Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Планета доктора Моро (джен)


Автор:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Crossover/Science Fiction
Размер:
Макси | 2127 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
Гет, Насилие
Третий роман цикла "Вселенная нестабильна". Ещё один эксперимент СЗ, ещё один космический неудачник на странной планете среди странных существ. Причём странных существ с каждой главой становится всё больше. Мёдом им тут всем намазано, что ли?! Впрочем... почему эта планета не кажется совсем чужой?
QRCode

Просмотров:6 634 +5 за сегодня
Комментариев:26
Рекомендаций:1
Читателей:35
Опубликован:11.01.2017
Изменен:18.10.2017
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    

Вселенная нестабильна

Серия экспериментов по мотивам DC Comics в одной научно-фантастической (и очень неприятной для жизни) вселенной. Основная цель программы - объяснение сверхспособностей персонажей DC с соблюдением законов физики и логики. Побочная - спасение вселенной.

Фанфики в серии: авторские, все макси, есть не законченные Общий размер: 4083 Кб

Скачать все фанфики серии одним архивом: fb2 или html

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Равнина Эллада

Пожары Великого Падения заметно поубавили количество реликвий и артефактов на планете. Уцелело лишь то, что находилось достаточно глубоко, либо было достаточно термостойким. Гробница Рианона относилась к обеим категориям.

Даже среди бесчисленных сооружений разных цивилизаций она была уникальна. Вероятно, самое древнее сооружение не только на Марсе, но и в Солнечной системе — ей было где-то порядка миллиарда лет! Ни время, ни какие-либо катаклизмы не были властны над ней. Даже прямой термоядерный удар не оставил бы на ней ни царапины. Невозможно было и сдвинуть её куда-либо — гробница была словно приклеена к центру масс планеты.

Потому что нельзя повредить материальным оружием то, что не имеет материальной структуры. Гробница представляла собой самоподдерживающуюся пространственно-временную аномалию, дыру в континууме. Изучавшие её учёные белых марсиан только разводили всеми руками — создавшие ЭТО опередили их науку на многие тысячи лет. Ярлыки "темпоральный замок" и "стазис-капсула" оставались всего лишь ярлыками, ни слова не говоря о природе артефакта.

— Я одного не понимаю в этой истории, — задумчиво сказал Ричард.

— Кто такой Рианон, что его так хоронили? — предположила Дэйр-Ринг.

— Нет. Откуда вы — или белые, если на то пошло — узнали, что эта штука вообще является гробницей, и тем более — Рианона. Хорошо, я верю, что сама она несокрушима, я даже готов поверить, что на ней остались какие-то столь же несокрушимые надписи. Но кто бы смог их прочесть — через миллиард лет?! Носителей языка уж точно не осталось, да и после стольких массовых вымираний вряд ли могла сохраниться традиция чтения. Я не очень разбираюсь в лингвистике, но даже мне ясно, что для дешифровки мёртвого языка необходимо множество артефактов. И опять же мне не верится, что создатели гробницы засыпали всю планету неуничтожимыми табличками для археологов будущего.

— Хороший вопрос, — за время полёта Б-Арзз отчасти смягчился, и теперь говорил с ним свысока, но хотя бы без явной агрессии. Возможно, профдеформация — он уже начал воспринимать всех троих, как членов своей туристической группы. — Есть три основных способа изучения столь далёкого прошлого. Во-первых, изучение записей цивилизаций, которые были после них, но до нас. У тех нередко были свои археологи, которым доставалось намного больше более свежих артефактов. Во-вторых, некоторые уцелевшие артефакты содержат записи звука, изображения, или даже могут напрямую воздействовать на разум. Достаточно вспомнить знаменитое "Хрустальное яйцо", которое за сутки наблюдений открыло нам больше, чем десятилетия раскопок. Ну и наконец, если того и другого недостаточно... есть ещё посткогнистика. Надеюсь, вы в курсе, что это такое?

— Вы вообще подумали, кого об этом спрашиваете? — хмыкнул "сейф".

С точки зрения других народов, любой малк представлял собой настоящий "швейцарский нож суперспособностей". Но на практике у них была одна-единственная психосила. Управление многомерными полимерами (multidimensional polymers), из которых состояли их тела. Один конец полимерной цепочки всегда находился в параллельном пространстве, другой — всегда в нашем. Это относилось и к молекулам биопластика, и к метанорганике, из которой состояло истинное тело.

Всё остальное было всего лишь разными способами применения этого контроля. Изменение формы — просто передвижение молекул. Изменение цвета — вывод наружу различных мономеров. Дематериализация — почти полное погружение цепочек в параллельное пространство. Увеличение размеров тела — почти полный вывод их в пространство наше. Телепатия — внедрение небольшого количества своего биопластика через параллельное пространство в мозг собеседника. Телекинез — прикрепление ван-дер-ваальсовыми силами головок дематериализованных полимерных цепочек к перемещаемому объекту и использование их в качестве "буксира". Как альтернатива, если нет времени на нормальное "прилипание", можно использовать трение — просто быстро проводя "течение" из дематериализованных молекул сквозь цель и создав таким образом вектор силы.

Но "всё просто" было только в том, что касалось общих способностей всех марсиан. Была у них и своя "экстрасенсорика" — способности отдельных избранных особей, которые не удавалось ни объяснить научно, ни повторить искусственно — но научились выявлять, усиливать и использовать. В среднем один обладатель подобных способностей рождался на Марсе раз в пять местных лет, то есть примерно один на тридцать тысяч "нормальных" марсиан.

Именно к этой категории относились прекогнистика (видение будущего) и посткогнистика (видение прошлого).

Выявляли то и другое обычно в возрасте примерно семидесяти марсианских лет. Поскольку все "экстрасенсорные" дары были весьма опасны, потенциальному одарённому предоставлялся выбор — развивать их или блокировать.

Мать близнецов, Ша-Шин Дж-Онзз, выбрала развитие. У неё дар прорезался достаточно поздно, в сто двадцать лет. Но когда психохирургия сняла ограничения с её сознания, её сила начала прогрессировать огромными скачками. К моменту рождения Ма-Алефа-Ака и Дж-Онна, она уже была сильнейшим прекогнитором на планете. То есть попросту пророком удивительной силы.

Причём она не просто изрекала туманные предсказания, как большинство оракулов. Она сама их использовала. У каждого зелёного марсианина, если он не "сейф", есть две специальности — материальная (внешняя), и духовная (внутренняя). Внешняя профессия — то, чем занимается тело в грубом физическом мире, внутренняя — то, чем занимается его разум в Великом Голосе.

Ша-Шин Дж-Оннз была по внешней профессии Преследователем.

Нетрудно вообразить, что может сделать детектив с даром предвидения будущего, пусть даже он не может в полной мере выбирать, что именно увидит. Ша-Шин не просто раскрывала преступления, она их ПРЕДОТВРАЩАЛА. При этом ей зачастую были благодарны как потенциальные жертвы, так и сами несостоявшиеся преступники — поскольку за намерение марсианские законы карали куда мягче, чем за реализованное преступление.

В основном она заглядывала вперёд на месяц-другой, изредка на год. Но растущая сила требовала большего — и однажды Ша-Шин осмелилась бросить мысленный взгляд на несколько десятилетий вперёд.

Никто не знал, что именно она там увидела. Она не смогла или не захотела передать свои видения никому в недолгие минуты агонии. Но видение было настолько ярким, что женщина сгорела, как свечка.

Сейчас, зная о планах своего реципиента, Ричард мог с высокой степенью вероятности предположить, в чём же заключалось то видение. Жаль, что Ша-Шин так и не сможет узнать, что её прорицание никогда не станет реальностью. Возможно, это дало бы ей напоследок хоть какое-то утешение.

Вообще-то марсиане почти не умирают насильственной смертью. Не только потому, что убийство является для них табу. И не только потому, что прикончить окончательно такого жидкого терминатора крайне сложно. Даже если вы сумеете обойти эти ограничения и убить тело — марсианин не будет полностью мёртв. "Эхо" его сознания продолжит жить в Великом Голосе до того же естественного предела в тысячу лет. Это не настоящее бессмертие, но общения с таким призраком чаще всего достаточно для утешения его близких и завершения дел, которые он не успел закончить при жизни.

Могут быть лишь два исключения. Если покойный был в момент смерти отключен от Великого Голоса, или если он был поражён достаточно опасным ментальным вирусом, так что его "эхо" пришлось стереть в рамках мероприятий по защите коллективного психического здоровья. Случай Ша-Шин совместил оба этих исключения, так что от неё не осталось ничего вообще. Обычный профессиональный риск экстрасенса.

Посткогнистика считалась относительно более безопасным занятием. И однако, от мысли, что археологический институт более или менее регулярно использует услуги экстрасенсов, то, что осталось в нём от Алефа, невольно передёрнуло.

— И какой из трёх методов дал вам знание о Рианоне?

— Все три. Это одно из немногих открытий, подтверждённых разными, независимыми методами. Миф о Рианоне Проклятом передавался в течение всей истории Марса, от цивилизации к цивилизации. Даже когда их разделяли миллионы лет абсолютно мёртвой пустыни. Объяснения такой стойкости легенды до сих пор нет. Поневоле поверишь, что его действительно прокляли.

Подвижки рельефа привели к тому, что гробница оказалась почти на тридцать метров выше поверхности земли. Трёхметровое чёрное яйцо с мерцающими внутри звёздами висело в разрежённом воздухе без всякой опоры. Пять тысяч марсианских лет назад на него даже приходили полюбоваться туристы. Затем белые марсиане возвели башню, которая скрыла его.

Эта башня была прекрасно видна издали и сейчас. Чёрно-красная, асимметрично изогнутая, она вознеслась почти на пятьдесят метров к небу, и напоминала хвост скорпиона, занесённый для удара.

— Внутри самой башни ничего опасного нет, — поясняла Дэйр-Ринг. — Она абсолютно стерильна, как в психическом, так и в физическом плане. Если мы окажемся внутри, сможем перевести дух. Весь вопрос в том, как до неё добраться. Видите ярко-красный шпиль на верхушке? Это мощный лазерный излучатель. Вернее, мы называем его лазерным. На самом деле, никто понятия не имеет, чем он стреляет... но это очень эффективное оружие. Он уничтожает всё, что пытается приблизиться к гробнице по земле или по воздуху — в радиусе пяти километров. Наведение практически мгновенное, поражающая сила невероятная — даже камень пробивает с лёгкостью. Мы можем попробовать обмануть или как-то вывести из строя лазер. Либо же пройти подземными тоннелями. Там лазер не работает, зато много ловушек и призраков.

— Невидимость против этой штуки неэффективна, надо полагать? — без особой надежды уточнил Ричард.

— Ну, не то, чтобы абсолютно неэффективна... Километров до трёх она может быть и даст приблизиться... как повезёт.

— А если дематериализоваться и попробовать проскользнуть неглубоко под грунтом, чтобы и в тоннели не соваться, и на поверхность не показываться?

— Там под поверхностью кабели с током. Специально от таких... умных. Вдобавок, если глубина меньше полутора метров, то лазер и грунт продырявит.

— Милая штучка... ладно, тут есть относительно безопасное место, где можно развернуть палатку? Будем думать.

Учитывая широкий спектр возможностей марсианина, Ричард, вероятно, нашёл бы способ взлома старой высотки за полчаса или около того. Но ему нужно было не просто одолеть тупую машину, но сделать это с использованием пипбака — чтобы доказать полезность их с Дэйр-Ринг изобретения. Тут было, о чём подумать. Кстати, практически сразу всплыл один существенный недостаток, о котором он, как землянин, не подумал. Маленький компьютер состоял из металла и керамики, но многомерных структур в нём не было (почти, исключая кристаллы). А это означало, что его нельзя протащить сквозь стену. То есть в большинстве закрытых помещений эта штука будет бесполезна.

С другой стороны, благодаря наличию психочувствительных кристаллов в интерфейсе, марсианин мог общаться со своим компьютером на расстоянии до трёх сотен метров, а если доработать систему связи — то и до километра дойдёт. Так что вариант "оставить пипбак и нырнуть в стену" вполне реален. Благо, на Марсе, в отличие от Пустошей, никто его тут не сопрёт и не сломает.

— Что насчёт скорости? Объект на гиперзвуке эта конструкция сможет перехватить? — поинтересовался он на всякий случай, пока Дэйр разбивала палатку.

— Сможет. Пять километров это... много. Даже для гиперзвуковой скорости. Время реакции у неё одна десятая секунды, кроме того, помимо основного излучателя на верхушке башни есть несколько зениток поменьше у её основания.

— А время перезарядки?

— Около трёх секунд...

— Так это же вообще не проблема!

— Около трёх секунд при использовании полной мощности луча, — терпеливо уточнил Б-Арзз. — Но чтобы уничтожить любого из нас, ей хватит и одного процента заряда.

— А какая у неё пробивная сила на полной мощности?

— До десяти метров броневой стали.

— Хм, а насколько заряд квантуется? Кто-нибудь проверял, какой луч минимальной мощности эта штука способна выпустить?

— Насколько мне известно — нет. Только стандартный в нашем деле "тест броском гайки" я бы проводить не советовал.

— Почему?

— Пять километров — это "дистанция допуска". На этом расстоянии башня уничтожает всё, не имеющее правильного отзыва "свой-чужой". "Дистанция самообороны", то есть расстояние, на котором уничтожается любой объект, несущий угрозу, у неё намного больше. Точно неизвестно, какая, но до границы космоса добивает. Если вы кинете камень с десяти километров, первый выстрел уничтожит камень, второй — вас.

— Погоди, так получается, что мы и здесь, в палатке, под её прицелом?

— Да, но пока мы не проявляем агрессивных действий, она нас не тронет.

— Так зачем мы возимся с этой башней? — подскочила к ним Дэйр-Ринг. — Пойдём через тоннели! Там опасности только локальные, легче пройти!

— Если ничего не придумаем для преодоления этой лучевой пушки — так и пойдём, — кивнул Ричард. — Но лучше всё-таки найти способ преодолеть одну большую угрозу, чем выкручиваться, преодолевая десяток малых. Кстати, а мы не можем подделать этот сигнал "свой-чужой"?

— Наверно смогли бы, используя ресурсы Великого Голоса. Но увы, никто не знает, каким он был, — вздохнул Б-Арзз. — Может быть, через пару десятилетий раскопок кто-то и найдёт запись правильного сигнала. Но пока таких не попадалось, я проверял.

Ричард хотел потереть подбородок, но сдержался — слишком не-марсианский жест.

Вся проблема с этой чёртовой башней заключалась в дефиците ресурсов. Будь у них побольше техники на опыты, побольше телекинетической силы или добровольцев-исследователей — он бы взломал эту защиту за полдня.

С другой стороны, уж к чему, а к ограниченности ресурсов на Пустошах привыкаешь очень быстро. После войны им не хватало абсолютно всего. Именно поэтому старые базы типа той же Сьерры оставались неприкосновенными в течение многих лет.

Пока не приходил кто-то вроде Выходца из Убежища...

— А если кинуть камень телекинезом, башня распознает, что я его бросил?

— К сожалению да. Её сканеры обнаруживают биопластик где угодно и в любом состоянии. Вернее, не сам материал, а твои мысленные усилия по его движению.

— Именно по этому психическому усилию она определяет и наличие живого марсианина вообще, и факт агрессивных действий в её сторону?

— Да, а что?

Избавиться от психического поля марсианин не может. Даже когда спит, он должен прилагать некое минимальное усилие, чтобы поддерживать себя единым целым (исключая сон в кровати-чаше). Иначе биопластик мгновенно растечётся, а клетки истинного тела погибнут от контакта с неуютной внешней средой.

— Кажется, у меня есть идея...

Спустя три часа над башней пролетел беспилотный аэростат. Высота его пролёта составляла двадцать километров, никакого оружия аппарат на борту не нёс, поэтому защитная система его проигнорировала. Как и отделившийся от него парашютик с подвешенным камнем. Тот опускался достаточно медленно, был достаточно лёгким, и не мог нанести никакого вреда даже при прямом столкновении.

Тем не менее, как только он пересёк невидимую пятикилометровую черту, небо прочертила ярко-красная прямая линия — и камень вместе с парашютом перестал существовать.

— Так я и думал. Псионические детекторы там есть, но они не единственные. Летающих предметов естественного происхождения тут достаточно мало. Поэтому любой из них, даже падающий метеорит, идентифицируется, как искусственный аппарат, подвергается проверке "свой-чужой" — и уничтожается, если проверку не пройдёт. Даже если он не идёт курсом на столкновение, и не представляет угрозы.

— Почему именно летающий, а не любой движущийся?

— А вот это я планирую выяснить следующим экспериментом...

Простейшая повозка с простейшим пружинным двигателем. С руку размером. Она тоже не могла повредить башне ни при каких обстоятельствах. Но всё равно была уничтожена. Запустивший её за границей пятикилометровой зоны Ричард, однако, остался невредим.

— Значит, на наземные подвижные объекты она тоже реагирует. Либо это та же система, что перехватила парашют, либо две разных.

— Гениальное открытие, — буркнул Б-Арзз. — И что дальше? Я вам об этом уже говорил.

— А теперь все садимся, и собираем такие же повозки... только вставляем в них редукторы-замедлители и часовые механизмы.

Как башня отличает едущую повозку от просто лежащего камня? Очевидно, что по движению. Вряд ли там стоят системы распознавания образов — во-первых это слишком сложная задача для примитивной марсианской техники, а во-вторых, противник всегда может обмануть защиту, изменив силуэт своего аппарата. То, что движется — искусственное и проходит проверку "свой-чужой". Неподвижное — классифицируется как деталь рельефа.

Вопрос был в том, считается ли движущимся всё, что изменилось с предыдущего такта сканирования, или движение определяется непосредственно — по эффекту Доплера отражённого радиосигнала, например. Если второе — то должен быть нижний предел, за которым система распознать движение не способна.

Увы, если этот предел и был, то найти его не удалось. Даже повозка, ехавшая со скоростью метра в минуту, была уничтожена.

"Тогда предположим, что она реагирует на измерение рельефа..."

Пружинная катапульта с часовым механизмом затолкнула в пятикилометровую зону большой камень. Спустя секунду две других кинули камни поменьше. Второй камень был направлен непосредственно на столкновение с башней, третий должен был упасть примерно посередине.

Луч сперва пробил насквозь большой камень, затем испарил тот, что был направлен на башню, потом запустившую его катапульту, потом малый камень, не летевший курсом пересечения. После чего медленно, короткими импульсами плавил большой камень в течение почти десяти минут, пока тот не превратился в ровное стеклянное пятно. Первая и третья катапульта остались нетронутыми.

— Прекрасно, — Ричард был полон оптимизма. — Теперь мы знаем, как эта штука думает. Целями первого приоритета назначается то, что угрожает самой башне в данный момент. Второго приоритета — то, что ей угрожает потенциально в будущем. Третьего приоритета — любые отклонения от зафиксированного рельефа местности. При этом на уничтожение целей третьего приоритета энергия экономится — башня бьёт их не торопясь, чтобы не остаться без заряда на случай появления первого и второго приоритетов. Теперь посмотрим, действует ли этот принцип в отношении второго приоритета.

За пару часов четверо марсиан возвели огромную насыпь из песка, укреплённого льдом — вал пяти метров в высоту и десяти в толщину. За этим валом Ричард спрятал катапульту, которая начала обстреливать башню.

Чтобы пробить такой вал, требовалась полная энергия луча, и то не факт, что её хватит с одного раза.

Машина не попалась в такую очевидную ловушку. Она сделала с валом то же, что с большим камнем — расстреливала его короткими импульсами, постоянно сохраняя заряд на случай появления более важной цели поблизости от неё.

— С другой стороны, если там за валом будет живой Ма-Алек, то скорее всего он будет помечен как цель первого приоритета, и башня не пожалеет энергии, чтобы его достать.

— Вот только проверить эту гипотезу ты сможешь только один раз, — заметил Б-Арзз. — Не важно, сколько энергии она готова на тебя потратить — если ты помечен, как цель, из-за вала уже не высунешься. Любому из нас и части заряда хватит с избытком.

— Если она будет палить малой мощностью, то я смогу дематериализоваться и отойти под землёй за горизонт, — возразил Ричард.

— А если ударит полной? Полный луч этот вал насквозь пробьёт.

— Во-первых, я планирую нарастить его до толщины в двадцать метров, прежде чем ставить опыт. Вернее, отстроить новый вал, потолще — старый уже скомпрометирован, как враждебный объект. Во-вторых, за те доли секунды, что луч будет прожигать вал, я успею переместиться за ним в сторону. А в-третьих, больше одного раза и не нужно. Как только приборы покажут, что весь заряд истрачен и у нас есть трёхсекундная пауза — можно прорываться.

— Тебе понадобится набрать почти два километра в секунду, чтобы проскочить сквозь зону открытия огня за это время. Даже если ты сумеешь так разогнаться у поверхности, в плотном воздухе, ты не сможешь этого сделать мгновенно. А если начать разгоняться ещё до выстрела, то тебя определённо занесут в цели первого приоритета и уничтожат сразу, прежде чем обратят внимание на что-то там за валом.

Ричард мысленно хмыкнул. Это надо вырасти на Марсе, чтобы считать плотной местную едва заметную дымку. Однако в главном его оппонент был прав. Скорость и ускорение — не одно и то же.

С другой стороны...

— Если возвести несколько таких валов, и из-за каждого из них будет непрерывно вестись огонь чем-то действительно опасным, то относительно безобидный объект сможет проскользнуть к башне.

— Как ты собираешься протащить "что-то опасное" за вал? Химическую взрывчатку или электромотор она расстреляет просто на всякий случай.

— Взрывчатку — да. А вот электролизную установку — вряд ли, она не должна уничтожать любую технику до самого горизонта, это даст слишком много ложных срабатываний. Мы это предварительно проверим, конечно. А где электролиз — там кислород, а где кислород — там ракеты.

— Хммм... ну хорошо. Предположим, мы это сделали. Предположим, у нас есть три установки, которые за валами ездят по рельсам туда-сюда и забрасывают башню ракетами, меняя позицию при каждом выстреле. Что-то вроде твоих повозок под таким прикрытием сможет подъехать к башне. Но если на повозке будет живой Ма-Алек... боюсь, башня скорее пропустит пару ракет.

— Да... но это если живой! С её точки зрения...

Следующий опыт потребовал от него пожертвовать пальцем. Причём не просто кусочком биопластика (что для марсианина менее царапины), а частью нервной системы. Маленькой и периферийной частью, правда, но тем не менее... это было довольно больно.

Однако результат того стоил. Повозка с лужицей, в которую превратился палец Алефа, благополучно пересекла границу, и была уничтожена только после прекращения отвлекающего огня. Сами по себе многомерные полимеры, не управляемые чьей-то волей, либо не воспринимались системой, как угроза, либо она была не в состоянии их обнаружить.

— Ну вот и всё. Можно считать, что мы уже в башне. Нужно только сделать пружинную повозку покрупнее, поставить в неё чашу-кровать, я туда лягу и полностью расслаблю всё тело. С точки зрения системы, я буду представлять собой физически и химически инертное вещество в неподвижном сосуде. Ну а когда доеду до её стен — оживаю и ныряю внутрь башни.

— Почему это ты? — возмутилась Дэйр-Ринг. — Подставляться под выстрелы — моя работа, у тебя реакции не хватит проскочить туда!

— Потому что психосенсоры башни могут быть чувствительны не только к телекинезу, но и к телепатии. Ты можешь превратиться в лужу полимеров, но ты не можешь перестать думать. А меня она не услышит при всём желании. Кроме того, во время поездки над головой будут летать ракеты — только я смогу не обращать на них внимания, любой из вас скорее всего сорвётся.

Повозка двигалась со скоростью идущего человека, так что на достижение башни ей потребовался почти час. И это был, мягко говоря, не самый приятный час в жизни Ричарда. Друзей поблизости нет (попрятались от огненного выхлопа ракет), выручить некому. Чёрное чудовище, которое с каждой минутой становится всё ближе и больше, может тебя испарить в любую секунду, если ты ошибся в оценке его мотивации. Но если шевельнёшь хоть одной молекулой — умрёшь без вариантов. Температура во всём теле нарастает с каждой минутой, использовать псионику для охлаждения тоже нельзя. Хотя сверху его накрыли большими кусками сухого льда, но это помогало лишь отчасти.

Вот уже расстояние до башни меньше ста метров... меньше восьмидесяти... меньше пятидесяти... всё ещё нельзя шевелиться, но нужно готовиться к прыжку. Как только тележка ткнётся в стену башни, соединённый с бампером рычаг переключит её на реверс и она поедет обратно. Это сделано для того, чтобы Ричард мог вернуться, если не увидит вблизи слабых мест, через которые можно внутрь башни проскользнуть.

Но если слабые места (то есть неэлектризованные участки) там всё же есть, ему нужно будет мгновенно перейти от неподвижности к самому стремительному в жизни движению. Поэтому он вглядывался магнитным зрением в растущие стены так внимательно, словно от этого зависела его жизнь. Впрочем... почему "словно"? Ещё как зависела!

А над головой (в переносном смысле, никакой головы у него сейчас не было) летали ракеты, свистели импульсы зениток и ревел смертоносный главный луч. Не самое приятное соседство. И дело даже не в страхе перед огнём, которого у него не было, а во вполне рациональном опасении, что сбитая ракета может, загоревшись, упасть на его повозку. И что тогда делать? Терпеть пламя или двигаться, вызывая на себя выстрел главного калибра башни?

Вероятность этого невелика — они не были идиотами, и расставили пусковые установки так, чтобы ни одна ракета не пролетела непосредственно над повозкой. И даже не приближалась к ней. Но это — пока они летят по заданному курсу. Куда они закувыркаются, получив импульс в нос, никто сказать точно не мог. И чем ближе повозка подкатывалась к башне, тем ближе от неё пролетали ракеты.

Уже с расстояния в пятьдесят метров он увидел, что дело дрянь. Вся внешняя оболочка башни состояла из серебряного сплава. И по неё тёк ток на верхушку, который и питал излучатель. Дёшево и сердито. Питание и защита в одном.

Вот только он это предусмотрел.

Мощный телекинетический взрыв. Добрый десяток тонн песка взлетает с земли, образуя над повозкой (и над ним) вихревой зонтик. В это облако тут же ударяет луч, полной мощностью — но на замену испарённым пылинкам уже стремятся потокам новые. Башне нужно около половины секунды, чтобы подобрать оптимальный режим пробивания для такого песочного щита — такой, который не будет тратить энергию впустую, и в то же время будет уничтожать песок быстрее, чем марсианин его поднимает.

Но и Ричарду больше половины секунды и не нужно.

За это время под прикрытием песчаного щита он проскальзывает в "мёртвую зону" — крошечный участок под изгибом башни, куда она стрелять не может.

Само собой, зона заминирована. Не он один такой умный.

Только мины эти рассчитаны на нормального марсианина. Нормального — в смысле, такого, который боится огня. Мины — плазменные.

Песок под Ричардом превращается в огненное море. Нормальный марсианин, не важно, белый или зелёный, на его месте тут же потеряет равновесие и рухнет прямо в огненную ловушку. Он как ни в чём не бывало продолжал висеть в воздухе.

Выхватив из внутреннего кармана заранее заготовленный карборундовый бур, землянин раскрутил его и вонзил в стену башни. За пару минут было готово отверстие в токопроводящем слое, трёх сантиметров в диаметре. Маловато для человека, но вполне достаточно, чтобы пройти, не касаясь стенок, полужидкому метаморфу. Ещё через полминуты он целиком был внутри.

Он всерьёз опасался, что взятая штурмом башня может самоподорваться, уничтожить себя, лишь бы не достаться чужакам. Но к счастью, белые марсиане не были идиотами. Они возводили это строение для охраны гробницы, а не для охраны самого себя. Взрыв башни только освободил бы то, что она охраняла, открыв доступ всем желающим. Гробница действительно была неуничтожима.

Поэтому машина... нет, не капитулировала. Она не знала такого слова. Она затаилась, поджидая удобного момента, чтобы испепелить незваного гостя. Ну и конечно, бдила, чтобы к нему не присоединились другие нарушители.

Спрашивается, что мешало продуть внутренние помещения плазмой? Тут в его пользу сработала классическая фобия и перестраховка. Когда башню строили, внутри могли оказаться белые марсиане (снаружи — не могли ни под каким видом). Никто из них не хотел гореть из-за ошибки автоматики — сколь бы малым ни был риск. Поэтому санкцию на продувку мог дать только живой оператор. Машине такого не доверили.

Трудно было назвать это место уютным. Снизу — подвалы, забитые разной машинерией, обеспечивающей функционирование башни. Именно там Ричард планировал спрятаться, если археологи ошиблись насчёт плазменной продувки. Не станет же система обороны жечь сама себя. А по всей высоте конструкции, до самой верхушки — некое подобие спиральной лестницы. Только без собственно лестницы — вместо ступеней множество острых лезвий, торчащих под разными углами из пола, потолка и стен. Ричард так и не понял, были это элементы декора, или часть системы обороны. Достаточно запустить осевой мотор — и проход превратится в гигантскую мясорубку. Убить нападающих не убьёт (если они марсиане). Но заставит дематериализоваться либо потерять стабильную форму тела. То и другое значительно уменьшает наступательные способности.

Однако сейчас лезвия были неподвижны, и землянин без особого труда поднялся в верхнюю комнату, где и находилась собственно гробница.

Она и в самом деле... впечатляла. Особенно если смотреть на неё многодиапазонным зрением малка. Человеку трудно объяснить, как один и тот же пузырь может быть одновременно твёрдым кристаллом и бездонным провалом, неподвижным, вращающимся и пульсирующим, непроницаемо-чёрным и прозрачным, усеянным звёздами. Всё зависело от того, как посмотреть, и любое из этих описаний почти не имело отношения к его истинной природе.

От него веяло загадкой, древностью, угрозой и силой. Теперь Ричард понимал, почему Б-Арзз сказал, что это будет действительно великое открытие, не меньшее чем секрет эффекта массы. Возможно, они ничего не поймут, изучая эту штуку. Или поймут что-то слишком сложное, интересное лишь кучке яйцеголовых умников. Но сам вид этого... невозможного артефакта уже способен многое изменить в умах марсиан. Донести до них, дать почувствовать, что археология не бесполезное хобби, что прошлое Ма-Алека-Андры таит множество загадок, требующих ответа...

Только для того, чтобы это понимание стало всеобщим достоянием, гробницу должен увидеть не "сейф".

С сожалением отвернувшись от удивительной находки, он начал последовательное сканирование механизмов башни, чтобы найти, где и как можно отключить излучатель... и не приведёт ли это к срабатыванию очередной подлянки.

— Ну вот, — грустно сказала девушка. — А пипбак так и не пригодился. Открытие потрясающее, но испытаний технологии не получилось... Надо было всё-таки идти по подземным тоннелям, там было бы больше возможностей...

— Ну да, конечно, — хмыкнул Ричард. — А катапульты и ракетные установки я на чём по-твоему считал, на коленке?

— Ой... и правда! И как, сработало? Можно рекомендовать для серийного производства?

— Судя по тому, что все мы здесь и живы — сработало отлично. Правда, мне ряд программ пришлось вручную на месте написать, у рядового пользователя таких возможностей не будет — разве что всем археологам пройти дополнительно курс подготовки программиста... но это уже мелочи. Пойдём наверх. Ты должна увидеть, ради чего мы столько возились. Б-Арзз и Дж-Онн тоже, конечно, но ты — в первую очередь.

Четверо Ма-Алек в благоговейном молчании стояли перед реликвией, возраст которой не поддавался осмыслению.

— Кстати... — нарушил тишину Ричард. — Теперь, когда мы её нашли, может кто-то соизволит объяснить профану в древней истории, чем знаменит этот Рианон, что ему ТАКУЮ гробницу отгрохали? Или сохранилось только название?

— Ой, а я не рассказала? — подпрыгнула Дэйр-Ринг. — Извини, это шикарнейшая легенда, я даже сенсокнигу по ней сделала, но совсем не подумала, что она существует только в виде сна, и ты её просмотреть не сможешь! Каждая цивилизация Марса рассказывала эту историю по-своему, некоторые называли Рианона героем, некоторые преступником. Нам известно одиннадцать версий мифа, но я уверена, что их намного, намного больше, возможно сотни! Все сходятся на том, что Рианон был чем-то вроде падшего бога — из пантеона, который в разных легендах называют Куиру, Куири, Квир или Кью. Он пошёл против запрета своих собратьев, поделился своими знаниями с низшими существами и был за это заточён в гробнице, созданной могуществом Куиру. В некоторых версиях говорится, что он позже вернулся, искупил свою вину и был прощён собратьями, хотя нигде не объясняется, как он мог это сделать, будучи заточённым... по другим версиям — он до сих пор ждёт своего часа, копя злость, и когда разорвёт свои цепи — настанет конец Марса, а может и Вселенной...

"Забавно, марсианский гибрид Локи и Прометея... Но легенда, которая передавалась в течение миллионов лет... невероятно..."

— То есть гробница не является гробницей в нашем смысле слова? — уточнил Дж-Онн. — Правильнее сказать, "тюрьма Рианона"?

— По большинству легенд, Куиру не могут умереть, — кивнул Б-Арзз.

That is not dead which can eternal lie, and with strange aeons, even death may die.

— Меня больше беспокоит, что если эта легенда хотя бы отчасти верна, этот самый Рианон может находиться прямо рядом с нами, — покачал головой Преследователь. — И вряд ли у него после стольких лет одиночного заключения хорошее настроение. Я не могу прощупать этот пузырь темноты на наличие разума, он поглощает всё, что я пытаюсь на него направить.

— Ну уж, — хмыкнул старший археолог. — Если из гробницы ничего не вылезло за миллиард лет, после всего, что с ней делали, в том числе и белые марсиане, значит, либо цепи Куиру достаточно крепки, либо эта штука давно пуста... Может, в ней никогда никого и не было, может это просто природная аномалия, которая обросла легендами у первых аборигенов древнего Марса из-за своего необычного вида...

— Тем не менее, я настаиваю, что сюда нужно вызвать команду Преследователей и физиков, установить высшую степень защиты, и ничего не трогать, пока объект не будет тщательно изучен, — строго сказал Дж-Онн. — Собственно, исследовательская экспедиция закончена, с чем я всех и поздравляю. Теперь это работа для большой команды профессионалов, а не для горстки авантюристов типа нас. Мы вчетвером тут ничего не сможем сделать. Алеф, отойди, ты слишком близко к пузырю...

Ричард и впрямь не заметил, как вглядываясь в завораживающее кружение тьмы, прислушиваясь к беззвучному пению звёзд, подошёл к гробнице почти вплотную. Он хотел последовать совету брата, но в этот момент что-то с силой толкнуло его в спину... Потеряв равновесие, землянин головой вперёд влетел в чёрную стену, которая приняла его в себя так охотно, словно никогда и не была твёрдой.

Каждая клеточка его тела ощущала страшнейший шок, а потом мир стал словно удаляться от него.

Последним, что он услышал, прежде чем полностью ушёл за горизонт событий, был щелчок и нарастающее гудение...

Глава опубликована: 11.01.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 26 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх