↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Серое на черном (гет)



Автор:
Рейтинг:
R
Жанр:
Ангст, Драма, Первый раз, Романтика
Размер:
Макси | 1302 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждения:
AU, Инцест, Насилие, ООС, Смерть персонажа
AU, в котором сбывается мечта Серсеи, и она выходит замуж за Рейегара, Рейегар ждет Обещанного принца и рефлексирует, Эйерис все больше впадает в паранойю, а Лианна оказывается в Королевской Гавани до Харренхольского турнира в качестве фрейлины королевы, а фактически заложницы короля.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Эддард II

Снова перевернувшись и прикрыв глаза, Эддард Старк в очередной раз попытался заснуть, но стоило ему лишь ненадолго погрузиться в слабый, тонкий, словно мирийское кружево, сон, как какой-нибудь новый шум вновь будил его, и Нед резко просыпался, вскакивая на постели, с дико колотящемся в страхе сердцем. Ночной Штормовой Предел был полон непривычных звуков, которых не было в Долине или дома в Винтерфелле. Долетавший с беспокойного моря ветер стучал в окно и выл, будто заплутавший и продрогший путник, надеявшийся получить приют у теплого очага. По коридору сновали слуги, слышались грузные шаги Роберта, возвращавшегося с ночной попойки, шипение Станниса, как всегда недовольного поведением своего брата. Где-то вдалеке заплакал маленький Ренли и запричитали его няньки.

Эддард вздохнул, повернулся на бок и накрылся одеялом с головой, чтобы хоть как-то отгородиться от всего этого гомона. Когда-нибудь Лианна станет хозяйкой этого замка, которому так не хватает женской руки, и, возможно, тогда все здесь будет по-другому. Роберт так влюблен в нее, что, безусловно, будет готов исполнить любое ее желание, а она со временем сможет полюбить его за его щедрость и доброту и окажет на него благотворное влияние. Брак с желанной женщиной должен изменить характер друга к лучшему. Во всяком случае Нед надеялся на это.

Из коридора донеслась извергаемая Робертом пьяная брань и удаляющиеся чеканные шаги Станниса, Эддард был уверен, что почти что слышит, как скрипит зубами средний Баратеон. Лорд Стеффон оставил своих сыновей слишком рано, ибо оба его старших отпрыска определенно нуждались в человеке, умудренном опытом, который мог бы постоянно направлять их. Джон Аррен любил Роберта, как собственного сына, но он был сейчас далеко, и у него хватало своих забот.

Громко хлопнула одна дверь, затем вторая, вскоре стихли и всхлипы Ренли, и замок, наконец-то погрузился в долгожданную тишину. Нед издал вздох облегчения и стянул с головы одеяло, под которым уже едва мог дышать: спать ему оставалось совсем немного.

Несмотря на плохой сон, Эддард встал рано, едва за окном занялся слабый рассвет, однако, как выяснилось, все же не раньше всех. За завтраком он встретил вечно серьезного Станниса и грустного Ренли. Вскоре спустились сонный потягивающийся Бенджен и как всегда бодрый лорд Рикард. Роберт, как и следовало ожидать, отсутствовал, отсыпаясь после похода по окрестным тавернам. Все собравшиеся были увлечены поеданием ароматной каши с маслом и медом, и просторная трапезная полнилась лишь звоном серебряных ложек о тарелки.

— Я думал, ветер ночью выбьет окно в моей комнате, — заговорил Бенджен, никогда не любивший угрюмую тишину, — был бы я девицей, умер бы от страха.

— Ветры всегда бушуют в этих местах зимой, — сухо ответил Станнис, поднимая глаза от тарелки лишь для того, чтобы пройтись по младшему Старку недовольным взглядом. — Вам не о чем волноваться, стекла здесь достаточно крепкие.

Станнис вернулся к еде, всем своим видом показывая, что не намерен далее продолжать разговор, и Бенджен, вздохнув на взгляд Неда слишком уж громко, умолк. Средний Баратеон покончил с завтраком быстро и, наградив остальных лишь коротким безразличным кивком, поспешил удалиться. Вскоре нянька увела и Ренли, который так и не доел свою кашу, лишь поковырял в ней с кислым лицом, выуживая комочки меда. Никто его не заставлял. Старшие братья мало внимания обращали на капризного ребенка, а орда нянек не могла с ним управиться.

— Наш дорогой хозяин, — заговорил лорд Рикард, когда за столом остались только Старки, — любезно предоставил в мое распоряжение свою горницу. Найди меня там, Эддард, когда закончишь.

— А я? — возмутился Бенджен, разозлившись на то, что его опять не допускают до важных и интересных дел.

— Этот разговор касается только меня и Эддарда, — сурово произнес лорд Старк, смерив младшего сына тяжелым взглядом, — отправляйся во двор и поупражняйся с мечом. Пока я не очень-то доволен твоими успехами.

Бенджен надулся, но возражать не стал. Никто из четверых детей Рикарда Старка не смел открыто противиться приказам отца. Лорд Старк вскоре тоже оставил своих сыновей, да и сам Нед последовал за ним едва ли не сразу, ему не терпелось услышать, что же такого хочет от него отец. Просьба лорда Рикарда о разговоре наедине взволновала Эддарда, и он страшился, что речь пойдет о леди Эшаре. Стоило Неду лишь заикнуться об этом браке, как отец немедленно ответил отказом, даже не захотев выслушивать его доводы. В своем письме леди Дейн Эддард слегка смягчил эти новости, надеясь, что отца еще можно будет переубедить, однако теперь он постоянно винил себя за эту недостойную трусость, думая, что таким образом он злоупотребляет доверием благородной леди.

Роберт Баратеон редко пользовался своей горницей, предпочитая проводить переговоры в трапезной, за кубком вина или в собственных покоях. Эддарду было известно, что делами замка ведал кастелян Штормового Предела сир Кортни Пенроз, Роберт же, когда наведывался в свои земли из Долины, большую часть времени проводил в пирах, охоте и увеселениях, лишь изредка выслушивая доклады сира Кортни и не уделяя им надлежащего внимания.

Большой дубовый стол, стоявший у окна, был девственно пуст, на нем стоял лишь запыленный набор для письма, принадлежавший еще лорду Стеффону Баратеону, а также нож для резки бумаги. Книги в расположившихся вдоль стен шкафах тоже покрылись пылью, а кое-где была заметна паутина.

— Этому месту нужна женщина, — заметил Эддард.

Лорд Рикард промолчал. Поежившись, он уселся в одно из резных кресел, стоявших у пустого очага, Нед примостился в кресле напротив. Как бы он ни старался, он не мог представить свою младшую сестру раздающей приказы слугам и договаривающейся с кухаркой о том, что подавать на обед. Однако здесь она будет в безопасности. Лианна ни в чем не будет нуждаться, она будет вести честную спокойную жизнь леди Штормового Предела. Не в этом ли состоит счастье любой женщины? Любой, но не Лианны.

— Вчера вечером мейстер Крессен передал мне два письма, — заговорил лорд Старк, вырывая своего сына из безрадостных размышлений, — они прибыли в Винтерфелл уже после нашего отъезда, и Валис любезно переправил их сюда. Боюсь, нам придется серьезно поменять наши планы.

— Что произошло? — обеспокоенно спросил Нед, подаваясь вперед. Давно он не видел отца таким озабоченным.

— Принц Рейегар похитил твою сестру, — со вздохом произнес лорд Рикард, и сталь его глаз заволокло туманом.

— Но это невозможно! — воскликнул Эддард, едва не вскакивая со своего места. Это известие и вправду походило на кошмарный сон, от которого хотелось поскорее проснуться.

— Откуда тебе знать? — отец говорил устало. Только сейчас Нед заметил тени под его глазами. Вероятно, отец тоже не спал эту ночь. Да и как можно уснуть после подобных известий? — Что мы знаем об этом человеке? Лишь то, что он хорошо сражается на турнирах и сочиняет слезливые баллады. Видно, кровь драконов совсем прогнила.

— Но что мы будем делать? — растерялся Эддард, он все еще не мог окончательно поверить в услышанное.

— Подожди, — лорд Рикард выставил вперед руку, — это еще не все. Узнав об исчезновении сестры, Брандон явился к королю и потребовал от него ответа. Эйерис, как и следовало ожидать, пришел в ярость и велел бросить твоего брата в темницу. Этим письмом меня призывают в столицу держать ответ перед королем.

— Да помогут нам Старые Боги, — прошептал в ужасе Нед, дурные вести лавиной валились на него, грозя окончательно погрести под своей тяжестью, — нам следует обязательно рассказать об этом остальным.

— Мы и расскажем, — согласился лорд Старк, — но прежде я покажу тебе письмо, предназначенное только для твоих глаз. Никто пока не должен знать об этом.

— Конечно, отец, — закивал Нед.

Лорд Рикард достал исписанный размашистым почерком Брандона кусок пергамента и молча протянул его Неду. На вопросительный взгляд сына лорд Старк лишь кивнул и отошел к окну, позволяя Эддарду спокойно ознакомиться с письмом. Чем дальше он читал, тем сильнее удивлялся. Как Брандон мог так поступать? Красота дорнийской принцессы будто бы затуманила его разум, заставив забыть о долге перед семьей.

— Я не думал, что это зайдет так далеко, — пробормотал Нед, закончив чтение.

— Возможно, — тихо произнес лорд Рикард, возвращаясь к сыну, — Будь наше положение иным, я бы лично отправился в Королевскую Гавань, чтобы вразумить его, однако мне пришло в голову, что мы можем использовать увлечение твоего брата в нашу пользу.

— Что вы имеете в виду, отец? — недоумевал Эддард.

— Валис полагает, что нам надо вступить в переговоры с Дорном, — лорд Старк внимательно посмотрел на сына, — Мартеллы хотят королеву, только, возможно, вместо Арианны ею станет Элия.

— Мейстер Валис читал ваши письма? — удивился Нед. Он никак не мог взять в толк, почему отец до такой степени доверяет старому мейстеру.

— Да, — коротко ответил лорд Рикард, явно недовольный тем, что сын позволяет себе сомневаться в его решениях, — Валис верно служил нашей семье много лет, и у меня нет причин не доверять ему. К тому же именно он посоветовал привлечь к нашему делу Талли. Кстати, о них, если нам удастся достичь согласия с Дорном, то на леди Кейтилин женишься ты.

— Но отец… — сердце Эддарда в отчаянии трепыхнулось и ухнуло вниз, на мгновение он отвел глаза, не желая показывать свое смятение, — зачем лорду Талли второй сын, если он хотел сделать дочь женой грандлорда?

— Я полагаю, мы немного изменим наш замысел, — задумчиво произнес Рикард, — и предоставим главную роль не Роберту, а Брандону. В таком случае, Винтерфелл достанется тебе.

— Брандон в темнице, отец! — Воскликнул Эддард, удивляясь, как отец сейчас может думать о чем-то еще. — Его могут казнить!

— Да, — из горла лорда Старка вырвался хриплый вздох, — я полагаю, мне придется отправиться в столицу и решить вопрос на месте, однако я полагаю, что советники короля не настолько глупы, чтобы позволять ему так просто казнить наследника Севера. Однако, все же было бы неплохо заручиться поддержкой Мартеллов.

— А Лианна? — Ледяной страх сковал его сердце, когда Нед подумал об участи своей сестры. — Нужно незамедлительно отправить людей на ее поиски. Но я никак не могу поверить, что принц мог надругаться над ней, не думаете ли вы, что она сама убежала с ним?

— В твоей сестре достаточно безрассудства, — лорд Рикард устало прикрыл глаза, — но даже если это был ее выбор, все вокруг должны думать, что она была увезена насильно. Роберт достаточно ее любит, и возьмет любой, однако он никогда не простит ей добровольную связь с драконом. Однако ты прав, нужно снарядить людей и потолковать с твоим другом Баратеоном. О том, что касается Брандона, я еще раз прошу тебя молчать.

— Конечно, отец, — пробормотал Эддард, все еще ошеломленный случившимся, однако лорд Рикард уже не глядел на него. Хранитель Севера сидел, уронив голову на руки, погруженный в свои невеселые думы. На мгновение Нед испытал жалость к отцу, которая тут же сменилась яркой вспышкой гнева, с неконтролируемой яростью пробившегося сквозь все остальные чувства. Никто иной, как сам лорд Старк навлек на себя эту беду. Север — вотчина лютоволков, но на юге им не место, однако же лорд Рикард посчитал иначе, решив, что он хорош в южных играх. Что ж, кажется, у него были достойные соперники.

Нельзя так думать об отце, отругал себя Эддард, осторожно закрывая дверь в холодную горницу Роберта Баратеона. Отец — глава нашего дома, и он знает, что лучше всего для нас. Если от меня потребуется выполнить свой долг, то я это сделаю, как бы тяжело мне ни было.

Новости о брате и сестре тяжелой ношей легли на душу Неда, и сейчас ему бы больше всего хотелось утешиться в объятиях Эшары, ибо только она могла принести ему должное успокоение, но его дорнийская звездочка с каждым днем становилась все более далекой, словно настоящие звезды, что безмолвно взирали на него по ночам с черного неба. Он хотел бы написать ей, но Эддарду претила ложь и недосказанность, а рассказать ей правду он никак не мог себя заставить, ибо он все еще надеялся, несмотря на то что надежда таяла, будто северные снега под лучами весеннего солнца.

Нед мог бы разделить их общее горе с отцом, но лорд Старк всегда был скуп на проявления чувств, а его глаза сверкали сталью, словно острые клинки, или наоборот, до блеска начищенные доспехи. Единственный раз Нед видел слезы в глазах отца после смерти матери — леди Лиарры — да и то эти холодные кристальные капли так и не упали на щеки Хранителя Севера, замерев на кончиках стальных лезвий его зрачков. Лорд Рикард был холоден и суров, как сам Север, и Эддард, сколько себя помнил, хотел во всем походить на него, однако так и достиг этого. Возможно, виной тому было его южное воспитание.

Часто Нед задавался вопросом, насколько близок отец был с Брандоном, Лианной и Беном. Младшие постоянно были при нем, а Брандон, хотя и был отдан на воспитание в Барроутон, но часто наведывался в Винтерфелл, в то время как Эддард приезжал домой не чаще раза в год. За годы, проведенные в Орлином Гнезде, Нед успел позабыть, кто является ему родным отцом — Джон Аррен или же Рикард Старк. Теперь же Эддард изо всех сил тянулся к лорду Рикарду, но натыкался лишь на ледяную стену. Ее прозрачность создавала иллюзию близости, однако пройти сквозь нее не было никакой возможности.

Роберт поднялся после полудня, глаза у него болезненно покраснели, но в остальном он выглядел вполне бодрым для человека, проводящего в тавернах больше времени, чем дома. Станнис случайно обмолвился Неду, что сейчас поведение старшего Баратеона было еще сносным, благодаря присутствию лорда Рикарда, уважение к которому еще как-то сдерживало буйство Роберта. Эддард боялся себе представить, что же происходит, когда Штормовой лорд предоставлен самому себе. Когда же его друг стал таким? Или он всегда таким и был, только глупый Эддард отказывался это замечать?

Нед снова вернулся мыслями к сестре. Принц Рейегар не был похож на завсегдатая таверн и борделей. Но и Роберт может остепениться со временем, для этого достаточно лишь любимой жены рядом. Ничто не меняет человека так, как истинная любовь.

— Не делай такое хмурое лицо, Нед, — загоготал Роберт, — надо было тебе вчера отправиться со мной, а то, смотри, станешь таким же кислым, как Станнис.

Средний Баратеон даже не отвернулся от окна, в которое смотрел слишком уж пристально, однако от Неда не укрылось, как за его щеке предательски задергалась жилка. Настолько разных братьев Эддарду не приходилось встречать, и иногда его посещали предательские мысли о том, что лучше бы Штормовой Предел унаследовал Станнис.

— Мне не до этого, Роберт, — отмахнулся Нед, — сейчас едва ли подходящее время для веселья.

— И что же нам делать? Плакать, скажите на милость? — рявкнул Штормовой лорд, не замечая повисшей в воздухе напряженности.

Они снова собрались в трапезной, хотя до обеда было еще далеко. Роберт уплетал плотный поздний завтрак, остальные же просто сидели, дожидаясь одного только Рикарда Старка. Нед подошел к подносу, на котором стоял штоф с вином и пара кубков, наполнил один и сделал несколько судорожных глотков. Напиток оказался сладким и приятным на вкус, однако не принес никакого облегчения.

Лорд Рикард появился, когда Эддард уже собирался послать за ним. Он выглядел хмурым и усталым. Нед наполнил еще один кубок и протянул отцу, лорд Старк принял вино с благодарностью и выпил все без остатка. Поздоровавшись с Робертом кивком головы, Хранитель Севера опустился в скрипучее кресло, обитое истершимся желтым бархатом.

— Не думаю, что нам стоит откладывать дела, — лорд Рикард говорил тихо, однако стоило ему взять слово, как все кругом притихли, — у меня для вас есть не слишком хорошие новости.

Все тем же безучастным голосом лорд Старк изложил то, что утром уже успел рассказать Неду.

— Драконий ублюдок! — взревел Роберт, и изо рта у него полетели крошки тыквенного пирога, который он только что с аппетитом жевал. — Я найду этого змееныша и сверну ему шею, клянусь Семерыми!

Выразив свое негодование, Штормовой лорд, оторвал от тушки перепелиную ногу с такой яростью, словно ломал хребет Принцу Дракону. Станнис на это лишь пренебрежительно хмыкнул, а Бенджен выпученными от ужаса глазами, не моргая, смотрел на отца.

— Не может быть, — только и пробормотал младший Старк, — нам нужно немедленно спасти ее!

— Конечно же, ты прав, Бен, — лорд Рикард грустно улыбнулся, — мы должны собрать небольшой отряд, который мог бы уже завтра с утра отправиться на поиски. Можем ли мы рассчитывать на твоих людей Роберт?

— Вы еще спрашиваете? — воскликнул Штормовой лорд. — Я самолично их возглавлю.

— Уместно ли это? — вставил Нед, опасавшийся, что темперамент Роберта может сыграть с ним злую шутку.

— Кому как ни жениху отправляться на поиски украденной невесты? — лорд Рикард строго глянул на сына, и Эддард покорно умолк.

— Только представлю, что этот выродок смеет прикасаться к ней, — прошипел Роберт, — так сразу руки чешутся проломить его череп.

Старший Баратеон, казалось, полностью проснулся, а хмель с него как рукой сняло, он ревел, будто зимний шторм, а глаза его метали молнии, всем видом он сейчас олицетворял девиз своего дома — «Нам ярость». Неду казалось, что Роберт сейчас немедленно натянет доспех и отправится убивать Рейегара Таргариена, где бы тот ни был.

— Успокойся, брат, — проскрипел Станнис, — твое бахвальство вряд ли поможет тебе отыскать леди Старк.

Роберт уже подхватился было, собираясь ответить наверняка нечто нелицеприятное, как ветер распахнул-таки одно из окон, впустив в трапезную стоявший на улице холод и брызги дождя. Почти одновременно с этим в дверь протиснулся мейстер Крессен. Взгляд старика почти сразу же остановился на Эддарде, и, извинившись перед остальными, старый мейстер, шаркая, проковылял к нему и вручил запечатанный пергамент.

— Я подумал, вы сразу захотите прочитать, — прошамкал старик.

— Благодарю, — пробормотал Нед. Под пристальными взглядами остальных он почувствовал, что руки у него дрожат. На маленьком красном круге из воска он немедленно углядел меч и падающую звезду дома Дейнов. Эшара. Мысли о ней заполнили все его существо, пока он, с силой стискивая пергамент во внезапно вспотевшей руке, гадал, что же ждет его на страницах послания. — Простите, — буркнул он, едва взглянув в сторону остальных, — мне надо отлучиться.

Уже выскальзывая за дверь, Нед уловил тяжелый, осуждающий взгляд отца, однако даже это не смогло его остановить. Оказавшись в выделенной ему комнате, Эддард трясущимися от нетерпения пальцами сорвал печать и развернул пергамент. С пожелтевшей бумаги на него смотрели аккуратно выведенные буквы, успевшие за последние несколько месяцев стать родными. Он вглядывался в них, словно в желанные черты, а они будто бы улыбались ему, и искорки плясали в фиалковых глазах.

Нед впился в текст, словно голодающий в сочный кусок мяса с манящей ароматной корочкой. Милый Эддард, начиналось послание. Он сам не заметил, как губы его расползлись в улыбке, стоило ему представить, как ее алые губки произносят его имя у самого его уха. Я не могу быть уверена даже в том, что мне удастся отправить тебе это письмо. Воронятню сторожат, и все послания проходят через руки Пицеля, который всенепременно их читает, однако я не буду сдаваться, ибо то, что я должна тебе сообщить, чрезвычайно важно. Ты не должен верить никаким слухам о своих брате и сестре, что бы тебе ни говорили и в чем бы ни пытались тебя убедить. Моя подруга Элия была там и все видела своими глазами…

Нед поднес пергамент ближе к глазам, словно бы это позволило ему читать быстрее или вдруг разглядеть то, что не было видно издалека. Рейегар Таргариен не крал Лианну, ее увели домашние гвардейцы короля. Альбин Сноу был мертв. Брандон пытался дознаться до правды и был брошен в темницу. Его сестру ищет сир Освелл Уэнт, в то время как принц и Меч Зари пропали где-то в Дорнских Марках. Нед не мог сказать, какая из двух вероятностей пугала его сильнее. Если бы Лианну увез принц, у Эддарда еще оставалась надежда, что Рейегар Таргариен не причинит ей вреда, чего уж точно нельзя сказать о короле. Принц казался чувствительным, но он никак не выглядел подлецом, способным надругаться над беззащитной девушкой. Теперь же Лианна и Брандон были в руках безумца, и в столице не было никого, кто мог бы защитить их.

Плотно свернув пергамент, Нед поспешил вернуться со своими новостями в трапезную. Эддарду до такой степени не терпелось поведать все, что он узнал, и он едва ли не срывался на бег. Однако только подойдя к двери, он услышал доносившиеся оттуда крики и ругань. Неужто они повздорили? И если так, что же послужило этому причиной? Эддард решительно толкнул дверь, да так и замер на пороге, обомлев перед представшей его взору картиной. Роберт пригвоздил к стене высокого черноволосого мужчину и сыпал грязными ругательствами, Станнис и мальчишка с копной густых каштановых волос, вид которого показался Неду знакомым, пытались его оттащить, однако справиться с разгневанным Штормовым лордом им было не под силу.

— Прекрати, Роберт! — громом прозвенел голос лорда Рикарда, однако, старший Баратеон, казалось, не слышал его. — Прекрати немедленно!

Недовольно рыча, Роберт все же отступил от незнакомца. Тот схватился за горло и, тяжело вздохнув, привалился к стене и зашелся в приступе сильного кашля.

— Что здесь происходит? — удивился Нед.

— Приветствую вас, лорд Старк, — тяжело дыша, незнакомец повернулся к Неду и неуклюже поклонился ему, он все еще неуверенно стоял на ногах, Роберт, плюнув, отвернулся.

В полнейшем недоумении Эддард уставился на незнакомца, ожидая объяснений, но тот лишь вперился в Неда ответным взглядом темных, словно ночное небо, глаз, будто бы и сам ждал чего-то. В его внешности все внимание привлекал красноватый, видно, недавно полученный, шрам, наискось пересекавший лицо мужчины или скорее молодого человека. Одет незнакомец был довольно просто, а коротко остриженные черные волосы непослушно торчали в разные стороны. Молодой человек печально усмехнулся, слегка покачал головой и подошел ближе к Неду, луч света опустился на его изувеченное лицо, а глаза сверкнули глубоким индиго. Сначала Эддард подумал, что ему показалось, ибо это было бы воистину невероятным. Однако, чем дольше он вглядывался в черты лица этого человека, словно бы вытесанные из мрамора искусным мастером, тем больше убеждался, что его догадка верна.

Нед еще раз глянул на парнишку с каштановой шевелюрой, который стоял за спиной у незнакомца, стиснув кулаки, и в голове его тут же всплыли воспоминания о пире в Харренхолле, со времени которого, казалось, уже прошла целая вечность. Конечно, тогда этот парнишка поспорил с Робертом о том, кто из них больше выпьет и проиграл в пух и прах. Ричард Лонмаут — оруженосец Рейегара Таргариена. Значит, Эддард еще не сходит с ума.

— Ваше высочество, — пробормотал Нед, опуская голову. Он бросил опасливый взгляд на Роберта. Его друг, видно, возомнил, что Таргариены уже сброшены с трона, раз позволил так себя вести. Непростительная, опасная глупость! — Вы должны простить лорда Баратеона, мы все очень обеспокоены пропажей моей сестры.

— Мне не нужно прощение этого гаденыша! — взревел Роберт, отправляя все усилия Эддарда в бездну. — Пусть лучше скажет, куда он утащил Лианну!

— Замолчи, Роберт, — рявкнул лорд Рикард, который не хуже Неда понимал все безрассудство Робертова поведения, — ваше высочество, он сам не ведает, что творит. Однако, я попросил бы вас объясниться. Про вас и мою дочь ходят очень нехорошие слухи, и я, признаться, был крайне удивлен, что вы после всего произошедшего посмели явиться сюда.

— Благодарю, лорд Рикард, — принц отодвинул издавший резкий скрежет стул и сел. Нед обратил внимание, что он слегка прихрамывает, хотя и старается скрыть это. — По всему видно, что лорд Баратеон не нуждается в моем прощении, однако я все же дарую его. Мне не хотелось бы оставаться в ссоре с кем-либо из вас, — Роберт намеревался в очередной раз что-то возразить, но строгий взгляд лорда Старка остановил его. Принц Рейегар тоже посмотрел в сторону Штормового лорда, слегка нахмурившись, но сделал вид, что ничего не заметил. — Что же касается леди Лианны, — Рейегар Таргариен намеренно сделал ударение на слове «леди», — то, боюсь, я пребываю в том же неведении, что и вы.

— Лжец, — прошипел Роберт.

— Почему мы должны верить вам, мой принц? — спросил лорд Рикард с жесткой и холодной учтивостью.

— Его высочество говорит правду, — Нед сделал шаг вперед, отделившись, наконец от двери. Шесть пар глаз уставились на него с удивлением, а больше всех изумлен был, казалось, сам Рейегар Таргариен. — Я получил письмо из Королевской Гавани, Лианну забрали люди короля.

Принц Рейегар побледнел и провел рукой по лицу, а в его взгляде Эддарду померещился испуг. Лорд Рикард, однако, и вовсе не глядел на принца.

— От кого письмо? — спросил он сурово.

— От леди Дейн, — Нед отвел глаза. Обманывать отца он не видел смысла.

— С чего ты взял, что ей можно верить? — Бросил Роберт. — Она сестра Меча Зари, а дорниец заодно с ним, — он метнул яростный взгляд в сторону принца Рейегара.

Краска неожиданно бросилась в лицо Неду, он замер, слегка открыв рот, и с осуждением посмотрел на старшего Баратеона, который расхаживал из стороны в сторону, словно загнанный в клетку зверь. Однако Штормовой лорд уже успел отвернуться, уверенный, что друг не станет ему возражать.

— А зачем ей лгать мне? — воскликнул Нед, заработав удивленный взгляд Роберта. — Лианна сама писала мне, что леди Эшара и принцесса Элия — ее единственные подруги.

— Поверь мне, Нед, — фыркнул Роберт, — не стоит доверять женщине лишь потому, что жаждешь побывать между ее ног. Многие из них пользуются этим. Да и какая разница? Если Лианна у короля, то здесь его сын, чтобы держать ответ.

Эддард почувствовал, что злость душит его, он потянулся к верхней застежке дублета и дрожащими пальцами расстегнул ее. Накричать на Роберта ему помешал лишь поднявшийся с места принц.

— Вы ошибаетесь, — громко проговорил Рейегар, заставляя всех присутствующих обратить свои взоры на него, — вы можете предложить королю обменять меня на лорда Брандона или леди Лианну, но он лишь рассмеется вам в лицо. Если вы убьете меня, для него это будет большая удача. Это, — принц показал на свой шрам, — досталось мне от моего отца. Довольно хождения вокруг да около, я приехал сюда говорить начистоту. При дворе знают о ваших планах, лорд Старк. Возможно, не все, но достаточно, чтобы король назвал вас изменником. Стоит вам собрать знамена и двинуться на столицу, ваших детей казнят самым страшным образом. Не думаю, что вы этого хотите. Что бы вы не предприняли, прольется кровь, много крови. Я же предлагаю вам решить дело миром. Вы хотите окончить правление Эйериса? Так признайте меня своим королем. Я не мой отец, я признаю, что я слишком долго оставался в стороне, я упустил тот момент, когда разум его окончательно помутился, но теперь я намерен исправить свои ошибки и принести благоденствие в Семь Королевств.

Лорд Рикард смотрел на принца с выражением добродушного снисхождения. Неду было известно, что отец никогда не ценил политические способности драконьего наследника слишком уж высоко, однако, пока Рейегар Таргариен говорил, лицо лорда Старка посерьезнело, и он едва заметно подался вперед.

— Вы намереваетесь убить своего отца? — спросил лорд Рикард, когда принц умолк.

— Нет, — покачал головой Рейегар Таргариен, — я никогда не пойду на это, это было бы величайшим грехом.

— Тогда что же вы собираетесь делать? — лорд Старк напоминал сейчас строгого мейстера, расспрашивающего нерадивого школяра, который плохо подготовил урок.

— Я не открою вам этого, пока вы не дадите ответ на мое предложение, — настойчиво произнес принц Рейегар и вновь опустился в кресло. Все это время он крепко держался за край стола, и пальцы его до сих пор продолжали судорожно сжимать отполированное дерево.

— Хорошо, — лорд Рикард вздохнул, однако его лицо выглядело подозрительно довольным, — если я соглашусь, что я получу взамен? Вы же не надеетесь, что я поддержу вас исключительно из альтруистических побуждений.

— Я полагал, что вы печетесь о благе государства, — бледных губ наследного принца коснулась едва заметная улыбка, он понимал, что лед уже начал трещать, — и радуетесь возможности спасти своих детей.

— Боюсь, вы несколько переоценили меня, — ухмыльнулся лорд Старк. — К тому же, я прекрасно понимаю, что, если я откажусь, дела ваши окажутся очень и очень плохи.

— Мы могли бы поговорить наедине? — осведомился принц, недоверчиво глянув в сторону Роберта. Штормовой лорд заметил это, но промолчал, выразив свое недовольство лишь презрительным хмыканьем.

— Допустим, — Хранитель Севера поднялся и направился к двери. Принц Рейегар, не отрывая взгляда от лорда Рикарда, последовал его примеру. Когда принц проходил мимо Неда, тот заметил, что на лбу у Рейегара выступила испарина. Движения давались ему гораздо тяжелее, чем он хотел бы показывать.

Стоявший в стороне Ричард Лонмаут устремился было за своим принцем, но тот сделал ему знак рукой, и оруженосец с обиженной миной вернулся на свое место. Через открытую дверь в комнату хлынули слуги: за окном начинало темнеть и давно пора было зажечь свечи. Если бы не ветер, Нед открыл бы окно, ибо воздух в трапезной сделался душным и затхлым. Эддард почувствовал, как от напряжения весь вспотел, туника неприятно липла к телу, а волосы на лбу превратились во влажные сосульки.

— Не понимаю, почему твой отец так глупо поступает, Нед, — заговорил Роберт, когда прислуга вновь удалилась.

Эддард замешкался, он был все еще зол на друга за его слова об Эшаре, однако не хотел начинать ссору с Робертом сейчас, когда им во что бы то ни стало следовало показывать единство.

— Отец всегда руководствуется лучшими побуждениями, — ответил он, наконец, — не мне судить его.

— И на кого же направлены эти лучшие побуждения, а? — закричал Штормовой лорд. — Как можно спутаться с драконьим ублюдком?

— Замолчи, Роберт, — холодно проговорил Станнис, — ты так говоришь, потому что хочешь ту же женщину, что и Принц-Дракон. Думай головой, а не причинным местом, как ты сам недавно советовал своему другу.

— Неужто? — огрызнулся Роберт, вновь вскакивая со стула. — Если лорд Старк встанет на сторону этой плешивой ящерицы, я пойду к Мартеллам, они только рады будут избавиться от этого принцика!

В углу угрожающе запыхтел юный Лонмаут, от злости он едва ли не до крови искусал себе губу, однако повел себя умнее остальных и промолчал. Роберт, однако, на него так и не взглянул, слишком увлеченный спором с младшим братом.

— А я нет, — Станнис подошел вплотную к брату, зло уставившись на него.

Воцарилось, наполненное предгрозовым напряжением молчание. Неду показалось, что даже свет от свечей стал вдруг тусклее, будто бы черные тучи наползли на небо, предвещая скорую бурю. Роберт стоял с открытым ртом и шумно сопел. Его красивое властное лицо недовольно кривилось и покраснело. Станнис был ниже мощного и крупного Роберта, и глядел на брата сверху вниз, плотно сжав челюсть, однако несгибаемой железной воли в среднем Баратеоне было никак не меньше, чем в старшем.

— Ты мой вассал, — прошипел, наконец, Роберт, — ты моя кровь. Неужто пойдешь против меня?

Станнис не ответил. Сейчас Роберт был в своем праве, а проливать родную кровь было страшным грехом, за который боги, что старые, что новые, даровали самое жестокое наказание.

— Нам всем нужно успокоиться, — Нед и сам удивился, услышав свой слегка хриплый и взволнованный голос. — Роберт, твой брат прав. К чему развязывать войну, если можно этого избежать?

— Значит, и ты против меня? — с горечью произнес Штормовой лорд, отворачиваясь. — Быстро же вы поверили дракону.

Он хотел добавить что-то еще, но ему помешали вернувшиеся лорд Рикард и принц Рейегар. Лицо отца было как обычно суровым и ничего не выражающим, однако наследник престола выглядел усталым и довольным. Значит, ему все же удалось уговорить Старого Волка. Что же он такое пообещал отцу?

— Поверить не могу! — воскликнул Роберт, видно, сделав тот же самый вывод, что и Нед.

— Придется, — строго сказал Рикард. — А теперь скажи мне, лорд Баратеон, хочешь ли ты, чтобы моих детей обезглавили, а головы насадили на пики и выставили над стенами Королевской Гавани? Хочешь ли ты лить кровь своих людей, истощенных после долгой зимы? Принц Рейегар убедил меня, лорд Аррен, я уверен, согласится со мной, лорд Талли тоже, а теперь скажи нам, с кем ты?

Роберт молчал, нервно ерзая и кусая губу. Его буйная натура требовала взбрыкнуть и бросить вызов едва ли не всем Семи Королевствам, но слабая толика разума все же призывала не совершать глупостей.

— Я жду, — настойчиво проговорил лорд Рикард.

Роберт оглянулся на Станниса, но тот остался безучастным.

— Ну, хорошо, — выдавил Роберт, с таким лицом будто бы его заставили есть дорожную грязь, — я с вами.

— Это правильный выбор, — лорд Рикард одобрительно похлопал его по плечу, — теперь мы можем обсудить дальнейшие действия, однако сначала нам всем следует пообедать. Не знаю, как вы, а я страшно проголодался.

По приказу Станниса подали обед, и вопреки собственным ожиданиям Нед умял все, что ему было предложено, запивая все это добрым вином, которое Старки привезли в подарок Баратеонам. Ели молча, не решаясь обсуждать что-либо при снующих туда-сюда прислужницах. Принц Рейегар старался держать голову как можно ниже и вел себя чрезвычайно тихо и скромно, Роберт был угрюм, а Станнис сидел со своей обычной миной, кислой, словно лимон. Даже известный своей меланхолией принц и тот улыбался чаще.

— Бенджен, иди-ка сюда, — позвал сына лорд Старк, когда трапеза была, наконец, окончена, — его высочество оказался столь великодушен, что берет тебя к себе в оруженосцы.

Младший Старк, до этого молча наблюдавший за происходящим, подскочил и подбежал к отцу. По его лицу было видно, что мальчишка едва сдерживает улыбку, при этом он с опаской косился на Роберта.

— Ваше высочество! — со своего места возмущенно заголосил Лонмаут. — Чем это я провинился?

— Ричард, — впервые за все время принц Рейегар по-настоящему широко улыбнулся, — после всего, что ты сделал для меня, ты достоин называться рыцарем. Я сам посвящу тебя, когда мы вернемся в столицу. А пока ты можешь научить юного Бенджена всему, что ты знаешь.

Лонмаут, казалось, был не слишком доволен этой новостью, но, как и следовало, поклонился и поблагодарил своего принца и будущего короля.

— Нам нужно подумать о наших следующих действиях, лорд Рикард, — Рейегар Таргариен, откинувшись на жесткую спинку кресла, обратился к лорду Старку. — Боюсь, это не терпит отлагательств, ибо о судьбе ваших детей почти ничего неизвестно, и мы не можем позволить себе ждать. Кто-то должен попасть в столицу и передать Освеллу Уэнту мое письмо, остальное сир Освелл сделает сам. Этот человек также должен будет дать нам знать, когда все будет сделано.

— Вы правы, ваше высочество, — кивнул лорд Рикард, — мешкать нельзя. Но уверены ли вы, что капитана золотых плащей будет так просто подкупить? И достаточно ли сир Освелл надежен?

— Капитан слишком жаден, — заверил принц Рейегар, — а я пообещал ему достаточно, чтобы привлечь его. Он будет слушаться сира Освелла. Что же до самого рыцаря, у меня нет сомнений в его верности.

— Вы много пообещали сегодня, — заметил лорд Старк, всматриваясь в сосредоточенное лицо принца, — вы понимаете, что вы должны будете выполнить все свои обещания?

— Более чем, милорд, — судя по вспыхнувшим индиговым глазам, Рейегар Таргариен был оскорблен подобным предположением, однако предпочел сдержаться. Неда удивляло, что принц ни разу не попытался каким-либо образом намекнуть на свое положение сюзерена, наоборот, он стремился понравиться им, произвести на них впечатление, убедить их своими доводами. Возможно, из него и вправду выйдет неплохой король.

— В таком случае, письмо вашего отца приходится как нельзя кстати, — лорд Рикард хмыкнул, — меня вызывают в столицу держать ответ за своего сына. Я возьму с собой небольшой отряд и один из моих людей передаст ваше послание сиру Освеллу.

— Это опасно, — покачал головой принц Рейегар, — разум моего отца… Я не могу поручиться за то, что ваша голова останется при вас.

— Рассудок короля может быть и помутился, — наставительно произнес лорд Старк, — но у него есть советники, которым хватит ума понять, что казнить Хранителя Севера слишком глупо. Уверяю вас, никто из них не хочет войны. К тому же, как вы еще намереваетесь попасть в Красный Замок? Стража непременно заметит постороннего. Самое большее, что мне угрожает — так это быть брошенным в темницу, если король вознамерится и меня взять в заложники, однако я надеюсь, что тогда вы подоспеете достаточно быстро и сможете освободить меня.

— Как скажете, — нехотя согласился принц, однако весь его вид все еще выражал сомнение, — но я попросил бы вас подумать еще раз.

— Все решено, мой принц, — лорд Рикард поднялся и по-отечески похлопал принца Рейегара по плечу, — ваше послание повезет Джори Кассель, он племянник нашего мастера над оружием, исполнительный парень, на которого я могу полностью положиться. Теперь же я предлагаю всем разойтись, — он выглянул за окно, — уже так темно, что, кажется, мы не заметили, как наступил час волка. Роберт, позаботься о том, чтобы его высочеству и юному Лонмауту нашли комнаты.

Лорд Баратеон кивнул и сквозь зубы перепоручил заботу о Рейегаре Таргариене Станнису. Сам бы он с удовольствием уложил наследника в конюшнях, авось там он замерзнет и умрет. Не прощаясь, Роберт поднялся и вышел. Из коридора донесся его громогласный приказ седлать лошадь, видно, и эту ночь Штормовой лорд проведет с бочонком вина и в объятиях очередной продажной женщины. Нед вздохнул, его вера в то, что друг его когда-нибудь образумиться, упорно подвергалась испытаниям.

Станнис, своим видом меньше всего олицетворявший любезного хозяина увел с собой Лонмаута и принца Рейегара, хромота которого, казалось, лишь усилилась. Перед уходом принц пожал руки оставшимся Старкам, и Нед удивился, насколько холодными были его ладони. Вскоре за остальными последовал и зевающий Бенджен, за целый день сидения на одном месте он порядком притомился, гораздо с большим удовольствием он помахал бы во дворе мечом в обществе своих сверстников.

— Что он пообещал тебе, отец? — спросил Эддард, когда они остались одни. — Кроме того, что сделал Бена своим оруженосцем?

— Мне и лорду Аррену будут предоставлены должности в Малом Совете, — шепотом проговорил лорд Рикард, — также всем четырем домам будут снижены налоги и дарованы торговые преимущества. Кроме того, он хочет жениться на Лианне.

— Но как? — Этого Эддард никак не ожидал услышать. — Он уже женат.

— Принц был весьма убедителен, когда рассказывал о том, что его брак можно будет расторгнуть, когда он станет королем, — лорд Старк усмехнулся в седеющую бороду.

— Он не обманывает нас? — Забеспокоился Нед. — Мы наживем себе врага в лице лорда Тайвина.

— Рейегар Таргариен влюблен в твою сестру, — улыбнулся лорд Рикард. — Такой блеск в глазах нельзя сыграть. Нам повезло, что принц благороден, иначе Лианна уже попрощалась бы со своей честью. Что же до Тайвина, в одиночку он не представляет угрозы. Ты только представь, Эддард, Лианна — королева! Только подумай, сколько это будет значить для нашей семьи и для всего Севера.

— Не могу себе представить, — замотал головой Нед, который и сам едва сдерживал улыбку. — Придворные дамы умрут от стыда, когда она выйдет упражняться с мечом во двор Красного Замка.

— Брандон женится на Элии Мартелл, — проговорил лорд Старк неожиданно серьезно, — в сложившемся положении нам нужна связь с Дорном. Тебе же придется жениться на Кейтилин Талли, иначе лорд Хостер в будущем может предложить ее Роберту, а я не хочу, чтобы Баратеоны обзаводились союзниками, которыми я не могу управлять. У твоего друга слишком горячая голова, и он может натворить дел, особенно, когда узнает, что Лианна не достанется ему. Однако пока нам лучше об этом молчать, Роберт и без того ненавидит принца.

В эту ночь Неду снова не спалось, хотя в замке и было необычайно тихо. Лианна получит своего принца, а Брандон будет счастлив со своей дорнийкой, и только Эддарду, самому послушному и исполнительному среди детей Хранителя Севера, придется, пожертвовав своим счастьем, выполнить долг перед своей семьей и жениться на леди Кейтилин. Нед знал, что сделает это, что не будет противиться, однако стоило ему сомкнуть отяжелевшие веки, как перед ним тут же вставало обрамленное каскадом черных волос лицо с мягкой оливковой кожей, фиалковые глаза ласково смотрели на него, и только искорки в них гасли, сменяясь потоками беззвучных слез.

Глава опубликована: 02.05.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 80 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх