↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Глупая. I часть (гет)



Автор:
Беты:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Романтика
Размер:
Макси | 616 Кб
Статус:
Закончен
События:
Предупреждения:
ООС, От первого лица (POV)
Серия:
Все начинается с глупой влюблённости Грейнджер...
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Подозрительная кошка

Северус

Прицелившись, я швырнул пустую бутылку в уже потухший камин. Похоже, засорять его осколками стекла уже становится традицией. Злорадно хмыкнув, я провёл рукой по лицу. Понадобилось же Грейнджер ослушаться меня и наполнить свою реку таким знакомым мне чувством! Я поднялся с дивана, неловко покачнувшись. Под ногами валялся старый альбом с колдофото, который я внимательно разглядывал, прежде чем напиться в одиночестве. С разворота на меня смотрела счастливая тринадцатилетняя Лили Эванс. Я помнил тот день… воспоминание, которым я до сих пор вызывал патронуса. Родители Лили подарили ей колдокамеру, и она принесла ее на встречу со мной. Но она не хотела, чтобы я снимал одну её, и постоянно убегала от меня, стоило только направить на неё камеру. И все же я успел снять рыжеволосую девушку, когда она, оборачиваясь на бегу, заливисто рассмеялась и смешно прищурилась от яркого солнца. Ее волосы искрились в лучах заката, а светлое платьице широко развевалось на бегу.

Склонившись, я поднял альбом с ковра и вырвал снимок с пожелтевшей страницы.

Нет больше этой девочки, и ты сам привёл к ней смерть, Северус! Ты сам уничтожил вашу дружбу, жалкий, преклоняющийся перед хозяином Нюниус!

В порыве ярости я сжал колдографию в кулаке и со всей силы врезал по каменной кладке стены. Вспышка острой боли в суставах немного отрезвила меня, но не облегчила муки совести.

Как же я надрался… Швырнув фотоальбом на диван, я подошёл к камину и сгрёб здоровой рукой горсть летучего порошка.

Мне нужна Кара прямо сейчас!


* * *


Яркий луч солнца ослепил меня. Едва соображая, что происходит, я огляделся. Значит, я вчера все-таки попал к Каре и, судя по расположению солнца за окном, проспал завтрак в Хогвартсе. Благо сегодня была суббота и я мог не переживать, что нужно спешить на уроки.

Снизу донёсся цокот каблуков. Похоже, Кара уже ждёт меня в гостиной.

— Надеюсь, она приготовила для меня антипохмельное, — буркнул я, вылезая из-под одеяла.

Голова не болела, но я чувствовал себя не вполне трезвым. Неудивительно — давно я так не надирался. А все эта чертова Грейнджер со своей рекой безответной любви! Напомнила же, да я и сам дурак… дал себе размякнуть и вместо того, чтобы избавиться от нахлынувших воспоминаний, зачем-то достал старый альбом и начал его рассматривать. Вот уж действительно, сентиментальный болван!

Кара успела сервировать в столовой завтрак и встретила меня улыбкой и порцией зелья. Я с благодарностью принял его, желая побыстрее избавиться от остатков хмеля.

— Как себя чувствуешь? — вежливо поинтересовалась Кара, усаживаясь напротив меня и приступая к завтраку. На ней было голубое домашнее платье, но волосы собраны в высокую прическу. Аккуратно нарезая бекон, она искоса поглядывала на меня, ожидая ответа.

— Трезвым, как стеклышко, — усмехнулся я. — Надеюсь, я не натворил ничего такого, за что мне пришлось бы сейчас извиняться?

Кара мягко улыбнулась и пожала плечами:

— Даже не знаю, — я видел, как в ее глазах пляшут бесенята, но она постаралась придать себе самый серьезный вид. — Ты пришёл ко мне поздно ночью, с колдофото какой-то девочки в окровавленной руке, при этом бормотал что-то себе под нос и в грубой форме запретил мне залечивать твою руку.

Так и не вспомнив того, о чем она говорила, я поглядел на уже здоровые костяшки пальцев.

— Видимо, ты оказалась быстрее, раз моя рука теперь абсолютно здорова, — усмехнулся я, радуясь, что все обошлось. В который раз Кара видела меня в таком состоянии?

— Да, я даже начала немного ревновать, — она уже открыто смеялась надо мной. — Ты все повторял это имя…

Она задумчиво коснулась указательным пальцем нижней губы и возвела глаза к потолку, делая вид, что никак не может вспомнить. Неужели я разболтал ей про Лили?

— Ах, да! Ты все время говорил что-то о Лили Грейнджер, — будто наконец вспомнив, она округлила глаза и довольно заулыбалась. А я даже скривился от услышанного. Серьезно, Северус? Лили Грейнджер?

— Извини, но такой я не знаю, — пробурчал я и схватил стакан с водой, делая вид, что я здесь не причем.

— Но я точно запомнила! — Кара словно немного расстроилась. Отложив приборы, она поднялась из-за стола и вышла из комнаты.

— Вот, — донёсся ее голос из гостиной. — Ты вчера хотел порвать это колдофото — я едва смогла забрать его у тебя!

Вернувшись, Кара подошла ко мне и протянула разглаженную колдографию Лили.

— Я почистила и разгладила его, так как ты сильно его смял и испачкал кровью, — тихо произнесла она, наблюдая, как я прячу снимок в карман брюк. — Я поняла, что она важна для тебя и решила сохранить…

— Кхм… — я не знал, что сказать. Откровенничать с ней о Лили у меня не было желания, но поблагодарить ее стоило. — Спасибо, что… за все.

Кара улыбнулась, усаживаясь напротив, и вернулась к завтраку, но почти тут же снова заговорила:

— Можно вопрос?

Я так и застыл с поднесённой ко рту вилкой, а потом все же опустил руку и кивнул ей. Мне не нравилось ее любопытство, но Кара имела право получить ответы.

— Девочка на колдофото и есть эта Лили Грейнджер? — она глядела прямо мне в глаза, ожидая ответа.

— Нет, Кара, это не она, — фыркнул я, в душе даже немного посмеиваясь над этой нелепицей. Я понял, что, скорее всего, называл имя Лили и фамилию Грейнджер применительно к разным вещам, но моему языку удалось озвучить далеко не все мои мысли.

— Но кто же тогда? — ее брови удивленно взмыли вверх, и это выражение лица показалось мне неестественным.

Смерив Кару тяжелым взглядом, я все же ответил:

— Всего лишь воспоминание из детства.

За столом воцарилась неловкая тишина. Кара больше не рассказывала о прошедшей ночи, а мерное постукивание приборов о тарелки, да тихое звяканье льда о стенки стаканов лишь раздражали меня. Кое-как запихнув в себя пару ломтиков бекона, я все-таки отодвинул тарелку и поднялся из-за стола.

— Прошу меня извинить, — бросил и едва кивнул Каре на прощание. — Мне нужно вернуться в школу.

Она даже не подняла головы, когда я развернулся и вышел из столовой.


* * *


Гермиона

Сегодня мне снова приснился профессор Снейп…

Проснувшись, я испуганно распахнула глаза и тут же накрылась одеялом с головой, желая спрятаться от собственного смущения. О том, что творилось во сне, вспоминать было крайне неловко, но руки профессора были такими нежными…

При этой мысли я затрясла головой и торопливо выбралась из постели. В спальне, кроме меня, никого не было. Я наскоро оделась и отправилась в ванную старост.

В горячей воде плавали разноцветные пузырьки пены, приятно пощипывая кожу. Облокотившись затылком о бортик бассейна, я прикрыла глаза от наслаждения. Как это здорово — неспешно принимать горячую ванну; здесь можно расслабиться и не думать ни о чем…

Я начала очищать сознание, пряча свои мысли в сферу и отправляя ее на дно чёрной реки. В тот момент, когда я собралась вернуться в реальность, за оболочкой сферы мелькнул отрывок из моего сна.

Я стояла перед зеркалом обнаженной, стыдливо пытаясь прикрыться руками. Профессор Снейп медленно подошёл сзади и положил руки мне на плечи. Его взгляд был прикован к моему отражению. Мое сердце едва не выскочило из груди, стоило ему почти невесомо провести пальцами по моей ключице. Снейп мягко повернул меня лицом к себе, пожирая меня глазами. Я не захотела больше прятаться и положила руки ему на грудь. Мужчина обнял меня за талию, прижал к себе и, склонившись, поцеловал, едва коснувшись губами…

Тихо застонав, я опустила руку в горячую воду.


* * *


Северус

Сегодня вечером должен состояться бал для старшекурсников по случаю Хэллоуина. Являться туда всем преподавателям было необязательно, но как декан я обязан был присутствовать.

За слизеринцев я был спокоен — если они и нарушали правила, то всегда делали это незаметно для преподавателей. Зато за некоторыми другими факультетами требовался глаз да глаз: Макгонагалл и Стебль халатно относились к вызывающему поведению своих студентов, и я мог считать себя практически единственным блюстителем порядка в этот вечер.

Закончив вместе с остальными деканами последние приготовления, я вернулся в свой кабинет, надеясь хоть немного побыть в тишине.

Праздник начнется сразу после ужина в Большом зале и закончится только к полуночи. После бала студентов придётся разгонять по гостиным и вылавливать парочки в коридорах, так что ночь мне предстоит бессонная, к Трелони не ходи. Я предупредил Кару, что сегодня прийти не смогу, однако именно сейчас мне больше всего хотелось оказаться в ее доме.

Я пожалел, что ушёл вчера, даже не поговорив с ней толком. Она слишком ко мне хорошо относится — вечером даже прислала письмо со словами, что понимает мое нежелание откровенничать с ней и уже скучает.

Чем я заслужил такое хорошее отношение к себе?

В кабинет постучались; впрочем, дверь сразу открылась и в комнату вошла Минерва.

— В приличном обществе, Минерва, стучат не только для вежливости, — язвительно прокомментировал я. Макгонагалл лишь отмахнулась, усаживаясь напротив.

— Хотела поговорить об успехах мисс Грейнджер на твоих занятиях, — сказала она, внимательно глядя на меня. Я приподнял бровь и вальяжно откинулся назад.

— В каком смысле?

— Северус, будем откровенны, — Минерва положила руки на стол и посмотрела так, словно это меня, как нашкодившего студента, вызвали к ней. С явной неохотой, словно делая мне одолжение, она уточнила:

— Мисс Грейнджер от корки до корки знает всю школьную программу, а ты всегда неоправданно занижал ей оценки. С чего бы ей хотеть заниматься с тобой дополнительно и, что еще интереснее, с чего вдруг ты согласился ей помочь?

Старая кошка, как обычно, слишком проницательна.

— Лучше поинтересуйся, Минерва, с чего вдруг я должен перед тобой отчитываться за свои поступки? И, что еще интереснее, за поступки мисс Грейнджер? — я надеялся, что яд в моих словах заставит Макгонагалл поумерить свое любопытство.

— Перестань ехидничать, — поморщилась та. — В жизни не поверю, что ты решил помочь ей просто так, ни с того, ни с сего!

— Не просто так — она обещала мне свою душу взамен, — съязвил я. Этот разговор раздражал меня все сильнее и сильнее.

— Ты невыносим, Северус! — возмутилась Минерва. Буквально вскочив, она смерила меня уничтожающим взглядом. Сказать ей было нечего, а жаловаться Дамблдору она точно не станет: во-первых, он в курсе всего, что происходит в школе, а во-вторых, в помощи преподавателя ученику не было ничего предосудительного.

Минерва резко развернулась и покинула мой кабинет, сердито хлопнув дверью.

И зачем, спрашивается, она приходила? Похоже, руководствовалась принципом «попытка — не пытка».

Однако все-таки стоило предупредить Дамблдора, чтоб он поумерил любопытство декана Гриффиндора. Скрывать тут, конечно, нечего, но мне излишние слухи ни к чему: не хватало ещё, чтобы это до Темного лорда дошло.


* * *


Гермиона

Наступил долгожданный для многих студентов день — бал.

Старшекурсники второпях заканчивали свои наряды, младшие курсы обсуждали предстоящий вечер и готовили вечеринки в своих гостиных, а преподаватели занимались декорациями для вечера.

Я вместе с другими старостами помогала профессору Макгонагалл, попутно раздумывая над странным поведением Гарри в последнее время. Его маниакальное желание доказать, что Малфой уже стал Пожирателем Смерти и теперь собирается совершить нечто из ряда вон выходящее, начинало пугать.

Я вполне понимала его неприязнь и недоверие к слизеринцу, однако постоянные придирки Гарри к любым передвижениям Малфоя начинали раздражать.

Радовало одно — слежка за Малфоем немного отвлекла Гарри от учебника по зельям. Я по-прежнему выискивала в школе любую информацию о неком Принце, который здесь учился.

— Мисс Грейнджер, можно вас на минуту? — позвала меня профессор Макгонагалл. Я приклеила серебристую паутину к челюсти заколдованной куклы-банши и подошла к декану.

— Скажите, мисс Грейнджер, — начала профессор, отведя меня в сторону, — как проходят ваши дополнительные занятия с профессором Снейпом?

Я опешила. С чего вдруг подобные вопросы?

— Хорошо, профессор, — неловко улыбнулась я. — Профессор Снейп помогает мне…

— Гермиона, — Макгонагалл внимательно посмотрела на меня из-под очков, — какие именно чары у вас не получаются?

Мне хотелось рассказать профессору об окклюменции, но Гарри говорил, что Дамблдор советовал воздержаться от подобных откровений. Козырь лучше прятать в рукаве…

— Профессор, у меня перестал получаться телесный патронус, — я опустила голову, пытаясь изобразить смущение.

— Перестал? — переспросила Макгонагалл. Я кивнула.

— Да, в прошлом году Гарри обучал нас этому заклинанию, — объяснила я.

— И какой же у вас был патронус? — с сомнением спросила декан.

— Выдра, мэм, — коротко ответила я, надеясь, что та удовлетворится моим ответом и закончит разговор.

— И что же случилось? — похоже, Макгонагалл решила меня доконать.

Я пожала в ответ плечами.

— Все, что сейчас происходит за стенами школы, очень тревожит меня… — я замолчала, не зная, что ещё сказать, чтобы это выглядело убедительным.

Макгонагалл молча разглядывала мое лицо, но, не дождавшись продолжения, медленно кивнула.

— Что ж, это очень… уважительная причина, — протянула она. Я облегченно выдохнула, сделав расстроенное лицо.

— И я так решила, профессор, — закончила я, хмурясь.

Макгонагалл явно успокоилась: ее плечи расслабленно опустились, и она едва улыбнулась.

— Не беспокойтесь, мисс Грейнджер, у вас получится вернуть своего патронуса, — она утешающе похлопала меня по плечу и отправила заниматься декорациями к балу.

Глава опубликована: 13.04.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 265 комментариев)
Обращение автора к читателям
brisen: Буду очень рада отзывам и комментариям ☺️
Пишу фанфик впервые, поэтому готова и к пряникам, и к кнутам
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх