↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Тихий герой (Кастелян - 2) (джен)



Автор:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Повседневность
Размер:
Макси | 1313 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Мэри Сью, ООС, От первого лица (POV)
Серия:
 
Проверено на грамотность
Если ты промахиваешься в биатлоне, тебя отправляют на штрафной круг. Если оплошал с чужой судьбой – будешь вытаскивать из беды такую же в качестве отработки. Погоди-ка... Ты что же, решил, что идёшь развлекаться перекладыванием знакомой кучи навоза?

Снова первый курс. Больше полутонов. Больше соответствия канону. Не такой злой директор, чуть получше некоторые Уизли, чуть ответственнее МакГонагалл. Вот только герой остался тем же – тихий и совсем не герой.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Мой любимый цвет

Мне снился Источник замка Саргас. Первый кое-как отбалансированный мною Источник, и, если честно, пока что единственный из таковых.

В мире Саргас я появился именно здесь — глубоко в скале, в Зале аспектной колоннады, сердце своего будущего замка, прямо на заваленном песком и мусором Фокусирующем камне. Кровь, которая продолжала сочиться из серьёзного пореза на ладони, попала на камень и пробудила остаточную магию. Пока я валялся без сознания, тело полностью исцелилось, и даже та странная опухоль под шрамом на лбу, что терзала меня последние семь лет, неведомым образом исчезла и позволила воспалённому порезу постепенно зажить, а постоянному отупляющему туману в голове — растаять без следа.

Я проснулся обновлённым, с небывало ясным сознанием, но слабым и жутко голодным. Меня и до этого-то досыта не кормили, но восстановление тела сожрало все резервы. Тем не менее, отнюдь не голод занимал моё внимание в первые минуты: я поражённо рассматривал магический фонтан, заключённый в кружево нереальной красоты и сложности — то, чем являлся почти погасший Источник во втором зрении.

Зал представлял собой большое круглое помещение с уходящим в полумрак на десяток метров потолком — скорее даже колодец с широким основанием. Прозрачный пол был густо испещрён тонким, сложным рисунком, выполненным металлически блестящими струнами из неизвестного материала. Чем-то он напоминал дорогую многослойную плату или огромную микросхему, только рисунок был изящнее, из вензелей без единого излома.

Сейчас пол был засыпан нанесённым откуда-то песком, ветками и мелким растительным мусором. Это было плохо: линза и фокусирующая сеть, которыми и являлись монокристальная плита пола и рисунок в ней, должны быть полностью открытыми со стороны силовой шахты.

И я взялся за уборку помещения.

Откуда не видевший ничего подобного в жизни восьмилетка понял, что нужно делать? Я не знаю этого до сих пор, да и не очень хочу знать, если честно. Через какое-то время на хрустальной поверхности Фокусатора я обнаружил гроздь ягод, которую можно было бы назвать рябиновой, не будь она выраженно золотистого цвета. Ягоды прекрасно утолили голод и придали сил, так что я просто подумал, что было бы невежливым не сделать что-то полезное в ответ.

Каюсь, истинной ценности того сокровища, которые представляли собой ягоды, я тогда не знал и слопал всё за один присест. Замок делился со мной всем наличным, что могло пригодиться нам обоим, невзирая на стоимость.

Двое доходяг объединили усилия, чтобы помочь друг другу выжить. Я выметал и выносил в боковые тоннели мусор, безжалостно задействовав для этого рубашку Дадли, а на камне иногда появлялось немного еды — в основном ягоды, фрукты и виноград. Однажды даже нашлась пиала с молоком и кусок сыра. Не знаю, где Замок взял эти остатки и как они сохранились всю ту прорву времени, пока он был без хозяина — разве что в анахронном замковом хранилище. Замок действительно делился последним.

Благо хоть воды было вдоволь. Вдоль стенок колодца спиральным ходом шла лестница наверх, рядом с которой по спиральному жёлобу стекал ручеёк, достигавший дна и уходивший ниже, опять же по спирали, куда-то в глубины скального массива. Ручеёк ярко светился синим искристым цветом в магическом зрении и прекрасно освежал. Как мне не выжгло каналы этим сильнейшим стимулятором, для меня до сих пор остаётся загадкой. Возможно, помогла умятая в один присест гроздь Золотой рябины.

Возился я долго. Под землёй не видна смена времени суток, но мне трижды приходилось прерывать работу, чтобы поспать. Наконец, весь хрустальный пол в зале был выметен и вымыт. Рубашка превратилась в тряпку, но меня это заботило мало. Несмотря на чистоту в зале, Источник не работал. Ему требовалась минимальная балансировка.

В чём-то это похоже на балансирование колеса в шиномонтажке. Колесо быстро вращается, и, чтобы не было биений, в нужные места на диске помещают грузики-противовесы. Однако ось вращения колеса — это одно измерение, а работу Источника можно очень приблизительно представить, как сложное вращение по аспектам во многих измерениях. Если быть точным — в пространстве бесконечной размерности. Движение стихий должно происходить в равновесии и симфонии. Идеально сбалансированный источник уравновешен по всему бесконечному количеству степеней свободы, но в реальности этого, конечно, не достигается. Однако движение к совершенству имеет смысл: каждая новая сбалансированная ступень открывает новый уровень тонкости плетений и контроля силы, доступных на основе этого Источника.

Этот Источник был очень хорошо оснащён: при нём имелся механизм начальной самобалансировки. При наличии достаточного количества времени он уравновешивал себя сам по нескольким степеням свободы. Однако для этого ему нужно было хоть как-то запуститься — условно говоря, совершить первые несколько оборотов.

А этот Источник заклинило.

Сейчас, когда я провёл почти десятилетие в ускоренном времени Замка, с доступом к его библиотеке, к рынку Средоточия и знаниям Гильдии Пустоты, я знаю об этом чуть больше, чем многие из британских магов. А тогда посреди зала стоял восьмилетний ребёнок, бо́льшую часть жизни проведший в чулане под лестницей и лишь недавно открывший для себя такой удивительный мир, как тексты детских книг в школьной библиотеке. Стоял и смотрел на аспектную колоннаду — сотни призрачных столпов по окружности зала, исходившие гудящей магией, разноцветье которой невозможно увидеть обычными глазами.

Я сделал то единственное, что мне тогда показалось правильным: голыми руками зачерпнул из самого наполненного столба и «перелил» в самый опустошённый.

Мне несколько раз повезло. Повезло, что это оказалось не что-то вроде Огня, Гравитации или Энтропии, а всего лишь Воздух и Вода: кожу рук едва не стёрло ураганным ветром, а потом ощутимо приморозило неожиданно холодной влагой, но это и всё. Сильно повезло, что аспекты оказались относительно совместимыми. Наконец, сказочно повезло остаться в живых в минуты запуска «магического реактора».

Я завороженно смотрел на дивную, никогда не виданную ранее красоту пробуждающегося Источника. Смотрел, хотя нужно было бежать со всех ног. В себя меня привёл ураганный порыв, почти швырнувший меня в направлении лестничного коридора. Спохватившись, я ломанул со всех ног, а в спину мне давил усиливающийся воздушный поток, подгоняя и облегчая подъём. Как я оказался наверху, я не помню, но вот тот момент, когда на последних метрах меня подняло и вышвырнуло из коридора на первый этаж, с грохотом захлопывая тяжёлую дверь — помню хорошо.

Я ещё не долетел до засыпанного вездесущим песком пола, а Замок тряхнуло в первый раз. В небо выметнулся призрачный столб грязно-ржавой магической пены, а где-то за стенами зашумел мощно выдуваемый воздух.

Упав на мягкую поверхность, я быстро отполз подальше от проекции находящейся под полом силовой шахты. Судорожные рывки Источника стали чаще и сильнее — Замок выхаркивал застоявшуюся магию, одновременно вычищая колодец от пыли с мусором и выбрасывая их через те самые боковые тоннели наружу, со скалистых обрывов в невидимый с моей позиции океан.

Отползая, я упёрся в дерево, росшее прямо посреди полуразрушенного замкового атриума на каком-то покрытом сорняками холме. Дерево определённо знавало и лучшие времена, а на ветках кое-где виднелись недозрелые гроздья тех самых золотистых ягод. На самом деле, холм и начавшее засыхать дерево являлись главной здешней ценностью, не считая самого Замка: Фонтаном и Золотой рябиной. Мощный магический стимулятор, дающий жизнь всей удивительной флоре на острове, и ягода, помимо прочего способная исцелить даже находящегося на пороге смерти.

Но сейчас на листьях местного лопуха меня ожидала та самая плошка с молоком и кусок сыра — всё лучшее, чем мог поблагодарить меня здешний мир. А ещё тёмное кольцо из сине-фиолетового металла, в глубине которого поблёскивали россыпи миллиардов звёзд.

Это был аванс — или предложение, с какой стороны посмотреть. Замок предлагал объединить усилия по совместному выживанию и стать замковым хозяином. Меня не ожидали горы золота в сокровищницах или уникальные артефакты, дающие власть над половиной мира. Лишь тяжелое бремя и много работы по восстановлению островного комплекса, а взамен — свой собственный, благодарный и преданный дом, отстроенный из руин своими руками.

Я ещё не знал, насколько красивое здесь небо, и что это небо целиком и полностью моё: в этом мире были только я, мой остров и океан вокруг.

Впереди было откапывание Фонтана и ухаживание за засыхающим деревом. Далее — постепенное высвобождение остальных помещений, начиная с атриума. Принцип оставался прежним: мне нужно было очистить пол, после чего Замок, с моей дальнейшей помощью, начинал восстановление стен и ремонт инфраструктуры.

Впереди была борьба с голодом. Те дни, что я проводил в замковом времени, нужно было чем-то питаться, а ни сада, ни огорода, ни рыболовных навыков у меня тогда ещё не было. Торговой станции тоже не было, равно как и умений артефактора, позволяющих прокормить себя своим трудом.

Впереди было самостоятельное изучение языка, поскольку книги в откопанной библиотеке оказались напечатаны на Син-Талиш. Базовое образование также требовалось получить, так как без математики ни на что, кроме простейших плетений, можно было даже не смотреть.

Сейчас же я неспешно пообедал предложенным угощением, после чего взял в руки кольцо.

— Не поверишь, но ты первый на моей памяти, кто отнёсся ко мне по-доброму и с заботой, — сказал я, надевая кольцо. — Думаю, мы поладим.

Сразу после этого я оказался у себя дома, в чулане. Не знаю, что бы делали Дурсли, исчезни я без следа на несколько суток, но оказалось, что на Земле только-только начинается новый, следующий день. Очень быстро тишина разбилась утренними голосами, топотом по лестнице и грохочущим стуком в мою чуланную дверь. Ещё одно утро в Литтл-Уингинг.


* * *


Воскресный день начался с бодрящего раннего подъёма, органично вплетённого в излёт моего сна: суетой, стуком каблуков и громкими голосами. Мистер Лавгуд пожаловал в больничное крыло в сопровождении заместителя директора, возвращая меня в паскудную реальность.

— Это он? — вперил в меня суровый взгляд глава семейства.

Дежа вю. Я как будто смотрел старый сюжет с новыми актёрами. Опять нелогичные обвинения, опять требование оставить его дочь в покое с принесением непреложного обета. Отличались разве что несущественные детали: от меня не требовали вернуть подарки — редиску и кулёк с коржиками, да Луна, в отличие от Невилла, не молчала, а пыталась вмешаться, говоря, что папе после будет стыдно.

МакГонагалл откровенно не понимала, что происходит.

— «Всё сказали?», — спокойно высветил я в ответ на нависшую выжидательную паузу. И, не давая выплеснуться новому потоку неконструктива, указал на Луну. — «Ваша дочь, мистер Лавгуд. Целая и невредимая».

После чего взял полотенце и поплёлся в больничный санузел, приводить себя в порядок.

Вернувшись минут через десять, никого в палате уже не обнаружил. Наскоро напялив мантию, я потопал на завтрак. Насколько я понял по вчерашнему стакану с водой, лечить меня на таких условиях Помфри не будет, ну а толку тогда тут бока отлёживать?

В зеркале с утра я выглядел вполне нормально, а потому меня немного напрягали странные взгляды, которыми меня провожали немногочисленные утренние посетители. Гриффиндор в воскресенье отсыпается с похмелья, так что в своём углу стола я, по случаю раннего часа, поглощал овсянку в одиночестве. Грэйнджер, уткнувшаяся в книгу, не в счёт.

Нужно попасть в пылесборник и разобраться, что там случилось, набрасывал я план на сегодня. Перед этим, правда, придётся собрать поисковую схему и найти несколько аттракторов — имеющиеся у меня координаты вряд ли подойдут этому миру. Вечером займусь уборкой главного холла — обещания нужно выполнять. А вот днём…

— Мистер Поттер! Можете вы объяснить, что… — нарисовалась рядом МакГонагалл, но вдруг осеклась и схватилась горло. — Мерлин! Что это такое?!

— «Что на этот раз не так, профессор МакГонагалл?» — спросил я, между делом открывая сумку и начиная скидывать туда сухпаёк. Зуб даю, с таким началом беседы позавтракать мне опять не дадут.

— Вы ещё спрашиваете? — громко возмутилась она. — Что вы сделали со своей формой?

Я судорожно себя осмотрел. Нормальная, в меру чистая мантия. Синие лацканы, сине-белый шарф…

Некоторое время я ошарашенно складывал в уме два и два, после чего полез в сумку. Посмотрел на вытащенные и разложенные на столе запасные мантии и, на всякий случай, больно себя ущипнул. Нет, это не сон, хотя прецеденты были. Все имеющиеся у меня сменные мантии были в цветах Рэйвенкло.

— Поттер, — горестно начала заводиться декан. — Я не понимаю. Вы хоть один день можете обойтись без ваших выходок…

— «Мэм», — всё ещё находясь под впечатлением от происшедшего, прервал я её. — «Вы хотя бы намекните: КАК я могу повлиять на цвет мантий?»

Теперь дошло и до неё. Цвет мантий и гербы на них регулировались исключительно магией Хогвартса. Очень сильной и… проникающей магией. В магазине могла быть куплена роба с элементами любого цвета — хоть факультетского, хоть нейтрально-белого, но при попадании в Хогвартс нужные элементы перекрашивались и снабжались гербом сами собой.

— Вы… обворовали кого-то на Рэйвенкло?

Отличное у неё мнение обо мне, однако. Я продемонстрировал ей бирки с моим именем. Бирки пришивались к одежде в лавке Малкин и снабжались фирменными «неотрываемыми» чарами. Снять бирку могла только лично Малкин и только при сдаче мантий на комиссию, в отдел подержанной одежды.

— Вы научились менять бирки? — попыталась сковырнуть одну из бирок МакГонагалл. Наверное, версия была выдвинута совсем уж от безнадёги.

— «На Рэйвенкло проведён ребрендинг?» — парировал я, демонстрируя герб.

Герб был гриффиндорский. Ну, почти. Бронзовый лев на сапфировом поле.

— Мерлиновы подш… Поттер, я не понимаю. Как вы это провернули?

Потеряв интерес к бесплодному разговору, я начал накладывать на тарелку двойную порцию овсянки. Похоже, меня сегодня и без обеда оставят.

— Так, — заметила, наконец, начавшую собираться вокруг нас толпу МакГонагалл. — Продолжим разговор в моём… Хотя нет, у нас есть ещё одно дело. На факультет, мистер Поттер!

Цапнув под неодобрительный деканский взгляд несколько сосисок, я спрятал запас в сумке и поспешил на выход. МакГонагалл конвоировала меня со спины. Боится, что убегу? На всякий случай, я выставил щит Пустоты.

Портрет Полной Дамы по обыкновению резво убрался с дороги. Я зашёл в гостиную, в которой находился лишь Перси с какими-то бумагами и несколько недопитых бутылок со сливочным пивом. При виде меня старосте изменила его обычная выдержка — у него натурально отвисла челюсть. Я лишь поморщился: это только первая ласточка будущих проблем.

Луна, ну почему ты никогда не думаешь о последствиях?

МакГонагалл отчего-то задержалась на входе, рассматривая дверной портрет.

— Мистер Поттер, какой пароль вы произносите? — спросила она, входя в гостиную.

— «Зачем нам пароль?» — удивился я. — «Если страж не помнит своих учеников в лицо, его нужно гнать на охрану курятников, а при факультетской гостиной ставить более толкового».

— Это не вам решать!

Я равнодушно пожал плечами и отвёл взгляд в сторону. Свои аргументы я высказал портрету ещё в первый же день, и Дама прониклась. Не знаю, что в моих словах её убедило, но это же и вправду дикость: дверной артефакт имеет доступ к списку учеников, хаффлпаффская бочка тому прекрасный пример.

— Как получилось, что на вас сменился цвет?

— «Не знаю», — подумав, решил я не рассказывать историю с Луной.

— Я вижу, что вы лжёте, — поджала губы МакГонагалл. — Хорошо. Что за скандал с мисс Лавгуд? Что вы с ней сделали?

— «Я плохо слушал мистера Лавгуда. Что он мне вменяет?»

— Прекратите паясничать!

— «Ладно, моя версия», — вздохнул я. — «Мисс Лавгуд стихийно аппарировала в Хогвартс. По её словам — испугалась грозы. Я отвёл её в больничное крыло».

— Зачем?

— «А куда ещё? Где её можно было устроить на ночлег быстрее всего?»

МакГонагалл странно на меня посмотрела.

— Ладно. Почему мистер Лавгуд вообще связал этот случай с вами?

— «Перед походом в больницу я настоял, чтобы Луна связалась с отцом и сообщила, где она, с кем и куда идёт».

— И после этого вам были выдвинуты все эти претензии?

— «Повторяю, я его не слушал. Возможно, благодаря этому позже ему будет чуть менее стыдно».

— Возмутительно! Вы хоть понимаете, насколько это… Да вы вообще меня слушаете?

— «Нет», — ответил я, открывая глаза. — «Ваши претензии столь же беспочвенны, как и у мистера Лавгуда».

— У меня нет слов… Что ж, в следующий раз будете иметь дело с её отцом напрямую, без меня.

Я не стал ничего отвечать. В гостиную вошла Грэйнджер с книгой наперевес и тяжеленной сумкой через плечо. Увидела меня и застыла, также раскрыв рот.

— Теперь главный вопрос. До меня дошли… Минуту! Когда мисс Лавгуд уходила, на ней была мантия для мальчиков!

Угу. Мантию мне не отдали. Ну да не жалко, не в ночнушке же Луне идти к границе купола. А мистер Лавгуд отчего-то не озаботился запасной одеждой из дома.

— «Я отдал ей на время одну из своих мантий».

— Зачем?

Я спокойно посмотрел МакГонагалл в глаза. Сама поймёт, или мне озвучивать при двух свидетелях?

Поняла, судя по поджатым губам.

— Я имею в виду, не могли ли поэтому и ваши мантии…

— «Вы полагаете магию Хогвартса настолько тупой?»

— Выбирайте выражения!

Я промолчал.

— Мистер Поттер, я вижу, вы не понимаете, какие… проблемы это может вызвать.

Она даже не стесняется. То, что алый факультет способен сожрать и за меньшее, нежели другой цвет шарфа, понимают многие, но чтобы вот так открыто…

Не знаю, откуда, но в голове словно всплыла давно вынашиваемая максима.

— «Один кров, одна пища, одна магия на всех».

МакГонагалл вздрогнула, изменившись в лице.

— Откуда вы…

Неужели я случайно что-то процитировал? Мне кажется, этот вычурно изложенный принцип жизни в Хогвартсе лежит на поверхности.

— «Так жили при Основателях, когда не было ни этого замка во всей красе, ни парт, ни даже нормальных кроватей на всех. И многие века позже — тоже так. И сегодня, если присмотреться — всё ещё так», — написал я, глядя на МакГонагалл. — «Почему мы это забыли?»

— Не всё так просто, — помолчав, отвела взгляд МакГонагалл. — Сейчас не время для этого разговора. Скажите лучше, почему вы не ночуете на своём месте?

Она пристально посмотрела на меня.

— «Думаю, Перси рассказал вам мои причины».

— Что ж, идёмте, посмотрим. Перси, пойдёмте с нами.


* * *


Мы прошли в коридор мужской половины и последовали к нашей спальне. Перси вошёл первым, дабы предупредить неловкость обитателей, потом позвал нас. Я же задержался, ибо внезапно увидел изменения в коридоре.

Как я уже говорил, планировка нашего коридора была простой и логичной: справа — двери в общие спальни, слева — душевые и санузлы. Дальний конец коридора был тупиковым. До недавнего времени.

Сейчас коридор удлинился на несколько метров, а в торце появилась дверь. И что-то мне подсказывает…

— Поттер, зайдите сюда!

Я вошёл в спальню. Несмотря на подходящий к апогею завтрак, Рон всё ещё спал, сотрясая помещение оглушительным храпом. Невилл сидел на сундуке одетый и с подушкой в руках — мы застали его за приборкой постели перед спуском в Большой зал. Дин и Симус отсутствовали.

Поморщившись, МакГонагалл бросила в сторону Уизли заглушающие чары, после чего огорошила меня вопросом:

— Где ваша кровать, мистер Поттер?

Я уверенно протянул указующий перст, но упёрся в неопрятную кучу грязной одежды, валяющуюся на полу на свободном пятачке. Совсем недавно этот пятачок умещал добротную резную кровать с балдахином, гусиными перинами и моим именем на спинке.

— «Во вторник была здесь», — ответил я, показав на нужное место.

Невилл с удивлением уставился на надпись в воздухе.

— Мистер Лонгботтом, вы не видели, что с ней случилось? — повернулась к Невиллу декан.

— Не знаю, профессор, — немного запинаясь, ответил Невилл. — Её просто не стало, когда нас не было. Мы подумали, что Гарри куда-то переселили.

— И давно это случилось?

— Вчера перед ужином её уже не было.

Декан помолчала.

— Поттер, где вы живёте?

— «На факультете Гриффиндор», — вздохнул я. Встрепенулся, вспомнив один досадный казус, и поспешно добавил: — «На мужской половине. Замок Хогвартс, Шотландия».

— Прекратите, дело серьёзное! Где вы ночевали?

— «В больнице».

— А вчера?

Я не ответил.

— Домовик Хогвартса! — позвала МакГонагалл.

С тихим хлопком в спальне появился домовик, одетый в старую наволочку с гербом Хогвартса. Эх, где та пёстрая одежда из «прошлого» замка?

— Что Тэбби может сделать для декана…

— Куда делась кровать отсюда? — начальственный перст указал на горку несвежей одежды.

— Тэбби убрал кровать на склад, а бельё и подушку отдал в чистку.

— На каком основании ты убрал кровать? — вздохнув, начала разматывать ассоциативный ряд МакГонагалл.

— Мистеру Поттеру она больше не нужна.

— Почему мистеру Поттеру больше не нужна эта кровать?

— Мистер Поттер живёт в другом месте.

— Почему, Мерлина ради, мистер Поттер живёт в другом месте? — начала терять терпение МакГонагалл.

Ответ был неожиданным. Для всех.

— В комнате на пятерых могут жить только пятеро.

Ненадолго установилась озадаченная тишина. Не доверяя результатам первоначального осмотра, МакГонагалл ещё раз пересчитала кровати в комнате. Мы с Невиллом сделали то же.

— Здесь же только четыре кровати! — высказала декан очевидную мысль. — Зачем мистера Поттера отсюда переселять?

— В комнате на пятерых могут жить только пятеро, — как заведённый, повторил домовик.

Я же незаметно покосился на коробку с крысой Уизли. Интересно, это наконец-то сработала какая-то формальная логика, или кто-то нашёл изящный выход… Для чего?

— Так, — не дала себя сбить с главной мысли бывший аврор Минерва МакГонагалл. — А где теперь живёт мистер Поттер?

И вот тут домовик вздрогнул и прижал уши.

— Тэбби не может сказать.

— Что? — МакГонагалл опешила. — Именем декана Гриффиндора, где теперь живёт гриффиндорец же, мистер Поттер?

Домовик вжал голову в плечу, потом стукнулся лбом о массивную ножку лонгботтомской кровати, заставив Невилла вздрогнуть.

— Тэбби не может сказать.

— То есть? Кто тебе запретил это говорить?

Бившийся о ножку домовик вдруг прекратил это делать, выпрямился и спокойно ответил:

— Тэбби не может сказать.

— Да что ж такое… Поттер, дайте ему формальное разрешение, не мучайте домовика!

Крысюк напряжённо слушал и наблюдал весь диалог МакГонагалл с домовиком. Почувствовав внимание к своей тушке, он повернул ко мне голову и злобно сверкнул глазками. Потом попытался отползти на пару шагов назад.

— «Мэм, я воспитывался у маглов», — ответил я, отведя глаза от коробки и посмотрев на домовика. — «Не знаю, что за разрешение, но по-моему, это вы его мучаете».

— Бардак, — пробормотала декан и почему-то не стала продолжать допрос. — Тэбби, ты свободен.

Домовик исчез с тихим хлопком.

— Перси, спасибо, вы тоже можете идти. Пойдёмте, Поттер.

Оказавшись во всё ещё безлюдном коридоре, МакГонагалл остановилась. Я увидел заглушающие чары, которые она поставила вокруг нас.

— Где вы живёте, Поттер? — негромко спросила она. И, видя моё молчание, продолжила. — Я ваш декан. Что бы вы ни думали, я за вас отвечаю.

Я спокойно смотрел на неё. Требование справедливое. В серьёзных ситуациях МакГонагалл действительно нас защищает. Кроме того, «эта» МакГонагалл адекватнее и внимательнее. Спокойно сопроводила меня в Лютный переулок, где у неё ещё и связи нормальные нашлись.

Но МакГонагалл — человек директора. Как ей объяснить мои барские условия проживания?

Я протянул ей руку. Недоумённо на неё посмотрев, декан подала свою. Проследила за моим взглядом, вздрогнула. Я отпустил руку.

— «Пойдёмте, профессор. Мне кажется, меня переселили именно туда — я там ещё не был».

Глава опубликована: 14.07.2022
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 865 (показать все)
XOR
Навия
Мы знаем главное - если принять дословно всё написанное Ро - то он должен быть населён идиотами. Собственно)
Почему сразу идиотами? Может у них логика такая...своеобразная.
XOR Онлайн
Навия
такая, своеобразная, никем ни разу не обнаруженная)
Навия
Вполне хороший вариант. Я встречал фик, где остаточная магия давила на психику, из-за чего все маги были с...легкой ебанцой, а Поттер какую-то техномагическую сбрую надевал, чтобы остаточную магию собирала в накопители.
Calmiusавтор Онлайн
Навия
Нет, в принципе, вспоминая все творимые на работе (это не я, это ОНИ) Лимпопо и Гипопо, я могу представить даже педколлектив: ...
- составляющего расписание: по зельеварению с учётом фаз Луны, по прорицаниям - Плутона, по гербологии - ожидаемого времени плодоношения, цветения, пересадки отдельных корешков (лунный календарь - учесть!), по трансфигурации - с учётом состояния геомагнитного поля и расписания магнитных бурь, ...
Всё это было бы верно, будь у вас, как у Роулинг в книге, только один курс в школе: тот, на котором учится ГП, а не 14+ потоков на пять основных преподавателей. По факту же, вы и практическую астрономию не вольны провести хоть сколько-нибудь предсказуемо.

То, что некий периодический процесс важен для варки зелий, не означает, что на него немедленно следует переводить календарь. С чего бы? Как оно вообще связано? А не набегут ли немедленно такие же "общественные инициативы" с дебильными криками "а с какой стати зельеварение важнее, чем мой цикл загрузки доменных печей?".

Почему люди тяготеют к солнечным суткам, а не к лунным? Да тупо потому, что к солнцу привязано максимальное количество аспектов вашей жизни. Лампочка зажглась - можно работать; лампочка погасла - хочется спать. Какая нахрен луна? Какие восходы и неомении? Идите в жопу с вашей теоретической заумью, мне жить надо! И шмагию вашу вонючуюю туда же захватите, чтобы не мешала мне это делать.

Можете сколько угодно отсчитывать фазы луны, а от обстоятельства, что у вас полгода пшеница растёт, а полгода топить дровами нужно, вы никуда не убежите. И ваша луна в этом аспекте не играет от слова ВООБЩЕ. Её притягивали за уши, когда точная протяжённость солнечного года была неизвестна, а считать по этим разлаженным, но бесплатным часам было удобно.

Не возражаю, если многие магические процессы будут завязаны на луну, Марс и прочие эпициклы. Но солнце в жизни любого землянина - первично, сколько бы вы ни объявляли пи равным четырём.
Показать полностью
XOR
Патронус Алекс.
k_saar
Навия
Вполне хороший вариант. Я встречал фик, где остаточная магия давила на психику, из-за чего все маги были с...легкой ебанцой, а Поттер какую-то техномагическую сбрую надевал, чтобы остаточную магию собирала в накопители.
Сбруя - это уже не интересно.
А лёгкая - она и у не-магов-то присутствует.

Calmius
Да я вообще скорее как шутку вот это всё.
Так-то я тем же Снейпу и МакКошке искренне сочувствую - столько эссе... уй, мама...
Хотя я, конечно, верю во вдохновляющую силу казённых домов и всепобеждающее могущество бюрократии - они ещё и не такой кадавр породить могут. Даже без астрономии.
Calmiusавтор Онлайн
Навия
Да я вообще скорее как шутку вот это всё.
Да, в общем, так оно и нужно, пожалуй. Трудно об этом помнить, когда к каждой мелочи цепляются.
XOR Онлайн
Ancifer29
угу, спасибо)
XOR Онлайн

Экзамены начинаются первого июня, а заканчиваются шестого. У всех семи курсов.
кстати, а не всегда.
на 4 курсе экзамен был в день третьего тура - а это 24 июня
Навия
Сбруя - это уже не интересно.
В каком то из фанфиков были шапочки из фольги. ) Надев их, маги могли находиться рядом с электронными приборами.
Ancifer29
Навия
В каком то из фанфиков были шапочки из фольги. ) Надев их, маги могли находиться рядом с электронными приборами.
Ирония и некоторый гротеск похвальны, но столь прямолинейная меня несколько смущает.
Calmiusавтор Онлайн
Ancifer29
В каком то из фанфиков были шапочки из фольги. ) Надев их, маги могли находиться рядом с электронными приборами.
А если взять миллиметровый лист волшебного металла - алюминиума - можно получить полную защиту от магии.
Calmius
Ancifer29
А если взять миллиметровый лист волшебного металла - алюминиума - можно получить полную защиту от магии.
Но лучше сантиметровый - свинца. Со всех сторон)
Как было бы классно, если бы я на своем языке писала, а вы все-все понимали.
kraa
Как было бы классно, если бы я на своем языке писала, а вы все-все понимали.
А какой язык? Можно поинтересоваться?
Болгарский, болгарский.
Мы недавно с моей бетой обсуждали наши общие наблюдения - что как глубже в прошлом сравниваем наши языки - болгарский, русский, украинский - столь меньше отличий в них находим.
А когда продолжение намечается?🥺
Calmiusавтор Онлайн
ArtemMantiy
А когда продолжение намечается?🥺
Я пишу небыстро.
Ged Онлайн
Calmius
Не возражаю, если многие магические процессы будут завязаны на луну, Марс и прочие эпициклы. Но солнце в жизни любого землянина - первично, сколько бы вы ни объявляли пи равным четырём.
Мне, кстати, попадалась научного вида статья, с выкладками и всеми остальными атрибутами, где автор именно это про Пи и доказывал. Что оно (должно быть) равно четырём. Меня не убедило, но и нобелевка за гравитационные волны тоже далеко не всех "более умных" убедила, так что чем там великий рандом в будующем не шутит, тьфу-тьфу. =)
Calmiusавтор Онлайн
Ged
Мне, кстати, попадалась научного вида статья, с выкладками и всеми остальными атрибутами, где автор именно это про Пи и доказывал. Что оно (должно быть) равно четырём.
Мне попадалась "научного вида" статья о том, что число измерений в нашей вселенной равно "пи", а не трём. Мало ли чего пишут в газетах :)
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх