Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Конечно, это не любовь (гет)


Автор:
Бета:
Рейтинг:
R
Жанр:
Romance/Crossover/AU
Размер:
Макси | 1353 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждение:
AU, ООС
История о детстве, взрослении и взрослой жизни Гермионы Грейнджер и Шерлока Холмса. Об их дружбе. И о том большем, что может быть между самой умной ведьмой своего поколения и гением-детективом.
QRCode

Просмотров:168 221 +369 за сегодня
Комментариев:273
Рекомендаций:17
Читателей:942
Опубликован:11.07.2017
Изменен:15.10.2017
Благодарность:
Поддерживающим меня читателям - любителям пары Шерлок/Гермиона
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Конечно, это не любовь. Глава 41.2

Шерлок потер глаза — они слезились и болели, и он не мог точно сказать, в чем дело — в абстинентном синдроме или в том, что ему было больно смотреть на Джона, снова сидящего в своем кресле. Хотелось бы верить, что правильная версия — первая, но внутренняя Гермиона настаивала на второй.

Они с Джоном молчали уже полчаса. Шерлок знал, что должен что-то сказать, но все не мог заставить себя. Не мог забыть того, что Джон сказал ему. Что он убил Мэри. Шерлок знал это и сам, но почему-то надеялся, что Джон будет пытаться оправдать его. А не подтвердит это обвинение и не изобьет.

Разумеется, Шерлок заслуживал каждый удар. Чтобы переиграть серийного убийцу, а по совместительству мецената и почтенного бизнесмена Калвертона Смита, Шерлоку пришлось подставиться, продемонстрировать свою слабость, стать уязвимым. Тем более, что у него была отличная маскировка — наркозависимость. Люди ждут от наркоманов агрессии, неадекватных реакций и, в конечном счете, слабости. Смит поверил спектаклю, но, увы, вместе с ним поверил и Джон. Пожалуй, Шерлок никогда так не радовался своему умению приглушать боль, как в тот момент, когда Джон наносил ему короткие точные удары по лицу, шее и животу, потому что это было значительно больнее пыток в Сербии.

И все-таки Джон спас его. Несмотря на свою ярость, обиду и почти презрение, он пришел в нужный момент и спас его так быстро, как сумел.

А теперь они снова, как в старые добрые времена, сидели в гостиной друг на против друга, но разговор все не завязывался.

Наконец, Джон откашлялся и хрипло спросил:

 — Зачем? Зачем это было?

 — Калвертона Смита надо было разоблачить, — ответил Шерлок преувеличенно бодро.

 — Зачем было втягивать в это меня? — он перевел глаза куда-то за спину Шерлока, и его взгляд на мгновение остекленел. Шерлок приоткрыл рот — и закрыл обратно. Это выглядело так, словно Джон общается с кем-то, существующим только в его воображении. Шерлок отлично знал, как это выглядит, и не сомневался в личности собеседника Джона. Мэри была с ним.

Она явно что-то ему сказала, потому что Джон переменился в лице и так сильно сдавил кружку, что керамика едва не треснула.

 — Нет, — сказал он. — Только не говори мне, что заранее подстроил все так, чтобы…

 — Да. Пожалуй, да, — согласился Шерлок.

 — Я мог бы не прийти. Я вообще не собирался приходить.

 — Но пришел. Интересно, кстати, откуда ты узнал, что мне потребуется помощь? — Шерлок напрягся, но не вспомнил, что он придумывал. Наверняка же у него был план, как привести Джона в больницу вовремя. Увы, в этот раз он действительно зашел с наркотиками слишком далеко, и теперь расплачивался весьма неприятными проблемами с желудком, дрожащими руками и провалами в памяти.

 — Я… — Джон нахмурился и, отставив чашку в сторону, сцепил руки в замок, — мне сказали, что тебе нужна помощь. Твоя знакомая, та, которая помогла тебе выжить.

Ну, разумеется — получив СМС с просьбой не вмешиваться, Гермиона не могла остаться в стороне и решила подстраховать его — хотя бы с помощью Джона. Неплохо придумано.

 — Вообще-то, — Джон снова кашлянул, — она возникла посреди гостиной, растрепанная и испуганная, и сказала, что… что ты в большой опасности, в смертельной опасности. И что она дала кому-то слово не вмешиваться. Но, Шерлок, что, если бы я не послушал ее?

 — У меня было несколько запасных планов, — заверил его Шерлок, а потом, подумав, добавил: — правда, я не мог их вспомнить. И до сих пор не помню. И я не ожидал, что встреча с его дочерью окажется галлюцинацией. Странная история, кстати… Все было так реально, — он отлично знал, как ведут себя глюки, и Фейт Смит была непохожа на них, — Она дала мне информацию, которую я больше нигде не мог бы взять.

 — Но ее здесь не было, да?

 — Знаешь, когда-то у меня была теория о том, что, если подключиться одновременно ко всем информационным потокам, можно будет предвидеть будущее, — собственно, он верил в эту теорию и сейчас, но после рассказа Гермионы о сумасшедших прорицателях перестал думать о том, как бы ее проверить на себе. — Возможно, наркотики приоткрыли в моем сознании какую-то дверь.

 — И ты придумал себе волшебную женщину, — кивнул Джон, чуть замявшись на слове «волшебная».

 — Я заинтригован.

 — Я знаю, — Джон снова взял чашку и сделал глоток, — поэтому мы все сидим тут по очереди, чтобы не пускать тебя туда, — он кивнул в сторону кухни, за три недели превратившейся в полноценную лабораторию по синтезу наркотиков.

 — О, а я думал, мы просто… болтаем.

Джон демонстративно глянул на часы и сказал:

 — Молли приедет через двадцать минут.

Все было отнюдь не как в старые добрые времена — Джон хотел уйти.

 — Пожалуй, двадцать минут без присмотра я выдержу, — сказал он и изобразил улыбку.

 — Прости, — произнес Джон, — но, знаешь, Роззи… Выдержишь двадцать минут?

 — Конечно, Роззи. Я не подумал о ней. Надо будет зайти и повидать ее…

Джон кивнул:

 — Конечно.

Он вышел из комнаты, Шерлок сделал глубокий вдох, потом несколько коротких выдохов и сосредоточился на содержимом своей кружки. Снова раздались шаги — Джон вернулся.

 — Что-то не так? — спросил Шерлок.

 — Все не так, — вздохнул Джон. — И никогда уже не будет. Но с этим ничего не поделаешь, можно только принять это. Все так, как есть, и все… хреново.

В точку.

 — Ты не убивал Мэри.

Шерлок шокировано поднял на Джона взгляд. Но он не шутил, говорил совершенно серьезно.

 — Она умерла, спасая твою жизнь, но ты не мог ей помешать, это был ее выбор. Она всегда поступала так, как считала нужным. Ты ее не убивал.

 — Знаешь, — негромко ответил Шерлок, — отдав свою жизнь, она придала моей ценность. И я не знаю, как потратить эту валюту.

Он на самом деле не знал. Его жизнь теперь дорого стоила. Она была куплена кровью женщины, любившей своего мужа и ребенка, молодой, счастливой, полной сил.

 — От судьбы не уйдешь, — кажется, не ему, а себе ответил Джон. — В общем, завтра буду у тебя с шести до десяти. Увидимся.

Это звучало как сообщение об обязанности, но Шерлок не позволил себе показать обиду, и еще раз улыбнулся:

 — Увидимся.

Джон повернулся к двери, и в этот момент телефон Шерлока завибрировал, и раздался короткий звук — страстный женский стон. Сообщения только от одного человека в этом мире приходили ему на телефон с таким звуком.

 — Что это? — нервно спросил Джон, резко возвращаясь в гостиную.

 — О чем ты? — спросил Шерлок

 — Этот звук.

 — Какой звук? — это могло сработать — но не в этот раз.

Разумеется, Джон узнал звук.

 — Я собираюсь применить дедукцию, — заметил он. — И если мой вывод будет верным, ты честно в этом признаешься.

 — Идет, — сообщил Шерлок. — Но напомню: звук сообщения мог включиться случайно, скажем, при прикосновении.

 — С днем рождения, — улыбнулся Джон.

Сложно было отрицать очевидное, так что Шерлок ответил:

 — Спасибо.

 — А ведь я не знал, когда он…

Шерлок пожал плечами. Он редко праздновал день рождения, что было в раннем детстве, он не помнил, потом до конца начальной школы у них с Гермионой всегда был один праздник на двоих — глупо было отмечать два дня подряд. А с ее отъездом в Хогвартс день рождения перестал его привлекать.

Можно было понадеяться, что Джона заинтересует вопрос дня рождения, но — нет. Он чуть наклонился к Шерлоку и спросил:

 — Не хочешь поговорить об этом? О тебе и Той Женщине? У вас тайные свидания? Ночи любви?

Шерлок скривился:

 — Боже, я даже не отвечаю на сообщения!

Эта новость, кажется, выдернула Джона из меланхолии, потому что он шокировано воскликнул:

 — Но почему? Ты… болван, Шерлок! Она ведь ждет этого! Ты ей нравишься, и… она жива. Неужели ты не понимаешь, как тебе повезло? Просто напиши ей!

 — Зачем? — рявкнул Шерлок.

 — Потому что это — круче, чем ты думаешь, — ответил Джон.

 — Я сто раз объяснял тебе свою позицию: любовная связь при моем образе жизни приводит…

Он его перебил:

 — К гармонии тела и разума. Ответь ей. Напиши, позвони, сделай что угодно — пока есть шанс.

Шерлок опустил голову. Джон был чертовски прав, как и всегда. Но он не собирался писать Той Женщине. Да и что он мог бы ответить на ее очередное: «Вы мне сегодня снились. Вы это почувствовали?», — кроме лаконичного «Нет»? Согласиться на встречу? Шерлоку вполне хватало фантазии, чтобы представить себе развитие событий. Они встретятся в каком-нибудь отеле, ночью. Она попытается угрожать ему, возможно, в нужный момент достанет пистолет, лишь бы подольше не признаваться, что все, чего она хочет — переспать с ним. Он подыграет ей — или не подыграет, в зависимости от настроения. Они окажутся в постели, и ему, вероятнее всего, даже понравится. А утром он залезет в душ и попытается смыть с себя чужой запах и стереть из головы воспоминания об удовольствии, полученном унизительным и постыдным способом.

Он не будет отвечать ей. Но Джон прав в другом — ничто не длится вечно, люди умирают, уходят. И нужно будет…

Его мысли прервал тихий голос Джона:

 — Она ошибалась на мой счет.

 — Мэри?

 — Да. Думала, что я идеальный. А я ведь изменил ей…

Он зажмурился и срывающимся голосом продолжил:

 — Встретил женщину… в автобусе. Она улыбалась мне — я в тот день забыл в волосах бумажный цветок, которым играл с Роззи. Мы обменялись телефонами и переписывались… Мэри, — он обратился к пустоте, где, вероятнее всего, стояла его воображаемая Мэри, — я писал ей все время, пока ты была с Роззи. Флиртовал, в то время как ты заботилась о нашей дочери.

 — Но…

 — Ничего не было. Только СМС. Только СМС… Но я хотел большего. — Джон шумно вздохнул и вдруг сжал переносицу, опустил голову и заплакал. Шерлок растерялся. Джон всегда был очень сильным, он мог злится, выходить из себя, но слезы… Он понятия не имел, что с ними делать.

 — Что бы сделала я? — шепнула Гермиона.

Шерлок осторожно, неловко обнял друга и погладил по плечу. Джон постепенно взял себя в руки, вытер лицо, отстранился и сказал нарочито весело:

 — Я напишу Молли, чтобы она ехала в кондитерскую. Мы с Роззи подъедем позднее, Грег и миссис Хадсон тоже придут.

 — Это обязательно? — уточнил Шерлок.

 — Да, — твердо сказал Джон, — совершенно обязательно. У тебя день рождения, так что не вздумай сбежать.

Шерлок не стал. Тем более, что, кажется, Джон его простил. Он, конечно, прав — как раньше уже не будет и все действительно достаточно хреново, но они с этим справятся.

Праздник был ужасен — как любой праздник. Пожалуй, даже хуже Рождества, потому что все стремились поздравить Шерлока, обнимали его, несмотря на его попытки сопротивляться, и слишком уж тактично делали вид, что не замечают полопавшихся капилляров в его глазах, красного носа и трясущихся рук. Веселая такая игра: «Давайте притворился, что Шерлок не слетал с катушек и не выглядит как чертов наркоша».

Спасала положение Роззи. Не прошло и двадцати минут празднования, как она закатила истерику и рыдала до тех пор, пока на руки ее не взял Шерлок. Приставать с объятиями и расспросами к человеку, который только что сумел заткнуть Розамунд Мэри, никто не решался, и постепенно оживленный разговор завязался без участия Шерлока. Не отпуская Роззи, он подошел к окну небольшой кондитерской и выглянул наружу. Было непривычно тепло и сухо для середины сентября, люди старались сбавить шаг, чтобы успеть насладиться солнцем. Роззи ухватила Шерлока за нос, потом, подумав, отпустила и ткнула пальцем в стекло.

 — Верно, Роззи, — согласился с ней Шерлок, — эта женщина идет со свидания.

Не то, чтобы Роззи действительно могла понять эту фразу, но Шерлок все равно не умел разговаривать иначе. Все эти уменьшительные словечки и прочая ерунда казались ему отвратительными.

 — Ы-ы? — переспросила Роззи.

 — Снова в точку. Сообразительности тебе не занимать. Эти двое вместе, но скоро расстанутся. Он пьет, и она устала с ним бороться.

 — Что ты ей рассказываешь? — воскликнул Джон. — Боже, дай сюда.

Он решительно забрал у него Роззи. Шерлок пожал плечами — он же не стал говорить ей о том, что парень на другой стороне улицы — гей, так что проблем не было.

Они разошлись около девяти вечера, когда пришло время укладывать Роззи. Вместе с миссис Хадсон Шерлок вернулся домой. Она обещала «присмотреть за ним», но, по счастью, просто попросила пообещать, что он не станет делать глупостей.

 — Или я прикую вас к столу вашими же наручниками, юноша, — добавила она, когда Шерлок уже поднимался по лестнице.

 — Нисколько в этом не сомневаюсь, — хмыкнул он.

Он не собирался принимать наркотики. В этом не было смысла. Все, что ему нужно было сделать, это поспать.

Он зашел в спальню и почти сразу увидел на кровати сверток из простой серой оберточной бумаги. Внутри обнаружились высококачественные защитные очки для работы в лаборатории, книга «Новейшие выводы о химических реакциях в алхимических процессах» авторства Н. Фламеля и записка: «С днем рождения, Шерлок».

Гермиона не изменяла своим традициям. Он погладил книгу по обложке, повертел в руках очки — можно было не сомневаться, что они снабжены дополнительными волшебными свойствами, — и завалился на кровать. Нужно было извиниться перед Гермионой. Он игнорировал ее больше полугода, избегая не только визитов, но даже сообщений и записок. А ведь Джон правду сказал — пока есть возможность…

Он не додумал до конца эту мысль, отключившись сразу, как только его голова коснулась подушки.

Глава опубликована: 07.10.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 273 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх