Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Планета доктора Моро (джен)


Автор:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Crossover/Science Fiction
Размер:
Макси | 2127 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
Гет, Насилие
Третий роман цикла "Вселенная нестабильна". Ещё один эксперимент СЗ, ещё один космический неудачник на странной планете среди странных существ. Причём странных существ с каждой главой становится всё больше. Мёдом им тут всем намазано, что ли?! Впрочем... почему эта планета не кажется совсем чужой?
QRCode

Просмотров:6 612 +6 за сегодня
Комментариев:26
Рекомендаций:1
Читателей:35
Опубликован:11.01.2017
Изменен:18.10.2017
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    

Вселенная нестабильна

Серия экспериментов по мотивам DC Comics в одной научно-фантастической (и очень неприятной для жизни) вселенной. Основная цель программы - объяснение сверхспособностей персонажей DC с соблюдением законов физики и логики. Побочная - спасение вселенной.

Фанфики в серии: авторские, все макси, есть не законченные Общий размер: 4083 Кб

Скачать все фанфики серии одним архивом: fb2 или html

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Окраина Солнечной системы

Похоронив в пустыне бренные останки господина Халка и закончив ремонт всех систем, сверхноситель направился в пояс Койпера. Там располагалась заранее согласованная точка встречи с флотом поддержки — а значит и с начальником экспедиции.

Перелёт на досвете занял бы много недель, поэтому корабль выполнил внутрисистемный прыжок через Эмпирей. Этот процесс, вполне безобидный для простых трёхмерных существ, грозил серьёзно искалечить зелёных марсиан. Их физиология требовала существования в двух пространствах одновременно. В то же время, если квантовое поле сорвётся, они рисковали целиком оказаться в Эмпирее, а если будет работать нормально — целиком в Материуме. То и другое было бы для них в равной степени неприятно.

Впрочем, Ричарду было проще. Его на корабле официально не существовало, поэтому он без проблем мог отправиться к главному двигателю, от которого исходили эманации "пространства скольжения", как называли ковенанты Эмпирей. Простым смертным приближаться к работающей установке категорически не рекомендовалось — флуктуации континуума могли убить их или превратить в нечто странное. Но Ричард, пошаманив с настройками двигателя, легко создал для себя уютное "гнёздышко", где Материум и Эмпирей вплотную соприкасались, и где зелёный марсианин мог спокойно отдохнуть.

Только убедившись, что ему лично ничего не угрожает, Ричард навестил Змею и поинтересовался, как ОНА намерена пережить прыжок, до которого осталось менее трёх дней.

"Я, конечно, готов уступить тебе местечко в рабочей зоне, Великая, — не без ехидства сказал он, — тесно не будет, этот корабль так велик, что там смогут разместиться тысячи Ма-Алек. Но как ты сможешь незаметно туда добраться?"

"Для микропрыжка это не проблема. Для такого короткого перехода "Паломничество" должно находиться в Эмпирее всего пару секунд. Никто не заметит, что меня в это время в каюте не было. Но если мы собираемся лететь на этом корабле дальше, чем на четверть светового года, придётся как следует обработать личный состав, чтобы они не обращали внимания на такие вещи".

Для рядовых членов экипажа воссоединение с флотом стало небольшим праздником. На корветы они плевать хотели, а вот сельскохозяйственные корабли означали отмену стандартных пайков и возможность перейти на натуральные продукты. В особенности этому делу радовались простодушные унггой.

Ричард даже немного им позавидовал — пищевой синтезатор Охотника остался в миллиардах километров от него, на поверхности Марса. А до натурального метаногеля биологического происхождения — ещё миллиард лет.

У правящей верхушки были проблемы посерьёзнее.

Слово из языка ковенантов, обозначающее ранг Америкуса, Ричард перевёл для себя словом "капитан", но дословно оно переводилось на английский как shipmaster. Причём, как и в английском, слово это, взятое из языка сангхейли, было двусмысленным — оно могло означать и "хозяин" и "профессионал какого-то дела" (собственно, именно за двусмысленность оно и понравилось некогда Ричарду, который сделал его своим титулом, вместо пошлого lord или sovereign). В культуре сангхейли был важнее второй смысл — "мастер вождения корабля". Но джиралханай, заняв господствующую позицию, сделали ударение на первом. Для джиралханай власть и собственность, политика и экономика были неразрывно связаны. Разумный, управлявший чем-либо, был для них владельцем этого. И сам в свою очередь принадлежал с потрохами тому, кто был старше по званию.

Никаких ограничений на обращения с собственностью не было и быть не могло. Если бы Америкус пожелал прервать паломничество и использовать свой корабль для разведения цветочков, его бы, конечно, быстро прибили. Либо собственные подчинённые, либо начальство. Но не потому, что он "нарушил присягу", а потому, что имел глупость разозлить своего хозяина и/или не справиться с управлением своей собственностью.

Вообще отсюда вытекал парадокс, с большим трудом (и зачастую превратно) понимаемый иными видами, даже собратьями по Ковенанту. Каким образом культура джиралханай умудрялась сочетать культ силы и культ долга? Если раб всегда имеет право бросить вызов хозяину и, в случае победы, стать хозяином, почему джиралханай ждали разрешения Пророков много десятилетий, чтобы напасть на сангхейли, и почему сохранили верность сан-шайуум даже после того, как те ослабели? Причём эта верность рассматривалась ими как добродетель, а не проявление трусости или слабости?

Это противоречие уходило даже глубже — его отметили ещё Предтечи. С их языка официальное название джиралханай переводилось как "дикий раб". Причём слово "дикий" означало не просто "непросвещённый, не имеющий цивилизации". Оно вполне имело коннотации "буйный", "неукротимый", и всё такое.

Явная глупость — как раб может быть диким? Либо он буйствует, пока его не забьёшь до полусмерти, либо повинуется хозяйским приказам.

Для того, кто желал управлять джиралханай, а через них и всем Ковенантом, решение этой загадки стало насущной необходимостью.

Змея, конечно, это уже поняла, но Ричард не хотел у неё спрашивать такие вещи — он желал найти ответ сам.

Ответ на загадку оказался очень прост, хотя и парадоксален с виду.

Вся культура джиралханай строилась на УКРОЩЕНИИ ДИКОСТИ.

Ещё во времена своего бронзового века они, будучи разумными существами, в полной мере осознали, насколько "зверство" мешает им строить цивилизацию. Они были суперхищниками, ни одно животное на родной планете не могло им противостоять. Самые сильные стаи выжирали всю добычу на пару дневных переходов вокруг... и погибали от голода.

С тех пор у джиралханай существовало две системы ценностей. Физические (грубая сила), и духовные (то, что помогало держать под контролем грубую силу). Вся сложная система дуэлей была построена именно для того, чтобы канализировать их животную ярость, дать ей конструктивный выход. Чтобы легально избавиться на ранних стадиях от тех, кто не умел держать свою жестокость в рамках. "Давить паровозы, пока они чайники", так сказать.

Правда, до открытия их мира силами Ковенанта считалось, что "единственный способ избавиться от драконов — завести своего собственного". В смысле, единственное, что может сдержать грубую силу — ещё более грубая сила. Поэтому произвол вождей в отношении низших чинов скорее поощрялся, чем осуждался. Ну а если вождь заходит слишком уж далеко, его всегда можно и подвинуть. На тот свет.

Поэтому существовали две добродетели — терпение до поры до времени, и восстание, когда это время наконец наступило, когда чаша терпения переполнилась. Они не противоречили друг другу — чаша должна быть глубокой. Чем больше ударов ты покорно принял, тем сильнее будет ответный удар.

И поэтому физически слабые сан-шайуум, открывшие для них иные способы управления, воспринимались как "сверхдоминанты". Они, с точки зрения джиралханай, владели "магией" — способны были гасить гнев подчинённых без физического насилия. Поэтому бросать им вызов традиционными средствами было не только аморально, но и попросту глупо.

Правда, новые поколения вырастали, уже не видя Пророков, не были знакомы с их методами управления, и преклонение перед ними воспринимали как слабо обоснованную традицию. Так что поддерживают Гидру лишь ветераны, а молодёжь первое время будет бросать ей вызовы теми же методами, что приняты для внутривидовых отношений. Она пока что не сверхдоминант, всего лишь верховный вождь — причём на изрядно шатающемся троне.

Впрочем, это проблема временная. Какой из неё проповедник получится — пока неясно, но телепатия позволяет заполнять пробелы.

Джиралханай, с которым сейчас предстояло столкнуться Пророчице, носил звание fleetmaster — то есть формально был владельцем всей эскадры, включая и сверхноситель. С другой стороны, Гидра, как наследница своего вида, была владелицей вообще всех ресурсов Ковенанта. Но её ограничивал принцип "раб моего раба — не мой раб". По нынешней системе она была слишком высоко в иерархии Империи, чтобы напрямую управлять отдельным флотом.

С другой стороны, открыто ссориться с ней — тоже не лучшая идея для комэска. Если он явится на борт "Паломничества", чтобы засвидетельствовать Святейшей своё почтение, то тем самым подставит голову под её телепатическую обработку. Ну а если будет чего-то там требовать с борта корвета... разница в размерах и огневой мощи имеет значение, когда капитан сверхносителя целиком на твоей стороне.

Самое худшее, что он мог сотворить — это увести прочь сельскохозяйственные корабли и оставить флагман без свежей еды. Но запас продуктов на борту вполне позволял самостоятельно дойти до столицы лоялистов Ковенанта. Комэск ведь не знал, что Гидра не может позволить себе длительные переходы в пространстве скольжения, и резонно предполагал, что так он лишь сделает себе хуже.

Тем не менее, беседа при воссоединении получилась на повышенных тонах. Причём не с Пророчицей, а с Америкусом, уже после того, как Гидра ушла с канала. Флитмастера взбесило, что основная задача — остекление Марса — не была выполнена. Сам он не мог произвести подобную операцию — не хватало огневой мощи. Он грозил капитану всеми мыслимыми карами. Обещал немедленно уведомить совет вождей, который пришлёт сюда соединение нормальных боевых кораблей, а не это убогое травоядное-переросток... Ричард мысленно присвистнул — оказывается, оскорблять корабли друг друга среди астронавтов джиралханай было таким же действенным ругательством, как у людей — опустить чей-то дом или машину. А, хотя да, всё правильно. Частная собственность же. Честь моего звездолёта — моя честь.

— Ты хочешь сказать, — тихо, но с угрозой в голосе уточнил Америкус, — что Пророчица слепа и неспособна отличить благословение от проклятия? Или может быть, что Святейшая намеренно соврала нам?

— Нет, не хочу. — сбавил тон комэск, опустив глаза. — Но Паразит коварен. Ты знаешь, что однажды он уже обманул Пророков, что привело к падению "Высшего Милосердия". Что даже сами всезнающие Предтечи вынуждены были затратить немало сил, дабы предать его анафеме. Откуда ты знаешь, что эта Пророчица не введена в заблуждение? Что ты и твой корабль не поражены уже скверной Паразита? Твои объяснения о причинах поломок в реакторах и щитах звучат, как детский писк! Что это за невидимые "демоны", которых не под силу выследить всем десантным отрядам и корабельной СБ? Почему мы никогда о них не слышали до этой планеты? Почему они ушли сразу, как только ты отказался от плана остекления? Не потому ли, что ты сделал то, что им было нужно?

— Паразит был коварен, но прямолинеен. Он сразу же бросался на любую добычу, которую видел. Мой корабль, как видишь, ещё не превращён в улей.

— Это уже пускай решают вожди. Я немедленно уведомлю их. А ты стой на месте и жди вердикта. Любая попытка активировать двигатели или запустить москитный флот будет расценена как признак ереси и приведёт к открытию огня.

— Не смеши меня. Весь твой "флот" не выдержит и минуты огневого противостояния с "Просветлённым Паломничеством". Даже если я не буду стрелять в ответ, единственный способ для вас пробить мои щиты — это пойти на таран.

— Понадобится — пойду. Ты всё слышал. Конец связи.

"Ну что, Великая? Готова подтвердить своё прозвище и сыграть против целой цивилизации?"

"Я-то с самого начала была готова. Только дурак предположил бы, что дело ограничится одним кораблём. А что насчёт тебя? Если считаешь, что пошла слишком крутая игра, ещё есть время отсюда убраться..."

"Издеваешься? Самое безопасное место в сложившейся ситуации — на борту "Паломничества". Что ты сейчас намерена делать? Хочу отметить, что буквально выполнить свою угрозу комэск не сможет. Они зашли слишком далеко от своих стандартных маршрутов. Сверхсветовые передатчики корветов могут "докричаться" через Эмпирей на десятки световых лет, нашего корабля — на сотни. Но никто не может передать сигнал на тысячи. Так что вожди пока не в курсе, комэску придётся послать один из своих кораблей курьером, чтобы передать информацию о находке".

"Ясно, значит ещё несколько часов мы выигрываем — пока он не решится уменьшить свой флот на один корабль, либо не уведёт его целиком. Я веду сепаратные переговоры с капитанами кораблей флота. К счастью, других джиралханай среди них нет — корветами управляют-владеют матриархи киг-яр, а сельскохозяйственными кораблями — унггой".

"Они сдурели? Ставить метанодышащих распоряжаться производством еды для кислородных организмов?"

"Джиралханай отказывались от столь сомнительной чести, а вот унггой были только рады оказаться подальше от поля боя. Они весьма пугливые существа и предпочитают мирную работу, что мне вполне на руку. Ну а вкусовые предпочтения других видов можно и выучить..."

"И что ты хочешь им предложить на этих переговорах? Бросить всё и уйти в свободное странствие? Построить колонию где-то вдали от Ковенанта?"

"На крайний случай сойдёт — совет вождей пока вообще не в курсе о наводке на Потоп, полученной эскадрой, так что если он пропадёт в неизвестном направлении — Ковенант скорее всего спишет это на опасности неизведанных пространств".

"Но экипажи на такое вряд ли согласятся..."

"В принципе, я могла бы их уговорить. Но за это придётся очень много заплатить — во-первых. А во-вторых, зачем мне маленький флот, если я могу подчинить себе всю цивилизацию? Это же бесхозный инструмент, который так и умоляет, чтобы кто-то за него взялся..."

"Змеи глотают добычу целиком, да? Кстати, я проанализировал записи о той самой наводке. Похоже, сведения о Паразите на Марсе подбросили через третью марионеточную цивилизацию наши старые знакомые — Левиафаны... Либо сам Дагон, либо кто-то из сородичей по его просьбе..."

"Я так и думала. Они очень злопамятны. Но к счастью, неторопливы и осторожны. Дагон ждал десятки тысяч лет, пока в Галактике появится подходящее оружие, чтобы натравить на нас. Он мог за это время сам создать подходящую цивилизацию десять раз, но это привлекло бы внимание Жнецов".

"Как думаешь, с этим новым оружием мы сможем найти его и зачистить окончательно? Повод есть — Левиафан использует Потоп даже в большей степени, чем мы... Хотя стоп, "белый свет" ты уже вывела из категории скверны... ну тогда объявить его лживым богом, что кстати чистая правда..."

"И думать не смей! Пока что мы причинили ему лишь небольшие неприятности — и он отвечает нам тем же. Сородичи ему помогают — но вяло и только по его особо настойчивым просьбам. Но если хоть один Левиафан от наших рук погибнет... нам придётся воевать со всем их видом, а это проблема совсем иного уровня. Дело даже не в том, сможем мы победить или нет — дело в том, что такая война затронет тысячи младших видов и НЕИЗБЕЖНО где-то нарушит принцип самосогласованности. Лучше уж терпеть от него мелкие укусы, тем более что максимум через миллион лет он успокоится и забудет..."

"Хорошо, допустим. Так что ты сейчас будешь делать?"

"Я займусь социальной частью. А ты поработай с технической. Найди для меня способ пережить дальний прыжок так, чтобы на это не обратили внимания".

"Эй, а почему бы не наоборот, для разнообразия? В многомерной физике ты разбираешься не хуже меня, а опыт работы с многовидовыми религиозными коллективами у меня не меньше..."

"Во-первых, это я в образе Пророчицы, а ты — хурагока. Не наоборот. А во-вторых, на твой вопрос есть простой ответ — я телепат, ну а ты — почти нет".

Следующие полтора дня прошли в сплошной возне в техническом отсеке. Ричарду не очень нравилась роль техника на побегушках, он сам себя привык считать больше социальным инженером, но никуда не денешься с подводной лодки — пока приходилось делать то, что он мог.

Но когда он уже потерял счёт времени, устройство наконец было закончено. Он послал вызов Гидре — совершенно открыто. Почему бы Святейшей не посетить хурагока, который выполнял для неё особое задание, связанное с техникой Предтеч? Не один, кстати — консультации и ловкие щупальца "сородичей" оказались просто незаменимы, без них Ричард бы провозился не меньше месяца. Ну а смешки живых дирижаблей, связанные с неуклюжестью существа, изображающего одного из них, он уж как-нибудь переживёт.

— Это ваш новый гравитационный трон, Пророчица. Мне пришлось изрядно повозиться, чтобы разработать дизайн, отражающий одновременно ваш низкий формальный статус — всего лишь клерик — и высочайшее фактическое общественное положение — старшая из всех известных живых сан-шайуум.

Внешне летающая люлька была крайне проста — серая каплевидная конструкция почти без украшений. У неё также не было встроенных щитов и вооружения. Однако мощность её генераторов соответствовала тронам Иерархов, а отсутствие щитов в некоторой степени компенсировалось толстой бронёй.

Конечно, главным достоинством было то, чего ковенанты не увидят, и (хочется надеяться) никогда не узнают.

"Вот здесь внутри — зона Эмпирея около кубометра объёмом. Стабильно сохраняется внутри квантового поля в пространстве скольжения. Вполне можно спрятать туда все ненужные части тела. Я проверял на себе. Немного неудобно, но можно сидеть так очень долго. Надеюсь ты понимаешь, что использовать этот микро-Эмпирей можно только в качестве чехла. Не пытайся качать из него энергию или сбрасывать в него лишнее тепло. Для первого есть реактор с системой перекачки биопластика, для второго — встроенный холодильник..."

"Понимаю, не дура..."

Выработка энергии "из ничего" в Эмпирее связана с ростом объёма соответствующего участка пространства — таково определение процесса инфляции. Настоящему Эмпирею ничего от этого не будет, он большой — а вот его микроскопическая капелька внутри трона — взорвётся, как бомба, разнеся своё вместилище на кусочки. Аналогичным образом, при попытке "уничтожить" лишнюю энергию — объём стремительно уменьшится и трон сколлапсирует внутрь себя.

"Странно, что ты не предложил мне надеть на спину ранец с антивеществом, при таких подходах", — ехидно заметила Змея.

Отчасти аналогия была верна. Таскать под ногами кусок инопространства с настолько отличными от Материума свойствами — не лучшая идея для того, кто хочет жить долго. Если хоть на микросекунду откажут сложнейшие механизмы поддержания квантового поля — на границе "пузыря" начнётся настоящее светопреставление на суперструнном уровне.

"Через пару часов будет готов второй такой же, только без зоны Эмпирея. Ты сможешь его использовать всё время, кроме перехода. Так что неделями на бомбе сидеть не придётся..."

"Уже лучше, хотя не могу сказать, что я от этого в восторге... Я даже не буду спрашивать, подразумевает ли конструкция отключение квантового поля дистанционно, по твоей команде... потому что ответ и так ясен".

"Ну извини, стопроцентную гарантию даёт только страховой полис. Лучше расскажи, как твои успехи в интригах, я так увлёкся работой, что почти не следил за процессом в локальной сети".

"Мне стоило больших усилий удержать их от немедленного прыжка в столичную систему. Я сыграла на их страхах — если "Паломничество" действительно заражено Потопом, нельзя приводить его в населённые миры. Мы послали курьером один из сельскохозяйственных кораблей. Он медленнее, чем корветы, так что дней шесть до торжественной делегации по встрече у нас есть".

"Насколько велика будет эта делегация?"

"Зависит от того, сколько времени её будут собирать. Если "просто посмотреть, но побыстрее" — придёт ещё три-пять корветов. Если "лучше подождать, но взять ситуацию под контроль" — полноценный боевой флот, не меньше тридцати единиц, причём тяжёлых. Они не будут уступать нам ни в суммарном тоннаже, ни в огневой мощи. И с остеклением, если понадобится, справятся сами. Но такой флот собирать почти месяц".

"Даже не знаю, что хуже. Зря ты этот курьер отпустила. Возможно, безопаснее было бы захватить этот корабль полностью и уничтожить все меньшие..."

"Ты сам понимаешь, что это нереально..."

Конечно, Ричард понимал. Расстрелять все корабли сопровождения они банально не успели бы. Хотя бы три-четыре уйдут в прыжок. А сбежать сами они не могут, потому что здесь Марс, который нужно защищать.

"И что ты намерена делать в эти дни?"

"Оттачивать свои навыки пропаганды. Я знаю поэзию тысяч разных цивилизаций... можно подобрать подходящее, особенно отслеживая телепатически реакцию слушателей. К моменту появления новых кораблей — экипажи существующих на меня молиться должны. В буквальном смысле".

"Ты собираешься противопоставить пропаганду плазменным торпедам? Как-то самонадеянно для существа, которое огня боится, не находишь?"

"Сразу стрелять они не будут. Напомню, что именно за этим они и пришли — за умелым агитатором. Это во-первых. А во-вторых, корабль такого класса не у одного тебя вызывает клинический приступ жадности. Лоялисты только-только начали выпутываться из кораблестроительного кризиса — сверхносители типа CSO может производить всего одна верфь — и та загружена на десятилетия вперёд. У них рука не поднимется его расстрелять без веской причины".

"То есть сколько бы они ни пригнали сил, висеть тут и торговаться всё равно можно будет долго?"

"Примерно так. А торговаться я умею неплохо, ты по себе знаешь. Окажи мне одну услугу, пока они не прилетели".

"Какую?"

"Займись восстановлением тех систем корабля, на которые ковенанты традиционно клали хвост, так как не знали об их существовании. Если до драки всё-таки дойдёт, я хочу иметь лучший CSO в истории Империи!"

"Хорошо, только с одним условием".

"С каким?"

"Иметь его буду я. А ты — только пользоваться".

В этом крошечном кусочке огромного пространства, откуда Солнце казалось едва заметной искоркой, внезапно стало тесно. Почти семь десятков кораблей сбились в кучку, так что расстояние между крайними не превышало сотни километров. Это были почти все силы лоялистов, какие они смогли собрать с целого сектора — оголив для этого свыше сотни подконтрольных планет.

Всего Империя насчитывала около тысячи обитаемых миров. 183 из них были метрополиями и колониями титульных видов Ковенанта, остальные принадлежали подконтрольным народам — которые платили дань, но не участвовали в политической жизни Ковенанта и не имели собственных вооружённых сил. Многие из таковых были вообще лишены выхода в космос, другим были позволены только планетолёты, но не корабли пространства скольжения.

Всего это достаточно рыхлое образование могло выставить семь сотен копий — сила флота у Ковенанта измерялась не в количестве кораблей (поскольку корабли бывают очень разными), а в количестве релятивистских плазменных орудий. "Просветлённое Паломничество", например, имело семь энергетических проекторов и соответственно, его сила была равна семи копьям. Следующий по тоннажу — штурмовой носитель типа CAS — нёс только три проектора. Хотя правильное "копьё" включало не только собственно корабль-носитель супероружия, но и соответствующее число приписанных к нему "оруженосцев" — не менее пяти только боевых кораблей поддержки. "Паломничество" шло в дальний поиск практически голым — со свитой в восемь раз меньше положенного. Это было ещё одним симптомом производственного кризиса.

Флот, призванный на усмирение возможно мятежного корабля (он же — почётная свита для Пророчицы, если дело удастся решить миром), насчитывал четырнадцать копий.

"Просветлённое Паломничество", корабли из его свиты и Флот Испытания Огнём, как была названа срочно собранная группировка, образовали в пространстве что-то вроде равностороннего треугольника со стороной в сотую долю световой секунды. Четыре фрегата и шесть летучих ферм были одновременно и потенциальными жертвами — поэтому "Паломничеству" запрещалось к ним приближаться — и в то же время объектами карантина, поэтому их разместили так, чтобы иметь возможность быстро расстрелять при необходимости.

Все переговоры велись по дальней связи, через голографические проекции. Хотя делалось это для предотвращения распространения инфекции, ковенанты, сами того не зная, защитились от другой опасности — от телепатической промывки мозгов Змеёй. Ещё не известно, честно говоря, что опаснее. Разве что Паразит размножается в геометрической прогрессии, а Великая — одна и везде успеть не может.

Ричард слегка подкорректировал передаваемый сигнал — чтобы облик и движения Гидры в голограмме больше походили на настоящих сан-шайуум. Её маскировка ведь не была идеальной — старики, которые помнили Пророков, вполне могли заметить различия в мелких деталях. На борту "Паломничества" Змея компенсировала эти недостатки превращения телепатическим внушением — ну и потихоньку совершенствовала нынешнюю форму своей оболочки, считывая ожидания окружающих. Аналогичным образом и Дж-Онн изображал воина-джиралханай, когда ещё был здесь. В дальней связи это не работало, так что приходилось прибегать к помощи компьютера.

Переговоры вёл седой, сгорбленный альфа-самец. Формально — старейший из вождей кланов, фактически — давно уступивший всю реальную власть более молодому и драчливому наследнику. Его выбрали на эту роль сразу по нескольким причинам: его было не жалко потерять в случае чего, он прекрасно помнил ещё вхождение в Ковенант, и наконец, он не так зависел от буйства гормонов — то есть мог рассуждать более вменяемо и расчётливо, не кидаясь в драку по каждому поводу. Свою гордость он давно смирил, и не испытывал мучений, когда требовалось склоняться перед физически слабым существом.

— Надеюсь, ты уже успела понять суть нашей... проблемы, Святейшая, — прохрипел посол. — Мы ничуть не сомневаемся в твоей мудрости, но тебя одной недостаточно, чтобы возобновить Великое Путешествие. Ты получишь всё надлежащее почтение, но не власть над Ковенантом — по крайней мере до тех пор, пока не будет найден хотя бы один Пророк мужского пола. Иначе после твоей смерти кризис разразится ещё страшнее, чем сейчас.

— Разумно, — ничуть не обиделась Гидра. — Но есть иные вещи, которых вам знать не дано. Во-первых, даже старые технологии омоложения, известные моему народу, когда я отправилась в своё паломничество, позволяют мне прожить до семи сотен лет. Сейчас же стоит вопрос выживания Ковенанта в течение ближайших двух веков. Во-вторых, я не зря потратила столько лет на изучение благословения Предтеч, оставленного в Белом Море. Ведомо ли тебе, сколько лет моему телохранителю из народа Глубоководных? Семнадцать тысяч! Ведомо ли тебе, почему моё тело до сих пор достаточно юное и гибкое, чтобы гравитационный трон требовался мне лишь как знак статуса? А ведь в паломничество я ушла отнюдь не несмышлёной девочкой — я старше тебя почти на век, старик. Предтечи даровали нам на Марсе чудесный источник вечной молодости — который теперь, лишь из-за вашей грубости и самонадеянности, останется недоступен на много поколений! Благословение должно восстановиться после опаляющего пламени ереси! Но я успела омыться в нём, соединив свои знания со знаниями Глубоководных — и теперь проживу не менее двух тысячелетий.

Хотя старый воин достойно сдержал удар, Ричард мог представить себе, какая буря пронеслась от этих слов по всей сети, что слушала дискуссию.

— Пусть так, не мне оспаривать твои слова, Святейшая. Но даже если твоё откровение истинно до последнего слова, дар Предтеч ведь не наделил тебя и чудесным умением присутствовать одновременно во многих местах?

— Понимаю о чём ты, хотя для важных переговоров с врагом или для убеждения мятежной толпы порой достаточно и одного голоса, если он духом силён. Однако два иных чудесных дара даны были мне свыше на планете, которую вы столь небрежно осквернили. Даже я сама не осознавала до конца их смысла, прежде чем ступила на борт корабля Америкуса. Лишь тогда мне открылось, сколь предусмотрительны были Предтечи — ибо эти дары были ниспосланы мне именно для спасения Ковенанта!

— Поведай же нам об этих дарах, о Святейшая!

— Внимайте же, глупцы! Первый дар — есть сила, что позволяет мне прикосновением исцелить любого достойного воина джиралханай от неправедной ярости. Не сиюминутно утихомирить, что могли любой мой брат или сестра и так. А навсегда избавить его от приступов бешенства, оставив лишь праведную ненависть к врагам Ковенанта, что не мешает рассуждать здраво и видеть истинный путь. Я уже одарила этой силой капитана Америкуса. Проверьте его, если пожелаете. Ударьте его в грудь, обзовите самыми позорными словами — он не шелохнётся без моего позволения. Он стойко вынесет все посланные испытания, и глаза его не нальются кровью.

Где-то за кадром прокатился второй шторм. Ричард, конечно, не умел читать эмоции, но активный обмен сигналами между кораблями флота его приборы засекли. Откровения Гидры были действительно шокирующими — Змея знала, куда бить. Вероятно, кто-то где-то кому-то перегрыз горло. Кто-то готов был пасть на колени и молиться, кто-то наоборот — требовал немедленно открыть огонь по еретическому кораблю. Увы, соответствие тех или иных утверждений религиозной доктрине — вещь в значительной степени субъективная. Особенно для джиралханай, которые никогда в схоластике сильны не были.

— Боюсь, это слишком тяжёлые для меня откровения, — простонал старый вождь, прижимая лапу к груди. — Вряд ли я выйду из этой комнаты — сердце моё готово разорваться от радости и чувства ответственности. Нет ноши более тяжёлой, но нет и смерти славнее, чем принимая весть о спасении. Ответь же мне, Святейшая, пока я ещё жив — каков второй чудесный дар?

— Я могла бы исцелить твоё сердце, но понимаю, что такое предложение будет оскорблением для тебя, храбрый воин. Услышь же вторую благую весть, пока сердце твоё ещё бьётся. Мне ведомо, как вернуть джиралханай божественное вдохновение — не всему народу, но в количестве достаточном, чтобы вы могли без колебаний смотреть в будущее. Мудрый народ Глубоководных получил в водах Белого Моря не только дар вечной молодости. В день вступления их в Ковенант пришлите мне ваших отважнейших воинов, поскольку поистине много смелости потребует это деяние. Пусть возьмут они женщин Глубоководных и познают их. И случится чудо — эти женщины родят от них детей! Гибридизация между видами с разных планет невозможна, но для Предтеч нет ничего невозможного! И будут эти дети видом и силой как чистокровные джиралханай — но от рождения управлять будут своей яростью, и унаследуют от матерей своих мудрость. И передам я им дар божественного вдохновения, и станут они не вождями, но пророками — новыми Пророками Ковенанта, с могучими когтями и клыками, что понесут славу наших верных слуг по всей Галактике!

Это уже для слабых нервов гориллоидов оказалось чересчур. Кто-то не выдержал, и рядом с ним не осталось достаточно сильных и благоразумных сородичей, чтобы его вразумить. Сразу с трёх кораблей — тяжёлого крейсера типа ORS, штурмового носителя типа CAS и тяжёлого эсминца типа CPV — ударили в сумме пять энергетических проекторов. К счастью, Змея этого не видела — а то её ровный, мелодичный, завораживающий голос превратился бы в дикий визг.

К счастью, Ричард уже имел представление, как в Ковенанте вообще и у джиралханай в особенности ведутся религиозные диспуты. И был к этому готов.

Нет, он не стал уклоняться от залпов — колоссальные размеры сверхносителя и близкая к световой скорость плазменного копья не позволили бы этого.

За прошедшие недели он придумал один способ блокировать такой удар — но сейчас не стал его проверять. Не та ситуация.

Он просто и банально выстрелил первым. Как положено настоящему ковбою.

Усовершенствованная система сенсоров позволила ему опередить врагов не более чем на треть секунды — но этого оказалось вполне достаточно. Для выстрела все три корабля вынуждены были приоткрыть свои щиты — и точно в эти "бойницы" ударили лучи "Просветлённого Паломничества".

Энергия его залпа объединилась с энергией аннигиляции позитронов, уже запасённых для выстрела в проекторах противников. Поэтому, даже несмотря на то, что Ричард сэкономил ресурс и дал лишь пять процентов полной мощности орудий — бабахнуло хорошо. Им хватило.

Меньше всех повезло CPV — он вообще превратился в огненный шар. Тяжёлый крейсер получил глубокую пробоину от носа до середины длины корпуса, потерял ход и неуклюже закувыркался в пространстве. CAS, несмотря на развороченный нос, сумел развернуться к противнику бортом, однако желание драться как-то потерял — возможно, погиб командир.

Другие корабли флота тоже начали заряжать бортовые плазменные линии, то ли чтобы поддержать огнём пострадавших товарищей, то ли наоборот — чтобы расстрелять нарушителей перемирия. Не факт, что они сами это толком знали.

"Стоять!" — резко просигналил Ричард на всех частотах.

"Подумайте хорошенько, прежде чем открывать огонь по кому бы то ни было. Вы сейчас можете уничтожить последнюю надежду нашего народа. Я, Америкус, говорю вам — эта битва никому не принесёт добра. Даже если вы не верите Святейшей, даже если считаете её порождением Паразита — у вас будет лучший шанс искоренить ересь. Не требующий потери почти половины флота. Не забывайте, сколь дороги в наши дни корабли, и насколько тяжело заменить даже один уничтоженный. Я не хочу с вами сражаться — почтите мою волю хотя бы в память о том, кем я был, если не верите мне-нынешнему. Дослушайте Пророчицу до конца — а там решайте, что следует делать. Но вдумчиво решайте, как положено хозяевам кораблей и посланникам вождей, а не разгорячённым юнцам".

В целом удалось отделаться "малой кровью". Помимо трёх ранее указанных кораблей уничтожен был (огнём своих соседей, Ричард тут был ни при чём) только один тяжёлый корвет типа SDV. Два десятка кораблей не приняли её "откровение" и ушли в прыжок — Гидра сумела убедить остальных не препятствовать им, сказав, что не желает кровопролития между своими — а беглецы ещё осознают и примут истину.

Ричард пересчитал новый баланс сил. Флот Испытания Огнём потерял в бою четыре копья и ещё два "убежали" вместе с кораблями-носителями. Теперь счёт почти равный — восемь оставшихся энергетических проекторов против семи на "Просветлённом Паломничестве".

"Минутку! Почему вдруг только четыре потеряны в бою? Я лично уничтожил шесть, плюс одно было на уничтоженном корвете..."

Он углубился в боевую статистику... вот чёрт, тут всё не так просто...

Энергетические проекторы Ковенанта были двух типов. Истинные плазменные копья стояли только на кораблях с литерой S в классификации. И только они шли в счёт при подсчёте "копий". Почти аналогичные орудия на эсминцах при сравнимой огневой мощи разгоняли электрон-позитронную плазму всего лишь до пары сотен километров в секунду. Это не играло роли при остеклении планет (для которого в любом случае требовалось входить в атмосферу). Неважно было и в "собачьей свалке" — ближнем бою кораблей, для которого эсминцы в общем и предназначались.

Но это было решающим фактором при перестрелке на дальних дистанциях. Обладатель настоящего плазменного копья мог преспокойно отстреливать эсминцы с дистанции в десятки тысяч километров, задолго до того, как они подойдут на дистанцию применения своего оружия.

"Жаль, что я не знал этого нюанса раньше. Мне бы не понадобилось сбивать тот несчастный CPV — с такого расстояния его проектор не представлял для нас ни малейшей угрозы. То ли его капитан блефовал, то ли разбирался в технических возможностях своего оружия ещё хуже, чем я..."

Штурмовой носитель же уничтоженным не считался — два из трёх его копий до сих пор были пригодны к бою. Хотя при единственном ударе по нему был убит старый альфа-самец, который вёл переговоры с Гидрой. Он находился как раз в носовом модуле — хотя понятия не имел, что его корабль собирается стрелять, решение об открытии огня принимали совсем другие джиралханай в другом помещении.

Что ж, хорошая смерть для воина — уж точно лучше, чем от инфаркта. Однако из-за этого у командования флота ушло некоторое время на подбор нового представителя для переговоров.

"Знаешь, Святейшая, если на тебя и твои гениальные идеи так реагирует флот, посланный всего лишь посмотреть, что тут нашли... я боюсь представить, что же будет в столичных системах..."

"Пока всё идёт в рамках нормы. Потери даже меньше, чем я предполагала — ты сработал прекрасно, отдам тебе должное. Религиозные реформы никогда не проходили полностью бескровно".

"Забавно, и это меня на родине считали кровожадным властолюбивым чудовищем. Теперь я вижу, что такое настоящие амбиции..."

"Новой гражданской войны не будет, если ты об этом. Это первым последователям новые истины приходится сгружать сразу, как кувалдой по голове. Совету вождей ещё предстоит пережить то же самое. Рядовые же воины Ковенанта будут получать эти сведения постепенно, в течение десятилетий, с соответствующей идеологической накачкой и обработкой. Шока мы избежим. Отдельные мятежи, конечно, будут, но они и так регулярно происходят — Ковенант их давит в штатном порядке".

Новым кандидатом для переговоров была выбрана самка по имени Тика.

Чтобы понять, как именно она оказалась на столь ответственной должности, следует немного углубиться в гендерную культуру джиралханай. Она у них крайне непростая и завязана на биологию. А также на специфичные понятия этого народа о силе. Можно сказать, что они умудрились совместить в одной цивилизации патриархат, матриархат и феминизм.

Женский пол в культуре джиралханай был связан с тремя очень разными гендерами (социоролевыми моделями). Ричард перевёл их для себя, как "дева", "матрона" и "матриарх".

Только что созревшая, но ещё не рожавшая самка джиралханай (дева) лишена каких бы то ни было прав — это фактически рабыня. Секс-игрушка и прислуга. Она вынуждена удовлетворять любого самца, который её пожелает, и оказывается достаточно силён, чтобы овладеть ею. А достаточно силён любой, потому что молодая самка миниатюрна и хрупка по их понятиям — лишь немного больше и крепче человека.

Но частые изнасилования приводят к беременности, а гормоны роста ребёнка оказывают на его мать весьма своеобразное воздействие. Расширяется таз, а следом за ним по цепочке — все остальные кости. Пропорционально нарастают мускулы.

С каждыми родами самка становится крупнее и сильнее. Поначалу она ещё по привычке пуглива, покорна и забита — но инстинкт защиты детёныша мигом выбивает из неё эту дурь. Самка джиралханай, заподозрившая, что кто-то угрожает её беременности или новорожденному детёнышу, становится такой фурией, что боевая ярость самца отступает перед ней.

С этого момента она — матрона. Существо, равное самцам как по физической силе, так и по положению. Внешне они тоже почти неотличимы. Добрая треть наземных войск джиралханай и почти половина корабельных экипажей состоит именно из матрон. Как правило, на этой стадии они моногамны — находят себе одного партнёра и живут с ним, пока кто-то из пары не будет убит.

Но рост костей продолжается. После пятых-десятых родов (влияние на метаболизм индивидуально) женщина переходит в статус матриарха. Это зверюга массой за тонну и ростом за три метра, больше всего похожая на земного гигантопитека. Её шкуру не всякая ракета пробьёт, а физическая силища позволяет любому самцу шею свернуть, как кукле. Правда, это если поймает. Огромный размер делает её неповоротливой, а при тяготении родной планеты передвигаться такая туша может только на четырёх конечностях.

Матриархи не входят в обычную мужскую иерархию, живут чаще всего на родных мирах и редко контактируют с не-джиралханай. У каждой есть собственный гарем из десятка молодых самцов, из которых лишь самые способные за особые заслуги допускаются "к телу". В основном они занимаются воспитанием детей, управляют хозяйством и редко лезут в политику. Но если они всё-таки решают подать голос, то будь вы даже вождём племени — упаси вас Предтечи не прислушаться к их совету! Потому что права на поединок никто не отменял, а в замкнутом пространстве дуэльной камеры и без оружия — ни один самец против этого чудовища шансов не имеет.

Именно флегматичное спокойствие, инстинкт заботы о потомстве и здравый смысл матриархов удержали в своё время лоялистов Ковенанта от полного самоуничтожения в пекле гражданской войны. Сейчас Змея рассчитывала на то же самое.

Тика держала верх на сельскохозяйственном корабле и её почётным титулом было "раздатчик еды". Никаких полномочий этот статус не давал, чисто формально она была никем... но литера S в обозначении DSC появилась не зря. Конструкция всех кораблей этого типа предусматривала установку полноценного дальнобойного плазменного копья. Это осталось с тех пор, как некоторые из них принадлежали Пророкам. В новом Ковенанте, где все такие корабли достались унггой, возможность установки оставалась только возможностью. Но когда матриарх затребовала корабль себе — он стал полноценным "копьём" — хоть и всего одним, но этого порой хватало, чтобы переломить ситуацию. А в личном общении вес Тики и так был вполне достаточен.

"Может быть, баба с бабой лучше договорится", — подумали капитаны остальных кораблей, давая ей связь. Они не знали, но практически то же самое подумал и Ричард, подключая новый канал.

— Мужики могут ещё полгода лясы точить, — проворчала Тика, — я скажу прямо. Мне чихать, какая ты там святейшая, и пары десятков мужиков, которых ты хочешь спарить со своими жабами, мне тоже не жаль — это ресурс дешёвый, их у нас и так больше чем надо. Мне нужно только одно — доказательство, что твой корабль не заражён Паразитом. Сможешь его предоставить — я на твоей стороне, и другие матриархи тоже. Кто-то должен этих заигравшихся в игрушки адмиральчиков поставить на место, и ты, на мой взгляд, вполне для этого подходишь. Не докажешь — извини, ничего личного. Зараза к моим детям не подойдёт и на парсек.

— Чтобы доказывать, нужен тот, кто может понять доказательства. Как много ты знаешь о Паразите?

— Я лично — мало, но у меня на борту есть специалист по этим тварям.

— Тогда он сможет подтвердить мои слова. Заражение Паразитом имеет три фазы — споровую, охотничью и разумную. Если бы вы имели дело с охотничьей фазой, она бы уже набросилась на вас, инфицирующие формы не умеют ждать и притворяться. Для достижения разумной фазы Паразиту необходимо собрать не менее десяти тысяч мозгов. Я опущу щиты. Просканируй наш корабль, и ты убедишься, что все семьдесят тысяч разумных экипажа на своих местах. И нигде на борту нет скопления нервной ткани — "мозга" Паразита. То есть если мы и заражены, то всего лишь споровой формой — я ничего не упустила?

— Сейчас спрошу, не уходи с линии.

Пауза, пока Тика совещалась со специалистом.

— Ты не договариваешь, Пророчица! На планете, где тебя подобрали, были свои разумные. Их вполне достаточно для формирования мозга. И телепатическая связь Паразита достаточно сильна, чтобы этот мозг мог управлять вашем кораблём через световые часы.

— Но не световые годы. Перейдём в систему за пару десятков парсеков, и ты увидишь, что я не одичаю и не начну жрать мозги.

— Допустим. Но как ты докажешь отсутствие споровой фазы?

— Для себя и для тех на моём корабле, кто успел омыться в священном море, я согласна на пожизненный карантин. Или точнее, на карантин до тех пор, пока вы не убедитесь, что "белый свет" не является Паразитом и не опасен. Всех остальных, не получивших этого дара — а таких большинство — вы можете пропустить через любые средства медицинского обследования. В том числе реликтовые устройства Предтеч и консилиум медиков-хурагок. Они покажут, что ничего постороннего в телах этих бедных невинных мирян — нет.

— Не то, что я хотела бы услышать, но лучше, чем я боялась. Итак, ты готова править из тюрьмы? Не приближаясь к обитаемым мирам и никогда не покидая своего корабля?

— Ковенанту нужен мой мозг, а не мои руки. А применять мозг я могу на любом расстоянии, пока работает дальняя связь. К аскетизму же я привыкла на Марсе — и куда худшему, чем безраздельная власть на борту летающего города, куда мне доставят всё необходимое по первому требованию.

"Погоди, если это будет твой личный корабль, то мне выпадает роль твоего личного шофёра?"

"Ближайшие лет пять — да. Пока я не обзаведусь достаточным авторитетом в Империи, чтобы сменить корабль. В отличие от тебя, мне не очень нравится этот космический монстр. Слишком неповоротлив и слишком заметен. Когда переберусь на что-нибудь более быстрое — ты получишь "Просветлённое Паломничество" с полностью лояльным экипажем в качестве вознаграждения".

"Знаешь, чем соблазнить, змеюка. Но понимаешь, то что я влюбился в этот звездолёт — не значит, что я потерял от любви голову. Остаться в прошлом я не собираюсь. У меня ещё есть дела в моём родном времени. А корабль таких размеров немножко великоват, чтобы его протащить сквозь гробницу Рианона. И вряд ли самые совершенные средства консервации позволят ему сохранить работоспособность в течение миллиарда лет".

"Я знаю, — образ улыбки. — И тем не менее, ты сможешь захватить его в будущее".

"Что? Как?!"

"Мир-крепость 0911. Вообще миры-крепости — это что-то вроде бомбоубежища Предтеч. Огромное квантовое поле в Эмпирее — целая искусственная планета. Конкретно у данного мира-крепости система управления позволяет регулировать ход времени внутри поля относительно большой вселенной. Один к миллиарду — вполне реально, возможно даже больше. Кто-то из Предтеч планировал использовать его для побега в далёкое будущее, если война с Потопом в настоящем будет проиграна. Заводишь внутрь корабль, закрываешь соединяющий портал, включаешь максимальное торможение времени... и привет, Ма-Алека-Андра".

"И ты знаешь, где он находится и как им управлять?!"

"Где находится — знаю. Как управлять — нет. Но зато мне известно, кто сможет управлять. И где этого кого-то найти".

Спустя ещё неделю переговоров сверхноситель нырнул в пространство скольжения, покидая Солнечную систему.

Но не раньше, чем на Марс была отправлена капсула с сообщением. Основной текст там, конечно, был предназначен для Глубоководных, но было несколько строк и для путешественников во времени:

"Брат, любимая, не беспокойтесь за меня. Я обязательно вернусь".

Глава опубликована: 18.02.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 26 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх