Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Планета доктора Моро (джен)


Автор:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Crossover/Science Fiction
Размер:
Макси | 2127 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
Гет, Насилие
Третий роман цикла "Вселенная нестабильна". Ещё один эксперимент СЗ, ещё один космический неудачник на странной планете среди странных существ. Причём странных существ с каждой главой становится всё больше. Мёдом им тут всем намазано, что ли?! Впрочем... почему эта планета не кажется совсем чужой?
QRCode

Просмотров:6 558 +4 за сегодня
Комментариев:26
Рекомендаций:1
Читателей:35
Опубликован:11.01.2017
Изменен:18.10.2017
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    

Вселенная нестабильна

Серия экспериментов по мотивам DC Comics в одной научно-фантастической (и очень неприятной для жизни) вселенной. Основная цель программы - объяснение сверхспособностей персонажей DC с соблюдением законов физики и логики. Побочная - спасение вселенной.

Фанфики в серии: авторские, все макси, есть не законченные Общий размер: 4083 Кб

Скачать все фанфики серии одним архивом: fb2 или html

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Орбита Марса

Ремонт реактора обещал занять несколько дней. Не будь местные механики гениальными инженерами — растянулся бы на многие месяцы. Всё же выброс плазмы высокой плотности нанёс машине огромные повреждения. Его бы хватило, чтобы уничтожить звездолёт любого вменяемого размера.

Они расположились на низкой орбите — около четырехсот километров. На передышку разные виды инопланетян реагировали по-разному. Гориллоподобные великаны, похоже, ненавидели ожидание, и в отсутствие видимого врага срывали злость друг на друге и на остальных видах. Хохлатые рептилоиды тоже ждать не любили, но их агрессия была более разумной и целенаправленной — хорошо вооружившись, они патрулировали корабль, ища диверсанта, а заодно призывая к порядку всех нарушителей дисциплины. А вот метанодышащие коротышки, кажется, были только рады передышке — они вовсю играли, работали и торговали друг с другом. Три остальных вида казались слишком негуманоидными, чтобы Ричард мог судить об их мотивации — на первый взгляд, их поведение вообще не изменилось.

"Если я не найду эффективного решения в ближайшие трое суток — взорву этот корабль к чёртовой матери. С этим я справлюсь, а на орбите его взрыв для Марса не опасен..."

Он уже знал, где находятся склады плазменных бомб. Правда, не знал кодовой последовательности, чтобы их детонировать, но в крайнем случае всегда можно замкнуть контакты и перенастроить таймер вручную.

Оставался, правда, вопрос, как после этого самому уйти живым, когда всё пространство вокруг корабля простреливается.

Ричард сосредоточил усилия на капитане. При всей своей нечеловеческой силе и звериной выносливости, капитан всё же должен был иногда спать. Подождав момента, когда тот засопел в две дырочки у себя в каюте, землянин высунулся из ближайшей стены, ввёл щупальца прямо ему в шею, и ввёл в крупные сосуды бактерии "белого света". После чего с чистой совестью вернулся в своё укрытие и лёг спать сам.

Спать на чужом корабле малку, как ни странно, было легче, чем на Марсе этого времени. Достаточно всего лишь найти холодильник побольше — и можно не беспокоиться о перегреве. Просыпаться только раз в полчаса, чтобы пополнить запасы водорода.

Поэтому отдохнул он прекрасно, и уже через восемь циклов сна (чуть больше четырёх часов) был полностью готов к труду и обороне.

"Белый свет" тоже не терял времени даром, он успел повторно мутировать, приспосабливаясь к высокотемпературному носителю, размножиться, и выстроить дешифрующую сеть в его мозгу. Так что к моменту пробуждения капитан уже вовсю фонил радиоволнами.

Мощность сигнала была невелика, лишь чуть выше естественного электромагнитного излучения человеческого мозга. Особо упорядоченным мозговое излучение носителей "белого света" тоже не было — как известно из теории информации, хорошо сжатый сигнал неотличим от шума. Так что Ричард почти не опасался, что его "жучок" засекут. Это нужно знать, что именно искать — либо расставлять на каждом углу антенны с настройкой на поиск любых сигналов в широком диапазоне, отличных от общего фона.

Чего он действительно боялся — что капитан решит облачиться в металлический скафандр — сквозь него электромагнитная телепатия невозможна. Однако у этих инопланетян герметичные доспехи, похоже, были большой редкостью. Во всяком случае, на корабле. Сначала Ричард был уверен, что это просто ещё одно проявление присущего им разгильдяйства, но затем засёк едва уловимую дымку вторичного излучения над их силуэтами.

Они использовали щиты вместо громоздких и тяжёлых вещественных скафандров. Индивидуальные дефлекторные щиты! Причём генераторы встраивались напрямую в детали доспеха, их не нужно было носить за спиной в ранце! Ричард едва не взвыл, представив себе, какой уровень технического совершенства для этого нужен. Его желание обладать такими игрушками стало просто нестерпимым.

Но передаче сигналов "белого света" щит не препятствовал — их энергия на квадратный сантиметр была ниже обычного солнечного света. Поэтому Ричарду оставалось только высунуть из стены биопластиковую "антенну", развернуть её тонким слоем под цвет поверхности и настроить на нужную частоту.

Такой пассивный перехват позволял читать только поверхностные мысли — то, о чём думает объект конкретно в данный момент. Активно лезть в мозг "гориллы" землянин опасался — не надо быть экспертом по ментальной защите, чтобы заметить, что твои мысли направляют.

Поэтому ему были доступны весьма обрывочные сведения. Например, он так и не узнал, как зовут капитана — потому что большинство разумных редко думает о себе в третьем лице, и ещё реже — по имени.

Зато он узнал много других интересных вещей. Например, за чем именно был отправлен в дальний рейд сверхноситель типа CSO "Просветлённое Паломничество". Он, кстати, был в походе не один — его сопровождали шесть сельскохозяйственных кораблей типа DSC и четыре тяжёлых корвета типа SDV, но капитан предпочёл оставить их за границей системы.

Официальная причина — нежелание рисковать хрупкими и почти беззащитными (в сравнении со сверхносителем) кораблями. Реальная — в том, что так он смог в одиночку командовать "остеклением" (то есть планетарной бомбардировкой, направленной на уничтожение всей жизни) Марса. Иначе ему пришлось бы разделить эту честь с командующим эскадрой, который формально был старше в ранге. Но сверхноситель превосходил всю остальную эскадру вместе взятую по тоннажу, защите и огневой мощи, а его командир был гораздо массивнее и злее (в обществе "Джиралханай", как себя называли гориллоиды, это имело значение). Поэтому обычно принятый в Империи Ковенант принцип "все капитаны кораблей равны между собой" здесь практически не действовал. Хотя в теории любой капитан сельскохозяйственного корабля мог говорить с ним на равных, но в реальности — пусть бы попробовали.

Теперь, когда "Паломничество" потеряло щит, оба реактора, опасно промедлило с остеклением, а на борту его, предположительно, завёлся демон ранее неизвестной природы — статус капитана зашатался. Кое-кто из подчинённых на собственном корабле обладал достаточной силой, чтобы бросить ему вызов — и если этот кое-кто сговорится с командующим эскадрой, который поддержит заявку своим авторитетом — слава капитана могла подойти к концу. Вместе с жизнью. У джиралханай политика не вся сводилась к ритуальным дракам, как могло показаться несведущим инопланетянам — но они были крайне важны. А капитан в последнее время заметно ослаб, так как уделял слишком много времени командованию и мало проводил в спортзале.

Ричард мысленно выругался.

"Громила тупой! Ну какое дело мне до твоего статуса?! Думай больше об этой своей Империи Ковенант, мне нужно знать ваше происхождение и цели! Кто приказал провести остекление? Зачем?"

Увы, джиралханай его не слышал. Он продолжал размышлять, кого и как лучше поколотить. Похоже, об этом он мог думать очень долго и с большим удовольствием. Ещё он думал о том, как поймать проникших на борт чудовищ, как они могут выглядеть и сколько их может быть. Весьма забавные размышления, и уклоняться от охотников с их помощью намного легче — но к выполнению основной миссии это имело мало отношения.

Когда он добрался наконец до рубки и выслушал отчёт о ходе ремонтных работ, его мысли перешли в более конструктивное русло. Или в более деструктивное — это как посмотреть.

"Как только восстановим щит, нужно уничтожить плазменной бомбардировкой города на побережье... На это вспомогательных реакторов хватит. Их всё равно придётся остеклять позже — так что лучше начать сейчас. Дикари, конечно, опасности никакой, но возможно, демоны имеют к ним какое-то отношение... у дикарей могут быть тайные, магические знания... я должен выжечь это гнездо чернокнижия горячей плазмой!"

"Только этого не хватало! Эй, морда, не вздумай! Эти города ДОЛЖНЫ дожить до времён Карса! Ты хочешь, чтобы нас обоих стёрли из исторической последовательности?! Или чтобы мне пришлось подорвать твой любимый корабль уже окончательно?"

Из мыслей капитана он знал, что на корабле есть и третий вид оружия, помимо уже виденных. Плазменные торпеды — сгустки размером с дом, стабилизированные внутренними полями. Каждый из них нёс энергию стокилотонной атомной бомбы, но был гораздо смертоноснее таковой. В зависимости от настройки конфигурации внутренних полей, он мог при попадании в цель: а) просто взорваться; б) начать "сверлить" её, отдав почти половину тепловой энергии на небольшом участке, прожигая броню в глубину в) растечься плазменным "блином", выжигая максимальную площадь. Кроме того, в отличие от "плазменного копья" (так ковенанты именовали релятивистские ускорители), торпеды прекрасно проходили сквозь атмосферу, для их применения не нужно было снижаться. Для орбитальной бомбардировки они были лучше во всём, разве что море вскипятить не могли из-за нехватки мощности.

И самое мерзкое, что Ричард не мог их сломать, потому что их было банально слишком много! По пятьдесят штук на каждом борту!

Он на всякий случай вывел из строя ещё пару элементов в генераторе щита. Это оттянуло ремонт ещё на день-другой, но не более. Связь бомбардировки со щитом была чисто психологической — в голове капитана. По факту же ничего не мешало запустить плазменные торпеды прямо сейчас.

"Я могу заразить "белым светом" ещё нескольких местных, возможно даже целую смену... но читать я всё равно смогу только одного из них одновременно! Я не Левиафан, я не приспособлен отслеживать кучу мозгов одновременно! Как мне узнать, кто из них подумает нужную для меня мысль?!"

Капитан тем временем снова перешёл к размышлениям о внутрикорабельных интригах. Больше всего он опасался командира десантной группы — тот был не просто здоровенным бугаем даже по меркам Джиралханай, но и собрал вокруг себя крепкую (во всех смыслах) группу поддержки. Его воины больше преданы лично ему, чем великой миссии. Но и послать всю эту маленькую армию прогуляться куда-то в вакуум капитан тоже не мог. Не сейчас, когда демоны на борту. Вот натравить десантную группу на демонов — это было бы хорошо, пусть две проблемы решают друг друга... но совершенно непонятно, как устроить.

Собственный заместитель, который отсиживался в карцере за бунт, беспокоил капитана куда меньше. Но тоже... малоприятный фрукт. Не первый раз уже намеренно дерзит, словно провоцирует. Хотя на вид вроде не такой уж и силач — сам ведь за пультами сидит не меньше капитана... То ли слишком смел, то ли тайком принимает боевые наркотики, то ли понимает, что сейчас его убивать неудобно — и нарабатывает авторитет на будущее...

"Ну ладно, морда, не хочешь по-хорошему — будет по-плохому!" — Ричарда по-настоящему разозлила тупость реципиента.

Через "белый свет" он послал в слуховой центр капитана еле слышный шёпот:

— Твоё правительство не доверяет тебе. Это направленный против тебя заговор. Ты неправильно понял суть задания. Когда ты вернёшься, тебя казнят.

Естественно, огромный самец тут же вскочил и начал обшаривать всё вокруг. Окружающие смотрели на него с плохо скрываемым подозрением — что только повышало его градус ярости и страха.

— Ищи-ищи, — хихикнул максимально противным голосом Ричард. — Покажи им, что сходишь с ума.

— Кто ты?! — взревел джиралханай, уже совсем не обращая внимания на перешептывания коллег.

Ответом был лишь медленно затихающий, как бы отдалявшийся смех множества голосов — джиралханай, хохлатых, метанодышащих — и вообще всех голосов, что капитан слышал в своей жизни.

Сработало! Спустя минут двадцать, когда капитан немного успокоился, и смог доказать всем окружающим (в основном ударами кулаков), что он нормален, да, нормален, демоны их забери, и ни к какому врачу ему не нужно — его мысли потекли по цепочке свободных ассоциаций. Включилась паранойя профессионального интригана. Капитан обязан был рассмотреть все варианты — то, что он сходит с ума в действительности, то что с ним говорили демоны, или... боги? И конечно, то что голос сказал правду, и то, что он солгал.

Разумеется, он склонялся к варианту "говорил демон, он солгал". Но оказался достаточно честен перед собой, чтобы рассмотреть и остальные, прежде чем их отбросить. Хотя бы мельком.

А Ричарду это рассмотрение принесло целое море желаемой информации.

Империя Ковенант с точки зрения земной политологии была интереснейшим образованием — одновременно толерантным и расистским.

Толерантным — потому что войти в неё мог в принципе любой разумный вид. Никто не оставался за бортом, если не желал того сам. Всем находилось место в плане Предтеч, в Великом Путешествии.

А расистским (хотя правильнее с биологической точки зрения сказать "видистским") — потому что ни о каком равноправии внутри этого союза не могло быть и речи. После того, как место нового вида определялось, оно распространялось на всех представителей этого вида — и горе тому, кто не хотел его знать.

В самом верху "расовой пирамиды" Ковенанта находились сан-шайуум или Святейшие, или Пророки. Ну, если не считать Предтеч, которые теоретически были ещё выше статусом, поскольку почитались как боги — но они были для Ковенанта тем же, чем Куиру для марсиан, наполовину мифом.

На втором месте в иерархии были рептилоиды сангхейли, на третьем — млекопитающие джиралханай. Если сан-шайуум можно сравнить с кастой жрецов, то следующие две расы вместе формировали касту воинов. Всем разумным в Ковенанте приходилось воевать время от времени, когда их призывали, но только джиралханай и сангхейли занимались исключительно войной. Не всей расой, конечно. На родных планетах они могли иметь и другие профессии, но на службу к Пророкам призывались только как бойцы. Солдаты, офицеры, телохранители.

При этом сангхейли были выше по статусу, лишь потому что им посчастливилось войти в Ковенант раньше. По крайней мере, так считали джиралханай, и находили такую расстановку в высшей степени несправедливой. "Мы сильнее, выносливее, злее, послушнее и преданнее, почему же ЭТИ должны быть выше нас?!" Ричард, глядя на эту ситуацию в перспективе, полагал, что причина очень проста — сангхейли были в среднем умнее, а ум в космической войне важнее грубой силы. Поэтому они чаще использовались как офицеры, а джиралханай наряду с гигантами мгалекголо возглавляли штурмовые войска.

Но прошло несколько столетий, и кто-то из руководства сан-шайуум решил, что мозгов им и собственных хватит с избытком, а в качестве исполнителей — "Умные нам не надобны. Надобны верные".

И джиралханай получили приказ истребить сангхейли. Стоит ли говорить, с каким радостным рёвом они кинулись его исполнять? Столетия молчаливого повиновения были вознаграждены — их наконец-то оценили по достоинству!

Вот только довольно сложно застать врасплох того, кто умнее тебя и почти в два раза превосходит в скорости реакции. Рептилии не пожелали безропотно умирать, и в Ковенанте развернулась настоящая гражданская война. Время для неё выбрали, мягко говоря, неудачное — у Ковенанта в это время было сразу два внешних противника. Великая империя зашаталась и рухнула под их ударами, распавшись на десяток фракций. Столица — огромная космическая станция — была уничтожена, а вместе с ней погибло и большинство Пророков.

Некоторые джиралханай решили, что это удобный момент, чтобы завершить свою революцию. Если они стали из третьих вторыми, то почему бы не стать из вторых — первыми? Тем более, что страшась гнева сангхейли, сан-шайуум сами открыли своим новым защитникам доступ ко всем имеющимся у них технологиям. И некоторые так и поступили. Добив оставшихся Святейших, они объявили, что теперь власть принадлежит им и только им. По праву, как сильнейшим.

Но фракция, к которой принадлежал этот флот, не пошла на подобное предательство. Даже после того, как сан-шайуум оказались фактически в их руках, джиралханай-лоялисты продолжали исполнять все их приказы, и защищать — даже ценой собственной жизни, как и раньше.

И преданность во второй раз была вознаграждена! Как и утверждала их религия, великий план Предтеч включал всё! Место первых, которое гориллоиды не пожелали вырвать силой, само упало к ним в руки. Через некоторое время сан-шайуум... сами исчезли со всех планет и станций Ковенанта. Предположительно, отправились в то самое Великое Путешествие, которое и было их целью с самого начала. Присоединились к богам-Предтечам в счастливом существовании за гранью бытия. А власть над этим бренным миром осталась в руках их вернейших слуг. Что последних в высшей степени устраивало — в тонких хитросплетениях теологии Ковенанта гориллоиды всегда не очень хорошо разбирались. Им было достаточно главного вывода — убивай неверных, повинуйся старшим, не задавай вопросов — и будешь вознаграждён. Как гласила одна из поэм, написанных сан-шайуум специально для их вдохновения:

Солдат, не спрашивай себя, что, как и почему.

Коль знамя в бой тебя ведет — шагай вослед ему!

И легионы безбожников пусть окружают нас —

Не считая удары, руби и круши — вот тебе весь приказ!

Хвала и слава, честь, почет — игрушки, жалкий хлам.

Верши свой труд — он по плечу пожалуй, только вам!

Грязи людской, человечьим грехам место среди отбросов.

Долг исполняй свой и помни еще: Не задавай вопросов!

Для капитана, однако, всё перечисленное было далёким прошлым. Он родился уже после гражданской войны, после вознесения Пророков. После того, как чудовищные создания, известные как "нишам", отступили в свою часть космоса, и война на истребление с ними превратилась в серию редких пограничных стычек. После того, как часть осколков Ковенанта погибла сама, часть была поглощена растущей империей сангхейли или лоялистами. Обо всём этом он слышал только в легендах и видел в учебных голофильмах.

Сейчас Ковенант (а лоялисты считали именно себя истинными наследниками, сангхейли, несмотря на с трудом подписанный мир, оставались в их глазах еретиками) был озабочен совершенно иными проблемами.

Беда в том, что джиралханай оказались настолько же плохими хозяевами, насколько были прекрасными слугами. Нет, вопреки стереотипам они не были совсем уж тупыми громилами. Хотя... в большинстве, конечно, да. Но находились среди них и талантливые изобретатели, и ловкие интриганы. Каждый альфа-самец понимал необходимость держать при себе достаточно головастых советников, слишком слабых, чтобы претендовать на его место, но при этом способных заполнить пробелы в его образовании. А уж при поддержке инженеров-хурагок и торговцев киг-яр — они и вовсе горя бы не знали.

Чтобы стать истинной галактической империей, им не хватало только одного качества — фантазии.

Нет, не той фантазии, что движет математиками и конструкторами — с этим всё было в норме. Им не хватало фантазии художников, писателей, поэтов. Джиралханай оказались абсолютно неспособны к творчеству.

Пока они были одни, до вступления в Ковенант, это не казалось проблемой. Они не знали, что можно иначе. Но сан-шайуум — раса прирождённых художников и артистов — дали им попробовать сладостный наркотик воображения. Ведь что такое любая религия, по сути, как не разгул воображения? Фантастика происходит из сказок, сказки — из мифов. Сан-шайуум создали потрясающий эпос о Великом Путешествии — и сами поверили в него.

А джиралханай так не умели. Их проповеди в основном сводились к ударам кулаком по башке неофита. Нет, это конечно тоже достаточно весомый и впечатляющий аргумент в религиозном диспуте... вот только слабая паства от него почему-то быстро заканчивается, а сильная — может и сама ответную проповедь прочитать.

Хуже всего, что они ЗНАЛИ о существовании более эффективных методов управления. Им было, с чем сравнивать — джиралханай, помнившие падение столицы, ещё были живы. И понимали, что удерживать власть их потомки, вероятно, смогут ещё долго — а вот расширять ареал, развиваться, на равных соперничать с экспансией еретиков — без шансов.

Проблему можно было решить, передав инициативу другим цивилизациям. Подчинённым. У тех же самых киг-яр или унггой с фантазией всё было в порядке (разумеется, в Ковенанте это качество именовалось не "фантазией", а "божественным вдохновением", подразумевалось, что оно исходит прямо от Предтеч). Метанодышащие уже успели сочинить немало дополнений к священным писаниям, и некоторые из них даже были признаны не еретическими. Киг-яр занимались исключительно светским творчеством, но если дать им понять, что правильное толкование воли богов может повысить их статус...

Вот только подобное отступление было для менталитета джиралханай абсолютно, совершенно недопустимо. Сильные не могут уйти на вторые роли по сравнению со слабыми. Не для того Предтечи возвели их на вершину пирамиды, чтобы по доброй воле уступить её без боя.

Возможно, они бы смирились, если бы один из подчинённых видов устроил новую революцию и победил их в бою. Но увы, никто об этом даже не помышлял. Лекголо, янми-и и хурагок просто не желали власти в Ковенанте, унггой и киг-яр может и не против были бы возглавить движение, если бы оно само упало им в руки. Но первые были слишком трусливы, а вторые — слишком прагматичны, чтобы отбивать господство силой.

Лидеры племён совещались почти два десятилетия. Нет, они не были тормозами — просто обсуждение проблемы постоянно прерывалось ритуальными поединками, а говорить приходилось околичностями — поскольку прямое признание, что мы, великие и ужасные, наследники Предтеч, чего-то там не можем — было однозначной ересью и вело к смертной казни. Учитывая, что в искусстве намёков джиралханай никогда сильны не были — эта трагикомедия длилась долго. Все понимали, что проблема есть и её надо решать — но как это сформулировать без урона для чести?!

В итоге родилась концепция Паломничества. Десятки флотов под руководством молодых амбициозных самцов (реже — самок) отправлялись в ранее неисследованные уголки галактики. Официальная цель — поиск артефактов Предтеч. Не совсем официальная — поиск ушедших Пророков или хотя бы намёков от них, как дальше жить. Совсем неофициальная — поиск цивилизаций, которые смогут вывести Ковенант на новый путь развития.

Одним из таких флотов и было "Просветлённое Паломничество" с его свитой. Они проходили примерно в полутора тысячах светолет от Солнечной, когда получили информацию, что на одной из планет заурядного жёлтого карлика свил себе гнездо Паразит. Вселенская зараза. Самая нечистая из нечистых форм жизни, оскорбляющая Предтеч самим своим существованием. Ради этого стоило прервать на время свой поиск и сосредоточить усилия на выжигании нечисти.

"Интересно, чем это их так напугал безобидный и во всех отношениях полезный "белый свет"? Или это очередная религиозная догма, не требующая доказательств? С другой стороны... если мне не померещилась схожесть с ФЭВ, то их страх можно понять..." — из мыслей капитана он узнал, что потеря столицы в гражданской войне была как-то связана с распространением Паразита, но как именно — джиралханай не думал.

Впрочем, это подождёт. Сейчас нужно было действовать. Он и так почти весь день потерял, изучая чужую историю по размышлениям инопланетной обезьяны.

Из мыслей капитана он знал, что на корабле есть одно "слабое звено" — это хурагок, летающие мешки, которые занимались тут техобслуживанием. Все народы Ковенанта были в определённом смысле "себе на уме", но хурагок в этом смысле обошли даже колонии червей-лекголо. Их не интересовало ничего, кроме исправного функционирования доверенных им механизмов. Предложи им что-то сломать — и они откажутся, но доносить командованию не станут. Предложи им что-то починить — и они с радостью возьмутся за работу, даже если это винтовка врага, который только что убил их сородича. У них вообще не было понятия "своих" и "чужих" — в том смысле, в каком его используют военные. Они были скорее машинами, чем живыми существами — как в биологическом, так и в психологическом смысле.

По крайней мере, именно так их воспринимал капитан. Ричард, внедривший в них "белый свет", быстро понял, что это лишь очередной стереотип. У хурагок была своя культурная жизнь, были понятия дружбы и любви, даже свой аналог искусства. Они могли горевать и радоваться, могли даже сражаться за то, что считали важным.

Просто они совершенно иначе воспринимали мир. Хорошо работающий механизм вызывал у них спокойное наслаждение, а заработавший после ремонта или сборки — острое, сравнимое с оргазмом. Тогда как поломка вызывала едва ли не физическую боль. У хурагок были любимые и нелюбимые машины, оригинальное техническое решение воспринималось ими как произведение искусства, а низкий КПД вызывал раздражение, словно зуд на коже.

В то же время ощущения от собственных тел воспринимались ими притупленно, как люди, например, воспринимают цифры на экране компьютера.

Ричарду очень повезло, хотя он и не знал этого раньше. Сломанные им устройства не были реликтовыми технологиями Предтеч — реакторы были полностью ковенантской технологией, а щит — результатом реверс-инжиниринга археотеехнологий, со значительными упрощениями. Хурагок не испытывали потребность охранять реактор, и удовольствие от его починки было даже больше, чем боль от его поломки. Со щитом было несколько сложнее — хурагок так и не смогли определить, является ли эта машина "истинной", то есть принадлежащей Предтечам. Некоторые чувствовали потребность её оберегать, другие — нет. Но даже сторонники первого мнения (которые были в меньшинстве) не видели, как он вносил поправки в программу вычислительного модуля. А играть в детективов хурагок не были склонны — для них существовало только то, что они наблюдали собственными глазами (или скачали из памяти собрата). Так что Моро не попал для них в категорию "ломающих машины" — и соответственно, его приказы они были готовы выполнять (в рамках своей специализации) так же, как любые другие. "Ломающих" не убивали на месте (хурагок могли пойти на прямое насилие только чтобы предотвратить поломку — но не наказать за уже случившуюся), но к технике старались не подпускать, и все их распоряжения воспринимались как помехи.

"Научите меня вашим языкам", — приказал Ричард.

Хурагок охотно выполнили этот приказ. У них было два языка — внешний, выражаемый жестами щупалец и используемый для общения с другими народами; и внутренний, выражаемый ультразвуковыми (и иногда звуковыми) сигналами, на котором они общались исключительно между собой. Естественно, второй язык был значительно более ёмким, но изучить его, как считалось, было невозможно — обычным способом. Телепатический обмен, помноженный на остроту марсианских чувств, вполне позволял обойти эту сложность. Учитывая, как хурагок порой бесила тупость остальных разумных, которым невозможно втолковать простейшие вещи — они очень обрадовались возможности полноценной коммуникации хотя бы с одним "хозяином".

После этого он получил возможность перемещаться по всему кораблю совершенно свободно — в том числе проникать в охраняемые помещения и даже копаться в секретной технике на глазах у местных служб безопасности. Четыре расы Ковенанта вообще не могли отличить одного инженера от другого. Остроглазые киг-яр замечали, что этот конкретный хурагок им незнаком — но в этом не было ничего удивительного, на корабле такого размера.

Ну а если Ричард чего-то не понимал, то всегда можно было спросить консультации у "сородичей". И даже попросить их что-то перенести в другое место, или слегка изменить настройки той или иной системы. Пока просьба не причиняла машине вреда — хурагок были не против её исполнить.

Единственным неудобством новой маскировки была некоторая медлительность. Живые дирижабли не носятся по коридорам со скоростью ракет. Когда на него хоть кто-то смотрел, приходилось неспешно плавать со скоростью идущего человека.

Зато он смог без проблем войти в корабельную сеть. Первым побуждением было, конечно — отключить оборонительные лазеры и/или заставить сенсоры передавать обманную картинку. Но Ричард строго приказал себе не сходить с ума и не увлекаться открывшимися возможностями. Хурагок не поймут такого злоупотребления доверием — то и другое будет ими воспринято как поломка. Да и корабельный искусственный интеллект тревогу поднимет.

Поэтому он просто послал сигнал на поверхность планеты. Использование системы связи по прямому назначению поломкой не считалось.

Спустя два часа на поверхности в провинции Фарсида вспыхнули три ярких световых пятна. Разумеется, по этому месту тут же был нанесён плазменный удар, но ничего ценного там уже не было — просто несколько атомных бомб в необитаемой пустыне.

"Получение сигнала подтвердите одной вспышкой. Согласие с моим планом — двумя. Готовность выполнить план строго в назначенный срок — тремя, — говорилось в сообщении Ричарда. — Если срок не подходит и нужен другой — просигнализируйте двумя вспышками, а третью зажгите, когда всё будет готово".

За прошедшие часы он успел подготовить всё необходимое для реализации следующего этапа. Откровенную ложь (то есть сообщение, что сенсоры засекли нечто, чего они на самом деле не засекали) хурагок не одобрили бы. Но любой член экипажа имел право указать на тактической карте то, что увидел сам. Или ему показалось, что увидел.

Правда, такая пометка требовала правдивой подписи. Если подписать её именем одного из реальных членов экипажа — опять же обидятся хурагоки. Правильно работающая техника врать не должна. Если выдумать несуществующего члена экипажа — любого — сразу же взвоет корабельный ИИ.

Но обе "проверяющих" стороны не работают с концепцией обмана. ИИ не является настоящим разумом (таковые запрещены в Ковенанте), а хурагок крайне наивны по людским меркам. Их интересует только корректная работа программ.

Может ли техника солгать пользователю, при этом продолжая абсолютно безупречно исполнять свою работу? Может, если помнить основной принцип — "Компьютер делает не то, что вы хотели бы, чтобы он сделал, а то, что вы приказали ему сделать". А это, как говорится, две большие разницы.

Заливаем в систему новую таблицу дешифровок. Затем смотрим список существующих таблиц. Смотрим, какая из них вызывается в каком случае. Ставим пометку, что при наличии определённых признаков сигнала должна быть вызвана именно эта таблица. Потом лезем в интерфейс и вносим новое системное сообщение — так, чтобы оно отличалось от привычного капитану системного сообщения всего на один символ — и тот нечитаемый.

Всё, все довольны. Возможности корабля по расшифровке чужих сигналов не снизились — они даже возросли! Машина полностью исправна — что на аппаратном, что на программном уровне. Для полноты картины можно даже попросить одного из хурагоков поставить свою подпись под этим программным обновлением. Это полностью увело концы в воду. Даже если капитан обнаружит, что использовалась не та таблица, и начнёт искать, кто виноват. Техники занимаются апдейтом — что может быть естественнее? А объяснить, откуда они берут те или иные коды — они глупым наземникам просто не в состоянии. Вряд ли кто-то рискнёт допрашивать с пристрастием хранителей артефактов Предтеч.

Спустя ещё два часа с поверхности на "Паломничество" поступил радиосигнал. Капитан уже готов был отдать приказ о плазменной бомбардировке его источника, как вдруг пометка "неизвестная передача" сменилась пометкой "сигнал расшифрован, код опознан".

Если бы толстая кожа джиралханай это позволяла, капитан сейчас побледнел бы, как смерть. Миссия оказалась куда более успешной, чем он осмеливался когда-либо предположить. И в тот самый момент, когда этот успех был наименее желателен!

Потому что сигнал был на языке Пророков — сан-шайуум! На языке, которым никто не пользовался уже много десятилетий — но который был исправно сохранён в корабельной базе данных. Текст сообщения был не очень-то вежливым, но это лишь повышало его аутентичность.

"Глупцы! Вы едва не уничтожили результат работы многих лет! Я запрещаю огонь по поверхности планеты в любой форме и приказываю немедленно дать мне прямую аудиенцию с вашим Святейшим!"

Наступила долгая напряжённая тишина. Капитан испытывал сразу три противоречивых чувства: желание немедленно садануть по источнику сигнала бортовым залпом; страх, что сообщение мог заметить кто-то кроме него; угрызения совести за то, что он вообще мог такое подумать.

Потому что одно дело — искать своих пропавших хозяев, понимая умом, что они нужны для цивилизации. Совсем другое — встретиться с ними лицом к лицу и снова занять подчинённое место в пирамиде. Особенно если ты — лично ты — всю жизнь провёл полноправным владыкой, и даже не представляешь толком, как это — подчиняться существу не твоего вида, существу, физически более слабому.

Но к чести капитана следует отметить, что дисциплина в нём всё же победила греховное искушение.

— Выслать к источнику сигнала "Фантом" в сопровождении двух "Баньши"! — приказал он.

Ещё через два часа Пророчица ступила на борт корабля. Она была ещё молода — во всяком случае, по меркам сан-шайуум. Её фигура была прямой и стройной, в отличие от тех горбатых фигур, которые запомнились в старинных голофильмах. Белое с фиолетовым одеяние символизировало средний ранг — до Иерарха ещё далеко, но и не из низов тоже, аристократка, только начинающая свой долгий духовный путь. Она не нуждалась в антигравитационных устройствах, хотя сразу же потребовала уменьшить искусственное тяготение на борту звездолёта до привычного ей марсианского уровня.

Её сопровождали двое огромных молчаливых воинов. Джиралханай в зелёной броне и представитель ранее неизвестной расы, гуманоидное земноводное с огромной пастью и выпученными глазами, почти трёх метров ростом.

— Где Пророк этого корабля? — потребовала гостья, едва ступив на борт. — Я хочу его видеть немедленно!

— Пророков здесь нет, — вперёд выступил капитан при всех регалиях. — Вы можете поговорить со мной как с высшим должностным лицом экспедиции.

— Что значит нету?! — почти взвизгнула Пророчица. — Сверхноситель типа CSO вышел в дальний рейс без божественного наставления?! Да ещё и осмелился применять божественное оружие без благословения?! Проводить остекление без анафемы?! Что здесь вообще происходит?! Неужели я говорю с еретиками?!

Странно мне, что безмолвствует небо,

Что восход и закат неизменны,

Когда друг в рукава прячет карту!

Когда враг открывает мне правду!

Странно мне, мои братья по вере!

Вы ли сердце свое не смирили?

Суд вершить должен тот лишь, кто призван.

Кто вас звал, чтоб судить эти жизни?

На себя, братья, взяли вы много!

Кто вам дал право, кто здесь выше бога?

Со стороны это выглядело почти явным самоубийством. Худенькая, тонкая сан-шайуум, агрессивно наступала на громил, каждый из которых был на полметра выше, впятеро массивнее её, и мог переломить её пополам одним движением лапы. А учитывая бешеный нрав джиралханай, эта угроза была отнюдь не иллюзорной. Собственные телохранители могли и не успеть прийти ей на помощь. Да впрочем, если бы и успели — будь они хоть какими мастерами боя, вряд ли это помогло бы долго продержаться против целого корабля.

Но реальные Святейшие себя именно так и вели. Вряд ли они были на самом деле лишены инстинкта самосохранения, но успешно изображали его отсутствие — во всяком случае, на публику. И в большинстве случаев это наглость срабатывала — ну а меньшинство пополняло пантеон святых мучеников.

Что же касается того существа, которое сейчас ступило на палубу корабля в образе Пророчицы, то для него могло представлять опасность лишь плазменное оружие, которое здесь, правда, было у многих. Но на этот счёт работала двойная страховка. Во-первых, постоянное телепатическое сканирование всех присутствующих не только подсказывало ей, как вести себя правдоподобнее, но и позволяло пресечь любые реальные агрессивные намерения в зародыше. А во-вторых, неподалёку парил хурагок-Ричард, готовый телекинезом вывести из строя любое оружие в ангаре.

— Довольно! — рявкнул капитан. — Ты слишком многого не знаешь, Святейшая, чтобы осмеливаться судить! Как давно ты покинула Ковенант?

— Я никогда его не покидала! Следи за своим языком, джир-а-ул! — последнее было оскорбительным наименованием джиралханай, косвенно указывающим на их... не очень высокие интеллектуальные способности. Уже десятилетия никто не осмеливался использовать это слово. — Если же ты имеешь в виду, когда я отправилась в моё паломничество, то это произошло в восьмом Веке Восстановления.

По толпе офицеров пронёсся изумрудный вздох. Так давно! Вскоре после контакта с джиралханай — они тогда были в Ковенанте почти на положении животных! Нужно быть яростной реформисткой или же просветлённой видением свыше святой, чтобы отправляясь в дальнее путешествие, взять с собой одного из них в качестве защитника, вместо проверенного веками воина сангхейли.

— Ты не поддерживала связь с "Высшим Милосердием" всё это время? — уточнил капитан. — То есть ты не знаешь о переменах, что произошли за это время?

Его мысли были, как на ладони. Это же просто сказочное везение, хотя нет, правильнее сказать — божественное чудо! Абсолютно необразованная, и таким образом идеально контролируемая сан-шайуум, ничего не слышавшая о Великом Расколе! Вожди племён озолотят его за подобную находку! Впрочем, даже это теперь имело второстепенное значение — он и сам сможет навешать этой Святейшей любой лапши на её длинную шею! Она сама его отблагодарит — нужно лишь правильно подать себя.

Очевидная мысль, что если титул Пророчицы хоть на одну сотую правдив, то манипулировать собой она не позволит, капитану в голову не пришёл. А зря...

— Я приняла Обет Молчания, — всего несколько секунд понадобилось гостье, чтобы найти нужный термин в сознании гориллоида. И видя недоумение на лицах остальных, она добавила: — Моя работа была настолько секретна и опасна, что использование священных технологий было запрещено. У меня была установка сверхсветовой связи, чтобы вызвать помощь в крайнем случае. Двенадцать местных лет назад возникла опасность попадания её в руки аборигенов. Я послала сигнал о помощи, после чего уничтожила установку. Но на сигнал никто не пришёл — если, конечно, это не вы — спасательная экспедиция. Если так, то очень поздно и очень глупо!

По коже капитана пробежали мурашки. Он один знал, что это такое, остальным офицерам не хватало ранга посвящения. Обет Молчания был одним из протоколов, принятых в самом начале Ковенанта, чисто теоретически. Он был разработан на случай встречи с цивилизацией, которая опередила бы Ковенант в развитии — но при этом не была Предтечами и не происходила от них. Основатели Ковенанта считали это невозможным в соответствии со своей религиозной доктриной — но допускали, что могли ошибаться.

Тогда ещё допускали.

Агент, работающий на территории такой цивилизации, или хотя бы теоретически способный попасть к ней в руки, должен устранить все следы, могущие привести к Ковенанту — будь то записи или технологии. Он может полагаться только на естественные активы своего тела и на свою память. Если не получится убить себя при захвате в плен — надлежит изобразить дикаря докосмического уровня развития.

— Как тебя зовут, Святейшая, и каков твой духовный ранг? — обратился к ней капитан.

— Ма-ат Гидра, клерик.

— Святейшая, раз речь идёт о том, что не стоит знать непосвящённым, возможно, вам стоит пройти в мою каюту? Я смогу рассказать вам, что случилось в Ковенанте за эти годы, а вы мне — в чём состояла ваша великая миссия, и как мой флот сможет помочь в её осуществлении.

Ричард мысленно зааплодировал.

Мысли капитана были вполне понятны — оставшись наедине с сан-шайуум, можно не только контролировать доступ информации к ней, но и по-тихому прикопать, если она вдруг окажется слишком опасна — неуправляема, например, или знает что-то такое, чего остальному Ковенанту знать нельзя.

Но по факту он подписал себе смертный приговор. Ну, как смертный... тело его, в принципе будет жить. Но разум... оставлять мозг наедине с телепаткой, имеющей опыт манипуляции чужим сознанием в десятки тысяч лет, и больше не вынужденной отвлекаться на контроль толпы...

Из каюты этот джиралханай выйдет абсолютно верным последователем Великой. Идеальным исполнительным механизмом.

Дж-Онну между тем приходилось куда тяжелее. Как только он остался без "покровительницы", его тут же обступили джиралханай низших рангов, желающие поиграть в статусные игры. Одни интересовались прошлым Ковенанта, спрашивали, на что был похож их мир вскоре после обращения в веру Ковенанта и перед этим, и как ему удалось добиться такого доверия Пророчицы.

Преследователь, разумеется, ничего не знал о родной планете и культуре гориллоидов, но недостающие подробности брал прямо из мозгов спрашивающих. Либо, в крайних случаях, внушал им, что дал подходящий ответ.

Другая половина желала узнать, не "испортился" ли предок за прошедшие годы. Ему ведь не с кем было тренироваться, да и возраст уже вполне солидный — технологии продления жизни Пророки оставляли за собой, не распространяя их даже на самых преданных слуг. Поэтому сначала всё обходилось "дружественными" тычками и пинками. Но постепенно его провоцировали всё жёстче. Занять место возле Пророчицы — это многого стоило.

Дж-Онн пытался успокоить их внушением, но агрессия джиралханай была не просто буйством гормонов — за ней стоял вполне рациональный план. А прямо приказать "оставьте меня в покое" он не решался, так как это было слишком близко к ментальному изнасилованию.

"Узнаю братца, — хмыкнул Ричард по электромагнитной связи. — Настоящий воин джиралханай просто поубивал бы парочку самых наглых, после чего остальные отстали бы. Но для тебя этот вариант неприемлем..."

"Алеф, хочу напомнить, что это ты предложил мне изобразить джиралханай!"

"Ну а что было ещё делать? Физически слабая священнослужительница в чужом мире без должного прикрытия выглядела бы слишком неправдоподобно. Я мог бы превратить тебя в сангхейли, но в этом облике тебя бы не на драку вызывали, а в реактор "нечаянно" сбросили. Я подумывал создать телохранителя из шоггота, но он смог бы удерживать форму только на расстоянии нескольких десятков метров от Змеи. И то пришлось бы почти всю концентрацию тратить на управление им. А если ты имеешь в виду, что мне самому нужно было превратиться в обезьяну, то во-первых, я был немножко не в том месте, а во-вторых, не являясь телепатом, я бы допускал многочисленные ошибки в том, как должен вести себя настоящий джиралханай. Или мне нужно было позвать сюда Дэйр-Ринг на эту роль? Ты хочешь, чтобы она сканировала мозги этих прирождённых убийц? При её-то боязни ментальной агрессии?!"

"Хорошо, хорошо, я тебя не упрекаю. Но у тебя есть хоть какие-то мысли, как мне из этой ловушки выбраться? Ситуация... довольно неприятная..."

"Обижаешь, брат. У меня всегда есть план! Твоя слабость в том, что у тебя нет официального ранга на этом корабле. Наша змеючка, по официальной легенде, отправилась в путешествие до того, как джиралханай стали занимать офицерские посты. Поэтому бросить тебе вызов может кто угодно, даже последний палубный рабочий. Тебе нужно завоевать статус, тогда вызывать тебя смогут лишь равные по званию и те, кто на один ранг ниже... а такие обычно осторожны, и мы уж позаботимся, чтобы у них не было желания лезть..."

Ричард вообще планировал устроить Дж-Онну поединок с капитаном — тот был достаточно глуп, чтобы бросить вызов. Это бы автоматически решило и проблему задиристых "сородичей" и вопрос командования кораблём. Но теперь, когда Гидра зохавала его мозг, приходилось искать другого мальчика для битья.

"Пока что потребуй себе каюту рядом со Святейшей, и часов пять отдыха. Они не осмелятся тебе отказать... пока что".

И в то же время это убедит претендентов, что новый гость стар и слаб. Молодые джиралханай могли выдерживать до цикла (чуть больше десяти земных суток) без сна и отдыха, сохраняя всё это время боеспособность. Они станут смелее... и попадут прямо в расставленную ловушку.

На самом деле ковенанты потеряли "Просветлённое Паломничество" ровно в тот момент, когда позволили двум зелёным марсианам ступить на его борт. Всё остальное было сложной, увлекательной, но совершенно не обязательной игрой. Ричард продолжал её вести лишь для того, чтобы получить чистый результат, без побочных эффектов. Он мог захватить сверхноситель быстрее и грубее, но потом пришлось бы иметь дело с остальным Ковенантом.

Змея, тем временем, развила собственную бурную деятельность. Закончив сканировать мозги капитана, она мгновенно поняла, какой уникальный ресурс сам упал ей в руки. И взялась за дело с таким энтузиазмом, что Ричард даже забеспокоился. У него вообще-то были свои виды на этот корабль и его экипаж.

Используя капитана Америкуса, превращённого в управляемую марионетку, она опубликовала в корабельной сети свою версию легенды.

Бактерии, найденные в океане, не являются Паразитом. Напротив, они представляют собой лекарство от Паразита. Священный дар Предтеч, благословение для их наследников. К сожалению, уровень посвящения Ковенанта пока недостаточен, чтобы пользоваться ими — а после еретической попытки остекления планеты с этим сокровищем им и вовсе придётся замаливать этот грех много столетий, прежде чем первым паломникам, хотя бы безоружным и без оборудования позволено будет вновь ступить на поверхность Марса.

Для старших офицеров существовал и второй уровень легенды. Нет, насчёт Паразита всё правда. Но помимо священного моря она нашла на четвёртой планете системы и кое-что другое. Намного страшнее. То, что и заставило её принести Обет Молчания.

Цивилизация, которая поработала здесь, была злейшими врагами Предтеч. Дьяволами, воплощённой ересью. Намного хуже даже Паразита — ибо последний лишь безмозглая зараза, а те, чьё имя не должно быть названо — о, они очень умны и коварны! И хотя их самих Предтечи давно загнали в глубочайшую из преисподних, их проклятия всё ещё остались в этом мире, и праведным надлежит проявлять осторожность, чтобы не попасть под них.

Змея как следует оттянулась на призраках Рианона и его сородичей — должно быть, Проклятый не один раз перевернулся в гробнице. Ричард даже не подозревал, что "хладнокровная рептилия" способна на столь яркие выражения и образы. Морфеус правую руку бы отдал за такого проповедника.

"И что из этого — правда?" — просигналил Ричард, как только смог добраться до её каюты.

"Ну, Белый Свет — действительно форма Потопа. И он действительно не слишком опасен... при соблюдении ряда предосторожностей, которые известны мне, но неизвестны Ковенанту. Только безопасным его сделали не Предтечи, которые, по мнению Ковенанта, ответственны за всё хорошее в Галактике, а на самом деле наломали в своё время дров с избытком... Белое Море — работа Куиру, часть их рабочей площадки. Собственно, это и есть основа их социологического эксперимента, люди и Полукровки — всего лишь белые мышки, выпущенные сюда, чтобы изучить их поведение в условиях симбиоза с изменённым Потопом".

"Изменённым чем? Потоп — это ты так называешь Паразита?"

"И да, и нет. Паразит — это Потоп, но Потоп — далеко не всегда Паразит. Ульевый паразитический организм, уничтоживший столицу Ковенанта, это лишь одно из бесчисленных проявлений Потопа. В широком же смысле — Потоп это сила, которая стремится слить всё живое воедино, физически и ментально. Можно считать его дополнительным законом эволюции. Потоп — это источник, откуда всё живое произошло, и куда оно стремится вернуться. Ты тоже был Потопом для своего мира, Мастер..."

Ричард сглотнул — все ироничные комментарии насчёт того, что Змея наглоталась религиозного пафоса от Ковенанта, застряли в горле. Он уже давно понимал, что для Великой его прошлое не является секретом — после прохождения сквозь гробницу она получила доступ к воспоминаниям всех марсиан. Но столкнуться с этим на практике оказалось, тем не менее, приличным шоком.

"Ты хочешь сказать, что ФЭВ тоже... или это всего лишь метафора речи, в том смысле, что я действовал так же, как он?"

"И то, и другое. Твой мир вообще очень неоднороден в плане технологий, что вероятно объясняется многочисленными инопланетными вмешательствами. К примеру, устройства невидимости "стелс-бой", которые ты охотно раздавал своим слугам, скопированы с генераторов невидимости цивилизации Науду..."

"Эй, их вообще-то создавали по образцу китайской стелс-брони..."

"Ага, официально. Только качество маскировки стелс-боя в разы выше, да и энергии он потребляет несоизмеримо больше. Как думаешь, почему? Китайская броня, судя по тем отрывкам, что ты о ней слышал, использовала всего лишь принцип хамелеона, такой же, как наша биологическая невидимость. А вот стелс-бой создавал поле тахионного поворота, перенаправляющее свет. Неудивительно, что он нездорово действовал на психику и физиологию — этот генератор никогда не предназначался для людей".

"Вот оно что... А активный камуфляж сангхейли, о котором я читал в технических файлах?"

"Этого не знаю, это уже сам ищи. Или поспрашивай своих друзей-хурагок. Через мою гробницу никто из ковенантов не проходил, а я их сканировала на другие, более важные вещи..."

Конечно, у Ричарда тоже были сейчас более важные дела, чем копаться в чужих маскировочных системах, однако любопытство, однажды разбуженное, не давало покоя — и он отправился на склад доспехов для пехоты, среди которых были и невидимые, для разведки. Опять наследие Пустошей, будь они неладны. Когда у тебя навыки "ремонт" и "наука" за сотню, копание в любой высокотехнологичной штучке становится физической потребностью. Мозг не желал знать, что этих самых штучек здесь столько, что хватит на все две тысячи лет оставшейся жизни.

Оказалось, что здесь использовался совершенно другой принцип. Ковенанты были мастерами плазменных технологий — использовали их и здесь. На маскируемую цель как бы натягивался тонкий плазменный экран, на который проецировалось изображение того, что находилось позади. У такой маскировки было много недостатков — в частности, она не делала носителя неуязвимым для лучевого оружия, требовала от него с ног до головы обвешаться оптическими сенсорами, могла быть сорвана просто сильным ветром, и наконец, в инфракрасном спектре он фонил, как раскалённая болванка.

С другой стороны, было у неё одно бесценное достоинство — пользователь мог смотреть вокруг просто собственными глазами. Окружающий свет доходил до него практически без изменений, лишь слегка преломившись в ионизированном пузыре. В глазах пользователя стелс-боя темнело тем больше, чем сильнее он выкручивал регулятор на браслете — но тем прозрачнее становился и его силуэт. В идеале он был совершенно невидим... и совершенно слеп. А под плазменный экран свет проходил беспрепятственно, исправление картинки шло уже на другой стороне.

У Предтеч, кстати, были именно тахионные маскировочные системы. Но таковые почитались Ковенантом за священные, и прямое их воспроизведение было запрещено. Вернее, в принципе допустимо, но обставлено таким количеством ритуалов и запретов, что очень мало кто рисковал с ними возиться, дабы не впасть в техноересь. К примеру, личная броня, изготовленная по технологии Предтеч, на несколько голов превосходит пехотную броню сангхейли... но упаси вас все боги испачкать её блестящую поверхность! Святотатство! А солдату ведь ежедневно приходится в грязи валяться, доля у пехоты такая.

Тому же, кто допустит попадание подобной техники в руки неверных, и вовсе лучше самому убиться — лёгкая смерть ему точно не светит.

Во избежание таких казусов Ковенант предпочитал копирование внешних эффектов техники Предтеч — но на других физических принципах. Чтобы выглядело почти так же, стреляло и летало... ну, похуже. Но зато разбивать эту технику можно было о любую поверхность мегатоннами, не рискуя попасть под трибунал. С точки зрения религии Ковенанта, это было стилем "добрых мирян". Внешняя схожесть техники выражала благие намерения, а отсутствие внутреннего подобия — скромность и отсутствие претензий на святость.

Вместо генераторов на энергии вакуума — термояд. Вместо твёрдого света — плазма.

В других обстоятельствах это бы вылилось в самый обычный карго-культ. Подобие самолёта, сделанное из навоза и соломы, не будет "летать чуть хуже", чем самолёт из дюраля. Оно вообще не будет летать. Чтобы воспроизвести эффект устройства на другой основе, нужно знать как бы не больше, чем создатели оригинала. Невозможно провести "реверс-инжиниринг" парового двигателя, имея в качестве образца бензиновый.

Но у Ковенанта ситуация была особая, уникальная. Ему достались не просто образцы машин или сборники технических справочников. Технологии Предтеч не только самоподдерживались, но и самообучались, и что ещё важнее — обучали. В определённых рамках, конечно же. Ковенанту нужно было просто взять знания из базы данных Предтеч, скормить их хурагок, добавить надлежащее техзадание — и пожалуйста, новый артефакт готов.

Вышесказанное не означает, что Пророки и их последователи сами не понимали, что они используют и зачем. Их наука была весьма продвинутой, и знала много явлений, до которых на Земле Ричарда или на Ма-Алека-Андре не докопались. Просто она шла в обратном направлении — от инженеров к теоретикам. Если на Земле сначала открывали физический принцип, потом его превращали в технологию, а затем уже в конкретное техническое изделие, то здесь сначала создавался работающий механизм, затем на его основе разворачивалась технология, ну а под конец уже под неё подводили теоретическое обоснование.

"А нельзя ли точно так же скормить хурагок технологии Куиру?" — поинтересовался он у Змеи.

"Без работающих образцов и базы данных — вряд ли. Рианон не зря зачистил все следы. Да и с ними не гарантировано. Всё-таки эти существа слишком заточены под работу с техникой Предтеч..."

"А кто больше развит? Куиру или эти самые Предтечи? И если на то пошло, какие между ними были отношения? Они вообще друг о друге знали?"

"Это довольно сложные вопросы... правильно сказать "отчасти знали" и "однажды были, но никогда не были примерно равны". Куиру достигли сравнимого с пиком Предтеч уровня, когда те уже вымерли. Трудно сравнивать, так как направления разные — Предтечи исследовали пространство, Куиру — время. Предтечи на этом уровне остановились, так как исчезли пятьдесят тысяч марсианских лет назад, а Куиру... можно было бы сказать, что они продолжали развитие все эти годы, но это неправильно, так как они довольно редко выходят в наше линейное время... словом, это длинная история... и нет, можешь не говорить, что времени у тебя много и ты готов её слушать. Пока — не готов. Позже — посмотрим".

Закончив разбираться с культурно-техническими особенностями Ковенанта, Ричард поспешил в каюту Дж-Онна.

Брат был не в лучшем настроении и состоянии. В каюте была установлена камера наблюдения, так что выспаться по-настоящему он так и не смог. Джиралханай из корабельной службы безопасности не поняли бы, почему их "сородич" залезает в холодильник и превращается там в зелёную лужу.

Поэтому Дж-Онну пришлось всё это время только изображать спящего воина. Чтобы хоть как-то убить время, он начал читать мысли ковенантов в соседних помещениях. Это тоже не добавило воину-философу добродушия — очень уж местная философия отличалась от марсианской.

Так что к возвращению Ричарда он уже был в идеальном состоянии для планов последнего. То есть совсем не прочь надрать парочку волосатых задниц. "Не убийца" отнюдь не всегда синоним "пацифиста". Спутники ему достались в высшей степени боевитые. Не на уровне белых марсиан, конечно, но даже премиленькая Дэйр-Ринг могла хорошенько отпинать кого угодно, если только не заставлять её чувствовать боль и злость оппонента. Дж-Онн, наоборот, предпочитал телепатические поединки, считая физическое насилие слишком грубым методом, но если необходимость возникала... многие преступники сильно жалели, что с ним связались.

Правда, в отличие от большинства земных копов, Преследователь имел жесточайшее этическое ограничение на насилие в отношении невиновных. В применении к иным цивилизациям, которые даже не слышали о законах Ма-Алек, это приняло следующую форму. Если вражеские воины атаковали его лишь из чувства долга, из страха перед наказанием вышестоящего офицера или из желания защитить свой дом — Дж-Онн скорее попытался бы договориться с ними или сбежать, чем нанести ответный удар, даже нелетальный. Но те, кто нападали с удовольствием и по собственной инициативе — на снисхождение могли не рассчитывать. Убить не убьёт, но сломать такому врагу пару костей или заставить познакомиться наяву с его худшим ночным кошмаром — запросто. По крайней мере до тех пор, пока из головы врага не исчезнут все агрессивные мысли и он не начнёт плакать и звать маму. После Дж-Онн, как хороший полицейский, конечно же окажет ему первую помощь и поможет добраться до ближайшего травмопункта или центра психологической помощи.

К счастью (для планов Ричарда), большинство джиралханай безусловно попадало во вторую категорию. Если унггой в бою руководствуются чаще страхом, а киг-яр — трезвым расчётом, то джиралханай любят насилие, хотят насилия... и получат насилие.

Вообще капитану "Паломничества" повезло с подчинёнными куда больше, чем он сам мог предположить. Либо команду для него подбирали действительно гениальные кадровики. Будь он телепатом, его паранойя рассеялась бы, как дым.

Старший помощник капитана оказался слишком умён, чтобы напрашиваться на ритуальный поединок с ранее незнакомым воином. "Я не полезу на него, пока не увижу в деле", — решил он про себя. Весьма осмотрительно с его стороны, Ричард даже зауважал этого хитреца.

Командующий десантной группой тоже оказался достоин уважения, но по противоположной причине. Он был честнейшим служакой без малейших карьерных амбиций. Его беспокоило только выживание собственной группы и качественное выполнение поставленных командованием заданий. А повышения в статусе он получал лишь за работу — когда возвращался живым оттуда, где другие погибали. К телохранителю Святейшей, который проявил аналогичный талант, он относился с высшей степенью почтения, и мог попросить его разве что об учебном спарринге — но не как о битве за статус.

Впрочем, достаточно амбициозный отморозок в высоком статусе на борту всё же нашёлся. Это был начальник корабельной службы безопасности Грегориус. Он тоже сидел в карцере, вместе со старпомом, но по другой причине — его наказали за неспособность поймать проникшего на борт "демона".

После того, как Гидра успешно "изгнала демона", её авторитет среди рядовых ковенантов возрос до небес. Начальник СБ был амнистирован, так как Пророчица заявила, что "смертному не под силу одолеть проклятие Куиру". Он бы должен был ей ноги мыть и воду пить, но таким типам благодарность неведома — он лишь больше преисполнился подозрительности. Правда, был в этом совершенно прав.

Конечно, Змее бы не составило труда промыть мозги и ему, но Ричард заявил, что ему нужен искренний враг, а не марионетка, изображающая такового. Подумав, Гидра согласилась — пускай до поры до времени ведёт против неё искреннюю борьбу и собирает под своё крыло всю оппозицию. Недовольных новым режимом будет много — как по религиозным, так и по чисто политическим соображениям. Пока на её стороне только ветераны, помнящие настоящих сан-шайуум, а таковых меньше трети от общего количества джиралханай.

"А что насчёт других народов на борту? Как среди них распределились мнения?"

"Янми-и полностью на моей стороне — я легко переориентировала их роевые инстинкты. Хурагок, как ты понимаешь, на всё наплевать, у них вообще нет понятия власти. Унггой и киг-яр пока заняли выжидательную позицию, но думаю, я легко смогу завоевать симпатии первых и купить вторых. Меня беспокоят только лекголо. Они настолько чужеродны, что мы пока не можем читать их мысли. Дж-Онн обещал, что найдёт ключик к ним со временем. Так что смотри не перегни палку со своими гладиаторскими боями".

"Слушай, Великая, я конечно сволочь и эгоист, но не до такой степени, чтобы подставить брата, пусть даже неродного, ради пустяка. У меня всё просчитано. Ему ничего не угрожает... Или ты думаешь, что даже самый сильный джиралханай способен причинить хоть какой-то вред малку?"

"При наличии плазменного пистолета — легко. Но дело не в этом. Я опасаюсь не за тело Дж-Онна, а за его репутацию. Если твой спектакль получится недостаточно правдоподобным, нам придётся проводить массовую коррекцию памяти, а это чревато последствиями..."

В отличие от Америкуса и его старпома, Грегориус сохранял прекрасную физическую форму. Усмирять мятежников и арестовывать еретиков без этого сложно. Во всяком случае, в культуре джиралханай. Это где-нибудь в другом мире шеф госбезопасности может быть сухоньким старичком, который лишь указывает подручным громилам, кого хватать. Да что далеко ходить — во времена Пророков именно так дела в Ковенанте и обстояли. Но после возвышения джиралханай личная сила стала очень серьёзным аргументом.

В данном случае грубая сила дополнялась великолепным воинским мастерством и прекрасной реакцией. Грегориус в спортзале не только грушу молотить или тяжести таскать был горазд. Он владел весьма редким искусством рукопашного боя, которое позволяло завалить даже превосходящего по силе самца.

Так что в своей способности порвать пополам старика-телохранителя он ничуть не сомневался.

Лично против "господина Халка" он ничего не имел, но ритуальный поединок позволял победителю занять в обществе место побеждённого — а это давало уникальную возможность подобраться к Пророчице поближе.

Если бы Грегориус повнимательнее присмотрелся к капитану, который уже имел возможность уединиться со Святейшей, он, вероятно, передумал бы. Но безопасник привык считать Америкуса ничтожеством.

Так что поединок был неминуем. Вопрос состоял лишь в том, когда он произойдёт. Ричарду нужно было — пораньше. И первым — то есть, чтобы этой схватке не предшествовали никакие другие поединки.

Проще всего это обеспечить, просто велев брату бросить вызов. Он на это имеет полное право. Но "в народе" возникнут вопросы, почему он выбрал для дуэли именно тихого молчаливого безопасника, а не гораздо более заметного капитана. "Я не умею управлять современными кораблями"? Ха, а можно подумать, искать современных еретиков ты умеешь, структура общества оч-чень значительно изменилась с твоих времён.

Попросить Гидру влезть Грегориусу в голову и заставить его бросить вызов? Местные-то может и не заметят, а вот Преследователь заметит точно. И откажется драться с тем, кто полез на него не по собственной воле.

Минутку... Ричард аж по голове себя хлопнул щупальцем.

А кто вообще сказал, что Дж-Онн должен ВЫИГРАТЬ этот поединок? Эй, Мастер, кончай уже мыслить, как рядовой супермутант! Тот факт, что зелёный марсианин неизмеримо круче любого не-метаморфа в рукопашной, ровно ничего не значит — они сюда не силой меряться пришли. Цель боя — избавить Дж-Онна от назойливых выпадов со стороны младших гориллоидов. Поражение обеспечит это избавление ничуть не хуже, чем победа.

Он поделился новой идеей со Змеёй, и та, хоть и не без колебаний, его приняла.

Причина сомнений была понятна — она останется всего с одним телохранителем, и тот не из джиралханай. В обществе созданий, которые превыше всего ценят силу. Нет, конечно "скромная священнослужительница" могла с лёгкостью разорвать на части хоть сотню гориллоидов. Но это слишком уж не вязалось с образом хрупкой сан-шайуум. Вряд ли они поверят в настолько откровенное божественное чудо.

Впрочем, это уже её проблемы. Согласилась — и отлично, а дальше пусть сама выкручивается, как умеет. Ричарду конкуренты не нужны.

Спустя час череп Халка смачно хрустнул в могучих лапищах Америкуса, забрызгав арену "кровью" и "мозгами" из биопластика. Грегориус где-то в задних рядах испустил разочарованный вздох — смелее надо было действовать, такую возможность упустил!

Правда, на этом злоключения Дж-Онна не закончились. Требовалось ещё достоверно отыграть роль трупа. Здесь это было не так просто, поскольку джиралханай, в отличие от земных горилл, чистые хищники, да при этом ещё и каннибалы. Победитель пожирает сердце и печень побеждённого, после чего остальная плоть идёт на пиршество для всей команды, а кости и кожа — на изготовление ритуальных украшений.

Создать из биопластика муляжи внутренних органов для соответствующей кровавой сцены на арене Дж-Онну не составило труда, но вот угостить собой пару сотен охочих до мяса бугаев, да ещё так, чтобы они не заметили разницы во вкусе с настоящим мясом — это уже слишком. Поэтому капитан и Пророчица разыграли над трупом небольшую перепалку — он требовал тело целиком себе, чтобы набить из него чучело, а она — для похорон по традиции сан-шайуум. Сошлись на компромиссе — Америкус забирает шкуру, а Святейшая — всё остальное.

Глава опубликована: 10.02.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 26 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх