↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Серое на черном (гет)



Автор:
Рейтинг:
R
Жанр:
Ангст, Драма, Первый раз, Романтика
Размер:
Макси | 1302 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждения:
AU, Инцест, Насилие, ООС, Смерть персонажа
AU, в котором сбывается мечта Серсеи, и она выходит замуж за Рейегара, Рейегар ждет Обещанного принца и рефлексирует, Эйерис все больше впадает в паранойю, а Лианна оказывается в Королевской Гавани до Харренхольского турнира в качестве фрейлины королевы, а фактически заложницы короля.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Лианна V

Камни, которыми выкладывали витиеватые дорожки замкового сада, были мокрыми от утренней росы и оттого скользкими. Лианна ступала осторожно, боясь поскользнуться и растянуться на твердых камнях. Стояло раннее утро, небо над головой окрасилось в нежно-голубой цвет, а на востоке край его уже позолотило своими лучами поднимавшееся солнце. Лианна любила это время дня, потому что Красный Замок еще спал. Только ночная стража сонно несла караул, уже мечтая о жесткой солдатской койке, да слуги поднялись затемно и вовсю взялись за работу. Однако девушку не смущали изредка попадавшиеся ей на пути садовники или парочка засыпающих караульных. Они не мешали ей, да и вовсе не обращали на нее внимания, занятые своим делом.

Сейчас, когда деревья стояли голые, а во всем саду зеленели лишь несколько вечнозеленых карликовых елей и пихт, дел у садовников было немного, но вскоре, стоит весне вступить в свои права, работа в саду закипит с новой силой. Нужно будет посадить цветы, состричь сухие ветки с многочисленных кустов, привести в порядок аккуратные газоны. Лианна с нетерпением ждала того момента, когда на впавших в зимнюю спячку деревьях появятся первые почки и распустятся первые весенние цветы. Наверняка тогда здесь не будет столь уныло, и сад заиграет новыми красками, что сотрут теперешнюю серость.

Меж черными ветками дерева сплел себе паутину паучок. Капли росы застыли на ней, словно маленькие бриллианты, и Лианна невольно залюбовалась этой опасной красотой, созданной самой природой. Заглядевшись на блестящие капли и искусно сотканную паутину, которая отчего-то навела ее на мысли о ее собственной судьбе, Лианна все же неудачно наступила на пропитанный влагой мох, покрывающий старые камни, нога ее поехала, и Лианна непременно бы оказалась на земле, если бы чья-то рука не поддержала ее.

‒ Вам следует быть внимательнее, миледи, ‒ с ухмылкой проговорил ее спаситель, убеждаясь, что она твердо стоит на ногах.

‒ Сир Джейме, ‒ Лианна удивилась, увидев здесь Ланнистера. Он стоял чуть позади, и весьма довольный собой рассматривал ее своими изумрудными глазами, точь-в-точь такими же, как у его сестры.

‒ Доброе утро, миледи, ‒ сир Джейме учтиво поклонился.

Лианна вздрогнула, поняв, что слишком уж сосредоточенно смотрит на него, и, вероятно, поэтому кажется ему странной.

‒ Благодарю вас, сир, ‒ наконец проговорила она, ‒ вы спасли мое платье от грязи, а меня от нескольких синяков.

‒ Это не стоило большого труда, ‒ улыбнулся Ланнистер, ‒ мне даже не пришлось сворачивать с дороги, да и побыть наконец-таки рыцарем оказалось в радость.

Юный королевский гвардеец был как две капли воды похож на свою сестру. Те же золотые волосы, нежная розовая кожа со здоровым румянцем, ровный нос и волевой, но не грубый, подбородок. Казалось, он был даже слишком красив для того, чтобы по-настоящему драться, его лицо не заслуживало шрамов, разбитых бровей и рассеченных губ, которые обязательно грозят ему, если Джейме придется участвовать в настоящем сражении. Однако взгляд юного Ланнистера, хотя и был слишком самодовольным, не показывал того превосходства над всеми остальными, что было свойственно принцессе Серсее. Джейме искренне любовался собой, что не мешало ему беззлобно относиться к окружающим.

‒ Я думала, вы имеете прекрасную возможность быть рыцарем каждый день, ‒ возразила Лианна, ‒ о вашем месте мечтают многие достойные молодые люди.

‒ Я тоже мечтал о нем, ‒ сир Джейме ухмыльнулся, ‒ однако здесь мои дни кажутся мне еще скучнее, чем дома в Утесе. Сопровождать везде членов королевской семьи отнюдь не привлекательное занятие, уж поверьте.

‒ Могу представить, ‒ согласилась Лианна, ‒ хотя его величество не кажется мне таким уж скучным.

Сир Джейме прыснул и зажал рот рукой, чтобы не рассмеяться. Сейчас он чем-то напомнил Лианне ее брата Бенджена, и она подивилась, как некто столь похожий на принцессу Серсею может одновременно так сильно отличаться от нее.

Все то время, что прошло с их возвращения из Харренхолла, Лианна старалась всеми силами избегать общества принцессы. Ей было одновременно неловко и страшно, ибо в те несколько раз, что Лианна Старк и Серсея Ланнистер все же встречались за обедом у королевы Рейлы, Лианне чудилось, что глаза принцессы изливают дикий огонь, готовый изжарить ненавистную ей северянку. Что же до сира Джейме, то он казался весьма приветливым, если это, конечно, не была очередная игра, и рыцарь не имел цели чего-то добиться от королевской фрейлины.

‒ Одним словом, ‒ продолжал Ланнистер, ‒ я представлял себе рыцарство немного по-иному. Однако признаюсь, что я не вижу себя ни в какой другой роли.

‒ Что же, вы совсем не хотите стать важным лордом, как ваш батюшка? ‒ насмешливо спросила Лианна.

‒ Брр… ‒ Джейме поморщился, ‒ это не для меня. Лорд из меня получится никудышный, ходить хвостом за его величеством у меня получается гораздо лучше.

‒ А я признаюсь вам, что я бы тоже уж лучше ходила хвостом за его величеством, чем стала леди какого-нибудь замка, ‒ Лианна улыбнулась.

Она умолчала о том, что ее братья уже решили, леди какого именно замка ей предстояло стать, а ворон наверняка уже летит из Винтерфелла в Штормовой Предел, неся Роберту Баратеону согласие ее отца. Лианна никогда не была в родовом замке штормовых лордов, но он отчего-то представлялся ей мрачным и холодным, похожим на темницу, где она должна была стать узницей.

Она видела себя бродящей по его темным коридорам, словно призрак, слышала тяжелые шаги лорда Роберта у своей спальни и вся сжималась в комок от страха, даже понимая, что это всего лишь ее игра ее слишком живого воображения. В конце она обычно бросалась с высокой скалы прямо в бушующие волны, и какой-нибудь певец слагал о ней печальную песнь. Часто этим певцом оказывался Рейегар Таргариен, который, бывало, вместо того чтобы балладой оплакать ее безвременную смерть, являлся в Штормовой Предел, побеждал лорда Роберта в поединке и увозил Лианну с собой. Стоило ей позволить себе подумать об этом, как Лианна тут же до боли прикусывала губу и сжимала кулаки так, что ногти вонзались в ладонь, однако сладостное видение все равно возвращалось и терзало ее сердце.

‒ Это потому, что не нашлось того лорда, в чьем замке вы хотели бы поселиться, ‒ справедливо заметил Джейме Ланнистер.

‒ Возможно, ‒ уклончиво ответила Лианна, опасаясь выдать себя. Хотя юный рыцарь ей положительно нравился, это все же был брат принцессы Серсеи, вдруг он пойдет и выложит ей все, что Лианна здесь наговорила. В Красном Замке никогда нельзя забывать об осторожности. ‒ Про вас, пожалуй, я могу сказать то же самое.

‒ Вы поймали меня, ‒ усмехнулся Джейме, однако в усмешке этой было слишком много горечи, ‒ представляете, отец хотел женить меня на Лизе Талли.

Лианна хотела бы ответить, что от такой невесты не грешно уйти в Ночной Дозор, не только в Королевскую Гвардию, но посчитала, что дурно отзываться о друзьях семьи неприлично, поэтому ответила довольно сдержанно:

‒ Думаю, Лиза не подошла бы вам.

‒ Вполне с вами согласен, ‒ кивнул сир Джейме. По его лицу, утратившему вдруг довольную мину, Лианна поняла, что дело тут не только в Лизе Талли, и сира Джейме настигли думы весьма неприятные, ‒ благодарю вас за беседу, миледи, но ночь у королевских покоев немного утомила меня, я пойду.

‒ Простите, что задержала вас, однако мне было приятно с вами поговорить, ‒ Лианна протянула ему руку.

‒ Мне тоже, ‒ сир Джейме запечатлел на тыльной стороне ее ладони сухой, ничего не значащий поцелуй и направился в сторону Башни Белого Меча.

Пока они разговаривали, теплое утреннее солнце успело подняться над горизонтом, и Красный Замок начал окончательно пробуждаться. Лианна поспешила покинуть сад и отправилась к себе, пока придворные дамы не заполонили пустые сейчас дорожки для совершения утреннего моциона. После своего возвращения с турнира Лианна предпочитала либо подальше уезжать из замка, либо прогуливаться в такое время, когда вокруг никого не было. Придворные дамы, до того едва ли замечавшие ее и смеявшиеся над ее мальчишескими манерами, теперь стремились поболтать с ней и привлечь ее каждая в свой кружок. Еще бы, предполагаемая любовница Принца-Дракона внезапно стала интересной, и всем захотелось узнать, что же она собой представляет.

Лианна же отвечала им истинным северным холодом, и вскоре они оставили ее в покое, беспокоя девицу Старк лишь своими гнусными сплетнями. Только Элия Мартелл и Эшара Дейн проявляли к ней истинное расположение, ни о чем не спрашивали и не осуждали. Лианна была рада, что Эшара станет ее сестрой и тайно восхищалась мужеством Элии, на которое у самой девушки не хватало духу. Лианна думала иногда, что лучше бы она действительно упала в объятия принца Рейегара, тогда бы она по крайней мере была хоть немного счастлива. Сейчас же она лишь переносила многие трудности, не имея при этом никакого утешения.

Ей было трудно избегать Рейегара в то время, когда каждая минута в его обществе причиняла ей боль столь сладостную, что девушка наслаждалась ей, словно искусно приготовленным вином, в которое был подмешан яд. Лианна мечтала заглянуть в его индиговые глаза, но стоило ему бросить на нее умоляющий, полный надежды взгляд, как она заставляла себя немедленно отвернуться. Лианна должна была оставаться холодной, и тогда, возможно, принц забудет о своем увлечении, однако, в глубине души она надеялась, что он лишь будет с каждой минутой желать ее еще сильнее.

Теперь, когда незнакомое Лианне доселе чувство полностью поглощало ее, заставляя барахтаться в нем, словно утопающий в море, девушке отчаянно требовалось хоть что-то за что она могла бы ухватиться. Она отчаянно нуждалась в хорошем совете, но просить его было не у кого. С Брандоном она говорить не могла, Лианна смущалась обсуждать с ним подобные вещи, да и брат бы только разозлился, а ей не хотелось нарываться на новую ссору. Дорнийки могли бы, пожалуй, лучше всех понять ее, но Лианна не была с ними настолько близка. Часто девушка вспоминала о матери, которую едва ли могла представить. За годы, прошедшие со дня смерти леди Лиарры, она превратилась в волшебную легенду, да Лианна и сама себе не могла сказать, память ли сохранила в голове образ матери, или же воображение, основанное на многочисленных рассказах отца. Жаль, что Лиарра Старк умерла так рано, ибо сейчас ее внезапно повзрослевшая дочь отчаянно нуждалась в ней.

От давно ушедшей матери мысли Лианны невольно устремлялись к королеве Рейле, которая неизменно оставалась добра к своей непутевой фрейлине. Однако девушка не представляла, как можно было бы заговорить о таком с самой королевой, к тому же Рейла весь день находилась под строгим оком своих септ, которые мало того, что внушали Лианне лишь отвращение и страх, так еще и шпионили на короля.

Темы Харренхолльского турнира королева и ее фрейлина коснулись лишь однажды. Это случилось почти сразу после возвращения Лианны в Королевскую Гавань. Ее величество, вопреки обыкновению, не оставила Лианну почитать ей, а отослала фрейлину восвояси. Девушке непременно пришло в голову, что королева Рейла тоже сердится и осуждает ее.

‒ Ваше величество, ‒ робко произнесла Лианна, немного задержавшись и дождавшись того, когда остальные уйдут, ‒ я чем-то вызвала ваше неудовольствие?

‒ Что вы, дитя! ‒ Рейла мягко улыбнулась и протянула девушке руку. ‒ Отчего такие мысли приходят в вашу юную головку?

‒ Из-за венка, ‒ коротко пояснила Лианна, склонив голову и опасаясь смотреть королеве в лицо.

‒ Вам не в чем обвинять себя, Лианна Старк, ‒ строго проговорила Рейла, ‒ сожалеть о содеянном должен мой сын, о чем я уже сказала ему, а никак не вы.

‒ Но ваше величество, ‒ хотела возразить Лианна, однако королева перебила ее:

‒ Забудьте об этом, дитя, ‒ взгляд у Рейлы был усталый и обреченный, ее маленькие тонкие руки были прижаты к начавшему округляться животу, ‒ люди посудачат и перестанут, а сейчас вам и вовсе не стоит обращать на это внимания, уж поверьте мне.

‒ Хорошо, ‒ закивала Лианна, ‒ простите, что отвлекла вас.

‒ Ничего страшного, ‒ тихо сказала королева, ‒ когда вас не было, я скучала по тем вечерам, когда вы читали мне, но сегодня я слишком устала и хотела бы лечь.

‒ Благодарю, ‒ Лианна присела в реверансе, ‒ доброй ночи.

Она бы и хотела забыть обо всем случившемся, как и посоветовала королева Рейла, но сил на это у нее не хватало. Лианна сожалела о произошедшем, но вместе с тем она не могла вытеснить из сердца безумную радость от того, что среди множества других более изысканных и красивых дам он выбрал именно ее и притом сделал это в присутствии всех знатных лордов и самого короля. Сказав принцу Рейегару, что ей было приятно, Лианна не солгала ни на дюйм. Такая радость казалась злой и порочной, и после тренировок с мечом в богороще Лианна долго молилась у чардрева, прося Старых Богов вырвать убийственную страсть из ее души, словно загноившуюся занозу.

Просил ли принц Рейегар Семерых о том же самом или он жаждал другого? Сожалел ли он о том, что сделал? Принц не искал с ней встречи, и Лианна хотела бы знать, было ли это потому, что она больше не интересовала его или же он уважал ее просьбу и решил оставить ее в покое. Эти мучительные вопросы разбивали Лианне сердце и часто не давали ей спать по ночам, словно ноющая зубная боль. Девушка строила совершенно разные предположения, убеждая себя, то в одном, то в другом, но она прекрасно понимала, что дать ей верный ответ может только сам принц Рейегар.

Лианна и сама не поняла, когда она вдруг решила все же поговорить с ним, не знала она и, что собирается сказать ему. В Красном Замке им невозможно было остаться наедине, слишком много чужих ушей и зорких глаз было кругом, а, увидев их друг с другом на людях, придворные станут судачить еще пуще. Лианна не представляла, как сообщить ему о своем желании, как назначить встречу. Передать записку? Но с кем, ведь не было того человека, которому девушка могла бы доверить такую задачу. Лианна мусолила эту мысль еще несколько дней, словно сладость из расплавленного на огне сахара, которой кухарка угощала ее в детстве, но так ни на что и не решилась. Бессильно металась она между тем, чтобы наконец что-то предпринять, и тем, чтобы так ничего и не сделать. В конце концов, устав от мучившего ее выбора, она обратилась к Богам ее семьи, раз уж рассчитывать на людской совет она не могла.

Положив свой деревянный меч на пожухлую траву столичной богорощи, Лианна осторожно дотронулась до белого ствола чардрева. Дунул неизвестно откуда взявшийся ветер, и красные листья зашелестели, будто бы хотели что-то нашептать. Лианна испугалась и отдернула было руку, но потом вновь коснулась твердой, шершавой коры, исполосованной трещинами, словно кожа древнего старца ‒ глубокими морщинами. Больше руки Лианна не отнимала, она нерешительно погладила чардрево и закрыла глаза.

Помогите мне, Старые Боги, думала девушка, обращаясь к величественному древу. Не оставляйте меня в одиночестве, ибо я блуждаю во тьме. Укажите мне путь, ибо я заплутала. Я знаю, я оказалась так далеко от Севера, что здесь кругом правят другие, а у вас недостаточно сил, но я молю вас, услышьте мой зов, дайте мне знак, как следует поступить, какой путь выбрать.

Вновь зашелестела листва, Лианна открыла глаза и, подняв голову, взглянула наверх, в толщу красных листьев, сквозь которые виднелось темное небо. Если Боги и отвечали ей, то девушка их не понимала. Вырезанный на стволе лик глядел печально и удрученно, не то, что улыбающееся чардрево с ее щита, что увез с собой принц Рейегар. Печаль на лике была беспросветной и глубокой, будто бы он горевал о всех бедах, что постигли эти земли в прошлом, и тех, что еще грядут в будущем. Лианне вспомнился ее маленький друг Хоуленд Рид. Будь он здесь, он помог бы ей, он истолковал бы слова Старых Богов.

На пути в Королевскую Гавань лорд Рид сказал, что она едет к своей судьбе. Быть может, ее судьба ‒ это Рейегар Таргариен? Жаль лорд Сероводья тогда так и не сказал Лианне, что он видел в своих снах. Он дал ей возможность искать дорогу самой, не желая отдавать ее в рабство туманного предсказания, однако вместо этого он превратил ее в рабу выбора, который она никак не могла сделать.

Вокруг уже совсем стемнело, и Лианна заторопилась обратно в Девичий Склеп. Недоставало еще, чтобы ее хватились, а то Брандон и так слишком внимательно следит за ней, опасаясь, что она тайно встречается с принцем. Лианне надо было пересечь оба замковых двора, однако оба они были уже почти пусты: на улице становилось сыро и холодно, и местные обитатели отправились поближе к своим очагам, что давали свет и долгожданное тепло. Лианна озиралась по сторонам, в тайне все еще ожидая какого-нибудь послания от Старых Богов, однако кругом было по-прежнему пусто и тихо.

Вернувшись к себе, Лианна не нашла никого, кроме септы Дженны и Дейзи, которые искали ее и сетовали на то, что она снова никого не предупредила и снова отправилась гулять одна. Альбин выскочил неизвестно откуда, одетый в плащ и готовый идти на поиски пропавшей девицы Старк. Брандона нигде не было, видно, он снова отправился к Элии Мартелл. Лианне даже почти не пришлось лгать, и она объяснила всем, что молилась в богороще и, не сказав больше ничего, ушла к себе. Раздевшись при помощи Лоты, она бросилась на постель и крепко уснула. В ту ночь никакие сновидения не посещали ее.

Дни тянулись, но озарения к Лианне так и не приходило. Сначала она в каждом обращенном к ней слове искала послание Богов, но потом становилась все менее и менее внимательной и в конце концов решила, что Боги ее предков оставили ее. То ли они и вправду не имели силы здесь, на юге, то ли предоставили ей самой выбирать свой путь. И она, устав терзаться неопределенностью, выбрала.

‒ Лианна Старк! ‒ насмешливый голос Освелла Уэнта остановил ее на пути в Твердыню Мейегора.

‒ Сир Освелл, сир Эртур, ‒ Лианна улыбнулась Уэнту и стоявшему рядом с ним Дейну. Сир Освелл ответил ей широкой простодушной улыбкой, а сир Эртур лишь сдержанно кивнул.

‒ Мы скучали по вам, ‒ Освелл Уэнт наклонил голову на бок и весело подмигнул Лианне, ‒ правда Эртур?

‒ Безусловно, ‒ Дейн не сразу нашелся, что ответить, и слова его прозвучали неуверенно.

‒ Благодарю вас, сиры, ‒ вежливо отозвалась Лианна.

‒ Жаль, что вы больше к нам не приходите, ‒ в голосе сира Освелла прозвучало искреннее сожаление, ‒ вас больше не интересуют рыцарские премудрости? Я все еще помню, чтобы удостоиться вашей благосклонности я обещал победить вот этого вот славного рыцаря, ‒ он кивнул на Дейна, ‒ и я по-прежнему усиленно тренируюсь. Ты должен опасаться меня, Эртур!

Дейн смолчал, хмуро глянув на сира Освелла. Неужели, Уэнт и вправду не понимает, почему она перестала появляться на тренировочном дворе? А если понимает, то зачем спрашивает?

‒ Я занята у королевы, ‒ уклончиво ответила Лианна, ‒ да и погода в последнее время установилась хорошая, и я предпочитаю тратить свободное время на прогулки.

‒ Что ж, это весьма похвально, ‒ кивнул сир Освелл. Кажется, он уловил настроение собеседницы и немного притих. ‒ Простите великодушно, если наговорил лишнего.

‒ Я всегда рада видеть вас, любезный сир Освелл и вас, сир Эртур, тоже, ‒ Лианна перевела взгляд на Дейна. Мелькнуло молнией воспоминание, и в голову ей вороном постучалась одна совершенно безумная мысль. Только бы скорее придумать, как выразить ее, пока не окончился разговор, а там уж будь, что будет.

‒ Благодарю, ‒ отозвался Дейн.

‒ Взаимно, ‒ заверил ее Уэнт, ‒ вы все же иногда заглядывайте к нам, когда… ‒ Он осекся и на мгновение умолк, но потом столь же радостным тоном продолжил: ‒ Не все же вам развлекать королеву, да гулять. Так вы, боюсь, заскучаете.

‒ О, ‒ Лианна воскликнула на ее собственный вкус чересчур фальшиво, ‒ у меня множество других занятий! Я читаю и пытаюсь изучать столицу, как могу. Например, сегодня я намереваюсь послушать одного певца, которого я уже раньше слышала в одной таверне в нескольких кварталах от торгового порта. Говорят, невозможно предугадать, когда он там появится, но я надеюсь, что мне повезет, ибо его песни запали мне в душу.

Лианна повернулась к Дейну и внимательно посмотрела ему в лицо, однако в темно-фиолетовых глазах сира Эртура она не прочла ничего кроме обычной вежливости, с которой он всегда говорил с ней. Только сир Эртур знает мою тайну, сказал ей тогда в Харренхолльском дворе принц Рейегар. Но понял ли ее Эртур Дейн, а если понял, то передаст ли ее слова своему царственному другу? Освелл Уэнт многозначительно кашлянул, переводя удивленный взгляд с Лианны на своего брата-рыцаря. Девушка встрепенулась и отвернулась от Дейна, который все продолжал молчать.

‒ Простите, добрые сиры, ‒ Лианна вымучила улыбку, ‒ ее величество ожидает меня, а мне не хотелось бы опаздывать к королеве.

‒ Надеюсь, мы скоро снова увидимся с вами, миледи, ‒ Освелл Уэнт отвесил ей галантный поклон. ‒ До свидания!

‒ Прощайте, ‒ произнес Эртур Дейн, так и оставив без ответа незаданный вопрос.

Несмотря на то, что сир Эртур ничего не обещал ей, Лианна все равно решилась отправиться в таверну. Сославшись на головную боль, она легла спать рано, даже не поужинав. Неприметное платье из серой шерсти и плащ она спрятала под кроватью. Лота принесла ей травяной чай, а потом, тихо призывая Старых Богов послать ее хозяйке здоровья, ушла восвояси. Лианна же еще некоторое время лежала смирно с широко открытыми глазами. Она не боялась уснуть, волнение с такой силой сковало ее тело, что о сне не было и речи.

Зачем она решилась на это? Что она будет говорить принцу? Слишком много вопросов, на которые Лианна ответить не могла. Пути назад, однако, уже не было. Если сир Эртур все же передал Рейегару ее просьбу, а она не явится, то принц подумает, что она посмеялась над ним. Лианна не могла даже и помыслить о том, чтобы подобным образом обидеть и унизить его. Собравшись с духом, она поднялась с постели и поспешно оделась. Волосы Лианна заплела в простую косу, чтобы не лезли в глаза.

Дверь, открываясь, предательски скрипнула, и Лианне показалось, что этот звук разнесся по всему Красному Замку. Девушка осторожно высунула голову в коридор, но он оставался по-прежнему пустым и тихим. Лианна прислушалась к тишине, пытаясь уловить любой опасный звук, однако кругом царило ночное безмолвие. Девушка с щелчком прикрыла дверь и поспешила к выходу. Собственные шаги казались ей непростительно громкими, и Лианна все время оглядывалась назад, проверяя не идет ли кто за ней, однако она по-прежнему была одна.

Лианна миновала длинный коридор и спустилась вниз по крутой лестнице. У выхода маячили два гвардейца Таргариенов, и Лианна, едва завидев их, отпрянула назад. Она схватилась за холодную каменную стену, переводя дыхание и судорожно размышляя как бы ей миновать их, не показывая своего лица. Лианна так и не успела ничего придумать, ибо чья-то рука зажала ей рот, а вторая, дернув за локоть, потащила куда-то в сторону. Девушка была застигнута врасплох и даже не успела вскрикнуть, но ее инстинкты не подвели, и она с остервенением вцепилась зубами в ладонь похитителя.

Послышалось тихое ругательство, и Лианну резко развернули.

‒ Принц не предупреждал, что доверенное мне задание столь опасно, ‒ из мрака на нее смотрели лукавые глаза Освелла Уэнта.

‒ Сир Освелл? ‒ воскликнула Лианна, восхищение и удивление смешались в ее голосе.

‒ Тише, ‒ Уэнт приложил палец к губам, призывая Лианну к осторожности. ‒ Вам незачем попадаться на глаза королевской страже.

‒ Я была уверена, вы ничего не знаете, ‒ прошептала она, облегченно вздыхая.

‒ А я ничего и не знал, ‒ сир Освелл обезоруживающе улыбнулся, ‒ но известный вам благородный Эртур Дейн отказался оставлять принца одного, а принц не мог допустить, чтобы вы в одиночестве бродили по улицам Королевской Гавани, вот им и пришлось посвятить меня в тайну. Идемте, миледи!

Конечно! Как же она не подумала об этом, Рейегар ни за что не допустил бы, чтобы она ходила по ночному городу одна. Лианна вспомнила, как еще в Харренхолле принц прислал за ней в богорощу Бенджена, и улыбнулась про себя.

Освелл Уэнт поднял с земли фонарь и быстро зашагал вперед, оглядываясь иногда на Лианну, дабы убедиться, что она не отстает. Они свернули в узкий каменный коридор, потом еще и еще один, пока не уперлись в маленькую деревянную дверцу, столь низкую, что сиру Освеллу пришлось согнуться в три погибели, а Лианне лишь слегка наклонить голову. Дверца вывела их в темный замковый двор.

‒ Набросьте капюшон, ‒ бросил Уэнт, сам делая то же самое.

Лианна молча повиновалась, едва поспевая за широкими шагами сира Освелла. Они пересекли двор, миновали арсенал и нырнули в длинный коридор. Без фонаря, что был в руках у Уэнта, ничего кругом невозможно было разглядеть, и Лианна задумалась над тем, как бы она выбралась из замка одна, и мысленно поблагодарила принца Рейегара за то, что отправил к ней своего рыцаря. Одна она бы пропала, попалась бы стражникам или заплутала бы среди темных молчаливых зданий, которые ночью превращались в настоящий лабиринт.

‒ Только бы не перепутать, ‒ пробормотал Уэнт, ‒ кажется, здесь.

Он скрылся в одном из темных альковов, послышался глубокий вдох и царапающий слух скрип давно несмазанных петель.

‒ Идите сюда, ‒ из алькова высунулась рука сира Освелла, державшая фонарь.

Лианна, осторожно ступая по холодному каменному полу, пошла на свет. Позади Уэнта вместо серой стены обнаружилась дверь, ведущая в, казалось бы, еще большую темноту. В нос Лианне ударил сырой запах плесени и старости. В Винтерфелле так пахло в замковой крипте, если пробраться подальше, к статуям древних Королей Севера. Детьми они часто играли там, не страшась их суровых взглядов.

‒ Не бойтесь, миледи, ‒ сир Освелл протянул ей свободную руку.

Лианна нерешительно взяла ее и нырнула в ночь. Она верила принцу Рейегару и тем, кого он называл своими друзьями. Уэнт захлопнул дверь, отрезая их от внешнего мира, и Лианне стало не по себе. На влажных стенах дрожали желтые отблески фонарного пламени, а собственная тень казалась Лианне каким-то страшным демоном, сбежавшим из семи преисподних.

‒ Я полагал, что мне предстоит одолеть сира Эртура, ‒ заговорил Уэнт, и голос его, отражаясь от стен, звучал гулко, словно в колодце, ‒ но, похоже, у меня соперник посерьезнее.

‒ Сир Освелл, ‒ Лианна запнулась, не решаясь задавать ему волнующий ее вопрос, ‒ я знаю, вы обязаны выполнять приказы принца, у вас нет другого выбора, но скажите мне честно, без шуток, вы осуждаете его… и меня?

‒ Вы ошибаетесь, миледи, ‒ голос Уэнта прозвучал непривычно серьезно, ‒ я не подчиняюсь принцу, только королю. Все, что я делаю для Рейегара, я делаю исключительно ради него самого. А что до вашего вопроса, то я не в праве осуждать ни вас, ни его. Одним Богам известно, что делал бы я, окажись я на вашем месте.

Освелл Уэнт посмотрел на Лианну и ободряюще улыбнулся ей. Больше он ничего не говорил, и Лианна слышала лишь его чеканные шаги. Коридор закончился, сменившись лестницей, и девица Старк схватилась руками за стены, боясь упасть. Сир Освелл, заметив, что она отстает, пошел медленнее. Царящая кругом сырость впитывалась в одежду, платье и плащ отяжелели и почти перестали согревать. Лианна поежилась, почувствовав, что ее пальцы уже напоминают льдинки.

‒ Осталось недолго, ‒ бросил Уэнт, видя ее мучения.

Лестница, которая начала было казаться Лианне бесконечной и вправду скоро закончилась, напоследок едва не поймав девушку в ловушку отсутствующей последней ступенькой. Нога, ожидавшая опуститься на твердую поверхность, вместо этого проваливалась в темноту. Лианна бы непременно упала, если бы гвардеец вовремя не подхватил ее.

‒ Осторожно, леди Лианна, ‒ покачал головой сир Освелл, ‒ если вы расшибете свои прекрасные ручки, принц спустит с меня семь шкур. Вы же не хотите моей смерти?

Лианна рассмеялась тяжелым, взволнованным смехом. Уэнт непременно полагает, что ведет ее на романтическое свидание, однако сама Лианна не знала, что она скажет принцу Рейегару, что сделает. Уже скоро она увидит его, посмотрит в эти печальные индиговые глаза и забудет обо всем, об осторожности, о его отце, о своих братьях, о Винтерфелле, о браке с Робертом, и о том, что принц связан клятвой с другой. Сиру Освеллу все происходящее, видно, казалось приключением, Лианна же ощущала себя так, словно намеревалась совершить преступление. Она поступала низко и недостойно, но в то же время по-другому просто не могла, словно женщина, продающая свое тело, чтобы прокормиться.

‒ Что вы думаете о Джейме Ланнистере? ‒ спросила Лианна, чтобы немного отвлечься.

‒ Я видел его в бою, ‒ задумчиво начал сир Освелл, ‒ он и вправду хорош. Но больше ничего я вам сказать не могу, за то время, что он служит здесь, я не успел достаточно его узнать. Почему, позвольте спросить, вас занимает юный Ланнистер?

‒ Недавно я немного поговорила с ним, он показался мне приятным, ‒ пояснила Лианна.

‒ На вашем месте я был бы осторожнее, ‒ сир Эртур покачал головой, ‒ помните о том, кто его сестра.

Из темного и холодного коридора они выбрались в беседку, что пряталась в городском саду, миновали сад и, пройдя несколько кварталов, очутились у дверей той самой харчевни. Лианна почувствовала, как дрожит все ее тело, стоило сиру Освеллу открыть перед ней дверь. Девушка нерешительно ступила внутрь, гвардеец тенью следовал за ней. Рейегар пел, звуки его голоса, звучащего под аккомпанемент тягучей печальной мелодии, заполняли небольшой зал, и сердце у Лианны закололо. Ей показалось, что он пел о ней, о чувстве безысходности, что огромной каменной плитой придавливало ее, грозясь уничтожить, о том невиданном томлении, что она испытывала всякий раз, когда смотрела на него.

Лицо принца было скрыто капюшоном, и Лианна не могла видеть его глаз. Голос его казался холодным и потусторонним, будто бы то была не песнь, а пророчество о грядущем, что известно лишь ему одному. Немногочисленные посетители харчевни, в основном торговцы да ремесленники, перестали жевать и пить, внимая пению принца Рейегара и не подозревали ни на дюйм, кто перед ними. Лианна и сир Освелл отошли немного в сторону, скрываясь в темном углу и стараясь не привлекать к себе внимания. За одним из столов Лианна заметила сира Эртура, он делал вид, что неспешно потягивает эль, однако его темно-фиолетовые глаза цепко всматривались в лица окружавших его людей.

‒ Принцу повезло, что у него есть такие верные друзья, как вы и сир Эртур, ‒ прошептала Лианна.

‒ Пожалуй, ‒ Уэнт усмехнулся. ‒ Эртур уж точно носится с ним, как с писаной торбой, опекает Рейегара, как маленького ребенка. Королевские гвардейцы при надобности должны отдать жизнь за короля, но мы бы с радостью отдали ее за принца.

Рейегар тем временем кончил петь и скрылся где-то в глубине зала, за ним поднялся и Эртур Дейн, Освелл сделал Лианне знак, и они тоже двинулись в том направлении. Постепенно посетители начали оживать, послышалось чавканье, да прихлебывание, загудели разговоры. На рыцаря и девушку внимания никто не обращал, а Лианна уже и не слышала ничего, кроме бухающего в груди сердца.

Эртур Дейн стоял у узенькой неприметной двери, он поклонился Лианне и произнес:

‒ Проходите, он ждет вас.

Вот уж кто точно не одобряет, так это сир Эртур. Лианне стало от этого не по себе, ей очень хотелось понравиться Дейну, но, видно, в имеющихся обстоятельствах это было невозможно. Поблагодарив сира Эртура, она ступила внутрь и дрожащей рукой прикрыла за собой дверь.

Принц Рейегар стоял посреди комнаты и вид имел потерянный. Руки его были заняты тем, что крутили перстень на безымянном пальце. Когда он увидел Лианну, глаза его сверкнули, он приоткрыл рот, но ничего не сказал, только сжигал девушку своим пристальным взглядом. Лианна от смущения опустила глаза и будто бы приросла к пыльному деревянному полу. Волнение сдавило горло, мешая говорить, да и мысли все куда-то вдруг разбежались. Как же нелепо и смешно она сейчас выглядит. Что принц подумает о ней?

‒ Леди Лианна, ‒ голос Рейегара прозвучал неожиданно хрипло, будто он недавно оправился от болезни. Ничего общего с тем серебряным перезвоном, что она слушала лишь несколько мгновений назад. ‒ Если вы пришли сюда, чтобы посмеяться надо мной, то, право, не стоит…

‒ Нет, ‒ резко вскрикнула Лианна, вытянув вперед руки и хватая ими воздух.

‒ Тогда зачем вы захотели увидеться со мной? ‒ в вопросе принца слились отчаяние и мольба. ‒ Вы несколько раз дали мне понять, чтобы я более вам не докучал, и я…

Слова его оборвались, Рейегар закрыл руками лицо и замотал головой. Его порывистые жесты испугали Лианну, и она, попятившись немного назад, вжалась спиной в дверь. Что же такое она делает с ним? Лианна нерешительно подняла глаза и увидела, что принц уже стоит подле нее. Рейегар был так близко, что она слышала его частое прерывистое дыхание. Он схватил ее руки и прижал к своей груди, Лианна чувствовала, как под тканью дублета колотится его сердце.

‒ Лианна, ‒ прошептал он, ‒ я умоляю вас, скажите что-нибудь! Вас кто-нибудь обидел? Вам нужна помощь? Вам стоит только попросить, и я все сделаю для вас. Я так виноват перед вами, но ради вас я готов на все, на все, что угодно! Я люблю вас, Лианна!

Последние слова принца прозвучали с отчаянием обреченного на муки человека. Лианна тихо охнула, и, вырвав свои руки из его плена, обхватила его за шею. Руки Рейегара сомкнулись вокруг ее талии, и она упала в объятия принца, позабыв обо всем. Не было ничего, только эта маленькая темная комната, теплые ладони Рейегара, что легли ей на спину, запах лимона и мяты, что пьянил хмельнее дорнийского вина.

‒ Я пришла, ‒ пробормотала Лианна, поднимая голову с его груди и заглядывая в его испуганные глаза, ‒ потому что я хотела вас видеть. Я думала, что смогу выкинуть вас из головы, но у меня ничего не вышло. Мы с вами ужасные люди, мы оба поступаем плохо, но разве можно приказывать сердцу?

‒ Нет, Лианна, нельзя, ‒ губы Рейегара легко коснулись ее макушки, и по телу девушки пробежала стайка неугомонных мурашек, ‒ сердце все равно не подчинится. Вы правы, мы оба поступаем дурно, но что же нам еще делать?

‒ Я не знаю, ‒ Лианна затрясла головой, ‒ я полагала, вы сможете мне это сказать.

‒ Я тоже пока не знаю, ‒ принц вздохнул. ‒ Мне ясно одно: я не хочу отпускать вас. Вы позволите… позволите мне поцеловать вас?

Лианна ничего толком не ответила, только судорожно кивнула, прикусывая нижнюю губу. Рейегар прижал ее ближе к себе, и через мгновение Лианна почувствовала на своих губах его нежный мягкий поцелуй. Она вся дрожала, словно бы ее пронизывал промозглый ветер. Лианна совсем ничего не знала о поцелуях и ласках, что делят между собой мужчина и женщина. У нее не было матери или подруг, которые могли бы рассказать ей об этом, иногда он подслушивала непотребные рассказы Брандона, но от них ей становилось только противно. В ее снах все было так просто, а сейчас Лианна растерялась и не понимала, как ей следует отвечать Рейегару. От страха она плотно сжала губы, а тело ее будто бы окаменело.

‒ Лианна, ‒ Рейегар озабоченно хмурясь посмотрел на нее. ‒ Вам неприятно? Я вас обидел? Поверьте мне, я этого не хотел.

‒ Нет-нет, ‒ воскликнула она, ‒ я… я просто… не знаю, что надо делать.

От накрывшего ее стыда щеки у Лианны вспыхнули, и она отвернулась, боясь и глянуть на принца. Где-то над ее ухом раздался тихий смех, а шершавая ладонь Рейегара опустилась на ее щеку, заставляя повернуться к нему. Лианна повиновалась, все еще избегая смотреть на него.

‒ Вы можете доверять мне, ‒ прошептал принц, и его горячее дыхание обдало ее кожу. Лианна судорожно выдохнула, стараясь перестать бояться.

Рейегар поцеловал ее в лоб, глаза и нос и снова коснулся губ. На этот раз девушка неуверенно ответила ему, чуть приоткрыв губы и нерешительно повторяя за ним. Она опасалась, что ему не понравится, но принц, прекратил поцелуй, лишь когда им обоим потребовался воздух.

‒ Лианна Старк, ‒ Рейегар улыбался, и такой улыбки она никогда у него не видела, ‒ скажите же, что любите меня.

‒ Я люблю вас, принц Рейегар, ‒ зачарованно пролепетала Лианна, и он снова поцеловал ее.

Глава опубликована: 01.02.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 80 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх