↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Bungle in the Jungle: Harry Potter’s Adventures (гет)



Переводчик:
Оригинал:
Показать
Беты:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Приключения, Экшен
Размер:
Макси | 959 Кб
Статус:
Закончен
 
Проверено на грамотность
Какая же это жизнь Гарри Поттера без предательств, секретов и приключений?
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 22. Вот в такие игры для победителей и играем мы, звери

8 сентября 1996 г.

Забавно, как можно ценить жизнь. Большая часть твоих ровесников даже не задумываются над этим. Когда дело касается этого вопроса, они считают себя «бессмертными», никогда не пытаясь остановиться и подумать, чем все может закончиться. Смотри, чем это кончилось для Седрика. Он был стойким парнем. Возможно, вскоре у тебя появится шанс передать ему привет, но все-таки не хотелось бы.

Так что вернемся ко второй части — «ценить». Время все бежит и бежит. Скоро все станет понятным. Или ты будешь мертв, или — нет. Каким-то образом шестьдесят часов уже превратились в тридцать шесть. Твои руки оцепенели от гравировочного долота, но это компенсируется пульсирующей болью в лодыжке. Боль — твой друг. Она напоминает, что ты все ещё жив.

Положив гравировочные инструменты, улучаешь минутку, чтобы втереть в запястья немного крема; чувствуешь, как в твои окоченевшие руки проникает тепло. Это напоминает тебе о сумасшедшей старухе Арабелле Фигг, которая всегда втирала сливки в свои болящие суставы. Черт, да если учитывать, что она оказалась сквибом, то вы, скорее всего, используете одно и то же средство. Нюхаешь его — да, тот же самый капустный запах. Тебя всегда удивляло, откуда шел этот аромат, а она всего лишь все время пользовалась волшебным бальзамом — черт, прямо под твоим носом. Ага, точно — Гарри «Гриб» Поттер — инструкции по применению: держать в темноте и кормить дерьмом.

Проглоченный сок опускается вниз по пищеводу и просится обратно, а жаль: эх, надо было сначала выпить сок, а уж потом наложить мазь с мерзким запахом. Ещё одна ошибка — и на ней можно кое-чему научиться. Сколько ещё промахов позволит тебе совершить судьба прежде, чем поставит на твоем пути фатальное препятствие?

Поправив очки, опускаешь взгляд на копье из драконьей кости в своих руках. Формирующее заклятье Билла проделало прекрасную работу — получилось цельное трехметровое лезвие. Это — колющее оружие, оно не для метания. Гравируешь группу из трех рун, взятых из книги по рунам в домашнем хозяйстве. Такие руны самозатачивания предназначены для ножей и топоров, но сработают и для копья. Размещаешь их на доступном пространстве наконечника так, чтобы они сформировали треугольник. В середине треугольника вырезаешь кельтскую руну — символ боли — надеясь, что это увеличит силу поражения копья. Хаку понадобится любое возможное преимущество против этого монстра.

У Квана — котел кипящей сыворотки роста. Обычно она предназначается для людей, и никто не знает, сработает ли зелье, а если и да, то каким именно образом для твоего приятеля-тролля, но попытаться все же стоит. Переходишь дальше, к древку. Для него используешь норвежские руны. В переводе — «проклятые враги». Интересно, как бы над тобой поиздевались парни из гриффиндорских спален, если бы видели, как ты обводишь карандашный рисунок лаком для ногтей. Да, леди и джентльмены, правильно: лаком для ногтей, лучшим другом разрушителя заклинаний. Билл настолько в этом искусен, что для тонкой работы использует зубочистку, но ты все ещё учишься владеть тонкой кисточкой. Билл посмеялся над тобой, когда ты спросил, почему он не показал этот способ раньше, и ответил: «Не пройди ты по длинному пути, никогда не оценил бы короткий», — что вовсе не вызвало у тебя восхищения.

Ты можешь готовить, убирать и пользоваться лаком для ногтей. Удивительно, что у тебя ещё нет подруги. Билл был достаточно любезен и обрадовал тебя, что в будущем ты осчастливишь какого-нибудь парня; за этим последовала теория о Перси и его интересе к собственному полу. Стоп, давай-ка лучше вспомним обо всех этих смертельно опасных ситуациях — наверное, они и послужили причиной недостаточного общения с женским полом.

Когда руны готовы, начинаешь работать долотом, постукивая молоточком, чтобы сделать углубление, и отодвигаешь получившуюся стружку. Постановка щитов — весьма монотонная работа. Вряд ли у тебя для этого подходящий склад ума. Если уж брать в качестве примера Билла, тогда требуется человек творческий, поглощенный идеей, а также несколько жестокий — а вот это уже приходится подавлять, когда вокруг тебя люди, которые «просто этого не поймут».

Билл работает над очередным Фиолетовым Армагеддоном. Хотелось бы надеяться, что три экземпляра этой штучки, плюс все остальное, что есть у тебя «ненужного», не окажутся всего лишь очередной головной болью для демона. Билл — хороший человек, и ему есть для чего жить. Он — как старший брат, которого у тебя никогда не было и которого тебе всегда так хотелось. Однажды ты подумал, что потерял его, и в результате Чилота получил последний в смертной жизни урок: Гарри Поттер в ярости — очень опасный Гарри Поттер.

Кван с де Сото ушли забрать журналы, а могучий храп Хака можно слышать с другого конца холла, превращенного в тронный зал. Интересно, как прошла бы битва, сэкономь Чилота силы, впустую потраченные на преобразование содержимого холла в антураж «всемогущего волшебника», и используй он их для борьбы…

Если демон убьет вашу пятерку, то умрут тысячи — как волшебников, так и обычных людей. Но ему ведь все равно, правда? Жаль, что ни одна из книг в тайнике де Сото не называется, например, «Демоны и их слабости». Или «Изгнание для начинающих: назад в ад за пять легких шагов». Конечно, будь у него такие книги, то наверняка лишь на испанском, португальском, языке тольтеков или майя, поэтому они все равно не стоили бы головной боли.

Сухой юмор поддерживает тебя, пока ты заканчиваешь «Проклятье врагов» и откладываешь книгу, чтобы начать линию связи с контролирующей руной. Последнее, что осталось — выгравировать серию рун «неразрушимости». Пустовато как-то получилось. Тебя озаряет, и, снова взяв лак для ногтей, ты выписываешь ещё несколько знаков на древке.

Когда ты начинаешь их вырезать, Билл с любопытством глядит на твою работу:

— Что ты там делаешь, Гарри?

— Ему требуется имя. Три вопросительных знака, как в сказке. Тролль задает тебе три вопроса. Если отвечаешь неправильно, он тебя убивает. Я тут подумал, что надо бы назвать копье, прежде чем вырезать руны неразрушимости.

— Тактика победителя, Гарри. Может, у тебя есть ещё какие-то блестящие идеи по предстоящему сражению с этой тварью?

— Ну, с существом, которое способно увидеть все возможные варианты, воевать довольно сложно. Тут и сотни инфери снаружи не помогают — такое ощущение, как будто мы уже проиграли. Раньше, когда я с кем-то дрался, меня всегда недооценивали, в чем было определенное преимущество. Но сейчас такое уже не грозит. Скорее уж, эта тварь слишком меня переоценивает.

Билл минутку переваривает то, что ты сказал.

— Гарри, ты — гений. Монстр видел все варианты, так? Тогда нужно привести его в замешательство. Если это так, то, возможно, он несколько раз видел свое поражение. Чем больше беспорядка будет на поле битвы, тем больше он будет смотреть по сторонам, чтобы не пропустить признак опасности.

Ты глупо на него смотришь, не понимая, куда же Билл клонит, а он продолжает:

— Он будет все время искать признаки того, что что-то пошло не так. Все, что его замедлит, даст нам шанс выпустить лишнее заклинание. Что ещё у нас есть? Сомневаюсь, что дурацкие шуточки Фреда и Джорджа годятся хоть на что-то, кроме как работать отвлекающим фактором, но стоит подумать и о зельях. Проклятья против него не особо эффективны, но зелья — это зелья. Пробовал когда-нибудь сварить зелье с эффектом взрыва?

— Пять лет опыта зелий с Невиллом Лонгботтомом что-то, да значат. Я видел немало взорвавшихся котлов. Черт, да он умудрился сварить нечто жуткое даже на нашем первом уроке. Держу пари, что смогу это повторить. А ведра можно будет кинуть в него заклинанием.

— Уверен, что Кван знает парочку рецептов, да и я могу воссоздать наиболее памятные творения близнецов.

Билл поглаживает свою палочку в кобуре:

— О, наверху только что пересекли границу тревожного периметра Кван с де Сото. Может, у Дамблдора найдётся пара каких-нибудь идей.

Кван вручает Биллу пылающий журнал и кладет второй, без ореола света.

Дорогие Уильям и Гарри!

Мы с Аластором прибыли в Сан Пауло. Теперь обмениваться информацией будет намного легче. Начну с самого очевидного: если есть возможность убежать, я настоятельно рекомендую вам уходить. Не подумайте, что я сомневаюсь в вашем мужестве или навыках. Наоборот, полагаю, вы будете сражаться изо всех сил.

Вы говорите, что демон поставил какой-то барьер, который не способны пересекать живые существа. Вспомните визит в дом, где прятался профессор Слагхорн: он преобразовал себя в нечто похожее на неодушевленный предмет. Вполне вероятно, что этот барьер можно одурачить.

Если уйти нельзя, я бы рекомендовал спрятаться и поберечь ваши боеприпасы. Считайте это практическим советом. Демон будет очень нетерпелив — ему захочется попробовать вкус свободы. Если сможете продержаться дольше него, то это существо уйдет. Скорее всего, оно слишком большое, чтобы пробраться куда-нибудь помимо главных туннелей под банком. Как только я услышу, что появился монстр, я тут же предложу свою помощь бразильским властям.

Если и сбежать, и спрятаться не получится, и вас вынудят сражаться, я бы рекомендовал избегать заклинаний, наносящих прямой ущерб. Его противодействие можно преодолеть, посылая в него различные предметы. Как можно больше загромоздите поле битвы — это воспрепятствует его продвижению. Атакуйте его с разных сторон — используйте вашу численность в качестве преимущества. Книги, которые я пересмотрел, указали, что некоторые из таких существ могут проецировать ауру ужаса, паники и отчаяния. У того, с которым я сражался, такой способности не было.

Как я уже излагал, это — не вопрос ваших способностей, скорее — преодоление природы вашего оппонента. Желаю вам удачи независимо от способа действия, который вам придется выбрать.

Искренне ваш,

Альбус Дамблдор

Билл поднимает глаза от письма.

— Что ж, практически бесполезно. Мы можем попробовать преобразование, однако демоническое волшебство отличается от нашего. Что касается того, чтобы укрыться… я не уверен. Кто знает — может, он умеет изменять размер? Черт, да может быть, он даже способен оставить нам барьер, когда сам его покинет — или установить меньший, лишь вокруг банка. Кроме того, эта тварь способна предвидеть будущее, так что как только демон выберется на свободу… Вряд ли он будет ввязываться в ситуации, в которых не увидит своей победы. Нам нужно остановить его здесь и сейчас, если вы, конечно, понимаете, что я имею в виду?

Из-за груды котлов слышится голос статуи:

— Из тех немногих бесед, что у меня состоялись с духом Чилоты, могу сделать вывод: перед своим отъездом монстр снесет город с лица земли. Если вы хотите спрятаться в туннелях, вам следует тогда обдумать и способ прорыть себе выход на поверхность горы.

Качаешь головой:

— Думаю, что одного погребения заживо более чем достаточно. Не уверен, что мы переживем и второе. У нас осталось ещё два сапера. Может, они ослабят барьер до такой степени, что нам удастся выйти?

— Пока ты спал, я так и сделал. Они совершенно не изменили ситуации — только зарядились. Барьер не затронуло.

С надеждой смотришь на него:

— Может, взорвать их? Они могут разрушить барьер.

— Дай-ка я немного подумаю. — Смотришь, как он чешет подбородок. — Могло бы и сработать, хотя есть вероятность, что умрем и мы. Однако, если уж собираемся рисковать своей жизнью, почему бы вместо этого нам не взорвать демона?

— Эта его способность ослаблять магию… Она ведь сильно на них подействует.

Билл кивает, глядя на другого волшебника в вашей группе:

— И это несколько повышает вероятность того, что нас не убьет. Хотя они все равно будут достаточно сильны, чтобы обрушить на демона храм. Как думаешь, Кван?

Кореец обдумывает идею.

— Атакуем его, пока он ещё в оковах. Иначе демон и близко не подойдет к саперам. Пусть бой начнется на наших условиях.

Билл начинает разговор с Кваном и де Сото о лучших формулах для взрывающих зелий; они устанавливают несколько котлов и проверяют наличие компонентов для зелий. Они договариваются использовать для взрыва саперов химический пусковой импульс и обсуждают возможность повесить флаконы с зельем на шеи инфери и превратить их в мобильные бомбы. Это гораздо круче твоей идеи наслать на демона мерзкую сыпь.

Странно, что де Сото может варить зелья, но не способен гравировать руны. Когда ты спрашиваешь его, почему, тот отвечает, что часть процесса гравировки — это намерение резчика. Так что ничего не получится, потому что он — не живое создание. Он предложил, чтобы следующее твое экспериментальное оружие носило тольтекские руны. Эрнандо мотивировал это тем, что демона вызвали с помощью ритуалов тольтеков, поэтому руническое оружие с использованием этой магии против него будет куда эффективнее. Вероятно, это полная чушь, но волшебство — прежде всего намерение направляющего его человека, и если верить, что тольтекские руны против демона, вызванного в Южной Америке, подействуют лучше других типов рун, тогда это сработает.

Закончив руны неразрушимости, активируешь контролирующие для «запуска копья». Оно грубое, но выглядит вполне боеспособным. Проносишь его по холлу и ставишь рядом с троллем. Хак, взяв копье как младенца, улыбается твоей работе.

— Хаку нравится копье крохи Гарри. Не может дождаться, чтобы колоть, — встав, тролль экспериментально делает пару ударов копьем, а потом обвязывает древко веревкой для удобства хватки.

Тебе бы хотелось, конечно, чтобы Хак использовал копье этак недели через две-три, однако обстоятельства вынуждают действовать раньше, верно?

— У меня достаточно времени, чтобы сделать тебе щит и, возможно, дубинку. Чего тебе хочется больше?

Хак практически не раздумывает:

— Щит: Хак будет колоть копьем и защищаться щитом.

Перебрав груду драконьих костей, возвышающуюся в одном из углов холла, выбираешь большой кусок грудной кости монстра. Кидаешь парочку разрубающих, отрезая остатки ребер, и с помощью высекающего, которому научил тебя Билл, придаешь ей форму. Сосредотачиваешься на грубом овале; ты доволен, когда по мере движения плотная масса кости все больше начинает соответствовать картинке в твоей голове. Накладываешь временные клейкие чары для прикрепления ремней, отрезанные со старого щита Глурга, и заставляешь Хака примерить, чтобы посмотреть, насколько ему все подходит.

— Щит будет легче, когда я добавлю пару чар, но как он тебе прямо сейчас?

Хак благодарно кивает, но хочет, чтобы ремни располагались чуть выше и были натянуты чуть сильнее. Отмечаешь место лаком для ногтей, потом применяешь клеящее зелье — боишься, что ремни просто-напросто отпадут, если воспользуешься чарами. Взяв три изогнутых зуба поменьше, устанавливаешь их на лицевой стороне, чтобы это напоминало грубый орнамент на щите, где два клыка — загнуты вверх, а один между ними — вниз. Тролль осматривает модернизацию дизайна.

— Хак любит бить щитом, но удар идет вот так, а не так! — Он размахивает руками, показывая тебе движения свого тела, и ты перекрепляешь клыки заново: теперь два смотрят влево, а один — вправо. Вряд ли тебя можно назвать экспертом по дизайну щитов, да?

Щедро полив зубы клеем, устанавливаешь их на щит — вот и щитовой орнамент. Взяв плотницкий карандаш, рисуешь двенадцать рун, которые хочешь выгравировать на лицевой стороне щита. Проделав операцию, снова берешь лак для ногтей, обводишь контуры и принимаешься за гравировку.

— Билл, что ты ответишь Дамблдору?

Билл, отвлекшись от нарубаемых им компонентов для зелья, говорит:

— Наверное, мы упомянем, что у демона есть способности провидца и если с ним не сразиться здесь и сейчас, то нет никакой гарантии, что им удастся поймать его на воле. В следующий перерыв мы с Кваном немного отвлечемся, попробуем то самое преобразование, но, думаю, это вряд ли сработает. Сколько времени у тебя займет щит?

— Два часа. Максимум — три.

— После этого все немного поспят, а потом мы вместе полетим к храму, установим там загон. За нами должно последовать немало инфери. На одной из малых разрушенных пирамид есть большие каменные блоки. Мы отлевитируем и установим так, что инфери не смогут на них взобраться. Де Сото поднимется на крышу с М21. У него уже неплохо с ней получается, и там больше дальность, чем у АК, что поможет ему держаться вне досягаемости демона. Мы возьмем с собой и ее, и твой дробовик.

Статуя кивает:

— Должно быть, попасть во что-то настолько большое довольно легко. Я вот только не уверен, причинит ли созданное человеком оружие этому исчадию ада хоть немного ущерба.

Билл просто хлопает в ладоши:

— Не имеет значения — мы причиним ему столько вреда, сколько только сможем. Чем больше нам удастся сделать, тем больше у людей снаружи будет шансов его убить. Гарри сделает нам обратные портключи, чтобы в случае чего можно было бы отступить сюда. Если они не сработают, попробуем метлы или ковры. Если и это не прокатит, тогда я рад, что в этой жизни был знаком с вами, джентльмены.

Пока ты гравируешь, Кван объявляет, что сыворотка роста готова к испытанию. Он наполняет миску и вручает её троллю; тот выпивает. Идут секунды — ничего не меняется, но потом Хак увеличивается в размере, вырастая с трех метров почти до пяти. Его рубашка и брюки разрываются, напоминая тебе об одном зеленом супергерое из комиксов. Билл щелкает секундомером, чтобы понять, через какое время происходит преобразование, а затем — второй раз, чтобы установить продолжительность эффекта.

Хак увеличивается в размере только на две минуты, а потом все возвращается к норме. Ты в это время приделываешь второй комплект ремней на щит — для большего размера. Хоть Хак и будет демону только по талию, это все же хоть какое-то усовершенствование. Кван разливает остаток по бутылкам, а растянутая одежда Хака падает к его ногам, и ты видишь тролля ближе, чем когда-либо хотел. Неудивительно, что тролльшам нравится Хак!

Когда ты возвращаешься к гравировке, твои глаза невольно притягивает журнал переписки. Немного больно. Хотелось бы получить от Луны весточку ещё раз. А хочешь ли ты снова с ней попрощаться? Это кажется теперь бессмысленным, да? Ты все уже сказал — осталось не так уж много невысказанных слов, правда?

Черт, в воздухе столько пыли от драконьих костей, что она, видимо, попала в глаза. Просто вытри их и продолжай гравировку.

-

Вернувшись после страшной неудачной попытки одурачить барьер, Билл пытается заставить тебя поспать. Конечно, без проблем, Билл. Просто ляг, расслабься и позволь заботам тебя покинуть. Как будто бы это сработает!

— Ступефай! — перед тем, как волна энергии ударяет в тебя, удается бросить на усмехающегося Квана сердитый взгляд; падаешь. Последняя сознательная мысль: «Думаю, это сработает».

Через какое-то время просыпаешься; сознание затуманено. Взглянувший на часы Билл качает головой:

— Ступефай! — Черт, это уже не смешно!

В итоге получается около пяти часов сна. И Билл, и Кван поспали только половину этого времени. Не знаешь, чувствовать себя польщенным или злиться.

— Тебе нужно было отдохнуть; ты среди нас троих вообще-то самый мощный маг. К тому же ты только что сражался. Гарри, нам понадобится все твои силы. Если у кого-то из нас и будет достаточно мощи, чтобы пробиться через его шкуру, так это у тебя.

Твой гнев несколько утихает. Трудно злиться, когда тебе объясняют, насколько сильно на тебя рассчитывают.

— Сделаю все, что в моих силах, Билл.

— Я и не ожидаю от тебя меньшего. — Выдержав паузу, он показывает на стол. — Я тут на скорую руку сделал бутербродов. Когда мы прикончим демона, тебе надо будет аппарировать и чего-нибудь прикупить. Я выскреб остатки арахисового масла и джема. У нас осталась только болонская колбаса. Хаку все равно, однако я не уверен, что теперь снова когда-нибудь возьму её в рот.

Де Сото все ещё корпит над котлами; Билл будит Квана. Хак присоединяется к вам, и вы вчетвером разделяете последнюю трапезу. Все едят в тишине. Когда ты заканчиваешь, Билл достает листы бумаги и конверты для тебя и для Квана.

Вытащив уже запечатанный конверт из своего сундука, он кладет его на стол.

— Я уже свое написал. Это мое завещание и инструкции для похорон. Кван, ты оставишь то, что дал мне в самом начале? Тогда остался только ты, Гарри.

Сколько парней в шестнадцать пишут свое завещание? Ты и правда хочешь хоть что-то отдать? Ну что ж, поехали!

Я, Гарри Джеймс Поттер, настоящим заявляю, что это моя последняя воля и завещание. В случае моей вероятной смерти в ближайшем будущем я хотел бы, чтобы произошло следующее.

Любому из оставшихся в живых после этой переделки — Уильяму Уизли либо Квану Чанг Хо, я оставляю четверть моего материального имущества, как и мое уважение за то, что обращались со мной как с человеком. Я был бы более точен, однако понятия не имею, какое имущество у меня есть. Если они присоединятся ко мне на пути к следующему большому приключению, Флер Делакур получает долю Билла, а долю Квана получит любая указанная им персона.

Следующая четверть моего имущества должна быть передана Флер Делакур — надеюсь, она разделит свою долю с младшей сестрой.

Последнюю четверть я хотел бы разделить между Лорен Беззвездное Небо из лакотских сиу, Рубиусом Хагридом, Луной Лавгуд и Невиллом Лонгботтомом. Вы вчетвером заслуживаете чуть больше счастья, чем отпустила вам жизнь. Лорен, жаль, что я не принял твоего крайне щедрого предложения — я все ещё сожалею об этом. Луна, я хотел бы, чтобы мой плащ и моя карта перешли к тебе — пусть они послужат тебе с пользой.

Со всем вышеперечисленным мое материальное имущество распределено. Я также хотел бы, чтобы в чашку положили по тридцать сиклей и вручили их нижеперечисленным персонам. Если они не понимают значения этих тридцати кусочков серебра, то пусть Гермиона будет любезна и объяснит им его, а также мои чувства касательно этого жеста.

Гермиона Грейнджер, Рональд Уизли, Фред Уизли, Джордж Уизли, Джиневра Уизли, Молли Уизли, Артур Уизли и Ремус Люпин.

Перси Уизли я оставляю гарантию того, что все это время ты был прав по поводу своей семьи, а также мой джемпер семейства Уизли — чтобы напомнить тебе, что подобное произошло не только с тобой.

Чарли Уизли я оставляю мою Молнию при условии, что данная метла никогда не попадет в руки Джиневры или Рона. Билл заверил меня, что ты лучше остальных, а я доверяю ему свою жизнь.

Освободите мою сову, Хедвиг. Если она позволит одному из вас взять её, значит, птица умеет прощать лучше меня.

Ремус Люпин — либо ты предатель, либо тебя слишком легко ввести в заблуждение. Сейчас мне все равно. Я оставляю тебе мой альбом фотографий. Сиди и рассматривай его. Возможно, ты выяснишь, где был неправ.

Добби, свободному эльфу, я оставляю мою благодарность и любую мою одежду, которую ему захочется взять.

Франциско Коластос (Мачадо) я оставляю мою копию Голинарда — надеюсь, ты с толком будешь пользоваться ею долгие последующие годы.

Семье Дурслей я не оставляю ничего, однако я хотел бы, чтобы они получили полный список моего имущества, а также по кнату каждый из них, чтобы они точно знали, сколько денег у меня было, даже если я и сам этого не знал.

Драко Малфою я оставляю снитч. Даже когда я мертв, ты его вряд ли поймаешь, но, может, когда-нибудь…

Северусу Снейпу оставляю пружинку «Радуга» — просто чтобы вы удивлялись, почему я это сделал.

Альбусу Дамблдору я не оставляю ничего за исключением моей старой сэкондхэндовской одежды от Дурслей. Я не оставляю ни прощения, ни благодарности, ни уважения. Вам придется пройти по дороге, вымощенной вашими этими самыми добрыми намерениями. Не ждите от меня никаких утешительных слов.

Наконец, Тому Риддлу, известному также как Лорд Волдеморт, я предлагаю мои поздравления и один кнат. Возможно, теперь, когда я ушел, ты будешь объектом травли для всех остальных. Советую почаще оглядываться.

Все остальное, что у меня есть, оставляю тому, кто первый схватит. Вы, стервятники, можете на досуге выбрать, что кому нравится.

Гарри Джеймс Поттер

-

«Великий перегон инфери 1996» проходит неплохо. Хак с Кваном медленно плывут впереди на старом изодранном ковре-самолете; тролль свесил ноги перед жадными зомби, восседая как на краю бассейна. Кван призывает одну или двух маленьких зверушек, чтобы и дальше их направлять. Вы с Биллом летите по сторонам, колдуя цветное пламя и пригоняя обратно любого инфери, который начинает отбиваться от стада в сторону: ты сейчас Гарри Поттер, волшебный гаучо[1]. Срочно нужен зачарованный нож. Так будет круче.

Один из инфери привлекает твое внимание. Это — абраксан со сломанным крылом и обеими задними ногами; однако он все ещё двигается вперед. Тебе нравится упорство твоих зомби. Отныне любая твоя возможная орда немертвых обязательно должна придерживаться этих стандартов!

Да, ты валяешь дурака, но это помогает отвлечься от практически невыполнимой задачи. Глухой безжизненный топот огромного количества перемещающихся по тротуару ног похож на монотонную поступь армии. Причудливая процессия двигается по улице к большой школе и стоящему рядом храму.

Приходишь в чувство перед входом на главную площадь, и твой юмор испаряется. Этот двор может стать последним, что ты видишь в жизни. Если погибнешь здесь, то твой оживленный труп, скорее всего, будет блуждать здесь, пока Риддл не вернется проверить хоркрукс. Узнает ли он тебя? А может, заберет с собой в Англию и превратит в какой-нибудь трофей?

Выкидываешь из головы отвратительные мысли и поворачиваешь обратно, подогнать отбившихся от стада. На это занятие уходит ещё минут тридцать, а тем временем орда перемещается на позиции, а остальные установливают временные огненные стены, чтобы удержать инфери на месте — как будто рассерженная толпа ждет, что выйдет политик и обратится к ним с речью. «Пресс-конференция» с демоном намечена приблизительно через час. Сначала будет сильный взрыв, за ним последуют вопросы и ответы. Пожалуйста, задавайте свои вопросы коротко и по существу. Затем демон пообщается с аудиторией — если будет время. В конце, как мы надеемся, в холле Гринготтса будет накрыт банкет для всех, у кого есть специальное приглашение.

-

Застывшая перед тобой сцена — возможно, метафора всей твоей жизни. В твоей жизни должно быть побольше развлечений. Это, мягко говоря, было захватывающим — да что там, почти ужасающим! Однако нет смысла водить себя в заблуждение, насколько приятной была твоя жизнь на самом деле.

Стоя на каменном блоке высотой метра три, ты наблюдаешь, как оставшихся инфери загоняют через временные огненные стены. Кван разливает маслянистую массу, по которой внутри временных огненных стен пройдут постоянные. Это должно удержать их на нескольких минут — разлитое зелье поможет огню гореть правильным цветом.

Перед битвой двор у храма разделили на зоны. Территория вокруг храма — место первого боя. Демону придется пробраться здесь через орду инфери. Ты не тешишь себя надеждами. Зомби только замедлят его продвижение. Даже те, у кого в качестве украшения на шее флаконы с взрывным зельем.

После огненной стены — зона щитов: три фиолетовых Армагеддона, три «забавы с разрывающими», два карманных гейзера, два «поля криков», два портативных болота Фреда и Джорджа, пять других одноразовых щитов и полдюжины зажигательных бомб — оригами Квана. Все это включено в защиту и ждет, пока существо пересечет огненный барьер. За «зоной щитов» — тщательно выстроенная «зона безопасности», загроможденная мусором, который можно будет посылать в демона.

Вы обсудили и отвергнули массу идей. Посчитали, что наколдованные и преобразованные объекты продержатся не так уж и долго, чтобы серьезно повлиять на демона. Тебе все-таки нравится идея касательно преобразованных медвежьих капканов, однако, потеряв полчаса на попытку воссоздания одного экземпляра, Билл посоветовал придерживаться того, что можно сотворить именно сейчас.

Пока вы с Биллом стирали руки в гравировке, Кван расставлял массивные блоки, на одном из которых ты и стоишь. Не удивительно, что он выглядел таким измотанным, когда вернулся с журналами. Ты не уверен, что вообще можешь поднять такие штуковины. Когда ты спросил об этом корейца, тот только улыбнулся и сказал, что он и не поднимал. Кван заклинанием сделал землю скользкой, а потом отталкивающими расставил их по двору.

А вот и последняя линия обороны — ваша четверка стоит на огромных блоках. Ты — справа. Кван — посередине. Билл — слева. Хак — на камне, что ближе всего к «зоне щитов». Кван думает, что тварь пойдет прямо к тебе, и ему с Биллом удастся без помех пострелять ему в спину. Хак, выпив сыворотку роста, попытается задержать его, пока все остальные будут бомбардировать его заклинаниями и воспользуются огнестрельным оружием. Приветствуешь де Сото на его позиции для стрельбы на вершине ближайшего двухэтажного здания. У него — дюжина магазинов емкостью по двадцать патронов плюс стремление растратить все до последнего магазина.

Смотришь на Хака — тот нервно бьет копьем по щиту. На скале у его ног, рядом с несколькими небольшими камнями и до смешного громадным пистолетом, стоят три бутыли из тыквы с сывороткой роста. Вам с Биллом пришла в голову идея уменьшить парочку камней побольше и облегчить их вес. Хаку повезет сыграть в плюх с самой высокой ставкой. Хак швырнет камни, а когда они попадут в поле «отрицания» демона, то вернутся к своему истинному размеру и, соответственно, станут тяжелее, не потеряв скорости. Результат должен получиться очень даже неплохим.

Оружие Хака — увеличенный 9-миллиметровый Браунинг. Тролль обеспечен оружием по-полной! Магия превратила его револьвер в «образец ручного оружия». Хотелось бы надеяться, что он сможет использовать эту штучку до того, как пройдут чары. У тролля только один магазин на тринадцать патронов, ведь чары роста никогда не работают одинаково. И причина, видимо, в небольших колебаниях волшебства.

Билл переделывает руны ближайших разрывающих чар. Кван закончил зачистку от инфери «зоны щитов» и летит обратно к своей точке.

В храме — широкая полоса жидкости: огромная масса маслянистой легковоспламеняющейся жижи, в составе которой никто не уверен. Она ведет к двум саперам и четырем емкостям со специальной «взрывной смесью» Квана. Ты со Стрекозы поджигаешь дорожку и портключом перемещаешься обратно к своему месту на каменной стене. От взрыва тебя отделяют более двухсот метров, однако Билл уверяет, что это будет нечто грандиозное.

Наконец, все сделано. Все вчетвером стоите на платформах, погруженные в размышления. Билл громко вздыхает:

— У кого-нибудь есть вопросы? Если хотите в туалет, то сейчас — самое время. — Народ смеется. — Я уже говорил и повторю снова — я горд тем, что с вами знаком. Что ж, давайте заканчивать! Гарри, начинай, как только будешь готов. Давайте осуществим задуманное.

-

Было бы неплохо ещё раз полетать на Молнии, однако теперь тебе нравится и Стрекоза. Набираешь скорость — за тобой схлопывается воздух — и оглядываешь двор с птичьего полета. Сотни инфери кружат у входа в храм. Интересно, не присоединишься ли ты к этой орде через час? На что это похоже, быть инфери? Тебе пришлось бы все время колбаситься, высматривая, кого бы убить?

Заглядываешь в здание, где в своем стрелковом гнезде разместился Эрнандо.

— Удачи!

— Настоящий Эрнандо де Сото умер давным-давно. Он устал от войн и сражений. Это — одна из причин, по которой я и был сотворен: я мог советовать будущим поколениям, как избежать подобного ужаса. Если мы победим, то этот город будет восстановлен, и я попробую вновь.

— Похоже, у тебя великолепное призвание.

.

— Было бы неплохо, если бы за такую задачу принялось побольше людей. Удачи в сражении, юный воин.

Ты быстро облетаешь пещеру кругом, наслаждаясь, так сказать, «последним мгновением под солнцем», и останавливаешься над храмом. Подняв палочку в приветствии дуэлянта, встречаешь взгляды всех своих компаньонов. Знаменательный момент, последние спокойные мгновения перед бурей. Бросаешь в жидкий взрыватель инсендио и активируешь портключ, когда пламя начинает свой путь к саперам.

Появившись за своим блоком, пригибаешься — надо укрыться от грядущего громадного взрыва. На секунду пугаешься, что это не сработает, но слышишь взрыв, и под тобой сотрясается земля. Взяв метлу, взлетаешь обратно на свой гранитный остров. Пыхтя, проглатываешь зелье бодрости, а затем берешь палочку, чтобы очистить воздух от облака пыли, которое образуется после того, как обрушиваются остатки храма. Нескольких инфери взрывом унесло через огненную стену, и теперь они — всего лишь пепел.

На мгновение в голове проносится мысль, что уж в этом аду никто не мог выжить, однако прекрасно понимаешь, что так просто вы не отделаетесь. Даже твой «внутренний глаз» говорит тебе так! Просто вопрос времени, когда тварь выкопается из-под развалин. Билл ждет первого сигнала от этой чертовой штуки, чтобы зажечь огненную стену внутри. Проходят минуты. Дрожишь от зелья бодрости. Нужно было подождать, прежде чем пить его. Слишком уж хочется схватить Стрекозу и быстренько осмотреть все с воздуха, но ты сопротивляешься желанию.

Треск винтовки говорит, что Эрнандо на крыше что-то высмотрел. Тебе пока не видно, во что он стреляет, потому что несколько упавших колонн блокируют обзор. Статуя кричит:

— Он вылезает из-под развалин почти в центре!

— Там! Я его вижу! — Кричит Билл и, подхватив винтовку, стреляет. Поверх упавшей колонны видишь, как когтистая кисть хватается за камень. Демон выбирается на свободу, пока инфери медленно волочат к нему ноги. Вскоре это уже не кисть, а рука — тварь отбрасывает от себя все больше обломков. Когда показывается голова, Кван начинает стрелять из винтовки. Через мгновение существо уже стоит посреди щебня, отшвыривая инфери во все стороны. Когда оно отбивает четвертого или пятого, раздается взрыв — этот зомби снабжен зельем.

Пока ещё слишком далеко, но ты запускаешь перкуцио. Сконцентрированной магии прокалывающего проклятья должно хватить, чтобы пробить и толстую шкуру демона. Вместо этого существо хватает инфери, и, сжимая немертвого верхней правой лапой, использует того вместо щита и дубинки.

— Свобода! — Гремит голос демона как под сонорусом. К сожалению, тварь выглядит скорее нетерпеливой, чем пострадавшей. Напоминаешь себе, что волшебство демонов по природе, кажется, защитное — аура страха, область нуллификации, мешающие бегству людей барьеры… Но все это вместе с размером, силой, толстой шкурой и жестокостью — довольно опасная штука.

Билл, Кван и де Сото продолжают огонь из винтовок, пока демон пробирается через массу мертвецов. Три руки расчищают дорогу, а четвертая роняет зомби, хватая приличных размеров камень. Тварь держит скалу перед мордой вместо щита — от нее рикошетят пули. Раздвоенные копыта втаптывают злополучных зомби в землю. Очевидно, существо не заботится о сохранности остального тела. Кидаешь разрушающее, но и его блокирует камень, от которого проклятье откалывает громадные куски. Демон бросает эту скалу и берет другую. Черт возьми! Так не пойдет!

Пока ты швыряешь очередной символ любви — чем дальше, тем лучше — в монстра из ада, то представляешь себе дядю Вернона, который пинками прокладывает себе путь сквозь армию пуделей. Очень уж похожая сцена, ну, если забыть про баранью голову и все такое прочее…

Тебя можно поздравить. Твое самое крутое разрушительное проклятье для него не больше, чем царапина. Возможно, ещё пару сотен таких, и этот монстр хоть что-то почувствует. Жаль, что некродракон уже давно побежден. Сейчас ты бы не отказался здесь от такой зверушки!

Убрав палочку в кобуру, берешь лежащую рядом с дробовиком винтовку. Ты не слишком-то ладишь с Винчестером 1873, однако результаты будут не хуже предыдущих попыток, а вот силы удастся сэкономить. Этот Винчестер по своей пробивной способности не слишком-то эффективен по сравнению с другими винтовками — ты вспоминаешь, как Дадличек одно время увлекался ковбоями — угадайте-ка, кто играл Джеронимо[2]? Стоит отдать должное Джейку Коллинзу: тот очень любил возиться со своим оружием. Обычно магазин содержит не более десяти патронов, но благодаря удивительной штуке — волшебству — ты загрузил уже семьдесят в этот дробовик с рычажным механизмом затвора. Спуская курок, надеешься, что сражение здесь не выльется в вариант битвы за Литл Бигхорн[3].

Стараясь, чтобы каждый следующий выстрел был более метким, чем предыдущий, ощущаешь на себе первые признаки воздействия демонической ауры. Оковы её сильно подавляли. Начинает нарастать паника, и твои руки чуть потряхивает. Билл на миг приостанавливает стрельбу, зажигает внутреннюю огненную стену, а потом активирует щиты и бодрящие чары. Магия немного уменьшает влияние нарастающего страха.

Демон уже наполовину прошел сквозь инфери. Хак осваивает свой увеличенный револьвер. Троллю удается выстрелить пять раз, прежде чем оружие в его ладони уменьшается. Две пули причиняют первые серьезные раны, вырывая куски плоти из ноги и живота демона.

Нажимаешь на курок; выстрелов нет. Откладываешь оружие и достаешь палочку. Теперь, когда тварь ближе, посмотрим, удастся ли твоим проклятьям нанести чуть больше урона. Быстро выпускаешь цепочку заклинаний.

Только взрывное хоть как-то подействовало, но и его твоя мишень игнорирует — не слишком хороший признак.

Кван кричит:

— Все вместе — взрывное — раз!

Три взрывных летят прямо в демона. Все три его поражают, а монстр лишь чуть спотыкается.

Никогда не поздно попробовать что-нибудь непростительное:

— Круцио!

Демон на секунду останавливается и с удивлением на тебя смотрит, а потом снова начинает двигаться сквозь инфери; это ещё хуже. К твоему изумлению, Билл шлет проклятие убийства. Ты и не знал, что он на такое способен! Ваша цель уклоняется, поэтому невозможно понять, сработало бы оно или нет.

Можно чувствовать, как поле отрицания действует на твою магию как свинцовый груз. Игнорируешь происходящее, продолжая бросать заклинания с Биллом и Кваном. Немногие попадают в цель, ещё меньше — причиняют хоть какой-то ущерб. Больше не отшвыривая инфери в сторону, как тряпичных кукол, демон принимается кидать их в зону щитов. Энергия защиты с ревом оживает, уничтожая зомби.

— Вот дерьмо! Нужно было подождать с активацией щитов, — кричит Билл, в то время как щиты взрывают инфери. В голову приходит странная мысль, и ты мысленно ставишь галочку, отмечая, что если вы оба выживете, надо бы обязательно поинтересоваться, а нет ли у него преждевременных проблем и в «другой» области.

С трудом сглотнув, наблюдаешь, как демон скользит сквозь огненную стену, оставляя за собой истребленную орду инфери и отбрасывая зажатого в когтях зомби. Щиты, которые превратили бы в пепел Хака, а, может, и Глурга, на фоне ужасающего исчадия ада выглядят слабыми и ничтожными.

Сцена как будто вышла из кошмарного бреда. Ошпаренный потоками кипятка, сожженный волшебным огнем, ударенный молнией, облитый кислотой и покусанный плотоядными растениями, демон двигается вперед. Ощущаешь, как исчезает эффект бодрящих чар; на его место в полной мере возвращается паника — кажется, что монстра ничто не остановит.

От сокрушительного пинка детонирует один из Фиолетовых Армагеддонов. Хак ловит его одним из уменьшенных валунов и отбивает назад. Существо поднимается на ноги и подбирает камень теперь уже нормального размера. Хак собирается с силами — как будто готовится поуклоняться от камня-мячика, но демон швыряет скалу в другую группу щитов, и те тоже взрываются. Миг, и последний оставшийся Армагеддон тоже разрушен.

Возмутительно, но существо останавливается. Оно стоит в середине поля плотоядных растений, позволяя самым слабеньким из когда-либо виденных тобой проклятий поражать себя — тварь демонстрирует свое превосходство, насмехаясь над вами.

Рассердившись, высылаешь в исчадие ада ближайшие обломки, а Хак бросает валуны. Билл с Кваном берут с вас пример, давая шанс Хаку попасть ещё дважды и фактически вырвать у монстра крик боли.

Камни у Хака закончились, и тот выпивает одну емкость с зельем. Винтовка де Сото периодически взрывается треском, однако результат для твари не больше, чем укус комара — слишком толстая кожа. Когда тварь отшвыривает три бочки в сторону, как плюшевые игрушки, подходящие обломки у тебя заканчиваются. Увеличивающийся тролль приспосабливает щит и, сжав копье, сходит со скалы, чтобы встретить свою судьбу.

Последние щиты разрушены. Теперь вас только пятеро против этого безобразного монстра. Паника на миг выводит вас всех из строя. Отступив на пару шагов, Билл падает с колонны. Через пару секунд он, ковыляя, выходит из-за самодельной платформы; выглядит очень бледным.

Тебе нужно что-нибудь сделать! Иначе никому из вас не удастся поднять палочку, чтобы бросать эти проклятые заклинания! Счастливые мысли! Радостные воспоминания! В голове всплывает момент, когда в толпе инфери случилась свалка — уже неплохо! Из кончика твоей палочки появляется практически нематериальный Сохатый.

Сохатый мчится вперед, к двум кружащимся друг перед другом гигантским бойцам. Фантом атакует демона, ударяя сбоку, и у того вырывается гневный вопль. Ты видишь, как тварь трясет лапой, как будто ее ужалило. Черт, да одно твое заклинание сейчас причинило такой же ущерб, как все остальное до этого вместе взятое. Хак, подобравшись поближе, ударяет демона копьем — с той стороны появляется кровоточащая рана. Две лапы демона вцепляются в копье — бой превращается в перетягивание каната.

Билл с Кваном видят, насколько эффективным был твой патронус, и из их палочек выскакивают фестрал с ирландским волкодавом. Когда ужас не прекращает расти, накладываешь второй патронус. К твоему огромному сожалению, он даже ещё бесформеннее первого. Три патронуса подрывают силу демона до такой степени, что Хаку удается вырвать свое копье обратно, и тролль немедленно наносит второй удар. На этот раз демон слишком проворен — он мгновенно ступает ближе к троллю. Четыре лапищи сначала как-то невероятно отбивают копье в сторону, и вот Хак уже в угрожающей хватке. Тролль бьет щитом в грудь своего противника — от вделанных в щит клыков дракона у демона теперь рваная рана.

Демон воздает троллю за нее сторицей, сдирая с твоего друга щит, и, по всей видимости, выбивая руку Хака из сустава. Нога с копытом врезается Хаку в живот и отбрасывает кровоточащего тролля на землю.

Пытаешься вызвать ещё одного Сохатого, но выбивается лишь туман. Попробуй вспомнить что-то другое. Например, Эми в дУше! Или как Карина прижимается к тебе! Как убиваешь Пауло! Ничего не действует! Квану все ещё удается держать своего фестрала. Должно быть, зелье Хака постепенно проходит — демон поднимает вверх уменьшающегося тролля. Хаку нужна твоя помощь!

— Давай же, папа! Экспекто Патронум! — На этот раз не появляется вообще ничего, даже тумана.

Демон обращает свой взор на тебя, и страх обращается ужасом, которого ты никогда не испытывал прежде. Джеймс Поттер не может спасти тебя. Он и себя-то спасти не смог. Накатывает паника. Замираешь. Все кончится через пару минут. Можно активировать свой портключ в банк, но зачем же оттягивать неизбежное… Подавленно оседаешь на землю, наблюдая, как Билл бросает ещё один патронус. Ему нужно было, чтобы ты достиг цели, но тебе не удалось. Ты — неудачник, как всегда утверждал Снейп.

Эта мысль зажигает в тебе что-то примитивное. Вызывающе кричишь. Ты не позволишь, чтобы все так закончилось. Ты не упадешь на колени, плача как женщина! Они рассчитывают на тебя, и лишь один человек может теперь тебя спасти — да и всегда был один.

— Экспекто Патронум! — вспоминаешь ты о том, как ступил на землю Бразилии. Демон был прав; «свобода» — яркое чувство.

Даже при ослабляющем поле ты ощущаешь мощь покидающего твою палочку духа-опекуна. Это не олень. Он — ягуар. Ты уже давно не мальчик. Чтобы спастись, тебе не нужен отец. Ты спасешь себя сам.

Пылая силой, ягуар несется к демону, привлекая его внимание. Истекающий кровью, пронзенный четырьмя когтями Хак выдирается из хватки; ему удается вытащить свой «мини-ножик» из ножен и воткнуть его в грудь противника. Из раны на лицо тролля выплескивается дымящийся поток грязного гноя. Демон швыряет Хака на землю, открывая жуткие раны, но тролль все же пытается встать.

Демон порывается было прикончить тролля, но твой патронус прыгает на него, пока он вырывает клинок Хака. Призрачный ягуар прижимает ему верхнюю руку и хватает когтями обеих передних лап. Кванов фестрал врезается демону в морду, пока биллова псина кусает ему ноги. Ягуар исчезает, оставляя после себя скверный ожог и чернеющую плоть на правой верхней руке этой твари. Винтовка де Сото рвет поврежденную плоть, режет йеё, как целый полк кошек.

Демон избавляется от двух других патронусов и двигается к тебе. С трудом вытягиваешь из себя ещё один изнуряющий поток силы. Нельзя сейчас останавливаться. Ягуар спрыгивает вниз, вставая между тобой и нападающим демоном, заставляя того замедлить темп.

Замечаешь, как Кван спрыгивает с платформы и бросается сторону твари, кидая проклятьями. Меньше чем в пяти метрах он хлестко взмахивает АК-47, опустошая весь магазин в этого монстра, разрывая его плоть, а твои заклинания дополняют картину, причиняя ещё больше вреда. Твой патронус атакует демона, также на него воздействуя, однако этого мало!

Кван колдует из палочки струю кислоты, но его отметает коготь — в животе у корейца зияющая рана, а демон еще добавляет, хлопая копытом по правой ноге и ломая её. Пелена гнева застилает тебе глаза, рассеивая страх. Швыряешь взрывное, настолько пропитанное гневом, что оно отбрасывает огромную тварь назад и та, шатаясь, отступает. Вот так, тварь! От этого усилия падаешь на колени, но останавливаться нельзя, и ты колдуешь ещё один патронус.

Ты вновь на ногах перед демоном. Стоит ли использовать Моссберг? Ты недостаточно его ранил! Что у него в руке? С одного их окровавленных когтей свисает мешочек Квана. Монстр и сам только что заметил его и остановился. Он смущен — даже напуган, и теперь пытается содрать зацепившийся за коготь мешок.

Там у Квана, должно быть, было взрывное зелье.

— Тонаре!

Ударная волна энергии попадает в мертвую точку мешочка, едва минуя коготь, который существо решает использовать в качестве щита.

Сумочка разрывается, однако эффект совершенно не похож на взрывное зелье — ну просто абсолютно. Тебя ослепляет вспышка; скатываешься с платформы, с силой ударяясь о землю. «Мда, вот тебе и ловкий анимагус-ягуар, который всегда приземляется на лапы», — думаешь ты, пытаясь очистить глаза и нащупать палочку.

Когда глаза, наконец, хоть что-то способны увидеть, замечаешь кое-что, что с трудом воспринимает человек, даже верящий в магию. С демоном сражается гигантская призрачная птица. Ты вызвал Фоукса? Как будто ты снова в Тайной комнате! Нет, это не феникс. Это — орел!

Понимание врезается в тебя с силой кирпичной стены. В мешочке был тотем Грозовой Тучи. Тотем же — часть его жизненной силы, и теперь он свободен.

Громадный орел заставляет демона отойти назад, отступить от серьезно раненного Квана. Твой патронус, пользуясь преимуществом, снова атакует дезориентированную тварь. Орел потихоньку исчезает, однако все равно устремляется вниз, к камню, где стоял Хак, и что-то там подбирает. Окровавленный демон снова поворачивается к тебе только для того, чтобы снова наткнуться на летящий у самой земли — из-за столба, от Билла — поток зеленой энергии, который врезается ему в спину. Тварь в гневе было оборачивается к разрушителю заклинаний, швыряет в него кусок скалы, но вскоре вновь устремляется к тебе.

Сейчас все, на что ты способен — смотреть на орла во всей его красе; птица что-то роняет к твоим ногам и возобновляет нападение на демона. Это тыквенный сосуд, полный зелья роста. Ещё раз испытываешь чувство дежавю — все как при сражении на втором курсе. Пару мгновений до тебя никак не доходит, для чего Грозовая Туча кинул его тебе, но потом тебя осеняет, что нужно сделать.

Пока демон пытается отогнать исчезающего орла, стаскиваешь с себя драконью броню и ботинки. Открывая крышку, пьешь столько отвратительного зелья, сколько можешь в себя впихнуть. Ощутив, что начинаешь расти — разрываются брюки — бросаешь ещё один патронус, отшвыриваешь палочку на землю и оборачиваешься ягуаром. Почему ты не подумал об этом раньше? Ты — самый крутой хищник в этой части света. Пришла пора это доказать!

У тебя нет возможности определить свои габариты, но ты примерно такого же размера, как и Пушок. Тебя заливает мощь. Когда белый туман твоего патронуса окутывает тебя, сливается с тобой и вливает в тебя новые силы, по телу пробегают странные ощущения. Патронус — опекающий тебя дух, а также — твоя звериная сущность. Теперь многое обретает смысл.

Издав последний крик, орел испаряется. Звучит почти как воодушевляющее «Задай ему жару, парень!».

Вы с демоном идете по кругу друг против друга. Уголком глаза замечаешь, что Билл левитирует Квана подальше от вас. Взирая на тебя, демон произносит:

— Что ж, значит, мы вдвоем определим окончательный результат. Посмотрим, кто из нас победит!

Тварь атакует тебя с широко распростертыми лапами. Отпрыгивая вправо, несешься к нему, пролетаешь последние шаги и вцепляешься покрытыми туманом когтями.

Вы сталкиваетесь друг с другом как локомотив с бензовозом. Визжишь, когда справа в тебя вбивается как будто пара кувалд, а слева в локоть впиваются когти, принося с собой жгучую боль.

Ты пробуешь дотянуться до шеи демона, и твои передние лапы усиленно работают когтями, пытаясь добраться до груди и шеи. Слышно ошпаривающее плоть монстра шипение защитного тумана там, где вы соприкоснулись, и тварь рвет и мечет от гнева. Зловоние жидкостей его тела атакует твой нос, угрожая ошеломить, но твои мощные челюсти сдавливают предплечье твари — с громким треском ломается кость. Давишься, бедняга, от отвращения — хочется плеваться от вкуса того, что называется у демона кровью, однако пользуешься моментом, когда во время драки вы оказываетесь на земле.

Вы с демоном сцепились в смертельном объятии, катаясь по земле. Колотишь задними лапами и чувствуешь, как те оставляют на ногах твари длинные порезы; масса демона придавливает тебя.

Тебя пронзает боль, когда когти врезаются в твое тело; брыкаешься и цепляешься когтями правой лапы, ранишь его и отшвыриваешь тварь, откатываясь в сторону; шатаясь, встаешь на четыре лапы. Когда вы снова кружитесь друг против друга, то и тебя, и его немного мотает, и у обоих течет кровь из многочисленных ран. Демон намного потрепаннее тебя — вся его передняя сторона почернела от контакта с твоим патронусовым барьером. Его тело разорвано и изрезано; из ран местами сочится желчь, а обе левые руки висят бесполезным грузом.

Твои чувства кричат, что надо немедленно спасаться бегством — основной инстинкт выживания борется со стремлением уничтожить эту фантасмагорию. Мгновение спустя в демона — хоть тот и моментально реагирует, развернувшись — попадает еще одно проклятие убийства, прилетевшее от Билла; тварь немного пятится. Самое страшное у людей летальное заклинание для этой твари не сильнее слабенького удара кулака! Перемещаешься на его уязвимую сторону, поджидая удобного случая. У тебя есть союзники. У демона — нет, так что он держит левый бок от тебя подальше, ограждаясь от нападения взмахом когтей, предупреждая так о ранах, которые причинит тебе, если ты подойдешь ближе.

Внезапно правый глаз демона взрывается, когда в него попадает пуля. Взвыв, существо закрывает раненый глаз одной из ещё действующих рук. Вот он, шанс! Прикончи тварь!

Прыгаешь вперед и вверх и сверху бросаешься на демона. Изгибаясь, хватая его когтями и кусаясь, исступленно атакуешь. Ослепительная боль от его встречного удара во время твоего нападения только подливает ещё больше масла в огонь твоего желания наказать тварь. Игнорируешь собственную муку; твоя пасть находит искомую цель. Сжимая зубы на шее демона — как же они болят! — с невероятной силой смыкаешь их. Твой рот наполняет грязная кровь из противоестественного мяса. Давишь и стискиваешь плоть; сопротивление твоего противника слабеет.

Тебя поражает треск — когда вы оба падаете замертво, о шею демона ломаются несколько твоих зубов. Практически мгновенно высвобождаешься из объятий твари, даешь задний ход и валишься на бок. Туман в глазах постепенно проходит, и, рвано дыша, ты пристально смотришь на свой испачканный кровью мех. Конвульсивно дергаясь, изрыгаешь на каменную мостовую грязную кровь и плоть демона.

Маленькое красноголовое мясо бежит к тебе:

— Гарри, оборачивайся обратно, тебя проще лечить в человеческой форме!

Подчиняешься, чувствуя, как кружится голова — разрушитель заклинаний внезапно начинает расти.

Непострадавший Билл левитирует тебя на такой же блок, как и Квана, поднимает Хака на свой камень, опережая приближающуюся группу инфери — теперь уже внутри недавно поднявшейся волшебной огненной стены. Он призывает твою метлу и палочку. Велев тебе залечить собственные раны, Билл с минуту работает над Кваном, а потом помогает и тебе. Он вливает в твое горло восстанавливающее кровь зелье.

— Думаю, Хак при смерти, — грустно произносит Билл.

Почему-то отрицательно качаешь головой.

— Нет, пока ещё — нет. Он все ещё жив. Пойди посмотри, как он там, и забери его в более безопасное место до того, как до него доберутся инфери. Я присмотрю за Кваном. — Тянешь усталое тело к тяжелораненому корейцу. Снова слышится треск винтовки — это де Сото пробует снять приближающихся зомби.

Билл взбирается на метлу.

— Отлично. Осмотри Квана и залечи любые не закрытые мной раны. Если не вернусь через две минуты, дай ему ещё одно кровевосстанавливающее. Через пять минут — ещё одно. Попытайся почистить его раны, однако я не знаю, удастся ли сохранить ему ногу. Не уверен, что даже магия на это способна.

Как только Билл улетает, осматриваешь правую ногу Квана. Это — беспорядочное месиво, едва соединенное с телом. Снова подступает рвота, но в желудке практически ничего нет, только немного желчи. Трясущимися руками чуть-чуть приподнимаешь корейца и откидываешь назад его голову, вливая в рот крошечную порцию зелья, удостоверяешься, что оно пошло, куда надо, а потом вливаешь ещё порцию. Повторяешь процедуру четыре раза, потом проверяешь дыхательные пути и собственно дыхание. Поверхностное и слабое, но, тем не менее, оно все ещё есть. Возвратившись, Билл наколдовывает тебе одеяло. Осознаешь, что ты — голый. Хорошо, что Кван без сознания, иначе уж он бы подразнил тебя! С другой стороны, ты ведь жив!

— Не понимаю, откуда ты узнал, но ты прав. Он все ещё жив. Я дал ему двойную дозу кровевосстанавливающего и запечатал самые худшие раны. Мне нужно бодрящее зелье перед тем, как я продолжу работу, так что скоро вернусь. Заклятые яйца и задница Мерлина, Гарри! Не думаю, что хоть кто-то поверит этой истории, пока я не покажу воспоминания в Омуте Памяти!

Дрожа и кутаясь в одеяло, чувствуешь себя, как ни странно, счастливым — тебя вдруг озаряет, что снова заработали бодрящие чары; бормочешь в ответ:

— Мне только хотелось бы посмотреть потом на лицо этого ублюдка, Дамблдора.

Он отвечает с тем же чувством притворной бодрости:

— У тебя будет шанс. Обязательно.

Несмотря на кровоточащие раны, которые тебе нужно держать закрытыми, и приступы боли, с каждым движением пронзающие тело, ты счастлив, что ещё жив. Ты — победил.

— Эй, Билл, а что можно вырезать из костей демона?

Билл поперхнулся зельем, которое пил, и торжествующе кричит — ещё одна жертва бодрящих чар:

— Вот об этом стоит поговорить! Я никогда не слышал о том, чтобы хоть кто-нибудь до этого работал с костями демона. Черт, проверю Хака и сразу же посмотрю, нельзя ли набрать хоть чуть-чуть крови. Кто знает, сколько заплатит настоящий зельевар за шанс с ней поэкспериментировать. Возможно, получится отыскать и скорняка, который сможет превратить эту шкуру в какую-нибудь мерзкую броню, но вот кости… Они все наши, Гарри! Лучшие разрушители заклинаний во всем мире будут выпрашивать у нас хоть сустав пальца, а мы заставим их платить за это бешеные деньги! Подумай обо всех этих прекрасных схемах, которые можно будет обменять!

— Билл?

— Гарри?

— Иди, закончивай уж — отрежь его чертову голову! Не знаю, сработают ли некрощиты или нет и предотвратит ли возможность поднятия зомби мой укус, но я бы предпочел не выяснять это на практике.

— Точно, дружище разрушитель! Проклятье, несколько инфери пытаются съесть наш трофей, демона! Брысь! Убирайтесь! Присмотри за Кваном, — и он улетает, чтобы проверить тролля и отогнать от тела демона инфери, а тебе интересно, не поехала ли у него окончательно крыша. Если да, то, возможно, стоит к нему присоединиться. Кажется, это весело.

___________________

[1] Гаучо — скотовод испано-индейского происхождения, живущий в прериях; эквивалент ковбоя.

[2] Джеронимо — лидер апачей.

[3] Самое знаменитое сражение из индейских войн в США.

Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 90 (показать все)
На редкость растрепанный перевод. Читаешь абзац и в какой-то момент понимаешь, что ни хрена ты не понимаешь в этой бессмысленной мешанине текста
Многие вещи заслужили бы адаптации, а не буквального перевода. Тайна Виктории, ага
Ну, перевели "шоб было", и то плюс)
Гарри слишком много извиняется перед Луной. Он никак её не предавал это уж точно
Уважаемый переводчик!
Огромная благодарность за работу!
Получил огромное удовольствие, и мне нравится использование 2-го лица в книге!
Правда, теперь, буду пару дней слышать мысленый голос, коментирующий мои действия: "ты..."))
Еще раз - большое спасибо за большую работу!
п.с. А теперь, пожалуй, буду наслаждаться следующей частью! Ох, и кого же мне за это поблагодарить?))
А мне понравилось повествование от 2-го лица :)
Кстати, в события бы сильногарри пихнуть, не помешает.
Переведено помоему нормально, от второго лица с начала не привычно, но потом втягиваешься и привыкаешь. Сюжет достаточно интересный и скорее всего и дальше будет весьма захватывающе.
Но я сначала не посмотрела что за автор, а его я не люблю и дочитывать не буду. Переводчику же респект, большой труд все это переводить.
Отдельное спасибо переводчику)
много много плюшек вам)

Цитата сообщения Natari от 21.09.2016 в 16:36
Сюжет достаточно интересный и скорее всего и дальше будет весьма захватывающе.
Но я сначала не посмотрела что за автор, а его я не люблю и дочитывать не буду.


Facepalm )))
Цитата сообщения Phantom of the Opera от 08.05.2017 в 21:24
Facepalm )))

да, это просто эпический лол
наравне с The Lie I’ve Lived эти 2 книги лучшее, что есть из своего жанра. Даже приблизительно что-то такое же годное так и не смог откопать. Топовее в целом только МРМ
Очень тяжело читать, перечитываю страницу по 3 раза чтобы понять. Мне нужен переводчик с языка этого фанфика на русский.
Читал комменты про плохой перевод, и не понимал в чем дело. Потом думал что эти комменты про не беченую версию.
Люди!!!! Вы что?!?!!! Сами так переведите, или хотя бы на половину так хорошо, а потом срите в комментах.
Да, не идеал. НО очень читаемо. Есть огрехи, даже пару раз замечал ошибки.
Но вы в своем уме хейтеры сранные!?
Можно не отвечать это риторический был вопрос.
Tahy... спасибо за огромный труд.
С уважением,
я!
один из лучших фиков!
прекрасное сочетание dark action и жизненого фана.
перевод хороший, но 2е лицо большой и неоправданный минус, хотя продравшись через начало почти перестаешь замечать.
с обидами слегка перегиб, точнее они отчасти неадресные и решение по Хогвартсу спорное, но..
есть отличное продолжение!)
Ура, я таки дожевал этот кактус. Но на повторение подвига я всё-таки не готов. Продолжение буду читать в оригинале.

Особенно, конечно, убил "Пустынный Орёл". Вот нарочно не придумаешь:-D
За Jethro Tull
фейжоаду
и переписку с Луной
Интересная история.
Спасибо за перевод.
Повествование от второго лица удивило - всё-таки это очень не типично и несколько сбивает с толку.

Крутой сюжет.
Сюжет огонь, перевод не плох, однако бетам надо было ещё пару раз текст прошерстить) Однако впечатление не испортило! Огромное спасибо за этот труд!!!
Я очень требователен к качеству произведения, и это тот случай, когда оно превзошло мои ожидания. Отличный приключенческий роман, думаю, понравится почти всем.
Прочитала 10 глав, дальше не могу. Качество языка просто убивает. Ошибки типа "одеть/надеть", странные обороты, как будто гугл-переводчик сделал всю работу. Придется читать оригинал, видимо
Стабильно раз в год перечитываю! Захватывающее произведение и перевод нормальный. Зря накинулись на переводчика. Большой труд, спасибо Таhy! Кто умеет пусть сделает лучше. Сомневаюсь, что хоть у кого-то из негодующих комментаторов получится. Муахаха!
Какая-то хня фееричная. Лоскутное одеяло отстойного перевода. Дальше самого начала не смотрел.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх