↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Bungle in the Jungle: Harry Potter’s Adventures (гет)



Переводчик:
Оригинал:
Показать
Беты:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Приключения, Экшен
Размер:
Макси | 959 Кб
Статус:
Закончен
 
Проверено на грамотность
Какая же это жизнь Гарри Поттера без предательств, секретов и приключений?
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 20. Гром и молния не могут быть храбрее

5 сентября 1996 г.

Последние часы на страже оказались для тебя довольно-таки сложными. Невольно то и дело посматриваешь на пустую койку Марии и стоящий рядом с ней сундук. Он чем-то похож на собаку, терпеливо ждущую возвращения хозяйки.

Низкий стон Билла напоминает, что пришло время следующего патронуса. Едва видимый силуэт оленя четко отображает твое отчаяние, но его все-таки хватит отогнать их кошмары.

Возвращаешься к гравировке. Заряжающих и контролирующих рун становится все больше и больше. Отмечаешь, что заканчивается драконья кость, но потом в голову приходит мысль, что одна короткая поездка на метле — и вот он, целый некродракон. Надо будет набрать костей, когда кто-нибудь проснется.

Один из твоих самых больших плюсов — ты способен забыться в дотошной и скучной работе. Это очень помогало в своеобразном рабстве на Тисовой улице, 4. Дадличек частенько шутил, что кому-нибудь ты станешь потрясающей женой. Жаль, что вы не наняли Добби. Интересно, позволила бы магия домашних эльфов сломать фиделиус и заменить таким образом гоблинов? Стоит спросить Билла, когда он проснется.

Сейчас для экспедиции важнее всего решить, куда вы двинетесь дальше. Интересно, золото до сих пор в хранилищах? Жаль, тебе не удалось убедить всех в своей точке зрения по поводу места положения хоркрукса. Практическая жилка в тебе замечает, что в какой-то момент вы все равно туда бы спустились, да и боевые маги говорят: «Черт возьми, мы по-любому бы окунулись в это болото».

Работающие над системой перемещения гоблины сейчас, кажется, стали ещё недоверчивее. После вчерашнего инцидента, когда Коллинз выставил себя бешеным псом — у него аж пена изо рта шла, — отношения сильно ухудшились. Их первая попытка провалилась, что лишь подстегнуло развитие ситуации, когда Коллинз проснулся.

Вырезав ещё несколько рун, начинаешь готовить завтрак. Ты не пытаешься кого-нибудь впечатлить. Сегодня это просто омлет и тосты с сыром. Через десять минут просыпается Билл. Ну да, он же Уизли. Накладываешь ему тарелку, прихватываешь баночку с джемом и тащишь все к нему.

— Как ты себя чувствуешь? Я уже дважды проверил защиту — все в порядке.

Билл глотает обезболивающее и берет противовоспалительный бальзам, но, подумав, ставит его обратно.

— Если наложить его сейчас, буду нюхать это дерьмо каждый раз, как поднесу что-нибудь ко рту. Принесешь мне сока?

— Конечно, секундочку. — Можно захватить и себе, раз уж ты поднялся.

— Я практически не помню взлета. Не просветишь?

— Коллинз думает, что гоблины хотят нас убить. Он на грани. Квану пришлось удерживать его, пока Грозовая Туча поил его зельем-без-сна.

Видно, что Билл сильно удручен. Но кто в этой ситуации чувствовал бы себя иначе?

— Жаль, что я тебя не послушал, Гарри. Ты ведь знаешь Волдеморта лучше всех. Я все испортил, так что у Марии теперь свой кусочек земли.

Проходит почти минута, когда до тебя доходит намек на «собственность». Слишком уж ты неопытен в подобных ситуациях.

— Билл, вот даже не начинай — не стоит строить предположений. Рано или поздно мы все равно бы пошли вниз.

— Да, думаю, ты прав. Были у меня команды, в которых мы теряли людей. Но Мария — первая в той, за которую отвечаю именно я. Надо было мне проверить дверь на этот чертов барьер, прежде чем убирать щит…

— Но в таком случае вполне могла пойти каскадная реакция, как и вышло у Коллинза. Мы ведь этого никогда не узнаем, правильно?

— Да, в таком случае наверняка бы что-то случилось, но это что-то было бы не настолько страшным, как когда АК ударило в защиту. Может, тогда бы я уничтожил только половину пещеры… Из всех этих идиотских, глупых фокусов… господи! Что ж, ничего не поделаешь — надо разобраться с вещами Марии.

Ты не можешь поверить своим ушам!

— Что?!

— Это кодекс разрушителей заклинаний, Гарри. Она подписалась на взлом этого места, и оно её уничтожило. Все, что у неё есть и что могло бы помочь нам — до конца миссии наше.

— Билл! Не можем же мы вот так вот запросто лезть в её вещи!

— Ещё как можем и обязательно полезем. Пока мы здесь, это все — наше. Вот когда уедем, можно будет оставить их себе, но кодекс гласит, что в таком случае следует выплатить семье «справедливую компенсацию». Если бы там умер я, то сейчас по поводу моих вещей беседовали бы вы с Марией.

— Это все так неправильно...

— Гарри, в лучшем случае нас называют «черными археологами». В худшем — «грабителями могил». И не без причин.

Столкнувшись с такой логикой, уступаешь. Быстро позавтракав, Билл накладывает исцеляющий бальзам и приказывает тебе принести остальные вещи Марии. Следующий час вы проводите, обезвреживая наложенные ею на сундук многочисленные щиты. Стоит отдать должное: Мария Санчес неплохо справлялась с работой разрушителя заклинаний.

Наконец, сундук открыт. Вы оба разглядываете её потертый и повидавший виды экземпляр Голинарда.

— Гарри, если мы оба скопируем её заметки, то нам обоим придется выплатить её семье компенсацию.

— Я не против. Что будем делать дальше? — спрашиваешь ты, когда вы начинаете копировать схему её «Поля Криков» — уж если смотреть, так сразу самое лучшее.

— Чтобы хоть как-то придти в норму, мне нужно никак не меньше трех дней. Я хотел бы, чтобы за это время ты разведал по воздуху, что там сейчас творится в здании Министерства. Прежде чем решить, куда мы двинемся дальше, надо как следует все разузнать. Пусть Коллинз и Кван проредят толпу снаружи. Нам совершенно не нужна волочащаяся по пятам орава.

— Я собирался навестить того мертвого дракона — надо бы пополнить запас драконьих костей. А уж мы всегда найдем, куда их применить.

— По возможности не приземляйся. По словам Чарли, крылья у этой породы весят меньше всего, да и получить их гораздо проще. Полетай там туда-сюда, убедись, что в небе ты один. Сейчас нельзя быть небрежными. Черт, если обнаружишь магазин метел, прихвати с собой пару-тройку. Мы потеряли большую часть своих там, внизу, а запасные захватить не догадались. Остались только у тебя и у Квана. А теперь иди. Я попытаюсь смягчить отношения с гоблинами.

Когда ты собираешься уходить, просыпается Коллинз. Даже после зелья-без-сна он выглядит измученным.

— Ты в порядке?

— Да, все прекрасно. Где, черт возьми, моя палочка? — Его голос тих и ровен.

— Думаю, у Квана. Спроси у него. На печи ещё теплый омлет и тосты.

--

Медленно патрулируешь пещеру. К счастью, в воздухе ничего нет. Зависнув над зданием Министерства, бросаешь несколько заклятий обнаружения и активируешь очки заклинателя. Над строением лишь слабые остаточные следы магии. Приблизившись, обнаруживаешь в структуре зияющие дыры — перед тобой история осады. Здесь произошло жестокое сражение.

Само здание построено в европейском стиле с небольшим влиянием готики. Скользишь ближе к открытым окнам, ища любые признаки инфери или что-то примечательное, внимательно разглядывая все, что видно с твоей позиции. Замечаешь, как одно существо медленно шаркает к террасе. Быстрое редукто, и больше никаких раздражающих тебя давным-давно мертвых чиновников Министерства.

И да, уже одно твое присутствие снаружи привлекает небольшую толпу. Вам предстоит медленно и методично поработать, но нужно будет очистить окрестности до того, как экспедиция двинется к Министерству. Слишком уж много дыр там требуется заткнуть. Нда, неутешительные новости.

Со вздохом направляешься к месту падения дракона. Он ударился о то, что можно было бы назвать южной стороной строения — у тебя вроде как появилось четкое ощущение направления. Сохранись на доме хоть какая-то защита, дракон бы точно ее задел. Ты готов поспорить, что здание также мертво, как и врезавшийся в него дракон.

Отрубаешь часть крыла, пытаясь отделить как можно больше кости, оставив на месте мертвую плоть. Следующие тридцать минут ты обрабатываешь крылья и подбираешь длинные и легкие кости, собирая их в довольно аккуратную вязанку. Когда набирается достаточно на несколько дней гравировки, наколдовываешь три куска веревки, анимируешь их по отдельности и приказываешь им связать кости. В итоге поднимаешь получившуюся массу и медленно левитируешь её обратно в банк.

— Неплохо пособирал драконьи кости, сладенький. Скажи-ка ты мне что-нибудь хорошее.

— А ты и смотришь на хорошие новости; это драконья кость, и её довольно много. Здание Министерства продырявлено как сыр, поэтому лучше бы нам избавиться от этого фанклуба снаружи ещё до того, как мы туда направимся. Осмотр как внешней стороны здания, так и защиты практически ничего мне не дал. На нем никаких активных чар сохранности. Не думаю, что это подходящее место для дальнейших поисков. А ты как думаешь?

Билл качает головой:

— Ну, можем снять часть его защиты при помощи той гравировки, что должна была стать ловушкой, потом наколдовать живой приманки и хорошенько побороться за то, кому из разрушителей зудастся испечь потом лучший пирог. Кто поджарит больше всех зомби, тот и выиграет. Покажу тебе «развлечение с разрывающими». Оно режет на кубики, на дольки, и даже на соломку для жарки!

— Эй, Хак?

— Что, кроха Дже… кроха Гарри?

— Не против помочь очистить драконью кость, а мы потом используем её в щитах?

Тролль с видимой жадностью рассматривает груду костей.

— Хак хочет драконье копье с рунами. Хорошее копье для убийства. Девочки-тролли любят троллей с копьями. Никогда не зарабатывал столько, чтобы его купить. Хак вычистит кости. Ты сделаешь копье для Хака?

Глядишь на Билла, тот кивает в ответ.

— Договорились, друг. Выбери кость нужной длины, и мы её для тебя обработаем.

Хак вытаскивает свой «крошечный» нож — ты называешь его мачете — и начинает радостно срезать с кости оставшуюся плоть. Очищенные кости нужно обварить в простом зелье, и это, в общем-то, все. Наверное, весь тот костяк там стоит больше, чем Артур Уизли заработал за последние три года вместе взятых.

— Ты когда-нибудь делал оружие для троллей?

Билл только пожимает плечами:

— Видел пару раз. У одного, в Калькутте, была дубинка из кости задней лапы украинского железобрюха, с вырезанным на ней ударным. Он утверждал, что убил ею великана. В основном на них накладывают неразрушимые чары, самозатачивающие и те, что могут причинить наибольший ущерб — ничего особо сложного. Можно даже слегка поумничать и сделать так, чтобы наконечник раскалялся, ну, или выгравируем на нем разрывающее. Сделаем с тобой из нашего тролля любимца публики. Только помни, что чары неразрушимости вырезаются последними. Иначе ты будешь бесконечно пытаться выгравировать на том, на чем попросту невозможно этим заниматься. Так ошибаются лишь раз в жизни.

Надо признать, что его простой совет — гениален; подбирая часть свежедобытой кости, откладываешь эту информацию в памяти.

Пока вы с Биллом приступаете к гравировке, Кван берет винтовку и идет на балкон — бороться с одной из ваших проблем снаружи. Билл заставляет тебя вырезать несколько костей в форме полумесяца. На эту заготовку вы наложите разрывающее, а потом её надо будет прикрепить на деревянный шест на высоте, которая позволит отрубать головы. Сидя над своей любимой схемой, Билл объясняет задумку.

— Обычно я делаю таких три: на уровне головы, талии, и последний — где-то у коленей. Сначала идет голова, потом — колени, и последней вступает в действие та, что на талии. В данном случае они нужны нам только на уровне головы и груди — нам нет нужды оригинальничать со всякими настраивающимися по времени рунами. Обычно полностью активированной заряжающей руны хватает на четыре разрывающих заклятья. Самое бОльшее, что я когда-либо связывал с индивидуальным рунным контроллером — это пять. Сколько у тебя заряжающих рун, о, мой хитрый ученик?

— Семь, и три контроллера.

— Отлично. У Марии в её вещах было пять. Так что в нашем распоряжении — двенадцать. Не хочешь попробовать скопировать схему с первых развалин? Пора уже опробовать наш Фиолетовый Армагеддон — у нас сейчас прекрасный источник «подопытных кроликов», а?

— Да, почему бы и нет.

И вы с ним внимательно рассматриваете зарисовку из первых развалин. Билл даже делает комплимент, обращая внимание на твое внимание к деталям. Ты был тогда совсем неопытным и коротко записывал практически все. Мда, а ведь с того момента прошло всего-то чуть больше месяца!

— Как Коллинз себя ведет — нормально? — спрашиваешь ты, когда боевой маг поднимается по лестнице, чтобы присоединиться к Квану.

— Вчерашнее не повторялось. Он был очень тихим. Может, у него шок? Все мы за ним приглядываем.

Вы гравируете где-то с час, когда Билл поручает тебе увеличить котел и наполнить его водой. Хак весело кладет туда кости, и ты вешаешь все это над торопливо выкопанной костровой ямой.

Подковылявший к тебе Билл вручает флакон:

— У меня в сундуке есть ещё несколько доз готового зелья. Пусть все закипит, потом добавишь вот эту штуку. Нагреть котел можно и с помощью волшебного огня. А я пока пойду, посмотрю на следующую попытку гоблинов. Надеюсь, эта у них получится.

Пока ты варишь кости, возвращаются Кван с Коллинзом. Коллинз посматривает на гоблинов, колдующих над кристаллической структурой, контролирующей систему перемещения.

— У нас заканчиваются боеприпасы. Возможно, придется попридержать то, что есть, пока не удастся достать ещё.

Спустившийся со своего насеста Грозовая Туча присоединяется к остальным, наблюдающим за тем, как гоблины устанавливают на платформу коробку, полную камней. Главный гоблин жестом что-то показывает другому гоблину у платформы, и тот перемещает несколько драгоценных камней по кристаллической колонне высотой с метр. Коробка начинает светиться. Ты вспоминаешь, что и вокруг тебя светился ореол — прямо перед тем, как вы сюда переместились. Но проснувшаяся было надежда становится фатальная ошибкой.

Успеваешь поставить щит, тем самым блокируя шрапнель от взорвавшейся коробки. Один из гоблинов ранен! Ты — ближе всех. Кусочки камня впились в его кожу на руках и на груди. Ты обездвиживаешь его, чтобы прервать громкие невнятные крики. К тебе присоединяется Грозовая Туча, и вы вдвоем принимаетеь очищать и исцелять раны гоблина.

Бросаешь взгляд на Коллинза — тебе интересна его реакция. Он просто стоит, бесстрастно наблюдая за платформой. Плохой признак. Ты возвращаешься к стоящей перед тобой задаче, решая, что раненый гоблин заслуживает немедленного внимания. Что ж, по крайней мере, ты уже лучше справляешься с первой медицинской помощью! Спасибо Мерлину — практики у тебя достаточно.

--

Проходит несколько часов; раненый гоблин отдыхает. Остальные три осматривают кристаллическую колонну на предмет повреждения от взрыва. Они, конечно же, волнуются. Ты занят второй партией костей дракона — только что добавил отбеливающее зелье. Теперь за ним может присматривать и Хак. А тебе нужно отдохнуть. Первая партия уже на просушке — она будет готова сразу, как только закончит сохнуть. Хак нетерпеливо посматривает на практически трехметровый кусок, свое будущее копье.

— Кроха Джеймс принесет ещё костей дракона? Следующая связка будет стоить ему дубинки. Грудные кости — лучше всего для щита. Хаку нужен хороший щит. Щит Хака — дерьмо. А щит Глурга — ещё хуже дерьма!

Когда ты приходишь к выводу о том, что после работы с гоблинами тролли и сами могут стать жадными, сложно не улыбнуться. Хотя если ты не хочешь очищать всю эту гадость сам, это ещё маленькая цена — если честно, вид мертвой плоти вызывает у тебя дрожь. Уничтожаешь следующий большой кусок.

Подходишь к Грозовой Туче и Квану:

— Хак сам закончит с костями. Не возражаете, если я немного посплю?

Кван поднимает голову:

— Давай. В последний раз сны были не настолько плохими. Может, тебе удастся неплохо выспаться? И после сна ты будешь чувствовать себя посвежее? И, может, даже сможешь приготовить что-то кроме костей дракона? У тебя неплохо получается жаркое. Сделай-ка нам его ещё разок.

Грозовая Туча подавляет хихиканье и одобрительно кивает:

— Уильям спрашивал меня, не смогу ли я позже ему помочь. Я не против.

Глядя на смеющегося корейца, качаешь головой, прежде чем задать более серьезный вопрос:

— Кван, Коллинз в порядке? Где он?

Веселье испаряется.

— Ушел обратно наверх. Не очень хорошо справляется с проблемами. Наблюдал, как он смотрит на город. Никогда не видел, чтобы он столько промахивался из ружья. Пока не слишком плохо. Если увижу, что ему станет хуже, скажу Биллу. Возможно, придется послать его обратно.

Это мысль отрезвляет. Идешь к Биллу:

— Я собираюсь поспать.

— Не хочешь написать Ордену? Не знаю, что им говорить.

— Конечно, давай сюда. Думаю, я найду, что им сказать. Не против, если расскажу им о твоих ранениях? Не волнуйся, преувеличивать я их не буду. — Тот одобрительно кивает.

Приветствую, Орден!

Это я, Гарри, отчитываюсь вместо раненого Билла. Его ноги довольно сильно пострадали. Он выздоравливает. Передайте Флер, что, может быть, ей не захочется видеть его ноги в шортах, пока не заживут шрамы, но в целом все не так уж и плохо. В конце концов, когда ты умудряешься по большей части целым спастись от каскадного разрушения щитов — это уже невероятно.

Не все из нас отделались так легко: внизу в туннелях мы потеряли нашего второго разрушителя заклинаний. Но прежде, чем ловушка захлопнулась, мы удостоились записанной насмешки от Риддла. Теперь за разрушение заклинаний отвечает Билл. Я помогаю там, где это возможно.

Полагаю, теперь, когда мы признались в том, что я нахожусь рядом с Биллом, этот журнал в ваших руках, мистер Дамблдор. Если это не так, пожалуйста, передайте его ему, чтобы я мог направить свой гнев в правильный адрес. У меня нет претензий к Ордену и большинству его членов. Но вот к вашему лидеру — да. Единственное исключение — Артур и Молли. Три члена вашей семьи должны мне жизни, и только Билл соблюдает долг. Поскольку ваш единственный умный ребенок является теперь моим лучшим другом, я предупреждаю вас: держитесь от меня подальше. Вы поступили со мной настолько несправедливо, что теперь мне очень интересно: а можно ли вообще называть вас людьми в целом и родителями в частности?

Ну, и как вы там, Альбус? Наверное, вам хотелось бы представлять, насколько я на вас сейчас зол. Вы так долго держали меня в неведении, что теперь я вряд ли поверю хоть единому вашему слову. Вы использовали мои деньги для финансирования своих проектов, даже не поинтересовавшись моим мнением. Представьте мое удивление, когда я вдруг обнаруживаю, кто финансирует Орден и экспедицию Феникса на самом деле. Не слишком-то приятная ситуация, а?

Если мне вдруг удастся остаться в конце концов в живых — и нет, это не благодаря вам — мы с вами поквитаемся. У меня есть вопросы, и вы обязательно на них ответите. И если мне не понравятся ваши ответы, то я поищу помощи у кого-то ещё! Я не льщу себе надеждой, что смогу победить его в одиночку, но это ещё не значит, что мы должны быть закадычными друзьями. Просто помните, что больше вам не удастся задурить мне голову образом добренького старичка.

Может, хватит уже ожидать от подростка сражений за вас в ваших битвах? Черт побери, да вплоть до прошлого лета я сделал бы для вас практически что угодно. И чем же мне отплатили? Заставили моих друзей от меня отвернуться? Вы действовали настолько ловко, что они, скорее всего, так ничего и не поняли, пока я не сбежал. И уж что совершенно точно, так это то, что меня совсем ничему не учили. Теперь, когда я полтора месяца постигал, на что похожа жизнь в настоящем мире, я точно могу сказать, насколько плохо Хогвартс подготовил меня к тому, с чем мне в дальнейшем пришлось столкнуться лицом к лицу.

Что ж, давайте подведем итоги. Вы держали меня запертым у Дурслей для моей собственной пользы. Вы и пальцем не пошевелили, чтобы помочь подготовиться мне к битве, для которой я предназначен. Вам удалось заставить моих друзей и некоторых взрослых, которым я доверял, предать меня. Мне очень интересно, как вообще постоянные манипуляции с памятью и любовные зелья должны были мне помочь? Неужели вам сладко спалось только когда вы были уверены, что я блаженно наслаждаюсь ложью — счастливым детством, которого у меня никогда не было?

Когда я вернусь, вы предоставите мне гарантии. И если вы попытаетесь снова мне воспрепятствовать, тогда, возможно, вам удастся попробовать на вкус ту силу, о которой не знает Темный Лорд.

Я не уверен, являетесь ли вы мне врагом, но я чертовски уверен в одном: вы мне не друг.

ГДжП

Ты возвращаешь журнал Биллу, тот просматривает запись.

— Весьма умно, Гарри. Ты мягок как ударное проклятье. Немного резок к папе и маме, но я и сам не планировал в ближайшем будущем позволить им об этом забыть. Жаль только, я не видел выражения их лиц, когда Флер выбивала из них пыль. Она уже сказала, что не позволит маме помогать ей со свадьбой. Твое письмо тоже должно произвести фурор. Надеюсь, она сохранит воспоминание для Омута Памяти.

Вы смеетесь над воображаемой картиной, а потом он продолжает:

— Возможно, тебе не стоит настолько загонять Дамблдора в угол. Перед тем, как снова тыкать его палкой, сначала посмотри на его реакцию. Пусть он и оправдывал то, что было сделано с тобой, большей пользой, однако надави на него посильнее, и он может ответить лишь потому, что у него не будет другого выбора.

— В общем-то, он практически не оставил мне выбора, однако, возможно, ты прав. Пойду, попробую отдохнуть. Кван сказал, что в последний раз сны были не так уж и плохи.

--

Ты почти ожидал того, что сны будут ещё хуже, чем обычно. А Квану хорошо удается вытаскивать наружу твои параноидальные черты, да? По крайней мере, сейчас он не выдергивал твою палочку. Тебе удалось проспать несколько часов без перерыва. Неплохо.

К сожалению, хороший сон не способен улучшить обстановку в пустом и тоскливом холле. Или решить проблему с окружающей банк ордой инфери. С другой стороны, так все-таки намного лучше, чем просыпаться в холодном поту от желания закричать. Надо быть более благодарным жизни за простые вещи.

Кван отсыпается. Коллинз, должно быть, наверху. Билл и Грозовая Туча едят какие-то бутерброды. Американский индеец и тебе указывает на один из них.

— Возьми бутерброд, Гарри. Надо было тебе запасти побольше арахисового масла и желе, и поменьше копченой колбасы. — К сожалению, выбирать мясо для ленча, когда никто из экспедиции не знает, из какого же, черт возьми, животного оно вырезано, было далеко не лучшей идеей. Самая большая проблема с этим «таинственным мясом» — то, что оно такого же цвета, что и инфери. Выбрать арахисовое масло — гораздо безопаснее, а ещё в нем попадаются орешки!

— Мне, наконец-то, удалось нормально выспаться. Интересно, с чего бы вдруг все стало лучше… Есть идеи?

Грозовая Туча отставляет ланч и делает глоток из кружки.

— Сложно сказать. Возможно, установленные вами с Биллом щиты чистоты все-таки преодолевают изначальное зло города? Может, на город положительно влияет то, что мы избавились от большей части этой орды снаружи… Трудно сказать. Будем наслаждаться краткой передышкой, пока она у нас есть.

Билл улыбается и протягивает свою кружку в сторону Грозовой Тучи.

— Пью за это. Гарри, у нас готовы три «Забавы с разрывающими» и один «Фиолетовый Армагеддон». Как только встанет Кван, мы уложим Коллинза в койку и сами немного поспим. Не хочешь слетать ещё за драконьими костями, а заодно проверить волшебную школу? Потом приготовь ещё три заряжающих руны — тогда у нас неплохо выйдет повзрывать инфери.

--

В результате трех кругов над школой-зиккуратом тебе не удается найти ничего, кроме несколько окон; движения нет. Не самое живописное место для учебы. Тем не менее, снаружи здание выглядит не слишком поврежденным. Скоро сюда можно будет привести Билла — посмотрим, считает ли он это место лучшим выбором для следующего исследования.

Из-за постоянного полумрака все в пещере выглядит довольно зловеще. Дрейфуешь к министерскому строению над жутким крошевом других зданий. Мрачная сцена внизу похожа на те, что показывают в фильмах катастроф, которые так любит смотреть Дадличка. Искрошившиеся камни и истлевшие деревянные балки — молчаливое напоминание о творившемся здесь ужасе.

Однокрылое, безголовое тело дракона больше не пугает. Сейчас это просто скучный ландшафт. Теперь начинаешь работу с одной из его лап. В конце концов, Хаку нужна новая дубина. Надо бы поизучать зачарованные объекты — можно и себе сделать что-нибудь интересное.

Время от времени ты вынужден останавливаться и избавляться от инфери-другого. Сейчас они для тебя всего лишь досадная помеха, да? Однако ты не можешь позволить себе расслабиться, в то время как целишься и выпускаешь Тонаре. Взрывное проклятье уносит ещё одного. Плохо, что их, наверное, ещё тысячи две.

Ты замечаешь приближающуюся группу из троих, нет — четверых — зомби. Один из них как будто бы несет свою собственную руку. Как это, черт возьми, отвратительно! Подождите-ка секундочку! Он только что подошел к другому сзади и ударил того оторванной рукой. Два других поворачиваются к типу с оторванной конечностью. Кости вполне могут и подождать. Тебе предстоит изучить кое-что гарантированно интересное.

Стрекоза повинуется твоим приказам. С ней уже намного удобнее, но все же лучше бы у тебя была Молния. Один инфери уклоняется от двух других, размахивая рукой как дубинкой.

Четыре дня понаблюдав за «жизнью проклятого города», ты уверен в одном — инфери не уклоняются. Они просто двигаются вперед. Что бы это ни было, оно точно не один из них. Лучше уж протянуть ему руку помощи — какая отвратительная игра слов! — иначе шанса узнать, что же это такое, у тебя может и не оказаться.

Лацеро! Редукто! — Заклинания настигают одного, а импровизированная дубинка — другого. При близком рассмотрении оказывается, что это статуя мужчины. Он — с таким же успехом ему можно и приписать пол — одет в нечто похожее на гравированный нагрудник и шлем, как какой-нибудь солдат из средних веков.

Мужчина произносит что-то по-португальски. Стоп, а сейчас больше похоже на испанский. Ты встречал говорящие портреты — могут же существовать и говорящие статуи?

— Вы говорите по-английски?

— Да. Его я собирался попробовать следующим. Как тебе удалось пробраться в город?

— Не могу сказать. Я бы подошел скорее, но я думал, что вы — один из них.

— Не мог бы ты, о юный волшебник, быть так добр и отлевитировать меня обратно в Министерство? Там можно будет поговорить в относительной безопасности. Я больше не столь же несокрушим, как когда-то, и инфери способны меня повредить.

Подчиняешься и приносишь его на террасу, где ты вчера уничтожал инфери. Когда-то этот офис был роскошным внутри, но его давным-давно разграбили.

Опускаешь тяжелую статую, но остаешься парить в воздухе, над ней. Поговорить с ней — неплохая идея, но не хочется попадать в пределы досягаемости рук конструкта. Тот смотрит на остатки от инфери на террасе и печально качает головой:

— Бывший министр — ему так и не удалось распознать угрозу, пока не стало слишком поздно.

Любопытство побеждает:

— Кто вы?

Он кланяется настолько, насколько получается у однорукой статуи.

— Я — живое эхо Эрнандо де Сото[1], также известный как Конкистадор.

У тебя не было нормальных уроков истории, не считая тех, что по восстаниям гоблинов, аж с десяти лет. Имя де Сото не говорит тебе ничего. Бальбоа и Кортес — да, но ты ведь говоришь не с ними, правильно?

— Кто?

— Неужели предания обо мне уже забыли? Как это грустно.

— Извините, я не специалист по истории. Уверен, что существует огромное множество людей, которым известно, кто вы такой. И что же делает статуя испанского конкистадора в затерянном городе в Бразилии?

— Долгая история, но, думаю, тебе она покажется интересной. Но сначала — не будешь ли ты столь любезен и не прикрепишь ли мне руку? Так было бы намного легче.

Быстро накладываешь репаро, и рука сама собой прикрепляется к статуе. Та в ответ сжимает пальцы в кулак.

— Gracias, так намного лучше. Исторические книги не отдают должного моим эскападам. Первоначально меня привлекло сюда золото, как и многих других. Я оказал поддержку верховному правителю инков, Атауальпе[2]. Благодаря дружбе с ним я и обнаружил волшебный народ этой земли. Их магия в основном полагалась на руны и ритуалы. Писарро[3] намеревался его казнить, хотя тот заплатил выкуп комнатой золота и двумя — серебра. Мне удалось помочь ему спастись от смерти и бежать сюда.

— Но разве не вы пытались их завоевать?

— Тот глупый юноша давным-давно вырос. Я видел, как человек, неспособный написать даже собственное имя, уничтожил тысячи людей. И все это лишь потому, что под его командой была дюжина нас, волшебников, и монах, нашептывающий ему в ухо слова Церкви. Действия соотечественников вызвали у меня отвращение. Я забрал свои кровавые деньги и вернулся в Испанию. А когда снова прибыл в Новый Свет, принес с собой европейскую магию и палочки. Я возглавил злополучную экспедицию в надежде на то, что, насмотревшись на ряд гибельных авантюр, испанцы отведут отсюда свои взгляды. Пусть меня и похоронили в реке Миссисипи, но я вернулся сюда учить этот народ европейскому волшебству.

Он делает паузу, охватывая жестом пещеру и развалины. И продолжает:

— Когда моя жизнь на этом свете подошла к концу, я поручил создать не портрет, а вот эту статую. Меня изваял знаменитый Бернини. Тебе нравится? О, вижу, и это имя тебе не знакомо. Не знаешь искусства, не знаком с историей — но хоть с заклинаниями-то знаком?

Кстати, об очевидном: Эрнандо де Сото — человек, которому явно нравится звук собственного голоса.

— Иначе бы меня здесь и не было. Может, перейдем к чему-нибудь более современному?

— Четыреста лет я был советником и консультантом у правителей этого города. Я помог основать Академию Магии. До самой смерти я был учителем, ученым, а иногда и баловался политикой. И после моей смерти статуя продолжала советовать правителям, а иногда и учила их.

— Как Риддл уничтожил этот город?

— О, вижу, ты знаешь одного из двух злодеев. Я думал, большинство будет винить Чилоту.

Ты никогда не слышал этого имени прежде.

— Кто такой Чилота?

— Он был подлым волшебником, сторонником Гриндельвальда в этой части света, а до него — Ксеруса. Он стал высшим жрецом культа Крылатого Змея. Мощь и влияние этого человека защитили его от Международной Конфедерации Чародеев. Он мечтал о возвращении к древним кровавым ритуальным жертвам и интригам практически бессмертных правителей, королей-жрецов. С помощью англичанина этот культ стал невообразимой угрозой.

— Практически бессмертных? Что вы об этом знаете?

Статуя подзывает тебя поближе, и его глубокий баритон понижается практически до шепота:

— А зачем тебе это нужно? Хочешь пойти за ними по этой темной дорожке?

Тщательно взвешиваешь свой ответ.

— Нет. Я пробую остановить этого ублюдка, Риддла. У него здесь спрятан хоркрукс. Я хочу найти его и уничтожить.

— Ба! Да ты же обычный мальчишка. Англичанин был очень силен ещё десятки лет тому назад. Что ты можешь ему противопоставить?

— Так или иначе, я сражался с ним пять раз. И равен ему, хочу я этого или нет.

Статуя де Сото смеется над тобой:

— Я смотрю, ты хвастун. Для твоей же пользы надеюсь, что ты можешь подтвердить свои смелые и грозные заявления. Но ведь у тебя есть более насущная проблема?

— Какая это?

— Не «какая», а «кто». Чилота. Твой англичанин здесь не единственный с хоркруксом. Преданный твоим соотечественником бестелесный дух Чилоты часто появляется в этом городе, связанный со скрывающей это место магией. Он придет за тобой. Он мастерски способен овладеть людьми. И хочет отомстить Риддлу за то, что тот предал их договор.

— Что? Чилота все ещё здесь?

— Да. Я не говорил с ним лет десять, но знаю — его отвратительный дух все ещё витает здесь, хотя его душевное равновесие, если когда-то оно у него было, сейчас под большим сомнением.

Ещё один важный факт из поведанных тебе в последнее время врезается в тебя подобно Хогвартскому Экспрессу.

— Вы только что сказали «овладевать»?

— Si. Он придет за тобой во сне и возьмет в свои руки контроль над твоим разумом.

— Всем нам снились плохие сны, но сегодня они прекратились. Так что теперь все в порядке?

— О, нет, боюсь, что нет, мой юный друг. Чилота не мог остановиться — не подчинись ему уже один из вас, он так бы и пытался пробить вашу защиту. Вы в большой опасности. Он постарается закрепить свою власть над заложником, а потом, скорее всего, убьет вас всех. Ты не замечал перемен в поведении у своих друзей?

Ты делаешь глубокий успокаивающий вдох. Паника бесполезна.

— Дерьмо! Должно быть, это Коллинз. Он странно вел себя в последнее время, хотя в последний раз, когда я его видел, он показался мне практически нормальным. Нужно вернуться и предупредить их!

— Постой! Ты должен знать, что искать! Хоркрукс Чилоты — скипетр, увенчанный изображением Коатля[4]. Он будет держать его поблизости, чтобы тот помогал лучше контролировать твоего друга. Сначала нужно уничтожить именно его.

— Как это сделать?

— Способен ли ты накастовать Аваду Кедавру?

— Да, хоть и не очень хорошо.

Статуя поднимает мраморную бровь:

— Тогда, senor, думаю, ради твоего же блага тебе нужно как можно скорее улучшить свои навыки.

Поворачиваешься к двери, когда он снова кричит тебе:

— Подожди! Прежде чем ты уйдешь, тебе следует кое-что знать. Дальше по коридору, в туалете, заперт мертвец. Ему есть что тебе рассказать.

— Что именно? — У тебя нет на это времени.

— Этот инфери — Чилота. На его изуродованном теле нарисованы руны. Они — на языке тольтеков. Наверху, на крыше, у меня есть книга по тольтекским рунам и ритуалам. Руны раскроют тебе секрет этого места. Ты понимаешь, о чем я говорю?

— У меня нет времени! Мне надо вернуться.

— Тогда ты умрешь как дурак, поспешивший ввязаться в ситуацию, к которой не был готов. Чилоте было почти триста лет. Можно ли назвать его могущественным? Я видел лишь пару людей могущественнее его, но он оказался хитрее и выжил. Чтобы преодолеть его, тебе потребуется любое возможное преимущество. Для него твоя способность здесь аппарировать станет большой неожиданностью. И если ты узнаешь этот секрет, то вполне сможешь это сделать. Возможно, спасать твоих друзей уже слишком поздно.

Статуя не знает, насколько ее речь задела тебя за живое. Не слишком-то подходящее время, чтобы думать о Сириусе, верно? В прошлый раз, когда ты отправился на подвиги, не подумав, кое-кто заплатил за это своей головой. И что будешь делать в этот? Чилота способен здесь аппарировать, так что ты окажешься в невыгодном положении. А вот если узнаешь секрет, у тебя будет козырь, которого он не ожидает. Чилота ещё не знает, что ты встретил де Сото; к тому же он ещё не сделал ход.

Ты решаешься действовать, надеясь, что прав. Приземляясь рядом с де Сото, бормочешь:

— Отлично! Где этот чертов мертвец? Нам нужно спешить.

— Туалет — дальше по коридору, третья дверь слева. Тот самый, что забаррикадирован мебелью. Теперь, когда у меня снова обе руки, я смогу подержать его, пока ты копируешь нужные руны.

--

Когда биографы будут писать о, как хочется думать, длинной и счастливой жизни Гарри Поттера, ты очень надеешься, что они пропустят кусок о том, как вы со статуей Эрнандо де Сото сражались в туалете с хрупким, но удивительно сильным мертвецом, который походил на змею настолько же, насколько и на человека. Слишком уж это смахивало на какую-то оскорбительную шутку. Целью этой смешной задачи было скопировать древние руны с высохшей и обветшавшей обнаженной плоти. Вряд ли это назовешь одним из твоих лучших подвигов. И ты даже не в силах представить, что об этом написала бы Рита!

Связываешь зомби веревками, а статуя ставит ногу на грудь существа. Быстро накладываешь щиты освещения, которые позволят тебе лучше видеть. Уборная, на удивление, в хорошем состоянии — мраморные резные раковины, декоративные инкрустации на дверях кабинок, ручки из бронзы или меди, большое зеркало на полстены — и на полу, посередине мертвая тварь.

— Где руны?

— На обеих руках и спине.

— Так что нам не нужны ноги, да?

— Нет, не нужны.

Лацеро! Лацеро! Вот так-то лучше. Теперь прижми его руки к полу. Да, так. Начну с левой.

— Если мне будет позволено… Рунический язык тольтеков — один из тех, что читается справа налево.

— Благодарю. Тогда, думаю, начну с правой. Давай-ка перевернем его на живот, — вряд ли глазеть на его задницу — намного лучше. — Подожди минутку, я поставлю временную тревогу на дверь. Не хотелось бы, чтобы кто-нибудь из его мертвых приятелей случайно сюда забрел.

— Так как тебя все-таки зовут, англичанин? — Нда, вряд ли бы у тебя хватило воображения на такую ситуацию: праздная беседа со статуей, удерживающей полуголого инфери в фешенебельном туалете, которым когда-то пользовался министр Бразилии. Будь у тебя чуть побольше времени, уж ты бы вволю посмеялся!

Устанавливая простую световую сигналку, отвечаешь:

— Гарри Джеймс Поттер.

— Приятно познакомиться, Гарри Поттер. Хотя жаль, что это не произошло при лучших обстоятельствах.

— Как и мне. Ты ведь умеешь читать на тольтеке, да?

— Si, но я обнаружил, что не могу прочитать это предложение вслух из-за магии этого места.

— Скажем, я напишу на каждом куске пергамента по одной руне…

— Не знаю, сработает ли это, но можем попробовать.

Ещё пятнадцать минут уходит на то, чтобы сложить куски пергамента в предложение.

— У меня все ещё не получается его произнести. Должно быть, волшебство препятствует мне сказать предложение вслух. У тебя есть другие идеи?

Прокрутив в голове идею попробовать на статуе легилименцию, отказываешься от нее — вряд ли это возможно, да и получилось у тебя всего лишь однажды, и то — случайно. Так и мозги можно в кашу превратить.

— Нет, думаю, мне потребуется та книга наверху. Подними ему руки — я его свяжу. Мы вернемся в офис министра, и я отлевитирую тебя на крышу.

Встаешь, потягиваясь, и уходишь от мечущегося на полу мертвого существа.

--

Как только вы выбираетесь на крышу, Эрнандо показывает тебе свой тайник на углу, под парусиновым навесом. Здесь у него все спасенные из города вещи. Когда ты интересуешься, зачем там парусина, он отвечает, что до недавнего времени здесь хватало летающих инфери, которых привлекали блестящие вещи и движение.

— Вначале мне помогало уклоняться от инфери мое знание города. Но чары сохранности на мне развеялись уже лет десять назад. Теперь я так же уязвим, как и любой камень.

Он отставляет в сторону Омут Памяти и тщательно просматривает деревянную корзину со сломанными вражьими стеклами, кучей палочек и неимоверным количеством книг. Затем вытаскивает из груды книг один том — «С тольтекского на испанский» — и вручает его тебе. А это не так уж и просто, да?

— Начинай переводить, а я найду испано-английский словарь.

Через сорок пять минут, на третий раз — удается. Помогает и то, что Эрнандо находит для тебя правильные страницы в книге, пусть и не в его силах произнести руны вслух.

Зачарованный Город находится в горе Ла-Неблина[5].

С удовольствием поджигаешь обрывки пергамента. Теперь ты знаешь тайну. Знаешь.

— Эрнандо, теперь, когда я прочитал название, мы можем его поговорить, когда нас никто не слышит. Так где мы?

— Мы — в зачарованном городе в горе Ла-Неблина.

Странно, это место — намного дальше от районов, в которых вы вели поиски.

— Мне нужно идти. Если повезет, то он ещё не сделал ход и у меня будет преимущество. Можешь посоветовать напоследок что-нибудь по борьбе с Чилотой? Существует ли способ изгнать его и спасти Коллинза? — Хватаешься за соломинку, но спросить ты просто обязан.

— Не верь тому, что он предлагает. Чилота может попробовать поиграть. Он — сладкоречивый дьявол. Есть шанс, что у твоего друга будет возможность изгнать Чилоту, но если твой друг не сможет выселить овладевший им дух, то ты ничего не сможешь для него сделать. — Это не утешает; теперь ты знаешь, что, может быть, пришлось сделать бы Дамблдору, если бы ты тогда не вышвырнул ублюдка вон.

Просматриваешь груду палочек — пытаешься найти запасную, получив от нее хоть какой-то отклик. Только две из семи чуть-чуть откликаются, но тебе очень нужна запасная. Берешь ту, которую чувствуешь лучше. Де Сото пытается тебя подбодрить:

— Твой друг уже ушел. Прости. Когда увидишь его в следующий раз, смотри на него как на врага, которым он и является — это не тот человек, которого ты когда-то знал. Не обманывайся, если он все ещё не проявил свою истинную природу; предупреди своих друзей — выведите его из строя. Затем вы должны найти этот дьявольский артефакт и уничтожить его.

— Хочешь, я сделаю тебе отсюда портключ? — Взяв кусок веревки, делаешь сюда один портключ, поскольку остальным нужно ещё повторить твои действия в туалете. Позор, что среди груды накопленных Эрнандо вещей нет волшебной камеры. Зато есть Омут Памяти!

— Не думаю, что он сработает для меня одного. Я соберу вещи и начну пробираться к выходу. Теперь, когда большая их часть окружает банк, думаю, мне удастся прокрасться туда практически без проблем. Если у тебя ничего не получится, мне надо будет предупредить народ этой земли, что Чилота снова воскрес. Если ты сможешь преодолеть Чилоту, взлети к своду пещеры и зажги палочку. Я пойду или на твой сигнал, или обратно сюда. И тогда я скажу тебе то немногое мне известное о том, куда спрятал свой хоркрукс Риддл. Vaya Con Dios, Гарри Поттер[6].

--

Подбираешь несколько драконьих костей, которые тебе удалось собрать до момента, как ты встретил Эрнандо. Кроме всего прочего, их можно, в случае чего, швырнуть в Чилоту.

Во время полёта на метле над запустелой местностью ты сильно нервничаешь. Как сказать Квану, что его партнером завладел один из двух магов, ответственных за разрушение этого места? Как вернуться и напасть на того, для кого ты готовил, с кем делил хлеб и сражался плечом к плечу?

Других грядущих откровений — ну, исключая те, в которых у тебя попросту нет выбора — больше нет, и ты ведешь Стрекозу на посадку на балкон второго этажа. Входя в пустой офис, чувствуешь слабое покалывание. Ты только что пересек границу щита!

Отпрыгнув назад, поднимаешь метлу и включаешь очки. Узнаешь основную схему тревоги против нарушителей. Она не привязана ни к каким другим рунам. Возможно, её установил Билл, но ты привык ожидать худшего, так что лучше уж на это не надеяться.

Стараясь выглядеть максимально естественно, приземляешься снова и левитируешь перед собой драконьи кости. Осторожно идешь вперед; очки включены.

На площадке для приземления — второй щит. Рисунок тебе неизвестен, но ты думаешь, что это какое-то оглушающее или выводящее из строя. Ты снова взлетаешь и направляешься к лестнице в другом конце здания. Тем временем быстро перебираешь в памяти, что у тебя есть с собой. Имеются: один стрелковый щит и одно пылающее копье гибели. Тебя нужна возможность направить их на Чилоту, а он вряд ли даст тебе на это время. Плохо, что щиты не мобильные.

А вот змеи — мобильны, к тому же могут широко раскрывать челюсти, да? Кроме того, способны исполнять твои приказы, правда?

Призываешь двух змей, отдаешь им приказы и втискиваешь им в пасти руны. Чтобы скрыть свое присутствие, рептилии проскальзывают в кучу костей, и ты поднимаешь её.

На этот раз никаких щитов. Приятно знать, что и плохой парень не в состоянии учесть все мелочи. Спускаясь по лестнице, замечаешь, что кое-кто был весьма занят.

Стойка кассира исчезла. Снаряжение команды отодвинуто к стенам. В дальнем конце — клетка с четырьмя псами. Они дико подпрыгивают, лают, но не раздается ни звука — очевидно, на них заглушка.

У входа в хранилища видишь ступеньки и платформу, на которую взгромоздили трон. Скорее всего, это и есть бывшая длинная стойка. Платформа перемещения уничтожена, но где же гоблины? Ответ — на другой стороне холла, висят на стене. Сцена очень похожа на ту, что была и в хранилище.

На троне восседает Коллинз.

— Приветствую тебя, Гарри Поттер. — Его голос изменился. Мужчина одет в разукрашенную мантию, а на голове у него — какая-то прическа.

— Джейк, что, черт возьми, здесь происходит? Что ты делаешь? — Решаешь действовать осмотрительно и не позволить убрать кости к стене, зная, что змеи будут нацеливать пасти на «желтоволосого человека». Палочка у тебя в руке, но на него ты её не направляешь.

Коллинз поднимается, и ты замечаешь увенчанный змеей скипетр в чем-то похожем на подставку рядом с троном.

— Мне пришлось на какое-то время позаимствовать тело твоего друга. Позволь мне представиться: я — Чилота, бывший когда-то правителем этого города. Мне нужна твоя помощь.

— У тебя интересный способ просить о помощи, — указываешь ты на мертвых гоблинов и собак в клетке — должно быть, остатки экспедиции.

— Ты — чрезвычайно сильный, но пока ещё очень молодой волшебник. Так говорит мне память этого тела. Твои друзья обеспечат твое сотрудничество. Гоблины… Что ж, я оказал тебе услугу. Эти омерзительные и презренные существа предали бы тебя, как только бы вы обнаружили сокровища. По иронии судьбы у них не получилось отремонтировать платформу. — У мага скрежещущий смех — так странно слышать такое от тела Коллинза.

— Почему я? Билл намного лучше в разрушении заклинаний. Кван — в сражении. У Грозовой Тучи намного больше опыта.

— Это правда, но у нас, Гарри Поттер, — общий враг. Когда он впервые появился здесь, его звали Том Риддл. Когда же уезжал, то поменял чешую и называл себя уже Лордом Волдемортом. Он прибыл сюда, утверждая, что ищет знаний, и многие стали жертвой его обаяния. Когда же вкусил всего, что город мог ему предложить, то разрушил это место со своими последователями. Я попытался его остановить, но этот маг взял надо мной верх. Результаты теперь прекрасно видно снаружи.

Даже в этой ситуации у тебя пробивается сарказм:

— В общем, ты — дух могущественного волшебника и хочешь отомстить Риддлу. У него довольно много врагов; некоторые из них даже учредили клуб.

Он игнорирует тебя подобно хамоватому и напыщенному Темному Лорду:

— Ты сказал остальным, что ищешь золота и славы, но я знаю, что это неправда. Ты знаешь, что здесь есть хоркрукс — ты хочешь его уничтожить. Я воздам Риддлу по заслугам за то, что тот разрушил мой любимый город. Мы вместе уничтожим шар провидца.

— Это все-таки не ответ на мой вопрос. Что тебе от меня нужно? — Вот так, пусть говорит — вытащи из него всю возможную информацию.

— Ты слишком силен для того, чтобы овладеть тобой без твоего разрешения. Другое дело, если это произойдет охотно. С твоей мощью и моим знанием мы отомстим тому жалкому червю, который называет себя Волдемортом. Присоединись ко мне, и нам не понадобятся твои друзья. Я знаю, как изгнать демона, которого Риддл оставил охранять свой хоркрукс. Я знаю, как снять окружающие то место щиты. По сравнению с моим знанием защиты твой друг — просто неофит.

Он только что упомянул о демоне?..

— Здесь есть демон?

— О да, и это не просто демон из рода «вызови и позволь бродить на воле», как призывал Гриндельвальд — тот, для уничтожения которого потребовались Альбус Дамблдор, Николас Фламмель и Одиссеус Боунс. Этот — намного мощнее; он ограничен множеством сковывающих кругов. Если это существо освободить, оно опустошит земли на сотни миль вокруг, а для победы над ним потребуются дюжины магов.

Вот дерьмо! Выкинь это сейчас же из головы! Обрати внимание на косящую под Темного Лорда личность:

— Допустим, мы уничтожим Ридлла… Что дальше?

— О, мне знакомы древние ритуалы майя, которые способны возродить меня во плоти. Наш союз не продлится вечно. Я просто хочу его победить, а потом вернуться сюда и возродить этот благородный древний город. Ты жаждешь учиться, а я — хочу преподать…

Он что, серьезно думает, что ты поведешься на вот это вот его дерьмо? Он же всего-навсего один из длинной череды людей, желающих тебя использовать. Ну что, поразвлеклись и хватит, да?

— Твой ритуал случайно не включает в себя «кость отца, плоть слуги и кровь врага»?

Его глаза сужаются:

— Среди прочего… Да.

— Ты не был его врагом — скорее, партнером. А злишься лишь потому, что он предал тебя первым. Ты знаешь окружающие сокровища защиты потому, что сам их ставил. Спастись я по этой лестнице — попал бы под действие заклятья, и мы бы сейчас не вели с тобой беседу, так? Я бы уже лежал на алтаре или что-то вроде того, да?

— Ах, ты все же проницательнее, чем полагал Коллинз… Может быть, нужно чуть больше принуждения: Авада Кедавра! — Ты инстинктивно уклоняешься, но зеленый поток энергии смерти летит к клетке и ударяет в одного из заливающихся лаем псов. Тот падает. — Жаль, я не знал, кто это был. Спаси оставшихся друзей, мальчик. Ты со своей сырой силой никогда не возьмешь надо мной верх.

Теперь ты точно знаешь, что сможешь бросить смертельное проклятие. Запускаешь скрытые щиты и приказываешь змеям атаковать. Сосредоточившись на другом склоне холла, аппарируешь:

Авада Кедавра! — рявкаешь ты, посылая молнию прямо в скипетр. Тот, содрогнувшись, взрывается ослеплительной вспышкой света.

Чилота кричит, а ты аппарируешь в клетку, падая среди собак. Пытаясь избавиться от проходящей по телу волны тошноты, тянешь из кармана веревку:

— Портключ! Все — кусайте веревку! Активировать!

Сила портключа дергает вас четверых назад, на крышу Министерства. Тебя все ещё колотит от того, что ты кастовал аваду.

Дрожащим голосом произносишь:

— В корзине под парусиной есть палочки. Думаю, я видел там ещё и несколько метел. Давайте-ка я попробую отменить преобразование. Фините Инкантатем! — Первый пес падает на землю, при превращении вырастая до размеров тролля. Следующая собака оборачивается Кваном, который уже ползет к парусине.

Сглатываешь растущий ком в горле и делаешь палочкой заключительный взмах. Вот ты уже смотришь в грустные глаза Одинокой Грозовой Тучи. Он открывает рот, намереваясь что-то сказать, но ты ослеплен и оглушен гневом.

В ярости кричишь, хватая портключ! Твои вены переполняют шок и жуткая ярость. Грозовая Туча кидается вперед, чтобы остановить тебя, но не успевает.

— Не Билл! Только не Билл! Не Билл! Активировать!

Снова появившись в клетке, немедленно оттуда аппарируешь — в этот миг в прутья ударяет заклятие, которые ты даже не можешь распознать. Появляешься за грудой костей, возле двух следов от ожогов, оставшихся от твоих змей, и отсылаешь всю груду в мага.

Пока твои щиты от проклятий отметаются в сторону, словно ветки, над тобой издевается ядовитый голос Чилоты:

— Ничтожная козявка — знаешь ли, что ты сделал? В оставшиеся мгновенья своей жизни подумай, какие бы слова тебе хотелось видеть на своей могильной плите! — Он немного хромает — должно быть, один из твоих щитов пустил ему кровь. Её будет больше — и намного!

Перед твоими глазами встает залитое слезами лицо Флер. К нему присоединяются страдающие, укоряющие взгляды на лицах Уизли, и все они обвиняют тебя. Твой лучший друг мертв, а этот ублюдок сейчас заплатит!

_______________

[1] Испанский конкистадор, который возглавил первую завоевательную экспедицию европейцев к северу от Мексики.

[2] Атауальпа — последний правитель инков, т.н. Единственный Инка.

[3] Франсиско Писарро Гонсалес (исп. Francisco Pizarro y Gonz?lez, ок. 1475—1541) — испанский авантюрист, конкистадор, завоевавший империю инков и основавший город Лиму (Источник: Википедия).

[4] См. здесь: http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%B5%D1%82%D1%86%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BA%D0%BE%D0%B0%D1%82%D0%BB%D1%8C

[5] Pico da Neblina, см. здесь: http://en.wikipedia.org/wiki/Pico_da_Neblina

[6] Vaya Con Dios — не знаю испанского, но что-то вроде «Да хранит тебя Бог»

Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 91 (показать все)
Гарри слишком много извиняется перед Луной. Он никак её не предавал это уж точно
Уважаемый переводчик!
Огромная благодарность за работу!
Получил огромное удовольствие, и мне нравится использование 2-го лица в книге!
Правда, теперь, буду пару дней слышать мысленый голос, коментирующий мои действия: "ты..."))
Еще раз - большое спасибо за большую работу!
п.с. А теперь, пожалуй, буду наслаждаться следующей частью! Ох, и кого же мне за это поблагодарить?))
А мне понравилось повествование от 2-го лица :)
Кстати, в события бы сильногарри пихнуть, не помешает.
Переведено помоему нормально, от второго лица с начала не привычно, но потом втягиваешься и привыкаешь. Сюжет достаточно интересный и скорее всего и дальше будет весьма захватывающе.
Но я сначала не посмотрела что за автор, а его я не люблю и дочитывать не буду. Переводчику же респект, большой труд все это переводить.
Отдельное спасибо переводчику)
много много плюшек вам)

Цитата сообщения Natari от 21.09.2016 в 16:36
Сюжет достаточно интересный и скорее всего и дальше будет весьма захватывающе.
Но я сначала не посмотрела что за автор, а его я не люблю и дочитывать не буду.


Facepalm )))
Jeka-R Онлайн
Цитата сообщения Phantom of the Opera от 08.05.2017 в 21:24
Facepalm )))

да, это просто эпический лол
наравне с The Lie I’ve Lived эти 2 книги лучшее, что есть из своего жанра. Даже приблизительно что-то такое же годное так и не смог откопать. Топовее в целом только МРМ
Очень тяжело читать, перечитываю страницу по 3 раза чтобы понять. Мне нужен переводчик с языка этого фанфика на русский.
Читал комменты про плохой перевод, и не понимал в чем дело. Потом думал что эти комменты про не беченую версию.
Люди!!!! Вы что?!?!!! Сами так переведите, или хотя бы на половину так хорошо, а потом срите в комментах.
Да, не идеал. НО очень читаемо. Есть огрехи, даже пару раз замечал ошибки.
Но вы в своем уме хейтеры сранные!?
Можно не отвечать это риторический был вопрос.
Tahy... спасибо за огромный труд.
С уважением,
я!
один из лучших фиков!
прекрасное сочетание dark action и жизненого фана.
перевод хороший, но 2е лицо большой и неоправданный минус, хотя продравшись через начало почти перестаешь замечать.
с обидами слегка перегиб, точнее они отчасти неадресные и решение по Хогвартсу спорное, но..
есть отличное продолжение!)
Ура, я таки дожевал этот кактус. Но на повторение подвига я всё-таки не готов. Продолжение буду читать в оригинале.

Особенно, конечно, убил "Пустынный Орёл". Вот нарочно не придумаешь:-D
За Jethro Tull
фейжоаду
и переписку с Луной
Интересная история.
Спасибо за перевод.
Повествование от второго лица удивило - всё-таки это очень не типично и несколько сбивает с толку.

Крутой сюжет.
Сюжет огонь, перевод не плох, однако бетам надо было ещё пару раз текст прошерстить) Однако впечатление не испортило! Огромное спасибо за этот труд!!!
Я очень требователен к качеству произведения, и это тот случай, когда оно превзошло мои ожидания. Отличный приключенческий роман, думаю, понравится почти всем.
Прочитала 10 глав, дальше не могу. Качество языка просто убивает. Ошибки типа "одеть/надеть", странные обороты, как будто гугл-переводчик сделал всю работу. Придется читать оригинал, видимо
Стабильно раз в год перечитываю! Захватывающее произведение и перевод нормальный. Зря накинулись на переводчика. Большой труд, спасибо Таhy! Кто умеет пусть сделает лучше. Сомневаюсь, что хоть у кого-то из негодующих комментаторов получится. Муахаха!
Какая-то хня фееричная. Лоскутное одеяло отстойного перевода. Дальше самого начала не смотрел.
Это просто потрясающий Фик! И продолжение тоже! Несколько лет назад это был один из первых прочитанных мною фанфиков! Может быть самое начало покажется вам странным или очень странным, но продвиньтесь чуть дальше и будете очарованы! Я бы включила его в трио лучших серий фанфиков из всех прочитанных. Потрясающие приключения, и удивительно живой незаезженный сюжет без штампов, отличный стиль... Я просто влюблена!
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх