↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Серое на черном (гет)



Автор:
Рейтинг:
R
Жанр:
Ангст, Драма, Первый раз, Романтика
Размер:
Макси | 1166 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждения:
AU, Инцест, Насилие, ООС, Смерть персонажа
AU, в котором сбывается мечта Серсеи, и она выходит замуж за Рейегара, Рейегар ждет Обещанного принца и рефлексирует, Эйерис все больше впадает в паранойю, а Лианна оказывается в Королевской Гавани до Харренхольского турнира в качестве фрейлины королевы, а фактически заложницы короля.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Эддард I

— Нед, а Эртур Дейн будет участвовать? — восхищенно спрашивал Бенджен, придерживая так и норовившего ускакать вперед коня.

— Да, — кивнул Эддард.

— А Принц Дракон? — не унимался его младший брат.

— Да, если верить тому, что я слышал, — пробормотал Нед.

— Как ты думаешь, сир Эртур покажет мне свой меч, если я его попрошу?

— Откуда мне знать? — пожал плечами Нед, недовольно хмурясь. — Однако сдается мне, у рыцаря Королевской Гвардии есть дела поважнее, чем развлекать маленького несмышленого мальчишку.

— Наверное, Лиа и Бран уже успели с ним познакомиться, — продолжал болтать Бен. Младший Старк был настолько увлечен разговорами о предстоящем турнире и доблестных рыцарях, что даже забыл обидеться на то, что его назвали несмышленым мальчишкой. — Интересно, они уже там или мы приедем раньше?

Эддард оставил этот вопрос без ответа, но это никак не повлияло на словоохотливость Бенджена. Брат не замолкал с того момента, как Нед с Робертом Баратеоном и Джоном Арреном, спустившись по Высокой Дороге из Орлиного Гнезда, встретились у Трезубца с младшим Старком, который ехал с небольшим отрядом домашних гвардейцев по Королевскому Тракту из самого Винтерфелла. Стоило им обняться и поприветствовать друг друга, как Бенджен принялся засыпать старшего брата многочисленными вопросами и рассуждать о турнирных перспективах тех или иных рыцарей.

— Я поставлю золотого дракона на сира Эртура, — заявил Бен. — А ты, Нед?

— Я не азартен, — отмахнулся Эддард. — И тебе не советую увлекаться ставками, Бенджен.

— Отец разрешил мне, — возразил ему младший брат. — А ты Роберт, собираешься делать ставки?

— Разве что поставлю на самого себя, — гоготнул Роберт. — Уж в общей-то схватке я всех уделаю, можешь не сомневаться.

— Может быть, — согласился Бенджен. — Может быть, и я поставлю на тебя, Роб. Смотрите, — радостно воскликнул младший Старк, глядя перед собой, — вон там уже видны башни Харренхолла, мы почти приехали.

Бенджен, однако, ошибался, как и многие до него. Замок Харрена Черного был столь огромен, что видно его было издалека, однако, этим он и сбивал неопытных путешественников с толку, словно бы в нем была заключена какая-то древняя обманная магия. Завидя на небосклоне башни Харренхолла, путники думали, что ехать им до замка оставалось совсем немного, и как же бывали они разочарованы, достигнув черной твердыни лишь спустя почти два дня пути.

Молодых людей, однако, ничего не сдерживало, кони их были выносливы и свежи, и они достигли Харренхолла уже к следующему вечеру. Шатровый лагерь, расползшийся у подножья черной твердыни, показался Эддарду просто огромным, похожим на настоящий город. Никогда еще Неду не доводилось бывать на турнире, куда съехалось бы такое великое множество гостей. На открытом поле близ замка раскинулись шатры лордов и рыцарей разных цветов и размеров, рядом с каждым из них в ожидании трепетали яркие знамена. Были здесь и роза Тиреллов — лордов Простора, и башни Фреев из Речных Земель, золотой лев Ланнистеров гордо ревел на алом, точно кровь, поле, сияло, возвышаясь над остальными, солнце Мартеллов — принцев Дорна. Заметил Нед и гербы северян: рыкающего медведя Мормонтов, черные топоры Дастинов, водяного Мандерли, и еще множество других, гордо реющих на ветру.

Вблизи шатров с наступлением темноты загорались факелы, а сами палатки засветились, будто волшебные фонари. Гости попроще жгли костры, вокруг которых собирались погреться и приготовить ужин межевые рыцари. Казалось, все рыцари и лорды Семи Королевств Вестероса от Солнечного Копья до самой Стены явились, чтобы попытать счастья на этом турнире. Еще бы, ведь награда, ожидавшая победителей, была воистину щедрой, давно на турнирах не разыгрывалось такого богатства.

В калейдоскопе шатров и знамен Нед не заметил черно-красного знамени с трехглавым драконом. Король еще не прибыл, а значит, Брандона и Лианны тоже еще не было, ибо они должны были путешествовать в свите Таргариенов. Неду не терпелось увидеть брата с сестрой и расспросить их обо всем, но пока его окружали малознакомые или вовсе незнакомые ему люди: Бенджен, обозвав брата скучным, убежал смотреть представление кукольников, а Роберт отправился в Харрентон. По его словам, он намеревался попробовать здешнего эля, чтобы как следует отдохнуть с дороги, но Нед подозревал, что интерес друга лежит в местах совсем иного рода. Лорд Аррен же исчез, стоило им разбить шатер и обменяться несколькими приветствиями со знакомыми.

Раздумывая, куда бы ему себя деть, Нед решил было двинуться в сторону торговых палаток. Стоило, однако, ему развернуться, как он случайно задел чье-то плечо. Это неожиданное столкновение выбило Эддарда из равновесия, и он не сразу нашелся с извинениями, а когда разглядел толком, кого он толкнул, то во рту у него стало еще суше, а мысли из головы разлетелись в разные стороны, словно проворные мышата.

— Простите меня, миледи, — наконец, пробормотал Нед, чувствуя, как у него пылают уши, словно бы на них дыхнул своим пламенем дракон.

— Это вы меня простите, — весело ответила ему девушка, обнажая ряд ровных белых зубов. — Я совсем не замечаю, куда иду, — в ее улыбке Эддарду почудилось снисхождение.

Девушка продолжала улыбаться, рассматривая его и, словно бы ожидая чего-то. Ее густые темные волосы были собраны в замысловатую прическу, каких Нед раньше никогда не видывал. В темноте все в ней казалось ему черным: причудливое платье, сшитое на неизвестный Неду манер, кожа, выдававшая в ней южанку, и глаза, в которых отплясывали веселый танец озорные искорки.

— Что ж, будем считать, мы виноваты оба, — выдавил из себя Нед, со стыдом осознавая, что он слишком откровенно рассматривает ее.

Высокий и такой же черноволосый молодой человек, стоявший немного позади девушки, что-то шепнул ей на ухо, отчего она заливисто засмеялась. Наверняка, она смеется над его глупостью и неуклюжестью. Какой же он дурак, ему бы бежать отсюда, да поскорее! Однако ноги его вросли в землю, будто бы два могучих дерева. Только сейчас он заметил спутников девушки: помимо молодого человека, одетого также необычно и рассматривавшего Неда, словно какого-то диковинного зверя, с ней была еще одна юная леди, красивая, но все же уступавшая в этом своей подруге. Глаза ее показались Неду печальными, и к веселью своих спутников она не присоединилась.

— Как скажете, милорд, — хихикнула девушка с искорками в глазах. Продолжая улыбаться, она присела в реверансе и удалилась в сопровождении своих друзей.

Нед так и остался стоять посреди шатров, будто верстовой столб, глядя девушке вслед. Перед тем, как окончательно раствориться в темноте, словно таинственный призрак из сказок старой Нэн, она обернулась и еще раз насмешливо взглянула на Неда. Тот немедленно отвернулся, делая вид, что стоит он тут не просто так, а смотрит в сторону по какому-то очень важному делу. Девушка что-то весело шепнула своей подруге на ухо и была такова, оставив Эддарда в полной уверенности, что сейчас эта троица вволю потешается над ним.

Идти куда-то Неду расхотелось, надувшись на себя самого, он отправился в свой шатер и улегся спать, сон, однако, не спешил, а девушка с веселыми глазами все никак не шла из головы. Нед ворочался, невольно слушая заливистый смех, пьяные выкрики и веселые песни, что проникали сквозь тонкие стенки шатра. Через несколько часов пришел Бенджен, он нарочно громко сопел, топал ногами и ронял попавшиеся под руку предметы, чтобы разбудить брата. По всей видимости, Бен очень хотел что-то ему рассказать, но Нед притворился, что крепко спит, и так и не открыл глаза, как бы Бенджен не усердствовал. В конце концов, младший брат угомонился, и через несколько мгновений Нед услышал его ровное сопение.

Следующим утром прибыл Хостер Талли, собравшийся посетить турнир в самый последний момент. Нед подозревал, что основной причиной этого решения было желание напомнить Брандону о своей старшей дочери. По воле лорда Хостера и лорда Рикарда Брандон должен был жениться на Кейтилин Талли, однако, теперь свадьба откладывалась в связи с вызовом старшего Старка ко двору. Вероятно, лорд Хостер не без основания опасался, что хоровод искушенных столичных женщин мог вскружить ветреному Брандону голову, и решил не упускать возможности напомнить ему о своей милой послушной Кейтилин.

Присущие Эддарду вежливость и чувство долга вынудили его провести все утро в обществе лорда Хостера и его дочерей. Лорд Талли был рад Неду, однако его манеры и обращение говорили о том, что другого он и не ожидал. Нед же чувствовал себя неуютно под взглядами как тихой, часто смущающейся Кейтилин, так и чересчур резвой Лизы, которая ни на минуту не замолкала. Речи ее при этом нельзя было назвать слишком уж умными. Отобедав с семейством Талли, Нед сбежал, придумав себе некие неотложные дела.

Король явился лишь через день, перед самым началом турнира, как и подобает монаршим особам. Нед предпочел бы отсидеться в шатре, пока суматоха вокруг въезда короля не уляжется, но этикет требовал от него, как от сына Хранителя Севера и великого лорда Вестероса явиться во двор замка для встречи Эйериса Таргариена. Да и Бенджен бы ни за что не позволил старшему брату пропустить такое событие. На большом турнире младший Старк был впервые, ведь северяне рыцарских турниров не жалуют. Ему хотелось посмотреть поближе на южных лордов и леди, а главное, хоть одним глазком взглянуть на рыцарей Королевской Гвардии, о которых он столько говорил в последнее время.

Стражники со стены заметили приближение королевской процессии еще издалека, а герольды возвестили об этом замок и шатровый городок. Вливаясь в людскую реку, устремившуюся к стенам Харренхолла, Нед устало вздохнул. Он не любил толпы, чувствуя себя в ее сердце, словно утопающий, которого затянуло в особо опасный водоворот. Сейчас все они шли вместе: знатные лорды и леди, их знаменосцы, обнищавшие мелкие лордики и межевые рыцари, но только немногим из них достанется место в замковом дворе, где они смогут склонить голову в знак почтения его величеству. Остальным же придется ютиться по обочинам подъездной дороги, лезть на деревья или на стены, чтобы увидеть хотя бы серебряную макушку короля.

— Седьмое Пекло! — проревел прямо в ухо Неду Роберт. — Я бы лучше поспал еще добрых часа два, чем участвовать в этом.

Нед промолчал, лишь пожал плечами.

— И сдалось это мне? — продолжал Роберт, проталкиваясь вперед сквозь лавину людей. Нед предусмотрительно шел за Баратеоном по уже расчищенной тропе и тянул за собой вертящего головой по сторонам Бенджена. — Скажите, экая важность, кланяться сумасшедшему!

— Тише, — шикнул на него Нед, дернув за рукав дублета, выполненного в черно-желтых цветах дома Баратеонов. Речи, которые по глупости вел Роберт, были хотя и правдивы, но и опасны. Лорд Варис — специально приглашенный королем из Пентоса — не зря ел свой хлеб. Возможно, шпионы мастера над шептунами, прозванного в народе Пауком, были где-то здесь, в толпе, где легко можно скрыться и многое можно услышать.

Роберт, обернувшись, скорчил недовольную гримасу, однако замолчал. Миновав замковые ворота, оба наконец-то вздохнули с облегчением. Вскоре к ним присоединился Джон Аррен — задумчивый и молчаливый — и все они замерли в ожидании наряду с представителями других знатнейших семей Семи Королевств. В толпе Нед выискивал черноволосую девушку с искорками в глазах, но не находил ее. Вероятно, ее здесь и вовсе не было, или она находилась где-то далеко от них в компании своей грустной подруги и нагловатого спутника. Наверное, сейчас они с ним смеются над чем-то забавным.

Отгоняя от себя столь неприятные мысли, словно стаю назойливых мух, Нед глянул на хозяина турнира — лорда Уолтера Уэнта. Он стоял, неуклюже вытянувшись, подле своих четверых сыновей и совсем еще юной дочери. Легкий ветерок, сумевший проникнуть за стены Харренхолла, трепал его жиденькие волосы. Лорд Уэнт был неестественно бледен, и Нед подумал о том, что ни за что бы не хотел оказаться на его месте. Принимать у себя в доме Безумного короля — та еще радость.

Вдалеке послышался гул, будто бы лавина из смертоносных камней неслась с самой горной вершины, и теперь приближалась к ним. Гул все нарастал, и скоро в нем можно было различить приветственные крики собравшейся за стенами толпы. Наконец, процессия, возглавляемая двумя королевскими гвардейцами, въехала во двор. Один из них, по всей видимости, брат лорда Уэнта Освелл, спешился, подошел к хозяину Харренхолла и крепко обнял его. Второй белый рыцарь отдал поводья подлетевшему к нему конюху и отошел в сторону.

— Нед, — шепнул в восхищении Бенджен, наклоняясь вперед. — Это Эртур Дейн! Смотри, у него за плечом Рассвет!

Эддард ничего не ответил, только грозно глянул на младшего брата, чтобы молчал. Следом за гвардейцами въехали две повозки, сопровождаемые домашней стражей Таргариенов и еще четырьмя белыми рыцарями. Вместе с солдатами в конном строю ехал молодой человек, одетый в расшитый ярко-алыми нитями черный дублет. На плечах его лежал дорожный плащ с трехглавым драконом дома Таргариенов. Длинные серебряные волосы, собранные в косу, позволяли немедленно узнать в нем Принца Дракона. Конь принца — величественный боевой скакун редкой масти — обладал под стать своему хозяину иссиня-черной шкурой и серебряной гривой и хвостом.

Рейегар Таргариен легко спрыгнул с коня и направился ко второй повозке, в каждом его движении сквозило непринужденное изящество. Наклонившись, он открыл деревянную дверь и подал руку девушке в платье цвета дорнийского красного, ее золотые волосы светились, будто настоящий драгоценный металл. Серсея Ланнистер, теперь уже Таргариен, принцесса Семи Королевств, победительница в борьбе за руку Принца Дракона. Нед никогда не видел ее, но был о ней наслышан, и теперь своими глазами убеждался, что слухи о Серсее правдивы. Принц и принцесса оба были необычайно красивы, но лица их показались Неду слишком тусклыми. Рейегар был печален и задумчив, Серсея сердита, однако оба пытались выдавить из себя вежливые улыбки.

Пока Рейегар помогал своей жене, из первой повозки, что была побогаче украшена, вылез король Эйерис с малолетним принцем Визерисом. Вид у короля был богатый, но неопрятный, его темные глаза сверкали нездоровым блеском. Ветерок донес до Эддарда неприятный запах человека, чье тело днями не соприкасалось с водой, и Нед поморщился. Личико младшего принца казалось по-детски миловидным, однако на нем застыло настолько неприятное выражение самодовольства и триумфа, что умилиться этим ребенком было невозможно. Эйерис, таща младшего сына за собой, беспокойным шагом направился к лорду Уэнту, даже не взглянув на столпившуюся знать, принц с принцессой последовали за ним. Рейегар ступал медленно, приветственно кивая собравшимся лордам и леди.

— Рад приветствовать вас в Харренхолле, ваше величество, — проговорил Уэнт сдавленным от волнения голосом.

— Рады? — фыркнул Эйерис. — Отведите меня в мои покои. Эти дороги убьют меня.

— Это честь для меня, ваше величество, — было видно, что лорд Уэнт вот-вот лишится чувств. Он сделал знак своему старшему сыну, и тот ушел вместе с королем, принцем Визерисом, сиром Освеллом и несколькими слугами. — Мой принц, — Уэнт взглянул на наследника, больше не ожидая ничего хорошего.

— Лорд Уолтер, — любезно кивнул принц, — я благодарю вас за оказанное нам гостеприимство. Я рад быть вашим гостем и надеюсь, что наше пребывание не доставит вам слишком больших хлопот.

— Благодарю вас, — лорд Уэнт нерешительно улыбнулся, а Эддард подумал, что если Рейегар, по мнению Джона Аррена, и не обладает достаточным политическим чутьем, то в манерах, терпении и чувстве такта ему уж точно нельзя было отказать.

Члены королевской семьи исчезли в замке, отправившись отдыхать с дороги. За ними последовали гвардейцы, стража и слуги. Нед еще немного покрутил головой, все еще питая надежду увидеть девушку с искорками в глазах, но вместо темных веселых глаз встретился с серыми глазами своей сестры.

— Нед! — воскликнула она. — Смотри же, Бран! Это Нед! И Бен с ним!

Не прошло и мгновения, как на плечах Эддарда повисла Лианна. Нед тоже крепко обнял ее и поцеловал в щеку, а потом она радостно кинулась обнимать Бенджена. Брандон был более сдержан: он похлопал Неда по плечу и взлохматил темно-каштановую шевелюру младшего брата. Эддард подумал, что Королевская Гавань сделала Брандона более сдержанным, он больше не походил на юношу, играющего в лорда. Он выглядел лордом и казался настоящим наследником своего отца.

— Лиа, ты не представляешь, — тараторил Бен, — я только что видел Принца-Дракона! И Эртура Дейна! Лиа, а ты знакома с ним? Ты можешь попросить его показать мне Рассвет?

— Да, — хитро улыбнулась Лианна. — Я представлена сиру Эртуру, но я не думаю, что беспокоить столь благородного рыцаря всякими глупостями — удачная идея. Что я получу с того, что попрошу его показать тебе меч?

— Лиа! — возмутился Бенджен. — Не будь врединой!

Наблюдая за их перепалкой, Эддард мягко улыбался. Его сестра все еще оставалась взбалмошным ребенком, но в то же время становилась все больше похожа на женщину. В последний раз, когда он видел ее в Винтерфелле, то была девочка, нежный бутон, готовый вот-вот расцвести, сейчас же бутон распустился и взорам предстал прекрасный цветок. Нед был уверен, что Роберт будет еще более настойчив, говоря о возможной помолвке. Они уже несколько раз обсуждали это, но Нед пока так и не написал своему лорду-отцу, ожидая сам не зная чего.

— Леди Лианна! — Роберт оказался легок на помине.

Завидев его, Лианна присела в реверансе, и Нед заметил, как легкая краска коснулась ее щек под взглядом Баратеона. Он взял ее руку и легко тронул губами тыльную сторону ладони, не переставая при этом смотреть Лианне в глаза, отчего она еще сильнее смущалась и краснела.

— Рад вновь видеть вас, — Роберт нехотя выпустил ее руку только после того, как Лианна попыталась ее высвободить. Нед глянул на старшего брата. Бран тоже заметил все это, и, казалось, остался доволен.

— Взаимно, лорд Баратеон, — буркнула сестра и повернулась к Бенджену.

— Лиа, — продолжал тот, словно и не заметив Роберта, — ты должна все-все мне рассказать.

— Хорошо, Бен, — согласилась она, и, судя по тому, как она поджимала губы, присутствие Роберта стесняло ее. — Только сначала мне нужно отдохнуть с дороги, умыться и поесть, а потом мы можем отправиться на прогулку. Думаю, слуги уже успели разобрать наши вещи, а Лота первым делом должна была наполнить мне ванну. Вас поселили в замке? — спросила Лианна, обращаясь уже к Неду.

— Да, — подтвердил Эддард, — только мы обе ночи провели в шатре.

— Тогда я приду к вам в шатер, как только буду готова, — улыбнулась она и направилась в сторону черных замковых стен.

Брандон перекинулся парой ничем не значащих слов с братьями и последовал за сестрой. Хостер Талли был весьма расстроен этим, когда подошел к Неду справиться о его старшем брате. Выражение лорда Хостера все еще оставалось благожелательным, однако гневные молнии на мгновение озарили голубое небо его глаз, ведь Брандон Старк ни единым словом не обмолвился о его дочери. Эддард заверил лорда Хостера, что брат его был слишком утомлен дорогой, а сам положил себе обязательно поговорить на эту тему с Брандоном.

Лианна под руку со старшим братом явились к шатру Старков, когда солнце, возникшее в небе после того, как рассеялись белые утренние облака, достигло высшей точки в своем пути по небосклону. Бенджен немедленно увел Лианну смотреть представления скоморохов, которые в надежде заработать съехались в Харренхолл со всех Семи Королевств и даже из-за Узкого Моря. Брандон и Эддард отправились прогуляться по торговым рядам. Товарами никто не интересовался, но рынок был неплохим местом, чтобы поговорить.

— Тебе стоило бы отправиться к своей невесте, Бран, — заговорил Эддард сразу же, стоило Лианне и Бенджену уйти. — Ее отец недоволен.

— Если ты не прекратишь свои нотации, Нед, — фыркнул Брандон, — то я пойду с Робертом Баратеоном в кабак, а тебя предоставлю самому себе. Признаться, мне будет жаль так поступить, ибо я скучал по тебе, братец. Однако выслушивать твои занудства я не намерен.

— Хорошо, — сдался Нед, — я всего лишь пытался обратить на это твое внимание.

— Я навещу леди Кейтилин позже, если это тебя успокоит, — пошел на мировую Брандон. — Что нового в Долине?

— Ничего такого, о чем следовало бы рассказать, — пожал плечами Нед. — Роберт хочет просить руки Лианны и уговаривает меня написать отцу.

— Я ожидал, что это случится, — улыбнулся Брандон, качая головой, — стоит только вспомнить, как он смотрел на нее, когда гостил в Винтерфелле.

— Да, — согласился Нед. — Не могу поверить, что наша Лиа, этот неугомонный мальчишка в юбке, скоро станет настоящей невестой.

— Я тоже, — подхватил Брандон. — Однако согласись, Роберт Баратеон — хорошая партия, Лианна ни в чем не будет нуждаться, да и ты породнишься со своим лучшим другом. Когда ты намерен писать отцу?

— Скоро, — неопределенно ответил Нед. — Думаю, уже после турнира. Уверен, отец согласится, особенно сейчас... — сказав это, Эддард оглядел толпу, будто бы думал увидеть королевского соглядатая. — Однако ты же и сам понимаешь, свадьба невозможна, покуда вы с Лией находитесь в Королевской Гавани. Наш отец опечален… разлукой.

— Ты прав, — протянул Брандон, прекрасно понимая, что брат имел в виду. — А вот когда мы вернемся, никто не знает. Мы сидим в клетке, и я опасаюсь, что прутья ее скоро станут по-настоящему железными. Почему, ты думаешь, Лианне позволили поехать в Харренхолл? Она фрейлина королевы, а ее величество осталась в столице, и нашей сестрице следовало бы находиться при ней. Король, однако, решил иначе, — эти слова брат произнес шепотом, а потом уже громко добавил: — чем проявил несказанное благородство по отношению к Лианне, ведь она очень хотела побывать на турнире.

Удивившись внезапной подозрительности Брандона, Нед проследил за его взглядом, и был поражен, увидев девушку с искорками в глазах, которую помимо ее давешних товарищей сопровождали королевский гвардеец Эртур Дейн и маленькая темноволосая девчушка лет четырех или пяти.

— Ты знаешь, кто это? — спросил Эддард, стараясь не выдавать своей заинтересованности.

— Нет, но могу догадаться, — смерив брата хитрым взглядом, Брандон улыбнулся. — Как ты сам, вероятно, понял, это дорнийцы, и раз уж сам Меч Зари находится в их компании, то одна из дам, наверняка, его сестра — леди Эшара. Думаю, вон та веселушка в темно-фиолетовом платье. Оно хорошо подчеркивает фигуру, ты не находишь?

— Замолчи, — сквозь зубы протянул Нед. Он боялся, что Эшара Дейн сейчас посмотрит в их сторону и увидит, как его брат потешается над ним.

— Ну уж нет, — Брандон откровенно веселился. — Ты сам задал мне вопрос. Теперь же изволь послушать ответ на него. Девочка, скорее всего, Арианна Мартелл — невеста принца Визериса Таргариена, об их помолвке должен объявить на пиру сам король. А это все значит, что молодой человек со слишком уж наглым видом — ее дядя Оберин, а худосочная девица — ее тетка Элия. Говорят, она больна, и ее мать даже отказалась выдавать ее замуж, ибо мейстеры предостерегли ее, что принцесса не переживет родов. Надо сказать, для больной она как будто мила, но недостаточно, чтобы впечатлить меня.

— Откуда ты столько знаешь? — удивился Нед.

— Видишь ли, любезный братец, — усмехнулся Брандон, — я не зря провел эти несколько месяцев в Королевской Гавани. Так какая из двух дорнийских дам проникла в сердце нашего Неда?

Эддард побледнел, он открыл рот, чтобы возразить, но слова застряли у него в горле. Брандон довольно ухмыльнулся и, схватив Неда за локоть, бодро зашагал в сторону дорнийцев, таща брата за собой. Нед хотел бы повернуть назад и раствориться в толпе, но было уже поздно: дорнийцы их заметили.

— Сир Эртур, — радостно прогремел Брандон, словно они с Дейном были хорошими друзьями, — весьма рад вас видеть!

— Лорд Старк, — Эртур Дейн склонил голову в удивлении, но словами его не выразил.

— Позвольте представить вам моего брата Эддарда, — Брандон толкнул Неда вперед, и тот почувствовал, как уши снова предательски начинают пылать.

— Это честь для меня, сир Эртур, — промямлил Нед.

— Как и для меня, лорд Эддард, — Дейн подбадривающе кивнул и поименно назвал всех своих спутников, подтвердив таким образом все догадки Брандона. Нед с братом вежливо поклонились им всем, изъявляя радость от знакомства.

Встретившись с взглядом леди Эшары, Эддард едва сдержался, чтобы немедленно не устремить свой на носки сапог. Теперь, при свете дня, он смог увидеть, что глаза у нее нежно-фиалкового цвета, а кожа, как и у других дорнийцев, оливковая, Нед такой никогда не встречал. Леди Эшара любезно улыбнулась ему, склонившись в реверансе, а Нед от волнения смог выдавить лишь кривую улыбку, да тихое «Очень рад».

— Как вы находите турнир, моя принцесса, миледи? — спросил Брандон, и Эддард позавидовал той легкости, с которой его брат обращался к присутствующим дамам.

— Он, безусловно, поражает своей грандиозностью, — вежливо произнесла принцесса Элия.

— Однако я надеюсь, этот турнир запомнится и благодаря будущим поединкам, — добавила леди Эшара, — хотелось бы увидеть достойную и честную борьбу.

— Кого, позвольте полюбопытствовать, вы будете поддерживать? — продолжал разговор Брандон, а Нед мысленно корил себя за одолевшую его застенчивость. Он сам тоже мог бы задать такой простой, ни к чему не обязывающий вопрос, однако он лишь стоял рядом и угрюмо молчал, словно немой истукан.

— За своего брата, — ответили обе девушки почти одновременно. Они переглянулись, и принцесса Элия нежно улыбнулась, а леди Эшара залилась звонким смехом.

— А вы собираетесь участвовать? — спросила принцесса, обращаясь к Брандону.

— Конечно же, моя принцесса, — ухмыльнулся тот, — и так же, как и ваши милейшие спутники, намереваюсь выиграть.

— В таком случае, я пожелаю вам удачи, — сказала принцесса Элия, взглянув старшему Старку в глаза.

Брандон, кажется, хотел еще что-то сказать, но перехватил недовольный взгляд принца Оберина и, видно, предпочел оставить несказанное при себе. Повисла тишина, обычно знаменующая собой конец вежливой светской беседы, но тут молчание было нарушено Эшарой Дейн.

— А вы, лорд Эддард? — поинтересовалась она. — Вы будете сражаться?

Нед не сразу понял, что обращаются к нему. Уши его заполыхали еще пуще, и он был уверен, что леди Эшара это заметила.

— Я… — пробормотал он. — Я… нет. Не в этот раз, — Нед тут же пожалел, что решил не принимать участия. У него даже мелькнула мысль найти оружейника и купить у него доспехи, а затем раздобыть и хорошего боевого коня, но он быстро отринул эту идею, как чрезвычайно глупую.

— Жаль, — только и произнесла леди Эшара, заставив Эддарда терзаться догадками, сказала ли она это из одной только вежливости или ей было действительно жаль. На мгновение он представил себя победителем турнира, коронующим Эшару Дейн Королевой любви и красоты, однако вынужден был признаться самому себе, что такие бойцы, как ее брат Эртур, принц Рейегар Таргариен или белый рыцарь Барристан Селми ему пока не по зубам, и от этого Неду стало горько. В его голове возникло другое видение, в котором его в первом же поединке спешивает принц Оберин Мартелл и потешается над ним на пару с самой леди Эшарой.

— Что ж, милорды, — сир Эртур нарушил бурный поток мыслей Неда, — было очень приятно встретить вас, однако нам пора. Увидимся на пиру!

Старки раскланялись с дорнийцами и устремились обратно к своему шатру.

— Бедный братец, — ухмылялся Брандон. — Ты и без того не слишком болтлив, но леди Эшара, кажется, заставила тебя проглотить язык.

— Замолчи, — огрызнулся Нед.

— А ты, похоже, действительно очарован ей, — продолжал разглагольствовать старший брат. — Что ж, я тебя понимаю, она довольно красива, но дорнийская принцесса при ближайшем рассмотрении показалась мне красивее. Если бы не ее надутый брат, я бы познакомился с ней поближе. Я думаю пригласить ее на танец на приветственном пиру, и тебе советую поступить так же с леди Эшарой.

— Ты этого не сделаешь, Брандон, — возмутился Нед. — Ты помолвлен с Кейтилин Талли и должен танцевать с ней. Волочиться за Элией Мартелл глупо, ее брат убьет тебя, если ты хоть чем-то оскорбишь ее.

— Кажется, Нед, мы договорились, что ты не будешь читать мне нотации, — насупился Брандон. — С леди Кейтилин я уж так и быть потанцую, не волнуйся. Однако ты ничего не сказал по поводу леди Эшары.

— Да я даже подойти к ней не смогу! — вдруг вырвалось у Неда. — Она все время окружена целой толпой своих друзей.

— Хм, — Брандон довольно хмыкнул. — Я думаю, мы можем что-то с этим сделать…

Договорить он уже не успел, ибо братья добрались, наконец, до своего шатра. За плотной белой тканью слышались голоса, значит, Лианна с Бендженом уже вернулись. Войдя внутрь, Нед обнаружил, что их там ждут не только младшие брат с сестрой.

— Хоуленд! — удивленно воскликнул позади Неда Брандон.

В центре шатра на деревянном стуле действительно восседал знаменосец Старков Хоуленд Рид, лорд Сероводья. Стул ли был так высок, или Хоуленд так мал, но ноги его покачивались в воздухе, а вокруг него суетились Лианна и Бенджен. Сестра прикладывала к лицу Хоуленда мокрую тряпицу, а Бен размахивал руками и бурно восклицал, изображая кипучую деятельность. Присмотревшись, Нед заметил, что густые каштановые волосы Рида спутаны, губа разбита, а одежда вся вывалена в грязи.

— Я рад видеть вас, милорды, — спокойно произнес Хоуленд, будто бы ничего особенного не случилось. — Надеюсь, вы простите мне мое вторжение, но леди Лианна пригласила меня и я…

— Ах, оставьте это, лорд Рид, — всплеснула руками Лианна, — в доме Старков вы всегда можете рассчитывать на помощь и гостеприимство.

— Лианна права, Хоуленд, — улыбнулся Брандон, усаживаясь. — Судя по твоему виду, ты попал в знатную переделку. Никто не расскажет нам, что же случилось?

— Это все они, — воскликнула Лианна. — Мы пошли к скоморохам и увидели их…

— Троица глупых оруженосцев, — подхватил Бенджен, — они били его ногами.

— Мерзкие людишки, не знающие, что такое честь… Как можно напасть на того, кто слабее?

— Позор рыцарского звания! Надеюсь, Старые Боги их покарают.

— Замолчите! — Брандон вскинул руки. — Я ничего не понял, говорите же яснее.

— Я расскажу, — взял слово Хоуленд. — После того, как мы с вами, лорд Брандон, виделись в последний раз, я, как и собирался, отправился на Остров Ликов, что лежит не так далеко отсюда, среди зеленых вод озера Божье Око. Я провел там несколько месяцев и теперь возвращался назад. Моя лодка причалила к берегу близ Харренхолла, и я решил взглянуть на шатровый городок. Трое юношей, которые по возрасту, скорее всего, годятся лишь в оруженосцы, окликнули меня и принялись насмехаться, обзывая меня коротышкой и выкрикивая слова столь непотребные, что я не решусь повторить их в присутствии леди Лианны. Я ничего не стал отвечать и попытался уйти, но один из них сбил меня с ног, и все трое со смехом накинулись на меня. Они бы меня до смерти замучили, не появись леди Лианна и лорд Бенджен. Леди Лианна тут же признала меня…

— Лиа так ощетинилась, что твоя волчица, — перебил Рида Бенджен, которому не терпелось рассказать конец истории. — Она с криками накинулась на них, угрожая, что все расскажет старшему брату, а если они немедленно не уберутся восвояси, то она и королю донесет. Она, мол, фрейлина королевы, ее знают при дворе, и стоит ей сказать слово, как их всех вздернут на ближайшем дереве.

— Ты немного переоценила свое влияние на монаршую семью, Лиа, — усмехнулся Брандон.

— Однако эти трое проглотили мою ложь и ушли, — Лианна вскинула голову. — Клянусь Старыми Богами, я готова была перегрызть им глотки.

— Ты хорошо поступила, Лиа, — улыбнулся Нед. — Хоуленд, ты можешь рассчитывать на любую нашу помощь. Хочешь, мы дадим тебе доспехи и коня, ты сможешь отомстить за себя. Ты знаешь, чьи это были люди?

— Я запомнил их гербы и узнал бы их, — кивнул Рид. — Я благодарю вас за предложенную помощь, лорд Эддард, но, боюсь, воин из меня настолько никудышный, что я не только не смогу отомстить, но еще и больше опозорюсь. Я буду молиться Старым Богам в здешней богороще, надеюсь, они услышат меня и встанут на мою защиту, ведь они уже помогли мне сегодня, отправив ко мне леди Лианну.

— Боги услышат вас, — горячо воскликнула Лианна. — Я верю, они услышат! Иначе, зачем нужны такие Боги, что не могут ниспослать злодеям справедливое наказание?

— Как скажешь, Хоуленд, — пожал плечами Нед, — но знай, что мы всегда готовы помочь тебе. Ты пойдешь на сегодняшний пир?

— Милый лорд Рид, — воскликнула Лианна, — конечно же, вы должны пойти туда и как следует повеселиться!

— Как скажете, леди Лианна, — Хоуленд улыбнулся, — однако вы должны пообещать первый танец мне.

— Вот уж это я легко могу вам обещать! Признаться, я опасаюсь, что кроме вас и моих братьев меня и вовсе никто не пригласит, — засмеялась Лианна.

— С чего это ты взяла, что мы собираемся тебя приглашать? — ухмыльнулся Брандон.

— Только попробуйте не сделать, — Лианна легонько стукнула Брандона кулаком в плечо.

— Конечно, все мы будем танцевать с тобой, Лиа, — поддержал ее Нед. — Но я не думаю, что ты останешься без кавалеров.

— Я всегда знала, кто же из вас мой любимый брат, — Лиа демонстративно сверкнула глазами в сторону Брандона и крепко обняла Неда.

Прихватив с собой Бенджена и Хоуленда, которого она намеревалась проводить до Харренхолльской богорощи, Лианна удалилась в замок, чтобы готовиться к приветственному пиру, что должен был состояться вечером. Брандон тоже вскоре ушел, а Нед перед тем, как последовать их примеру, вышел на воздух. События сегодняшнего дня кружились у него перед глазами: приезд королевской семьи, смеющиеся глаза леди Эшары, его смелая сестра, вступившаяся за Рида. Если и оставшиеся дни будут столь же полны, у Неда, пожалуй, закружится голова.

Вздохнув, Эддард оглянулся и посмотрел на Харренхолл. Его оплавившиеся в драконьем огне стены чернели на фоне кроваво-красного заката.

Глава опубликована: 09.12.2019


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 75 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх