Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Планета доктора Моро (джен)


Автор:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
Crossover/Science Fiction
Размер:
Макси | 2127 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждение:
Гет, Насилие
Третий роман цикла "Вселенная нестабильна". Ещё один эксперимент СЗ, ещё один космический неудачник на странной планете среди странных существ. Причём странных существ с каждой главой становится всё больше. Мёдом им тут всем намазано, что ли?! Впрочем... почему эта планета не кажется совсем чужой?
QRCode

Просмотров:6 637 +8 за сегодня
Комментариев:26
Рекомендаций:1
Читателей:35
Опубликован:11.01.2017
Изменен:18.10.2017
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    

Вселенная нестабильна

Серия экспериментов по мотивам DC Comics в одной научно-фантастической (и очень неприятной для жизни) вселенной. Основная цель программы - объяснение сверхспособностей персонажей DC с соблюдением законов физики и логики. Побочная - спасение вселенной.

Фанфики в серии: авторские, все макси, есть не законченные Общий размер: 4083 Кб

Скачать все фанфики серии одним архивом: fb2 или html

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Межзвёздное пространство

Следующий год Великого Путешествия слился для Ричарда в какой-то сплошной морок. Лететь, убеждать, отстреливаться, чинить корабль, снова кого-то убеждать, снова куда-то лететь...

Гражданской войны они избежали — большой, во всяком случае. Однако ценой за это стала потеря примерно половины планет Ковенанта, вожди которых отказались принимать "Ересь Гидры".

Вожди-еретики, которые отказались принять "дар успокоения", неистовствовали. Пророчица это приняла совершенно спокойно.

"Мы восстанавливаем цивилизацию. Медленно, но восстанавливаем. Сепаратисты же только разрушают. Поэтому либо они прислушаются к своим матриархам и вернутся под наше крыло — пусть и на правах автономии — либо не прислушаются и быстро скатятся к докосмической эре".

Потому что все три верфи, способные производить корабли более трёх километров в длину (одна для сверхносителей CSO и две для штурмовых носителей CAS) остались за еретиками. Именно они были главной целью, именно ради них Гидра сутками вела переговоры, раздавала целые системы направо и налево, принимала унизительные перемирия и компромиссы, промывала мозги, подкупала, устраняла слишком твердолобых...

Итогом стало крайне зыбкое равновесие. Космические силы у еретиков с сепаратистами примерно равные, наземных — у сепаратистов в разы больше. Но верфи у "наших", значит мы выиграли. По крайней мере, так думала Гидра, а спорить с ней было опасно для жизни и рассудка — это за год все уяснили. Кроме Ричарда, но его спросить забыли. Его тут формально вообще не было.

Небольшая передышка, пока Гидра принимала парад верности на одном из столичных миров (дистанционно принимала, разумеется, присутствуя там лишь в виде голограммы) дала возможность оценить политическую обстановку за пределами Ковенанта. А обстановка эта описывалась одним словом. Нецензурным.

Совсем рядом по рукаву находилась могущественная империя сангхейли, разведчики которой совсем не зря своё мясо ели. Выяснив, что джиралханай в очередной раз передрались между собой, они подготовили силы вторжения, чтобы наложить лапу на то, что останется от победителя.

А за ней расположилась загадочная и могущественная человеческая держава, известная как Юиджи. Именно война с ними в своё время стала одной из причин Великого Раскола. Не единственной, правда — свою роль сыграл и Паразит, и чрезмерная любовь Иерархов к интригам... но заварилась эта каша именно в тот день, когда миссионерский корабль киг-яр "Малая Трансгрессия" обнаружил выход из пространства скольжения человеческого корабля.

У Юиджи сейчас собственных проблем хватало, но стереть с лица Галактики старых врагов они бы совсем не отказались.

Сангхейли вроде бы поддерживали с Юиджи несколько лучшие отношения — но при случае тоже вцепились бы им в глотку, как и наоборот. Очень много бед в своё время причинили друг другу обе нации. Причём начал именно Ковенант.

"Слушай, я не понимаю одну вещь. Откуда тут взялась ещё одна человеческая цивилизация? Ещё один эксперимент Куиру, на этот раз в космосе?"

"Нет. Правильнее будет сказать, что это их младшие братья".

"То есть? Не понял, поясни".

Уроборос виляла и уклонялась от ответа с истинно змеиной гибкостью, но в итоге Ричард всё-таки вытянул из неё очередной кусочек мозаики.

Когда-то очень давно (по меркам смертных разумных), или совсем недавно (по сравнению с той бездной лет, через которую прошли трое марсиан) существовала человеческая цивилизация. Сначала она была разбита и загнана в угол Предтечами, затем полностью уничтожена в ходе войны Предтеч и Потопа.

И тем не менее, люди как вид — уцелели. Незадолго до войны Предтеча по имени Библиотекарь собрала Эссенцию людей (наряду со многими другими видами), и после автоматические корабли использовали её для повторного заселения вымерших планет.

Развившись и повторно выйдя в космос, далёкие потомки этих реконструированных людей стали цивилизацией Юиджи.

Но уцелела и другая ветвь древнего человечества. Кто-то из Предтеч, чьё имя не сохранилось, вывез небольшую популяцию с планеты-тюрьмы Эрде Тайрин и спрятал её на отдалённом Мире-Крепости. Неизвестно, был ли это садизм, научный эксперимент или своеобразная благотворительность. То ли специально, то ли случайно регуляторы времени в её квантовом поле оказались выкручены вперёд. С коэфициентом пятьсот к одному.

Для окружающего мира прошло двадцать тысяч лет. Для цивилизации внутри Мира-Крепости — десять миллионов.

Когда узники космической тюрьмы наконец смогли взломать защиту Предтеч и вырваться в большой космос, они уже не были людьми. Они были Куиру, властелинами времени. Открывшийся им космос был практически пуст. Они могли властвовать над ним, как желали нужным.

Но Куиру не нуждались в экспансии. Десять миллионов лет естественного отбора в замкнутом пространстве полностью выбили из их генов и культуры потребность в расширении и размножении. Не беспокоились они также о выживании, поскольку путешествия во времени давали им практически идеальную защиту от любых галактических угроз. Сработало галактическое супероружие? Распространяется эпидемия паразитической формы жизни? Слетевшие с катушек машины-убийцы вырезают всё живое? Ничего страшного, мы просто невовремя, давайте зайдём через миллион лет.

Познание и приключения — это всё, что их интересовало. В бесчисленных планетах они видели всего лишь площадки для экспериментов и полигоны для подвигов. Собратья-люди тоже рассматривались лишь как материал для опытов — Куиру могли худо-бедно сопереживать отдельным смертным, но целому виду... для них это была слишком эфемерная вещь.

"То есть Рианон ненавидел вас не за то, что вы создали угрозу "настоящим людям", а только за срыв его опытов?"

"И последующее заточение. Именно. Это была чисто личная вендетта. Как и у меня к нему".

"У тебя к нему? Ты ещё собираешься ему отомстить? Уточни когда, чтобы я в этот момент был подальше..."

"После времён Карса. Как только мы выйдем из темпоральной петли машины. И не волнуйся — тебя это не коснётся..."

"Не коснётся вражда с существом, которое вышло из Мира-Крепости? При том, что я сам собираюсь использовать Мир-Крепость? Не коснётся вражда с властелином времени, при том, что мы сами — путешественники во времени? Ты серьёзно?"

"Это не будет враждой в обычном смысле. Это будет удар, который он не сможет отразить и вынужден будет принять... Впрочем, чтобы успокоить тебя — я обещаю, что ничего не сделаю до тех пор, пока ты живым и здоровым не вернёшься в своё время... Я ждала миллиард лет, подожду ещё немного..."

Немного успокоившись, Ричард продолжил изучение политического расклада.

С наибольшей вероятностью сепаратисты атакуют еретиков в течение полугода. Результатом их атаки станет взаимное уничтожение примерно семидесяти процентов сил обеих сторон в нескольких генеральных сражениях, после чего боевые действия перейдут в вялотекущую фазу. Еретики это переживут, сепаратисты — нет. Но незадолго до окончания активной фазы по ним нанесут удар объединённые силы Юиджи и Сангхейли. Вернее, Сангхейли атакуют открыто, а Юиджи их поддержат — ресурсами и/или специальными операциями. Формально оставшись в стороне.

И вот этого уже не пережить ни одной из сторон. Скорее всего линейные флоты Сангхейли займутся в основном сепаратистами, остекляя планеты, где сосредоточены многомиллионные наземные армии. Ну а специальные силы Юиджи возьмут на себя еретиков, оставив их без верфей и без Пророчицы.

"Что я упустил в этом анализе?"

"Всё верно. Именно так события и развернутся, если мы будем бездействовать. Но мы не будем. У нас есть полгода, чтобы предотвратить описанное тобой".

"И как же?"

"Это классическая последовательность слабостей "потому что в кузнице не было гвоздя". Если сепаратисты не нападут на нас — мы не будем ослаблены. Если не будем ослаблены — Сангхейли не атакуют. Если они не атакуют — Юиджи их не поддержат".

"Согласен. Только вот как ты собираешься удержать их от нападания, если до этого сама целый год откармливала?"

"Смотри и слушай внимательно..."

Вожди сепаратистов были довольно несдержанными во всех смыслах тварями — но совсем дураками они не были. Они прекрасно понимали, что "ересь идёт с Марса", и простейший способ обрушить планы Гидры — закончить то, что было начато "Просветлённым Паломничеством".

Для этого был собран ударный кулак — один штурмовой носитель типа CAS, пара крейсеров и десяток эсминцев.

Разумеется, такому соединению не хватало огневой мощи для дальнего космического боя. Всего пять "копий". Теоретически, грамотно ведя сражение, не давая подойти к себе ближе чем на три тысячи километров, Гидра могла уничтожить их даже одним только "Паломничеством". Но это означало начать войну. Ту самую войну, которой она хотела избежать.

Для начала всем капитанам этих кораблей, а также комэску были посланы вызовы на поединок от телохранителей Пророчицы. Само собой, их отклонили — с еретиками не принимают честного боя. Данный отказ был записан и разослан по всему Ковенанту, что существенно подкосило авторитет командиров.

После этого на всех кораблях началась подпольная революционная деятельность. Заранее внедрённые агитаторы распространяли специфические слухи для каждой расы.

Унггой говорили, что еретики не расстреливают сдавшихся в плен — а желающим того даже позволяют демобилизоваться и вернуться на родные планеты.

Киг-яр говорили, что за каждый сданный корабль еретики очень хорошо платят. Кроме того, ими правит женщина, как то положено у нормальных разумных.

Матронам джиралханай говорили, что сепаратисты своих матриархов заставляют повиноваться, лишь взяв под прицел их детей.

Самцам джиралханай говорили, что боевые корабли Империи Сангхейли уже прогревают свои плазменные линии.

А хурагок говорили, что препятствовать распространению всех вышеуказанных слухов в корабельной сети — значит повредить её эффективному функционированию. Машина была создана для свободной передачи информации, любая цензура является помехой, повреждением канала. Засекречивать что-либо было право только у Предтеч, и то не у всех, а лишь у высших рангов. Хозяева кораблей Предтечами не были.

Основная проблема капитанов заключалась в том, что это всё было правдой. При этом прямолинейные джиралханай никогда не были особо сильны в разведке и контрразведке. Они, конечно, могли вылавливать и казнить распространителей слухов, чем и занимались по мере сил. Но такая деятельность отнимала кучу времени и никак не способствовала росту дисциплины и укреплению межвидового единства в экипаже. Особенно с учётом того, что на одного настоящего провокатора приходилось по несколько случайных жертв.

Этого было ещё недостаточно, чтобы начать восстание на борту. Но хватило, чтобы заставить значительную часть задуматься — а за что мы вообще сражаемся? Стоят ли остекление какой-то там далёкой планеты и амбиции альфа-самцов того, чтобы рисковать ради них жизнью?

Унггой редко выдавали друг друга. Хурагок — никогда. Киг-яр — часто, так как за это хорошо платили. Но они и в конспирации поднаторели куда больше, так что на борту сплеталась настоящая паутина из заговоров и контр-заговоров.

Которая стала гораздо гуще, стоило кораблям ударной группы покинуть освоенные территории и вступить в пространство, откуда даже сигнал до их родных планет не доходил.

Сразу после выхода из пространства скольжения Гидра обратилась к капитанам сепаратистов с самой вдохновляющей речью, какую Ричард когда-либо слышал. Поэтично, и в то же время безупречно логично. Заботливо и одновременно угрожающе.

Свою зарплату пропагандиста она определённо отрабатывала на все сто.

Но капитанов для этой миссии специально подбирали таких, чтобы они ничего не слушали. Самых твердолобых — которые рациональных аргументов вообще в упор не слышали, и самых умных — которые сразу находили контраргументы на всё услышанное. А экипажам, разумеется, речь врага не транслировалась.

Они приготовились к бою.

Но воевать было не с кем. Для визуальных сенсоров и радаров космос и воздушное пространство Марса были абсолютно пусты.

Инфракрасные сенсоры видели огромное — почти две тысячи километров в поперечнике — горячее пятно над Белым Морем. Плазменное маскировочное поле, проецируемое со стационарных шпилей, установленных по берегам. Стандартная технология Ковенанта, ничего принципиально нового. Такие сбрасываемые шпили входили в комплектацию каждого сверхносителя.

Нападающие вполне понимали, что "Просветлённое Паломничество" находится где-то внутри этого облака, но они не знали, где именно. Между тем корабль Пророчицы прекрасно их видел и мог обстрелять в любой момент. Входить на таких условиях в атмосферу — означало протянуть противнику себя на блюдечке.

Они послали несколько десятков шаттлов — высадить наземные войска за пределами зоны открытия огня, захватить и вывести из строя шпили.

Пропали все — ни один не вернулся.

Оказалось, что наземные силы еретиков прикрывала вторая плазменная завеса, проецируемая с того же шпиля. Зайдя за неё, десантная группа утратила связь с базой и пропала для визуального наблюдения. После чего, по всей видимости, была окружена и уничтожена.

Вторая волна, высаженная с эсминца, севшего за горизонтом, была вооружена тяжёлой бронетехникой и шла под прикрытием штурмовиков. Здесь скрытность была принесена в жертву защите и огневой мощи.

Только штурмовики и вернулись. Да и то не все.

Уцелевшие пилоты рассказывали, что сразу после пересечения завесы их сбили воздушным взрывом плазменной торпеды. Потеряли щиты и попадали на землю абсолютно все. Только некоторым удалось сесть одним куском и после падения повторно запустить двигатели. Большинству повезло меньше.

А через полчаса после этого замолчал эсминец, который их высаживал.

— С этим бардаком пора кончать, — постановили капитаны.

Вместо честной битвы их методично выставляли на посмешище всему Ковенанту.

Новый план предусматривал жертву ещё одним эсминцем. Корабль должен был подойти поближе к границе поля невидимости и нанести удар с воздуха по шпилю-проектору. Если это удастся, поле исчезнет и они увидят "Просветлённое Паломничество".

Чтобы помешать атаке, сверхноситель должен будет ударить по эсминцу плазменным копьём или несколькими. В этом случае эскадра вычислит вектор на него по направлению луча, а расстояние до него — по степени ослабления луча в атмосфере.

Основные силы совершат микропрыжок, выйдут над маскировочным полем (или даже внутри — по ситуации) и ударят всеми копьями сверху в вычисленную точку — раньше, чем сверхноситель успеет сменить положение. В данном случае его массивность работает против него.

Ричард безусловно этот план оценил. А вот экипаж эсминца, которым предполагалось пожертвовать, как пешкой — вряд ли оценил бы. Проявлять фанатизм гораздо удобнее на расстоянии.

К счастью для сепаратистов, суть приказа знали только офицеры-джиралханай, до рядовых его не доводили. А джиралханай в отсутствии преданности никто обвинить не мог. Так что эсминец весьма бодро начал заход на цель, огибая планету по низкой орбите, на высоте трехсот километров.

Плазменные копья не работают сквозь атмосферу, плазменные торпеды не работают сквозь маскировочное покрытие, поэтому он готовился нанести удар плазменными снарядами. Эти сгустки запускаются с тех же орудий, что и торпеды, но в другом режиме. Они менее мощны и неуправляемы — зато могут сохранять стабильную структуру без всякой связи с запустившим их кораблём. Торпеды же детонируют сразу, как только обрывается управляющий луч.

Кроме того, плазменные снаряды можно выпускать чаще — порой даже очередями.

Пара снарядов канула под маскировочное поле... и бесследно там исчезла. С другой стороны, чтобы ударить по шпилю, они не вышли.

"Не понял!" — красноречиво промолчал капитан эсминца и скомандовал дать залп побольше, из двух десятков снарядов. С тем же результатом.

Похоже было, что еретики научились каким-то образом сбивать их снаряды — но завеса не давала понять, как именно.

Ричард тихонько хихикал, наблюдая за эволюциями корабля-смертника и представляя растущее недоумение и ярость гориллоидов. На самом деле никакого особого секрета он не открыл. Любой капитан Ковенанта может приказать своему ИИ использовать свои плазменные снаряды для перехвата вражеских. Нюанс в том, что для этого нужно заранее зарядить плазменную линию, то есть знать, что в тебя сейчас будут стрелять. Когда ты видишь, что противник начал заряжать свою — готовиться к перехвату уже поздно.

Ричард, однако, находился в ситуации, где он именно что знал о выстрелах единственного эсминца заранее, и мог всё подготовить. Кроме того, он настроил свои снаряды так, чтобы они были немножко нестабильными, и детонировали, пролетев определённое расстояние. Благодаря этому они, во-первых, не вылетали за пределы маскировочного поля, нагнетая в стане противника ауру мистики, а во-вторых, ударной волной сбивали даже те снаряды противника, в которые не попадали прямо.

И да, при условии равной мощности сверхноситель мог выпустить таких зарядов больше, чем эсминец. Намного больше.

Комэск придумал следующий гениальный план — пусть эсминец войдёт в поле только на половину длины, носовыми сенсорами засечёт сверхноситель, а кормовыми антеннами — передаст флоту его положение. Дальше — как в прошлом варианте.

Однако всё, что успел передать эсминец — это то, что его обстреливают плазменными снарядами малой мощности, которые щит не пробивают, зато напрочь забивают сенсорику. И ещё — что в обшивку врезаются абордажные модули типа "Клещ".

https://www.halopedia.org/images/1/1c/H2A-pavel-belov-covenant-boarding-craft.jpg

А вот что именно находится внутри шаттлов — этого он передать уже не успел.

Во-первых, потому, что поле слегка расширилось, словно глотая новую добычу — и эсминец оказался внутри целиком.

Во-вторых, потому что бортовой ИИ получил команду ничего не предпринимать — Ричард за прошедший год изучил управляющие коды Ковенанта лучше, чем кто-либо из джиралханай их когда-либо знал.

Во-третьих, потому что распропагандированные по самое не могу члены экипажа бросали оружие и сдавались едва ли не поголовно.

А в-четвёртых — потому что разумным, впервые увидевшим атакующего шоггота, очень трудно корректно описать, что же именно они перед собой видят.

Если бы эскадрой командовали представители большинства других разумных видов — они бы отступили в такой ситуации, и вряд ли кто-то посмел бы их осудить. Противник превосходит их не только в огневой мощи и подготовке территории, но и лучше использует эти выгоды. Три таких нескомпенсированных слабости — это приговор. Нужно либо собрать силы побольше, либо воспользоваться тем, что Гидра привязана к этой планете — и атаковать в другом месте.

Но здесь командовали джиралханай. Причём специально отобранные для этой миссии по критериям упрямства и твердолобости. Что, конечно, давало иммунитет к пропаганде, но в плане стратегической гибкости... м-да.

Поэтому разъярённые потерей двух кораблей (и тем, что над ними чуть ли не открыто издевались) командиры приняли решение довести дело до конца любой ценой. Не проходят хитрые манёвры? Сработает грубая сила и отвага!

Построившись боевым клином и подняв знамёна... в смысле, врубив щиты на максимум, они через обычное пространство пошли прямо на маскировочное поле. Всей оставшейся эскадрой.

Совсем голову от ярости они не потеряли — и за этой "психической атакой" стоял весьма неглупый расчёт. Уничтожить все корабли за время сближения, от выхода из-за горизонта до пересечения границы поля, Гидра не сумеет. Даже имея преимущество первого выстрела. Как минимум половина их сил до границы дойдёт. А в тесном пространстве внутри плазменного облака орудия и энергетические проекторы эсминцев окажутся не менее эффективны, чем плазменные копья. Их и строили для ближней свалки.

Если же она предпочтёт заняться отстрелом эсминцев — то выдаст себя ещё до их входа в зону невидимости, и пять копий сделают из неё решето.

Из-за плазменной завесы действительно ударили лучи — но не в носитель и не в эсминцы. Они упёрлись в крейсера, что шли по бокам от флагмана.

Разумно в некотором смысле. Броненосные крейсера типа RCS были во флоте Ковенанта в значительной степени реликвиями — слабые щиты, всего один энергетический проектор на каждом, при размере в два километра. Эти порождения прошлого века кораблестроения смотрелись рядом с современными кораблями Ковенанта, как броненосцы рядом с дредноутами в морских сражениях начала двадцатого века.

Впрочем, "броненосцами" они были не только в том смысле, что заметно устарели. Слабые щиты их конструкторы пытались компенсировать толстенной бронёй. Она на RCS была почти такой же толщины, как на втрое большем штурмовом носителе.

И это в общем неплохо помогало против обычного оружия. Взрыв на обшивке такие бронекрейсера "держали" даже лучше, чем их более современные аналоги, хотя ценой стало заметное снижение подвижности — из-за чего они и получали попадания чаще. Но энергетический проектор пронизывал любую броню, как бумагу. От него защищали (весьма относительно и недолго) только щиты. А те эрзацы вместо нормальных дефлекторов, которыми их оборудовали — вообще продержались против релятивистских струй меньше секунды.

Лучи пронзили их носовые отсеки, лишив командования и собственных осевых проекторов. Связь с ними была потеряна. Оба корабля зависли неподвижно, затем один из них, где, кажется, взяла управление резервная рубка, пришёл в движение и начал потихоньку отгребать в сторону. Второй так и остался висеть в пространстве памятником самому себе.

Но это всё уже не имело никакого значения. У эскадры остались всего три "копья", причём все на одном корабле... но зато у них теперь было точное местонахождение "Паломничества". Не понадобилось даже возиться с измерением ослабления в атмосфере — две линии огня пересеклись в одной точке. Фатальная ошибка — стрелять сразу из двух орудий по разным целям в такой ситуации.

— Огонь! — проревел капитан штурмового носителя "Огненный Дождь", врезав кулаком по сенсорной панели.

Три копья одновременно ударили сквозь завесу невидимости. Даже щит сверхносителя не мог устоять против этого испепеляющего божественного гнева.

— Добить его! — не менее громоподобно взревел комэск, стремясь не упустить свою долю славы.

Все девять кораблей соединения, сохранивших боеспособность, увеличили скорость на несколько сотен метров в секунду. Больше — просто не имело смысла, они и так разогнались до предела, необходимого, чтобы затормозить внутри маскировочного поля и начать бой. Ещё быстрее — и они бы проскочили плазменный кокон по инерции насквозь, вылетев с другой стороны.

Внезапно громадный корпус "Огненного Дождя" содрогнулся от носа до кормы, а экраны внешнего обзора потемнели.

Удар плазменной торпеды. Точнее, сразу трёх плазменных торпед. Нет, штурмовой носитель выдержал даже это — его защита специально создавалась, чтобы выдерживать самый страшный огонь в течение короткого времени. Эти корабли предназначались для прорыва вражеской обороны, включая планетарную. Тем не менее, он зашатался, словно боксёр, получивший тяжёлый удар в скулу.

Увы, этого нельзя было сказать о других кораблях эскадры. Восемь эсминцев, получивших точно такие же "сюрпризы" (правда, по одной торпеде, а не три сразу) — полностью потеряли щиты и оказались беззащитны перед противником.

Но что самое худшее, они были ошарашены и дезориентированы. Кто и как смог нанести им столь точный и мощный удар, если "Просветлённое Паломничество" сейчас должно было догорать, пронзённое тремя копьями?

Только когда бортовые ИИ обменялись свежими данными, полученными уже за барьером (вообще-то такое общение запрещалось, но сейчас было не до соблюдения протоколов), картинка более или менее прояснилась.

— Ума не приложу, с чего они взяли, что я тут один? — хмыкнул Ричард.

"Усмирять сепаратистов" Гидра отправилась не в гордом одиночестве. Она прихватила с собой пару тяжёлых корветов типа SDV. Каждый из этих почти километровых кораблей обладал собственным плазменным копьём, неплохими бортовыми батареями и мощными двигателями. За сочетание скорости и маневренности лёгкого корабля с огневой мощью тяжёлого они платили никакой защитой — у них даже щитов не было. Но для текущей операции это не имело особого значения.

Именно они, встав почти борт о борт, подбили оба RCS синхронными залпами, создав впечатление, что ведёт огонь один корабль — и благополучно смылись с выбранной позиции прежде, чем "Огненный Дождь" нанёс туда ответный удар.

Тяжеловесный корабль Пророчицы в это время был занят совсем другим. Выпустив дюжину плазменных торпед, он максимально замедлил их и аккуратно расставил перед самой завесой — точно в тех местах, где корабли-каратели должны были её пересечь.

Пока враги приближались, он успел перезарядить плазменные линии, сменить режим огня, и как только "Огненный Дождь" остался без щитов — обрушил на него град плазменных снарядов. Не очень мощных, но с частотой пулемёта.

"Огненный Дождь" впервые оправдывал своё имя с противоположной стороны. Не он нёс огонь и серу с неба еретикам — напротив, по его обшивке дождём барабанили вражеские снаряды. CAS содрогался от многочисленных взрывов, горел — но пока жил.

Именно это и пугало больше всего. Зачем враг применяет такое неподходящее к случаю оружие? Плазменные снаряды отлично сносят щиты, но против достаточно крепкой брони они малоэффективны. Со временем их, конечно, заклюют — но на это уйдёт слишком много времени, что непозволительно в бою.

Враг мог бы прикончить их одним ударом плазменного копья, но почему-то предпочитал играться.

Причина стала ясна, когда начали поступать рапорты с эсминцев. Их брали на абордаж, один за другим! Еретики хотели сохранить корабли относительно неповреждёнными, чтобы заразить их своей скверной!

Контратаковать они не могли — большинство наружных орудий вышло из строя от первых залпов, а те, что ещё работают — не навести нормально, сенсоры забиты помехами из-за постоянных взрывов на обшивке. Но у штурмового носителя ещё работали двигатели — и он хотя бы мог вырваться из этой ловушки!

Конечно, джиралханай не убегают. Никогда. Но тактическое отступление для них допустимо. Выйти из боя, зализать раны, чтобы потом свернуть врагу шею...

— Полный ход! — скомандовал капитан. — Уходим отсюда!

Они вырвались. Потеряв всю группу сопровождения, со значительными повреждениями, не нанеся никакого вреда врагу — но всё-таки вырвались. Пилоты спешно вытаскивали носитель на низкую орбиту — антигравитационные генераторы грозили накрыться в ближайший час.

Им не мешали — хотя легко могли сбить парой ударов энергетического проектора. Но у Пророчицы были другие планы. На колоссальном плазменном экране, каковым являлась маскировочная завеса, появилась насмешливая мордочка унггоя высотой в несколько километров и надпись:

"А в тюрьме у последователей Пророчицы сейчас ужин... Макароны дают..."

Капитан в ярости взревел. Это было явное издевательство конкретно над ним. Даже не провокация на бунт — нижние чины просто не могли знать о показаниях кормовых сенсоров.

Теперь у него было три варианта, и все одинаково неприятные. Уйти в пространство скольжения, признав своё поражение. Позор для любого истинно верующего и любого воина джиралханай. Атаковать прямо сейчас, повреждённым кораблём — что несомненно приведёт к его гибели или захвату. Или висеть на орбите, пока хурагок не закончат ремонт. За это время Пророчица наверняка придумает, как взять его.

Его загнали в худшую из ловушек — ловушку позора и беспомощности!

— Рассчитать курс возвращения на ближайшую базу, — с трудом выдавил капитан.

После чего отключил силовой щит своей брони, снял шлем и взявшись двумя руками за свою голову — сорвал её с плеч долой. Джиралханай, в отличие от слабаков-сангхейли, не пользовались оружием в двух важнейших событиях своей жизни — ритуальном поединке и ритуальном самоубийстве.

Увы, даже этот отважный поступок лишь отсрочил неизбежное. Не все офицеры "Огненного Дождя" были такими фанатиками, как капитан. А на борту уже находился Ричард.

Поэтому часть оставшихся джиралханай постигли разные несчастные случаи — от лёгкого расстройства желудка (консервы несвежие съел), уложившего в постель на пару суток, до бесследного исчезновения во время выхода в открытый космос — случаются такие вещи во время работы в пространстве скольжения.

А те, что оказались вместо них на управляющих постах — готовы были прислушиваться к рациональным аргументам.

Поэтому, когда на первой же стоянке по пути домой рядом с ними вышел из прыжка такой же штурмовой носитель — только полностью целый, новенький и блестящий, с поднятыми на максимум щитами и готовыми к бою орудиями — ему не сразу сдались, но его согласились выслушать.

А предложили им очень простую альтернативу. Нет, не "смерть или капитуляция". В этом случае они бы всё-таки выбрали смерть.

Предложено было добровольно перейти на сторону еретиков с сохранением корабля и званий (а кое-кто даже будет повышен). Либо, в качестве альтернативы — быть взятыми на абордаж миссионерскими кораблями киг-яр, что будет новым величайшим позором.

В норме миссионерским кораблям (лёгким судам, предназначенным в основном для пиратства) никогда не взять штурмовой носитель. Они просто банально не смогут к нему подойти, их разнесут на куски задолго до начала абордажа. И даже если носитель настолько неисправен, что не может вести оборонительный огонь ("Огненный Дождь" уже в принципе это мог, но только в принципе — пары залпов корабля равного класса было достаточно, чтобы вернуть его к состоянию побега с Марса) — его экипаж в несколько раз многочисленнее, и битва в коридорах наверняка закончится победой обороняющихся.

Но джиралханай также знали, что драться за них подчинённые не будут. А их самих осталось слишком мало, чтобы противостоять многим тысячам пиратов. Даже при поддержке янми-и и мгалекголо.

Поэтому, посовещавшись, они выбрали первый вариант. К большому облегчению снайперов киг-яр, которые уже держали их на мушке.

— Я бы не назвал это конструктивным подходом, — скептически заметил Ричард. — Да, победа получилась чистая — по очкам. Мы не потеряли ни одного собственного корабля, и не уничтожили ни одного у сепаратистов. Только на захват ушла масса времени и сил, и достались они нам в таком состоянии, что даже на верфях чинить неделями, а своими силами — и вовсе месяцами. И это всё ради пяти копий. При том, что общие силы сепаратистов — около четырехсот. По большому счёту это была лишь разведка боем с их стороны, не больше.

— И она провалилась, — мягко отметила Змея. — Понимаешь, дело не в том, сколько копий нам удалось захватить...

— Сколько в том, что они все пропали бесследно, с точки зрения командования. Да, это хороший психологический удар. Мистическое мышление Ковенанта непременно припишет тебе какие-то сверхъестественные способности. Но хочу напомнить, что их общие силы — около четырехсот копий. Ты намерена повторить тот же трюк ещё восемьдесят раз? Против Марса выдвинули столь малые силы в первый раз лишь потому, что не ожидали встретить тут сопротивления! Остеклять дикарскую планетку — больших сил не надо. Сейчас, убедившись, что здесь есть сопротивление, они пошлют серьёзный флот — в тридцать-пятдесят копий. Против таких сил все хитрости с маскировкой уже не сработают.

— Ричард, ты думаешь, я этого не знаю? Как ты думаешь, почему в фазе предварительных торгов я так охотно отдавала им планеты с населением?

Основная проблема гражданской войны — очень трудно разобраться, кто тут свой, а кто враг. В каждом городе есть сторонники всех фракций. Причём, если вы город только что заняли (а не он сам перешёл на вашу сторону) — сторонников вашей фракции в нём скорее всего меньше, чем других.

Сепаратисты эту проблему отлично понимали. Поэтому экипажи кораблей набирались исключительно на самых лояльных мирах. На тех, что участвовали в восстании с самого начала, и где службы безопасности успели хоть как-то отфильтровать население.

Такой подход порождал, однако, две новых проблемы. Во-первых, таких "изначально сепаратистских" планет было два типа — и между собой они не очень-то ладили. Одни были полностью лояльны Пророкам, но Гидру с её реформами считали еретичкой и самозванкой. Другие полагали, что время сан-шайуум прошло навсегда, что Пророки ушли — и прекрасно, и не желали их возвращения ни под каким видом.

А во-вторых, даже слабо лояльные планеты тоже нужно как-то контролировать. Что вынуждало вождей сепаратистов распылять флоты по всему подвластному пространству. Нет, понятно, что в первую очередь контролем лояльности занимаются наземные войска, которых у них хватало. Но эти войска нужно где-то размещать, чем-то кормить, да и увеселениями обеспечивать. И вот тут напрашивается крайне неприятная дилемма. Если расквартировать их прямо в городах, они будут подвержены разлагающему влиянию местного населения. Если же разместить на изолированных базах, сократив контакты с еретиками до минимума — такие базы становятся идеальными мишенями для ударов с орбиты. Следовательно, их нужно прикрывать из космоса, иначе моргнуть не успеешь, как твои войска спекутся в плазме.

Зная о длинном ядовитом языке Гидры, сепаратисты предпочитали второй подход — и следовательно, все их планеты нуждались в орбитальном прикрытии. Всего у сепаратистов было 122 планеты, из них 25 принадлежали джиралханай, остальные — другим видам либо имели смешанное многовидовое население. Выделим по 10 копий на джиралханайские планеты, и по 3 на все остальные. Оп-па! Уже нужно 541 копьё — на 140 больше, чем у них есть.

Сократим до 9 (местами до 8) и 2 копий соответственно. Еле-еле натягиваем на то, что осталось.

А Гидра себе преспокойно держит по 5 копий над каждой планетой из своих 61 — и горя не знает. Да, все заняты, но верфи у неё работают, так что через год-два она получит вполне приличные силы для наступления.

Это не значит, что сепаратисты не будут атаковать. Это значит, что для серьёзной атаки им придётся ослабить защиту ряда собственных планет. А такие массированные перемещения не ускользнут от шпионов Гидры.

Для избежания перевербовки, экипажи на кораблях ударного кулака были сформированы из одних только джиралханай, лекголо и янми-и. Никаких рас с сомнительной лояльностью, исключая хурагок, без которых не обойтись.

Теоретически — абсолютно логично, но жизнь, увы, не образец логики.

— Когда я выйду, ты забудешь об этом разговоре, — сказал высокий серый самец джиралханай, проводя рукой перед глазами недавно назначенного суперкарго.

— Я забуду об этом разговоре, — послушно повторил офицер, глядя остекленевшими глазами в пространство перед собой.

— Во время погрузки на корабль продуктов на рейс, ты незаметно пронесёшь на корабль вот это, — постоянный собутыльник вложил в руку суперкарго переливчатый шар, — спрячешь в трюме, так чтобы его было как можно сложнее заметить и найти, после чего полностью забудешь и об этом.

— Я незаметно пронесу... спрячу... забуду...

— Очень хорошо. Да, думай что мы с тобой пили весь вечер, потом немного подрались, отмечая твоё повышение, — высокий серый самец нанёс офицеру мощный удар в челюсть, от которого тот улетел в угол.

— Мы пили весь вечер, потом немного подрались, — суперкарго завороженно потрогал челюсть.

— Хорошо. Забывай, — гость вышел прямо сквозь стенку.

Убедившись, что за ним никто не следит, он стал невидимым, принял обтекаемую форму, взлетел и с максимально возможной скоростью направился на окраину города, где его уже ожидал стелс-транспорт типа "Фантом".

Увы, сбор ударного флота проводился сразу в трёх системах, и облететь их все, чтобы установить на всех кораблях ловушки душ, Дж-Онн Дж-Онзз никак не мог успеть. Возможно, если бы этим занялись все зелёные марсиане, эффективность бы значительно возросла, но подвергать риску Дэйр-Ринг братья дружно отказались, Ричард не был телепатом (что не помешало ему незаметно прокрасться на пару кораблей и лично установить там ловушки), а Змея вынуждена была сидеть на "Просветлённом Паломничестве" и участвовать во многочисленных переговорах.

Что можно сделать, когда у тебя "заминирована" лишь треть флота противника, причём флагман (такой же сверхноситель типа CSO, как и "Просветлённое Паломничество") в эту треть не входит? Нет, сражение-то выиграть можно — выдвинуть свои аналогичные силы, в нужный момент обезвредить эту треть, и задавить оставшиеся две численным превосходством. Но если ты не желаешь сражаться, то что?

Дж-Онн таким вопросом не задавался — он свою часть работы сделал и вполне доверял Змее, что та сделает остальное. Ричард же не собирался ждать бога из машины времени — он желал сам убедиться, что контролирует события.

У него были только ловушки душ, знания Ма-Алефа-Ака по многомерной физике, дополненные уроками Змеи, и собственная многомерная физиология. Вполне достаточно, чтобы поставить на колени целую межзвёздную империю.

Для начала он внёс немного изменений в курсовую программу корабля, на котором находился. Во время прыжка тот должен был подойти к соседнему, ещё не "заминированному" звездолёту на расстояние... ну, можно сказать, что на расстояние километра, хотя в Эмпирее расстояния довольно своеобразны. Теоретически они вполне реальны, Эмпирей не лишён геометрии. Проблема в том, что способов измерить их приборами ещё не придумали, а для субъективного псионического восприятия, которое позволяет тут кое-как видеть — и расстояния субъективны. Радиосигналы и свет сквозь это пространство не проходят, а если попытаться просунуть между кораблями линейку, она вполне может стать длиннее или короче.

По той же причине корабельный ИИ, так же как обслуживающие двигатель хурагоки, не увидел ничего предосудительного в таком сближении. Столкнуться в пространстве скольжения... ну, не то, чтобы СОВСЕМ невозможно, но требует невероятного мастерства в управлении местной геометрией и квантовыми полями. Предтечи такое ещё, по слухам, могли проделать, но ковенантам оно не под силу точно.

Но Ричарду и не требовалось столкновение. Дождавшись максимального сближения, он резко вдохнул, словно ныряльщик перед прыжком, и оттолкнувшись щупальцами от обшивки, целиком погрузился в Эмпирей.

Для нормального трехмерного существа это почти гарантированное самоубийство. Причём не самым приятным способом. Эмпирей с такими делает... очень странные вещи. Даже сейчас, когда он спокоен, и вам грозит столкнуться только с собственными мыслями, а не с чьими-то ещё.

Малки могли плавать в этом материализованном безумии — во всяком случае оптимизированные Змеёй малки — но плохо и недалеко. Длительная задержка угрожала им неуправляемой трансформацией молекулярной структуры.

Но Ричарду долго и далеко и не нужно было. Расстояние от квантового поля одного корабля до другого он преодолел (по субъективным ощущениям времени) секунд за пять, хотя таймеры обоих кораблей показали, что прошло почти три минуты.

Пришлось очень сильно извернуться, чтобы "вправить" молекулы биопластика обратно в нормальное трехмерное пространство. Тело никак не желало понимать, что граница между двумя типами космоса здесь является двухмерной поверхностью, а не четырехмерным порталом. Что можно просто сделать шаг и оказаться в ином пространстве. Но к счастью, возясь с двигателями пространства скольжения и дальше с гравитационным троном для Гидры, Ричард уже натренировался работать с такими границами, сейчас нужно было только вспомнить навык. Не сложнее, чем подключиться собственным телом к компьютеру Убежища.

Распластавшись тонкой плёнкой по границе квантового поля, он выждал две-три минуты, убедился, что его не заметили (стандартные сенсоры в пространстве скольжения не работали, а показания датчиков поля умели интерпретировать в полной мере только хурагок), после чего переполз на нужное место в центре корпуса, где, как следует размахнувшись, метнул в обшивку несколько усовершенстванную ловушку для душ. Та прилипла к корпусу, словно магнитная мина.

Оставалось повторить то же самое ещё полторы сотни раз — и атакующий флот можно считать обезвреженным.

Если только эти прыжки раньше не "обезвредят" его самого...

Он-то выдержал, но банально не успел. Сам прыжок с корабля на корабль был недолгим, но вот поправка курса для сближения со следующим звездолётом — на это уходило до часа бортового времени. А перескакивать через десятки километров, которые разделяют корабли в стандартном построении, Ричард всё же не решался. Поэтому "заминировать" он успел только корабли-носители энергетических проекторов. Плюс треть флота, где ловушки были установлены Дж-Онном.

Тем не менее, блеф в сочетании с талантами убеждения Гидры позволил закрыть эту брешь.

Выйдя на прямую связь с нападавшими, Пророчица заявила, что ей подвластно новое оружие Предтеч, и что всякий, кто посмеет приблизиться к Марсу, будет им поражён. После того, как её вполне закономерно послали к чёрту (тонее к некому Джону-117), она "нанесла первый удар" — активировала ловушки на всех кораблях с "копьями", исключая флагман. Все джиралханай, янми-и и мгалекголо на этих кораблях попадали в глубокий обморок. А вылетевшие из-под маскировочного поля плазменные копья снесли щиты сразу на семи эсминцах.

Снова выйдя на связь, Гидра пояснила, что не будет применять священное оружие без крайней необходимости — и сейчас такой необходимости нет, поскольку она прекрасно успеет расстрелять флот противника до подхода на дистанцию применения плазменных пушек или энергетических проекторов эсминцев.

Возможно, блеф мог бы и не сработать, если бы марсиане играли по-честному — то есть давали противнику выбор. Но Ричард и Змея срежиссировали всё заранее — включая и реакцию врага.

НА САМОМ ДЕЛЕ ловушки сработали на всех кораблях с дальнобойными проекторами. Без исключения. И на флагмане тоже, само собой.

Просто управление флагманом сразу же перехватил Ричард, послав остальным кораблям синтезированные изображения адмирала и капитана. Немного поругался с Пророчицей, уточнил, почему сбежать не получится, выторговал себе условия капитуляции поприличнее — и приказал флоту сдаваться.

А Дж-Онн потом в воспоминания настоящих капитана и адмирала пропишет воспоминания, что всё так и было. Почему — это уже пусть они сами определяют. Джиралханай не намного уступают людям в способности подводить обоснование задним числом под свои глупейшие действия.

После того, как четыре десятка копий исчезли бесследно в заколдованной системе, а спустя две недели всплыли во флоте еретиков — без всяких повреждений, полностью готовыми к бою, вместе со всей своей свитой — даже самым твердолобым вождям еретиков стало ясно, что война проиграна ещё до её начала. Нет, в принципе они всё ещё могли пойти ва-банк — собрать все оставшиеся корабли и попробовать дать генеральное сражение. Численность флотов была практически равна. Кто знает, вдруг Предтечи помогут праведным?

На практике... джиралханай были очень смелыми ребятами, но смелость и самоубийство — разные вещи. Они прекрасно понимали, что для навязывания генерального сражения нужно атаковать что-то очень ценное для противника — верфи или Марс. Но соваться к Марсу после двух первых обломов было боязно — кто знает, какое нечестивое оружие там могла припрятать владычица еретиков!

А нападать на верфи имело смысл только с целью их захвата — сепаратисты отлично понимали, что если уничтожить единственные центры производства боевых кораблей, то все последующие дни господства будут лишь растянувшейся агонией.

— Вот не уверен я, что они это понимают, — скептически заметил Ричард. — Понимали бы — не отдали бы тебе верфи. Судя по образу мышления, который они демонстрировали до сих пор, для них важнее сила и территория сейчас, чем развитие в будущем. Я уж не говорю о том, что у них поощряется самурайский менталитет в худших проявлениях — сам помирай, но и врага с собой забирай.

— Это для рядовых воинов. Вожди мыслят несколько иначе.

— Все вожди? Ты в этом абсолютно уверена? Тогда как они позволили себя загнать в такую ситуацию? Послушай, до сих пор их самоубийственная глупость играла нам на руку. Но сейчас она же может испортить всё, чего мы добились. Опаснее загнанной в угол крысы — только загнанная туда же горилла.

— Видишь ли, Ричард... для начала — почему отдали. Нет, были среди них и честные жадины, которым территориальный инстинкт просто затмил логику. Но были и парни достаточно умные. Понимавшие, что корабль — это преимущество на месяцы и годы, верфь — на годы и десятилетия, а планета — на десятилетия и столетия. Верфь — не священная реликвия. Её тоже можно построить, пока у тебя есть хурагок, записи и достаточно ресурсов. Это долго, это сложно — но в принципе вполне реально. Поэтому они думали зажать нас с двух сторон. Если я выберу быструю игру — переиграть по числу кораблей, если медленную — по количеству планет. Слабость на средних сроках они полагали вполне допустимой.

— Но ты их переиграла... мы переиграли на всех трёх темпах.

— Точно. В игре на месяцы я оказалась лучшим тактиком, в игре на годы превосхожу в производстве, а в игре на десятилетия — отбираю у них лояльность населения. Когда планетарные губернаторы увидят, что мои миры не превращаются в ульи Потопа, они начнут потихоньку выяснять насчёт возможности возвращения. Они верят, что у Пророков есть мистическая сила побеждать без насилия. Пока что я эту репутацию оправдываю.

— Хорошо. Допустим, среди них действительно есть такие умные ребята. И допустим, они реально поймут, что уже проиграли. Но логику "помирать — так с музыкой" — это не отменяет, скорее наоборот. Что им мешает решить "так не доставайся же ты никому", и совершить налёт на верфи с целью уничтожения, в надежде как-нибудь потом их отстроить?

— Для этого нужно предположить, что неведомая ловушка, позволяющая перехватывать корабли, у меня есть только на Марсе. Если верфи защищены таким же образом, то их атака будет всего лишь быстрой сдачей.

— Да. Но я думаю, они как раз это и предположат. В конце концов, столичные системы они оставили не так давно, и они ЗНАЮТ, что там нет никаких реликвий Предтеч или загадочных пространственных феноменов. А на Марсе может находиться что угодно. Поэтому нам нужно быть готовыми к атаке на верфи. Во всех видах. К разведке боем малыми силами — или к полноценному вторжению всех оставшихся флотов. К попытке уничтожения — или захвата.

Правы оказались оба — отчасти.

На следующей неделе два вождя сепаратистов независимо друг от друга попытались прощупать Святейшую на предмет переговоров — один насчёт возможного перехода на её сторону, второй — потенциального нейтралитета. К их удивлению, Гидра встретила обоих едва ли не как детей родных, одобрила обе идеи, и обещала первому сохранение прежнего титула и прощение всех грехов, а второму — возобновление торговли. Вскоре к "нейтралу" захотел присоединиться и третий вождь, воодушевлённый его успехом. Оба получили свою маленькую автономию в составе Ковенанта и гарантию, что потенциально заражённые Потопом корабли в их пространство не войдут без тщательной проверки каждого пассажира на клеточном уровне. Ушли очень довольные.

Но шестеро оставшихся вождей были крепкими орешками. Даже не столько сами — сколько как представители своих стай. Если бы вся сложность ограничивалась их личным упрямством, достаточно было бы одного визита Дж-Онна, чтобы они радостно побежали сдаваться. Грамотно используемый телепат-метаморф — страшная сила в государстве, которое ни разу не сталкивалось ни с чем подобным. Ричард бы сам его боялся, если бы не был уверен в кристальной честности брата и в отсутствии у него властных амбиций.

Но в данном случае промывание мозгов, увы, не поможет — если даже вождь пожелает сдаться, его по-быстрому прирежут свои же, и преемник продолжит его курс на конфронтацию. Хорошо защищённая структура, с налёту не возьмёшь.

Но столичные миры Гидры тоже были хорошо защищённой структурой.

А Дж-Онн был всё равно отправлен в гости к вождям — но не подчинять их, а читать. Знание планов противника — уже немалый козырь.

Для начала сепаратисты послали десять копий — два линейных крейсера и шесть тяжёлых корветов, при поддержке десяти эсминцев. Это была абсолютно самоубийственная миссия — очевидно, что никакого вреда верфям эти силы нанести не смогут. Их копья даже щиты верфей пробить смогут только при условии одновременного попадания и если им никто не будет мешать.

Вопрос был в том, как и чем их уничтожат. Какой-то мистической парализующей техникой Пророчицы? Или вполне обычным плазменным огнём превосходящих сил?

Во втором случае — колдовская защита у неё есть только на Марсе, а значит — верфи можно атаковать классическими методами. В первом — прислать сюда большой флот — значит подарить его Гидре.

Преимущество системы От Сонин как точки вторжения перед Солнечной (с точки зрения атакующих) состояло в том, что первая находилась в пределах коммуникационной сети Ковенанта — то есть корабли-разведчики могли докладывать, что с ними происходит, до самого конца. Ну а на случай обрыва межзвёздной связи — флотилию на приличном расстоянии сопровождали несколько стелс-кораблей, задача которых — вернуться любой ценой и донести записи.

Другая особенность этой битвы — здесь не могла участвовать лично Пророчица. Её корабль всё ещё пребывал в карантине и если бы он попытался приблизиться к столичному миру, недавние союзники и подданные немедленно обратили бы орудия против него.

Так что решать проблему придётся местными средствами.

Ни Ричард, ни Уроборос не были экспертами по космическим сражениям. Подкладывать противнику свиней различной степени тяжести — это всегда пожалуйста, но честно воевать тем же оружием, что есть у другой стороны — в этом им обоим критически не хватало опыта. Вот в наземных сражениях они разбирались отлично, а в космосе их идеи пока не заходили дальше "задавить противника огневым превосходством".

Но Змея знала тех, кто разбирался. Киг-яр занимались космическим пиратством в течение тысячи с лишним лет, и несколько хороших тактиков для решения специфической задачи среди них непременно найдётся. Миниатюрные (по сравнению с джиралханай) ящеры привыкли, что на них практически не обращают внимания, и оказались весьма польщены, когда к ним обратилась сама Пророчица. А уж когда им объяснили, что можно придумывать АБСОЛЮТНО ЛЮБЫЕ тактические комбинации, с использованием любого доступного оружия, сил и технологий, а Гидра сама найдёт обоснование, как это вписать в традиции Ковенанта... их глаза так загорелись, что Ричарду даже стало страшновато.

Эффективная дальность удара плазменным копьём не превышает световой секунды. Не потому, что на бОльшем расстоянии цель может увернуться — планеты и станции особой маневренностью не славятся, да и тридцатикилометровому сверхносителю затруднительно сместиться за одну секунду на расстояние, превышающее его размер. А потому, что даже фантастические навыки Ковенанта в управлении плазмой имеют свои ограничения. На большем расстоянии электронно-позитронный жгут дестабилизируется и аннигилирует сам с собой.

Поэтому Флот Доблестной Жертвы, который Ричард тут же перекрестил для себя в Отряд Самоубийц, выбрал для выхода дистанцию в миллион километров от верфей. Утроенную дистанцию снайперского выстрела. На этом расстоянии они могли быть уверены, что их не накроют сразу после выхода из прыжка — и одновременно не должны были тащиться к цели чересчур долго.

Предварительное сканирование системы показало, что она битком набита сенсорами всех типов, как пассивными, так и активными. А также артефактами неясного предназначения, вероятно, космическими минами. Последнее немного замедляло продвижение эскадры, так как требовалось очень тщательно "протраливать" курс, уничтожая каждый подозрительный предмет. Но остановить её таким способом было нельзя.

Включив щиты на максимум, настроив сенсоры на максимальную чувствительность к холодным объектам небольшой массы, эскадра набрала скорость в тридцать километров в секунду и не торопясь направилась к верфям. На дистанцию открытия огня она должна была выйти через семь часов.

Общеизвестно, что стандартная конструкция кораблей Ковенанта предусматривает установку энергетических проекторов на нос и на брюхо корабля, что ограничивает сектор обстрела направлениями вниз и вперёд (полностью), а также в стороны и назад (частично).

Это очень удобно при остеклении планет, но создаёт некоторые проблемы в космическом бою, где нет ни верха, ни низа. Когда километровые корабли-монстры начинают вертеться в догфайте, как самолёты, стараясь зайти друг другу в хвост — это ещё полбеды. Но спрашивается, что мешает банально выпрыгнуть из пространства скольжения сверху и слегка сзади вражеского корабля, после чего расстрелять его в беззащитную "спину"? Точность сверхсветовых двигателей Ковенанта это вполне позволяет...

Как всегда — есть ряд технических нюансов, и в первую очередь — сама природа пространства скольжения.

Во-первых, сразу после выхода из портала ваши щиты не работают. Квантовое поле всё ещё настроено на защиту от опасностей Эмпирея. Чтобы перевести его в режим дефлекторного щита, нужна хотя бы минута.

Во-вторых, начинать зарядку плазменного копья можно только после завершения выхода и закрытия портала. Потому что попытка пройти с заряженным копьём через мощнейшую электромагнитную аномалию, каковой является портал — кратчайший путь на тот свет, в объятия Предтеч. Нет, в принципе корабельный ИИ может компенсировать возмущения и сохранить целый корабль и исправную установку. В принципе. Если вам очень-очень повезёт. Слишком большое везение, чтобы учитывать его в тактических планах. И это не считая той мелочи, что копьё и переход в равной мере жрут энергию реактора, а она не бесконечная.

Поэтому, если вы выскакиваете из Эмпирея на дистанции ближнего боя — в десятках и сотнях километров от цели — то на вас немедленно обрушатся плазменные торпеды, снаряды и лучи импульсных лазеров. Торпеды вообще всеракурсные, неважно, куда вы их выпускаете, они могут потом повернуть. А башни с лазерами и плазменными турелями на "крыше" звездолёта есть (хотя их и не так много, как по бортам). И с учётом отсутствия щита — всё это добро вас мигом поджарит.

Выскочить подальше, в паре тысяч километров от цели? Тоже не лучший вариант. Никто ведь не мешает вашей цели начать зарядку копий ОДНОВРЕМЕННО с разворотом брюха или носа в вашу сторону. Маневровые двигатели не так много энергии едят, как сверхсветовые, так что ваш противник скорее всего закончит цикл зарядки быстрее, если его капитан не полный тормоз.

Но похоже было, что адмиралы Святейшей этих основ тактики не знали. Потому что они допустили именно указанную классическую ошибку — попытались при помощи микропрыжка зайти гостям в хвост. Причём в очень странной формации — два штурмовых носителя типа CAS, один носитель типа DDS и шесть броненосных крейсеров типа RCS — и где только откопали столько этого старья!

Вдобавок, дистанцию они выбрали вполне скромную — какая-то сотня километров. На таком расстоянии их преимущество в числе копий практически ничего не значило — это "собачья свалка", где их банально задавит огонь эсминцев...

Спустя шесть секунд, однако, выяснилось, что кто тут не учил уроков — это ещё надо очень посмотреть. Потому что у броненосцев выявились два неожиданных преимущества.

Во-первых, они плевать хотели на потерю щитов — броне совершенно безразлично, из какого пространства она только что вышла, она одинаково эффективна в любых обстоятельствах. А во-вторых, у них оказалась такая полезная, почти забытая технология, как стазис-пушки.

Нет, это не был стазис Предтеч, основанный на манипуляции временем в пространстве скольжения, и даже не его упрощённое подобие на основе твёрдого света, которым пользовалась их маленькая компания путешественников. Это вообще по большому счёту не было даже оружие — скорее хакерская атака, использующая неустранимую конструктивную уязвимость.

Речь идёт о слегка модифицированной плазменной торпеде. Сгусток, выпущенный из этой пушки, растекался по всей поверхности вражеского щита, ища в ней любые отверстия. А когда находил таковые — запускал внутрь "щупальца"-волноводы.

По этим "щупальцам" с броненосца в свою очередь передавался электромагнитный импульс, который избирательно глушил некоторые проекторы щита.

Нет, щит от этого не вырубался — его генератор находился глубоко внутри корабля, вырубить внешним воздействием эту установку невозможно. Как раз наоборот — в щите пропадали все отверстия, он непроницаемой скорлупой окутывал собственный корабль.

Ну а поскольку дефлекторный щит работает одинаково в обе стороны, подвергшийся такому удару корабль утрачивал возможность стрелять, запускать истребители и даже лететь, кроме как по инерции — ускорение требует выброса реактивной массы, а куда ты её выбросишь, когда перед дюзами препятствие? Пусть даже репульсорные двигатели Ковенанта не были реактивными в обычном смысле, им тоже требовалось для работы свободное пространство за кормой.

А если ты не успеешь сообразить, что произошло, и попытаешься выстрелить — рискуешь поджариться в собственной же плазме.

Выбраться из такой ловушки нетрудно — достаточно "всего лишь" отключить щит, но последствия такого оголения под вражеским огнём — за ваш счёт. При повторной активации щита он всё ещё будет замкнутым. Разумнее во многих случаях поручить хурагок рекалибровку проекторов. Если повезёт, они управятся минуты за три. Поскольку процесс не имел ничего общего со стазисом (он не останавливал время ни в какой форме), Ричард для себя переименовал это устройство в "удерживающую пушку". Так или иначе, на малых дистанциях она оказалась весьма эффективной, обезвредив на некоторое время оба крейсера и три эсминца. Будь у них побольше таких стволов, можно было бы вырубить всю эскадру (кроме SDV, которые щитов не имели изначально), но увы, устаревшие RCS были редкостью во флоте. Десять вымпелов такого типа — это всё, что удалось собрать. Причём пять из них базировались слишком далеко и не успели к месту боя.

Трусами джиралханай точно не были. На всех поражённых кораблях без колебаний отключили щиты, и две эскадры обменялись залпами плазменных торпед. Вес залпа у агрессоров был выше, но они вынуждены были настраивать свои торпеды на перехват, чтобы гарантированно не пропустить к себе ни одного сгустка плазмы. На столь малой дистанции у них была лишь одна попытка перехвата, промах уже не было времени исправлять. Флот обороняющихся также не имел щитов, но тем не менее вполне мог рискнуть и пропустить к себе парочку сгустков — толстая броня их более-менее держала. Поэтому первая перестрелка закончилась ничем.

Энергетические проекторы всех гостей зарядились уже наполовину. "Копья" защитников системы — на треть.

Удерживающие пушки броненосцев дали второй залп по эсминцам нападавших. Теперь без щитов остались все, кроме двух. Но у гостей системы были готовы и нацелены два десятка энергетических проекторов. Которые не остановит никакая броня.

Но за секунду до выстрела дали залп импульсные лазеры защитников. Единственное, что преодолевает пространство быстрее струи релятивистских частиц — это свет. В обычных обстоятельствах это лишь оборонительное оружие — лучам не под силу пробить ни щиты, ни броню тяжёлых кораблей. В принципе можно навести их на отдельные бреши в щите противника, но во-первых, они чаще заняты другими делами, а во-вторых, "бойницы" чаще всего открываются для стрельбы, когда орудие уже закрыто собственным "щитом" — накапливаемым перед ним плазменным зарядом.

А хирургически точной системы наведения для плазменного оружия, позволяющей попасть буквально "копьём в копьё", у них не было — на кораблях киг-яр не было Ричарда.

Тем не менее, они выстрелили. Не в сами "копья" — в броню возле них.

В тонкой обшивке фрегатов образовались солидные дыры, их "копья" вышли из строя полностью. Броня эсминцев и крейсеров не поддалась — в ней образовались кратеры различной глубины, но не более. Однако канониры и не пытались её пробить. Термическая деформация от попадания вызвала перекос ускорителей. Незначительный, всего на пару сантиметров... но для тончайшей регулировки магнитных полей этого хватило.

Лучи энергетических проекторов ушли мимо целей.

Все, кроме двух. Два эсминца, сохранивших щиты, отстрелялись по своим целям с идеальной точностью. Их лучи поразили один и тот же штурмовой носитель... И сбили его щит.

Всего лишь щит.

Для наблюдавших за ходом боя это выглядело как божественное чудо, не менее. Ну, или дьявольские козни.

А ларчик просто открывался. Гидра всего лишь нарушила одно из табу Ковенанта — на общение искусственных интеллектов между собой.

Время изменения режима квантового поля с защиты пространства скольжения на дефлектор зависит от трёх параметров. Размер корабля (тут всё очень плохо, штурмовой носитель огромен), доступные энергетические мощности (а тут наоборот — хорошо, реакторы CAS приспособлены выдавать огромные пиковые нагрузки для скоростного восстановления щита) и доступные вычислительные мощности.

Вот с последними Змея и смошенничала, подключив искусственные интеллекты группы перехвата к локальной сети верфей через систему сверхсветовой связи. На пятидесятикилометровой станции, разумеется, стояли компьютеры намного производительнее, чем на любом корабле. Увы, зависимость там не линейная — некоторые вычисления нельзя распараллелить. Но выиграть пару десятков секунд — вполне реально.

Третий выстрел RCS — без щитов остались последние два корабля. Однако ИИ нападающих уже закончили рекалибровку повреждённых проекторов — и теперь заряжают их снова.

Новый обмен плазменными торпедами — с тем же результатом.

Теперь уже обе стороны поливают друг друга не только плазмой, но и импульсными лазерами. И хотя это оружие из разряда "с паршивой овцы шерсти клок", у еретиков этот клок получается заметно больше. Они не собираются пускать в ход "копья", и потому спокойно поворачиваются к противнику бортом, где лазеров больше. Тяжёлые суда сепаратистов всё ещё надеются на копейный удар, и потому подставляют брюхо. Корветы, лишённые главного калибра, постепенно теряют лазеры по бортам. Огонь еретиков опаляет кольца наведения проекторов, выжигают сенсоры на обшивке... А с потерей сенсоров снижается точность наведения торпед...

Яркая вспышка заливает экран. Затем ещё и ещё одна.

Пока нападавшие были целиком заняты перестрелкой с тяжёлыми кораблями, к ним незаметно подобрались бомбардировщики "Серафим", и сбросили на проходе несколько зарядов антивещества, каждый примерно по пятьдесят мегатонн тротилового эквивалента.

Обычно москитный флот в Ковенанте системой активного камуфляжа не снабжают. Толку-то в открытом космосе от "невидимого" корабля, который сияет в инфракрасном спектре, как ёлочная игрушка. Стелс-корабли Ковенанта, хоть и имели систему плазменной маскировки, включали её крайне редко — чаще всего при взлёте или посадке. В открытом же космосе они маскировались за счёт чёрного окраса обшивки и предельного снижения теплового излучения.

Но Ричард заметил, а киг-яр подтвердили, что это ограничение действует лишь в ТИХОМ космосе. Где ни одного источника тепла, кроме вас, на миллионы километров вокруг. Там действительно корабль в плазменном коконе буквально орёт о себе "эй, я здесь".

В условиях же космического боя (особенно боя ковенантов, где пространство затоплено тоннами газа, разогретого до миллионов градусов, а сенсоры в буквальном смысле плавятся от помех), при соблюдении некоторых правил осторожности слабенькое тепловое пятно от малого аппарата вполне может оказаться незамеченным.

Подрывы были произведены на безопасной дистанции — киг-яр помнили задачу и не собирались разносить в щепки свои ценные трофеи. Однако обшивка кораблей оказалась настолько обожжена жёстким излучением, что их ПКО практически перестала существовать. Отдельные лазеры ещё продолжали куда-то там стрелять, но без целеуказания они были практически безобидны.

Так что абордажные шаттлы смогли добраться до целей и вцепиться в них почти без помех. А снаружи вдоль обшивки так же беспрепятственно носились истребители, подавляя отдельные локальные точки сопротивления.

Последнюю точку в этой драме поставил тот факт, что в шаттлах сидели не мелкие киг-яр и унггой, как ожидали защитники кораблей, а воины джиралханай. Очень злые воины джиралханай — успех операции принадлежал не им, всё досталось "шакалам". Они стремились хоть частично вернуть себе славу победы — и дрались за неё, словно одержимые. Так что задача была успешно решена даже без шогготов и ловушек душ. Спустя четыре часа последний крейсер пал.

Основная цель этой сложной и весьма рискованной комбинации состояла в том, чтобы запутать и сбить с толку вождей сепаратистов — и это Змее с блеском удалось. Ничего сверхъестественного не было продемонстрировано — всего лишь хитрость и нетрадиционная тактика. Значит ли это, что сверхъестественных сил у неё нет? Или есть, но только на Марсе? Или есть везде, но применять сейчас не понадобилось, потому что и так справилась?

Единственное, что выяснили вожди посредством этой разведки — что Гидра корабли бережёт, и по возможности захватывает, а не уничтожает. Это укрепило во мнении, что она еретичка и самозванка (Пророки своими флотами жертвовали на раз, не говоря уж о чужих), но что с этим делать — было по-прежнему неясно. "По возможности" — это насколько? Чем она готова пожертвовать, дабы не открывать огонь на поражение?

Тем временем два ударных соединения еретиков под командованием киг-яр провели операции по захвату звездолётов на периферийных планетах. Там не было никакой мистики и никаких тактических особых хитростей — банальное "десять на одного". Сначала сбивали щиты, затем выходили на связь и предлагали почётную капитуляцию или жестокое унижение в ближнем бою. Не всё прошло абсолютно гладко, некоторые корабли смогли оторваться от преследователей серией прыжков или самоликвидировались, чтобы не доставаться врагу — но ещё три копья она на свой счёт записала.

После этого Гидра сама связалась с вождями сепаратистов, и заявила, что на случившиеся инциденты нисколько не в обиде, готова забыть о них и вернуться в состояние "холодной войны".

Ей отказали. С этого момента новая гражданская война в Ковенанте началась вполне официально.

Киг-яр нанесли следующий удар — перехватив прямо возле планет назначения несколько групп слабо вооружённых транспортов. Сепаратисты ответили тем же. Теперь военным кораблям обеих сторон приходилось не просто абстрактно "дежурить в системе", а работать конвоями — сопровождать все гражданские корабли от атмосферы до ухода в пространство скольжения, и обратно. Естественно, поскольку таскаться до оптимальных точек перехода на краю системы военным астронавтам было лень, от гражданских пилотов начали требовать выполнять прыжок в ближайшей прыжковой зоне, а то и вовсе прямо с высокой орбиты. Это привело к задержкам рейсов на многие недели — в принципе прыгнуть можно откуда угодно, исключая гравитационный колодец планеты, но "принципиальная возможность" отнюдь не гарантирует, что полёт будет быстрым и комфортным.

Святейшей доложили, что на транспортных маршрутах разбойничают ещё и какие-то неизвестные корабли — киг-яр, не принадлежащие ни еретикам, ни сепаратистам, работающие без опознавательных кодов. Не корсары даже, а самые обыкновенные пираты. Захваченные ими суда уводились в неизвестном направлении, экипажи и пассажиров просто убивали вместо экстрадиции. Возможно, конечно, что это решил подзаработать левым бизнесом кто-то из матриархов, но Ричард и Гидра были совершенно уверены, что это сделала первый ход Империя Сангхейли, уставшая ждать, когда же государство джиралханай наконец рухнет. Стоимость тонны груза в таких условиях росла не по дням, а по часам.

Именно это Змее и было нужно. Она послала опергруппу под руководством Ричарда захватить один из таких "чёрных кораблей". Пришлось на время оставить своё любимое "Просветлённое Паломничество", и изучить достоинства и недостатки лёгкого корвета типа DAV. Не столь незаметный, как настоящие стелс-корабли (всё-таки почти полкилометра в длину), он тем не менее был прекрасно оборудован для маскировки и тайных операций, а также радиоэлектронной борьбы. При этом по ускорению и маневренности превосходил все другие корабли флота Ковенанта. Платить за это приходилось весьма скромной огневой мощью, отсутствием дальнобойного вооружения и слабыми щитами. Ричарду выделили таких сразу восемь.

Предполагалось, что вся эскадра будет незаметно ползти то за одним транспортом, то за другим — и рано или поздно наткнётся на "чёрный корабль". Тогда она его быстро нагонит, обстреляет, возьмёт в "коробочку" и на абордаж.

Ричард назвал этот план идиотизмом и всё переделал по-своему.

Каждый из кораблей его эскадры пристроился к одному из транспортных конвоев в разных системах. Заметить один корвет намного сложнее, чем восемь, а нарваться на пиратов на одном из восьми маршрутов намного вероятнее, чем на одном.

Когда корвет засёк посторонний объект, он не пошёл на перехват на максимальной скорости, а просигналил, направив коммуникационный лазер на станцию-ретранслятор, своим семерым собратьям в других системах.

Тяжёлые корабли Ковенанта могут развивать в пространстве скольжения до 912 световых лет в сутки. Но то тяжёлые. Сверхсветовые двигатели сами по себе перемещения не обеспечивают — чтобы переместиться из одной точки Эмпирея в другую, нужно работать обычными, реактивными двигателями. Поэтому скорость "там" зависит от того же, от чего и ускорение "здесь" — от соотношения тяги и массы корабля. А по этой части с лёгкими корветами мало кто мог сравниться. Ну, ещё есть, конечно, такой параметр, как нахождение правильного курса — от него время достижения тоже зависит. Но в этом смысле все корабли Ковенанта почти одинаковы.

Поэтому от соседних звёзд корабли "охотничьей стаи" добрались минут за двадцать. Как раз столько времени понадобилось анонимным пиратам, чтобы лишить пару грузовиков хода и высадить на них абордажные команды.

Которые ожидал там оч-чень большой сюрприз.

Нет, не ловушки для душ. И даже не контр-абордажные команды. Держать то и другое на каждом транспортном корабле было бы слишком расточительно.

Змеелюди были большими специалистами по ядам. Возможно, лучшими в галактике. При наличии образцов тканей, для них не составило ни малейшего труда разработать токсин, который мгновенно вырубал киг-яр, но был абсолютно безвреден для метанодышащих унггой, из которых состояла команда. Балоны с этим газом были установлены буквально везде — на кораблях, на станциях, даже в городах, где была вероятна высадка пиратов. Унггой и киг-яр, мягко говоря, недолюбливали друг друга, так что наличие подобного средства было воспринято метанодышащими, как дар с небес. Правда, они несколько расстроились, узнав, что яд всего лишь наркотизирующий, а не смертельный. Но быстро успокоились, решив, что с усыплёнными рептилоидами сами смогут сделать всё, что захотят. Гидре пришлось сделать им длинное внушение на тему "для чего нужны живые пленники". Нет, для пыток конечно тоже, но есть и другие способы применения. Вроде бы вняли и поняли.

Унггой заманили абордажников поглубже в проходы своих кораблей, после чего разом взорвали все баллоны. Киг-яр повалились один за другим, как костяшки домино — только успевай оттаскивать.

А спустя полминуты, получив условленный сигнал, из пространства скольжения вынырнули семь корветов — совсем рядом с грузовиками и атакующими их рейдерами. Попались, которые кусались!

Пираты, однако, не спешили падать духом. Рейдеров было четыре, и они не уступали судам Ричарда ни в огневой мощи, ни в скорости и маневренности. Правда, не имели дефлекторных щитов, но какой там щит у корвета? Смех один. Да и нет щита сразу после прыжка. К тому же орудия рейдеров представляли собой полноценные плазменные турели, то есть могли вести огонь плазменными снарядами или торпедами по выбору, а DAV ради экономии места вооружили упрощённой моделью того же оружия — плазменными пушками, не способными к формированию и дистанционному наведению торпед. Так что налётчики чувствовали себя вполне уверенно. Победить они конечно не смогут, но отбиться и уйти в прыжок — вполне реально.

Бросив свои абордажные команды, все четыре рейдера рванулись вперёд с максимальным ускорением, виляя и сбивая прицел противнику. Одновременно на их бортах начали формироваться шары плазменных торпед. В итоге промахнулись вообще все. Потому что плазменные пушки плохо стреляют по маневрирующей скоростной цели, а плазменные торпеды — очень плохо наводятся на корабль РЭБ, оптимизированный для малозаметности.

Корветы повисли на хвосте у врага, поливая его плазмой и не давая уйти в прыжок. Рейдеры, осознав свою ошибку, переключили турели в режим стрельбы снарядами и начали огрызаться.

Корветов было больше (к погоне присоединился и тот, что подал тревогу), к тому же на них навестись сложнее. По теории вероятности первым словить случайное попадание плазмы должен был именно рейдер. Но преследователи старались не сбить, а подбить убегающих — облако осколков нельзя допросить. Пираты такой ерундой не страдали — их бы вполне устроило разнести любой из кораблей лоялистов на куски. Это почти уравнивало шансы.

С другой стороны, в ангарах рейдеров не было ничего, кроме абордажных шаттлов. Тогда как корветы, несмотря на скромный размер, были полноценными боевыми кораблями Ковенанта, и несли на себе десяток единиц москитного флота. Что и продемонстрировали сейчас, выпустив группы истребителей. Которые, хоть и понесли потери от импульсных лазеров рейдеров, успешно догнали их и снесли вынесенные в стороны гондолы маневровых двигателей. А дальше уже дело было за канонирами корвета — подстрелить корабль, который не виляет, а летит по прямой, пусть даже с немаленьким ускорением — гораздо проще.

Один рейдер всё-таки смог уйти в прыжок, несмотря на повреждения. Один подорвал себя, осознав, что захват неизбежен. Но два других всё же позволили себя захватить.

Киг-яр были прагматиками, и не имели склонности приносить свои жизни в жертву абстрактным ценностям. Они, конечно, понимали, что другие разумные не разделяют их представления о героизме пиратства. А уж после того, что они делали с экипажами захваченных кораблей, им и вовсе не стоило ждать снисхождения. Но у них была ценная информация, которую они могли продать в обмен на гарантии жизни.

Что и проделали с блеском — по итогам допроса казнено было менее трети пиратских экипажей, что можно охарактеризовать как "легко отделались", учитывая ситуацию. А свидетельские показания остальных пленников были тщательно записаны и отправлены вождям сепаратистов. Вместе с материальными доказательствами наличия интересов Империи Сангхейли в этом деле.

После этого их отношение к предложению Гидры заметно изменилось. Одно дело — теоретически понимать, что где-то там есть третья сила, готовая нанести удар, как только они сцепятся. Другое — увидеть эту силу у себя под боком.

Все вожди племён не любили ересь. Некоторые вожди племён не любили Пророков. Однако сангхейли они все не любили гораздо больше.

Спустя месяц гражданская война закончилась. Был подписан последний договор о нейтралитете и торговле. Вожди сепаратистов, подписавшие его первыми и по собственной инициативе, довольно ворчали — им достались куда более выгодные условия.

А Пророчица раз и навсегда доказала свою способность к "магии" — бескровному подчинению всех, кто ей противостоял.

Глава опубликована: 26.02.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 26 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх