая неприятно холодила кожу даже при самом легком ветерке.

Проходя мимо дверей в покои Серсеи, Рейегар услышал детский плач и насторожился. Висенья была спокойным и тихим ребенком, она редко беспокоила мать и кормилицу несмолкаемыми криками, призванными лишь привлечь к себе внимание взрослых. Неужто девочка заболела или случилось еще что-нибудь плохое? Принц почувствовал, как сердце в груди замерло, будто замороженное страхом.

Даже не постучав, он толкнул толстую деревянную дверь и вошел внутрь. Сначала комната показалась Рейегару совершенно пустой за исключением плачущей в колыбели дочери, но потом он разглядел спящую на небольшом топчане Джейни. Увиденное возмутило и разозлило принца. Как можно спать, когда бедный ребенок так надрывается? Джейни всегда производила впечатление доброй и расторопной девушки, и Рейегар был разочарован тем, что ошибся в ней. Он подошел к Висенье и взял девочку на руки, осторожно придерживая головку.

— Тшш, моя маленькая, — прошептал он, качая дочь и целуя ее в лоб. Личико девочки пошло красными пятнами, она продолжала кричать и маленькими ручками пыталась схватить отца за жилет. — Папа здесь, все хорошо. Перестань же плакать. Наверное, ты голодная, моя бедняжка.

Продолжая успокаивать Висенью, Рейегар потряс Джейни за плечо, однако девушка не проснулась, голова ее приняла странное положение, а одна рука, лежавшая на животе, сползла и с глухим звуком упала на топчан. Принц еще раз попробовал разбудить Джейни, хотя и успел понять, что это бесполезно. Кожа Джейни была холодной, а грудь не вздымалась от дыхания, она уже была во власти Неведомого.

Глава опубликована: 17.11.2019


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 80 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх