↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обретшие будущее (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Романтика, Ангст, Мистика, Даркфик, Триллер
Размер:
Макси | 3722 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU
Шрам не болел уже девятнадцать лет... Все было хорошо.

И что дальше?

Что, если все было далеко не так хорошо?

Друзья и враги вновь предстают в неожиданном свете, все новые тайны выплывают из-под темного покрова прошлого. Откуда ждать помощи, если мир, с таким трудом отстроенный заново, горит в огне новой войны?
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 7. Гермиона

Вновь прошли месяцы со дня рождения Гарри, и за это время он обрел полную семью. Мама, отчим и бабушка, и даже, в ближайшем будущем, маленький братик… Счастье Гарри вряд ли можно было измерить обычными мерками.

Свадьба Сириуса и Лили прошла в сентябре, через месяц после предложения. Гостей почти не приглашали, только близких друзей, среди которых были Лонгботтомы, Уизли, по особой просьбе тех же Лонгботтомов, и Драко Малфой с матерью Нарциссой, по требованию уже бабушки Вальпурги, грудью вставшей защищать своих родственников, и при молчаливой поддержке самого Гарри. Сестра Лили, тетя Петунья, по которой Гарри совершенно не скучал и в этой жизни не видел, явиться не соизволила. Впрочем, об этом никто не жалел.

Свадьба получилась тихой и на удивление мирной, хотя на ней и присутствовали непримиримые стороны в лице бабушки Невилла и Нарциссы Малфой. Вальпурга Железная Рука, как при Гарри называл ее Драко, полностью взяла под свой контроль проведение празднества.

Здесь Гарри впервые увидел Невилла. Мальчик рос слишком робким, если не сказать забитым, совсем как на его памяти. Драко пытался его разговорить, но Невилл держался здесь необыкновенно стойко, внимательно выслушивая его, но общаясь через Гарри. Августа Лонгботтом хорошо промыла ребенку мозги. Впрочем, Гарри вспомнил собственное отношение к Драко в школе, в особенности на шестом курсе. Здесь история еще не была написана, а значит, незачем было и обижаться на их сомнения и страхи. С разрешения взрослых Гарри и Драко поднялись к Гарри в комнату, оставив Невилла доедать свой кусок торта.

— Ну и как это понимать? — зло заговорил Драко, привычно уже устроившись в кресле у окна. — Почему меня винят в грехах даже не моих родителей, а сумасшедшей тетки, гниющей в Азкабане?

— Августу не переубедить, — пожал плечами Гарри, поправляя перед зеркалом галстук. — Здесь нужно действовать через Невилла. Он не глупый мальчик, просто на него слишком давит Августа.

Гарри в той жизни привык называть бабушку друга по имени. Встречаясь с самим Невиллом, он изредка посещал их дом, где бабушка была приветлива и добра с ним. Гарри даже с некоторой тоской вспомнил, какие пироги она пекла. Здесь он их явно не скоро попробует…

— Ну, а делать-то что прикажешь?

— Скажи, ты очень рвешься в Слизерин? — неожиданно спросил Гарри, покосившись на него в отражении зеркала.

Так он принял решение. Его смущал Гриффиндор, сильно подверженный влиянию Дамблдора, еще больше смущал Слизерин, переполненный идейными чистокровными снобами и в будущем подведомственный Темному Лорду. Оставалось только два факультета, из которых можно было выбирать.

— А ты, — догадался Драко, — не собираешься в Гриффиндор?

Гарри медленно кивнул.

— Я полагаю, у нас есть выбор. Равенкло, как ты смотришь на это?

— Для наследника древнего чистокровного рода не менее почетно, чем Слизерин, — отметил Драко. — Только, Поттер, в Равенкло абы кого не берут. Ум, помнишь?

— Я полагаю, знаний у нас достаточно, да и ума тоже, — заметил Гарри, оборачиваясь к нему. — Но я бы хотел взять с нами Невилла.

— Лонгботтом? — с ужасом воскликнул Драко. — Да по нему Хафлпафф плачет!

— Значит, — терпеливо объяснил Гарри, — мы его натаскаем.

— Поттер, он меня терпеть не может, да и к тебе относится из-за меня с подозрением.

— Предлагаю тогда, — Гарри на миг задумался, — встречаться в Косом переулке. Меня родители уже отпустят под присмотр Тома в Дырявом котле, а тебя отпустят, если узнают, что ты со мной. Бабушку Невилла уговорят родители.

— Уверен?

Драко поморщился. Идея Поттера была хорошей, но немного не додуманной. А что, если Лонгботтом решит рассказать бабушке, на встречи какого рода таскает его Поттер? И как они будут заниматься там, в пабе, если везде глаза и уши людей, возможно, доброжелательных Поттеру, но явно его недоброжелателей? Вопросы требовали ответов, но в их телах им нельзя было проявлять излишнюю настойчивость, инициативность и самостоятельность при родителях.

— Почти, — Поттер по привычке пригладил свои вечно топорщившиеся волосы на затылке. — Может, удастся встретиться с Невиллом здесь, чтобы были вроде и на виду, и не очень подозрительно. А тебя Добби может переносить.

— Вот это уже лучше, — удовлетворенно махнул рукой Драко. — Что касается Равенкло…

Дверь распахнулась в лучших традициях Деметры и отскочила от стены, оставив на ней неглубокий заметный след. На пороге возник Рональд Уизли. Он обвел прилипчивым взглядом комнату, бросил цепкий взгляд на костюм Гарри и, не удостоив внимания Драко, прошел и сел на кровать, смяв аккуратно заправленное покрывало.

— О факультетах говорите? — поинтересовался Рон, почесав пальцем кончик носа. — Если думаешь, куда поступать, Гарри, смело иди в Гриффиндор. Это лучший факультет из всех. Там сам Дамблдор учился!

Гарри досадливо поморщился. В той жизни он, может, и не замечал, как Рон настырно толкал его в спину к факультету Годрика Гриффиндора. Но здесь он ошибки не допустит. Более того, сработала давняя привычка, и он чуть не выставил Рона вон из кабинета, а сейчас жалел, что это его спальня и что он не глава Аврората, а запретить Рону входить в комнату он не мог. Это вызвало бы ненужные расспросы со стороны родителей.

— Рон, никогда не врывайся в частные покои и тем более в чужой разговор, это неприятно, — весьма дружелюбно укорил его Драко.

Рона не смутило его замечание. Он даже нарочно не обратил на него внимания.

— Я думаю, Рон, мы сами в состоянии решить данный вопрос, — поднял бровь Гарри.

Еще одна привычка главы Аврората. Но на Рона она впечатления не произвела.

— На Равенкло учатся одни зануды, — он развалился на кровати, опершись на локти, и уставился в потолок. — Там заставляют учиться и отнимают личное время.

— Что ж ты с нами, занудами, сидишь? — поинтересовался Драко, ухмыльнувшись. Его ухмылка скрывала раздражение.

— Рон, тебе нас не убедить. Кстати, внизу подают молочные коктейли и мороженое с малиной!

Рон пожал плечами и бросил полный презрения взгляд на Драко.

— А я не с тобой разговариваю, змея слизеринская. Уж про твою семью мне отец все рассказал. Твои предки насквозь прогнили в своем Слизерине, и тебе там же быть.

Заумная фраза для Рона, пятилетнего ребенка. Гарри подумал, что теперь он точно может идентифицировать, когда с ним говорит Рон, а когда зелье Империо от его лица. Оскорбления своего друга, однако, он терпеть был не намерен.

— Ты не мог бы выражаться приличнее, Рональд? — по этикету спросил Гарри, сжимая кулаки.

— Расслабься, Поттер, — вальяжно протянул Драко. — На большее он не способен. Этикет доступен только избранным. Как и мозги.

Рон сощурился, пытаясь уловить смысл фразы, а Драко рассмеялся. Дверь снова приоткрылась, и в проем робко заглянул Невилл.

— Можно к вам?

— Конечно, проходи! — вот кому Гарри действительно был рад всегда.

Невилл прошел в комнату, опустив голову, и присел на краешек кровати, почти полностью занятой развалившимся на ней Роном.

— Простите меня, что я так общался с вами, — тихо проговорил он, бросив короткий взгляд на Драко. — У меня была на то причина.

Рон встал и взмахнул рукой.

— Ладно, Гарри, я пойду вниз. Спрошу у мамы, можно ли тебе ко мне в гости приехать. Мы бы посмотрели мои плакаты Пушек Педдл… Ты же за них болеешь, да?

Гарри покачал головой. Рон передернул плечами и вышел, стащив с тумбочки лежавшую на ней шоколадную лягушку в упаковке. Гарри перевел взгляд на Невилла. Мальчик вздохнул и продолжил.

— Я, правда, считаю вас хорошими, но бабушка говорит мне не общаться с Драко.

Драко хотел фыркнуть, но наткнулся на предупреждающий взгляд Гарри. Невилл и так был слишком робок, не хотелось его напугать еще больше.

— Мы понимаем, — вместо этого сказал Драко. — Я на тебя не в обиде.

— Правда? — обрадовался Невилл. — Вы будете дружить со мной, ведь так?

— Мы уже друзья! — ободряюще улыбнулся Гарри и протянул руку.

Мальчик засиял ярче солнца. Драко в свою очередь пожал ему руку.

— А мы тут говорили о факультете, пока нас не прервал Рональд, — решил не тянуть быка за рога Гарри. — Ты на какой хочешь идти?

Невилл немного задумался, прежде чем ответить.

— Я бы хотел в Гриффиндор, но бабушка говорит, что мне в Хафлпаффе будет проще.

— Вот как? А мы в Равенкло хотим.

— Равенкло? Там надо много знаний… А я ничего не знаю, я все забываю, да и бабушка не дает мне ничего изучать.

— Мы вот что тебе предложить хотели…

Гарри и Драко обменялись заговорщицкими улыбками.


* * *


Прошел ровно год.

Невилл с радостью принял предложение двух друзей и с неохотного позволения бабушки и мамы Гарри стал приходить к ним все чаще и читать с ним книги. Изредка присоединялся и Драко, которого продолжал приводить верный и счастливый домовик. Добби они раз в месяц дарили носки «просто так, в благодарность», он принимал их и был готов на все. Домашние Гарри по-прежнему не знали о посещениях Драко их особняка. Родители точно бы не одобрили, Невилл пользовался их доверием, а Драко даже не мог на это рассчитывать.

Невилл делал успехи, небольшие, но все-таки делал. По общему согласию взрослых, им купили волшебные палочки раньше срока, и теперь Гарри мог вкладывать энергию в обыкновенное колдовство, что не могло его не радовать. К слову, палочка оказалась та самая, даже здесь не пожелавшая сменить хозяина, и Гарри с удовольствием чувствовал знакомое дружественное тепло. Невилл, к его удовольствию, понял азы магии, прилежно выучил основы основ и занялся легкой практикой. Его силы скапливались очень медленно, магических спонтанных выбросов почти не было, но на легкую Вингардиум Левиоса его хватало.

Драко приходил к ним с полным позволением Люциуса, внезапно обнаружившего в наследнике большой потенциал. Дружба с Поттером — вот что было нужно его семье, а Драко справлялся с этой задачей так, как он и представить не мог. Драко рассказывал, как отец не поверил собственным ушам, когда он предупредил его об их договоренности с Поттером. Он даже начал сомневаться в действенности разработанного ими плана, но Люциус призвал Добби, выразил ему благодарность и даже расщедрился на пару выходных для свободолюбивого эльфа. Добби плакал, Люциус был недалек от этого, когда гордо рассказывал Нарциссе о невероятном уме их сына. С этой стороны проблема была решена.

К несчастью, решить проблемы с Роном Уизли оказалось сложнее. После свадьбы родителей Гарри Рон начал часто наведываться к ним в гости, а Молли настойчиво зазывала его к себе. Лично против нее Гарри не имел ничего, он даже скучал по их семье, по веселым близнецам, по своей Джин… Но его приглашали затем, чтобы он играл с Роном в игрушки и общался насчет квиддича. Пару раз Гарри уже прокололся и ответил на приглашение согласием. Самым проблемным, однако, было не отказать в ответ на очередное приглашение, сославшись на болезнь, усталость, кариес, кота, порвавшего всю выходную одежду… Проблема была в маме, которая никак не хотела понимать, почему Гарри не нравится Рон.

— Я понимаю, что он немного неопрятный и не обучен этикету Кодекса Чистокровных, — говорила она. — Но Рон милый мальчик, их семья очень хорошая.

— Я знаю, мам… Просто мне не нравится с ним дружить, он при мне оскорбил Драко, хотя тот ничего ему не сделал…

— Этот твой Драко!.. — сердилась мама и забывала про Рона.

В общем, по ее мнению, Рон был лучше. Сириус одобрял только Невилла. Бабушка Вальпурга — только Драко. Так и жили.

У мамы родился ребенок, сын Сириуса. Крестный, а ныне отчим Гарри, был вне себя от радости. Бабушка Вальпурга плакала от счастья, наконец-то обретя родного внука. Братика Гарри назвали Рудольфом, а Гарри даже смог его взять на руки. Трепетно разглядывая маленькие ручки брата, Гарри мысленно перенесся в свои воспоминания о той жизни и даже поблагодарил Волан-де-Морта, что тот так удачно сделал крестражем кольцо Мерлина.

Последним, что их волновало, была Гермиона. Ей было шесть лет, она должна была уже бояться своих магических выбросов, так как никогда не была посредственной волшебницей. И весь год, втайне от родителей, Рона и, разумеется, Невилла, они планировали знакомство с ней, чтобы это не выглядело подозрительно.


* * *


Операция «Живоглот» была назначена на девятнадцатое сентября, день ее рождения.

Гарри и Драко делали уже несколько вылазок в Лондон, втайне от взрослых, чтобы следить за ней, знать, куда Грейнджеры пойдут, когда и зачем. Драко отпрашивался у отца на целый день, идя, якобы, к Поттеру. Он и приносил ценную информацию, то проникая в дом под дезиллюминационными чарами, то подслушивая под окном.

Спонтанные выбросы магии у Гермионы случались часто. Дома она пряталась от родителей в комнате, они пугались, но оставляли ее в покое, зная о странностях у дочери. На улице или в людных местах родители сразу уводили ее подальше и загораживали дочь собой. Гермиона, как говорил Драко, часто плакала по ночам, не понимая, что происходит вокруг, когда она радуется или злится. В школе ее странности заметили и постоянно обижали, обзывали «заучкой» и «лахудрой». Драко едва сдерживался, чтобы не вмешаться.

Наконец, тот день настал. Драко по их с Гарри уговору предупредил отца, что идет к Поттеру на весь день. Гарри отпросился у родителей в Дырявый Котел к дядюшке Тому, тамошнему бармену и старому другу его родителей. Мама была занята Рудольфом, бабушка Вальпурга пекла на кухне пироги, а Сириус махнул рукой и позволил.

Легкомысленность Сириуса иногда была очень даже на руку.

Встретились они и впрямь в Дырявом Котле. Драко в своем новом костюме излишне выделялся в толпе, но снять пиджак наотрез отказался.

— Поттер, — известил его Драко, приподняв подбородок, — в этот день встречи с моей будущей супругой я хочу выглядеть идеально. Это ты ходишь к Уизли в старом джемпере и магловских джинсах.

— Неправда! — возмутился Гарри. — Не было такого. Мама мне никогда бы не позволила так одеться.

Они подошли к ближайшему столику в пабе. Драко отмахнулся и стал придирчивым взглядом оглядывать стул, на который собирался сесть. Даже поскреб его пальцем. Наконец, стул прошел фейс-контроль, и Драко удостоил его чести сидеть на нем. Гарри так не заморачивался.

— Ну, — немного нервно протянул Драко, поглядывая на часы, — долго нам еще тут сидеть?

— Да расслабься, — Гарри издевательски ухмыльнулся. — Давай выпьем по чашечке сливочного пива, поболтаем…

— Сливочное пиво? Поттер, ты серьезно? Шестилетние дети… Ты бы еще огневиски предложил.

— Как скажешь, — пожал плечами Гарри. — До выхода нам еще полчаса.

Это время они провели в молчании. Малфой постукивал по столу пальцем в такт секундам и заметно нервничал. Гарри его прекрасно понимал, ведь и он сам когда-то перед тем, как увидеть Джинни, долго разглядывал себя в зеркале. Но, как и на его памяти, девочка влюбилась в него сразу же, как увидела. Ходил к Уизли он только ради нее, общался больше с ней, чем с Роном. Со временем малышка Джин перестала его стесняться и совершенно по-детски звала в свою комнату играть. Тянула за руку из-за стола, подмигивала, улыбалась. Молли на нее шикала, но Гарри всегда шел с ней. В ту комнату…

Комната Джинни. Здесь Гарри посчитал нужным открыть дверь и войти. Запустение и тишина. Сложно поверить, что когда-то давно здесь жила маленькая Джинни, мечтавшая, любившая…

С ней он с удовольствием играл в ее игрушки, не обращая внимания на занудное нытье Рона. Ей он рассказывал о Равенкло, надеясь, что однажды она решится и пойдет на этот факультет за ним, подальше от интригана Дамблдора. И учил ее книжкам. Палочку ей пока не давали.

Стук пальца Драко по столу не давал погрузиться в воспоминания полностью, и за это Гарри ему был благодарен, хотя звук немного раздражал. Сейчас ему будет нужна полная сосредоточенность, чтобы хватило сил на аппарацию и на интересное заклинание, способное им помочь. Это заклинание Гарри нашел в библиотеке Блэков, когда в одну из своих вылазок наткнулся на книгу «Как вызвать в детях проявления магии». Использовалось оно родителями, чьи дети долго не подвергались магическим выбросам. Из истории заклинания было известно, что пару раз в детях особо сильных волшебников, родившихся сквибами, оно пробуждало магию. Техника была проста — почти как Вингардиум Левиоса. Действие — заклинание вызывало у ребенка спонтанный выброс магии сразу же. Если не вызывало — ребенок или магл, или сквиб.

— Время, — прошептал Драко и крепко сжал часы.

Сегодня был день рождения Гермионы, и родители решили отвести ее в океанариум, совсем недавно отстроенный в Лондоне. К полудню они должны были туда приехать. Та же задача стояла перед мальчишками.

— Пошли!

Оба поднялись. Драко, следуя плану, последовал к кирпичной стене, за которой скрывался вход в Косой переулок. Гарри нужно было отпроситься у дядюшки Тома. Сделав большие глаза, он подошел к бармену.

— Дядюшка Том!

— Гарри? — бармен улыбнулся. — Принести тебе чего-нибудь?

— Нет, я хотел попросить отпустить меня с другом в переулок. Я не буду никуда уходить, честно-честно!

— Точно? — бармен сделал серьезное лицо. — Не потеряешься? Твоя мама убьет меня за это.

— Не потеряюсь, я уже большой! Мы только мороженое поесть хотим и в книжный магазин зайти… И мистера Олливандера проведать. Пусти, дядюшка Том!

Старый бармен улыбнулся и поставил на стойку протертый стакан.

— Ладно уж, иди, большой. Но только возвращайся, не беспокой старика почем зря!

Гарри широко улыбнулся.

— Вернусь, дядюшка Том.

И вышел вслед за Драко.

Время было рассчитано поминутно. Теперь им следовало добежать до места, где аппарация двух недопервокурсников не вызвала бы недоумения и острого желания рассказать все их родителям. Этим местом был Лютный переулок. Двое бегущих по улице мальчишек внимания не привлекали, чем они и воспользовались. Подождав, пока в проходе к Лютному переулку никого не будет, они зашли туда.

— Океанариум, значит, — быстро заговорил Гарри, выхватывая палочку. — Координаты знаешь?

— Обижаешь, Поттер, — ответил тихо Драко, оглядываясь. — Все выведал. Хватайся, задам направление.

Гарри схватил его за предплечье, и на счет "три" оба одновременно повернулись.

Темный зал океанариума, вероятно, тот, в котором Сириус делал маме предложение, возник перед глазами Гарри. Он поправил очки, тело вспоминало знакомые ощущения аппарации.

— И билеты не нужны! — молвил Драко. — Хорошо, что еще мало кому известно, что океанариум достроили. И что сегодня будний день, и все на работе.

— Да уж, — согласился Гарри, спрятав палочку в рукав. — Надо только охранникам на глаза не попасться, чтобы этих самых билетиков не спросили с нас.

— Ну, ты, Поттер, измельчал… Конфундус — и все дела. Навыки не теряй.

Про эту возможность Гарри действительно забыл. Хорошо все-таки, что у него есть палочка!

Согласно плану, они прошли в зал, мимо которого Грейнджеры точно не пройдут.

— Откуда ты знаешь, что они тут точно будут? — удивился Гарри.

— Поттер, думай, пожалуйста! Океанариум — это связанные меж собою коридоры. Это один сплошной коридор. Если они когда-нибудь захотят найти выход отсюда, они обязательно пройдут здесь, потому что мы ровно посреди океанариума, в центральном зале.

— Красиво тут!

Полюбоваться действительно было на что. Синяя подсветка воды, рябившей на поверхности от фильтров, падала на стены, создавая красивое свечение. Здесь в лампах или факелах не было нужды. Вокруг них стеной стояли громадные аквариумы, просто гигантские, и в них плавали невиданные рыбины. Скаты, акулы, морские ежи, сомы… Был зал с медузами, которые могли заворожить посетителей на несколько часов своими размеренными движениями. Стены обвивали лианы, искусственные тропические растения, какие-то цветы. Где-то стоял открытый аквариум, в котором плескался любопытный маленький скат, разбрызгивая вокруг воду. За стеклом, в душном маленьком аквариуме лежал, обвив искусственные деревья своим массивным телом, большой удав. Увидев его, Гарри подумал, что в каком-то роде история повторялась. Там он увидел питона в зоопарке с Дадли, на его день рождения. А здесь — в океанариуме, на день рождения Гермионы.

Малфой шикнул и потащил Гарри к одному из огромных аквариумов, позволявших видеть в зеркальном отражении все, что происходило позади. Он первым заметил Грейнджеров. Девочка, радостная и взволнованная, бегала от аквариума к аквариуму и комментировала каждую надпись о каждой рыбе. Драко напряженно выдохнул и сжал кулаки. Девушка, которую он любил, была рядом. Радостная, живая, красивая. И такая маленькая! Младше, чем была при первой их встрече там.

— Пираньи, подсемейство пресноводных рыб семейства харациновых, обитающих в реках и водоёмах Южной Америки… Отличаются мощными челюстями и… Мама! Смотри, какие зубищи!..

Гарри не смог пересилить себя и широко заулыбался. Маленькая Гермиона, забавное милое существо, его друг и наставница, помощница и вечная всезнайка бегала позади них, от аквариума к аквариуму. Мельком он заметил взгляд Драко, перебегающий по отражению стекла за ней. Друг начал размахивать руками, как бы что-то объясняя, пока Грейнджеры сгрудились у противоположного аквариума спинами к ним.

— Мама, это же хаплохромис васильковый, семейства цихлидовых! Смотри, пап, какой он яркий и красивый… А я читала, что если они синего цвета, они мальчики, а хаплохромисы-девочки не синие…

— Поттер! Не тяни! — прошипел Малфой. — Магловские камеры сюда не смотрят.

Гарри кивнул и повернулся к Грейнджерам. Рука сама по себе повторила сто раз отрепетированное заклинание, и, завершая контур руны, он тихо произнес:

— Магарикулум Вэрдикте!

И отвернулся.

Раздался тихий вскрик матери Гермионы, и как по команде, мальчики повернулись к ним. Над открытым аквариумом медленно воспарил скат, тот самый, который разбрызгивал воду и, видимо, порывался летать. Наконец, мечта его исполнилась.

Гермиона всхлипнула и направила на ската ладонь, чтобы как-то прекратить его вольный полет, но скат не слушался. Мистер Грейнджер тревожно начал оглядываться и заметил мальчишек, которые наблюдали за ними. Гарри с Драко медленно стали подходить. Отец Гермионы решительно преградил им дорогу, явно нервничая.

— Мальчики, не говорите, пожалуйста, никому, что вы видели тут… Я… Я могу вам дать денег, если вы пообещаете молчать…

Они переглянулись, и Гарри заговорил.

— Простите, сэр… Мы не хотим вреда вам и этой девочке. Так получилось, что мы знаем, что с ней происходит, и можем вам объяснить.

— Знаете? — мистер Грейнджер явно не поверил. — Ладно, мальчики, простите нас, ступайте.

— Нет, сэр, — настойчиво продолжил говорить Гарри. — Мы хотим, чтобы вы не боялись этих странностей, мы можем вам помочь. Ваша дочь — волшебница.

Гермиона, смотревшая на них ранее с испугом, взглянула по-новому, с интересом.

— Волшебница? — переспросила ее мама. — Мальчики, не шутите, ради всех святых…

— Мадам, — галантно обратился к ней Драко, чуть склонив голову. — Орхидеус.

В его руках возник красивый букет орхидей, и по всему залу поплыл их чарующий аромат. Грейнджеры застыли, мама Гермионы на автомате взяла букет, разглядывая его, как неземное чудо. Мистер Грейнджер уставился на палочку Драко, пытаясь понять, откуда он ею вытащил цветы. Гермиона выглядывала из-за спины матери с робкой надеждой в глазах. Скат продолжал жизнерадостно парить над водой на зависть сородичам.

— Девочка волшебница, — вновь заговорил Гарри, нарушая тишину. — Как и мы. Просто мы родились в семьях волшебников, поэтому знаем о том, кто мы. А она не узнала бы до одиннадцати лет.

— Почему? — спросил мистер Грейнджер.

— В одиннадцать каждому ребенку, обладающему магическими способностями, приходит письмо из специальной школы волшебства, — объяснил Драко. — К вам придет представитель нашего Министерства… Ну, я имею ввиду, взрослый волшебник.

— Вы нас разыгрываете?

Молча Гарри подошел к аквариуму и направил руку на ската. Тот медленно опустился обратно в воду и уплыл под камень, шевеля усиками. Беспалочковая магия произвела большее впечатление, по крайней мере, больше никто не сомневался в их шарлатанстве.

— Как такое возможно? — прошептала миссис Грейнджер.

— Врожденные способности, — ответил Гарри и улыбнулся Гермионе. — Как тебя зовут?

Девочка вышла из-за спины матери и тоже робко улыбнулась.

— Гермиона.

Драко улыбнулся ей.

— Красивое имя. Я Драко Малфой, представитель древней фами…

— Малфой, ради Мерлина! — прошипел Гарри, пиная его ногой.

Драко махнул рукой.

— Просто Драко, — подмигнул он ей. — А этот зануда — Поттер. Гарри Поттер.

— Очень приятно, — вежливо ответила Гермиона. — Моя фамилия Грейнджер. И у меня сегодня день рождения…

— С праздником тебя! — от души поздравили мальчишки.

— Мне не верится, — произнес мистер Грейнджер, помотав головой. — Простите, мальчики, просто не могу поверить, что существуют настоящие волшебники.

— Папа! — воскликнула Гермиона.

— Но, дочка, согласись, такое только в сказках и бывает!

Мама Гермионы молча согласилась.

— Вовсе нет, — возразил Драко. — Гарри, например, может говорить со змеями. В детстве он уничтожил нашего сильного темного волшебника, оттуда у него и шрам на лбу. Он только что левитировал ската. А я наколдовал букет, — он снова улыбнулся Гермионе. — Это нормально, все, что с тобой происходит. Если хочешь, мы можем тебя научить, как справляться с выбросами магии. Не нужно бояться. Лилиус!

И подарил взявшийся из ниоткуда букет белейших лилий Гермионе. Та засветилась, приняла букет и уткнулась в него лицом, словно хотела почерпнуть оттуда волшебство. Воистину, это был самый лучший день рождения!

— Мальчики, а вы не объясните нам подробнее, что это за магия и школа, в которой будет учиться наша дочь?

— С удовольствием, — учтиво ответил Драко. — Только давайте пройдем в более подходящее место. Маглам не надо знать о волшебстве, а тут повсюду камеры.

— Кто такие маглы? — спросила Гермиона, прижимая к себе букет.

— А… Это люди, обычные люди, не владеющие магическим даром.

— А волшебники их как-то отличают от себя? — поинтересовалась мама Гермионы. — У вас есть касты, социальные группы, классы?

— Ну… — Гарри думал, как ответить. — На самом деле на этом никогда не будет акцентироваться внимание, но в нашем Министерстве Магии, не имея старшего волшебника в семье, сложно устроиться.

— То есть, волшебники, рожденные простыми, находятся в услужении у родовитых?

— Что такое Министерство Магии?

Грейнджеры поинтересовались одновременно, и Гарри порадовался, что, благодаря должности главы Аврората, он мог решать в уме сразу несколько задач.

— Нет, не в услужении. Вот Драко — представитель древнего семейства волшебников. Все его предки были волшебниками. А моя мама родилась у простых людей, но она добилась уважения в нашем обществе. Сейчас она известный зельевар, скоро получит патент на свое изобретение. Ее даже приглашают на конференции, а в Министерстве молятся на нее. И она замужем за моим отчимом, Сириусом, он тоже очень древней фамилии.

— Ничего себе, — удивилась миссис Грейнджер.

Гарри перевел дух, Гермиона шла рядом с Драко, незаметно пристроившимся рядом с ней, и была абсолютно счастлива. Они шли к выходу из океанариума.

— Министерство Магии — это наше управление, наша голова, без него нас давно бы уже не было. Там столько различных отделов, и все занимаются сокрытием нашего существования от маглов!..

— Как интересно, — восхитился отец Гермионы.

Они вышли на пустой двор, и мальчики повели людей в угол, где их не могли заметить.

— Мы сейчас аппарируем, — объяснил Гарри. — Ну… Переместимся в пространстве в нужное место. Не беспокойтесь, вы можете нам доверять, потом мы вернем вас обратно туда, куда вам будет нужно. Только вам нужно крепче держаться за нас.

Грейнджеры послушно выслушали указания и окружили ребят. Гермиона схватила руку Драко и сжала так сильно, что она побелела. Миссис Грейнджер чувствовала себя несколько неловко, обхватывая Гарри поперек талии. Мистер Грейнджер, подобно дочери, ухватил обоих мальчишек за руки.

— Раз, — начал отсчет Гарри, представив Косую аллею. — Два… Три!

Первая аппарация неприятна. Семейство Грейнджеров не могло отдышаться после этого способа перемещения, пока Гарри, извиняясь, объяснял, что неприятно только в первый раз. Драко наколдовал три стакана воды, и люди с благодарностью их приняли. Потом мистер Грейнджер более осмысленным взглядом осмотрелся и воскликнул:

— Это восхитительно! Гарри, способ передвижения и впрямь не очень удобен, но так мгновенно в то место, куда хочешь… А так можно в любое место… аппарировать?

— Да, — с готовностью объяснил Гарри.

— Даже на море? — взвизгнула Гермиона.

— Да, — улыбался ей Драко.

«Драко, ты выглядишь, как придурок, с постоянной улыбкой на лице!»

К сожалению, мыслей Гарри Драко не слышал, полностью поглощенный расписыванием Гермионе мест, где можно побывать таким образом. Старшие Грейнджеры оглядывались с выражением восторга на лице, одним ухом слушая Малфоя.

— А где это мы? — спросила мама Гермионы, заметив кафе Флориана Фортескью.

— Это Косой переулок, — гордо представил местность Гарри. — Здесь можно купить все волшебное. Мы в Лондоне, но простым людям никогда не найти это место, если волшебник не покажет.

— А книги есть? — подскочила к нему Гермиона с фанатичным блеском в глазах.

— Ну… — Гарри повернулся к «Флориш и Блоттс». — Вон там продаются.

Гермиона впилась взглядом в вывеску магазина. Книжные сокровища о неизвестном ей, но реальном мире манили ее, точно магнит. Столько знаний, столько книг хранится здесь!

— Гарри, — обратился к нему мистер Грейнджер, — там же можно купить книги? Видите ли, у девочки день рождения, и самым дорогим подарком, видимо, будет не велосипед, а именно книга из этого магазина.

— Конечно, можно! — обрадовался Драко.

Они зашли в магазин. Гермиона, бежавшая до магазина со всех ног, здесь ходила тихонечко, от стеллажа к стеллажу, осматривая беглым взглядом корешки и названия здешних сокровищ, не смея даже прикоснуться к ним. Ее родители тоже притихли здесь, в волшебной обители знаний, какой им казался магазин. Они остались рассматривать книжные полки во все глаза, а мальчики подошли к Гермионе.

— Нравится? — поинтересовался Драко у нее.

— Все нравится… — еле слышно ответила Гермиона и повернула к ним светящиеся глаза. — Гарри… Драко, я так вам благодарна!

Драко лишь усмехнулся.

— Выбирай, какая больше нравится.

Судя по всему, такое предложение было для Гермионы едва ли не кощунственным. Глаза разбегались, хотелось впитать знания из каждой книжки, как тут одну выбрать. Гарри с хитрецой глянул на друга и подошел к соседнему стеллажу.

— «История Хогвартса», — сказал он. — Школа, где мы будем учиться. Советую, очень интересно!

Гермиона, не решавшаяся взять в руки хоть одну книгу, подлетела к Гарри и нежно подхватила протянутую книгу. Пробежалась глазами по содержанию и открыла первую страницу.

— Она так застрянет тут, если начнет читать, — тихо прошептал Драко. — Гермиона, я бы еще советовал вот эту! «История магической Англии за двадцатый век». И эту — «Магические обычаи и традиции».

— Все хочу, — Гермиона чуть не плакала. — Я не смогу унести все, что хочу!

Она окинула взглядом стеллажи. Гарри и Драко молча повели ее к продавцу.

— Нам эти три книги, пожалуйста, — Драко достал из кармана несколько галеонов.

— Книги — это мудрость, сбереженная в веках! — изрек продавец, подмигивая девочке, раскрывшей рот. — Приходи еще, малышка, если любишь читать! Есть сказки, есть история, есть обучающие книги, учебники.

— Я п-приду, — пообещала Гермиона, беря книги в руки бережно.

Когда они вышли, Грейнджеры ахнули.

— Ребята, ну что вы, — мистер Грейнджер начал расстегивать кошелек. — Зачем вы, мы бы купили все!

— Ваши деньги не приняли бы, — объяснил Гарри. — У нас в обороте не фунты и фартинги, а галеоны, сикли и кнаты. Нам ваши деньги будут бесполезны. А мы просто хотели сделать приятное Гермионе, она так хотела книги, а мы подсказали ей, что лучше.

— Ну и дела… — воскликнул мистер Грейнджер в очередной раз, закрывая кошелек. — Дочка, ты хоть спасибо сказала?

Гермиона испуганно бросила взгляд на мальчиков.

— Спасибо!

Они улыбнулись.

— А теперь мы предлагаем зайти в известное кафе Флориана Фортескью и поесть его лучшего на свете мороженого! — предложил Драко, указывая на кафе.

— Хм-м, никогда о таком не слышал, — заинтересованно протянул мистер Грейнджер, оглядывая вышеозначенное кафе.

— Оно известно только в нашем мире, — пояснил Гарри.

Мороженое, как и всегда, было отменным. Гермиона любила шоколадное, и Драко купил ей две порции. Она весело смеялась, когда мороженое в стаканчике, подтаяв, начинало превращаться в различные фигурки. Мистер и миссис Грейнджер поочередно задавали вопросы Гарри, узнавая про волшебный мир. Он восхищал их.

У Гарри с Драко все получилось!

Глава опубликована: 28.11.2018


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 111 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх