Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Планета доктора Моро (джен)


Автор:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Crossover/Science Fiction
Размер:
Макси | 2127 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
Гет, Насилие
Третий роман цикла "Вселенная нестабильна". Ещё один эксперимент СЗ, ещё один космический неудачник на странной планете среди странных существ. Причём странных существ с каждой главой становится всё больше. Мёдом им тут всем намазано, что ли?! Впрочем... почему эта планета не кажется совсем чужой?
QRCode

Просмотров:6 627 +7 за сегодня
Комментариев:26
Рекомендаций:1
Читателей:35
Опубликован:11.01.2017
Изменен:18.10.2017
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    

Вселенная нестабильна

Серия экспериментов по мотивам DC Comics в одной научно-фантастической (и очень неприятной для жизни) вселенной. Основная цель программы - объяснение сверхспособностей персонажей DC с соблюдением законов физики и логики. Побочная - спасение вселенной.

Фанфики в серии: авторские, все макси, есть не законченные Общий размер: 4083 Кб

Скачать все фанфики серии одним архивом: fb2 или html

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Окраина Солнечной системы-3

Этот космос был очень тихим и спокойным. Ни одного сигнала в сверхсветовой области, кое-где слабые радиопередачи, полное отсутствие звездолётов, редкие тепловые вспышки планетолётов. Около сорока тысяч лет назад закончилась очередная Жатва, и цивилизации только-только начали высовывать нос из очередного каменного века. Тем не менее, Солнечную систему местное человечество уже успело более-менее освоить, так что ввести в неё тридцатикилометровый сверхноситель незаметно не получилось бы. Ричард фиксировал излучения радиотелескопов и факелы кораблей, хотя "спутникооснащенность" планет казалась довольно низкой для космической эры.

Он прибыл в этот мир на "Найткине" — маленьком и невидимом. По меркам Ковенанта, конечно. Для местных — километровый крейсер был немыслимой громадиной, а любая из его пушек — без пяти минут орудием судного дня. "Единство" осталось возле Мира-Крепости — его экипажу понадобятся месяцы, может быть даже годы, чтобы адаптироваться к новым реалиям, осознать не умом, но сердцем, что их мира больше нет. А здесь с ним — только самые крепкие, только способные к безоговорочному подчинению — пламенные фанатики и хладнокровные скептики, но только не умеренно верующие обыватели.

С каждым часом приближения к Марсу Клонария всё больше дрожала и всё чаще прижималась к Ричарду, ища у него поддержки. Это был не её Марс. Он разительно изменился со времён Морских королей. Океанские просторы и зелёные поля исчезли, уступив место маленьким мутным речушкам в красноватой пустыне, вдоль которых серыми пятнами теснились руины городов. Пловец, конечно, знала, что так будет, но в теории — а видеть это своими глазами — совсем иное.

"Что же с тобой будет, когда ты увидишь Ма-Алека-Андру, малышка? Здесь по крайней мере есть привычный для тебя воздух и терпимая температура, растут съедобные растения и бегают животные... Через миллиард лет всё несравнимо хуже..."

Клонария, похоже, уловила его мысли, потому что решительно выпрямилась и посмотрела зелёному марсианину в глаза.

— Нет. Я не жалею. Мне страшно, но я могу преодолеть страх. Каким бы ни был этот мир, я пойду с вами. До самого конца.

Великой Змеи и её Глубоководных здесь уже нет. Последних — совершенно точно, они бы не смогли жить под несколькими метрами воды, им нужно больше. Вернее, оригинал Змеи есть — где-то тут в Джеккаре крутится и вероятно, в скором времени ляжет в Гробницу. А вот куда делась неугомонная копия...

— Я не смогла провести телепатическое сканирование планеты, — призналась Дэйр-Ринг. — По крайней мере, провести его тайно. Тут слишком много сильных и тренированных сознаний, которые заметили бы моё прикосновение. Даже поверхностное прощупывание насторожило некоторых из них.

— Ничего страшного, мы только прибыли. Ты сможешь считать лингвистическую матрицу с нескольких местных разумных, не владеющих телепатией, и передать мне? Послушаем радиопередачи, составим примерную политическую и генетическую карту — там решим, что делать.

— Смогу, но не с высокой орбиты. Нужно опуститься хотя бы до сотни километров...

— Понял, сейчас вычислю примерный курс в обход их радаров.

Радиоэлектроника в этом мире была на удивление примитивна, похоже что её развитие остановилось где-то на уровне Второй Мировой. Стелс-кораблю Ковенанта не составило никакого труда проскользнуть сквозь редкие сети ПКО. Сюда можно целую армию вторжения привести — никто ничего не заметит!

Половину местных языков, как выяснилось, Ричард уже знал. Большинство землян на Марсе говорило по-английски, остальные — тоже на вполне знакомых ему языках. Программа Библиотекаря работала — цивилизация заново отыгрывала древний культурный цикл. А язык основной человеческой цивилизации Марса не так уж сильно изменился со времён Морских королей. Потрясающая культурно-историческая стабильность! Неудивительно, что на землян марсиане этой эпохи смотрели, как на обезьян, только вчера слезших с деревьев. Это чувствовалось даже в лингвистической матрице — просто по тому, какие слова использовались для их описания. Однако этим "обезьянам" был доступен космос, куда потомки Морских королей так и не смогли выйти.

— Мы не полезем вниз, пока не оживим Охотника, — постановил Ричард. — Без него это слишком опасно.

Не в том смысле, что местные могут причинить им какой-то вред. А в том, что без предвидения рисков слишком легко уподобиться слонам в посудной лавке, изменив историческую последовательность. Конечно, цепь случайностей будет оберегать их от подобного исхода, но самосогласованность не всемогуща.

Он отвёл корабль обратно в пояс астероидов — здесь было проще работать над генератором поля, которое вернёт Охотника в нормальный поток времени. Не только потому, что его тут вряд ли заметят, но и потому, что если для конструкции понадобится вещество, которого нет на борту, его с высокой вероятностью можно будет добыть прямо под бортом. Среди астероидов представлена практически вся таблица Менделеева.

На создание генератора понадобится меньше недели. По сути, почти полная копия того, что стоял у Змеи под троном, и того, которым пользовался сам Ричард. Сначала он создал законы Эмпирея в окружающем Охотника объёме. Затем Ричард и Дэйр-Ринг начнут транслировать через этот маленький кусочек инореальности мысли "проснись", "почувствуй", "опасности больше нет", "время — вперёд", "вернись к нам".

Когда суммарная энергия их мыслей превысит энергию "самостопа" Охотника, статуя начнёт оживать. Именно в этот момент нужно будет очень резко отключить пузырь, выкинув пациента в трехмерность.

"Если мы промедлим хотя бы на десятую долю секунды, собственное восприятие в условиях Эмпирея убьёт его".

Разумеется, Ричард приспособил автоматическое устройство для разрыва цепи — время его реакции измерялось вообще микросекундами. Но время в пространстве Эмпирея — даже карманном — субъективно. Оно измеряется ощущениями, а ощущений у Охотника очень много. К тому же даже после отключения питания кластер инореальности исчезнет не сразу, у него есть определённая инерция.

— Дэйр-Ринг... кстати, это твоё настоящее имя?.. неважно, я помню, про личные вопросы. Ты сможешь подключиться к его мозгу и транслировать ощущения, достаточно сильные, чтобы они забили видения смерти?

— Достаточно сильные? Хм... разве что ненависти, если отпущу себя.

— Нет, это не годится, — вздохнул Ричард. — Ненависть в Эмпирее — та ещё взрывчатка...

Второй вариант — откачка энергии мысли при помощи модифицированной ловушки для душ — был так же просто реализуем технически, и так же не давал гарантии выживания, скорее наоборот. Будь Охотник в сознании, он мог бы сказать им, каков уровень опасности... но как раз он-то им и нужен...

А что если транслировать не свои ощущения? Попробовать собрать мысли и чувства большого количества разумных? Со всего корабля, или если и его не хватит — с одного из земных или марсианских городов. Эти ощущения разнообразны по знаку, так что в одном образе они не воплотятся, но шум создадут — забьёт что угодно.

Ричард присел, посчитал... нет, не получится. То есть Охотнику-то поможет, но слишком дорогой ценой. Маленький пузырь инопространства, наполненный таким количеством переживаний, мгновенно раздуется и разнесёт их корабль в клочья.

Такой опыт можно относительно безопасно провести где-нибудь на Луне (кратером больше, кратером меньше) или в открытом космосе. Но где на Луне или в космосе взять пару миллионов телепатических доноров?

Стоп...

Ричард, кажется, знал, где можно взять источник очень сильных, и при этом не опасных эмоций.

— Послушай, ты сможешь подключиться к мозгу Спартанца-1337 и навеять ему сон о самой великолепной, самой эпичной, самой грандиозной битве в его жизни? Чтобы он в итоге победил всех-всех-всех, и его на руках носили, и объявили спасителем человечества... нет, всей Вселенной!

— Хм... думаю, смогу. Эти образы достаточно близки белым марсианам, я смогу сконструировать нечто подобное. Хотя если я позволю фантазии вести сценарий по его усмотрению, реагируя только на максимальный эмоциональный отклик... боюсь, в конечной битве он галактиками швыряться будет.

— Прекрасно, пусть швыряется! Чем ярче будут образы, тем лучше, насколько они осмысленны — не имеет значения. Ты сможешь собрать это всё и транслировать Охотнику?

— Ммм... думаю, да. В передаче мыслей Дж-Онн бы справился лучше, но там, где нужна работа с эмоциями, я не хуже его буду.

— Прекрасно! Собираем оборудование!

Да, это тоже риск. Но риск по крайней мере осмысленный. Шансы на выигрыш достаточно высоки.

— Это самая безумная идея, о которой я слышал за много тысячелетий, — таковы были первые слова Охотника, когда он вернулся к жизни.

— Ты имеешь в виду атаку на цитадель, способ побега с неё, или то, как мы тебя потом вывели из стазиса?

— Всё вместе! Вероятность выживания всех участников была меньше семи процентов! Я уж не говорю об ощущениях, когда приходишь в себя через миллион лет. Я разом ощутил все несобранные жизни за эти годы! Впрочем, тот боевик, который вы в меня закачивали для защиты, не намного приятнее... И тем не менее... — Охотник довольно потянулся, — я рад, что у меня есть такие товарищи в путешествии.

Он внезапно напрягся и резко присел на постели.

— Где это мы?

— Пояс астероидов Солнечной системы. Нашей системы, не Юиджи. А что такое?

— Через месяц с небольшим... где-то поблизости...

— Высокая вероятность чьей-то смерти?

— Нет... не смерти. Вернее, не обычной смерти. Массовая, насильственная откачка Эссенции. Именно откачка, не переработка в Эссенцию, как у Жнецов. Как если бы кто-то из моего народа включил ловушку для душ в смертельном режиме. Тридцать жизней оборвутся почти одновременно.

— Может быть, мы сами это сделаем по какой-то причине? Если их жизни ценны, а иначе будет не спасти...

— Сомневаюсь, — после некоторого раздумья сказал Охотник. — Ситуация, подобная той, что с Дэйр-Ринг и Дж-Онном, бывает крайне редко. Чтобы сразу с тридцатью... но дело даже не в этом. Их Эссенция будет откачана не для того, чтобы сохранить.

— Что это значит?

— Вот это я и не могу понять. Эссенция создаётся, чтобы существовать вечно. Её нельзя уничтожить... ну, вернее можно, но это требует оперирования основами материи на уровне Ореола. И тем не менее, через считанные минуты после извлечения Эссенция этих людей... перестанет существовать.

— А наша? Оружие на уровне Ореола уничтожает и живых и мёртвых, ему нет разницы...

— В том-то и дело, что наша — нет. И за моментом уничтожения моё восприятие душ не обрезано, как за волной Ореола. Это абсурд. Кто проводит сложнейшую операцию сотворения душ, чтобы сразу их с не меньшим трудом уничтожить?! Хотя...

Охотник нахмурился.

— Ты вспомнил ещё одно возможное объяснение?

— Да, одно вспомнил... Очень плохое объяснение. В некоторых циклах возникают существа, которые ПИТАЮТСЯ Эссенцией.

— Сами вытягивают и сами же поглощают? Но это же не имеет смысла! Да, в Эссенции есть некоторая энергия... но её создание из живого существа в любом случае потратит больше энергии! Да и какие проблемы с энергией могут быть у существа, имеющего доступ к Эмпирею, бесконечному резервуару энергии?!

— Во-первых, не все такие пожиратели сами же её создают. Есть формы жизни, которые поглощают души, созданные кем-то другим. А во-вторых... поглощение собственноручно извлечённых душ производится не ради их энергии. Эссенция приносит и другую пользу... — с каждым словом Охотник мрачнел на глазах.

— Какую?

— Пополнение генетического или психологического разнообразия. Это то, что делают Жнецы и шогготы. Мутации организма или разума, получение чужого опыта или усовершенствований тела. Если у вас вообще нет души, то поглощая чужие, можно её обрести. Если у вас слишком маленькая и слабая душонка, то поглощая чужие, можно её увеличить. Но во всех этим случаях Эссенция не исчезает. Её пение меняет тон, когда она смешивается с другими Эссенциями, но не становится тише. Так что это не наш случай.

— А что же может подойти под наш?

Охотник медлил.

— Я тебя умоляю, только не начинай играть с нами в "вам рано это знать". Я этого в прошлом мегагоду уже от Змеи наслушался!

— Возможно, она была права.

— Послушай, если ты с нами начал говорить об этих тридцати душах, значит ты хочешь, чтобы мы что-то с ними сделали. Иначе ты бы просто промолчал. А мы ничего предпринимать не будем, пока у нас не будет хотя бы рабочей гипотезы, с чем мы вообще имеем дело. Мне не особо хочется лезть вслепую на душеедов, даже моих обрывочных знаний многомерного физика хватает, чтобы догадаться — это крайне неприятные твари!

Охотник устало опустился обратно на кровать.

— Ладно... Попробую вам довериться. Тем более, что вы это скоро узнаете сами. Самые опасные пожиратели душ — это твари, подобные вам. Обладающие бессмертным телом, но смертным разумом. Поглощая чужую Эссенцию, они омолаживают своё сознание.

— Что?! — Ричард аж в воздух взлетел от такой новости. — Но ведь это не имеет никакого смысла! Мы же телепаты! Ну, то есть я конкретно — нет, но мой вид... Наши философы занимались вопросами продления существования разума в течение многих тысячелетий! Если бы омоложение разума было таким простым, его бы давно открыли! И для этого никого не понадобилось бы убивать! Тем более — создавать Эссенцию. Достаточно было бы скопировать из более молодого разума нужные элементы памяти!

Охотник грустно усмехнулся.

— Теоретически — да. Но как раз ваши философы уже разобрались, почему это не работает.

Для грамотного объяснения пришлось привлечь Дж-Онна. Охотник понимал, зачем нужна именно Эссенция, но внятно это объяснить профанам на языке Ма-Алек не мог. Для него это было всё равно, что объяснять слепому суть красного цвета.

В принципе все процессы, идущие в мозгу, можно разделить на личные и безличные. Те, которые мы ассоциируем со своим "я", и те, которые в общем одинаковы у всех разумных существ (точнее, нам кажется, что они одинаковы, на самом деле нередко бывает наоборот — "Я-мысли" оказываются куда более схожими, чем "не-Я-мысли", но сердцу не прикажешь).

Опытный телепат может подхватывать и пересаживать в чужой мозг оба типа процессов. Как в пассивном состоянии, в виде воспоминаний, так и в активном, прямо из одной оперативной памяти в другую, без нарушения непрерывности.

Но опытный телепат никогда НЕ БУДЕТ пересаживать "Я-процессы". Ни в свой мозг, ни в чей-то ещё.

Потому что личностные элементы... они... ну, личностные. И оказавшись в чужом мозгу они начинают вести себя... просто вести себя. Они не слушаются указаний центрального разума, а попытки интегрировать себя в него — воспринимают как агрессию. Чужеродное "Я" отчаянно бьётся за свою целостность. Оно скорее позволит себя уничтожить, чем поглотить. В самом лучшем случае образуется более или менее контролируемая шизофрения — два сознания в одном теле. А если пересажен достаточно большой объём личностных процессов — они даже и сожрать реципиента могут.

В любом случае это живодёрство. И в любом случае, даже если забить на моральную сторону вопроса, это мало поможет основной цели — омоложению.

Только Эссенция позволяет поглощать чужие "Я-процессы" так, чтобы они не сопротивлялись. Не всем, конечно. Разум реципиента тоже должен быть особенным, вампирским по своей природе. При попытке залить Эссенцию в неподготовленный мозг вы получите всё ту же шизофрению — только заведомо летальную, потому что разум донора бессмертен, а разум реципиента — нет.

Но если существо УМЕЕТ расщеплять Эссенцию, распутывать многомерные клубки и встраивать их в собственные личностные процессы, то оно сможет омолодиться без всякого сопротивления. К тому моменту, когда статический процесс перейдёт в динамический, это уже будет динамика вампира.

Для простых смертных разница между психическими вампирами и пожирателями душ ничтожна. Но для таких, как Охотник, она была огромна. Пожиратель становится больше и сильнее с каждой поглощённой душой. Он звучит как целый хор, из него (в принципе, теоретически) даже можно восстановить исходный коллектив личностей. У вампира личность строго одна, его звучание может быть громче или тише, может немного менять тональность, но это всегда соло. И извлечь из него поглощённую Эссенцию в принципе невозможно — только создать новую на его основе. Как нельзя извлечь из человека его обед недельной давности, даже если его зарезать и переработать на консервы.

Охотники относятся к пожирателям довольно толерантно. Стараются не пересекаться, но в целом признают их деятельность осмысленной — на уровне "не одобряю, но понимаю".

К вампирам у них отношение совершенно иное. Нулевая терпимость, уничтожение при первой возможности. Для этого даже временно отменяется запрет на принудительный сбор душ и на убийство. И дело тут не только в диаметрально противоположной философии. Кладовые Охотников представляют собой для вампиров идеальные склады готовой еды. И если те окажутся достаточно технически развиты, чтобы до них добраться...

— Так, то есть если я всё правильно понял, ты хочешь, чтобы мы нашли и уничтожили этого вампира — или вампиров, если их больше одного?

— Нет, — покачал головой Охотник. — Я понимаю, что за миллиард лет вампиров будет слишком много, и убить всех не получится. Я хочу, чтобы вы их уничтожили, если они сами нас найдут. Вероятность чего достаточно высока.

Трудно сочетать облегчённый вздох и нахмуренные брови, но благодаря марсианской физиологии Ричарду это удалось.

— Прости, но с какой радости? Если у них есть какая-то сверхчувствительность или приборы дальнего обнаружения, способные обойти нашу невидимость, они должны быть направлены на потенциальную еду, верно? Но подавляющее большинство твоих ловушек с Эссенцией захоронено на Марсе. Будь у них такой чуткий нюх, они могли бы их много лет назад выкопать и насытиться...

— Не знаю, — Охотник встал и потянулся за своим плащом. — Я вижу только вероятность события, а не его обстоятельства. И вероятность, что нас всех выпьют, в данный момент — более тридцати процентов.

— Вот с этого и надо было начинать, — буркнул Ричард, подключаясь к рубке сверхсветовой связи. — Где это произойдёт и когда?

— До того, как я начал этот разговор — через два месяца, спустя двадцать-тридцать дней после выпивания той тридцатки. Сейчас максимальная вероятность сместилась ближе к нам. Через три дня от настоящего момента. Место остаётся неизменным, примерно в сотне гигаметров от нашего нынешнего положения,

Они перешли в главную рубку. Ричард вызвал голографическую карту Солнечной системы, и Охотник отметил точку в поясе астероидов.

— В этой зоне практически ничего нет, — хмуро сказал землянин после некоторой паузы. — Ни одного осколка крупнее ста метров. Значит, либо мы сами туда прилетим, либо нас привезут... зачем-то.

— А если там находится стелс-корабль, подобный нашему? — уточнил Охотник.

— Хм, ничего не излучающий? Тогда да, конечно... мы можем его и не увидеть. Но с чего ты решил, что он там есть?

— Потому что я чувствую в этом месте не только нашу смерть. Я чувствую также большое скопление душ. Прямо сейчас.

Второй день подряд "Найткин" подкрадывался к цели — медленно, словно хищник к добыче. Один раз запустив репульсорный двигатель на минимальную мощность, чтобы набрать необходимую скорость в сотню километров в секунду, он больше не менял курса и двигался по инерции. Достичь цели он должен был таким темпом за двенадцать дней. Дэйр-Ринг растопырила в пространстве на десятки километров нематериальные щупальца, готовые засечь малейшую психическую активность, Охотник постоянно докладывал об изменениях вероятности смертей, а Ричард сросся с корабельной сенсорной сетью.

Телескопы обнаружили в этой точке едва заметное чёрное пятно, которое пару раз заслонило дальние звёзды. Увы, оба раза покрытие было слишком недолгим, и вычислить размер скрытого объекта не удалось, не зная скорости тела. Похоже, его температура была близка к абсолютному нулю — то есть намного ниже равновесной температуры для пояса астероидов. Особенно для столь чёрного тела, которое должно было очень жадно поглощать солнечный свет. Либо объект искусственно охлаждался, либо маскировал каким-то образом своё тепловое излучение.

— Там около шестидесяти тысяч свободных душ, и несколько больших пожирателей — огромных сгустков Эссенции, — предупредил Охотник.

— Вампиры вместе с пожирателями душ? Разве так бывает?

— К сожалению да, — процедил сквозь зубы Охотник. — Теоретически такой союз невозможен, потому что они претендуют на одну и ту же добычу, вдобавок съедобны друг для друга. Но разумные существа — даже ТАКИЕ разумные — это нечто большее, чем просто пищевые интересы. Если совместная охота окажется более выгодна, чем поодиночке... Они могут договориться о разделении добычи. Пожиратель получает самые зрелые, опытные души — а вампиры, наоборот, забирают себе самые свежие и молодые.

— На что могут быть способны те и другие?

— Понятия не имею. На что угодно. Зависит от изначальной видовой принадлежности, от технического развития, от того, сколько душ они уже сожрали...

— Это понятно. Я спрашиваю о другом. Насколько "яркие" души этих предполагаемых вампиров? Если отбросить тот факт, что они вам отвратительны — являются ли они достаточно выдающимися личностями, чтобы в других обстоятельствах твоим соплеменникам захотелось их собрать?

Трехглазый задумался.

— Более яркие, чем средний человек. Но ни одного настолько яркого, как Дейзи, например. Настолько, чтобы их настоятельно захотелось сохранить.

Ричард вздохнул. Это почти ничего не говорило, насколько догадливы могут быть его противники.

"Единство" уже покинуло Мир-Крепость и двигалось к Солнечной системе. Через несколько дней оно будет здесь. А если даже его мощи не хватит — Кортана выразила готовность обеспечить огневую поддержку кораблями Предтеч — мощнейшими кораблями в нынешней Галактике.

Но сначала нужно понять, с чем вообще они имеют дело. Работает ли против этого врага горячая плазма в принципе? Да и враг ли перед ними вообще? Да, Охотник заявил, что их всех скоро сожрут, но предчувствия, как говорится, к делу не подошьёшь.

В середине ночной вахты его разбудила Дэйр-Ринг:

— Алеф, на меня идёт телепатическая атака. Очень мощная. Я не знаю, сколько продержусь...

"Вот и замаскировался, Мастер хренов", — мысленно выругался Ричард, а вслух спросил:

— Сильнее, чем давление Левиафана? Можешь определить направление, откуда она исходит?

— Трудно... сравнивать... — девушка с трудом выдавливала из себя слова. — Атака... через Эмпирей напрямую... Энергии немного, но очень сосредоточена... узким лучом... практически не слабеет с расстоянием... даже Левиафан так не мог... Сильно сфокусированная мысль прокалывает пространство, как игла... Километры, астроединицы, парсеки... им почти нет разницы... — Дэйр-Ринг бормотала словно в бреду, не глядя на него. — Могут подчинить любого на борту, кроме тебя и хурагок... но только одного за раз... Весь корабль захватить не могут, фокусировка потеряется... Нужен посредник-ретранслятор на борту, с достаточной телепатической силой... Они хотят, чтобы я таким стала... Сначала пытались соблазнить, подкупить... Обещали... неважно, многое обещали. Я отказалась... Потом попытались одурманить, усыпить... но я белая, мы сопротивлялись сну веками... Спокойствие — ложь, есть только страсть! Страсть дает мне силу!.. Моя ненависть оцарапала их... отбросила... выиграла мне пару минут... Я смогла добежать до тебя, но они опомнились и начали давить грубой силой... Мы такого и представить не могли...

Ричард понял, о чём она говорит. Биопластиковая телепатия, в отличие от электромагнитной, позволяет навязать контакт силой даже тому, кто с тобой общаться не хочет. Но победитель телепатического поединка определяется красотой и яркостью образов, быстротой и гибкостью мышления. В крайнем случае — числом задействованных нервных связей и способностью к их быстрой перестройке. Но нельзя подчинить чужой разум, просто вложив в сигнал больше энергии. Нервная система — слишком нежная вещь, если дать на неё напряжение значительно больше десятков милливольт, на которые она рассчитана, клетки просто погибнут, но ничего не передадут дальше. Причём, поскольку речь идёт о соединённых нервных системах — повреждены будут в равной степени обе. Как говорят на Ма-Алека-Андре, "Телепатия — это тебе не телекинез, тут думать надо!"

А в эмпирейном ментальном бою тупой, но сильный противник — столь же естественное и распространённое, сколь и неприятное явление.

Дэйр-Ринг замолчала, целиком сосредоточившись на противостоянии вампирам. Ричард был рядом, но ничем не мог ей помочь, только наблюдать. Отвратительное ощущение. Ревущая в двух шагах ментальная буря его совершенно не затрагивала.

Если бы Дж-Онн был в собственном теле, он бы наверняка дал этим тварям отпор, которого они век не забудут. Но в ловушке он для них не более, чем еда.

Увести корабль? Во-первых, непонятно, на какое расстояние нужно прыгать, чтобы вампиры потеряли свою жертву, Дэйр-Ринг что-то говорила про парсеки... Во-вторых, в Эмпирее "Найткин" станет для них даже более удобной целью.

Стоп! Кое-что он сделать очень даже может!

Не отключая щит и не меняя режим его работы, Ричард дал залп из всех орудий, во все стороны, хотя и на долях процента полной мощности. Пустотный щит по-прежнему работал в маскировочном режиме. То есть поглощал все виды энергии, исходившей от корабля, и перенаправлял их в Эмпирей.

Сейчас он исправно перенаправил добрых пять мегатонн. Вокруг звездолёта мгновенно выросла огненная стена. И пусть, как всё в Имматериуме, это был лишь образ плазмы, а не настоящая плазма, той самой тончайшей фокусировке мыслей, о которой говорила Дэйр-Ринг, он явно не способствовал. Узкий луч психической энергии, идущий от вампирского гнезда, мгновенно лопнул, словно натянутая нить, к которой поднесли зажигалку. Не зря говорят, что вампиры боятся огня. Дэйр-Ринг в изнемождении рухнула на пол.

"Kill it with fire!" — довольно пробормотал про себя Ричард. Про себя — потому что по меркам зелёных марсиан это было слишком гнусное ругательство даже для такого известного матерщинника и богохульника, как Ма-Алефа-Ак. По меркам белых — резкое, но допустимое в критических ситуациях.

— Что ты сделал? — прошептала Дэйр-Ринг, с трудом вставая на ноги. Пламени она не видела, поскольку воспринимала лишь мысли, переданные через Эмпирей, но не само это пространство. Так что огненный ужас ей не грозил. Хотя потеря нескольких телепатических щупалец, высунутых за борт, оказалась довольно неприятна, но с точки зрения Дэйр-Ринг они просто исчезли — мгновенная и безболезненная ампутация.

Ричард как мог сжато объяснил, что сделал и зачем. Во взгляде Дэйр-Ринг испуг смешался со злорадным удовлетворением.

— Но это их надолго не удержит, — предупредила девушка. — Ты ведь не нанёс им физического вреда, максимум доставил шок от разрыва связи. Сейчас опомнятся и атакуют снова.

— Сразу же? — хмыкнул Ричард. — Пусть попробуют, но я сомневаюсь, что у них получится. Ведь вся энергия, поглощённая пустотным щитом, остаётся в его кармане. То есть в Эмпирее наш корабль по-прежнему окружён огненной стеной. И будут окружён, пока я не перезапущу щит, или пока он сам не остынет из-за утечки в трехмерность.

— Вау! Жутко, но круто! — Дэйр-Ринг даже на секунду вышла из своего нынешнего образа холодной и жестокой белой марсианки. Настолько, что подпрыгнула и сделала сальто назад, приземлившись на передние ноги. — Не знаю, сколько им понадобится времени, чтобы найти способ пробуриться сквозь... это...

— Но за это время мы, в свою очередь, должны найти способ либо удрать, либо нанести ответный удар, — закончил за неё Ричард.

На досвете уходить слишком долго, а чтобы войти в пространство скольжения, нужно как минимум отключить пустотный щит. Второй слепой прыжок без экранирования за субъективный месяц — это слишком. Каким бы везучим ни был 1337, даже он свой запас удачи наверняка истратил.

— Всем членам экипажа, кроме хурагок, занять места в стазис-капсулах, — объявил он по громкой связи. И добавил, чуть подумав, свистом: — Хурагок разойтись по гнёздам для спячки.

Полумашины нельзя подчинить с помощью телепатии. Но ввести в заблуждение и отдать не тот приказ — вполне. Ричард это сам неоднократно проделывал.

— Меня это тоже касается? — уточнила девушка.

— Это касается всех, кто не является сейфом. Но тебя — в особенности.

Дэйр-Ринг не обиделась. Она лучше других понимала угрозу, которая от неё исходила.

— Так будешь атаковать или удирать? — уточнила она, прежде чем направиться в сторону капсулы.

— Попробую удрать. Если не отпустят — атакую.

— Они не отпустят. Они знают, что тебе нужен Марс.

— И что? Какое им дело до Марса? У них там что, политические интересы?

— Дурак. Они умеют считать. Марс находится в зоне их досягаемости. Следовательно, ты не рискнёшь туда лететь прежде, чем вампирское гнездо будет зачищено. Следовательно, если дать тебе уйти, ты непременно приведёшь сюда флот Кортаны, и роботы, неподвластные их телепатическому контролю, превратят их дом в космическую пыль. Следовательно, они не позволят тебе сбежать. Любой ценой. Это уже не вопрос еды, это вопрос выживания.

— Откуда они знают про флот Кортаны? Они так глубоко тебя прочитали?

— Не так. Но они понимают, что такой мощный и технологически развитый корабль, с такими существами, как мы, не мог появиться из ниоткуда. Где-то должна быть запустившая его цивилизация. И разведчик НЕ ДОЛЖЕН к ней вернуться, иначе спокойная жизнь для них закончится. Естественная логика для тех, кто нашёл себе вкусную беззащитную кормушку. Как мы не могли позволить уйти "Просветлённому Паломничеству".

— И ты думаешь, они могут помешать нам прыгнуть?

— Не знаю. Они хорошо скрывали мысли о своих возможностях, даже в разгаре ментального боя. Но если могут — помешают обязательно.

— Что ж, план меняется.

Ричард вывел за пределы щита пару зондов, которые направили радиоантенны, сверхсветовые антенны и коммуникационные лазеры на тёмное пространство, где располагалось "вампирское гнездо".

— Хватит играть в прятки, поговорим лицом к лицу.

Прошло уже полчаса.

Гнездо упорно отказывалось отвечать, хотя Ричард слал ему сигналы на всех известных языках и кодах. За это время "огненная стена" ослабла на четверть, а обшивка самого корабля заметно нагрелась от утечки плазмы из щита.

А потом Охотник за душами сообщил, что гнездо пришло в движение. Впрочем, Ричард уже и сам это прекрасно видел. В том районе, который он наблюдал в телескопы, развернулось огромное световое полотно — мягкая сетка из зеленых, пурпурных, золотых и синих витков, прикрепленных ярко-алыми нитями к блестящей основе, не имеющей никакого цвета. Сияние расплескалось в космосе, затем свернулось в сферу почти четырехсот километров в диаметре, сжалось, затрепетало и угасло. Приборы сообщили о мощном возмущении Эмпирея — что-то крайне тяжёлое перемещалось через него, настолько большое, что в течение следующих пяти-восьми секунд корабль Ричарда не мог бы осуществить прыжок — неизвестный объект стянул на себя все ресурсы пространства скольжения в границах Солнечной системы. Ударной волной в Эмпирее с "Найткина" напрочь смело огненную стену, Ричард едва успел перезагрузить щиты, чтобы вся плазма не выплеснулась обратно на корабль. Несмотря на это, обшивку изрядно ошпарило. Он потерял половину сенсоров, и не мог привлечь к их ремонту хурагок, как в нормальном бою — все дисциплинированно отправились по гнёздам для спячки и выключились.

Впрочем, сенсоры и не требовались. Воевать было больше не с кем. Охотник сообщил, что всё сообщество вампиров дружно перекочевало в пояс Койпера.

Намёк был вполне понятен. Без единого слова Ричард получил ответ, которого хотел. "Давайте сделаем вид, что тут никого вообще не было. Оставьте нас в покое, и мы оставим в покое вас". Вампиры ведь не знали об уникальном восприятии Охотника и резонно предполагали, что полностью исчезли для приборов и чувств "Найткина". Ричард их разочаровывать не собирался... по крайней мере до тех пор, пока не приведёт сюда достаточно большой боевой флот.

Впрочем, он уже не был уверен, что и после этого захочет с ними связываться.

По степени возмущения пространства, зная расстояние перехода, он вычислил примерную массу переброшенного объекта. Получилось что-то около 10^19 килограммов, десять петатонн. Масса довольно приличного астероида — или всей Сети Ореолов вместе взятой. А ведь когда Предтечи расставляли Ореолы по галактике, все остальные их корабли испытывали проблемы с транспортировкой. Хорошо ещё, что гнездо прыгнуло не так далеко.

Не факт, что даже Кортана захочет связываться с существами, которые оперируют пространством скольжения на таком уровне. Особенно до того, как Сотворённые смогут нормально развернуться в новой эпохе, наладят инфраструктуру и изучат особенности местного космоса. Нет, в её победе Ричард не сомневался, но зачем ей лишние хлопоты?

— Какова вероятность гибели тех тридцати после всего, что случилось? — уточнил Ричард.

— Гибели — большая, — отозвался Охотник. — Почти сорок процентов. Очень ненадёжная техника, один из первых планетолётов на ядерной тяге. А вот вероятность того, что их Эссенцию сожрут, упала до статистической погрешности. На какое-то время мы вампирам глотку заткнули, уже хорошо.

— Если мы сейчас полетим к Марсу?

— Я не могу сказать заранее, что будет, ЕСЛИ ты сделаешь то или это. Я предвижу вероятность, как совокупность ВСЕХ возможных будущих. В данном случае — и тех, где ты полетишь на Марс, и тех, где останешься в поясе астероидов, и тех, где немедленно нападёшь на вампиров. Только после того, как решение принято, часть возможных будущих отсекается и для оставшихся соотношение вероятностей меняется.

Ричард удивлённо уставился на трехглазого.

— Погоди... но как же ты тогда уклонялся от часовых Дхувиан и от всех прочих опасностей, что нам встречались? То есть... вот есть два коридора, в одном ловушка, ты видишь что в будущем вероятность твоей смерти пятьдесят процентов — то есть поровну, что ты пойдёшь в правый или левый коридор — но ты не знаешь, с каким из коридоров связана вероятность смерти, а с каким жизни...

Охотник криво усмехнулся.

— Тебе понадобился всего миллион лет, чтобы заинтересоваться подробностями моего предвидения. Прогрессируешь, марсианин. Хотя пользовался ты им с самых первых дней знакомства.

— Мне немного не до того было. И всё-таки?

— Я вижу разные вероятности смертей, распределённые В ПРОСТРАНСТВЕ. В твоём примере я услышу, что эхо всех моих смертей исходит только из левого коридора, а в правом вероятность низка. Но я не могу видеть, последствиями каких моих решений является совокупность смертей в каждом из коридоров. Я не могу заранее знать, пойду в левый или в правый — я как электрон, пойду в оба сразу. Хотя по мере того, как моя уверенность пойти в правый коридор будет расти — эхо смертей из левого начнёт постепенно затихать. По таким малым смещениям вероятностей тоже можно о многом судить.

— Но если выбор делаю я, а не ты, то смещения вероятностей не происходит?

— Почему же, происходит. Постоянно. Просто я в большинстве случаев не могу сказать, с какими изменениями твоих намерений это связано. После каждого моего ответа вероятности меняются, так что сразу после произнесения ответ становится неверен. Иногда немного сдвигаются, иногда сильно.

— Теперь понятно. Хорошо, какова вероятность нашей смерти в пространстве Марса в течение ближайшего года?

— Относительно общего пула мировых линий, или относительно тех из них, что проходят через Марс?

— Второе.

— Того, что умрут все — менее десятой доли процента. Того, что умрут некоторые из нас — двадцать два процента.

— А у кого наибольшая вероятность?

— У Клонарии, 72 процента.

— Ясно, значит она туда не пойдёт... Общая вероятность смерти по всему пространсту для неё ведь ниже?

— Да, восемь процентов в течение следующего года.

— Придётся девочке обойтись без посещения дома... Вероятность для кого-то из нас быть высосанным?

— Есть, но не в течение следующего года.

— И то прогресс...

Они висели над Землёй этого нового времени и слушали многочисленные радиопередачи. Ричарду понадобилось немало усилий, дабы сохранить абсолютное спокойствие, и не выдать, что эта речь для него родная. Не только язык — даже характерное шипение помех, которое могли дать только аналоговые установки связи. Этот мир был до боли похож на его родину — разве что Америку оставили на одной планете, а постапокалиптическую пустыню с бандами дикарей перенесли на другую.

Он прокрутил на пальце атомный пистолет Мэтью Карса. Сейчас таких тут ещё не делают. Судя по передачам, у них на дворе 2010 год. Земляне выясняют отношения на десятке планет с помощь старомодных, но вполне надёжных пуль, а туземцы и вовсе могут им противопоставить только холодное и метательное оружие, местами зубы и когти. Бластеры они придумают позже — хотя и через краткие мгновения по меркам неторопливой культуры Марса.

Сам Карс скорее всего ещё не родился вообще, либо является маленьким ребёнком.

У Ричарда было от пятидесяти до трехсот лет, чтобы отыскать Змею и её народ до открытия гробницы. Или то, что от них осталось. Не исключено, что амбиции "Святейшей" оказались чрезмерными для мироздания. Тогда придётся ждать ещё десять тысяч лет — пока в гробницу не войдёт оригинал Змеи. Пользоваться машиной времени без проводника Ричард не был готов.

И с чего, спрашивается, начинать поиск? Охотник заявил, что жизней Глубоководных и Змеи поблизости не ощущает. Либо они уже мертвы, либо ушли очень далеко, либо настолько изменились, что он не узнавал их Эссенцию.

Глава опубликована: 07.04.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 26 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх