Страница фанфика
Войти
Зарегистрироваться


Страница фанфика

Конечно, это не любовь (гет)


Автор:
Бета:
Рейтинг:
R
Жанр:
Romance/Crossover/AU
Размер:
Макси | 1353 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждение:
AU, ООС
История о детстве, взрослении и взрослой жизни Гермионы Грейнджер и Шерлока Холмса. Об их дружбе. И о том большем, что может быть между самой умной ведьмой своего поколения и гением-детективом.
QRCode

Просмотров:168 297 +36 за сегодня
Комментариев:273
Рекомендаций:17
Читателей:942
Опубликован:11.07.2017
Изменен:15.10.2017
Благодарность:
Поддерживающим меня читателям - любителям пары Шерлок/Гермиона
 
Фанфик опубликован на других сайтах:    
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Конечно, это не любовь. Глава 46.2

Антарктика, Лангдейл, Порлок и Любовь. В светлом просторном кабинете, в центре которого стоял овальный стол из темного дерева, присутствовали все четверо — фактическое правительство маггловской Британии, люди, принимающие ключевые решения во всех сферах, включая политику, экономику, внутреннюю и внешнюю безопасность. Разумеется, все четверо были осведомлены о существовании волшебного мира — в той или иной степени.

Гермиона не позволила себе еще ровнее выпрямить спину и показать этим едва заметным движением свою нервозность. Она дождалась, пока перед ней распахнут дверь, ровным шагом дошла до стола, оглядела присутствующих и заняла место напротив Майкрофта. Гарри остался стоять, чуть наклонив вперед голову и уперев кулаки в бедра, как стоят обычно авроры на посту. Его правая рука почти касалась скрытой кобуры с волшебной палочкой, и, в случае необходимости, атаковать он мог немедленно.

Положив ладони на стол, Гермиона улыбнулась одними губами, не давая ни единой искре дружелюбности мелькнуть в глазах.

Майкрофт ответил такой же ледяной улыбкой василиска. Ужас вчерашнего дня, волнения, тяжелейший стресс не оставили даже легкого отпечатка на его лице. Он был сух, безупречен и абсолютно спокоен, как и всегда.

Он представил ей коллег, являвших собой образчики такого же пугающего спокойствия. Двое мужчин — лорд Риверс и мистер Оливер — со стороны казались образцовыми джентльменами, такими, как их описывали авторы позапрошлого века, разве что аккуратных цилиндров не хватало. Но Гермиона не сомневалась, что оба отдадут приказ о начале бомбежки мирного города, не испытав ни малейших угрызений совести, если это будет оправдано общим благом. Женщина — леди Смолвуд, — была семью или десятью годами старше Гермионы, у нее было сухое узкое лицо и слишком светлая помада на губах. Морщинки выдавали ее неумение улыбаться, а узкая длинная складка между бровей — привычку часто хмуриться. Пожалуй, она тоже знала, как выбирать из двух зол.

Гермиона медленно обвела взглядом каждого из присутствующих и остановилась на Майкрофте. На полдюйма наклонила голову, предлагая начинать.

— Все в сборе, — Майкрофт встал со своего места. — Это закрытое совещание, все, о чем пойдет речь, получает наивысший гриф секретности, обсуждение тем, которые будут затронуты в ходе разговора, вне стен этой комнаты запрещено. Видеозапись будет зашифрована, — он сделал паузу. — Сегодня к нам присоединилась глава МИ-7. Полагаю, все понимают, о каком учреждении идет речь.

Направленные на Гермиону взгляды стали тревожными. В другой ситуации Гермиона оценила бы тонкий юмор — министерству магии присвоили порядковый номер, причем именно семерку — самое сильное магическое число. Но в этот момент она была полностью сосредоточена на предстоящем разговоре.

— Как вам известно, вчера произошла… внештатная ситуация. Объект, находящийся под четвертой степенью наблюдения, вышел из-под нашего контроля и оказался под управлением психически-нездоровой, опасной для общества персоны, что повлекло за собой значительные последствия, — он прервался, давая время обдумать сказанное. — Нарушение условий охраны Шеринфорда вызывает вопрос о целесообразности этой охраны.

Он замолчал, и Гермиона, подавляя естественное желание сделать вдох перед погружением на глубину, к акулам, взяла слово:

— Шеринфорд был построен для выполнения определенных задач. Сейчас они уже не актуальны. Использовать его как тюрьму и лечебницу опасно. После вчерашнего инцидента мои люди обезвредили Шеринфорд и восстановили контроль над ситуацией. Нам это под силу. Вам, — она по очереди взглянула на каждого из присутствующих, — нет.

— Прошу прощения, — прервала ее леди Смолвуд, — но Шеринфорд находится в юрисдикции службы безопасности Великобритании. Ваше вторжение на его территорию…

— Было необходимо, — Гермиона поджала губы и чуть сощурилась.

— Вы не имели права на вмешательство, — женщина чуть наклонилась вперед, как будто переломившись в пояснице.

— Жизни вашего коллеги и еще десятка человек, по-вашему, ничего не стоят?

По лицу женщины прошла едва заметная тень.

— Мы разрешили бы инцидент без вашей помощи, своими силами и средствами.

— Боюсь, вы заблуждаетесь, — проговорил Майкрофт медленно и схлестнулся взглядом с женщиной. — Ситуация вышла из-под нашего контроля.

 — Вопрос в том, почему это произошло, — сухо заметил мистер Оливер.

 — Мы не будем говорить сейчас о том, чья это ответственность. И чья вина, — по слову, холодно уронила леди Смолвуд. — Речь о том, что вторжение МИ-7 на территорию Шеринфорда недопустимо. Этого не должно повториться. Вы должны отозвать своих людей.

Гермиона положила на стул маленькую сумочку, аккуратно вытащила из нее пухлую папку, подготовленную Джесс, и открыла.

— Здесь фотографии, сделанные моими сотрудниками в Шеринфорде. Прошу ознакомиться.

Папка пошла по рукам. На движущихся фото были запечатлены узники, безумцы, а главное — подопытные из лаборатории на нижнем этаже. Девочка, опутанная датчиками. Восемнадцатилетний юноша с пустыми глазами, из которого выкачивали кровь, определяя способности организма волшебника к регенерации.

В общей сложности двенадцать магглорожденных волшебников в возрасте до тридцати пяти лет, которые так и не попали в Хогвартс и стали пленниками Шеринфорда.

Леди Смолвуд почти не смотрела на фотографии, Риверс и Оливер изучили их внимательно, Майкрофт бросил один короткий взгляд.

Гермиона не двигалась и ничего не говорила. Ее опыт в политике был куда меньше, чем у этих четверых. В волшебном мире не были приняты игры в шпионов и спецслужбы — ни тайных кодовых имен, ни едва различимых подтекстов, ни секретных операций. И, пожалуй, Гермиона могла доверять своим заместителям и главам отделов. Она могла полностью положиться на Кингсли, возглавившего Визенгамот. На Гарри. На всех, кто управлял волшебной Британией. Но она сильно сомневалась, что Майкрофт может так же доверять трем своим коллегам.

Содержимое папки было изучено, Гермиона убрала ее обратно в сумочку. Теперь нужно было не проиграть, не ошибиться. Изначально она планировала говорить с позиции сотрудничества. Но ледяные взгляды, короткие реплики и ощущение надвигающейся опасности заставили ее поменять решение.

 — Вы ознакомились с фотографиями, — сказала она, — сделанными в Шеринфорде. Подпольная лаборатория по изучению людей с особыми способностями. Или, — она прищурилась, — не подпольная, а санкционированная вами?

Ей ничего не ответили.

 — Соглашение по Шеринфорду было заключено семьдесят лет назад.

 — Что не делает его менее законным, — подал голос лорд Риверс.

 — Шеринфорд был построен, чтобы помочь вам, немагическому сообществу, защититься от фанатиков Гриндевальда после Второй Мировой войны. Вы превратили его в тюрьму.

 — Для тех, кому не нашлось места в вашей… организации, — сказала леди Смолвуд. — Вы не интересовались их судьбой до сих пор, что изменилось?

Гермиона опять растянула губы в подобии улыбки:

 — У нас сменилась власть.

Она не собиралась говорить о том, что спасала Шерлока Холмса, его брата и друга.

 — Мой визит в Шеринфорд оказался весьма кстати — особенно когда выяснилось, что крепость больше не охраняется, — Гермиона встала со стула и сложила руки на груди. — Шеринфорд утратил свое значение. Он должен быть закрыт. Он опасен, в первую очередь для вас. Разрешите небольшую демонстрацию?

Гермиона достала палочку и жестом, похожим на две сцепленные бесконечности, перечеркнутые руной из славянского алфавита, вызвала иллюзию — труп человека с посеревшим, потрескавшимся лицом, а рядом — разрушенный до основания дом, и пояснила:

 — Это — нападение обскура. Ребенка, потерявшего контроль над магией. Вам повезло, что в Шерифнорде был всего один, и слабый.

 — Ваши дети совершают убийства? — спросил лорд Риверс.

К счастью, это был именно тот вопрос, которого Гермиона ждала.

 — Магия. Ребенок не виноват, подавляемая магия рвется на свободу. Видите ли, лорд Риверс, чтобы сровнять это здание с землей, мне не нужны бомбы или другие устройства, достаточно мысли — и магии. Это большая сила. В лаборатории Шеринфорда ставились бесчеловечные опыты, но они бесполезны. Магия не сводится к генам или особенностям организма. И немагам ее лучше не изучать. Мистер… — она проглотила имя Майкрофта, — Холмс вчера познал на себе последствия взаимодействия с достаточно слабым волшебством. И ему, насколько я могу судить, не понравилось.

 — Я не вижу причин препятствовать тому, чтобы МИ-7 забрало контроль над Шеринфордом, — безэмоционально ответил Майкрофт.

Гермиона все-таки сделала один вдох глубже остальных — почему-то ей стало очень страшно.

 — А ведь вы испуганы, мистер Холмс, — как-то в сторону сказал мистер Оливер. — Что говорит в вас: расчет или эмоция?

На лице Майкрофта не дрогнул ни один мускул, он ответил сухо и даже брезгливо:

 — Эмоция? Вы знаете мое отношение к принятию решений под влиянием эмоций. Вопрос Шеринфорда требует решения, и то, что я оказался одним из заложников…

 — Заставляет вас смотреть на ситуацию предвзято, — прервала его леди Смолвуд.

 — Шеринфорд принадлежит правительству Великобритании. И мы в состоянии удерживать контроль над ним. Я против, — лорд Риверс откинулся на спинку стула.

Леди Смолвуд вздохнула:

 — Я против.

Мистер Оливер молчал почти минуту, прежде чем присоединить свой голос к остальным. Гермиона не позволила себе запаниковать или хотя бы напрячься.

 — Прежде чем принимать решение, я предлагаю вам вспомнить, — она добавила в голос жесткости, словно разговаривала не с политиками, а с преступниками, — что в наших силах закрыть Шеринфорд чарами ненаносимости, что сотрет его со всех карт и уберет со всех радаров, — она оперлась рукой на стол и продолжила мягче: — наши миры сосуществуют на одной территории уже давно. Наше сотрудничество основано на соблюдении определенных требований, в частности, магглы не изучают волшебство, не пытаются разобраться в механизмах его работы. Шеринфорд — это угроза нашему сотрудничеству и мирному сосуществованию.

В кабинете снова воцарилась тишина. Гермионе очень хотелось бы глянуть на Гарри и почувствовать его поддержку, но она не имела права это сделать — она была властью волшебной Британии.

Запоздало, глупо пришла мысль о том, что она совершила ошибку, поддавшись на уговоры Кингсли. Он должен был оставаться министром. И в этой ситуации одного его присутствия было бы достаточно, чтобы убедить коллег Майкрофта принять верное решение. Она — уставшая женщина, слишком подверженная влиянию эмоций, — не могла диктовать свою волю. Правда, у нее уже не было выбора.

Она чуть подняла глаза и встретилась взглядом с Майкрофтом. Его лицо оставалось все таким же отстраненным, но в темных глаза на мгновение зажглась и тут же потухла искорка одобрения. Он едва заметно наклонил голову.

Шерлок утверждал, что на совещании возникнет ситуация, когда положение Майкрофта окажется под угрозой, он был уверен, что кто-то из трех самых близких к нему людей попытается лишить его влияния на британскую политику. И Гермиона понимала, что, если Шеринфорд удастся отстоять ценой благополучия Майкрофта, это будет пиррова победа. Правда, пока все было спокойно — почти, если не считать болезненного замечания об испуге.

 — Вы оказываете давление, — жестко сказал лорд Риверс.

 — Я озвучиваю факты, — Гермиона поймала его колючий взгляд.

«Видеозапись будет зашифрована», — так сказал Майкрофт, имея в виду другое: видеозапись ведется. Он предупредил ее, что каждое слово и каждый жест будут зафиксированы. Применить магию — значит, скомпрометировать себя, поставить даже то шаткое сотрудничество с магглами, которое есть сейчас, под угрозу.

Мистер Оливер спросил:

 — Что вы планируете сделать с островом, если он вернется к вам?

 — Мы заберем тех узников, которые связаны с нашим миром, вернем вам — ваших. Шеринфорд исчезнет с карт, его помещения будут переоборудованы под тюрьму взамен устаревшего Азкабана.

Едва заметно в кармане завибрировал телефон — можно было не сомневаться, что это сообщение от Шерлока. Но Гермиона не могла прочесть его прямо сейчас.

 — Есть альтернатива, — проговорил Майкрофт. — Возможно, она покажется вам более… подходящей. МИ-7 забирает из Шеринфорда своих людей и устраняет все уровни магической защиты. После этого Шеринфорд становится одной из рядовых тюрем Британии.

Это был выход, причем именно тот, которого желала Гермиона. Шеринфорд не был нужен волшебникам — Азкабан полностью выполнял свои функции, а его размеры как раз подходили для того, чтобы содержать преступников-магов. Он не переполнялся, но и не пустовал. Шеринфорд значительно сложнее охранять, он ближе к берегу, его защитные системы придется полностью перестраивать — а это дополнительные расходы. В отсутствие волшебства он станет просто крепостью, тюрьмой, как Пентонвиль, и уже не будет представлять никакой угрозы.

 — Я поддерживаю ваше предложение, мистер Холмс, — кивнула Гермиона.

Возражений не последовало.

Черновая договоренность была зафиксирована на бумаге немедленно.

Гермиона ответила на короткое рукопожатие Майкрофта, чувствуя между тем, что начинает нервничать все сильнее.

Шерлок редко ошибался, почти никогда. Телефон в кармане, кажется, обжигал сквозь несколько слоев ткани. Что-то должно было произойти. Но ничего не происходило.

Гермиона убрала свой экземпляр бумаги в сумочку, еще раз ответила на все формулы вежливости.

И все еще ничего не происходило.

Перед ней распахнули дверь. Гарри вышел первым, осмотрелся, дал знак, что она может идти.

И по-прежнему ничего не происходило.

Дверь закрылась с тихим стуком, и Гермиона прикусила губу от волнения. Мужчина возле двери коротко поклонился и ушел, очевидно, соблюдая инструкции — Майкрофт позаботился, чтобы Гермиона и Гарри могли аппарировать без лишних свидетелей.

 — Гарри, — шепнула она почти на грани слышимости. — Прикрой меня.

Гарри еще раз обвел взглядом просторный пустой холл, безошибочно определил расположение видеокамер и сделал короткий взмах палочкой, поясняя:

 — Минут пять помех.

Гермиона набросила дезиллюминационное заклинание, выудила из сумочки удлинитель ушей и прижалась к закрытой двери.

 — … скомпрометировали себя, — это говорила леди Смолвуд.

 — В таком случае, — ровный голосМайкрофта, — я готов немедленно подать в отставку. Моя работа бессмысленна, если вы будете сомневаться в моих решениях.

Вслушиваясь в наступившую тишину, Гермиона вытащила из кармана телефон и прочитала сообщение: «Скажи им: «Три. Двадцать два ‚а‘. Сто пять. Код ‚Amor caecus‘.

Это была околесица — или шифр.

 — Мистер Холмс, — заговорил за дверью лорд Риверс (Гермиона узнала басовитые нотки), — мы не требуем вашей отставки и не примем ее. Леди Смолвуд говорила исключительно о разделении полномочий. Вы переутомились.

 — Это означает недоверие, лорд Риверс. А недоверие в нашем деле… чревато последствиями.

 — Вы гарантировали нам безопасность Шеринфорда, — тихий заурядный голос мистера Оливера. — И мы доверились вам.

 — Безопасность Шеринфорда оказалась под угрозой из-за вмешательства посторонних сил, которые мистер Холмс не мог предугадать и просчитать, — вступился лорд Риверс.

 — Я должен был. Просчитывать — моя работа.

Гермиона взглянула на текст СМС. Что произойдет, если она сейчас вернется в кабинет и озвучит написанное Шерлоком?

Она зажмурилась. У нее не было Чертогов, чтобы отгородиться от мира, но она умела анализировать информацию.

Шерлок думал, что кто-то намеренно помог Эвр обрести контроль на Шеринфордом. Зачем? Из-за Майкрофта. Выпустить Эвр — и достаточно скандально, и безопасно. Одержимая младшим братом, она не пойдет устраивать теракты или катастрофы, значит, жертвы будут минимальны. Однако урон репутации Майкрофта будет нанесен сокрушительный — мало того, что зачинщицей беспорядка стала его сестра, так она еще и провернула свою игру у него под носом.

Шерлок сказал: ‚Конечно! Я идиот‘, — и что-то про проверку. О чем он догадался?

Нужно было быть Шерлоком, чтобы понять.

Он считал, что кто-то из троих, присутствовавших на совещании, выпустил Эвр и подставил Майкрофта. И он повторял кодовые имена: Антарктика, Лангдейл, Порлок и Любовь.

Любовь.

Код ‚Amor caecus‘ — ‚Любовь слепа‘.

Руки у Гермионы подрагивали, когда она снимала невидимость и открывала дверь кабинета. Лучше было не думать о том, какой скандал произойдет, если Шерлок ошибся.

На скрип двери обернулись все.

 — Мисс Грейнджер? — спросил Майкрофт, чуть приподнимая бровь.

 — Появилась информация, которая должна быть донесена до вашего сведенья, — отчеканила Гермиона, про себя повторяя, что она верит Шерлоку. И должна помочь Майкрофту. Она разблокировала экран телефона и зачитала сообщение вслух.

 — Проверьте, — приказал лорд Риверс.

Мистер Оливер быстро подошел к стоящему на столе в углу компьютеру, склонился над ним и нажал несколько клавиш.

Гермиона не стала ждать приглашения и приблизилась к устройству, взглянула на экран и почувствовала, как становится легче дышать.

На видео Любовь — строгая, спокойная леди Смолвуд с идеально прямой спиной, — беседовала через стекло с Эвр Холмс.

 — Откуда у вас эта информация? — спросил лорд Риверс как-то тускло, заторможено.

Гермиона ответила не ему, а Майкрофту:

 — У нас есть источники.

Он в ответ меньше чем на секунду, одними глазами улыбнулся.

Гермиона аппарировала домой спокойно — о чем бы ни беседовали леди Смолвуд и Эвр, не оставалось сомнений в том, что этих бесед быть не должно. В том, что Майкрофт теперь сумеет очистить свою репутацию, сомневаться не приходилось — в конце концов, не приснилась же ей благодарная улыбка, верно? Так что маггловская Британия по-прежнему оставалась в надежных руках.

 — У тебя есть еда? — раздалось с кухни.

 — Нет, — ответила Гермиона, стягивая с себя мантию. — Ты не хочешь спросить, что произошло?

Шерлок выглянул в гостиную и скривился:

 — Зачем обсуждать очевидное? Вы еще долго будете делить Шеринфорд, кресло властителя мира в безопасности, а леди Смолвуд ожидают проблемы.

Гермиона зашла на кухню, убедилась в том, что шкаф с чарами хранения пуст, и спросила:

 — Почему ты вообще решил, что Майкрофту что-то угрожает?

Шерлок пожал плечами, взлохматил волосы и ответил:

 — Из-за Восточной Европы. Убив Магнуссена, я помог леди Смолвуд решить ее проблему, однако она не пыталась помочь мне выбраться и санкционировала мою смерть. Я не придал бы этому значения, если бы не дальнейшие события.

Гермиона наморщила лоб:

 — Но зачем?

 — Люди — очень скучные, — заметил Шерлок, — думаю, ее интересовала власть. А еще — она хотела переиграть Майкрофта. Сначала из-за власти, а потом из-за Норбери…

Гермиона вспомнила это имя — женщина, убившая жену Джона Ватсона, а заодно и личный ассистент леди Смолвуд. Гермиона начала было еще один вопрос — в какой момент, по его мнению, леди Смолвуд присоединилась к играм Эвр, — но он без всякого перехода попросил:

 — Можешь аппарировать на Бейкер-стрит?

Подумав о том, что, на самом деле, ей не так уж и важна сейчас леди Смолвуд и сложные взаимоотношения маггловских политиков, она взяла Шерлока за руку и переместилась в привычный закуток.

В стороне, посреди улицы, напротив обожженной дыры в стене стояли трое — Джон, миссис Хадсон и человек из полиции, чьей фамилии Гермиона не помнила, и оживленно о чем-то спорили.

 — Интересно, — заметил Шерлок. — Он помирился с сестрой. Я о Джоне.

 — Шерлок!

Он обернулся.

 — Вы ведь планируете отремонтировать квартиру такой, какая она была, да?

 — Разумеется. И я знаю, что ты не можешь помочь магией, потому что это было бы слишком подозрительно и бросалось бы в глаза. Я и не…

 — Я думала послать тебе его в подарок, но, пожалуй, отдам сейчас. Не лучшая вещь для ношения в сумке.

Гермиона сунула руку в сумочку, пошарилась и извлекла немного потемневший, но без трещин и сколов череп.

Лицо Шерлока осветила искренняя и очень счастливая улыбка. Он выхватил Билли у Гермионы из рук и щелкнул его по макушке со словами:

 — Привет, старина, — потом нахмурился и добавил: — не думал, что ты будешь хранить череп.

Гермиона пожала плечами и заметила:

 — Я уже привыкла беречь твоих друзей.

Шерлок посерьезнел, потер подбородок, задумавшись о чем-то, а потом поправил воротник пальто, коснулся губ Гермионы быстрым поцелуем и поспешил к дому 221 — к друзьям.

Гермиона некоторое время смотрела ему вслед, потом опомнилась и аппарировала ко входу в министерство — у нее было еще множество дел.

Нужно было закончить раз и навсегда историю Шеринфорда, а для этого — посетить бывших пленных в Мунго, а потом отдать черновик договоренности с маггловским правительством в отдел документов и архивов. Ответить министру магии ЮАР. Пообщаться с оборотнями и согласовать их «Хартию прав». Не забыть про день рождения Альбуса Северуса в октябре и заранее найти подарок. Выяснить, что творил Джордж под оборотным зельем с ее волосом.

И, в конце концов, купить продуктов домой, в первую очередь сливок — потому что иначе утром Шерлок опять перевернет кухню вверх дном, пытаясь их отыскать.

Глава опубликована: 14.10.2017


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 273 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх