↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Серое на черном (гет)



Автор:
Рейтинг:
R
Жанр:
Ангст, Драма, Первый раз, Романтика
Размер:
Макси | 1166 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждения:
AU, Инцест, Насилие, ООС, Смерть персонажа
AU, в котором сбывается мечта Серсеи, и она выходит замуж за Рейегара, Рейегар ждет Обещанного принца и рефлексирует, Эйерис все больше впадает в паранойю, а Лианна оказывается в Королевской Гавани до Харренхольского турнира в качестве фрейлины королевы, а фактически заложницы короля.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Лианна VI

Лианна никогда не представляла, что где-нибудь может быть так тихо или так темно. Иногда ей чудилось, что она и вовсе оглохла, и чтобы опровергнуть это, Лианна тихонечко начинала разговаривать сама с собой. Звук собственного голоса казался ей непривычным: слишком низким и глухим, почти по-мужски хриплым, однако другого она все равно не могла бы услышать. Иногда сквозь толстую деревянную дверь до нее доносились кованые шаги, эхом разносящиеся по узкому каменному коридору. Обычно они, словно мираж, пролетали мимо, исчезая где-то в недрах этих проклятых всеми богами подземелий.

Однако сейчас шаги замерли как раз напротив ее двери, заскрипел тяжелый засов и дверь с отчаянным свистом отворилась. Как и ожидала Лианна, в проеме озаренный светом факела, словно закатным солнцем, появился тюремщик. Яркий свет больно ударил по глазам, и Лианна приложила руку ко лбу, защищая их, при этом она старалась не отрывать взгляда от своего посетителя. Он забрал сложенную в углу оловянную посуду, оставшуюся от ее предыдущей трапезы, и оставил Лианне новую порцию еды.

— Почему меня держат здесь? — в который раз спросила она, слегка приподнимаясь. — Как долго я еще должна здесь оставаться? В чем меня обвиняют?

Тюремщик, не обращая на нее внимания, водрузил тарелку с каким-то дымящимся варевом на плохо обструганную доску, служившую Лианне столом, и ушел, не ответив ни на один из ее вопросов. Опять. С ней никогда никто не говорил, ей ничего не объясняли, ее просто продолжали держать здесь, и Лианна боялась, что, если все это будет продолжаться, она скоро сойдет с ума. Когда она только оказалась здесь, Лианна надеялась разжалобить их, заставить ответить ей, однако теперь она задавала свои вопросы скорее из упорства, нежели надеясь получить что-то в ответ. Она кричала, хватала тюремщиков за ноги, даже умоляла их, но все было тщетно. С таким же успехом девушка могла бы требовать ответа от немых каменных стен, что теперь составляли весь ее мир.

Тюремщиков было двое, во всяком случае другие к ней не приходили. Лианна прозвала их про себя Горбатый и Носатый, ибо других отличительных черт у них она не заметила, а имен они не называли. Они вообще не говорили с Лианной и даже не смотрели на нее. Оба были облачены в грязно-коричневые одеяния и сверкали черными, глубоко-посаженными глазами. Горбатый, а сегодня еду ей принес именно он, забрал свой факел и захлопнул дверь, снова оставив Лианну в темноте.

Ее глаза довольно быстро привыкли к отсутствию освещения и стали различать очертания предметов вокруг нее: соломенного тюфяка, служившего ей постелью, и грязного ночного горшка, стоявшего в самом углу и распространявшего тошнотворный запах. Однако Лианна уже давно не обращала внимания на окружавшую ее вонь, она схватила оставленную тарелку и накинулась на пахнущее варенными овощами месиво, сквозь тьму, ей даже примерещился плавающий посреди странного варева кусочек мяса. Лианна посчитала глупым объявлять голодовку из чувства протеста. Слова ее здесь никто не слушал, так и на ее отказ от пищи уж точно не обратят внимания, позволив ей уморить себя голодом. Однако доставлять им такое удовольствие Лианна не собиралась, силы ей еще понадобятся. Кто-то же должен был знать, что она в беде, кто-то должен был прийти ей на помощь. Рейегар точно сразу же хватится ее, когда вернется, а Брандон не смирится с ее исчезновением. Но что они сделали с Брандоном, и куда запропастился Рейегар?

Кормили здесь вполне сносно, во всяком случае, запах от еды исходил довольно терпимый, а от ее вкуса не хотелось вывернуть желудок наизнанку. Плотно поев и отставив опустевшую посуду в сторону, Лианна уселась на колючий тюфяк, и торчащие из него соломинки больно впились ей в спину и ноги, однако Лианна уже успела приноровиться к этой своей постели и умела устроиться так, чтобы солома доставляла ей наименьшие неудобства. Она обхватила ноги руками и водрузила подбородок на колени, погружаясь в свои невеселые думы, ибо теперь кроме собственных мыслей у нее ничего больше не осталось.

Стоило Лианне вспомнить тот день, когда она очутилась здесь, как ее сердце снова начинало заходиться в страхе, а на ладошках выступал холодный пот. Ей приходилось снова и снова внушать себе, что именно сейчас ничего страшного не произойдет, во всяком случае, она сыта, здорова, а тюремщики и не пытаются притронуться к ней. Тогда же она была ни в чем этом не уверена. Тем утром, что сейчас казалось таким далеким, Лианна собиралась отправиться на раннюю прогулку по Королевской Гавани, желая взглянуть на столицу, пока город еще не наполнился гомоном многочисленных прохожих и шумом лотков и ярмарок.

С ней был Альбин и несколько домашних гвардейцев. Лианна возражала против подобного эскорта, но Альбин в этот раз настоял. Он не одобрял подобных вылазок, но ничего не мог поделать со своеволием Лианны, поэтому ему только и оставалось, что охранять ее от последствий ее безрассудства. Бедный Альбин, жив ли он, или его рана все же оказалась смертельной?

— Не пойму, — бросил он тогда, встретив ее у Девичьего Склепа, — почему вам так захотелось идти именно сейчас.

— Я устала сидеть в четырех стенах, — пояснила Лианна, бесконечные сплетни и вправду утомили ее, отбив всякое желание появляться при дворе, — но и от людей я устала не меньше. Так и хочется вскочить на Синеглазку, да умчаться в Волчий Лес… — она тихо вздохнула.

Рядом раздался вздох Альбина, такой же печальный. Лианна, улыбаясь, взяла его под руку, и они направились к городским воротам. Однако не успели северяне пройти и нескольких шагов, как перед ними возник страж в красно-черном одеянии, преграждая им путь. За его спиной замаячило еще несколько человек.

— Леди Лианна, — холодно проговорил страж, — вы должны пойти со мной.

— В такое время? — насторожилась Лианна. — Но куда?

— Вас ждет принц, — ответил страж все так же отрешенно.

— Принц? — Лианна удивилась еще больше и с тревогой взглянула на Альбина. Разве Рейегар вернулся? И был ли этот человек в действительности посланцем Принца Дракона? Рейегар всегда передавал ей записки через сира Освелла или сира Эртура, однако Меч Зари уехал вместе с принцем, а Освелл Уэнт ничего такого ей не говорил, хоть они и виделись едва ли не каждый день. Лианна была почти уверена, что Рейегар ни за что бы не доверил столь сильно оберегаемую ими тайну простому солдату своей домашней стражи.

— Принц Рейегар, — пояснил страж, решив, что она не понимает, о ком он говорит.

— Его высочество, насколько мне известно, — Лианна вскинула голову и слегка презрительно глянула на солдата, — уехали в Летний Замок.

-Принц вернулся оттуда этой ночью, — тон солдата показался девушке странно настойчивым, и это испугало ее. Краем глаза она заметила, что Альбин схватился за меч.

— Хорошо, — Лианна изобразила раздраженный вздох, — даже если принц возвратился, как это касается меня? Разве он не хочет отдохнуть с дороги? Зачем ему так внезапно понадобилась фрейлина его матери?

Все эти вопросы, казалось, застали солдата врасплох. Он, видно, ожидал, что она пойдет за ним, куда угодно, стоит ему назвать имя принца Рейегара. Теперь же он, кажется, сомневался, не ошибся ли он, и не является ли связь Принца Дракона с дикой северянкой, которую при дворе считали едва ли не свершившимся фактом, лишь ложными слухами.

— Передайте его высочеству, что если он так сильно желает меня видеть, то пусть сам разыскивает меня, — громко проговорила Лианна и попыталась сделать шаг вперед, однако страж не сдвинулся с места, а его сопровождающие плотнее встали за его спиной.

Лианна хотела возмутиться, разыграв сцену, и тем самым отделаться от них, но она даже не успела ничего сказать, как рука стоящего перед ней солдата схватила ее за запястье и завернула ее собственную руку ей за спину. Лианна вскрикнула, но его свободная рука зажала ей рот.

— Я же сказал, вы пойдете со мной, — проговорил солдат, — вам лучше не сопротивляться, в таком случае никто не пострадает.

Несмотря на его предупреждение, Лианна продолжала брыкаться. Если у нее и были какие-то сомнения относительно участия принца во всем этом, то теперь они окончательно рассеялись. Рейегар бы ни за что не допустил, чтобы с ней обращались подобным образом. Одновременно с тем, как безымянный солдат выкрутил ей руку, Альбин схватился за меч и вместе с другими северянами, последовавшими его примеру, кинулся на тех, кто оставался сзади. Сталь зазвенела в ушах, а Лианна пожалела, что при ней нет никакого оружия.

Северяне пытались противостоять гвардейцам Таргариенов, но королевских людей было заметно больше, поэтому надежда на успех, исчезала так же быстро, как след дыхания на стекле. Лианна перестала считать происходящее лишь недоразумением или и вовсе дурным сном, когда один из ее людей был пронзен мечом и упал замертво. Она никогда не видела, как умирают люди, так просто и быстро, почти беззвучно, стоит лишь острой стали проткнуть мягкую человеческую плоть. Бедняга, наверняка, даже не успел почувствовать, что жизнь покидает его тело, последними словами, слетевшими с его губ за несколько мгновений до смерти, была ругань. Опешив, Лианна ненадолго замерла, перестав дергаться, но лишь для того, чтобы возобновить борьбу с новой силой.

Она брыкалась в руках стража, но какой бы ловкой она ни была, молодая девушка не могла справиться с крепко сбитым мужчиной. Отчаявшись, она изловчилась и впилась зубами в ладонь солдата, зажимавшую ей рот. Тот громко вскрикнул и принялся сыпать грязными ругательствами, каковых не слышала даже Лианна, выросшая в обществе четверых мужчин, которые, бывало, иногда позволяли себе острое словцо. Воспользовавшись его замешательством, Лианна закричала что было сил, надеясь привлечь чье-нибудь внимание. Замок в столь раннее время еще спал, и Лианне приходилось кричать очень громко, чтобы разбудить хоть кого-нибудь, кто мог бы прийти на помощь.

Солдат, продолжавший держать ее, недовольно пыхтел, тряся укушенной рукой, он попытался снова зажать Лианне рот, но она не сдавалась.

— Замолчи, — прошипел он, — заткнись немедленно!

Однако Лианна и не думала слушать его, вывернув голову назад она видела, как Альбина полоснуло мечом, а потом еще один мертвый северянин рухнул наземь. От ужаса у Лианны брызнули слезы, ее голос сорвался и стал больше похож на вой израненной волчицы. Однако скоро затих и он, ибо солдат, видно устав возиться с ней, со всей силы огрел ее по голове, и Лианна лишилась сознания.

Когда она пришла в себя, то в первое мгновение подумала, что ослепла, ибо, даже когда она открыла глаза, кругом была одна лишь темнота. Однако вскоре ее взгляд привык, в нос ударили запахи мокрого камня и гнилой соломы, и Лианна поняла, что находится в темнице. Она не знала, ни почему очутилась здесь, ни где располагается место ее заточения. С того дня прошло уже много времени, хотя Лианна и не могла в точности сосчитать, сколько. Часы, когда она спала, девушка почитала ночью, а часы бодрствования — днем, однако, как ни пыталась она их считать у нее ничего не выходило, и она сбивалась.

Ее тело постепенно покрылось толстым слоем грязи и постоянно зудело. Стоило Лианне почесаться, как под ногтями немедленно собиралась грязь из частичек омертвевшей кожи. Девушка даже пробовала таким образом отскрести все свое тело, но эта попытка не имела успеха и не принесла должного облегчения. Волосы спутались и висели длинными сальными прядями, платье, бывшее когда-то светло-серым, стало едва ли ни черным, во всяком случае, так казалось в темноте. Шерсть впитывала запахи пота и сырости, и теперь сама испускала отвратительный смрад. Однако и к этому запаху Лианна привыкла довольно быстро и вскоре перестала его замечать. Удивительно, что привыкать оказалась даже не сложно, и Лианна испугалась, что рано или поздно она и ко всей этой жизни в заточении привыкнет, позабыв, как бывает по-другому. Она забудет о нежно-розовом рассвете и закате цвета пламени, о том, как приятно пустить лошадь в галоп и скакать вперед, не оглядываясь, о нежном ветре, о кусачем морозе, о снеге, что искрится на солнце в ее родном Винтерфелле, о сладком запахе зимних роз, о вкусе поцелуя принца Рейегара.

— Рейегар, — тихо позвала Лианна в порыве охватившего ее отчаяния, и на мгновение ей послышалось, что он ответил ей. Она услышала свое имя, произнесенное его ласковым голосом, отчего-то усталым и измученным. Девушка резко встрепенулась и вскочила на ноги, скидывая поволоку задумчивости, в которой пребывала почти постоянно, когда не спала. Только тогда она вдруг со всей горечью осознала, что ее воображение сыграло с ней злую шутку. Рейегара здесь не было, а она осталась совсем одна.

Лианна обхватила себя руками и опустилась на свое место, вновь ощутив на своих плечах непередаваемую тяжесть своего положения.

— Я схожу с ума, — пробормотала она. Лианна уже давно не чувствовала разницы между тем, когда она думала и когда говорила вслух. Голос, звучащий у нее в голове, ничем не отличался от голоса, наполняющего собой пустоту подземелья. — Молю вас, Старые Боги, не позвольте этому случиться!

С того мгновения Лианну начал преследовать страх лишиться рассудка, однако, как предотвратить это она совершенно не представляла, она даже не была до конца уверена, что ее душевное состояние уже не пошатнулось от одиночества и непроглядной тьмы. Однажды она попросила у своих тюремщиков свечу и книгу, но они никак не отозвались на эту просьбу, как и на многие другие. Оставалось лишь надеяться, что скоро что-нибудь наконец-то произойдет, прервав ее заточение, которое теперь казалось бесконечным.

Пусть уж лучше ее казнят, чем гнить в этом подземелье.

— Нет, — твердо сказала себе Лианна, едва эта мысль непрошенной гостьей постучалась в ее сознание, — я не возжелаю смерти. Я буду бороться, а если уж мне и суждено погибнуть, то это случится по-моему. Я лишу короля хотя бы этого удовольствия.

Она сложила руки на груди и уставилась в темноту, будто бы глядела в темные очи Эйериса, похожие на глубокие провалы. Однако же, вместо королевского взгляда, полного безумия, ее рассматривали два маленьких круглых глаза, не похожие на человеческие. В страхе Лианна зажмурилась, опасаясь, что ей снова начало мерещиться неизвестно что. Тем не менее, когда она вновь открыла глаза, ее все еще продолжали с интересом изучать. Лианна шевельнулась, собираясь подползти ближе, однако ее неизвестный сосед сам продвинулся вперед, оказавшись ни кем иным как толстой крысой.

Лианна отпрянула назад и вжалась спиной в холодную сырую стену. С детства она до дрожи в коленках боялась крыс. Когда Лианне было чуть больше трех лет, старая Нэн пугала ее тем, что если она будет плохо себя вести, то все крысы Винтерфелла придут в ее комнату и до костей обглодают непослушную девчонку. Малышка была так впечатлена, что целую неделю вела себя как примерная леди. Потом Лианна, однако, вернулась к своим проделкам, но страх по отношению к крысам остался надолго. Его правда, приходилось тщательно скрывать, ибо прознай об этом Брандон или Бенджен, Лианна непременно бы обнаружила грызунов у себя в постели, даже если бы была самой послушной девочкой королевства.

Только очутившись в подземелье, Лианна подумала, что крысы непременно скоро появятся, ибо она слыхала, что подобные места ими просто кишат, но грызуны не посещали ее, и узница решила, что ее держат где-то слишком глубоко под землей, а крысы просто не забираются столь далеко. Однако теперь один крысиный шпион все-таки пришел по ее душу.

— Ты тоже любишь дальние странствия? — прошептала Лианна, убедившись, что зверек не собирается глодать ее кости. Будто бы услышав ее слова, крыс подбежал поближе и принюхался с распластанному на полу подолу ее платья. В темноте девушке показалось, что зверек недовольно скривился. — Предпочитаешь запахи получше, не так ли? — усмехнулась Лианна, продолжая беседовать с крысом так, словно тот мог ей как-то ответить. — Может, ты обитаешь на кухнях, а сюда забрел случайно? Бедняга, жить среди варенья и сдобных булочек, а потом оказаться в этой дурно пахнущей дыре. Во всяком случае, ты можешь уйти отсюда, — вздохнула Лианна.

Крыс, казалось, внимательно слушал Лианну, и в какое-то мгновение ей даже почудилось, что зверек сейчас заговорит вполне человеческим голосом или хотя бы кивнет в знак согласия, однако крыс лишь еще немного посидел подле ее подола, а потом, будто бы устав от ее глупых вопросов, убежал куда-то в темноту, вильнув длинным лысым хвостом.

— Даже крысы оставляют меня, — посетовала Лианна.

Тем не менее, с того дня крыс стал часто навещать Лианну. Однажды она предложила ему корочку черствого безвкусного хлеба, который ей дали на обед, но крыс отказался от столь щедрого угощения, и Лианна снова уверилась, что зверек столуется на замковых кухнях. Крыс обычно усаживался рядом с ней, а она болтала с ним, словно с человеком, и сочиняла забавные истории о том, где он бывал и что делал.

— Скажи, — спросила как-то Лианна, — а ты мог бы покусать короля?

В ответ зверек пошевелил усами, будто бы всерьез задумался над ее просьбой.

— Знаю, — вздохнула она, — это государственная измена и за нее казнят, но ты же ведь можешь легко убежать. У стражи нет таких маленьких кандалов, да тебя и не сможет никто поймать.

Крыс поводил носом по соломе и уставился на Лианну с выражением похожим на удивление.

— Ради меня, — взмолилась узница.

Зверек фыркнул.

— Не хочешь, — покачала головой Лианна, — никто не хочет. Все боятся, и ты боишься не меньше них. Ты не думай, что я сержусь на тебя. Сама бы я, наверное, тоже испугалась. Я была права, когда говорила дорогой Нэн, что ее сказки врут. Сам видишь, ты не глодаешь мои кости, а доблестный рыцарь, что должен освободить нас от безумца все никак не находится.

Договорив, Лианна почувствовала, что у нее по щекам медленно текут слезы. Удивительно, она не плакала, даже когда очутилась здесь, а вот теперь ей отчего-то стало очень грустно. Всхлипнув, она вытерла глаза руками, размазывая по щекам смешавшуюся со слезами грязь. На том месте, где сидел крыс теперь была пустота.

Лианна стала ловить себя на том, что скучает по крысу и часто вслушивается в тишину, надеясь услышать перестук маленьких лапок. Однако сегодня царившее кругом безмолвие было особенно угнетающим, оно будто бы заливало уши расплавленным железом, и вот-вот грозилось проломить голову. Словно бы бросая вызов тишине, в коридоре застучали шаги. Лианна ожидала, что как обычно это и бывало, они проследуют мимо, но шаги внезапно замерли, а на двери заскрежетал тяжелый засов.

Лианна только недавно доела свой обед, поэтому неожиданное вторжение напугало ее. Вот оно. Сейчас должно, наконец, что-то произойти. Что с ней сделают? Отпустят или отведут на казнь? Лианна поднялась и гордо вскинула голову, приготовившись встретить стражников, однако вместо них она увидела перед собой Королевских Гвардейцев сира Освелла и сира Джейме. От изумления Лианна зажала рот рукой, чтобы не вскрикнуть. Она было обрадовалась, но потом тут же насторожилась. Оба гвардейца служат короне, а значит, могут выполнять приказ Эйериса. Возможно, Безумный Король лишь хочет так посмеяться над ними.

— Леди Лианна, — заговорил сир Освелл, голос его звучал взволнованно и в то же время ласково, — как вы себя чувствуете?

Она никогда не видела Уэнта таким сосредоточенным и серьезным. Озорство исчезло из его голоса и глаз, сделав их пустыми и безжизненными.

‒ Вы здесь по приказу короля? ‒ выпалила Лианна, желая получить немедленное опровержение своим подозрениям.

‒ Нет, ‒ улыбнулся сир Джейме, ‒ конечно же, нет. Вы можете доверять нам.

Неприлично красивое лицо юного Ланнистера выглядело старше того, каким Лианна его запомнила. Джейме казался усталым и задумчивым, он был бледен, а под его глазами залегли темные круги. Улыбка на его губах затухла, едва успев загореться.

Ей хотелось кинуться каждому из них на шею, она даже сделала поспешный шаг вперед, но тут же замерла, вспомнив, какая она грязная. Наверное, им неприятно будет смотреть на нее. Отчего-то Лианне вдруг стало стыдно, и она поспешно отвернулась.

‒ Как вы? ‒ повторил свой вопрос сир Освелл.

— Сносно, — пробормотала Лианна, удивляясь тому, что впервые за бесконечно долгое время она говорит с живым человеком, — насколько это возможно в моем положении. Но как же я рада видеть вас обоих! Как вы нашли меня?

— Не без помощи лорда Вариса, — сир Освелл недовольно поморщился, — без него мы никогда бы не узнали, где вас держат.

Снова наступило неловкое молчание, новость про Вариса озадачила Лианну. Она никогда не любила мастера над шептунами, даже слегка побаивалась его и уж точно не была уверена в том, стоит ли ему доверять. Гвардейцы в ожидании взирали на нее, сир Освелл не знал, куда ему деть свои руки, а сир Джейме нервно переминался с ноги на ногу. Лианна почувствовала, как водопад из копившихся все это время вопросов вот-вот прорвется наружу, а она даже не знает, с чего начать.

— Я бы предложила вам присесть, как это подобает леди, — Лианна попробовала улыбнуться. — Однако выгляжу я как замарашка с Блошиного Конца, да и сидеть здесь негде.

— Я рад, что вы шутите, миледи, это успокаивает меня лучше любых ваших заверений, — сир Освелл вернул ей улыбку. Его лицо немного смягчилось, и девушка почувствовала себя свободнее.

— Помнится, любезный сир, — Лианна позволила себе подойти ближе, — вы сами советовали мне не доверять сиру Джейме, а теперь прибегаете к его помощи. Сколько же я провела здесь, раз уж такие разительные перемены успели свершиться за мое отсутствие?

— Мой совет был совершенно искренен, леди Лианна, — сир Освелл усмехнулся, ‒ но сир Джейме проявил себя очень достойно. Он первый обеспокоился вашим исчезновением и сам пришел ко мне.

‒ Я же говорил вам, мне хочется побыть рыцарем, ‒ подмигнул ей Джейме.

‒ Вы должны немедленно рассказать мне все, ‒ взмолилась Лианна, ‒ я даже не знаю, сколько времени нахожусь здесь.

‒ Непременно, ‒ кивнул сир Освелл, ‒ но сначала я должен попросить у вас прощения, леди Лианна. Принц Рейегар просил меня позаботиться о вас, а я не справился с этой задачей.

‒ Вам не следует просить прощения, дорогой сир, ‒ воскликнула Лианна, окончательно позабыв о приличиях, она схватила руку рыцаря и сжала ее, ‒ никто не может противостоять Безумному Королю. Однако же вы не сдались, вы разыскали меня, вы пробрались сюда, и хотя бы за это я буду до смерти благодарна вам обоим. Но где же сам принц?

‒ Никто не знает, ‒ сир Освелл обреченно покачал головой, ‒ он будто бы исчез в Летнем Замке вместе с сиром Эртуром и их оруженосцами. Как только вас пленили, пошел слух о том, что принц похитил вас и надругался над вами. Об этом сейчас судачат на всех площадях. Боюсь, простые люди разочарованы в своем герое.

‒ Но это невозможно! ‒ возмутилась Лианна. ‒ Рей… Принц бы никогда…

‒ Принца всегда считали немного странным, ‒ перебил ее Джейме, ‒ и многим не сложно поверить в то, что он повредился умом подобно своему отцу, кроме того, его расположенность к вам всем известна.

‒ А что говорит король? ‒ спросила Лианна со вздохом.

‒ Я полагаю, что Эйерис сам стоит за этим, точнее не он, а его советники, которым выгодно очернить Рейегара и отодвинуть его от трона. Правду знают лишь немногие, ‒ сир Освелл перевел дыхание, а затем снова продолжил: ‒ После того, как гвардейцы Таргариенов напали на вас, один из ваших людей, Сноу, смог добраться до лорда Брандона и рассказать ему все. Рассказ Сноу слышала и принцесса Элия, которая находилась вместе с вашим братом. Лорд Брандон отправился к королю с мечом наголо и обвинил его в вашем исчезновении. За это он также брошен в темницу.

‒ Нет! ‒ вскрикнула Лианна и со всей силы вцепилась в плечо сира Освелла, чтобы не упасть. ‒ А что Альбин? Что сталось со всеми остальными нашими людьми?

‒ Все мужчины убиты, ‒ Джейме смотрел на нее с сожалением, ‒ что сталось с вашей женской прислугой я не знаю, но лучше бы и их постигла та же участь.

Лианна закрыла руками лицо, стараясь сдержать слезы, что сейчас были готовы задушить ее.

‒ Мне жаль, ‒ пробормотал Уэнт, поддерживая ее, ‒ однако, принцессе Элии удалось убежать незамеченной. Бедняжка очень напугана, однако держится с достоинством. Я узнал обо все этом от нее и от леди Эшары.

‒ А я догадался сам, ‒ заявил Джейме, даже сейчас не упуская возможности прихвастнуть, ‒ скажите на милость, зачем принцу вас красть, если вы и так добровольно встречаетесь с ним? Я поделился своими мыслями с сиром Освеллом, мы пробовали разыскать вас сами, но потом Варис явился к нам и поделился своими знаниями.

‒ С чего ему помогать мне? ‒ удивилась Лианна.

‒ Никто не знает, что на уме у Паука, ‒ пожал плечами Джейме.

‒ Возможно, у вас с ним общие враги, ‒ добавил сир Освелл, ‒ а возможно, он действительно хочет помочь вам, хотя первый вариант кажется мне более вероятным.

Лианна горько улыбнулась, качая головой.

‒ Как вы попали сюда? ‒ полюбопытствовала она.

‒ Варис дал нам сонное снадобье, и мы усыпили стражу, ‒ пояснил Джейме.

‒ Мы пока не знаем, как вам выбраться отсюда, ‒ заговорил сир Освелл, ‒ Варис не захотел помогать нам в этом, однако мешать он тоже не станет. Но мы обязательно что-нибудь придумаем.

‒ Благодарю, ‒ прошептала Лианна, ‒ только заклинаю вас именами всех богов, не смейте подвергать себя опасности ради меня, иначе я не прощу себе этого.

Гвардейцы переглянулись, но промолчали. Лианна уже собиралась повторить свою просьбу, как почувствовала, что под ногами у нее что-то прошмыгнуло.

‒ Крыс! ‒ Радостно воскликнула она, приветствуя зверька, который теперь с удивлением разглядывал ее гостей.

Сир Освелл и сир Джейме, проследив за ее взглядом, недоуменно посмотрели на Лианну.

‒ Это крыс, ‒ пояснила она, ‒ он частенько навещает меня, скрашивая мое одиночество.

Освелл кашлянул, сдерживая смех, а Джейме открыто прыснул. Лианна немного смутилась, но не показала этого, а произнесла, погрозив гвардейцам пальцем:

‒ Не смейтесь над моим другом!

‒ Вы знаете, как этот зверек попадает сюда? ‒ вдруг спросил Освелл, внезапно посерьезнев.

‒ Нет, ‒ Лианна покачала головой, ‒ но судя по тому, что он отказывается угощаться моим обедом, я решила, что он живет где-то у замковых кухонь.

‒ Хм, ‒ задумался Освелл. Ощупав свой дублет, он выдернул оттуда нитку и бантиком повязал ее вокруг крысиной шеи. ‒ Возможно, ваш крыс знает замковые ходы получше Вариса.

Лианна вопросительно посмотрела на него, однако Освелл лишь отмахнулся, однако его глаза сверкнули вернувшейся в них хитрецой. Гвардейцам пришло время уходить, и Лианна все же обняла их на прощание. Никто из них даже не поморщился, а Джейме еще раз заверил ее, что они не оставят ее одну. Лианне не хотелось отпускать их, однако усыпленные стражники могли проснуться в любое мгновение.

Когда после долгого прощания гвардейцы все же ушли, она улеглась на свой тюфяк и прикрыла глаза, впервые за все время своего заточения Лианна почувствовала надежду, о ней помнили. Однако вместе с надеждой пришла и горечь. Сердце ее болело за брата, который, возможно, был где-то рядом с ней, возможно, где-то чуть дальше по узкому коридору смерти. Лианна могла хотя бы утешить себя тем, что Бран был еще жив, о Рейегаре же она не знала ничего, он словно растворился в своем Летнем Замке, став очередным призраком этого печального места. Только бы он был жив, только бы вернулся к ней, а с остальным они смогут справиться вместе.

Лианна не знала сколько времени прошло, но однажды крыс прибежал к ней с новой ниткой, на которую были нанизаны две белые пуговицы. Сердце девушки забилось сильнее. Они ни о чем не забыли, да помогут им Старые и Новые боги!

Глава опубликована: 12.04.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 75 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх