↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Bungle in the Jungle: Harry Potter’s Adventures (гет)



Переводчик:
Оригинал:
Показать
Беты:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Приключения, Экшен
Размер:
Макси | 959 Кб
Статус:
Закончен
 
Проверено на грамотность
Какая же это жизнь Гарри Поттера без предательств, секретов и приключений?
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 21. Я напишу на твоей могиле: «Спасибо за обед»

6 сентября 1996 г.

— Тонаре! Пелло Хостис! — Ничем незамутненный праведный гнев наполняет мощью твои проклятья. Защита Чилоты едва удерживает твое взрывное, а отталкивающее прорывается сквозь него, отшвыривая мага прочь, как тряпичную куклу.

Ждешь отвратительного хруста — а его все не слышно — захваченный духом Коллинз аппарирует у самой стены. Черт возьми! Двигайся! Где он? Секунды все бегут, пока ты в ярости осматриваешь комнату. Ага! Он вернулся на свою гребаную платформу.

Чилота кудахчет:

— У тебя такая сила, мальчик. После твоей смерти у меня появится замечательный хоркрукс — заменишь мне тот, что уничтожил. — Он проводит палочкой по левой руке, и на ней появляется кровь. Узенькая струйка крови следует за его палочкой; маг направляет её на землю. Кровь превращается в метровой ширины столб пламени, и он начинает к тебе приближаться.

— Никогда ещё не сталкивался с Кровавым Огнем, мальчик? Это будет последнее, что ты увидишь.

— Вертексицис! — Посмотрим-ка, как магия крови сможет устоять против элементного волшебства. От вихря воздуха столб живого огня вспыхивает и несколько притихает, но не до конца. Он снова движется! Благодаришь про себя ублюдка за подсказку и аппарируешь, когда и кровавый огонь, и мерзкое разрывающее уже вместе устремляются к тебе.

Появившись в другом конце холла, решаешь, что здесь требуется кое-что посерьезней, и мгновенным движением выбрасываешь руку с палочкой в сторону Чилоты.

— Ацидус Лампас! — Из кончика твоей палочки извергается кислотная пыль. Маг взмахом руки кристаллизует её, а Кровавый Огонь меняет направление движения и вновь устремляется к тебе.

Тебе хочется, чтобы этот ублюдок сдох! Он убил Билла!

— Арресто Сонтего! — Твою палочку окружает практически материальный барьер дуэльной магии, и ты отхлопываешь ею следующие два проклятья как битой. Пора уже сражаться поумнее. Отпрыгиваешь влево — Кровавый Огонь теперь между тобой и Чилотой.

— Аттеро Глациус! — Осколки льда летят от тебя сквозь столб, ещё больше его ослабляя, но направляются они все-таки к другой, главной цели. Гневный крик изещает тебе, что уловка срабатывает.

Он отвечает взрывным, и ты едва успеваешь нырком уйти с его пути; вы оба аппарируете.

Маг попадает в тебя первым — какое-то проклятье ранит тебе руку до крови, посылая по телу волну вроде электрошока. Кровавый Огонь теперь движется быстрее.

— Чем больше ты потеряешь крови, тем быстрее он будет двигаться. Я закончил с тобой играть. Настало время умирать, мальчик! — Чилота наколдовывает ещё один столб Кровавого Огня. — Нравится? Могу сделать еще. Они загонят тебя в ловушку. — Уворачиваясь от твоих взрывных, маг создает ещё два столба огня, пустив себе кровь из каждой конечности.

Скорее всего, для победы над ними требуется что-то совсем простое. Проблема в том, что ты этого не знаешь. Пытаясь вынудить все четыре столба сменить направление, аппарируешь, пробуя выбрать максимально лучшее время для удара — сейчас!

— Вертексицис! — Ветер раздувает Кровавый Огонь прямо перед твоим врагом. На миг ветер усиливается и швыряет огонь обратно, прямо в отступающего мага. Прекрасная тактика; в награду тебе достаются крики, от которых стынет кровь в жилах.

Боль — отнюдь не помощник, когда тебя преследуют четыре огненных элементаля. Шлешь гейзер воды в самый первый, уменьшая его в два раза по сравнению с оригинальным размером.

Магия крови, должно быть, утомительная штука — его заклинания теперь намного проще. Плохо, что и простые проклятья вполне могут быть настолько же гибельными. Прекрасно накастованное разоружающее отбрасывает тебя назад, и твоя палочка летит в воздух. Призвав её, маг останавливает огненные столбы, тем временем насмехаясь над тобой.

— Подходящий трофей — возможно, воспользуюсь ею для создания нового хоркрукса. Теперь тебе не на что надеяться, малыш-анимагус! Сначала я прикончу твоих друзей, а потом приму меры против демона.

— Как ты планируешь это сделать? — Пусть говорит. Они все любят трепаться. Когда сделаешь свой шаг, нужно быть быстрее — быстрее, чем когда-либо в жизни!

— О, это же я помог его вызвать, дурачок. Когда Риддл уничтожил мой хоркрукс, воспользовавшись им как жертвой для вызова, его действо связало мою жизнь со сковывающими кругами. Даже если тебе удастся убить меня, то ограничения исчезнут и демон окажется на свободе. Это существо всё видит. И знает. Что-то из его видений — сбывается, что-то — нет, но лгало оно мне столько же, сколько говорило правду. Именно так я узнал о твоем появлении. Эта тварь хочет свободы и жаждет уничтожать, но она все равно обязана охранять хоркрукс Риддла. Когда в город проникла последняя экспедиция, демон поставил какой-то барьер. Теперь ничто живое не может покинуть город. Даже я не могу уйти, пока не избавлюсь от демона. И тайна бесполезна, пока барьер не исчез.

Задумавшись, Чилота на миг останавливается.

— Точно! Должно быть, ты знаешь тайну! Значит, ты прочитал руны на моем трупе. Давай-ка закроем эту лазейку. Я всегда думал, что Риддл убьет меня, поэтому принял кое-какие меры. Но ошибался, полагая, что он желает занять мое место во главе культа. Вместо этого сначала он убил моих последователей. И не осталось никого, чтобы провести ритуал и вернуть меня к жизни.

Он смеется, явно не замечая своего ненормального состояния:

— Даже если мне не удастся изгнать демона, он все равно освободится. Когда Риддл сюда вернется, эта тварь убьет его, и англичанин попадет в ловушку, как и я — навечно! Чудесно! Поэтому не имеет значения, как повернутся события — я выиграю в любом случае! — Сложное движение палочки, и в комнате появляется его труп-инфери. Маг с презрением и отвращением смотрит на тело, а потом приказывает ближайшему Кровавому Огню поглотить его, и на камне остается лишь пятно от ожога.

Маг, наклонив голову, пристально смотрит на то, как труп обугливается в пламени. Пользуясь отвлекающим моментом, делаешь свой ход. Он, видимо, полагает, что у тебя нет запасной палочки — что ж, это его проблемы. Вытаскиваешь её и вкладываешь все, на что способен, в лацеро. Плохо подходящая тебе палочка ослабляет проклятье, но все равно тебе удается практически отрезать руку, которой маг в последний миг успевает загородиться. Твоя палочка, выпав из хватки отрезанной конечности, стукается о землю. Пытаешься призвать её, но маг наступает на неё ногой.

Первый огненный столб исчез. Что ж, вот и способ от них избавиться! Когда один из столбов подбирается слишком близко, жар просто обжигает; перед самой аппарацией умудряешься обварить руку с палочкой.

Появившись на платформе, торопливо накладываешь обезболивающее, но оно практически не помогает. Чилота, щелкнув палочкой, ампутирует висящую руку. Через пару секунд на её месте вырастает новая, серебристая. Да существует ли хоть один трюк, который Риддл не украл бы у этого парня? Ещё раз пытаешься призвать свою палочку из остролиста, но, видимо, он как-то приклеил её к полу, пока ты возился с ожогом.

Выбирая простые проклятья, чтобы нейтрализовать противодействие палочки, кидаешь в него разрушающее. Его новая рука поглощает заклятье; она невредима. Единственное плюс — у тебя есть время послать в последний столб огня струю воды.

Больше всего тебя расстраивает то, что большая часть его проклятий — тихие; они практически незнакомы тебе. Ты в первый раз услышал, как маг скандирует:

— Тому, кто обидел меня, тому, кто обидел меня — Персекутус Манус! — Рука взлетает в воздух и несется к тебе так быстро, что ты не успеваешь её отбросить; она сгибает пальцы. Может, и лучше, если он будет использовать заклятья без звука! Отталкиваешь руку заклинанием, но та немедленно возвращается обратно. Аппарируешь прочь и от неё, и от двух оставшихся Кровавых Огней. Чилота что-то скандирует. Что на этот раз? Вот дерьмо! Он скандирует противоаппарационный щит.

Тебе требуется решение — немедленно! Уклонившись от взрывного, рука с размаху врезается в тебя, впечатывая в землю прямо как мясистая лапа Дадли. Блокируешь её следующую атаку своей левой рукой, но конечность отскакивает и вцепляется тебе в горло, сжимая, сдавливая, пока ты пытаешься её отшвырнуть. Не отпускает!

Булькая, отчаянно пытаешься отодрать эту гадость, а столб огня уже приближается. Невербальная магия — хорошая штука, но попробуй-ка воспользоваться ею, когда тебя душат. Судорожно пытаешься вспомнить все, что знаешь о магии крови. Он все ещё контролирует руку — возможно, до сих пор её чувствует. Дотянувшись до пояса, вытаскиваешь молоточек для гравировки и вонзаешь его в эту лапу. Ага! Почувствовал! Проколотая конечность на миг разжимается, и ты отбрасываешь её в приближающийся Кровавый Огонь.

Рука вздрагивает и застывает; огонь сжигает её дотла. Хорошая новость: тебе удалось подорвать его концентрацию до такой степени, что всё, на что сейчас способен маг — один лишь слабенький огненный столб. Может, он выматан так же, как и ты. Слишком уж тяжело дается ему аппарация.

Разрубающее врезается тебе в ногу; падаешь на пол. Плоть вокруг раны мгновенно чернеет. Нет, он не ослаб настолько, насколько ты надеялся. Рассеиваешь последний Кровавый Огонь, но ударное вколачивает тебя в стену. Вы обмениваетесь самыми разными проклятиями. Если бы только у тебя была правильная палочка!

Частично запечатываешь кровоточащую рану на ноге и, шатаясь, встаешь. Из-за ранения при движении ты смешно подпрыгиваешь. Сближаясь подобно парочке пьяных боксеров, вы обмениваетесь заклинаниями. Практически бесполезная палочка не дает твоим проклятьям почти ни грамма силы. Слабенький щит прогибается под натиском взрывного и дробящего, но ты продолжаешь сражаться. Чилота, аппарируя слева, сбивает тебя с ног взрывом и вбивает в стену. Слышишь треск кости — видишь, как твоя нога неправильно вывернулась. Но удалось удержать и палочку, и щит — следующее проклятье отражается обратно в него. Он полностью контролирует ситуацию и знает об этом. Тебе срочно нужно его отвлечь, но вряд ли сейчас есть на это шанс…

Шанс, на который ты так надеялся, появляется — раздается крик; по ступенькам спускается туша тролля. Должно быть, Хак пробился сквозь щит! Ударяешь в Чилоту прокалывающим проклятьем — на груди у того с одной стороны появляется кровь. Хорошо бы, если пробило легкое.

Будь у тебя хоть минутка, ты бы поудивлялся, как Хаку удалось сюда прорваться, но вместо этого ты используешь преимущество — вбиваешь в мага ударные. Ни один из вас сейчас не в форме. Хак — на четвереньках, пытается встать. Господи, как же хорошо, что на свете есть друзья!

Должно быть, Чилота ощущает, что его превосходят численностью; он кидает в Хака проклятье убийства. Швырнув в мага очередное слабенькое ударное, поворачиваешь голову, надеясь, что не увидишь, как умирает ещё один друг. Проклятье взрывается, врезаясь в плывущую койку.

Изящно взлетев вверх над большим телом Хака, Кван направляет в щит Чилоты костелом. Ты понимаешь, что сейчас совершенно не в том состоянии и не в силах ему помочь, поэтому начинаешь скандировать противоаппарационное и антипортключевое. Это одна из тех волшебных штучек, которым научил тебя Джейк Коллинз. Надеешься, что где бы он ни был, сейчас надрывает животик от смеха. Процесс страшно выматывает, если проделывать все в одиночку, но у тебя есть и сила, и желание. Заметив, чем ты занят, Кван кивает и выдвигается вперед, защищаясь от заклинаний бывшего партнера. Двигая палочкой, продолжаешь скандировать, а Кван и Чилота обмениваются ударами.

Поднявшийся Хак с кровожадным выражением на морде бросается вперед, блокируя проклятья щитом и вращая дубинкой, чем заставляет Чилоту отступить. Маг уворачивается от первого удара, но ответный опрокидывает его на спину, на землю.

Ты видишь, что темный маг быстро устает. Сражайся вы и дальше вдвоем, ещё неизвестно, кто бы из вас остался в живых. А вот Кван и Хак — свеженькие, полны сил и злости. Чилота обречен. Это лишь вопрос времени.

Палочка Квана четко очерчивает круг и посылает сквозь щит мага мощное ударное. Следом летит разрывающее и какое-то поджигающее, которое кореец никогда прежде тебе не показывал.

Обожженный, разоруженный, окровавленный, а теперь и практически без ноги, Чилота — перед вами на земле. Кван подает знак Хаку, и дубинка тролля застывает в воздухе, так и не нанеся последний удар. Чилота поднимает руку — как будто умоляя о жизни. Хочется накричать на Квана, но ты не смеешь останавливать скандирование.

Навострив уши, различаешь лишь последние слова Квана Чилоте:

— Хорошая попытка, но корейский Коллинза не настолько хорош. — Разрывающее обезглавливает несостоявшегося Темного Лорда, а ты съезжаешь по стеночке.

Чувство такое, как будто вот-вот упадешь в обморок, но ты все ещё в сознании. Кван присаживается рядом и начинает бинтовать твои раны.

— Не хватает слов, чтобы выразить твою глупость! Думал, ты прекратил их делать. Мать что, выкупала тебя в зелье удачи? Иначе после таких глупостей никто не выживет!

— Он убил Билла. Я был не в состоянии думать.

— Неужели Биллу хотелось бы, чтобы ты в одиночку сломя голову мчался к этому сумасшедшему, когда тебе могут помочь еще два мага и тролль? Идиот! — Для пущей вескости аргумента он отвешивает тебе звонкий подзатыльник. — Лучше спроси у него сам.

Не понимая, в чем дело, поворачиваешься туда, куда указывает кореец — ты все ещё не отошел от удара по башке. Там, на древней метле, восседает Билл Уизли. Ты снова практически в обмороке.

— Как? Что? Кто? — Глаза застилают слезы, ещё больше тебя смущая.

Билл поднимает золотой браслет. Что это, черт возьми? Его голос тих — он пытается тебя успокоить. Но ему не удается.

— Но я видел…

— Браслет майя, Гарри. Я попросил Грозовую Тучу показать мне, как это — быть анимагусом. Во время атаки Коллинза мы как раз над этим и работали. Мне потребовалась всего секунда вспомнить, что он — на мне. Именно это я и пытался сказать тебе на крыше.

У тебя не слов, сказать ничего не получается — челюсть двигается, но и только. Твой лучший друг — жив! Но это значит…

— Грозовая Туча?

Отвечает Кван:

— Прыгнул передо мной, приняв на себя смертельное проклятье, которое предназначалось мне.

Даже не знаешь, что сказать… или чувствовать. Отчасти пристыжен — ты счастлив, что Билл жив. Это неправильно? Все кажется неправильным! Ты чувствуешь холод, боль и вину. Откуда-то издали доносится голос Билла:

— Хак, подай одеяло. Думаю, у Гарри — шок.

Смотришь, как тролль, покопошившись у твоей койки, возвращается с одеялом. Билл присаживается рядом и продолжает обрабатывать твои раны. Они говорят с тобой, но, кажется, ты не можешь им ответить. Ты так устал. Ощущение такое, как будто обменял одного друга на другого.

— Кто побеждал?

— Никто. Темный волшебник почти убил глупого парня, но и сам сильно пострадал.

— Черт, Гарри! Я читал об истории этого места. Если это и вправду был Чилота, жрец Змеи, ты только что победил южноамериканскую версию Волдеморта! Откуда ты знал?

Ты смотришь на сияющее лицо секунду-другую… или минуту…

— Мне сказал де Сото.

— Кто?

— Статуя. Пытается пробраться к выходу. Взлети к своду пещеры и выпусти искры.

— Что? Ты говоришь какую-то чепуху. Кван, у тебя есть бодрящее зелье? Давай, Гарри, выпей. Оно прочистит тебе мозги. — Он прижимает флакон к твоим губам; глотаешь. Чтобы сосредоточиться, уходит целая минута. — Подожди минутку и успокойся. Сконцентрируйся. Вот так, молодец. Извини, что напугал, приятель.

Билл смотрит на Квана:

— Позаботишься о нашем друге? Я знаю, ему бы не хотелось превратиться в инфери. — Кван мрачно кивает и, поднявшись, направляется к клетке. На глаза вновь наворачиваются слезы. Не хочется смотреть, но ты должен этому человеку — он обучил тебя анимагии. Ещё одна смерть, в которой ты чувствуешь себя виноватым. Ещё один человек, которого ты не успел спасти. Смотришь, как Кван снова возвращает индейцу его собственное тело и отрезает ему голову; действие возвращает тебя в реальность. Иногда жизнь — полное дерьмо.

Перед твоим мысленным взором лица Флер и семейства Уизли сменяются обликом Лорен. На лице у девушки шок и ужас: «Но ты ведь говорил мне, что там не так уж и опасно!»

Наступает некоторое прояснение. Пытаешься ответить на вопрос Билла:

— Мне сказал де Сото, это — статуя. Эрнандо помог мне узнать тайну этого места. Он должен был попытаться прорваться к выходу и выбраться, если бы у нас не получилось остановить Чилоту. Кому-то нужно будет подняться под свод и зажечь светляк. Либо Эрнандо придет к источнику света, либо вернется в Министерство. Приведите его сюда. Как вам удалось доставить сюда Хака?

— На одном несчастном ковре-самолете; выглядит он довольно погано, но все-таки может ещё летать. А там, на крыше, кстати, неплохой склад. Так вот как тебе удалось аппарировать и сделать портключ! Чертовски хорошая работа! Статуя, говоришь? Нужно пойти забрать её.

Мысли окончательно проясняются, а с ними приходит и ужасающая реализация:

— Билл, демон! Чилота сказал, что после его смерти эта тварь освободится. Он переплел свою жизнь со сковывающими кругами. Когда они исчезнут, демон выйдет на волю!

Билл крайне встревожен.

— Найдем статую и выясним, блеф это или нет. Если нет, то у нас крупные неприятности.

-

Примерно через два часа ты осознаешь: это не блеф. Сейчас ты на мерзком, ветхом ковре-самолете; все тело болит. Можно ощутить, как барьер мешает тебе продвинуться вперед. Кван присматривает, чтобы к вам случайно не приблудился инфери, а вы с де Сото исследуете барьер.

Наверное, лучшее в бытии статуи — то, что это, в общем-то, уже больше не живое существо. Испанец с легкостью проходит сквозь барьер. Хоть что-то утешает — ты вручаешь ему журналы. Смотришь, как статуя проходит по коридору шагов двадцать, чтобы уж точно пересечь границу щитов, и кладет журналы на скалу. Часов за шесть они должны самостоятельно синхронизироваться. Было бы неплохо получить весточку из внешнего мира. Вы с де Сото вернетесь и заберете их. Билл ждет Квана, чтобы осмотреть храм Чилоты — они хотят понять, смогут ли приблизиться к окружающим демона ограждениям.

— Нам нужно идти. Здесь больше нечего делать. — С сожалением бормочет Кван, взбираясь обратно на ковер. Он левитирует де Сото, и вы втроем возвращаетесь в банк.

— Ну что? — с тревогой ждет отчета Билл.

Маленькими глотками пьешь очередное зелье от боли.

— Ничего хорошего. Хоть я и знал, где нахожусь, все равно не смог пересечь барьер. Что мы знаем о демонах?

— Они большие, коварные и злобные. У большинства из них — очень высокая сопротивляемость магии; они сильны, как великаны. Как только эти твари подбираются поближе, то сразу начинают высасывать волшебство и ещё больше ослабляют людей. Это — все, что я знаю. Кто-нибудь может добавить что-то ещё?

Эрнандо де Сото смотрит на вашу четверку.

— Однажды мне удалось подобраться поближе и осмотреть это существо. Высота демона — приблизительно двадцать футов. У него четыре когтистые лапы, козлиные ноги и бараньи рога. Думаю, я видел хвост, но барьер изрядно затрудняет видимость, к тому же в то время меня беспокоили инфери. Все сокровища — здесь, в храме. Чилота с Риддлом перенесли их сюда, чтобы легче было к ним добраться. Несколько лет портрету в храме удавалось следить для меня за всем происходящим, но потом портрет перестал работать. Я знаю, что дух Чилоты частенько выходил за барьер и общался с тварью. До того, как портрет перестал работать, ваш Риддл возвращался трижды — вынес большую часть сокровищ, насмехаясь в это время над Чилотой и демоном. Понятия не имею, возвращался ли он после.

Билл с благодарностью кивает.

— Пойдем, Кван, нам пора.

— Я тоже хочу с вами.

— Нет, Гарри, лучше тебе посидеть пока здесь. Ты не в том состоянии, чтобы куда-то идти. Если бы не проблемы с хранителем тайны, то тебя и к выходу бы не пустили.

— Я не спущусь с метлы. Да и вообще я могу вам понадобиться. — У тебя неплохо выходит бравировать — наверное, сейчас тебе не удалось поднять бы и любимца Джинни, клубкопуха, но вот «жесткий разговор» получается все лучше и лучше.

Билл неохотно соглашается, и ты взбираешься на метлу, отталкиваясь не пострадавшей ногой. У тебя снова палочка из остролиста и, как ни удивительно, новая запасная — та, что когда-то служила Чилоте. Она не так хороша, как твоя из остролиста, однако довольно сильна. Мысленно представляешь себе, как говоришь Риддлу, где получил палочку, прямо перед тем, как его убить. Эй, это ведь твои мечты! Почему бы и не вообразить что-нибудь приятное? Билл приказывает Хаку остаться в холле вместе с де Сото.

Подлетаешь к сундуку и вытаскиваешь Моссберг.

— Эрнандо, ты умеешь стрелять из дробовика?

— Нет. Настоящий Эрнандо никогда не пользовался ружьем, но я думаю, что за последние четыре столетия много чего изменилось.

— Когда вернемся, я покажу тебе то немногое, что знаю. Нам наверняка понадобится вся возможная огневая мощь.

-

Перед вами вырастает храм Пернатого Змея. Твои очки разрушителя заклинаний не выявляют активной защиты — только чары сохранения. Дальнейшие исследования показывают, что многие из них были деактивированы, вероятно — недавно, Чилотой. Ничего особо впечатляющего; с другой стороны, это только внешняя сторона храма — нельзя думать, что дальше всё будет точно так же.

— В случае чего, можно попробовать перенацелить их на атаку твари, когда та будет покидать храм. Может, щиты только разозлят его, но нужно пользоваться всем, что возможно, — шепчет Билл.

Внешняя сторона храма в удивительно хорошем состоянии; она очень похожа на древние развалины ацтеков, инков и майя, которые украшают туристические брошюры по всему этому региону. Осмотр храма вам очень облегчило то, что храм так близок к строению школы, которое выше его. Черт, да сначала ты даже думал, что он является частью школы! Летя на Стрекозе вверх по ступенькам, разглядываешь замысловатую гравировку на обсидиановых колоннах — змей с громадными пернатыми крыльями.

При помощи отлеветированного Кваном брыкающегося инфери вы проверяете с ним, не активировалась ли хоть одна из защит на входе. Удовлетворившись осмотром, все вместе двигаетесь дальше. Перед вами — импровизированный щит.

Внутри ты уже можешь оценить, каким храм был в пору своего расцвета. Видимо, этих кровожадных безумцев отлично финансировали. Детали на выцветших картинах поражают; большая часть изображений показывает ритуальные жертвы. Сейчас все картины заморожены, но это доставляет тебе лишь облегчение. Не хотелось бы увидеть большинство этих… штук в движении.

Многие статуи украшены золотыми и серебряными инкрустациями. Интересно, де Сото никогда им не завидовал?

Вы осторожно двигаетесь по центральному коридору. Через каждые несколько футов вы с Биллом проверяете помещение на щиты — их все ещё нет. В конце коридора видишь пару закрытых дверей. Сквозь щели внизу заметны признаки мощной волшебной энергии.

Кажется, Билл слишком нервничает в дверях. Он проверяет их пять раз и наколдовывает зеркальце, чтобы подсунуть его под низ. Ты не винишь его, в конце концов — сам напуган. Если Чилота не солгал, там, с другой стороны, — без дураков — призванный из ада демон.

Билл движется к Квану, а тот толкает дверь при помощи инфери. Она медленно отворяется, и перед вами открывается большой зал храма. Тебе только кажется или попытки инфери освободиться от хватки Квана стали намного сильнее? Может, немертвому здесь тоже не нравится! Осторожно направляешь метлу в комнату.

Волосы на шее встают дыбом. В этом зале витают страх и отчаяние. Обстановка чем-то напоминает тебе ту, что и на озере, с Сириусом — ты поднимаешь глаза, ожидая увидеть кружащуюся над вами орду дементоров. Неужели демоны и дементоры как-то связаны? Зал огромен — пятидесяти метров в длину, со сводчатым потолком, поднимающимся на высоту метров в тридцать. В помещении доминируют только две вещи. К штуке, которая не может быть чем-то иным, чем жертвенным алтарем, ведут большие ступеньки, и на нем, как на троне, взгромоздилось большая тварь. Подернутая дымкой стена магии позволяет тебе продвинуться в зал не больше, чем на пять метров. За этой стеной там и сям на изысканно разукрашенных скамьях живописно расставлены сундуки, полные золота. Если уж это всего лишь жалкий остаток, то вряд ли тебе хотелось бы видеть все! Но твой взгляд приковывает демон.

Вас приветствует глубокий громыхающий бас:

— Вот и прибыли мои враги. С нетерпением жажду присмотреться к каждому из вас. О, да: разрушитель заклинаний, боевой маг и мальчик-герой. Вижу, вы не согласились на щедрое предложение Чилоты. Только несколько вариантов реальностей предполагали такую возможность. Ну, подойдите же ближе, смертные! Сейчас вы в безопасности. Мои цепи ещё здесь; к вашему сожалению, они не продержатся долго.

Де Сото не лгал! Демон — монстр. Твои ноздри атакует запах серы. Рогатая голова злобно тебе ухмыляется; тварь встает и спускается по ступенькам. Монстр явно делает так нарочно — он проецирует ауру страха, которая сдерживает всех вас троих.

Его разветвленный хвост бьет по ступенькам, и демон люто шипит:

— Да. Смотрите на орудие вашей погибели. Пусть ваши крошечные мозги осознают мое великолепие. Узнайте, с чем вы вскоре столкнетесь — и осознайте, что у вас нет надежды. Я устрою пир из ваших душ. Сотру ваши кости в порошок. Запах свежеперемолотых костей всегда мне так нравился. Слишком уж давно это было…

Сглатываешь и как-то умудряешься толкнуть тело вперед. Он все ещё в клетке. Он не может причинить тебе боль. Повторяешь это как мантру и двигаешь метлу вперед.

— Отлично! Замечательно! В тебе ещё есть дух борьбы. Я как раз предпочитаю храбрецов, а не трусов. Рад, что ты жив, мальчик. В вариантах реальностей, где ты умер, моим прозорливым глазам почти нечем было развлечься.

Вновь обретаешь дар речи. На это уходит намного больше времени, чем думалось, и то, что звучит из глотки, ничуть не похоже на голос дерзкого, высокомерного и несносного сына Джеймса Поттера. Получается какое-то полу-карканье-полу-шепот:

— Рад, что не разочаровал тебя.

— Конечно же, нет, Гарри Поттер — твоя смерть будет лишь первой из тысяч.

— Разве ты не должен остаться и охранять хоркрукс? — Кстати говоря, где эта проклятая штука?

Одна из четырех рук поглаживает живот:

— Думаю забрать его с собой. Его сила позволила мне взглянуть и на то, что может случиться, и на то, что уже никогда не произойдет. Во время моего недолгого пребывания в этой реальности я столькое видел. Хочешь узнать?

— Не особенно.

— О, ты напоминаешь мне о кое о чем — пару раз здесь вместо тебя оказывался кое-кто по имени Невилл. Он всегда был идиотом, глупо надеялся победить меня силой. Но я знаю тебя, Гарри, ты намного умнее — ты ведь уже придумываешь какой-то план. К несчастью для тебя, я, скорее всего, его уже видел. Не забудьте поставить щиты на выходе из храма. Пусть растеньица-людоеды слегка подстригут шерсть на моих ногах. Уж слишком я позволил им запаршиветь за последние годы. А та девочка с белокурыми волосами — в этой реальности она сейчас с тобой? Или здесь потомство орла? Нет? Жаль, предсмертные крики твоих женщин так приятны. Может, после расправы над тобой мне стоит разыскать их обеих?

Большинство людей, утверждающих, что они тебя знают, мгновенно сказало бы, что ты опрометчив, импульсивен и тебя легко рассердить. Учитывая твое воспитание, источник этих специфических черт можно легко проследить. Однако гнев не обязательно плохая штука. В твоем случае, гнев, похоже, всегда побеждает страх.

— Ты слишком самоуверен внутри своей клетки. И у меня есть фантазии, тварь, но я — реалист. Ты пока до нас ещё не добрался.

Тварь поднимает когтистую лапу, и Стрекоза, дрожа, опускается с тобой на землю. Вот и первое, но вряд ли последнее столкновение с демоническим аннулирующим полем.

— Знай свое место, смертный — у моих ног! Я — вечен. Твои слова смелы, но у тебя недостаточно мощи их подтвердить. Я же могущественен! Ничтожные силы, которыми ты повелеваешь — лишь огонек свечи; я же — сияющее солнце!

Кван ставит едва дергающегося инфери к стене. Маг помогает тебе встать и снять вес с раненой ноги. Билл, выйдя из своего кратковременного паралича, начинает проверять сковывающие круги. Ты попросту смотришь на монстра, а тот разглядывает тебя, по-видимому, со случайным интересом.

Вытащив палочку, пробуешь простенькие освещающие чары. Крошечная искра — довольно жалкий результат. Вкладываешь в заклинание больше силы, и огонек — чуть поярче. Билл с Кваном видят то, что ты делаешь, и тоже пробуют несколько заклинаний. Итог не особо утешает. Разрубающее Квана с трудом отделяет голову почти парализованного инфери. Обычно оно оставило бы в стене за собой приличную вмятину. Напрягаешься, стараясь усилить свет, и замечаешь пристально уставившегося на тебя демона. Может, он и способен ослабить тебя, но вот лишить волшебства — нет. Через минуту противостояние заканчивается — ты отменяешь заклинание.

Взглянув на Квана, шепчешь:

— А если проклятием убийства..?

Наклонившись к барьеру так близко, как только получается, демон смеется:

— Как ты думаешь, что именно подвигло сначала ваш вид на создание тех пустячков, которые вы называете хоркруксами? Здесь — лишь мое тело; а вот моя душа — в другом месте, но я с удовольствием полюбуюсь на твою попытку, малыш. Давай, попробуй-ка прямо сейчас! Я опущу голову, и ты меня ударишь! У тебя никогда не будет лучшего шанса! Спеши, пока я не передумал…

Билл предостерегает:

— Даже не думай об этом, Гарри! Пока оковы ещё на месте, нельзя.

Через пять минут Билл поднимает взгляд от концентрических кругов и рун вокруг них. Те, что были в наружном кольце, уже начали исчезать.

— Максимум семидесят два часа.

Раскинув все четыре лапищи, подчеркивая этим свой громадный размер, тварь свысока смотрит на Билла:

— Я буду весьма щедр и скажу тебе правду, смертный. Ты ошибаешься. Барьер сам по себе разрушится через шестьдесят восемь часов. Правда, вы могли бы освободить меня сейчас и спасти себя от мучительного ожидания… Мне, собственно, практически без разницы. Я терпелив. Я был уже древним, когда ваш вид был лишь говорящими обезьянами. Часы для меня — всего лишь секунды.

Повернув к выходу, оглядываешься на тварь. Та уже отвернулась — поднимается по ступенькам к алтарю.

— Сдохнуть можно — перед нами ну просто образец терпения! — Когда на Стрекозе в твоих руках смягчается демоническая хватка, она ещё раз дергается.

Вы втроем отрываетесь от земли, уклоняясь от привлеченных вашим присутствием инфери и по большей части их игнорируя.

Билл спрашивает:

— Ну и что мы узнали?

Улыбаясь, шутишь — в твоих словах привкус юмора висельника:

— Что через шестьдесят восемь часов мы в глубоком дерьме?

Он отрицательно качает головой:

— Даже если демон говорит правду, это — не обязательно истина. К тому времени оковы упадут сами, а существо уже вырвется на свободу. Никогда не верь тому, что говорят такие твари. Как думаешь, Кван? Я полагаю, что часов за восемь-двенадцать до часа икс демон сделает свой ход. Так что у нас самое большее шестьдесят часов. Давайте вернемся к банку и выясним, как мы будем сражаться с этой дрянью.

Посмотрев, как кивает Кван, решаешь добавить:

— Если эти твари никогда не говорят всей правды, то значит ли это, что Дамблдор — тоже отчасти демон?

Что ж, во всяком случае, на лице Билла появляется слабая улыбка.

-

Кажется, Билл с де Сото действительно подходят друг другу. Маг просто очарован статуей и на самом деле знает, кем был тот тип, Бернини. «Заимствуешь» у Марии долото, чтобы заменить то, что исчезло в Кровавом Огне. Надеешься, что поблагодарить её удастся очень нескоро. Тела двоих твоих павших товарищей по команде переместили в небольшой офис. Горевать по их смерти придется позже. Присоединившийся к группе Кван доказывает, что и он умеет вырезать руны, и вы втроем всерьез приступаете к работе; статуя описывает, как был разрушен город.

Последователи культа напали во время квиддичного матча в школе, когда практически все собрались в одном месте. Приспешники Чилоты ни в коей мере не превосходили других численностью, однако неразбериха, неожиданность и жестокость нападения определили конец — поражение населения. Они сразу же выставили некрощиты, которые подстегнули опустошение, ведь убитые через час обретали псевдожизнь. Приконченный тобою некродракон был «любимцем» Чилоты. Животинка погибла при атаке на Министерство.

Слушаешь, как Эрнандо описывает мучительные дни, последовавшие за резней, когда немногие последние зоны сопротивления пали к ногам культа Пернатого Змея или разгуливающей по улицам орды проклятых. В течение двух следующих месяцев в секретной комнате в Министерстве статуя общалась с картинами и узнавала, что город ограбили, а все хоть немного ценное при этом несли в храм.

В конце третьего месяца картины сказали ему, что с сектантами что-то происходит. Все сектанты присоединились к рядам инфери. Только тогда статуя покинула секретное место, чтобы увидеть своими глазами, что же стало с городом. При первом же столкновении Эрнандо поговорил с духом Чилоты и сложил вместе кусочки паззла об истории разрушения города.

-

Через шесть часов ты откладываешь в сторону долото и драконью кость, массируя болящие запястья. Ты гравировал, как маньяк. Билл все ещё намного быстрее, но и твоя скорость становится выше. Сейчас ты пытаешься продублировать щит Марии, «Старого правоверного», гадая, сумеет ли гейзер кипятка замедлить эту гнусную штуку.

Возвращение Квана с де Сото было сладостным и горьким одновременно. Журнал Билла пылал от непрочитанных сообщений, а вот твой — нет. Вручая его, Билл посмотрел на тебя с сочувствием. Твои мысли довольно легко прочитать, и разочарование на твоем лице, должно быть, было слишком очевидным.

Привет, Луна!

Я решил взять перерыв от гравировки. Не стану много писать. Я снова лечусь. Мы потеряли ещё двоих. Мертвый волшебник по имени Чилота овладел Коллинзом. Он убил Грозовую Тучу. Вообще-то, сначала я думал, что он убил Билла. Я принял вызов и мы славно подрались, пока не появились Кван с Хаком и не прикончили его. Квану пришлось убить лучшего друга.

Моя сломанная нога к завтрашнему дню должна быть уже здорова. Другие мои раны не слишком приятны. Я практически не знаю брошенных Чилотой проклятий, но нанесенные им раны инфицированы. К счастью, мой тотем помогает бороться с проклятьем. Это одно из преимуществ анимагусов. Так что скоро снова встану на ноги.

Мне это просто необходимо. Здесь есть демон, и связывающие его оковы распадаются. Он вскоре освободится; это существо поставило какой-то барьер, который не дает нам покинуть это место. Билл считает, что до освобождения этой твари пройдет примерно часов сорок восемь. Я видел её. Не знаю, помнишь ли ты, как я вышел и впервые увидел хвосторога, но, думаю, в общих чертах тебе это ясно. Демон насмехался надо мной. Очевидно, у этой твари есть какие-то способности к предсказанию, она многое обо мне знает. Эта тварь угрожала найти тебя, когда расправится со мной. Когда прочтешь письмо, отыщи Дамблдора и покажи ему мои записи. Надеюсь, он уже нашел вас.

С нами — волшебная статуя. Она — эхо испанского конкистадора Эрнандо де Сото. Кван учит его стрелять из АК-47 и моего дробовика. Мы не знаем, сколько выстрелов у него получится сделать до того, как демон нейтрализует его своей мощью, но мы будем рады любому возможному преимущесту.

Я столько занимался гравировкой, что у меня болят обе руки. Мы собираемся организовать здесь оборону. Ради разнообразия, теперь сотни инфери снаружи послужат нам чем-то вроде щита. Мы установим защиту слоями — никто не собирается просто поднять лапки и ждать. Билл рассказывал мне об одном своем любимом фильме о паре бандитов и их финальном сражении. Видимо, если рядом — демон и инфери, снаружи нас ждёт вся боливийская армия.

Пожелай нам удачи — нам понадобится все, что возможно. Знаю, звучит несколько эгоистично, но мне и вправду хочется снова получить от тебя весточку.

Гарри

-

Билл бросает тебе журнал Ордена.

— Я пойду наверх, а потом на улицу — устанавливать первый щит Армагеддона. Можешь пойти почитать. Как говаривала Мария, у Дамблдора — приличная парочка cajones.

1 сентября 1996 г.

Уильям и Гарри!

Должен поздравить вас с вашими многочисленными успехами. Мне любопытно, как вы сумели проникнуть сквозь защищающую город завесу тайны. Не будете ли вы так любезны и не поделитесь ли вашим замечательным открытием? Я должен удостовериться, что этим способом нельзя воспользоваться против нашего штаба. Я также впечатлен, что вы сумели провернуть этот трюк с таким успехом. Теперь многие события в прошлом приобретают смысл.

Я взял на себя смелость пересмотреть отчеты миссии и пришел к заключению, что за последние недели Гарри побывал в нескольких довольно опасных ситуациях. Ещё раз отмечу, что ваша изобретательность меня поражает.

Тем не менее, я настаиваю на том, чтобы вы как можно скорее вернули Гарри в Англию. Я понимаю, что это послание может вас не достигнуть, пока вы не решите проблему с координатами — как я понял, вы просто не знаете, где вы находитесь; однако необходимо, чтобы Гарри вернулся как можно скорее. Его присутствие в Хогвартсе жизненно важно для всеобщей безопасности и успешной военной деятельности.

Гарри, я уверяю тебя, что к твоему прибытию у меня будет готов для тебя соответствующий режим учебы. Я принял меры, чтобы ты мог продолжать обучение зельям с профессором Слагхорном. Я также в частном порядке буду давать тебе уроки касательно г-на Риддла.

Вплоть до настоящего времени мы скрывали твое отсутствие отчасти при помощи многосущного зелья, отчасти — благодаря способностям некоего аврора. Боюсь, что эта уловка не выдержит пристального расследования, поэтому я был бы рад, если бы ты вернулся как можно скорее.

Я хотел бы попросить прощения за ряд неудачных событий, которые повлекли за собой все, что произошло. Ты заслуживаешь полного отчета, и было бы предпочтительнее, если бы я сделал это тебе лично.

С уважением,

Альбус Дамблдор

Подумать только! Тебе надо срочно паковаться и нестись в Хогвартс, чтобы не пропустить зелья! Это ведь непременно решит все проблемы, да?! Жаль, что этим планам мешает ма-аленькая проблемка — демон. Подавляя желание кого-нибудь задушить, читаешь дальше.

2 сентября 1996 г.

Уильям и Гарри!

Из вашего отчета я понимаю, что вы столкнулись с многочисленными инфери и у вас есть потери. Интересно, почему вы работаете с гоблинами? Я настоятельно посоветовал бы вам быть осторожными по отношению к гоблинам, когда на кону стоят определённые трофеи.

Мне больше нечего добавить к тому, что я уже сказал, поэтому просто пожелаю вам удачной охоты. С моей стороны было бы серьёзным упущением не предупредить вас. Я не сомневаюсь в ваших навыках, однако крайне не рекомендовал бы вам уничтожать хоркрукс. Это мощный и опасный артефакт. Сам я серьезно пострадал, разрушая тот, что обнаружил этим летом.

Я успокою ваших друзей: скажу, что получил от вас известие и что с вами все в порядке. Они очень обеспокоены вашим благополучием и надеются получать от вас новости. Все стремятся с вами помириться.

С уважением,

Альбус Дамблдор

Если ты жаждешь бросить смертельное проклятие, то уничтожить хоркрукс — совсем не сложно. С какой стати он вообще дает тебе советы? Ты уничтожил дневник; только что, этим утром, эта же участь постигла и финтифлюшку Чилоты. Если уж оценивать результат, то ты гораздо компетентнее в этом вопросе, чем он! Возможно, это признак напряжения, но на твоей шее вздулась вена… Хорошо, что не на лбу! Иначе бы ты превратился в Вернона!

3 сентября 1996 г.

Уильям!

Надеюсь, ты скоро это прочтешь. Я не согласен с твоей точкой зрения о том, что Том спрятал бы свой хоркрукс в хранилище. Думаю, он выбрал бы другие здания — те, что для него что-то значат.

Из того немногого, что мне известно о его жизни — в частности, в этом районе — подозреваю, что когда-то он заключил союз с известным местным волшебником, прежним сторонником Гриндельвальда по имени Верас Чилота. Я слышал, что его считают ответственным за исчезновение их города. К настоящему времени его последователи разбежались. Они верят, что тот возвратится к верным ему людям и поведет их в город — их землю обетованную.

Если позволите предложить мне, я бы поискал в доме Чилоты. Либо у них был союз, либо они соперничали. Если Том победил Вераса, то большое значение для него представляло бы место их битвы. Я подозреваю, что Верас все-таки завершил свою жизнь, так как с тех пор о нем никак не упоминали.

И снова я должен повторить, что Гарри необходим в Англии. Надеюсь, твои раны быстро заживают и Гарри в твоих руках в безопасности. Передай, пожалуйста, Гарри, что я сообщил его друзьям, где он находится. Они надеются, что он скоро вернется. Вам нужно только определить дату и время для встречи, и я прибуду лично.

С уважением,

Альбус Дамблдор

Сначала тебе хочется закричать, что вот оно, доказательство: даже слепая белка в какой-то момент способна найти орех; однако приходится признать, что и у Дамблдора есть голова на плечах. Он просто не хочет её использовать! Пробегаешь через письма от четвертого и пятого сентября; это, в основном, та же самая снисходительная чепуха! Вот и последняя запись.

6 сентября 1996 г.

Дорогой Гарри!

Сначала я хотел бы выразить соболезнования твоей потере. Терять члена команды всегда нелегко. Я также надеюсь, что Уильям чувствует себя уже лучше, и передам информацию мисс Делакур после того, как закончу письмо.

Из тона твоего письма я заключаю, что в настоящее время ты весьма на меня рассержен. Ещё раз прошу прощения за все проступки в твоем отношении. Я попытаюсь объяснить.

После трагической гибели твоего крестного отца, насколько я помню, помимо изучения окклюменции и патронуса, мы обсуждали в моем кабинете и недостаточность обучения. Мне хотелось, чтобы у тебя было детство, и только события Тремудрого турнира заставили меня признать мою ошибку. Я начал бы обучать тебя, как только твое имя вылетело из Кубка, однако правилами запрещены любые дополнительные тренировки участников.

По окончании турнира усилилась угроза твоей связи с Томом. Как ты весьма точно указал, я тоже человек и допускаю ошибки, как и любой другой. Я не хотел привлекать к тебе внимание Тома больше необходимого, пока ты не научился окклюменции.

Надеюсь, этот год будет другим. Должен признать, что я отчасти способствовал применению зелья привлекательности. И намеревался помочь развитию твоих отношений с мисс Грейнджер в надежде, что, как и в отношениях твоих родителей, она обеспечит тот же самый уровень поддержки и стабильности, которую обеспечивала Лили в самые страшные мгновения жизни Джеймса.

Я не рассчитывал, что влечение г-на Уизли в отношении мисс Грейнджер уничтожит этот договор.

Я был занят другим проектом, когда Артур и Молли решили заменить мисс Грейнджер на свою дочь. Со мной не консультировались по данному вопросу, и я ни в коем бы случае не дал бы согласия на стирание памяти. Могу лишь надеяться, что мои слова должным образом передадут мою искренность в этом отношении. Я также передам им твое предупреждение, однако надеюсь, что со временем твое сердце простит им их заблуждения. Я выразил им свое собственное разочарование по данному вопросу.

Что касается финансов, ещё раз хочу попросить у тебя прощения. С моей стороны было совершенно неверным решением принять на себя ответственность, даже не подумав о том, чтобы попросить у тебя разрешения. При этом я нанес серьезный ущерб твоим отношениям с Ремусом, который буквально обезумел от горя из-за всего случившегося. Я прошу, чтобы ты возложил вину за это только на мои плечи. Ремус согласился с моими пожеланиями исключительно в твоих интересах.

Оглядываясь назад, я понимаю, что грубо вмешивался в твою жизнь и пробежал по ней, как стадо гиппогрифов через магазин хрустальных шаров. Я прошу об одном — дай мне возможность компенсировать все, что я сделал.

С уважением,

Альбус Дамблдор

Нет слов. Нет даже мыслей. Надо было Биллу придержать это все до момента, как сюда доберется демон! Возможно, гнев придал бы твоим проклятьям дополнительную силу, нужную для того, чтобы нанести поражение этой твари! Хватаешь перо. Такое заслуживает ответа.

Дамблдор!

У нас получилось кое-как вновь наладить линию связи. У меня был, так сказать, насыщенный событиями день. Нам больше не нужно нормировать зелье-без-сна. Об этой небольшой проблеме уже позаботились.

К несчастью, этой проблемой был Верас Чилота. Риддл — не единственный, у кого имелся здесь хоркрукс. Оказалось, что Чилота — бестелесный дух, и он, как в случае Квирелла, паразитировал на Джейке Коллинзе. Мне удалось уничтожить хоркрукс, а Кван прикончил Чилоту, но тот успел убить Грозовую Тучу. Между прочим, вам следовало бы помнить, что против проклятия убийства не существует защиты. То же самое относится и к хоркруксам. Примите этот совет от мальчика, который уничтожил их больше, чем вы!

Это — хорошие новости. Да, потеря двоих членов отряда — хорошая новость. Вы и вправду хотите узнать плохие? Плохая новость: хоркрукс Риддла охраняет скованный демон. Это существо — буквально говоря — съело его, и оно установило какой-то барьер, который не дает нам уйти из этого места.

Ещё худшая новость: оковы на демоне разрушаются, поскольку они были связаны с жизнью Чилоты. Они исчезнут примерно через шестьдесят часов, но мы предполагаем, что тварь вырвется на свободу ещё до этого.

Мы оценили бы любой совет по сражению с демоном. Я так понимаю, что вы и пара других людей уже как-то сражались с демоном поменьше. Этот — метров семи в высоту, у него четыре руки, баранья голова и ноги, если эта информация хоть чем-то поможет.

Что ж, если подвести итог, то у нас теперь всего три мага, один тролль и новый друг — живая статуя Эрнандо де Сото. Нам придется сразиться с демоном. Если он победит нас, вы это узнаете. Полагаю, следы разрушения в Южной Америке пропустить будет сложно. У него в желудке хоркрукс.

В данный момент мне плевать на то, кто там хочет ко мне подольститься. Мой график на ближайшие семьдесят — или около того — часов чрезвычайно занят. Попробуйте связаться позже. Пусть ваши люди войдут в контакт с моими!

Если вы ищите прощения, с сожалением могу сказать, что у меня его не осталось. Вам придется с этим смириться. Принимая во внимание то, с какими трудностями я столкнулся — что ж, вероятно, именно вам нужно будет научиться с этим жить.

Искренне ваш,

Гарри Джеймс Поттер

— Гарри, не хочешь подняться и выйти на балкон? Я собираюсь испытать Фиолетовый Армагеддон.

— Давай я сяду на метлу и быстренько к тебе взлечу.

Через пару минут ты летишь туда. Кван подходит к тебе и осторожно снимает повязку с бедра, пытаясь не касаться тотема ягуара, прижатого к коже.

— Кажется, тотем помогает. Возвращение проклятой плоти… всегда думал, что это — миф. Нам нужно будет двигать его вокруг ноги. Рана от проклятья может немного тебя беспокоить, но скоро ты сможешь вновь использовать ногу. — Когда Грозовая Туча несколько недель назад сломал ногу во время сражения с гоблинами, он показал тебе, как использовать тотем для ускорения заживления. Понятия не имеешь, достаточно ли долго ты владеешь тотемом для действительно эффективной помощи, однако результаты говорят сами за себя.

Кван говорит вполне логично, и ты нейтрализуешь приклеивающие чары, помогая ему переместить объект на лодыжку. Крошечный ягуар кажется теплым.

— Ты забрал тотем Грозовой Тучи? Если мы выберемся отсюда, надо будет вернуть его семье.

Кореец улыбается, пошлепывая по мешочку с тотемом орла.

— Сначала позаботимся о том, чтобы выжить, а все остальное может подождать.

Билл прерывает вас:

— Что ж, джентльмены, давайте испытаем наш собственный Фиолетового Армагеддона. Я установил его на другой стороне улицы. Первый Любопытный Джордж пошел!

Билл с легкостью преобразовывает кирпич за щитами в маленькую рыжую обезьянку. Она подпрыгивает и шумит, чем привлекает внимание остатка орды.

Конечно же, инфери к ней поворачиваются; некоторые из них придвигаются поближе. Ты видишь, как первый приближается к границе щита. Защита вспыхивает, и поток фиолетовой энергии врезается в существо, разрушая его. Когда фиолетовая мощь касается передних рядов инфери, нескольких уничтожив, толпа нерешительно колеблется. Внезапно толчок одного из инфери позади впихивает в «зону убийства» сразу десяток, но остальные отступают, ретируясь от смертоносного щита. Каждый раз, когда поджаривается очередной инфери, Хак свистит и ликует. Он знает, что вскоре сюда придет большой злобный монстр, и желает сделать все в его силах, чтобы сокрушить у того череп — да уж, меньше знаешь — лучше спишь. Жаль, что ты все-таки понимаешь, что здесь происходит.

Когда все заканчивается, переглядываешься с Биллом и Кваном; всех осеняет одна и та же мысль. Билл первый её озвучивает:

— Точно, черт побери! Они не видят желтый или красный, но фиолетовый-то прекрасно видят!

— Несколько дней назад это наверняка было бы намного полезнее, — отвечаешь ты, наблюдая, как в голове Билла буквально крутятся шестеренки. — Что?

— Мы с Флер смотрели тут один фильм по телевизору… О, нет, не гляди на меня так — мы просто хотели отдохнуть. Он назывался «Городские пижоны». Видели? Думаю, нет. Он — о компании парней, которые подряжаются перегнать животных, совершенно ничего не зная о том, как это делать. — Он подскакивает — даже на своих раненых ногах — как мальчишка, напоминая тебе об умирающем от желания помочиться Роне.

Кван глубокомысленно потирает подбородок. Ты все ещё пытаешься понять, что же такое сказал Билл. Решаешь продемонстрировать свое мастерское владение языком:

— А?

— Первое, о чем я подумал, когда увидел эту штуку: «Нам нужна гребаная армия!» Господа, обратите внимание на то, что вы видите внизу. Я представляю вам нашу армию! У нас будет великая перегонка инфери 1996. Мы впихнем тысячу инфери прямо ему в глотку — и посмотрим, насколько ему это понравится! Да, мы все-таки поставим щиты на банк и отступим сюда, если это не сработает, но вот что я вам скажу: когда эта тварь попытается выйти из храма, мы вдарим по нему изо всех сил.

Когда-то кто-то сказал: «Лучшая защита — нападение». Это — великолепное изречение, и оно — верное. Если верить лживому демону, он мог все это видеть уже не раз, но смотреть, как ты сражаешься с армией ходячих мертвецов — одно, а вот фактически сделать это — совершенно другое. Жизнь у тебя достигла нового уровня «чудесатости». Ты вот-вот поведешь на битву армию зомби, и все-таки, возможно, все равно проиграешь. Вроде бы, когда ты проверял в последний раз, ты все ещё был хорошим парнем… да?

Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 90 (показать все)
На редкость растрепанный перевод. Читаешь абзац и в какой-то момент понимаешь, что ни хрена ты не понимаешь в этой бессмысленной мешанине текста
Многие вещи заслужили бы адаптации, а не буквального перевода. Тайна Виктории, ага
Ну, перевели "шоб было", и то плюс)
Гарри слишком много извиняется перед Луной. Он никак её не предавал это уж точно
Уважаемый переводчик!
Огромная благодарность за работу!
Получил огромное удовольствие, и мне нравится использование 2-го лица в книге!
Правда, теперь, буду пару дней слышать мысленый голос, коментирующий мои действия: "ты..."))
Еще раз - большое спасибо за большую работу!
п.с. А теперь, пожалуй, буду наслаждаться следующей частью! Ох, и кого же мне за это поблагодарить?))
А мне понравилось повествование от 2-го лица :)
Кстати, в события бы сильногарри пихнуть, не помешает.
Переведено помоему нормально, от второго лица с начала не привычно, но потом втягиваешься и привыкаешь. Сюжет достаточно интересный и скорее всего и дальше будет весьма захватывающе.
Но я сначала не посмотрела что за автор, а его я не люблю и дочитывать не буду. Переводчику же респект, большой труд все это переводить.
Отдельное спасибо переводчику)
много много плюшек вам)

Цитата сообщения Natari от 21.09.2016 в 16:36
Сюжет достаточно интересный и скорее всего и дальше будет весьма захватывающе.
Но я сначала не посмотрела что за автор, а его я не люблю и дочитывать не буду.


Facepalm )))
Цитата сообщения Phantom of the Opera от 08.05.2017 в 21:24
Facepalm )))

да, это просто эпический лол
наравне с The Lie I’ve Lived эти 2 книги лучшее, что есть из своего жанра. Даже приблизительно что-то такое же годное так и не смог откопать. Топовее в целом только МРМ
Очень тяжело читать, перечитываю страницу по 3 раза чтобы понять. Мне нужен переводчик с языка этого фанфика на русский.
Читал комменты про плохой перевод, и не понимал в чем дело. Потом думал что эти комменты про не беченую версию.
Люди!!!! Вы что?!?!!! Сами так переведите, или хотя бы на половину так хорошо, а потом срите в комментах.
Да, не идеал. НО очень читаемо. Есть огрехи, даже пару раз замечал ошибки.
Но вы в своем уме хейтеры сранные!?
Можно не отвечать это риторический был вопрос.
Tahy... спасибо за огромный труд.
С уважением,
я!
один из лучших фиков!
прекрасное сочетание dark action и жизненого фана.
перевод хороший, но 2е лицо большой и неоправданный минус, хотя продравшись через начало почти перестаешь замечать.
с обидами слегка перегиб, точнее они отчасти неадресные и решение по Хогвартсу спорное, но..
есть отличное продолжение!)
Ура, я таки дожевал этот кактус. Но на повторение подвига я всё-таки не готов. Продолжение буду читать в оригинале.

Особенно, конечно, убил "Пустынный Орёл". Вот нарочно не придумаешь:-D
За Jethro Tull
фейжоаду
и переписку с Луной
Интересная история.
Спасибо за перевод.
Повествование от второго лица удивило - всё-таки это очень не типично и несколько сбивает с толку.

Крутой сюжет.
Сюжет огонь, перевод не плох, однако бетам надо было ещё пару раз текст прошерстить) Однако впечатление не испортило! Огромное спасибо за этот труд!!!
Я очень требователен к качеству произведения, и это тот случай, когда оно превзошло мои ожидания. Отличный приключенческий роман, думаю, понравится почти всем.
Прочитала 10 глав, дальше не могу. Качество языка просто убивает. Ошибки типа "одеть/надеть", странные обороты, как будто гугл-переводчик сделал всю работу. Придется читать оригинал, видимо
Стабильно раз в год перечитываю! Захватывающее произведение и перевод нормальный. Зря накинулись на переводчика. Большой труд, спасибо Таhy! Кто умеет пусть сделает лучше. Сомневаюсь, что хоть у кого-то из негодующих комментаторов получится. Муахаха!
МайкL Онлайн
Какая-то хня фееричная. Лоскутное одеяло отстойного перевода. Дальше самого начала не смотрел.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх