↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Тени во мгле (джен)



Автор:
Фандом:
Персонажи:
Рейтинг:
R
Жанр:
Мистика, AU
Размер:
Макси | 416 Кб
Статус:
В процессе
Предупреждения:
ООС, AU
 
Проверено на грамотность
Предсмертным желанием Регулуса Блэка было уничтожение Волдеморта. Таинственный синий призрак, что был свидетелем его гибели, решил исполнить это желание. Воспользовавшись жизнью молодого наследника темнейшего рода, он собирается свершить месть. Но каковы его цели на самом деле?
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

10. Новый путь

Этот мир принадлежал людям, простым людям без капли магии. Земная совокупность абиотических и биотических условий была благоприятна для активного размножения человеческого вида. Чего нельзя было сказать об остальных расах или мирах. Хотя может дело было во времени и в переменчивости мира. Раньше драконы были здесь королями, но настал апокалипсис, и теперь последние особи прячутся по всему миру, тогда как их менее удачливых собратьев можно найти в музеях. Одни расы подобно сидам сбежали, другие — гоблины и эльфы — нашли здесь убежище. Одни, наигравшись этим миром, покинули его, как это сделали греческие боги, другие, как вейзи, наоборот, нашли Землю весьма интересной. Все меняется и никто уже не помнит, кто здесь хозяин, кто гость, кто беженец, а кто захватчик.

Почему не ушли маги, когда люди стали к ним слишком враждебны, вместо этого выбрав замкнутость и самодостаточность? Может, одни ушли, рискнув покинуть родной дом и отправиться вперед, в неизвестность; другие решили спрятаться, затеряться среди людей, как это сделали тахины; а третьи просто застряли на перепутье в некоем подвешенном состоянии?

Статут о секретности не улучшал ситуацию и к тому же довольно часто нарушался. В Африке так была распространена вера в магию и колдовство, что многие местные магловские лидеры окружали себя штатом колдунов и сознательно распускали слухи о собственных магических способностях. Международная Конфедерация Магов никак не могла призвать местных магов к ответу, а лезть в колыбель жизни и магии никто добровольно не желал. С того момента, как после окончания Второй мировой войны рухнула мировая колониальная система, ожесточенные военные действия во многих регионах континента не прекращались и до сих пор то здесь, то там на континенте вспыхивала очередная гражданская война.

В Мексике Национальная ассоциация колдунов даже не скрывалась, к их помощи мог обратиться каждый желающий магл. Члены ассоциации привлекались в качестве специалистов и экспертов даже во время последних президентских выборов! Обязанностью магов было следить за честностью голосования и обеспечивать порядок на избирательных участках. Быть колдуном или знахарем в Мексике считается не только выгодно, но и весьма почетно.

Помимо эгоистичных волшебников, которым было плевать на международные акты, были еще и магические животные, которым не объяснишь, почему нужно скрываться еще сильнее, чем раньше. В Тибете снежные люди постоянно попадались на глаза маглам. А самый большой в мире кельпи, живущий в озере Лох-Несс, вообще стал любимцем папарацци.

Селена Рош росла в постоянном страхе. Она боялась оказаться простым сквибом. Потом, когда дар пробудился, боялась не угнаться за остальными, оказаться слабой и бесполезной. Став взрослой и научившись анализировать, она испугалась того, как стремительно меняется мир. И она стала опасаться, что людской прогресс просто сметет ее в своем стремлении к синергии. Волшебница стала искать выход.

Селена посетила обитель каменных демонов, погребинов, в Рейстрек-Плайя — маглы принимали их за ползущие камни. Гуляла по кладбищу китов на чукотском острове — святилищу эскимосов и древнему полю битвы «летающих шаманов». Пересекла Сахару, чтобы добраться до «ока Земли». Плавала по реке Кататумбо в Венесуэле, где каждую ночь танцевали бесшумные молнии. Лощина черного бамбука в Китае, «Море Тетис» в Мексике, лес «танцующих» сосен в России, идеально круглая карстовая воронка в центре Лайтхаус-Рифа, кладбище затонувших кораблей в Намибии — волшебница, что была очень чувствительна к магии, ощущала здесь мощнейшие искажения. Она пыталась найти причины, источники колебания, но чем глубже она погружалась в исследования, тем яснее понимала, что ее затягивает в Бездну, на поверхности которой колышется в любой момент могущий опрокинуться их плоский диск познанного мира. Великие маги посвящали всю свою жизнь попыткам добраться до корней магии. Это тщетная погоня за истиной. Ибо чем ниже спускаешься, тем больше и страшнее становятся черепахи, с все более острым клювом. И, в конце концов, они становятся все меньше похожи на черепах и все больше на библейских левиафанов.

Однако любой корабль, идущий навстречу шторму, рано или поздно возвращается в спокойную бухту или гавань. Селена останавливалась в разных коммунах, общинах, убежищах, и, отдыхая, училась у местных обитателей.

Дух соревнований пропитал такие места насквозь. Волшебники состязались, выполняя с помощью магии самые обыденные дела вроде открывания банок, завязывания шнурков и застегивания пуговиц. Зазубривая чары, они не давали себе труда подумать, на чем те основаны. Даже языковой грамматикой занимались очень немногие — остальные просто заучивали слова. Это лишало их заклинания силы, и при каждом новом шаге они начинали опять с нуля. Какое уж тут оригинальное творчество. Именно поэтому в мире всего одиннадцать школ, выпускники которой котируются на международном уровне. Можно еще назвать Салемский институт, но туда поступают не дети, но абитуриенты, и их обучение строится на совершенно других принципах.

Поэтому убежища расцветали при новых тенденциях и быстро увядали, не сумев пройти испытание временем. Так, Селена наткнулась на школу, глава которой был уверен, что с появлением Мировой паутины, этого рукотворного астрального архива, настанет новая эра в обучении магии, ведь одни и те же манускрипты, дневники и документы можно будет изучать в разных уголках мира, они не сгорят и не испортятся, а маги, вместо того чтобы хранить рукописи в своих библиотеках или выкупать одни тома на другие, смогут делиться тайными знаниями, ничего не теряя. В такие чудесные способности «Интернета» верилось с трудом, хотя бы потому, что эта вещь была создана маглами. Но если учесть, что те даже без помощи магии как-то научились поднимать свои корабли в небо, стирать оружием с лица земли целые города, и даже стали отправлять людей в холодный безвоздушный космос, все может быть. Маглы ловко умеют находить обходные пути. И в свете последних событий еще неизвестно, чья дорога окажется лучше и надежнее, и кто в их гонке развития окажется зайцем, а кто черепахой.

Вернувшись домой из очередной экспедиции, девушка обнаружила послание от профессора Хоулинга, ее научного руководителя и товарища по изучению портальной магии. Судя по тону письма, Хоулинг был весьма возбужден, да и сердце волшебницы стало биться чаще, когда она прочитала новости. Исследованиями профессора заинтересовался какой-то британский маг и предложил помощь в развитии проекта. Хоулинг предлагал Селене поработать вместе в качестве его ассистента и обещал, что девушку ждет нечто совершенно новое, но что именно, он не может сказать в целях сохранения конфиденциальности. Рош была весьма заинтригована.


* * *


—Значит, и для вас нашелся «ангел»(1), — волшебница откинулась на спинку стула, обводя кабинет профессора взглядом, пока мужчина рылся в бумагах. Проблема с быстрым перемещением в пространстве всегда была актуальна для волшебного общества. А каждый из ныне имеющихся способов имел ряд недостатков: каминные сети работали в пределах страны, трансгрессия также имела ограничения по дальности перемещения, и между конечными точками не должно было быть соленой воды, Автобус «Ночной рыцарь» мог превратить ваши почки и прочие органы в первоклассную отбивную, а портключи были просто отвратительны по ощущениям, но всех, казалось бы, все устраивало. Кроме Хоулинга.

В рабочем кабинете профессора все осталось по-прежнему с тех пор, как Селена была здесь последний раз: П-образный стол у окна был завален портключами, посреди комнаты начертан трансгрессионный круг, за пределами которого стояла сложная конструкция, состоящая из плетенной садовой арки, песочных часов, отвесов, магнитов и зеркальных тарелок. Чуть дальше на треноге расположилась обычная магловская видеокамера, уставившись своим черным немигающим глазом в центр печати. Сверху скотчем был примотан магнитометр. Раздался небольшой хлопок, и посреди круга возник небольшой камень, своими очертаниями отдаленно напоминающий какого-то зверя. Селена не успела подробно рассмотреть его, как камень вновь исчез.

— Странный выбор для портключа. Как-то безлико.

— А? — Хоулинг на секунду прервал свои поиски, — Ну, изначально это была статуэтка медведя, она у нас в обеденном зале стояла, весьма детализированная, как по мне. Увы, перенос не прошел для нее даром. Маргарет долго ругалась.

Рош удивленно приподняла брови. Она смутно стала припоминать фигурку, что нависала над краем серванта и вечно грозила разбить голову незадачливому гостю, что слишком резко вставал из-за стола. Но этот камень едва ли напоминал грозного хищника, а был его каким-то жалким обмылком.

— И сколько раз срабатывал портключ?

Профессор ненадолго задумался и почесал заросший подбородок.

— Примерно три миллиона семьсот тысяч… А вот и он! — Мужчина так яростно затряс над головой стопкой сшитых листов, словно это был нюхлер, что стащил его фамильные золотые часы. — Ну что, отправляемся?

— Куда? — Удивилась Рош, — Разве мы не здесь будем работать?

— Отнюдь, — покачал головой маг и протянул руку. Волшебница тут же схватилась за нее. В следующий миг в глазах у нее потемнело, ее сдавило со всех сторон сразу, из легких со свистом, будто сдувался шарик, вышел воздух, руки и ноги словно заковали в испанские сапоги, и вдруг… Она жадно глотнула пыльный весенний воздух и открыла слезящиеся глаза.

Селена ожидала увидеть кованые ворота института, но вместо этого перед ней предстало самое отвратительное здание, которое она когда-либо видела. Дом имел пять этажей и когда-то был выкрашен в желтый цвет, но от времени и непогоды почти вся краска облупилась, множество досок отошло, так что здание больше всего напоминало гигантскую жабу с отвратительными наростами. Дверной короб представлял собой пивную бочку, а вывеска гласила, что данная пивоварня принадлежала некому Маровски. Рядом с входом крепился фонарь, который неизвестный художник сделал частью кривоватой, но оттого не менее жуткой рыбы-удильщика. Видимо, хулиганам Южного Бронкса картина показалась недостаточно мерзкой, и во рту рыбы кто-то с помощью баллончика нарисовал широко распахнутый багровый глаз. Такое же граффити можно было увидеть на всех заколоченных окнах дома, и почему-то у Селены возникло странное чувство, что вся эта сотня глаз следит за ней. От этого места веяло гнилью, насилием, смертью.

«Я ни за что не пойду туда. Даже за тысячу галлеонов!» — Закричала мысленно волшебница. У нее непроизвольно возникла мысль, что профессор — маньяк и специально завел ее в это глухое место, чтобы убить. Органы ее вынут из тела, высушат и разотрут в алхимические порошки, а скелет оставят в одной из этих медных цистерн, в которых когда-то давно варили пиво.

Но другая мысль, совершенно противоположная по настроению, пела хрустальным колокольчиком: если она будет смелой, если она сделает шаг вперед, то вся ее жизнь кардинально изменится. Пусть рык дракона ее не страшит, ведь сокровище уже совсем близко.

Рош тряхнула головой, отгоняя наваждение. Сглотнув возникший в горле ком, она поспешила за профессором, что уже колдовал над заколоченной дверью. Старые доски раскрылись словно лепестки, обнажая ранее скрытые ржавые, цвета крови, гвозди. Слишком просто, слишком заманчиво. Стоит только взяться за дверную ручку, и доски схлопнутся, словно венерина мухоловка, и поминай как звали. Селене стало дурно. Там, внутри, определенно скрывалось зло. Хоулинг повернулся к ней и, увидев выражение лица девушки, ободряюще улыбнулся.

— Вы тоже это чувствуете, Селена? Червоточина совсем рядом, и демоны, охраняющие ее, не дремлют. Не бойтесь, все под контролем.

— Червоточина, демоны, — тупо повторила девушка. — Куда, вы, драккл дери, меня втягиваете? — Но профессор уже скрылся за дверью.

Несмотря на то, что на улице было уже по-летнему жарко, внутри здания воздух был наполнен сыростью. Каменный пол был весь в каких-то разводах, пятнах непонятного происхождения и резиновой крошке от рассохшихся шлангов, отчего обувь неприятно липла к полу. Латунные трубы вздрагивали, когда в них задувал особенно сильный порыв ветра. Селена постоянно оглядывалась, вслушиваясь в посторонние шорохи и скрипы. Она могла поклясться, что все эти неизвестные шумы подчинены единому ритму. Мысль не успела оформиться, как она услышала, что Хоулинг разговаривает с кем-то вдалеке.

Зайдя в очередное техническое помещение, Селена увидела профессора, беседующего с двумя неизвестными. Один — крепкий мужчина с кожей цвета темной бронзы и коротким ежиком белых волос, что создавало разительный контраст, о чем-то спорил с профессором, активно исчерчивая карандашом принесенные бумаги. На лбу у него покоились гогглы с таким количеством дополнительных цветных стекол, что диву даешься, как эта конструкция вообще держится. Второй сидел, замотавшись в шарф и сгорбившись за небольшим столом. Он или она работал за печатной машинкой и даже не обернулся, когда профессор представил им волшебницу, лишь махнул рукой в знак приветствия и что-то сказал тихим сиплым голосом. Девушка уже хотела было переспросить, но тут она увидела Её.

Сколоченная из кусков различных пород дерева, погрызенная крысами и жучками, ветхая даже для такого старого строения, она казалась чужой.

— Вот, — заметив, куда направлен взгляд бывшей студентки, Хоукинг торжественно провозгласил, — объект нашего исследования. Мост Эйнштейна-Розена во плоти.

Селена внимательно слушала профессора, и чем сильнее был восторг мужчины, тем выше поднималась бровь девушки.

— Раз это настоящий проход в другое измерение, то почему МАКУСА не прибрал к себе рукам это место?

— Ну, помимо повышенного магического фона и зловещей ауры внешних проявлений не было, так что у Конгресса не было ни малейшего повода сюда лезть. Им и на проблемные зоны не всегда сил хватает, а тут…

— А вы сами как наткнулись на это место? И с чего вы решили, что это именно проход в иную реальность, а не забытый вход в чье-то карманное подпространство?

Хоулинг отечески улыбнулся и похлопал волшебницу по плечу.

— Сомнение это хорошо, оно учит нас задавать вопрос, правильной ли дорогой мы идем. Но все хорошо в меру. Есть определенные признаки, и скоро ты сама их заметишь.

Профессор оказался прав. В первые дни Рош не обращала на это внимания, но потом заметила, что вблизи Двери маги не колдовали вообще, а в остальном здании не делали этого без крайней необходимости. А необходимость возникала, когда нужно было защитить себя.

Члены команды предупреждали ее, что из-за истончения пространственной ткани на территорию завода периодически прорываются сущности из Тодеша, тьмы между мирами. Селене еще не доводилось сталкиваться с демонами — увы, в магических школах гоэтии не учат, — поэтому волшебница волновалась, готовилась к нападению, успокаивалась, затем ее фантазия рождала новые ужасы, и все начиналось заново. Однако, несмотря на все предосторожности, первое столкновение не прошло для девушки гладко.

Бродя по пивоварне, дабы замерить показания искажения магического поля по мере удаления от Двери, Рош почувствовала, что сверху на нее что-то капает. Она подняла голову. Потолок коридора был затянут мутной пленкой воды, скрывая пятна черной плесени. По воде шла легкая рябь, но темные пятна в глубине двигались уж слишком активно.

Девушка внутренне напряглась и подняла палочку с Люмосом, чтобы лучше рассмотреть картину. Казалось, тьма на потолке только этого и ждала и обрушилась вниз нескончаемой живой массой. Селена выставила щит, но пиявки, жирные, скользкие, холодные, уже были везде. Они шевелились в волосах, ползали по одежде, впивались в оголенные участки кожи. То, что это не обычные земные паразиты, стало ясно, когда пришла боль. Рош начала яростно отдирать их от себя, но черные бестии стали заползать в уши, глаза, нос и рот, стараясь удушить. Сердце забилось в груди, как птица в силках. Мозг лихорадочно искал выход из ситуации.

Селена направила палочку на себя. В воздухе раздались громкие хлопки. Под ударами тока пиявки судорожно вздрагивали и отваливались. Когда волшебница снова смогла дышать и видеть, она в ярости начала топтать пиявок и поливать их Инсендио.

Когда она вернулась к Двери, вид у девушки был ужасный: вся в крови и слезах, трясущаяся похлеще эпилептика, она представляла жалкое зрелище. Мужчины сразу все поняли и принялись ее успокаивать и поздравлять с боевым крещением. Селена криво улыбалась, хотя знает Мерлин, как же ей хотелось послать всех к дракклу.

Но бросить Дверь? Нет. Когда Селена впервые взглянула на нее через окуляры восприятия магического излучения, она не смогла оторвать взгляд от открывшегося зрелища. Цветной узор линий казался первозданным хаосом, но стоило только вглядеться, и становилось ясно, что все они подчиняются определенному закону, порождая правильные и симметричные в своем великолепии паттерны и эмердженты, без которых не обходится ни один магический круг.

Мия, специалист-криптограф и рунолог, пока не расшифровала и двадцатой доли того, что значилось в местных схемах. Разбивая данные на куски, она перепечатывала их на специальной пишущей машинке-артефакте, имеющей свой шрифт под каждый рунный алфавит, и после осторожно пыталась активировать рун-схемы. Неудачи заставляли ее тихо материться под нос, но волшебница не собиралась так просто отступать. Этим своим упрямством она очень нравилась Селене. Пускай при первом знакомстве ее поведение казалось пренебрежительным, но только лишь потому, что Мия не хотела пропускать ни одного дня исследований даже из-за болезни. Однако ангина, лишившая ее голоса, и температура плохо способствовали соблюдению правилам вежливости, ибо организм думал только об одном, как бы не помереть. Позже они разрешили это недоразумение, и девушки стали даже вместе ходить на обед.

В один день, когда они вернулись из кафетерия, они заметили, что к ним прибыли гости. Первый, пожилой, в потрепанном пиджаке с протертыми локтями, лицо у него было обрюзгшее, болезненное, с вывернутыми нижними веками. Второй, напротив, молодой, в дорогом костюме, с резкими, красивыми чертами лица.

— Здравствуйте, мистер Блэк, — лицо Мии расплылось в улыбке.

— Мисс Алварес, — молодой мужчина вежливо улыбнулся, — рад видеть вас в добром здравии. А рядом с вами мисс Рош, я полагаю?

— Здравствуйте, — волшебница осторожно поздоровалась.

Селена была наслышана о британских кланах: Блэки, Лестрейндж, Малфои. Богатейшие, сильнейшие, именно они решали, кто станет новым МагМинистром и какого политического курса будет придерживаться Альбион. Десять лет назад на островах возник новый Темный Лорд и разгорелась гражданская война, которая чуть не перекинулась на континент, но, слава Мерлину, обошлось. Каким-то образом участие этих семейств выплыло наружу, — все оказались запачканы. Но если Блэки и Малфои сумели избежать серьезных репутационных потерь, то Лестрейнджи поплатились сполна, им еще помнили поддержку Гриндевальда в предыдущей магической войне. Но то были герои газетных репортажей, идеальные и далекие, а перед ней сейчас стоял реальный человек, из плоти и крови.

Тем временем мужчина отвернулся и продолжил прерванный разговор с Хоулингом.

— Это простительно, у вас было слишком мало исходных данных. К счастью, нам с мистером Деконаком удалось завладеть документами их архива Северного Центра Позитроники. Язык весьма архаичный, но мистер Деконак овладел им в должной мере, ведь так?

— Пришлось, — пожал плечами пухляш, обмахиваясь кепкой. Пот ручьями тек из-под волос ему на лоб, а на подмышках уже образовались темные пятна. — Обслуживать Врата как-то надо, а кроме этих доков инструкций-то и нет.

— Стоп, то есть вы знаете, как работает эта штука и как ее активировать? — Переспросила Мия. — А мы тогда зачем нужны? И… раз эта технология давно существует, то рано или поздно о ней должны были узнать и, ну, скопировать. Объясните!

Гости переглянулись меж собой.

— Мистер Деконак, вы позволите? — Спросил Блэк. Тот в ответ горестно вздохнул и махнул рукой.

— Что ж, раз вы требуете ответов… Двери сами по себе не являются червоточинами, они лишь придают им определенную форму, позволяют держать закрытыми, чтоб из них не лезли демоны. Неизвестно, кто и когда точно создал эту технологию, и было ли это сделано вообще в нашей реальности, но у нас, — Блэк интонационно выделил последнее слово, — данным секретом на протяжении долгого времени владело закрытое сообщество тахинов.

— Зверолюды, — хмыкнул Хонхо, темнокожий разрушитель проклятий. Селена заметила, что с самого начала маг был хмур и, скрестив руки на груди, враждебно смотрел на мистера Деконака.

— Верно, — кивнул Блэк, — однако они не могли распоряжаться им в полной мере из-за Рендалла Флэгга. Этот иномирный могущественный колдун держал их в подчинении в качестве обслуживающего персонала. Из-за некоторых причин он перестал посещать нашу реальность, Двери стали простаивать, и местный филиал миньонов пришел в упадок. Так что я решил воспользоваться ситуацией и выкупить технологию. Главный инженер был только рад заняться любимым делом.

Хоулинг выглядел весьма удивленным, видимо, он тоже впервые слышал эту историю.

— То есть вы… А как? А вы не боитесь, что он вернется и обнаружит ваши махинации?

— Маловероятное событие, — возразил Деконак, — Он не посещал нас несколько веков с тех пор, как была построена последняя магическая школа и добыча местных… ресурсов стала затруднительна.

Эта запинка в голосе не ускользнула от Хонхо.

— Каких ресурсов? — спросил он сурово. — С этого места поподробней.

Деконак замялся.

— Флэггу нужны были дети, одаренные экстрасенсорными способностями. Но местные школы стали охватывать все большие регионы и регистрировать особенных детей чуть ли не с рождения. Изъятие одаренных стало весьма проблематичным и убыточным делом. Поэтому приоритет был отдан мирам, где не было подобного контроля со стороны местных представителей.

— Мы отклонились от темы, — заметил Блэк. — В любом случае, мистер Деконак теперь работает на меня. Полагаю, его участие сдвинет работу с мертвой точки.

— Я не буду работать со свежевателем, — яростно высказался Хонхо и плюнул под ноги Деконака. Пожилой человек вжал голову в плечи, отчего продольные шрамы на шее, заканчивающиеся за ушами, ранее едва видимые и на которые Селена не обращала внимания, как-то вспухли и налились багрянцем.

Блэк на секунду прикрыл глаза, а затем произнес тем же ровным спокойным голосом.

— Благодаря сотрудничеству мистера Деконака магам представился шанс открыть для себя новые горизонты. Если вы, мистер Хонхо, не можете усмирить свою ксенофобию ради науки и не готовы предложить нечто уникальное, боюсь, дальнейшее сотрудничество невозможно.

Хонхо нервно пожевал губы, раздумывая.

— Прошу прощения, мистер Блэк, — сказал он нехотя, — кажется, я погорячился.

Англичанин проигнорировал его извинения и обратился к Хоулингу.

— Когда появятся результаты, напишите мне. — затем, повернувшись к остальным членам группы, коротко кивнул, — Всего доброго.

После его ухода в воздухе повисло неловкое молчание. Маги смотрели на тахина, а тот под их пристальными взглядами начал потеть еще сильнее.

— Может быть, посмотрим документы, — произнес он жалобным голосом. Хоулинг спохватился и тут же активно закивал головой.

— Отличная идея, коллега, давайте я покажу вам письменный стол, — волшебник аккуратно взял зверолюда под локоть, и у того на лице сама собой расплылась робкая, пусть и слегка нервозная улыбка. Мия поспешила следом, боясь, что все ее бумаги сгребут в одну кучу, а ей потом заново придется их разбирать.

Дни потекли своим чередом. Мистер Деконак помогал разбирать чертежи на части, объясняя, за что отвечает тот или иной блок, но даже он не знал работу древнего механизма досконально. Некоторые части оказались повреждены, и не было уверенности, что их можно будет восстановить.

Тахин очень много беседовал с Хоулингом, рассказывая все, что знал о червоточинах. О том, что некоторые возникают сами собой из-за природных факторов, другие являются рукотворными. Объяснил, что Двери это не сами червоточины, они лишь оформляют их в культурные рамки и помогают закрывать дыры, чтобы из них не лезли межпространственные демоны. Двери также могут различаться меж собой: одни представляют собой чисто магические творения, в других преобладает технический аспект. Рассказы о том, что простецы-инженеры сотрудничали с алхимиками и магами для постройки Врат, казались чем-то нереальным, но не более фантастическим, чем истории о бессмертном Рендалле Флэгге, его интригах, служении Алому Королю, злому богу, что хотел разрушить мироздание.

Много они узнали и о быте тахинов. Хонхо тайно поведал девушкам, чем опасны зверолюды, об их людоедских привычках и о традиции срывать со своих жертв кожу и делать из них маски, чтобы скрыть свои звериные морды, ибо магией владели не все. Это заставило их косо смотреть на Деконака, хотя он выглядел весьма дружелюбным и безобидным, если не сказать жалким. Казалось, он искренне восхищался тем, что делали маги, и это почитание, граничащее чуть ли не с обожанием, придавало ему сходство с домовиком.

В один из дней Мия заметила, что Деконак стал выглядеть значительно лучше: и дело было не только в опрятной одежде, но и в общем улучшении внешности. Он стал выглядеть моложе, волосы стали гуще, кожа стала подтянутой и упругой, да и шрамы на шее исчезли. У тахина было прекрасное настроение, он весь сиял, словно начищенный до блеска галлеон.

— Ну, с кого ты сегодня снял скальп, инженер? — Злобно заметил Хонхо.

Зверолюд обиженно поджал губы.

— Ни с кого, мистер Хонхо, это распространенное заблуждение. Мы используем только синтетику, но в ней так жарко и душно, — Деконак тяжело вздохнул. — Правда, говорят, что в скинах первого сорта такой проблемы не наблюдается. Но господин Блэк вчера прислал мне подарок, — зверолюд поднял руку вверх, обнажая запястье с браслетом-четками из темного дерева с небольшой подвеской.

— Что это? — Мия тут же подошла ближе и начала рассматривать украшения, изучая рунную вязь. Среди бусин расположился маленький талисман в форме мутного зеркала, в котором отражалась золотая фигура. — Обманчивое зеркало, иллюзорные чары, чары сокрытия, косметические. — волшебница нацепила фильтрующие гогглы, — Работа слегка грубовата, как по мне, но, Мерлин, сколько же магии сюда вбухано.

— Зачаровано на славу, — радостно улыбнулся зверолюд. — Я так благодарен господину Блэку. Чувствую себя благородным человеком. Теперь никто не посмеет насмехаться надо мной.

Хонхо насмешливо фыркнул.

— Шакала сколь не прячь в руно, он тварью будет все равно.

Деконак вздернул подбородок и посмотрел Хонхо прямо в глаза.

— Все мы твари на этой земле, особенно некоторые. Фрау Абажур, например, или Мясник из Плейнфилда, все они были вашего рода-племени, не нашего.

От драки их спас Хоулинг, сделав обоим выговор и заметив, что своими склоками они сильнее притягивают демонов Тодеша. Но в поведении Деконака прибавилось уверенности и самоуважения.

Спустя месяц их снова навестил мистер Блэк. Казалось, он не сильно переживал об отсутствии немедленных результатов. Вместо этого он решил обсудить расположение других червоточин и места возникновения новых или же недавно закрытых. Глядя на карту с флажками-маркерами Рош с удивлением заметила, что была в половине отмеченных мест: Аокигахара Плато Рорайма, Ришат, Девилз-Тауэр, Кататумбо, Броккен, Лощина черного бамбука, Темехеа-Тохуа, Белиз, Теотиуакан, — о чем она незамедлительно напомнила Хоулингу.

— И каковы ваши ощущения при посещения этих мест? — спросил Блэк. — Их атмосфера напоминает здешнюю?

Селена глубоко задумалась. Мистери Спот, Гозекский круг, море Тетис, — везде она чувствовала небывалый прилив душевных сил, но воздух там всегда был тяжелый, душный, будто перед грозой.

— Ничего удивительного при таком магическом фоне. Пространственная ткань тонка словно ситец, и энергия просачивается из изначального хаоса. Ваше состояние, мисс Рош, схоже с симптомами гипероксии(2). Мы привыкли к определенному уровню маны, так что подобные места, несмотря на всю их привлекательность силой, не используются в качестве магических поселений. Да и угроза прорыва не радует.

— Но мы-то здесь уже сколько? Почти полгода и с нами все нормально, — возразила Мия.

— Я полагаю, из-за специфики вашей работы и образа жизни вы обладаете большей адаптивностью по сравнению с прочими магами. Или же с вами уже произошли необратимые изменения, которые пока просто не дают о себе знать. — — Англичанин сказал об этом столь спокойно, будто говорил о погоде, — Кстати, мистер Деконак, что вы надумали по поводу проколов?

Тахин, что до этого нервно грыз карандаш, пожал плечами.

— Рискованная затея. Я все же надеюсь, что мы сумеем открыть эту Дверь, но если она окажется односторонней или повреждения маршрутизатора будут критическими… Не дай Бог закинет еще за разлом Орла и поминай как звали. После падения первого Луча система пошла вразнос, ограничители дальности полетели к чертям, но что-то я отклонился от темы. Места разработки… Так-так-так, советую начать с Зоны молчания, там находятся Врата Рыбы.

— Что насчет проходов, не связанных с Лучами?

— Если исключить из зоны действия творения Прим, то в принципе подойдет любое место, главное, чтобы оно было не на лей-линии, иначе пойдет разлом. Нам не нужно вторая Марианская впадина. В любом случае, открыть проход много ума не надо, а вот закрыть в случае опасности, — Деконак неопределенно помахал руками.

— Значит, пока продолжаем работу, — англичанин задумчиво кивнул и оглядел группу исследователей, когда взгляд его остановился на Селене. Он долго смотрел на нее, отчего волшебнице стало неловко.

— Мисс Рош, могу я с вами серьезно поговорить?


1) Бизнес-ангел — частный венчурный инвестор, дающий финансовую и экспертную поддержку компаниям на ранних этапах развития. Понятие «ангел» сформировалось в театральной среде Нью-Йорка в начале XX века. В Театральном квартале вокруг Бродвея «ангелами» называли обеспеченных поклонников театра, инвестировавших в новые постановки. Их привлекало покровительство искусству и близкое знакомство со знаменитыми актёрами и режиссёрами. Инвестиции были рискованными — «ангел» получал прибыль только в случае успеха постановки.

Вернуться к тексту


2) Кислородное отравление — отравление, которое в острой форме возникает вследствие дыхания кислородосодержащими газовыми смесями (воздухом, нитроксом) при повышенном давлении. Отравление может возникнуть и при обычном давлении в случае длительного (несколько суток) вдыхания смеси, содержащей более 60% кислорода. При отравлении кислородом развиваются нарушения функций центральной нервной системы, органов дыхания и кровообращения.

Вернуться к тексту


Глава опубликована: 25.07.2022
Обращение автора к читателям
may_icequeen: Глава, на которую я трачу по шесть-семь часов, читается вами примерно за шесть-семь минут. Мне очень важно получить от вас хоть немного обратной связи. Поэтому уделите пару минут написанию отзыва. Ведь ваши слова для моей музы подобны воде для цветов (Удобрение в виде критики также приветствуется).
Предыдущая главаСледующая глава
13 комментариев
Приятно прочитать про вселенца в младшего Блека.
Вторая глава заканчивается разговором ГГ с Волдемортом, при котором последний увидел выжившего Кричера (Кикимера). Поскольку Волдеморт брал Кричера для проверки защиты пещеры от магии нечеловеческих созданий, то очевидно, что выживание и побег Кричера, т.е. НЕ сработавшая защита - должны были крайне насторожить Волдеморта. Его защита не прошла проверку, более того, выжил свидетель, способный навести на главную тайну Тёмного Лорда. Разумеется, первым делом Волдеморт должен был забрать Кричера и пролегилемментить его от и до. Что сразу выдало бы ГГ и превратило его в мишень Лорда.
Но даже если по какой-то нелепой причине Тёмный Лорд не стал допрашивать и убивать опасного свидетеля - хотя это совершенно неверибельно, никакие слова Регулуса не смогли бы помешать этому, ибо он слуга Волдеморта, к тому же мальчишка, а не ценный союзник или соратник - но даже в таком случае для ГГ все равно всё должно было обернуться очень и очень хреново. Ибо в этом случае Волдеморт должен был немедленно отправиться проверять пещеру, чья защита не прошла проверку, и обнаружить на её месте обвал. Для сильного мага не представляет сложности разобраться с обвалом, поэтому довольно скоро Волдеморт добрался бы до поддельного медальона, в котором так удобно находится улика против Регулуса, подписанная его инициалами.

Однако третья глава начинается тем, что прошла неделя, а Волдеморт Регулуса все ещё не попытался взять за жопу. Я, конечно, продолжу чтение, но выставление Тёмного Лорда клиническим дебилом с первых же глав - плохой звоночек.
Показать полностью
Регулус в кругу многих Пожирателей обсуждает и осуждает Лорда, его действия, его моральный облик, говорит о гибели Лорда и всячески подталкивает ПСов к измене. И никто из них не доложил об этом Лорду, желая выслужиться?

Крестраж в хижине не защищён ничем, кроме полуразложившегося зомби-рунеспура?

Как это все удачно для Регулуса. Даже ещё более удачно, чем заполучить воспоминания Лорда с помощью неизвестного этому Лорду клана паранормальных вампиров.

Это я к чему. Может, не стоит столь откровенно подыгрывать ГГ? Вы и так дали ему магическую мощь, позволяющую применять Адское Пламя без палочки.
Если есть существа, есть и гриммы?
О, и доктор Сон здесь? Приятно.
may_icequeenавтор
stoic
Презренные маглы нас не интересуют))
may_icequeenавтор
Исповедник
Спасибо за такой развернутый отзыв. Немного переписала концовку, делая более логичной ситуацию с Кикимером. Спасибо, что своими отзывами помогаете делать мою работу лучше.
may_icequeenавтор
Исповедник
Рунеспур лишь отвлекающий маневр. Как вы помните, по канону, на самом кольце лежало проклятие, заставляющего человека надеть коварное украшение и подвергнуться разложению))
may_icequeen
Исповедник
Спасибо за такой развернутый отзыв. Немного переписала концовку, делая более логичной ситуацию с Кикимером. Спасибо, что своими отзывами помогаете делать мою работу лучше.
Пожалуйста)
Надо будет перечитать. Вы имеете в виду концовку второй главы?


Рунеспур лишь отвлекающий маневр. Как вы помните, по канону, на самом кольце лежало проклятие, заставляющего человека надеть коварное украшение и подвергнуться разложению))
Про проклятие я помню. Просто странно, что защиты нет на хижине. В конце-концов, совсем не обязательно искатель крестража будет один. Пришла бы группа орденцов, например - один нарвался на ловушку и получил смертельное проклятие, зато остальные увидели бы это и немедленно сожгли крестраж адским пламенем.
Имхо, Волдеморт должен был стараться защитить крестражи как можно лучше, за исключением тех случаев, когда защита была в неприметности, как в случае с диадемой в Выручай-Комнате. И тогда в каноне Дамблдор сначала преодолел защиту хижины, а потом, подуставший, не ожидал ловушки и не заметил / не успел среагировать на проклятие.
Показать полностью
Вау, сколько отсылок, тут и гримм, и волшебники, и кинг)))
Непонятны цели Регулуса, особенно в контексте того, что на каком-то промежутке они совпадали с целями Волдеморта (судя по тому, что они работали вместе, когда гг умер из-за предательства (?), а Волдеморт предлагал объединиться к сцене смерти).
Будет ли решён вопрос с оставшейся частью Волдеморта, которая, если правильно поняла, как и в каноне, улетела с места событий?
В целом интересно, но сложно читать из-за опечаток и обилия персонажей, появившихся сразу пачкой в 10 главе. Посмотрим, что будет дальше)
Автору сил и вдохновения))
Zoil Онлайн
(Удобрение в виде критики также приветствуется)
Гы-гы-гы :)))
Сравнение комментов с ...компостом :) весьма вдохновляюще))
Начиная читать не ожидала, что окажется настолько захватывающе! Очень неожиданные повороты сюжета, свежо, а главное не вертится вокруг битвы с Волдом. Новые персонажи настолько вписываются в сюжет, что просто диву даешься. Продолжения прошу!
Начало было здоровским, но Гг оказался слишком ОП, да и целая куча новых персонажей не сильно впечатлила, а наоборот оттолкнула.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх