↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Серое на черном (гет)



Автор:
Рейтинг:
R
Жанр:
Ангст, Драма, Первый раз, Романтика
Размер:
Макси | 1302 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждения:
AU, Инцест, Насилие, ООС, Смерть персонажа
AU, в котором сбывается мечта Серсеи, и она выходит замуж за Рейегара, Рейегар ждет Обещанного принца и рефлексирует, Эйерис все больше впадает в паранойю, а Лианна оказывается в Королевской Гавани до Харренхольского турнира в качестве фрейлины королевы, а фактически заложницы короля.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Вассал короля

Лорд то и дело поднимал взгляд в небо Королевской Гавани, словно бы надеясь увидеть столь ожидаемого им ворона, но за окном был только мокрый тяжелый снег, превративший дворы и переходы Красного Замка в скопище лужиц, через которые ловко прыгали, снующие по крепости слуги. Осечки не могло быть: семеро против четверых, двое из которых зеленые оруженосцы, да еще и принц, что сражался лишь на тренировочном дворе. Эртур Дейн и его Рассвет были хороши, но не мог он один перебить семерых. Поручение было, безусловно, выполнено и, возможно, лишь весть об этом немного задержалась.

Король брюзжал и весь исходил нетерпением, он требовал ответа, а лорд не мог дать его. Вчерашним вечером, после беседы с королем, он отправил еще один отряд к Летнему Замку, а это значило, что вестей можно ждать не раньше, чем через три дня. Лорд сел в жесткое неудобное кресло и устало потер виски, каркающий голос Эйериса все еще звенел в ушах, стоило лорду закрыть глаза. Король кричал, брызжа слюной и распространяя вокруг себя зловоние. Эйерис обещал сжечь его, почерневшие глаза короля сверкали, и в одно мгновение лорду показалось, что его и вправду сейчас поволокут на костер. Однако Эйерис все же немного успокоился и явил отдаленные проблески разума, которые еще иногда случались, подобно непродолжительным теплым денькам, что, бывает, радуют поздней осенью. Тем не менее, как неизбежно было наступление зимы, так и разум короля должен был рано или поздно утонуть в своем безумии. Сейчас же Эйерис наказал лорду придумать, что им делать дальше и, зло фыркнув, отослал того прочь.

Лорд задумался. Думалось ему, однако, плохо, но кое-какие идеи все же зашевелились в его голове. Пожалуй, он мог бы одновременно порадовать и короля, и принцессу. Следовало хорошенько обмозговать этот план, но все мысли неизбежно возвращались к Дейле и к младенцу у ее груди. К счастью, мальчик пошел в мать, его голову покрывали серебряные волосы древней Валирии, а смотрел на мир он густо-фиолетовыми глазами. Дейла нарекла ребенка Деймоном, но лорд понимал, что ему недолго придется носить это имя. Младенец не мог еще говорить, взгляд его еще не стал по-настоящему осознанным, а за его право сидеть на Железном Троне уже велась нешуточная игра.

Один из королевских гвардейцев, сир Ливен Мартелл, был дорнийцем, и принес в Королевскую Гавань кайвассу — новую игру, лишь недавно завезенную в Дорн из Вольных Городов. Лорд, наблюдая, бывало, за поединками, ведшимися за игорным столом, лишь тихо усмехался. У него были свои фигуры, и вел он свою игру — более сложную и опасную, где неверный ход означал не просто поражение, а неминуемую гибель. Король был слабой фигурой, но при этом непредсказуемой, он двигался по доске туда, куда ему вздумается, пожирая всех, кто встретится на его пути, однако и съесть его было достаточно легко, главное держаться от короля подальше и не дать ему себя поджарить. Принц сильнее, но ходит он прямо, каждый его ход можно предугадать заранее и в нужный момент сбросить с доски, что уже почти сделано. Лорды умны, им под силу съесть и короля, и принца, но лишь, если они объединятся в союз, однако они медлительны и ходят лишь на одну клетку вперед. Только один среди них по-настоящему опасен в игре — лев, что рычит, показывая всем свою силу. Его ходы точно просчитаны и никому неизвестны, даже создавая сильные союзы, он играет лишь за себя, и он может выиграть, однако допустить этого нельзя. Нужно использовать его силу, а затем уничтожить, выбросить прочь, тогда только будет одержана окончательная победа.

— Его величество требует вас к себе, — размышления лорда прервал низкий голос сира Джонотора Дарри.

Снова? Видно, король слишком уж сильно обеспокоен. Лорд уже устал разыгрывать комедию перед королем, но отказаться было невозможно. Оставалось надеяться, что Эйерис не начнет снова угрожать костром. Лорд оглядел сира Джонотора, но лицо рыцаря не выражало ровным счетом ничего. С таким же лицом он смотрел на королевские казни, с таким же лицом вел учтивые беседы с фрейлинами. Идеальный кандидат для королевской гвардии, такой, казалось, никогда не возжелает ничего, что не являлось его непосредственным долгом.

Лорд поднялся, вежливо кивнул сиру Джонотору и последовал за ним. Уже подходя к Твердыне Мейегора, он заприметил принцессу Серсею. Она поприветствовала его улыбкой, он же лишь холодно поклонился. Кто знает, что подумает, и что будет рассказывать Дарри, заметив между ними нечто большее, чем требуемая этикетом вежливость. Лорд был известен тем, что открыто выступал против наследного принца, было бы весьма необычно, если бы он стал водить дружбу с его женой.

— Что ты можешь мне сказать, хм? — сухо проскрипел король, беспокойно ерзая на стуле. Было видно, что длинные ногти мешают ему, но Эйерис вот уже несколько лет предпочитал терпеть это неудобство вместо того, чтобы подпустить к себе цирюльника.

— Боюсь, что снова ничего, ваше величество, — отозвался лорд. Продолжая стоять с покорно склоненной головой, он старался разглядеть лицо короля и выражение его глаз. За Эйерисом следовало следить, как за погодой на море. Штиль легко превращался в шторм, что грозил разнести в щепки самые крепкие корабли.

— Ты говорил, что люди эти надежны, — прошипел Эйерис, пена выступила на уголках его губ, а лорд представлял, как семейным кинжалом, что перед входом в горницу короля был отдан Дарри, перерезает безумцу горло. Пока этого допустить было нельзя, Эйерис все еще был нужен ему, но скоро, очень скоро королю и всей его семейке придет конец.

— Да, и я до сих пор склоняюсь к этому мнению, — почтительно заметил лорд.

— Однако тебе по-прежнему нечего мне сказать, — длинные ногти заскрежетали по деревянным ручкам кресла.

— Ваше величество, возможно… — попробовал снова объяснить лорд.

— Ворон затерялся? Я уже это слышал, — густые серебряные брови Эйериса сдвинулись над переносицей, и теперь король больше напоминал старого потрепанного ворона, нежели дракона, что испускал пламя с герба Таргариенов.

— Я отправил отряд на поиски, — добавил лорд.

— Ну хоть на это у тебя хватило ума! Что мы будем делать, если они никого не найдут? — вскинув голову, Эйерис сверлил лорда своими темными глазами, похожими на дымное море Валирии.

— Ваше величество, — осторожно начал лорд, — у меня есть одна мысль, которая могла бы вам понравиться.

— Чтобы узнать понравится она мне или нет, — нетерпеливо бросил король, — ты должен сначала высказать ее. Ну же!

— Если принцу Рейегару, — лорд тяжело и громко сглотнул, — удалось бежать, то, скорее всего, он будет прятаться в замке у кого-то из своих друзей, и тогда мы не сможем достать его там без открытого противостояния, чего вашему величеству хочется избежать…

— Да-да, — перебил Эйерис, замахав руками, — мне все это ясно, дальше!

— Нам нужно, чтобы принц сам явился сюда, по доброй воле, — лорд стал говорить на тон ниже, — а у нас есть то, что ему дорого. Если он узнает, что его дочери грозит опасность, он немедленно явится сюда.

— Нет, — король ударил кулаком по столу, — девочку трогать нельзя.

— Но ваше величество, — возразил лорд, — она дочь предателя и от нее несет львиным загоном. Вы сами так говорили, ваше величество. У девочки дурная кровь.

Он почти слышал, как трещал тонкий лед, по которому он сейчас ступал. Когда безумие охватывало короля, он был опасен, но и не менее опасен он был, когда душевная болезнь его, как сейчас, немного отступала. В такие мгновения казалось, что он вот-вот сам ужаснется тому, что говорит и делает, однако подобное раскаяние так ни разу и не наступило.

— Нет, — повторил король, — я сказал нет. Эта женщина, Филиция, займется ее воспитанием. Она станет женой мальчика, который родится у королевы. Или даже Визериса, если нам удастся избавиться от Мартеллов. Нельзя больше мешать драконью кровь. Нельзя, — проговорил Эйерис тоном, указывавшим на то, что на его разум нашла очередная туча. — Только истинным Таргариенам под силу оседлать дракона.

Лорд не стал напоминать королю, что драконов уже больше столетия как не видели.

— Как пожелаете, ваше величество, — смиренно произнес он, лорд понимал, что Эйерис мог отвергнуть это первое предложение, поэтому тут же готов был достать из рукава другое, — тогда что вы скажете насчет Лианны Старк?

— Старки? — король встрепенулся, словно и забыл о том, что двое детей Рикарда Старка находились у него в замке. — Предатели, их надо казнить. Казнить немедленно. Уничтожить, — Эйерис забеспокоился и снова схватился руками за подлокотники кресла. Глаза его взволнованно забегали, словно темные бусинки. Следовало опасаться, что скоро может последовать взрыв.

— Но ваше величество, — спокойно возразил лорд, — мы можем использовать девицу Старк гораздо лучше, чем просто убить ее. Девчонку надо отправить в темницу. Всем известно, что она любовница Рейегара, и он непременно прибежит ее спасать, в этом можно не сомневаться.

— Да-да, — закивал король, а потом, словно бы опомнившись, произнес: — Приведите сюда сначала ее отца. Если девчонка исчезнет, я не желаю, чтобы он явился под мои стены с армией.

— Нет, — лорд замотал головой, как же тяжело было пробираться через лабиринт спутанного королевского сознания и разжевывать ему едва ли не каждое слово, — мы не будем трогать лорда Рикарда, в нашем положении это непозволительно. Когда о пропаже девицы Старк станет известно, мы обвиним во всем принца, пустим слух, что он украл ее и увез неведомо куда. То, как принц выразил свою симпатию к этой девчонке на турнире в Харренхолле, видели все…

— И Тайвин, — вдруг вставил король, — видел бы ты его кислое лицо! Даже я не смог бы придумать лучше, ха-ха, тогда я гордился Рейегаром!

— Ваш сын предатель, — строго напомнил лорд, — девица Старк соблазнила его и втянула в заговор против короны.

— Да, предатель, — бездумно повторил Эйерис, — предатель. О чем мы говорили? Ах, да! Старки. Приведите хранителя Севера сюда, в Красный Замок.

Лорду захотелось тяжело вздохнуть, но он сдержался. Не изменяя своему спокойному учтивому выражению старого мейстера, растолковывающего арифметику малолетним школярам, лорд снова принялся за объяснения:

— Лорд Рикард в Винтерфелле, добираться туда далеко и долго, а действовать надо сейчас. Вы же сами хотели как можно быстрее с этим покончить. Если станет известно, что принц Рейегар все же бежал, мы должны отправить девчонку Старк в темницу, тогда он немедленно прискачет сюда ее спасать.

— Хорошо, — согласился король.

— Я могу идти? — осведомился лорд.

— Идите, — Эйерис снова утратил интерес ко всему происходящему и, отвернувшись, уставился в окно. Лорд проследил за его взглядом, и увидел бегающего по двору принца Визериса. Его нянька, леди Филиция, пыталась догнать и усмирить его, но мальчик оказывался ловчее. Король смотрел на это без всякого выражения, будто бы на лице его сковала судорога. Для своего относительно молодого возраста Эйерис казался глубоким стариком. О чем он думает сейчас, что происходит в мыслях этого безумца, который добровольно согласился убить своего старшего сына и наследника? Лорд ощутил нечто похожее на жалость, но это чувство быстро отступило. Он отвернулся от короля и покинул его горницу. Забрав у Джонотора Дарри свое оружие, лорд поспешил удалиться из Твердыни Мейегора.

Его мысли снова вернулись к Дейле. Он не мог открыто писать ей, опасаясь, что письма его могут быть прочитаны. Верный Ланнистерам Пицель был осведомлен только о части замысловатой игры, затеянной лордом. Ланнистеры видели лишь одну небольшую часть огромного панно, король ‒ совершенно другую. Вся картина была полностью доступна лишь самому лорду и Дейле, остальными же в этой игре придется рано или поздно пожертвовать. Сумасшедшего короля, его заносчивого младшего сына или глупую и склочную принцессу и ее излишне самодовольного отца лорд не жалел, скорее наоборот, он даже думал, что получит удовольствие, избавившись от них. Принц Рейегар был для лорда и вовсе никем, этому юнцу следовало продолжать бренчать на арфе и сочинять песенки, для управления государством он был негоден. Правлению Красных Драконов приходил конец. Годы бесконечных браков между братьями и сестрами превратили Таргариенов лишь в жалкое подобие Эйгона Завоевателя и его сестер. Пришло время новой крови, более сильной, сохранившей в себе величие драконьих лордов Древней Валирии.

Рейле ‒ жене недостойного супруга и матери недостойных сыновей, Лианне Старк, оказавшейся впутанной в это по чистой случайности, да и маленькой Висенье лорд не желал зла, однако всем им предстояло пасть, ибо они, сами о том не ведая, стояли преградой у него на пути. Совесть его готова была принять этот груз с легкостью, ибо наградой за это ему послужит улыбка Дейлы. Возможно тогда, когда он бросит все Семь Королевств к ногам ее сына, она по-настоящему примет его, позволив быть рядом с ней и разделить оставшиеся им обоим дни. Лорд бы отдал за это все и еще больше.

Ночь он провел беспокойно и на утро проснулся разбитым, голова его отяжелела, будто бы наполнилась расплавленным железом. Небо оставалось по-прежнему серым и пустым, хотя лорд и не надеялся получить сегодня какие-то вести. Тем не менее, ноги все же принесли его на воронятню, где он встретил Пицеля. Великий Мейстер приматывал послание к ноге ворона. Когда он увидел лорда, руки у него дрогнули, и он поспешил как можно скорее выпустить птицу.

‒ Секреты, Великий Мейстер? ‒ улыбнулся лорд.

Пицель побледнел, а его маленькие глазки опасливо забегали. Старик совсем не умел прятать свои эмоции, и лорд тут же понял, что тот что-то скрывает.

‒ Ничего особенного, ‒ Великий Мейстер попытался напустить на себя выражение уверенной легкости, но он уже достаточно выдал себя, чтобы эта попытка не увенчалась успехом, ‒ письмо в Цитадель. Обычные дела, совершенно обычные. А вас что привело сюда? Хотите отправить письмо?

‒ Нет, ‒ пробормотал лорд, ‒ я искал вас.

‒ Я в вашем распоряжении, ‒ заискивающе проговорил Пицель, ‒ о чем вы хотели говорить?

‒ О принцессе, ‒ коротко ответил лорд, ‒ не составите мне компанию на прогулке по саду? Боюсь, у этих стен слишком много ушей, чтобы доверять им столь важные разговоры.

По тому, как дернулись в сторону водянистые глазки Пицеля, тот не очень-то хотел говорить с лордом о чем бы то ни было. Этот разговор, однако, должен был состояться, и лорд намеревался провести его, раз уж Пицель так удачно подвернулся ему под руку.

‒ Что ж, извольте, ‒ пробормотал Великий Мейстер сквозь сомкнутые тонкие губы. Пицель глянул в просторное окно, в которое выпустил ворона, будто бы он опасался, что птица не улетела.

Лорд смерил его подозрительным взглядом и, отвернувшись, вышел. Они спустились вниз, никого не встретив, кроме нескольких слуг. Во дворе сверкали рыцарские мечи, но без сира Эртура Дейна тренировка уже не казалась столь интересной. Мечом Зари тоже пришлось пожертвовать. Жаль, что он был так сильно предан принцу Рейегару. Лорд был бы рад видеть столь доблестного и умелого рыцаря на службе у нового короля.

Замковый сад был пуст, за исключением бродившей там Лианны Старк, однако, заметив присутствие посторонних, она поспешила уйти. Диковатая девица, странная. С натяжкой ее можно было даже назвать красивой, однако не такой, как принцесса Серсея. В то время как Серсея была именно той, кто идеально смотрелся бы в качестве украшения подле короля, Лианна Старк напоминала больше ярмарочную танцовщицу, яркую и манящую, бросающую вызов. Удивительно, что такой тихий и меланхоличный юноша, как принц Рейегар, оказался до такой степени влюблен в нее.

‒ Что же вы хотели обсудить? ‒ нетерпеливо напомнил о своем присутствии Пицель.

‒ Скоро принцессу придется увезти из Королевской Гавани, как вы и сами хорошо понимаете, ‒ начал лорд, ‒ иначе наша маленькая тайна легко может перестать быть таковой.

‒ Лорд Тайвин предлагает забрать ее в Утес Кастерли, ‒ отчеканил Пицель. Похоже, этот ответ был у него заготовлен заранее. ‒ А потом туда прибудете вы и…

‒ Тсс, ‒ лорд сжал костлявое плечо мейстера, ‒ не говорите больше, чем следует. Я боюсь, Утес Кастерли придется исключить. Эйерис никогда не отпустит ее туда, а мы не хотим вызывать подозрений, так ведь?

‒ Но… ‒ попытался возразить Пицель, исполняя, по всей видимости, приказ своего покровителя.

‒ Не возражайте, ‒ строго ответствовал лорд, ‒ или вы хотите, чтобы король отправил туда армию? Безопаснее всего отослать ее ко мне. Король доверяет мне и ничего не заподозрит, а предлог я придумаю. Для этого еще достаточно времени, однако говорить с королем нужно начинать уже сейчас. Вы должны мне помочь убедить его.

‒ Но… ‒ повторил Великий Мейстер, ‒ мне нужно сначала получить согласие лорда Тайвина.

‒ Не нужно, ‒ возразил лорд и едва не рассмеялся от того, как покраснел от натуги Пицель, ‒ я предлагаю вам единственно верное решение. Хотите вы добиться успеха или проиграть все и уничтожить дом Ланнистеров?

— Вы ошибаетесь, если полагаете, что дом Ланнистеров так просто уничтожить, — Великий Мейстер нахохлился, словно петух, и затряс своей белой бородой. Такой же длинной, как у короля Эйериса.

— Очень просто, — лорд ухмыльнулся, — поверьте мне. Стоит пригласить ко двору другого мейстера и поведать королю о состоянии принцессы Серсеи. Не думаю, что от дома Ланнистеров после этого что-то останется.

— Вы пытаетесь угрожать? — запыхтел Пицель.

— Нет, — покачал головой лорд, — я всего лишь опровергаю ваше утверждение. Мне жаль, что вы принимаете обычный спор за угрозу.

Пицель не нашелся, что ответить. Казалось, его седые жидкие волосы сейчас начнут дымиться от натуги, которую испытывали его столь же жидкие мозги. Конечно, Тайвину Ланнистеру предложение лорда не понравится, он бы с удовольствием провел все у себя в замке, окруженный верными ему людьми, и за подобную уступку с его стороны мейстеру не поздоровиться. Однако сейчас Пицелю нечем было возразить, он был крепко прижат к стене без возможности сбежать.

— Ну же, Великий Мейстер, — позвал лорд вежливо-издевательским тоном, — что заставило вас так задуматься?

— Я должен написать лорду Тайвину, — пытался стоять на своем Пицель.

— У нас нет времени, — снова покачал головой лорд.

— Вы же сами недавно сказали, что его достаточно, — возмутился Пицель.

— Сказал, — подтвердил лорд, — но вы, видно, плохо слушали меня. Это время нам понадобиться, чтобы уговорить короля. Не думайте, что он так легко согласится отправить куда-то свою беременную невестку. Решайтесь.

— Хорошо, — Пицель выглядел пришибленным, но лорд не испытывал к нему никакой жалости. То был лишь еще один элемент мозаики, маленький, почти незначительный. Потом его с легкостью можно будет раздавить тяжелым солдатским каблуком, расколов на мелкие кусочки.

— Тогда я поговорю об этом с королем при первой же возможности, — лорд перешел на деловой тон. — Но мне понадобится ваша помощь. Вы должны подтвердить королю, что такие меры будут полезны. Вы сделаете это? — В его голосе сталью снова сверкнула угроза.

— Да, — коротко кивнул Пицель, своему ответу он был явно не рад.

— Благодарю, — лорд улыбнулся, — приободритесь, Великий Мейстер, мы с вами делаем общее дело на благо Семи Королевств.

— С вашего позволения, я вас оставлю, — отозвался Пицель, — доброго дня.

Когда мейстер отошел подальше, лорд довольно фыркнул. Играть с Пицелем было просто, даже скучно. Старик был пуглив и не слишком-то умен, разве что умнее принцессы Серсеи. Что ж, лорду несказанно повезло в том, что король выгнал Тайвина Ланнистера из столицы, иначе пришлось бы гораздо сложнее.

Вести, которых с таким нетерпением ждал лорд прибыли лишь через четыре дня, развеяв последние надежды. По всей видимости, между наемниками и принцем была стычка. Все наемники были убиты, а из людей Рейегара нашли только тело юноши по имени Виллан, он служил оруженосцем Мечу Зари. Что же до самого Эртура Дейна, то он, как и принц Рейегар, и Ричард Лонмаут, словно бы испарился. Тело Виллана пытались спрятать, а с места поединка исчезли лошади и съестные припасы. Это явно указывало на то, что троим оставшимся удалось сбежать. Отряд, отправленный лордом на поиски, ничего не нашел. За день до их прибытия на место прошел сильный дождь, окончательно уничтоживший все возможные следы, если они там и были. Поразмыслив, лорд отправил ответное послание, приказывая обыскать ближайшие деревни и дорогу, по которой можно добраться до Грифоньего Насеста. Джон Коннингтон был единственным в округе, у кого принц мог попросить помощи.

Лорд вздохнул. Теперь придется идти к королю с дурными новостями, и принимать на себя потоки его гнева, обрушивавшиеся словно быстрый горный поток и сбивающие с ног. Откладывать, однако, не имело никакого смысла.

Входя в полутемную горницу короля, лорд старался держаться прямо. Непроизвольно он дотронулся рукой до пояса, стараясь нащупать там отсутствующий кинжал. В углу лорд заметил приземистую тень пироманта Россарта, который все больше времени проводил подле короля, все сильнее разжигая и без того яркую страсть Эйериса к огню.

— Ваше величество, — лорд поклонился, — я пришел доложить вам о порученном мне недавно деле.

— Докладывай, — недовольно бросил король.

Лорд неуверенно глянул в сторону пироманта, и Эйерис поймал этот взгляд.

— У меня нет секретов от моих преданных слуг, — король сощурился, — говори и не трать больше мое время.

Лорд сомневался в верности такого решения, но возражать Эйерису, особенно в присутствии Россарта не стал. Пришлось излагать все, как есть, даже зная, что пиромант все слышит.

— Я так и знал, — закаркал король, едва лорд кончил говорить, — глупость и безответственность! Кругом лишь глупость и безответственность!

— Теперь, ваше величество, — проговорил лорд, стараясь не обращать внимания на слова Эйериса, — нам нужно сделать то, о чем мы договорились несколько дней назад.

— Конечно, — король фыркнул, — теперь, когда ты все провалил! Не смог выполнить самого простого! Ты разочаровал меня, ‒ Эйерис затряс головой, ‒ очень разочаровал!

Россарт в углу шевельнулся, но продолжал все так же безмолвствовать.

— Простите, ваше величество, — лорд постарался выглядеть пристыженным, — этого больше не повторится.

— Если повторится, — сухо засмеялся король, — то ты тоже окажешься во дворе, на одном из этих шестов, ‒ он замахал руками в сторону окна.

— Вы отдадите приказ по поводу Лианны Старк? — уточнил лорд.

— Это уже не касается тебя, — зло произнес король, уже успев забыть, что идея принадлежала лорду, — все будет сделано, как следует. Иди.

— Ваше величество… ‒ говорить об этом сейчас было опасно, а надеяться на положительный ответ и вовсе глупо, но лорду необходимо было заронить семена нужных ему мыслей в неустойчивый королевский разум, дать Эйерису свыкнуться с ними, принять их, а в будущем сделать выбор в пользу правильного решения.

— Что еще? — прокаркал Эйерис.

— Я полагаю, принцессу Серсею можно было бы вывезти отсюда, например, она могла бы погостить в моем замке, — осторожно предложил лорд.

— Вся королевская семья останется в столице, — отрезал король.

— Но лорд Тайвин может выступить на стороне принца, не лучше ли… ‒ лорд не поднимал головы, но даже так чувствовал на себе волны королевского гнева.

— Нет, не лучше! — закричал Эйерис. — Я не ясно сказал, что это не твое дело? Убирайся вон и не досаждай мне более.

Глава опубликована: 28.03.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 80 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх