↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Пакт (джен)



Переводчики:
Оригинал:
Показать / Show link to original work
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Мистика, Экшен
Размер:
Макси | 2324 Кб
Статус:
Заморожен
События:
Предупреждения:
Смерть персонажа, Насилие, Нецензурная лексика
 
Проверено на грамотность
Блэйк Торбёрн, который был вынужден бросить дом и семью, чтобы избежать свирепой драки за наследство, возвращается к постели умирающей бабушки, которая сама и спровоцировала грызню среди родственников. Блэйк обнаруживает себя в очереди за наследством, включающим в себя имение, уникальную коллекцию литературы о сверхъестественном, а так же множество врагов бабушки, которые она оставила в небольшом городке Якобс-Бэлл.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Проступок 3.02

Стоило этим словам слететь с моих губ, как кролик Шиповницы спрыгнул с её колен. Через мгновение, когда он достиг земли, он уже увеличился в размерах раз в десять. Теперь это был волк — размером почти с лошадь и с перьями вместо шерсти. Окраска, длина и направление роста перьев напоминали трепещущие на ветру языки пламени.

Свирепого волчьего рычания не было. Его поведение больше напоминало повадки хищной птицы или рептилии — спокойное, хладнокровное, начисто лишённое эмоций.

Не совпадали и многие другие черты. Когти были не волчьи, скорее когти хищной птицы, зубы слишком узкие и чистые для настоящего волка.

— Зря вы это сказали, — сказала Шиповница. — Мой компаньон считает, что вас следует немедленно убить.

— Давай сначала поговорим, а потом вместе решим, что следует сделать,— ответил я.

Она задумчиво взглянула на фамильяра, затем, похоже, приняла решение.

— Посмотрим.

— По части силы Бехаймы — местные тяжеловесы, Дюшаны уступают им лишь самую чуточку. Ты, Йоханнес, Мэгги и я, возможно, даже Мара — просто мелкие сошки. Обратный закон эффективности ниндзя здесь не работает. Эти семьи огромны. В них много практиков, которые по праву рождения принадлежат к сильным мира сего и которым всё преподнесли на блюдечке. И они реально жуткие. Только вчера какая-то девчонка вдвое меня младше, плюс-минус пару лет, пыталась меня прикончить. Я пойму, если тебе слишком страшно, чтобы идти против них.

— Я вижу тебя насквозь, — усмехнулась Шиповница. — Пытаешься сыграть на моей гордости? У меня её почти нет. Посмотри на меня. Я роюсь в снегу в поисках съедобных растений. Я охочусь ради еды и сама разделываю добычу.

Она протянула ко мне ладони.

— Этими самыми руками я разделала оленя. Подвесила его, выпустила кровь, сняла шкуру. Чтобы использовать кишки, отмыла их от дерьма ледяной водой из ручья.

Она указала на существ с птичьими черепами.

— Чтобы создать фьёргбольд, мне приходилось выкапывать и обменивать трупы, на которые никто не претендовал. Я пешком прошла отсюда до Торонто и обратно. Дорога туда заняла один день и одну ночь. А обратно ещё дольше, потому что пришлось тащить за собой тело в чемодане. Я очистила их, дочиста отмыла и заботливо украсила. Проделала кучу работы, чтобы изготовить их. Вы и вправду настолько жадны до власти, что воображаете, будто все мы горим желанием свергнуть нынешнюю власть?

Я не нашелся, что ответить.

А вот Роуз нашлась:

— Точнее будет сказать, что власти жаждал каждый из практиков, которых мы встречали. Лейрд, возможно, ввёл нас в заблуждение.

— Вы пытаетесь торговаться, но сами глупы и невежественны. Для вас это плохо кончится, Торбёрны.

— Торбёрны? Во множественном числе? — удивился я.

— Я знаю, кто она.

— Откуда? — быстро спросила Роуз.

На мгновение я подумал, что она только что выдала наш секрет. Потом я осознал, что это был не блеф — Шиповница не могла лгать. Это был один тех шаблонных книжных приёмов, который не работал в этом мире.

— Оттуда, что я живу здесь. — сказала Шиповница. — В этих лесах. Я наблюдала за семьей Торбёрн почти шесть лет. Надеялась, ждала… Я вижу узы, которые связывают тебя с этим домом. Если ты и не одна из Торбёрнов, значит, ты принадлежишь Торбёрнам.

— А ещё, мне кажется, она чует твой запах, — сказал я.

Шиповница осклабилась. Я заметил, что её зубы были не в лучшем состоянии, одного коренного вроде даже не хватало.

— Теперь уже я должна спросить, как ты мог об этом узнать?

— Если бы я жил в лесу охотой и собирательством, если бы для покупки простейших вещей вроде одежды мне приходилось продавать остатки добычи, то я бы, наверно, попытался овладеть подобным навыком, — ответил я. — Холод тебя явно не беспокоит — похоже, ты освоила какие-то трюки по этой части.

Не говоря уже о том, что этого вполне мог потребовать её фамильяр. Я мельком взглянул на существо, которое в ответ фыркнуло, выпустив облачко горячего пара, заклубившегося туманом вокруг морды и ярко горящих желтых птичьих глаз.

Я достаточно много общался с Роуз, чтобы понимать, что горячее дыхание нужно исключительно ради внешнего эффекта. Духу — как и отпечатку — не было никакой нужды дышать по-настоящему.

— Я внесла несколько полезных изменений, — сказала Шиповница и тоже взглянула на фамильяра.— Но, похоже, недостаточно.

— Твой ... партнер хочет, чтобы ты была сильнее? — спросил я.

— Ты снова заговорил о силе, — сказала Шиповница и развела руками. — Взгляни на меня, Торбёрн. Ради этого я отказалась от силы. Что такого ты можешь мне сказать, чтобы заставить меня изменить своё мнение?

Не знаю, но лучше бы мне это выяснить до того, как она решит разорвать меня на части.

— А ради чего «этого»? — спросила Роуз. — Ради чего ты отказалась от силы?

— Ради места в этом мире, — ответила Шиповница. — Ради конкретно вот этого самого места.

— И что такого в этом месте? — уточнила Роуз.

— Здесь мои друзья. Когда я покинула цивилизацию, я первым делом пришла сюда, и теперь мой дом здесь, рядом с ними.

— А что если бы мы переселили их? — спросил я. — Теоретически. Тогда мы бы с тобой поладили?

— Попробуй. Я бы посмотрела, как ты пытаешься переселить в другой лес каждого Иного, каждого лесного и стихийного духа.

— Чтобы переселить духов, — заметила Роуз, — ты должен переселить все деревья и животных, к которым они привязаны. Если животные вернутся на свои старые места обитания или деревья дадут новую поросль, ты потерпишь неудачу. С каждым из Иных наверняка придётся торговаться отдельно. А что делать с духами стихий, я и представить себе не могу... Даже если бы это и было возможно, это была бы работа длиною в жизнь.

— Слышу разумные слова, — заметила Шиповница. — Она права.

— А это помогло бы? — спросил я. — Пока мы владеем этой землей, ты, кажется, готова считать нас врагами. Смогли бы мы поладить, если бы нам удалось снять этот вопрос?

— Нет, — сказала Шиповница.

Я вздохнул.

— Подобные тебе опасны. Даже ты… ты воняешь чем-то грязным. Я чувствую это, и они чувствуют тоже.

— Даже если я почти ни с чем не взаимодействовал? — спросил я.

— Конечно, — кивнула Шиповница. — Ты что, не видишь? Ты не нравишься животным.

Я оглядел толпу окруживших меня духов. Духи животных... они щетинились, и, пытаясь выглядеть агрессивно, то отступали, то напирали. Их рычание было тихим, едва слышным, но не прекращалось ни на минуту.

— Давным-давно, когда люди почти не отличались от животных, мы полагались на собак, чтобы отпугивать Иных, которые пытались охотиться на нас и строить нам козни. Кошки выслеживали и сражались с меньшими гоблинами. Они возвращались к владельцам с разорванными ушами и расцарапанными мордами. Они сохранили свои инстинкты — уничтожать все проявления тьмы, грязи и упадка, не дать проявиться гнили.

— Гнили? — переспросил я.

— Как мне рассказывали, — ответила Шиповница, — многие из худших когда-то были созидателями. Можешь называть их духами, слугами бога или богов, создавших мир, можешь называть их младшими богами, — это неважно. Они создали известный нам порядок вещей: звёзды в небе, горы и океаны. Они собрали животных и наделили их инстинктами. И каждая тварь передавала эти инстинкты своему потомству, а также тем видам, что появились позже. Однако созданное ими достигло критической массы, и понадобился противовес.

— Некоторые из этих созидателей сменили роль, — произнесла Роуз. — И начали делать противоположное тому, чем занимались раньше.

— Типа того существа, о котором упоминала юристка, — вспомнил я. — Он зажёг в небе звезды, а теперь низвергает их на землю.

— Метеоритные дожди или что-то вроде того? — предположила Роуз.

— Метеориты? Нет,— протянула Шиповница — Звёзды — источники света и энергии. Существо вроде того, которое вы описали, должно обладать огромным могуществом. Главное среди подобных ему. Одним движением он может обрушить на ваших врагов огненную смерть, но это дорого обойдётся миру. И что ему метеориты — каждый источник света, которым пользуется человечество, станет немного тусклее. Каждый вид топлива и энергии станет на какую-то долю менее эффективным. Еда, топливо, электричество.

— Люди заметят подобное, — сказал я.

— Никогда, даже если будут смотреть, — возразила она. — Нет. Генерал, герцог, кем бы ни было существо, о котором ты упомянул, он командует ими. Бесами, вот как вы могли бы их назвать. Если он принесёт в этот мир тьму, он сделает это, рассылая по миру бесов. Эти бесы действуют подобно духам, только они разумны. Они приглушают свет фонаря, чтобы убийца или бешеное животное осталось не замеченным. Они делают так, чтобы в машине, которая везёт умирающего в больницу, закончился бензин. Всего один ваш призыв, огонь и опустошение, обрушенное на ваших врагов, — но вы никогда не узнаете всех последствий. Сотни случаев в год в течение десятков, сотен лет, прежде чем с бесами разберутся или у них кончится сила.

— Другими словами, гниль пускает корни, — подытожила Роуз. — А человечество сопротивляется, возможно, не вполне сознательно, используя собак, чары удачи или что там ещё.

— Вот почему подобные вам опасны, — сказала Шиповница.

— Наши книги подробно описывают всё, о чём ты сейчас говорила, — заметила Роуз. — Но в них также сказано, что эта конкретная теория была опровергнута.

Шиповница пожала плечами.

— Так меня учили.

— А некоторые из существ, упомянутых в тех книгах, и вовсе не являются ангелами, демонами или чем-то ещё, пожирающим мир. Они просто особенно мерзкие гоблины или какие-то другие твари, для которых пока не придумали ярлыков.

— Почти то же самое, — снова пожала плечами она. — Они несут порчу, несут гниль. Стоит им пустить корни в нашем мире, и он начнёт трещать по швам.

— Сказала девушка, — нахмурился я, — которая подбирает трупы бездомных и превращает их в…

— Фьёргболд, сосуд жизни, — сказала Шиповница. — Переработка. Смерть, разложение и новая жизнь — это составляющие природного цикла. Те, которые мне особенно нравятся. Я могу проделать это ещё сотню тысяч раз, но баланс всё равно не пострадает. Ваши же существа не стремятся к равновесию ни в одном из разумных смыслов. Они несут не просто смерть, а забвение и полное уничтожение. Они пытаются низвести Вселенную к нулевой точке, и каждый шаг на этом пути наполнен воплями, болью и тьмой.

Природный дух ощетинился.

— Вот почему, — добавила Шиповница, как будто переводя текст с другого языка, — вы должны отдать мне эту землю. Нельзя допускать, чтобы кто-то использовал её в качестве опоры для них. Отдайте её мне, отдайте хотя бы ту часть, которая ещё не была испоганена их присутствием. Забейтесь в самый дальний угол, станьте незаметными и ничего не трогайте.

— Лейрд уже говорил что-то подобное.

— И он был прав, — сказала мне Шиповница.

Я нахмурился.

— Я не хочу ни от кого слышать подобных предложений. У нас ведь есть почва для переговоров, иначе ты не согласилась бы нас выслушать?

— Отдай мне землю, и тогда я не убью тебя тут же на месте. Всё. Переговоры окончены.

— Ты же знаешь, что всё не так просто. Я уже объяснял почему. Я ещё не вступил в права собственности.

— Ты требуешь гибкости от нас, так прояви гибкость сам, — возразила Шиповница. — Мы можем начать с того, что ты дашь клятву, которая свяжет всю твою семью. Если ты умрёшь, землю отдаст кто-то из твоих наследников.

— Это уже чересчур, — вмешалась Роуз. — Мне кажется, никто особо и не притворяется, что Блэйк надолго задержится в этом мире. И при этом ты хочешь гарантию? Нечто максимально близкое к гарантии? Как-то это уже слишком! Что будет, если мы дадим обещание, которое будем не в силах выполнить? На нас и на нашу семью ляжет плохая карма. Не говоря уже о том, что после подобной клятвы у тебя не будет никаких причин сохранять жизнь Блэйку.

— Вообще-то я притворяюсь, что задержусь в этом мире, — возмутился я.

— Раз уж мы собираемся действовать открыто, — заявила Шиповница, — и рискуем испытать на себе недовольство Лейрда, нам нужны гарантии.

— Хорошо, — сказала Роуз. — Давай подойдём к делу с другой стороны. Блэйк, расскажи ей, чего хочешь ты.

Я понял, куда она клонит, и мысленно одобрил её план.

— Мне нужна небольшая поддержка, — сказал я. — Определённые знания, немного силы. Ты ничем не рискуешь. Если мы заметём следы, ничто не укажет на твоё участие.

— Какие знания? Какая сила?

— Ну, для начала, — сказал я, — я бы хотел узнать что-нибудь об узах между Иными и практиками. Как ими пользоваться, как управлять. У вас с фамильяром очень тесная связь. Возможно, ты поделишься своими знаниями и опытом, чтобы я знал, как избегать опасных связей с Иными.

— Я поняла. Как уберечься от гнили?

— Помимо всего прочего, — сказал я.

Опыт Шиповницы был обширным, вне всяких сомнений, но я не собирался ей подражать. В первую очередь я хотел узнать, чего мне следует избегать. Как я уже говорил Роуз, я был уверен, что Шиповница обладает весьма полезными знаниями. Знаниями, которые станут попросту бесценными, если вдруг окажется, что Роуз каким-то образом заражает, захватывает или преображает меня.

Я специально сформулировал свою просьбу так, чтобы она не могла отказать мне, не признав своей собственной слабости.

— Что еще, Блэйк? Давай выкладывай всё, — велела Роуз.

— Я хотел бы научиться некоторым трюкам. Впрочем, не уверен, что готов изготавливать этих твоих Фьёрдгрунд.

— Фьёргбольдов, — поправила Шиповница.

— Ну да, эти Сосуды, — поправился я. — Но парочку уроков, или какой-нибудь дар, который можно было бы использовать несколько раз… я так понимаю, это обычная процедура для практиков?

— Именно так большинство практиков и получают свои знания, — подтвердила Шиповница. — Ученичество, служение, оказание услуг или рождение в правильной семье.

— Ясно, — сказал я. — Мы уже говорили о том, что ты умеешь менять свою природу, но я этого побаиваюсь. Не хочу ослаблять себя, ведь если возникнет какая-то гниль, она начнет меня менять.

Или татуировки продолжат меняться.

— Всё зависит от того, сколько усилий ты вкладываешь, — заметила она. — Можно даже стать сильнее. Научись управлять формой своего тела, и ты легко сможешь воспрепятствовать тому, кто попробует сделать это с тобой.

— Вот как? — удивился я. — Спасибо за совет. Но ведь это же может и ослабить меня, верно?

— Тебя может ослабить что угодно, — ответила Шиповница. — И похоже, что это уже случилось, и не раз.

— Да, тяжёлые выдались деньки, — признал я.

— Мой партнер считает, что нам следует позволить тебе умереть или даже помочь в этом, — сказала Шиповница. — Сделка не принесет нам пользы, если ты настолько слаб. А твои силы ничтожны, особенно для наследника такой долгой и такой учёной династии.

Опять двадцать пять.

— Те, кто придут после меня, будут ничуть не лучше, — сказал я. — Знаешь, почему? Дай-ка вспомнить... Кто там на очереди? Следующая будет Кэти.

— Кэти самая старшая из возможных наследников, — сказала Роуз. — Она твёрдая, как кремень, бескомпромиссная, злая и жадная. Когда-то у неё было своё дело, теперь она шеф-повар в ресторане. Мать, не дающая своему ребенку и шагу ступить самому, и готовая уничтожить любого, кто станет ему угрожать.

— Именно так, — подтвердил я.

— Не вижу в этом никакой проблемы, — сказала Шиповница.

— Мне кажется, что как только она окажется на моём месте, — сказал я, — она отдаст дом юристам или заключит сделку, чтобы попробовать вернуться к своей прежней жизни. Это может не сработать только в том случае, если бабушка предприняла какие-то меры, чтобы связать ей руки. Но и тогда она останется упрямой и подлой и никогда не уступит ни метра земли.

— Согласна, — сказала Роуз. — Я знаю её лучше, чем Блэйк, и подтверждаю, что это правда, Шиповница. Удивлюсь, если тебе удастся вытянуть из неё хотя бы пять слов, среди которых не будет оскорбления.

Я молчал, позволяя Шиповнице переварить услышанное.

— Тогда мы просто убьем её до того, как она получит шанс продать землю. Кто дальше?

Как у неё всё просто. Это ведь она голосовала тогда за казнь Мэгги?

— Возможно, — сказал я.— Следующей будет...

— Элли, — сказала Роуз.

— Профессиональная преступница, хотя и невысокого полёта. Ни дня в своей жизни не работала, — сказал я. — Всё поставила на кон, чтобы заполучить этот дом. Я так понимаю, для неё это был единственный способ остаться на плаву. Самоконтроль отсутствует, ненавидит всех, а особенно тех, кто умнее или лучше её, а это практически кто угодно. И это не от глупости, просто она абсолютно всё воспринимает как нападение.

— Она не тупая, — добавила Роуз. — Помню, она успевала одновременно кучу дел провернуть. Выезжала на разных схемах, подработках. А когда ведёшь такую жизнь, неизбежно становишься изворотливым в подобных делах.

— Именно так, — сказал я. — Вот только не уверен, станет ли она искать вескую причину, чтобы натравить на людей демонов. Ей сгодится любая, даже та, которую она выдумает сама.

— Она стала бы одним из самых страшных дьяволистов, о которых вы слышали, — сказала Роуз. — Что подводит нас к Роксане...

— Вообще-то с ней я практически не знаком, — признал я. — Знаю только, что ей около двенадцати и она очень избалована, со всеми вытекающими отсюда проблемами…

— Когда подружка Каллана, которая готовилась стать учительницей, проходила практику в её классе, Роксана такое про неё сочинила, что карьера той девчонки тут же и закончилась, — поведала Роуз. — Не знаю, придумала это она сама или родители подсказали, но в любом случае она не производит впечатления совестливого и сознательного человека, способного цивилизованно вести дела с демонами или соседями.

Я мог только представить выражение лица Роуз в зеркальце у меня на шее, с которым она буравила взглядом Шиповницу.

— Моей сестре, — добавил я, — всего два года. Могу только пожелать удачи. Чтобы попытать счастья с Айви, придётся подождать лет эдак семнадцать, а то и больше.

— А если не выйдет, останется только Пейдж, — подытожила Роуз.

— Еще одна аморальная личность, завершающая картину вашего семейства? — фыркнула Шиповница. — Где каждый готов по собственной прихоти спустить на город демонов?

— Нет, — возразил я. — Она была моим другом. Я уважаю её и доверяю ей. Но, скажу честно, мне кажется, договариваться с ней будет куда сложнее. Перед ней уже будет длинная вереница погибших родственников, а она уж поумнее меня будет. Не думаю, что она поделится с тобой землёй, особенно после того, как ты пыталась убить меня.

— Но ты-то сам собираешься со мной работать?

— Я не в том положении, чтобы помнить обиды, — сказал я. — Я говорил абсолютно серьезно. Я хочу сместить Лейрда и Дюшанов с их насиженного места. Хочу нанести удар по источнику их сил. Я хочу запугать их и заставить страдать за смерть Молли. Возможно и физически, если придётся.

— Мне на это наплевать, — сказала Шиповница.

— Что если, теоретически, я лишил бы их власти, а потом переехал? Что если бы я перенёс свою резиденцию в другое место? Я мог бы изучить этот вопрос: возможно ли перенести сам дом или его содержимое куда-нибудь ещё.

Как бы она не пыталась его спрятать, я заметил её интерес.

— Это невозможно.

— Кто знает? — спросил я. — Давай исследуем этот вопрос. Ты обещаешь помочь мне в борьбе против Лейрда, а я — выделить время, чтобы поискать способ переехать. Подобная информация тебе не помешает, ты всегда сможешь использовать её против тех, кто займёт моё место. Сможешь обмануть их, сможешь выставлять им условия — дело твоё.

— Я разрешаю тебе уйти отсюда живым, а ты соглашаешься выделить время на изучение этого вопроса, — сказала Шиповница.

— Я уйду живым и невредимым, — уточнил я.

— И без вредоносной магии, заклинаний или неправомерных действий, — добавила Роуз. — Мы уходим свободно, нас никто не преследует, не наносит вреда нашим телам, сознанию, имуществу и чувствам.

Шиповница задумалась, затем кивнула.

— Договорились, — сказал я.

— Договорились, — сказала она.

Я ощутил, как напряжение покидает меня. Услышав эти простые слова заключенного между нами соглашения, Иные пришли в движение и начали покидать возвышенные места, на которые забрались, чтобы им было удобнее наброситься на меня.

— Поделись со мной какими-нибудь полезными для меня знаниями, — попросил я. — Как преображаться, например, или дай мне какой-нибудь источник силы, и я передам тебе вот этот кусочек земли, когда и если смогу это сделать.

— Удвой размер, — потребовала Шиповница. — И пообещай удвоить его ещё раз, если о моём участии прознает Лейрд. Я не хочу никаких неприятностей с его стороны. Он мерзавец.

— Если он узнает о твоем участии из-за допущенной мною оплошности, — сказал я, — а не от тебя самой.

— Либо от твоих слуг, — быстро добавила Роуз. — Никаких призывов, никаких приказов подручным, чтобы они ему рассказали.

— Ни от меня, ни от моих слуг, — Шиповница слегка поморщилась.

Она наверняка так и собиралась поступить.

— А если ты не сможешь отдать мне землю? — спросила она.

— Тогда я обещаю приложить все усилия и найти другую возможность вознаградить тебя за твой дар, — ответил я.

— Меня устроит только эта форма вознаграждения, — заявила она.

— Или это, или ничего, — ответил я. — Готов поспорить, это лучшее предложение, что ты получала за очень долгое время.

Она задумалась, затем взглянула на своего фамильяра.

— Ладно.

— Договорились?

— Договорились.

— Вот и чудно, — сказал я. — Ну так чем ты можешь со мной поделиться?

— Прежде чем мы займемся этим вопросом, я хочу предложить кое-что ещё, — сказала Шиповница.

— Что? — спросил я.

— В обмен на то, что я не донесу Лейрду о твоих планах, для начала ты прямо сейчас удвоишь размер земли.

Я хмуро посмотрел на неё. Она улыбалась, демонстрируя желтоватые зубы. Пряди волос выбились из-под капюшона и легли на лицо. В эту секунду она даже больше походила на животное, чем её фамильяр.

Я не знал, что на это отвечать. Козырей у меня не осталось.

— Что думаешь, Роуз? — спросил я.

— Думаю о книге «Владения». Об основных правилах, которые очень тесно связаны с тем, чего хочет Шиповница.

Я попытался вспомнить содержание книги и упомянутые в ней правила.

— Нам следует объявить своими владениями лес или хотя бы его часть, — сказала Роуз.

Шиповница ощутимо напряглась. Перья фамильяра встали дыбом.

Торопиться некуда, нам гарантировали безопасность. Я позволил себе улыбнуться.

— Мы можем выбрать кусочек прямо в центре леса. Как только мы его получим, он ведь уже наш с концами, верно? Ты не можешь сделать своими владениями землю, которую кто-то уже объявил своей.

— Это очень удобное место, — подхватила Роуз. — Рядом с домом. И при этом вдали от всех.

Фамильяр Шиповницы зарычал.

— Продолжай в том же духе, и переговоров между нами больше никогда не будет, — пообещала Шиповница.

Слова этого заявления несли силу. Безусловное утверждение. Почти клятва.

Я молча выпрямился и стал ждать.

Это была неплохая мысль — озвучить эту идею, чтобы напугать Шиповницу, разрушить её замысел. Мы способны навсегда забрать часть её территории.

Молчание затянулось. Шиповница беспокойно ёрзала, периодически поглядывая на фамильяра. Они наверняка как-то общались.

— Обещай, что не выполнишь эту угрозу, — наконец сказала она, — и я ничего не скажу Лейрду.

— Замечательно, — сказал я. — Договорились. Это, наверно, хорошо, что мы повторяем всё по три раза? Так договорённость несёт больше силы?

— Типа того. Итак, мне нужно научить тебя, как менять свой облик.

— Ну да, — ответил я.

— Раздобудь как можно больше неостывшей крови какого-нибудь животного. Сними с себя всю одежду. Окропи себя. Медленно, чтобы позволить себе ощутить силу, чтобы поток не смыл разум. Вложи силу в нужные части тела. Поглоти дух и впусти его в себя. Если плохо сконцентрируешься или проявишь недостаточно воли — сила, заключенная в крови, хлынет в другие части твоего тела. Возможно ты изменишься физически, возможно, будут другие побочные эффекты, может быть и так, что ты потеряешь разум, забудешь себя. Если силы окажется мало, на выходе получишь намного меньше, чем потратил. Со временем ты начнёшь понимать, сколько силы следует вкладывать и куда стоит направлять внимание.

Это было... несколько более формально и поверхностно, чем я ожидал.

— И где мне взять силу? — спросил я.

— Есть сотни способов.

— А как мне использовать её в обряде превращения? — уточнил я.

— Зависит от того, откуда ты получаешь силу, — ответила Шиповница.

— Можно привести пример? — спросил я.

— Конечно, — ухмыльнулась она. — Но за это я хочу получить что-нибудь ещё.

Похоже, она считает, что выполнила свои обязательства. Она ведь рассказала, что нужно делать. А раз я получил инструкции…

— Это нечестно, — сказала Роуз.

— Нечестно, — согласился я. — Забудь. Посмотри сюда, Шиповница...

Я снял перчатку и вытянул вперёд руку с медальоном.

Я физически ощутил направленное на предмет внимание. Как только Шиповница и множество Иных взглянули на неё, прядь волос начала расти, оплетая цепочку и стянув её туже.

Я напомнил себе, что грёзы уязвимы.

— Можешь ли ты хотя бы сказать, годится ли сила грёз? — спросил я.

— Природа грёз чужда людям, — нахмурилась Шиповница. — Годятся лишь те, что отданы по доброй воле. В противном случае они чересчур хрупки. Хранят слишком много связей с фейри.

— Даже так? — озадачился я. — Хм...

— Кто дал их тебе? Единственные несвязанные фейри здесь — изгнанники.

— Сначала ответь на мой вопрос. Смогу ли я ими воспользоваться?

Она нахмурилась.

— Дай мне их, и я найду для тебя другой источник силы.

— Я, видишь ли, весьма к ним привязан и не представляю, как можно их отдать. — сказал я. — Отвечай на мои вопросы, и я буду отвечать на твои. В противном случае мне, пожалуй, лучше пойти разрабатывать план против Лейрда.

— Да, ты можешь воспользоваться ими, чтобы добыть силу для превращения, но тебе не следует этого делать.

— Почему? — настороженно спросил я.

— Если ты хочешь изменить облик, уже самих грёз будет достаточно. Это более гибкий вариант, правда, менее надежный, но я не думаю, что ты будешь сражаться с каждым членом семьи Лейрда. Если грёзы разрушат, созданное с их помощью обличье будет украдено, и ты останешься в твоем истинном теле, голый и беспомощный. На твоем месте я бы использовала одни только грёзы.

— Грёз у меня не так уж и много, — сказал я. — Они растут, но медленно.

Впрочем, прямо сейчас они росли.

— Используй сколько можешь. Густо намажь их на себя. Для этого придай им подходящую форму, например, измельчи, а потом высыпь на себя или вотри. Укутай себя грёзами и не допускай, чтобы они повредились. Каждый раз, как твоему облику будут бросать вызов, он будет истончаться. Каждое сомнение будет оставлять в нём трещину, но ты можешь заделывать трещины, используя силу. Хорошие создатели иллюзий, у которых есть доступ к силе, способны носить один и тот же облик годами. Есть такие, кто никогда не переодевается, а лишь меняет грёзы.

Я постарался запомнить этот момент.

— Так кто дал тебе их?

— Это трофей, добытый в поединке.

— Чего тебе будет стоить отдать эту вещь мне?

— Перед тем, как ответить на твой вопрос, я хочу задать свой. Каковы ограничения?

— Их немного. Мой учитель говорил, что сила фейри в дерзости. Сохраняй правила изменения простыми, без лишних выкрутасов, и сможешь превратиться во всё, что пожелаешь. Твоя сила и сила грёз расходуются по-настоящему лишь только если грёзы разрушаются. Идут трещинами, треплются, блекнут, обдираются или разваливаются на части. Ты обманываешь реальность, и когда реальность узнаёт об этом, она заставляет тебя заплатить за несоответствие в облике.

— Хорошо, — сказал я. — Вот это намного практичнее. Может ли кто-нибудь разрушить облик, отследив связи?

— Нет, если ты позаботишься о том, чтобы придать другой образ и им тоже.

— Понятно. Тогда зайдём с другого конца. Что, если я слишком хорошо обману реальность?

— Ты не должен этого делать. Ты должен оставить некий знак. Нечто, намеренно сделанное неправильным. Своеобразный ключ. Зачастую указывающий прямо на тебя. Любой, кто заметит его, сможет тебя увидеть сквозь грёзы, но ты и сам сможешь заметить подобный знак и сделать то же самое.

— Например?

— Не тот цвет глаз, или правая сторона перепутана с левой, словно в зеркальном отражении, или у тебя сохранится твой собственный шрам.

Я кивнул.

— Отвечаю на твой вопрос: мне было бы невероятно трудно отдать свой трофей. В настоящий момент у меня есть несколько мыслей о том, что с ним можно сделать, но если ты спросишь меня в другой раз, возможно, мы сумеем договориться. Я так понимаю, мы ведь сможем продолжить переговоры в будущем?

— Не угрожай мне, и всё возможно, — сказала Шиповница.

— Замечательно, — сказал я, не давая давая никаких обещаний. — По поводу вопросов и ответов... могу я спросить, кто или что был твоим учителем?

Она поёрзала. Растерянно и с некоторым раздражением.

— Нет, — сказала она.

— Хорошо, — продолжал я. — Есть ли у тебя вопросы, которые бы ты хотела задать?

— Ни одного из таких, ради которых мне пришлось бы отвечать тебе. Мы закончили, — сказала она. Она взмахнула рукой, и начали уходить последние Иные. Она помедлила. — Я надеюсь, ты потерпишь неудачу. Но я также надеюсь, что она не будет стоить тебе жизни.

— Спасибо, — сказал я. — Я буду стремиться достичь одной из этих целей.

Она немного нахмурилась и ушла. Я же потащился по глубокому снегу назад к дому, на ходу натягивая перчатку.

Когда мы отошли достаточно далеко, я застонал.

— Не могу поверить, я просто взял и смыл чернила с рук!

— Но ты же не знал, что с ними делать. Это могло быть опасно.

— Но, чёрт возьми, я бросил ступку и пестик на дно раковины и смыл оставшееся зелье. Я же мог использовать его! Может быть, хватило бы, чтобы изменить руки.

— Зачем? Что ты замышляешь? И, пожалуйста, не надо этих твоих фокусов, когда ты объясняешь всё в самых общих чертах и только в последнюю секунду, а мне оставляешь только возможность согласиться или нет.

— Я же только один раз так сделал, разве нет?

— Ты имеешь в виду прямо сейчас? Или в тот раз, когда ты разбирался с этими чудищами с птичьими черепами и бросил камень на лёд? Или когда ты вышел на середину церкви и объявил о своих намерениях?

— Вот чёрт, — пробормотал я.

— Учитывая твое состояние, я уверена, что ты собираешься сейчас поклясться, что никогда больше так не поступишь. Не надо. Но помни об этом, особенно если что-то всё-таки произойдёт и мы поменяемся ролями.

— Я постараюсь, — медленно и осторожно сказал я. — Но у меня почему-то такое чувство, будто ты уже знаешь, что именно происходит.

— Потому что так и есть.

— Звучит зловеще, — заметил я.

— Ну и как тебе это понравилось, Блэйк? Не очень приятно, да?

— Но я-то это делал не специально, — возразил я.

— А я специально. Если мы хотим больше доверять друг другу, то это будет шаг в нужном направлении. Но прежде чем рассказать тебе о том, что я обнаружила, нам придётся кое-что проверить, однако проверка отвлечёт тебя от того, что ты прямо сейчас замышляешь.

— Да, возможно, — сказал я.

— Тогда давай сначала разберёмся с текущей ситуацией. И, пожалуйста, никаких внезапных объявлений о том, что мы будем делать в следующую секунду. Ради чего всё это было?

— Мы привлекли на свою сторону Шиповницу, что уже очень круто. Она больше не хочет нас убить. Возможно, мы сумеем договориться о том, чтобы она голосовала против нашей казни, если вдруг до этого дойдёт. И она готова продолжать переговоры.

— Да.

— Что касается Лейрда, мне кажется, в качестве следующего шага нам нужно нанести визит к Мэгги. Ты права, она просто посредник. Разговор с Шиповницей был в чем-то вроде проверки, он позволил мне оценить, как всё пройдёт. Смогу ли я поладить с девушкой, которая пыталась меня убить. То есть, нас убить. По-моему, я держался очень даже дружелюбно.

— Лучше, чем получилось бы у меня, — призналась Роуз. — У меня никогда не было много друзей.

— Ну, а теперь мы можем пообщаться ещё с одной, кто активно действовал против нас, с той разницей, что она ещё и пыталась водить нас за нос. Попробуем договориться с Мэгги о помощи. Затем мы встретимся с Марой или Йоханнесом, если сумеем их найти. Я без понятия, где они и как связаться с ними. Мне кажется, что это не те люди, имена которых стоит выкрикивать и ждать, что из этого получится. Что-то мне подсказывает, что с ними это было бы ошибкой.

— Ты собираешься разговаривать с одиночками. Что нам это даст?

— Лейрд сказал, что сегодня ночью собирается что-то предпринять. Ну а я собираюсь его остановить.

— Остановить?

— Любым способом. Помешать ритуалу, отвлечь его, или ещё как-то. Но эта штука с грёзами может пригодиться, так мы сможем перемещаться по городу. Никаких связей, другое лицо... возможно, я смогу подобраться к Лейрду поближе.

— О господи, — простонала Роуз. — Да тут просто всё что угодно может пойти не так.

— Вот почему наш следующий шаг — сменить мне облик, — сказал я. — Затем поговорим с Мэгги. Нам нужны солдаты, а эти бумажные гоблины, кажется, могут быть чертовски полезными.

— Думаешь, придётся драться?

— Я не знаю, чего ждать. Как может отомстить кто-нибудь вроде Лейрда?

— Он вроде не склонен к насилию, — засомневалась Роуз. — Разве насилие — ответ?

— Не знаю, — ответил я. — Но я бы предпочёл сражаться на непривычном ему поле. Он наверняка знает, как справиться с большинством жутких тварей, которые мы могли бы на него натравить, но не стоит пытаться плести интриги против интригана. Нужно подослать к нему отмороженных карликов-психопатов, которые ткнут ему заточкой в бок, чтобы он потерял способность ясно мыслить.

— Карлик — это оскорбительное слово.

— Не думаю, что политкорректность имеет значение, когда речь идет о гоблинах.

— Согласна, — признала она. — Ты действительно хочешь убить Лейрда?

— Да, типа там подослать к нему гоблинов, чтобы прикончить его. Небольшое кровопролитие не повредит. Ну или что-то другое, чтобы убрать его со сцены. Главное — вывести его из игры. Мы должны в определённом смысле уничтожить его. И его семью тоже. Ты поняла меня, да? Согласна со мной?

— Ненавижу слово «уничтожить». Но сейчас — да, либо уничтожаем мы, либо нас.

— Хорошо сказано.

— Ага, — ответила Роуз. — Пока ты разбираешься с грёзами, я попробую что нибудь о них прочитать. Чтобы мы представляли, с чем имеем дело.

— Отличная мысль, — сказал я, открывая дверь и машинально придержав её для Роуз.

На секунду забыл, что физически её здесь нет.

— А ты успеваешь читать? — спросила она, явно этого не заметив.

— Ещё как, надо бы посидеть вечером, чтобы продвинуться подальше, а может и завтрашний день посвятить только книгам.

— Хорошо, — сказала она.

Вернувшись на кухню, я порылся среди своих инструментов, нашел ступку и пестик и вылил остатки очень разбавленных чернил на руки. Втёр их в кожу.

Я обрезал все волосы, которые выросли за пределы медальона, и растер их, чтобы приготовить новую порцию зелья. На этот раз добавил больше волос, чтобы получилось погуще. Я нанес зелье на лицо, затем закатал рукава и намазал руки до самых плеч.

— Роуз, я только сейчас понял, что не обойдусь без твоей помощи, — позвал я. — Я же не вижу себя в зеркале.

Но она ушла. Ах да, ищет книгу.

Я развёл указательный и большой пальцы и складкой кожи между ними провел вдоль другой руки.

Я пожелал, чтобы кожа изменилась.

Эффект был едва уловим, если вообще был.

Что тогда рассказывала о фейри мисс Льюис?

Самообман.

Я попробовал снова. На этот раз я расслабился и позволил себе поверить, что кожа изменится. Абсолютная убеждённость. Я представил, как бледная кожа на руке отходит, а под ней остаётся моя кожа обычного цвета.

Всё получилось, и это было жутковато. Татуировки остались на своих местах, не такие красивые, но всё ещё классные и именно мои.

Двое моих консультантов сообщили две разные вещи. Шиповница сказала, что я могу использовать навыки изменения облика, чтобы обучиться борьбе с чужеродным вторжением или заражением. Мисс Льюис предупреждала Роуз о хрупкой природе грёз.

Что если в ту же секунду, как мой облик будет разрушен, я одновременно проиграю в этой войне против каких-то духов или некой части Роуз, которая пытается проникнуть в меня каждый раз, когда я трачу слишком много личной силы?

Я провел ладонями по лицу и волосам. Изменений я видеть не мог, но в результате нельзя было сомневаться.

Сомнения были опасны и могли дорого обойтись.

Я открыл гардероб и начал обшаривать его в поисках какой-нибудь подходящей одежды. Бабушкины пальто, весенние куртки, плащи, зонтики...

Ничего.

Я задумался, стоит ли мне надеть зимнюю куртку, когда услышал, как взвизгнула Роуз.

— Что такое?

— Ты меня напугал.

— Мой облик изменился?

— Стал на десять лет старше и заимел тёмные волосы? В общем, да.

— Хорошо, — сказал я.

— Это должно было быть куда сложнее, — сказала она. — Я абсолютно уверена.

— Хорошо, что ты не сказала мне это до того, как я сам попробовал, — заметил я.

Я провел ладонями вдоль рук. Цвет кожи изменился на черный, но татуировки я оставил неизменными.

Затем я изменил внешний вид лица и головы. Я ещё раз провёл руками по макушке и обнаружил, что она обрита, как я себе и представлял. Когда я поскрёб голову, то обнаружил, что и нервные окончания работали тоже. Я ощущал, как пальцы движутся по щетине, чувствовал все бугорочки и ямочки голого черепа.

— Офигеть, — прокомментировал я и провел руками вниз по горлу. Затем повторил уже изменившимся голосом: — Офигеть.

— Определённо, это не должно быть так легко, — не унималась Роуз.

— Прекрати это повторять, — велел я. — Во что я верю, то и становится правдой. Незнание — сила, в данном конкретном случае.

Её недовольное лицо смотрело на меня из тостера.

— Может, это даже хорошо, — сказал я, — что я потратил личную силу. Меня теперь меньше, а значит и грёзам не нужно так много менять?

— Сомневаюсь, — сказала она. — Не забывай, за любую силу приходится платить. Какова цена у этой твоей прелести?

— Думаю, едва не погибнуть в поединке с фейри-дуэлянткой и одержать над ней победу можно считать вполне разумной ценой, — сказал я.

— Может и так, — произнесла Роуз, обдумав мои слова. — Ну хорошо, ты прав.

Я начал размазывать снадобье по оставшимся участкам шеи, плечам и под рубашкой.

— Но если окажется, что выгода больше пережитой на дуэли опасности, тогда я согласен, нам следует насторожиться.


* * *


Чёрт побери! Грёзы, как выяснилось, были просто охренительно полезны!

Я стоял у школы и смотрел на выходящих учеников. Там были все возраста, от детсадовцев до старших классов. Малыши, которые ещё писаются в штанишки, и молодежь, которая уже начинает подрабатывать — все единой толпой стекались к воротам школы.

Мимо меня проходили Бехаймы и Дюшаны самых разных возрастов. Никто из них не удостоил меня более чем мимолётным взглядом.

Я встал среди родителей, ожидающих своих детей. Обычный, незаметный мужик.

Наконец появилась Мэгги, в наушниках и с сумкой через плечо. Как всегда, в своём клетчатом шарфе.

Я прошёл мимо ворот школы и направился следом за ней.

Она моментально остановилась.

— Прошу прощения, — сказал я чужим голосом.

— Не нужно просить прощения, мистер Страшный Незнакомый Дядька. Почему бы вам просто не свалить отсюда? — предложила Мэгги. — А для ваших шалостей идите и найдите себе смазливую дамочку вашего возраста.

Она вела себя так естественно, так обыденно. Интересно, она хотя бы сон потеряла после того, как приказала своим гоблинам разорвать Молли на куски?

— А ты за словом в карман не лезешь, — заметил я, подавив приступ негодования.

Она ссутулилась, засунула руки в карманы и боязливо оглянулась назад, словно выискивая пути к бегству. Защитная поза, неуверенность.

Вот только я прекрасно знал, что сейчас в её руках какое-то оружие, а взгляд нужен лишь для того, чтобы оценить, смотрят ли на нас люди. На моё счастье, люди смотрели. Повсюду вокруг нас шли дети и подростки.

— Я не собираюсь причинять тебе вред, — сказал я. — Пожалуйста, не надо тыкать в меня ножом или насылать гоблина.

Я видел, как она изучает меня. Просто поедает глазами. Ищет подсказки, изъяны в маскировке? Разрушало ли это грёзы, или её внимание, наоборот, усиливало их, укрепляло?

— Ты кто, ёшкин кот, такой? — наконец спросила она.

Ого, подумал я.

Это была свобода, и она пьянила.

Она взглянула на что-то или кого-то у меня за спиной.

Я повернулся до того, как незнакомец успел коснуться меня. Темноволосый плотный мужчина во фланелевой рубашке.

— Чем могу помочь? — спросил он.

Я посмотрел взором и увидел между ним и Мэгги связь. Такая сильная связь для девушки, только недавно приехавшей в этот город…

— Вы — отец Мэгги? — спросил я.

— Да. Откуда вы знаете мою дочь?

— У нас есть общая знакомая, — ответил я. — Мне кажется, Мэгги помнит о девушке, связанной с зеркалами?

Я увидел, как Мэгги замерла, удивлённая и растерянная. Её глаза сверлили пространство вокруг меня.

Пытается нащупать связи?

— Это те самые чудные дела, верно? — спросил ее отец.

— Ага, — сказала Мэгги. — Чудные.

Я взглянул на её отца. Он знал.

Это одновременно облегчало и усложняло дело.

— Я должен тебе кое-что передать — сказал я. — Достичь прощения будет нелегко, для нас обоих, однако сейчас срочно требуется помощь.

— Нет необходимости в такой невероятной загадочности, — заметила Мэгги. — Я рассказываю папам почти все.

— Почти? — спросил её отец.

— Да ерунда, — отмахнулась она. — Ты хочешь напакостить Торбёрнам?

Я заколебался.

— А если и так?

— Тогда я скажу тебе, что с этим покончено. Обманешь меня раз... ну и далее по тексту.

— Если вы пытаетесь втянуть Мэгги во что-то типа...

— Нет, — сказал я. — У меня с Торбёрнами нет никаких э-э-э… то есть вообще-то нет, у меня с ними не всё гладко, но я хочу помочь этой семье. Если бы Мэгги согласилась как-то загладить то, что произошло с Молли Уокер, я бы не отказался от её помощи. Я хотел бы одолжить ресурс.

— Это та погибшая девушка? — спросил отец Мэгги.

То есть он ничего не знал. Я увидел на её лице тень озабоченности.

Я решил её выручить. Карма, если уж на то пошло. Или это не считается, если я забочусь именно о карме?

— Скорее, речь сейчас о том, что произошло вчера, когда мы в последний раз разговаривали.

Я увидел, как блеснула связь. Она пыталась выяснить, кто я. Под критерии подходило не так уж и много народу. Может быть, она решила, что я юристка в ином обличии? В это легче поверить, легче объяснить.

— Было бы куда проще, если бы вы прямо сказали нам, кто вы такой, — сказал её отец.

— Могу я проводить вас до машины? — спросил я. — Я мог бы объяснить там.

— Можете объяснить прямо здесь, — оборвал он, — или можете убираться.

Я вздохнул.

Надеюсь, я достаточно хорошо укрепил свой образ, чтобы он выдержал этот удар. Если нет, все мои планы пойдут прахом.

Я оглянулся по сторонам, чтобы убедиться, что никто не смотрит, и расстегнул молнию куртки так, чтобы стало видно велосипедное зеркало у меня на шее.

Глаза Мэгги округлились от удивления:

— Блэйк?

— Это зеркало? — переспросил её отец.

— Это Блэйк, — прошептала она. — Блэйк Торбёрн.

Каждый раз, когда она произносила мое имя, я видел связь, которая пыталась пробиться ко мне, ударяя в грёзы, словно таран в тяжелую дверь.

Хорошо ещё, что её отец растерялся и не нашёл, что сказать.

— Перестань, — сказал я. — Хватит. Можно проводить вас до машины?

Мэгги кивнула и потянула отца за рукав.

Пока мы в молчании шли к машине, я попытался оценить нанесенный грёзам ущерб. Наверное, их можно исправить при помощи крови, но сейчас это было бы самоубийством.

Лучше подождать, пока грёзы исправят себя сами.

— Не произноси мое имя, — попросил я. — Скажи, можно ли попросить взаймы несколько гоблинов?

— Они всё время пытаются вырваться из-под контроля, — сказала она, — с ними трудно.

— Меня устроят даже совершенно неуправляемые гоблины в бумажных тюрьмах. — сказал я. — Я собираюсь кое-что предпринять против Лейрда. Уже скоро.

Она закусила губу.

— Мэгги, ты должна мне всё объяснить, — сказал её отец.

— Я постараюсь, обещаю, — ответила она.

Я увидел, как формируется связь. Обещание обладало весом.

Я моргнул, чтобы очистить взор. Не стоит слишком на него полагаться.

— Три бумажных гоблина, — сказала она, вытащила руки из карманов и сунула мне в ладонь три сложенных листка. — И ещё свисток.

— Свисток для чего или для кого?

— Он призывает существо, имя которого мне нельзя произносить, — сказала Мэгги. — Оно написано на свистке.

«Хуепутало».

— Вот так, — сказала она, взяла у меня свисток и дунула.

Что-то тяжелое ударило по кузову машины.

Гоблин. Заросший, бородатый, прячущийся в тенях.

— Он подчиняется владельцу свистка, — сказала Мэгги. — Попробуй.

— Мерзость какая, — пробормотала Роуз. Отец Мэгги вздрогнул.

— Хуепутало, подойди, — сказал я.

Тот и ухом не повёл.

— Хуепутало, подойди, — приказала Роуз.

Он подошёл на несколько шагов.

— Вот о чём я хотела с тобой поговорить, — пробормотала Роуз.

Глава опубликована: 09.09.2020
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 542 (показать все)
Eterni
кстати да, дикие карты мартина. Межавторский цикл. Синопсис - после неудавшегося инопланетного вторжения люди, попавшие под действие боевого вируса изменяются. 9 из 10 ловят джокера, и мутируют во чтонибудь неприятное, 1 из 10 обретает сверхсилы. Причем большинство сил напрямую зависят от тригера. В последствии выясняется, что инопланетяне так толкали человечество к прогрессу, с целью поработить оставшихся в живых тузов и использовать их в качестве рабов для дальнейшей экспансии. Ничего не напоминает?
vomolrah
Я думаю только ленивый еще не сравнивал джокеров и 53тих.
деадпул постоянно такую дичь творит. Джокеру срезают лицо.
Хотелось бы так думать, но нет. Не творит. Видел комиксы, фильм и в игру играл. Дедпул, это просто комедия с кишками, изображая себя взрослого, но на самом деле он тоже для подростков.
Джокер-версия была в одной серии комиксов, да. И всё! Экранизации нема, упоминании нема. Ну и сам по себе надоел.
У Харликвин подобного не видел. Её вообще сейчас осветляют птицами.

Наруто не упоминай, это такая срань и там все персонажи и вся вселенная скатилась в такой мусор, что никакие там серые мальчики уже не придадут ему значение.
Единственный с большой натяжкой плюс - мангаки большие любители придумывать необычные способности от сенен-манги до Джоджо. Одно плохо. Играя со способностями, они часто скатываются до игрой роялями, искажая события как им удобно.

Маккрей не воскресил старый лор, как грешат Марвел и ДиСи и создал новых персонажей с нуля и ничем не ограничен в цензуре. Это УЖЕ считай принес новое по сравнению с популяризированным и экранизированным дерьмом. На такое ни Марвел ни ДиСИ (кроме совсем редких комиксов, об экранизации которых даже не задумываются и которые не длятся более 7к страниц) уже не задумываются и не рискуют.

А это вы уже не авторов супергероики перечисляете.

и отбрасывать все, что к ним не подходит.
Например?

Вспоминается анекдот про шерлока холмса, который любил темными дождливыми вечерами сидеть у камина и жечь в нем улики, опровергающие выводы его дедуктивного метода.
Скрытая издевка с пассивной агрессией против меня. Лучше бы примеры привели.

9 из 10 ловят джокера, и мутируют во чтонибудь неприятное, 1 из 10 обретает сверхсилы. Причем большинство сил напрямую зависят от тригера.
Игра роялями. У Маккрея было только с нятяжкой у Мрака и он за это дорого расплатился.
Не интересует.

В последствии выясняется, что инопланетяне так толкали человечество к прогрессу, с целью поработить оставшихся в живых тузов и использовать их в качестве рабов для дальнейшей экспансии. Ничего не напоминает?
Ну ок.
Только есть мааааааленькое но.
Во-первых - я никогда не говорил что он сотворил что-то новое и не говорил что "почему ему у Хьюго не выписывают".
Во-вторых - уже сказал за что он круче остальных. Пишет более 5к страниц, новый лор, персонажи не ограниченные цензурой и моралью. ПРИ ЭТОМ у него аш 3-4 таких совершенно разных мира.
Мартин получается писал только фентэзятину, супергероика была создана совместно. Паланник, Чан и Нун писали либо одну вселенную всего на него несколько книг, либо множество по единичным.
Но ВСЕ они уступают перед всеми кирпичами Маккрея вместе взятые. Это делают его не человеком, а Машиной.
По Пакту он вообще стырил мифологии и гоэтию. И? Тоже обвиняем в пиаре?

Не пытайтесь ЯКОБЫ спустить меня на землю тем о чем я не говорил или будто считаю что у Маккрея всё идеально. Совсем нет. Я уже писал, что таймскип в Черве, пропустив битву Чертенка и Сердцееда, это высочайший удар ниже пояса и что под конец у него всё начало торопиться и преобразовываться в кашу.
Не, совсем нет. Маккрей не идеален и не образец оригинальности.

Я постоянно хвалю его и ставлю выше других писателей по другой причине.
За старания.
За то что ему не насрать, за то что он строчит круче Мартина, Сапковского, за то что он старается несмотря на то, что он живет на патреоне, не выпускает официально в бумажном варианте, и никто из крупных людей не обращает на него внимание. За то что он не манипулирует грязно людьми не дописывая миры, за то что он не ограничен одним миром. За то что он не ограничен цензурой, не боится показать ангст, раскрыть персонажей с иной стороны, не строит розовых соплей, не ограничен отсталыми позициями у стариков, считая что персонажи должны быть только гетеро, а женщины - бедненькие девочки созданные только, чтобы рожать, не срёт водой, не уходит от темы, и просто продолжает писать историю ни смотря ни на что, беря в расчёт прогресс культуры общества и умело прописывает так уже более тысяча персонажей, создавая им яркие образы.
ЭТО делает его круче всех ваших описанных писателей.
Показать полностью
Eterni это Мартин писал только фентези? ))) Вообще то он начинал с твердой нф. Я так и до сих пор считаю, что умирающий свет у него гораздо лучше игры престолов.

"9 из 10 ловят джокера, и мутируют во чтонибудь неприятное, 1 из 10 обретает сверхсилы. Причем большинство сил напрямую зависят от тригера." не понял при чем тут Мрак, честно говоря. Тут сходство с червем полное по-моему. Просто процентное распределение другое. Та же Света вполне себе джокер. Или собственно главная героиня, явно же не мечтала управлять насекомыми. Голем, которого спецом тригерят... да все. Опять же, массовые мерзкие изменения, как в начале стража. В общем, явно вода из одного колодца с дикими картами.

И я не обвинял макрея в плагиате, есть всего 12 сюжетов (если с натяжками, то 36, если совсем отбросить логику, то три). Он вполне себе в традициях. Это как выяснять кто у кого украл, ДС или Марвел. Большинство не воровалось, а просто придумывалась исходя из мысли - а что еще будет круто?

И кстати, что за наезды на Сапковского, что он не дописал мир? Все логично закончено. Ведьмак мертв, злодеи наказаны, мир через пару миллионов лет обречен (но это все не точно)

На тему гетеро персонажей вообще смешно. Та же Цири вполне себе как минимум би, а скорее лезби. У мартина тоже не мало персонажей с нетрадиционной ориентацией.
По поводу жизни на пантеоне - ну, это сомнительный признак самого крутого писателя. Все равно что сказать что Елена Малышева самый крутой врач, потому что собрала больше всего людей у тв. Кстати, у кого из писателей ныне девочки только для того чтоб рожать? ) если на Мартина наезд, то нет???
Отсутствие цензуры... ну, если вдруг он таки доберется до экранизации много будет удивлений. И кстати, если на то пошло, против повестки у него ничего нет, так что в своем информационном поле никакого особого вызова он не бросает. И слава богу.

Я на самом деле спорю только потому, что меня раздражает привычка опускать других авторов, чтоб поднять своего любимого, и при этом утверждать что это ОБЬЕКТИВНО лучше. Причем КАПСОМ!!!
Показать полностью
Вообще то он начинал с твердой нф. Я так и до сих пор считаю, что умирающий свет у него гораздо лучше игры престолов.
Значит зря сошел.

не понял при чем тут Мрак, честно говоря.
В игре роялью. Когда происходит "ужасная" ситуация от которой нет выхода, но тут ВНЕЗАПНО срабатывает триггер и всё решает. Это игра роялью. У Мрака - второй триггер.
У Диких Карт получается - принудительное использование триггера.
Я уже говорил, что мне начхать на сходство, когда Маккрей написал больше чем Дикой Карты, один, за ящик лапши, и не только Червя.

И кстати, что за наезды на Сапковского, что он не дописал мир? Все логично закончено. Ведьмак мертв, злодеи наказаны, мир через пару миллионов лет обречен (но это все не точно)
....Извините, а вы книги читали? Он нихрена не мёртв. Его пронзили вилами да, а потом воскресили. Игры к слову и делают плавное (но своё) продолжение Ведьмака.
Потом Сапковский ещё приквел написал. И всё. В его книгах Хлад так и не наступил, приключения Цири не закончились, отношения Ведьмака и Йеннифер не закончились. У него там концовка закончилась абсолютно ни на чём.
Всё за Сапковского сделала третья игра и моды фанатов.

На тему гетеро персонажей вообще смешно. Та же Цири вполне себе как минимум би, а скорее лезби. У мартина тоже не мало персонажей с нетрадиционной ориентацией.
Я и не говорю, что этого нет вообще.

По поводу жизни на пантеоне - ну, это сомнительный признак самого крутого писателя. Все равно что сказать что Елена Малышева самый крутой врач, потому что собрала больше всего людей у тв.
Я вот не понимаю, откуда у вас пользователей столь вопиющие ужасные сравнения!?
Ладно бы с Донцовой ещё сравнил, тут можно было сравнить с количеством (но не качеством!), но вы сравнили человека, работающего на собственном энтузиазме с лохотронщицей, которая обыдляет людей своей идиотией.
WTF!?

Кстати, у кого из писателей ныне девочки только для того чтоб рожать? )
Везде, где девочки встречают парня и рожают.
Йеннифер как раз к этому стремилась.
На счёт остальных, у кого как. У Рудазова - дохрена. У сенен-манги и манги вообще - крайне часто.

ну, если вдруг он таки доберется до экранизации много будет удивлений.
Чего бы и хотел. Медия с идеями как-то ослабела. И многие студии как-то изнежились и не любят риски.

Я на самом деле спорю только потому, что меня раздражает привычка опускать других авторов, чтоб поднять своего любимого, и при этом утверждать что это ОБЬЕКТИВНО лучше.
Меня в свою очередь раздражает, то что многих возвышают слишком незаслуженно.
Я ничуть не забываю то какой вклад внёс Сапковский. Сам мир Ведьмака интересен. Но в тоже время он переоценен, так как большая часть истории книг - догонялки за Цири. Отчасти его надо благодарить, благодаря играм.
Мартин крут своими престольными интригами, но его мир попросту скучный. Даже драконы какие-то скромные.
И у обоих крайне паршивые экранизации. Тем паче обидно, что сериал Ведьмака ещё кто-то хвалит.
И из-за этого у меня возникает желание опустить их и поднять того, кто написал больше их, написал хорошо, и написал даже не одну вселенную, и каждую историю качественно завершает. То есть ему не насрать.
Вот и хочется чтобы Маккрею за Пакт славы досталось не меньше чем когда-то получили Мартин и Сапковский, как и за Червя не меньше чем хотя бы Майор Грома. И заслуженно получил зеленый свет на экранизацию.
Показать полностью
где это там воскресили ведьмака в книгах? Если про свадьбу - то просто отдельная сказка, а не продолжение. (Сапковский очень раскаивался, что вобще поддался на уговоры и опубликовал эту вещичку, потому что на примечание, что это все поздняя сказка, не имеющая отношения к реальности его мира, все забили.) Ведьмак погиб, как и было предсказано. То, что Цири рассказывает в другом мире рыцарю про то, что Ведьмак жив - явная ложь, и она при этом плачет. Кстати, из-за смерти ведьмака Сапковский и не считает игры каноном. Как раз потому что книги - законченное произведение. Приквел не совсем приквел, а филерная книга где то между 1 и 3 томами, в принципе приятная, но бесполезная. Про то что хлад не наступил - ну так никто не обещал полную историю мира. Только историю ведьмака. Ну и то что ведьмак кончается не о чем, абсолютно не согласен. По сути он жертвует собой, чтоб Цири была свободной, и освободить ее из под контроля ложи ведьм(вот что они в игре провалили, так это это прекрасно отвратительное змеиное гнездо, которое в книгах, по упоминанию, взяло себе власть над миром на долгие-долгие годы). Плюс он гибнет не от руки чудовища, а от руки человека, которого пожалел. Трис избавляется от своего страха. Аллюзия на короля артура и авалон опять же... в общем если прочитать повнимательнее все прекрасно.

"Чего бы и хотел. Медия с идеями как-то ослабела. И многие студии как-то изнежились и не любят риски." удивления будут отнюдь не приятные. В процессе производства он быстро растеряет оригинальные черты, как это происходит почти со всеми книгами.

"И из-за этого у меня возникает желание опустить их и поднять того, кто написал больше их, написал хорошо, и написал даже не одну вселенную, и каждую историю качественно завершает." Вот на счет завершения не знаю. Если подходить по ВАШИМ критериям, то он тоже не завершил ничего. Инопланетная сущность засмущалась и исчезла, ладно, допустим. Другие то остались. Главная героиня выведена из игры, так что ее история не завершена. И т.д. Причем меня то все устраивает, но вот эти претензии исходят от ВАС. Ну и да, вот упорно не понимаю, зачем кого-то опускать. Если автор так высоко стоит, конкуренты ему явно не помешают.

"Я вот не понимаю, откуда у вас пользователей столь вопиющие ужасные сравнения!?" - какое прекрасное оскорбление. А кто это такие, МЫ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ? И кто тогда вы? )))
Показать полностью
В конце книги. На лодке с Йеннифер уплывает.
В таком случае история всё равно не закончилась или закончилась ни на чём.
Про то что хлад не наступил - ну так никто не обещал полную историю мира.
А, ну ружья Бондарчука тоже ничего не обещают. Их вешают на стену, а потом авторы такие разводят руками и говорят "а мы ничего не обещали".
и освободить ее из под контроля ложи ведьм
Офигенно так освободил, сдохнув сам.

Не, звучит крайне натянуто и глупо. Если следовать вашей версии, то концовка значит полное дерьмо. Повсюду пророчества, наступление Халада, Цири владеет кровью топологии... но как только Ведьмак подыхает в деревне, Цири свободна и история закончилась, всё-всё-всё. Расходимся господа, расходимся.
Что? Какой? Хлад? Какая Цири? Всё закончилось, господа, всё закончилось.

удивления будут отнюдь не приятные. В процессе производства он быстро растеряет оригинальные черты, как это происходит почти со всеми книгами.
Если будет какая-то левая студия, которой насрать, то да. Но у Толкиена экранизаций десятки, если не сотни, тоже не все могут похвастаться качеством, пока не явился Питер Джэксон. Так лучше пусть делают, авось кто более амбициозный подхватит.

Инопланетная сущность засмущалась и исчезла, ладно, допустим. Другие то остались. Главная героиня выведена из игры, так что ее история не завершена. И т.д.
Если это какая-то манипуляция, то не стоит. Мы говорим у супергероях. Что делают обычные люди в мире супергероики? Просто живут дальше. Так и тут - живут дальше. И это уже другая история, уже про обычного повседневного человека. Червь и Страж прежде всего про супергероев. И там вся ружья выстрелили. Антагонист, влияющий на глобальный мир уничтожен, а значит история супергероев так же закончена.
В Ведьмаке даже за пределы континента не вышли и всё, что пророчили так и не явилось, в отличии от Червя.
Причем меня то все устраивает, но вот эти претензии исходят от ВАС.
Если речь о Сапковсом, отнюдь. Не я один считаю, что он не закончен. Как и не закончен Престолы или даже Амбер. Так

какое прекрасное оскорбление. А кто это такие, МЫ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ? И кто тогда вы? )))
Читайте выше. Мои доводы небезосновательны. В дальнейшем вы уходите от темы и поставили провокационный вопрос со скрытой насмешкой.
Показать полностью
Eterni
какой потрясающий эгоцентризм, и не желание следовать собственным правилам, если они противоречат вашим текущим целям. В стиле у них подлые шпионы, у нас храбрые разведчики. Из вас получится замечательный политик. Насмешка далеко не скрытая.

Доводы абсолютно безосновательны, потому что все упираются в момент - потому что я так считаю. при этом особенно прекрасно пахнет манипуляция - "Не один я так считаю". Браво!
Eterni
Я вижу ты в первую очередь оцениваешь произведение по миростроению. А миростроение в первую очередь оцениваешь по реализму или хотя бы правдоподобности.
Могу порекомендовать пару твердых научных фантастик. "Ложную слепоту" где можно лучше познакомится с Не-человеческой психологий, причем хорошо прописанной прям с обоснуями и научными теориями и базой. И "Мы легион, мы Боб" я почти на 89% уверен что тебе удастся подрочить на местные космические бои.
Eterni
Мне откровенно все рано на титаку атанов и любые мои аргумент з нее очевидно просто разобьются об "УПМ не может работать с точки зрения классической механики", нз как ты смотришь любой стимпанк или меху.
Но сравнивать ее да и в принципе любое нормальное аниме с Deadman Wonderland это просто максимальное оскорбление как по мне. Настолько тупого аниме как Deadman Wonderland я в жизни не видел, оно настолько тупое что студия аж закрылась. Я прям страдал не то что психологически, а физиологически во время просмотра.
Я долго не понимал про какого гоблина ты говоришь. Когда понял я так и не понял с каких пор пучков стал спецом в аниме. Вся его аргументация сводится к "дебилы" и "тупое говно тупого говна" я не думаю что ему можно скормить червя и получить хоть сколько ни будь объективную оценку, а не "дебилы в тупых масках грабят банк говна".
С молокососом проще он и миньоны популярны тупо за счет агрессивной рекламы, маркетинга и хорошего понимания целевой аудитории. Мелкие пиздюки и их мамки.
Целевая и реальная аудиторая ат немного более искушённая. Я хз где ты там увидел типичный сёнен. Чем больше Эрен думает что он протагонист сёнена тем больше и сильнее ему дают пизды, буквально каждый рас когда он кричит или выебывается.
Утверждать что оно популярно только из за графона или расчлененки все равно что утверждать что первые сезоны игры престолов популярны только за это, а не за сюжет, контраст последнее сезоны, те же деньги те же трупы не чета как то не то да?
Если даже забыть о охуееной рисовке, анимации, музыке то в плюсы можно записать.
Полностью и абсолютно уникальный сетинг никаких классических драконов, магии, инопланетян разве что буквально капля стимпанка.
Полное и абсолютное отсутствие фансервиса вообще.
Правдоподобное изображение всего чего только можно и где это возможно, даже цвета волос только человеческие.
Правдоподобные характеры персонаже.
Но главное достоинство это ебаный саспенс, напряжение и повороты сюжета. Его тут столько хоть в бочки закатывай даже больше чем в тетрадке смерти. В принципе никогда не знаешь что случится, но если что то случается то у этого были причины или предзнаменования и будут последствия, всегда. Угадать кто и как умрет практически невозможно разве что методом тыка.
Самое слабое это главные герои. Которые типа мээ скучные.
Показать полностью
Thunder dragon
Спасибо за предложение, но мне они и так известны.

нз как ты смотришь любой стимпанк или меху.
Там проблема не только в механике, но и в простой тупости персонажей.
Я не против некоторых условностей. Например то что ГГ тоже обращается в титана, непонятно откуда беря энергию, я считаю такой же условностью, как магия в принципе в сенене. Хотя опять же, магией крайне удобно управлять роялями.
И простил бы странный механизм для акробатики если бы не было альтернатив. А у них есть - пушки, ров, копья, катапульты, ловушки, миллиарды способов победить титана без шизотехи. И это бросается в глаза и вызывает фейспалм. + у самого мангаки есть полно ляпов, ошибок и сюжетного и графического характера.
В общем эту тему размусоливать можно бесконечно.

Это кстати общая проблема аниме-индустрии. Персонажи часто незрелые, любят повторять сенен-реплики, злоупотребляют флэшбеками, пафосными речами, игрой в гляделки радикально уничтожая всё повествование.

аниме с Deadman Wonderland
Манга чуть получше. Там хоть не засрали цензурой.

Вся его аргументация сводится к "дебилы" и "тупое говно тупого говна
Вообще то, что он не спец по аниме иронично позволяет подмечать ему то что аниме-фанаты уже на бессознательно уровне закрывают глаза. Он приводил примеры тупости аниме-индустрии. Когда в Наруто есть фотоаппараты, но высылают почтовым голубем, когда в Титане есть пушки, но драться с титанами, почему-то надо играться с паркуром, рискуя людьми, от того даже смерть вызывает не сопереживание, а радость, что этот носитель гена идиотизма с премией Дарвина никого не заразил. Когда в мире есть пушки, но надо произносить заклинания. Много чего ещё.

Вот не факт. Конечно, если почитает первые страницы, можно подумать, что Макррей даже сначала действительно хотел сделать простую супергероику.
Можно заметить, что персонажи там как бы не сразу вливаются в образы, в которые он их ввёл.
Оружейник при первой встречи кажется добрым и прекрасным героем.
Регент простым весёлым подростком.
И только потом они раскрывают образы и показывают альтернативную сторону.

В Пакте вот образы сразу же понимаешь кто есть кто.

С молокососом проще он и миньоны популярны тупо за счет агрессивной рекламы, маркетинга и хорошего понимания целевой аудитории. Мелкие пиздюки и их мамки.
Потому что и так понятно для чего они созданы.
Аниме опять же часто любит играть серьезными щами в мире абсурда.
Чего вот к слову не было в Дорохедоро. Там все персонажи хотя бы чуть-чуть ку-ку, чем она и превосходна.
Но в сенене когда персонаж говорит пафосные слова ВО ВРЕМЯ экшена, когда надо биться, когда все вокруг умирают, но при этом толкающего речь никто не трогает, вызывает нервный смех... пока это не повторяют по 9000 раз, ради удлинения хронометража и вот прям из кожи заставляя придавать серьезность ситуации.

Утверждать что оно популярно только из за графона или расчлененки
Почему же, допускаю что и из-за экшена тоже. В аниме на полную катушку оттянулись с паркуром. Только дебильным он от этого не перестанет.
И то что его любят, говорит лишь о жесткой непривередливости зрителей, на что это уже отдельная тема.

Престолы вообще скучная срань. По началу кое-как пытается вытянуться персонажами со междоусобными разборками кто кому вассал, зассал, отсосал. А потом и это скатывается. В лоре есть чутка разнообразие расы и унылые драконы-виверны. Всё. Никакой фантазии по этой фэнтези больше нет, никакого простора и размаха нет, все пекутся лишь о престолах, и это просто скучно.

С музыкой пожалуй да. На это не поскупились.

Полностью и абсолютно уникальный сетинг никаких классических драконов, магии, инопланетян разве что буквально капля стимпанка.
То что уникальным да. Интересным - нет.
Хотели бы делать без фэнтези, тогда вообще надо средневековье пилить. Только это уже ИРЛ, а ИРЛ мне и в ИРЛ хватает.

Полное и абсолютное отсутствие фансервиса вообще.
Зря. Толковый фансервис только в плюс, и я не только про эротику.

Правдоподобное изображение всего чего только можно и где это возможно, даже цвета волос только человеческие.
Если вы про гендеров, да.
Если для уникальности рас (например перья, вместо волос) - зря.

Но главное достоинство это ебаный саспенс, напряжение и повороты сюжета.
Ну... больше напоминает Санту Барбару для парней. XD
И такое для меня всё равно уныло.

Не, извините, но то что вы помечаете как плюсы, некоторые меня минусы.
Кто с кем как, для чего и зачем и кому как.
Скучный мир без необычных фэнтези-существ.
Нет ни размаха, ни эпика, ни интересных тем, просто скучная дичь про кресла и власть, что они дают. Мэээ, скучно.
Показать полностью
Eterni
И простил бы странный механизм для акробатики если бы не было альтернатив. А у них есть - пушки, ров, копья, катапульты, ловушки, миллиарды способов победить титана без шизотехи. И это бросается в глаза и вызывает фейспалм.
Какие копья, какой ров, там титаны по 3, 10 , 14, 20 метров как ты будешь их убивать копьями? Насколько глубокий ров ты предлагаешь рыть? Они не умирают от кровопотери. Я сомневаюсь что катапульта вообще способна им навредит. Какие миллиарды способов?? О чем ты?
Это гаубицы с точностью как у кремниевых мушкетов и пока они не изобретут гладкоствольные зенитные орудия, пушки будут практически бесполезны потому что попасть с нее ахуеть как сложно, а попасть в затылок это то то уровня сбивать пушками всадников с коней.
При этом УПМ имба. Ее не используют в реальности только потому что она существовать не может. Ее можно и используют против людей. Карман не тянет можно носить с собой. Возьмешь ли ты на разведку с собой пушку? Я сомневаюсь. Леви может убить чуть ли не десяток титанов за минуту. Пушка будет просто столько перезаряжается. Это вообще разные рода войск с разными задачами.
Манга чуть получше. Там хоть не засрали цензурой.
Да на срать на цензуру. Deadman Wonderland это самое тупое аниме что я видел наверное во всей жизни, оно откровенно держит зрителей за дегенератов.
Вот не факт. Конечно, если почитает первые страницы, можно подумать, что Макррей даже сначала действительно хотел сделать простую супергероику.
Можно заметить, что персонажи там как бы не сразу вливаются в образы, в которые он их ввёл.
Оружейник при первой встречи кажется добрым и прекрасным героем.
Регент простым весёлым подростком.
И только потом они раскрывают образы и показывают альтернативную сторону.
Понятие не имею с чего ты это взял. Уже при первой встречи Оружейник мудак и стилит фраг. Он придумал Сциона и весь замес и даже неформалов еще до того придумал Тейлор. Куча черновиков с самыми разными гг, это никогда не было стандартной супергероикой даже близко.

Так ты определись тебе фентези или реализм?
Показать полностью
Thunder dragon
Я кажется говорил, что не горю желанием это обсуждать.
Читаем историю, что представляет собой крепость и орудия. Не имеет значения что представляет собой титан, если на него обрушивается шквал орудий.
Но это лишь одна из глупостей, не считая их нелепового вида, для меметичности, мощного двигателя, и все эти натягивания вроде "потому что только это работает", "потому что так работает", в мире где про магию ни слова, зато закон сохранения энергии и давление пропорционально росту вышли покурить и не вернулись.

Это вообще разные рода войск с разными задачами.
Учитывая, что их штурмует гигантские пупсы, то понятие рода войск тоже выглядит глупо. Других врагов нет.

Да на срать на цензуру.
DW мог хотя бы похвастаться в манге отсутствием цензуры. Аниме потеряло и это. Так что не насрать.

Понятие не имею с чего ты это взял.
Тогда извините.

Он придумал Сциона и весь замес и даже неформалов еще до того придумал Тейлор.
Эээ, Сион вообще пришелец. Его никто не придумывал. Что значит придумал Тейлор? %)
Причем здесь стандартная супергероика?
Я сейчас перечитываю Червя и вновь так же кажется, когда Регент и Оружейник кажутся иначе в первых диалогах. Но только в первых. Потом архетип меняется.
Там даже написано как Тейлор ощущает подбадривание Оружейника, то как он легко с ней контактирует и решает все вопросы. И только потом, во втором диалоге он уже сердится от того что его репутация подпорчена из-за яда в Луне от Тейлор, отображая его настоящую личину.
Регент постоянно веселится и подкалывает группу, отражая его социальное взаимодействие, вплоть до ограбление банка. Потом он становится всё более жестким, равнодушным и отрешенным и его подколы становятся менее компанейскими и более жестокими.

Так ты определись тебе фентези или реализм?
Убавьте требовательный тон. К сожалению, есть множество неписанных социологических правил в которых не стоит собеседнику говорить. Например, нельзя говорит так, будто ты приказываешь. Это кажется гопарьским быкованием, принижая статус человека, делая его шестеркой.
Нельзя говорить так, будто то что ты говоришь - истина. Это наоборот ставит выше тебя над собеседником. Надо всегда вносить предположения "я думаю что", "я предполагаю", "мне кажется", или на совсем крайняк "бы".
Говорим "Можешь пожалуйста определиться, что ты предпочитаешь, фентези или реализм?" или хотя бы "Ты бы определился, фентези или реализм?"

В основном я предпочитаю реализм.
Но в фэнтези я рассчитываю описание мира вплоть до квантового уровня или наоборот полный полёт и раскрепощение фантазии. Количество рас, абсурда, абстракции, нестандартных историй, возможностей магии определяют пропорционально интерес к миру и её возможностей.
Толкиен уже морально устарел. Скучный.
Амбер - много талантливых мужиков в форме. И ничего кроме мужиков. Устарел.
Колесо времени - ничего нового.
Плоский мир - устарел и никак не объяснил мироустройство.
Мартин - вообще уныние.
ГП - рациональное мышление его избило как свинью.
Ведьмак - не раскрыли и полноценного континента.
Рудазов - обладал целой метавселенной, на которую забил после Архимага-Яцхен, сузив масштабы до одного Парифата. Парифат в свою очередь не дописал половину континентов (но уже десяток книг), при этом вылил сотни рас, которые не определяют ровным счетом ничего. Скатился до набора историй и мелких рассказов, ведущие в некуда и почти без особой морали и интересного посыла.

Ни у кого почему то нет фантазии написать фэнтези мир, где есть совсем нестандартная логика существ, несколько полов, необычные расы, необычные касты, иерархии и политический уклад.
Чего там, коли мы живём в прогрессивном сообществе, так можно лихо развернуться с сексуальной ориентацией. Какие там трансгендеры, почему бы не обсудить даже более запретные сексуальные темы? В фэнтези мирах есть демоны как отражение зла, почему бы через них не рассказать о них? Но нет, даже демоны в популярных фэнтези - в основном схомячить душу, уничтожить или захватить мир и всё. Мех.
Так что, в основном, приходиться брать узконаправленные темы, которыми обычно пользуется в киберпанке.
Показать полностью
Thunder dragon
ИМХО "легион, боб" прямо таки плох. Мне сначала нравилось, правда. Но это как супермен. Просто вот во всем хорош главный герой. И лучший хакер мира, и стратег лучше проф военных, и в добыче сырья разбирается... И меня всегда интересовало, как эти ракетные корабли тормозят в космосе так быстро. И что мешает взять с собой просто парочку булыжников, разогнать их до предельных скоростей и бросить во врага, который двигается по стационарной орбите? он и пикнуть не успеет. да песком забросать, в конце концов.

Плюс внезапно опять прямо гуманоидная культура чуть ли не на ближайшей планете и прогресорство.
Впечатление что автор хотел во всю космофонтастику разом, по главе за каждый жанр.

про виртуальные среды вообще не достоверно. Но тут работу провернул разве что нил стивенсон в своем "Додж в аду". Там, хоть и с некоторыми натяжками, объясняется, какие ресурсы на это нужны. И что перецифровкой одной головы, если ты хочешь прямо воссоздать личность, а не имитирующего бота, не отделаешься.

прямо по верхам. Бои в космосе хуже чем у эндра, прогрессорство слабее чем у Стругатских, выживалка хуже чем в марсианине или скажем чем Молот Люцифера... короче многоборец, но крайне слабый во всем.
Показать полностью
vomolrah
Ну начнем с того что он А инженер Б ИИ по сути и потратил десятилетия реального времени и намного больше ускоренного в библиотеках знаний человечества, и ничего не забывает. Типа в добыче сырье разбирается потому что она блин автоматическая как и ремонт корабля.
Так он и не тормозил никогда, только перед влетом в систему. Практически все снаряды которые они использовали были управляемыми ты нииикогда не попадешь в кого то просто щебнем в космосе, это даже не орбита планеты, а солнечная система, между вами допиздахулион километров. Даже снаряды с рельсотрона были управляемыми. И враги его не двигались по стационарным орбитам. Если ты видишь его он вероятно видит тебя и реагирует, двигается, запускает ракеты.

Ну да жизнь так близко к земле пиииздец маловероятна.
А вот реальные ляпы это теократия в Америке. Типа Чё бля ?
Создания атмосферных беспилотников камикадзе. Типа нахуа? Дай им лазер какой нить и все. Эвакуация с земли тоже хрень. У вас есть легкий термоядерный синтез и репликаторы. Считайте у вас есть магия и бесконечный запас манны. Зачем валить на другую планету если проще тераформировать землю? Нахуя строить биокупола на другой планете если можно строить на земле? Нахуя строить корабли и сражается за места на них если нужно сперва построить криокапсулы и заснуть в них, а корабли как нить потом достраивать, чего чего а льда на земле будет навалом. Странно непонятно и не рационально, вы точно инженер?
Показать полностью
Thunder dragon
последнее полностью согласен. Или, если органику долго собирать, построй теплицы на орбите. пока корабли строишь будет урожай. Меня кстати это в интерстелере бесило. Не одна планета не будет пригодна для обитания так, как земля. Если вы не в силах починить землю, вы не в силах и тероформировать другие планеты.

конечно обсуждать реалистичность космобоев как обсуждать реалистичность битвы дракона с годзилой в космосе. я понимаю почему они так выглядят. Помню, читал чудесную книгу, где только для того чтоб лазер попал в цель требовалось 3 часа. И там был не один лазер а цепочка, на случай возможных изменений курса цели. Но в кино такое не экранизируешь. И динамика так себе ) но я аплодировал просто, насколько это реалистично было для книги 70х. да это на пару порядков реалистичнее того, что сейчас пишут.

про то что он потратил десятилетия... а чем занимался его противник? пасьянсы раскладывал?

что то совсем офтоп, наверное надо либо уходить в другую тему, либо сворачивать
vomolrah
Не Думаю что возможно попасть в кого то лазером на расстоянии 3 световых часа. Просто для понимания если взять лазерную указку и посветить на луну то радиус точки будет таким огромным что такой круг было бы отлично видно с земли. А до луны всего две световые секунды! Секунды! А тут три часа. Так что это типа супер нереалистично, та даже для твердых снарядов стрелять на таком расстоянии где снаряду лететь 3 часа это просто нулевые шансы на попадания. По этому тут все ракеты и управляемые. Хз че делал его противник но он отставал и был лучше вооружен но менее мощным в цифровом плане. Хотя это не мешало ему клепать корабли, ядерные бомбы и т.д
Thunder dragon
там неплохо объяснено, с точки зрения скоростей боя близких к световым, но боюсь в коротком изложении это потеряется. и книги названия и автора к сожалению не помню. При космических боях управляемые ракеты тоже не слишком реалистично, если бои в открытом космосе, а не у планет. Слишком большое расстояние, слишком заметный след. В мы легион, мы боб тактика и стратегия космобоев, и особенно описания их механики, очень примитивны на мой вкус.
vomolrah
А почему нет? Управляемая ракета практически гарантирует попадания. Она сама наводится и сама ускоряется саму укорачивается и еще и детонирует создавая осколки или может быть даже ядерная. Может сама находить мишени, патрулировать или быть миной. Запас топлива это же запас взрывчатки, всю скорость которую она набрала можно превратить в удар. Типа перестрелки Не управляемыми снарядами должна происходить типа очень близко что бы попасть. Ракета в теории может быть выпущена с темной стороны луны. У ракеты может быть свое оружие хотя это уже не ракета тогда.. но суть таже.
Восхитительный фик, как по мне: научфантастика против космооперы. https://ficbook.net/readfic/4911089
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх