↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Пакт (джен)



Переводчики:
Оригинал:
Показать / Show link to original work
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Мистика, Экшен
Размер:
Макси | 1849 Кб
Статус:
В процессе
События:
Предупреждения:
Смерть персонажа, Насилие, Нецензурная лексика
Блэйк Торбёрн, который был вынужден бросить дом и семью, чтобы избежать свирепой драки за наследство, возвращается к постели умирающей бабушки, которая сама и спровоцировала грызню среди родственников. Блэйк обнаруживает себя в очереди за наследством, включающим в себя имение, уникальную коллекцию литературы о сверхъестественном, а так же множество врагов бабушки, которые она оставила в небольшом городке Якобс-Бэлл.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава

Подчинение 6.01

Когда меня обнаружили Рыцари, я всё ещё лежал в снегу. Я воззвал к ним, и они откликнулись.

Слепящие огни автомобильных фар пробивались сквозь ограду. Подъезжать ближе они не решились. Я услышал, как хлопнула дверь машины, потом до меня долетели обрывки тихого разговора. Мужские голоса и как минимум один женский.

Свободной рукой я полез в карман и вытащил зеркало.

— Роуз?

— Я здесь, Блэйк.

— Ты выбралась целой?

— Да.

— Хорошо, — сказал я. — Может, тогда сходишь поздороваешься с Рыцарями?

— А ты сам не можешь?

— Дай мне ещё минуту, и я попробую встать, — ответил я. — Но нам нужно по максимуму использовать оставшееся время, так что, может, ты пока начнёшь?

— Конечно. Сейчас вернусь.

Я заставил себя двигаться — это было тяжело из-за холода и вдвойне тяжелее оттого, что я потратил практически все силы. Для начала я завернул руку демона, которая, как и я сам, была укрыта слоем снега. Сделать это тоже оказалось непросто, поскольку мне не хотелось смотреть на неё прямым взглядом.

С демонами стоило держать ухо востро, и Цирюльник был тому наглядным подтверждением.

Я сумел кое-как снять с себя куртку и обернул ею конечность демона. Только после этого я почувствовал себя достаточно уверенно, чтобы попытаться встать.

Двигался я лишь небольшими урывками, так как каждый мой мускул либо онемел от усталости, либо одеревенел от боли. Я перевернулся на живот, потом поднялся на четвереньки и наконец встал на колени. Эти действия заняли у меня целую минуту. Теперь нужно было принять вертикальное положение.

— Помочь надо? — спросил Эван.

Я кивнул. Непонятно было, какую помощь он способен мне оказать, но я не собирался отказываться.

Я опёрся на одну ногу. Отлично. Опёрся на вторую и попытался использовать отрубленную руку демона как подпорку, но в итоге всё-таки потерял равновесие. Эван попытался меня поймать, но не смог.

Я повалился лицом в снег, раскинув руки по сторонам. Все до единой раны ощущались так, будто их только что нанесли мне повторно. Я почувствовал, как Эван садится у меня между лопаток. Он что-то сказал, но я не смог разобрать слов из-за того, что снег заглушал звуки.

Я лежал в снегу глубиной по колено, пытаясь собраться с силами, чтобы встать на четвереньки и немного отползти. Измученный разум блуждал где-то в стороне, обдумывая планы, которые можно было бы реализовать с имеющимся набором средств.

Я услышал скрип снега под ногами и слегка приподнялся.

Это была незнакомая мне женщина. Не молодая, но и не старая. Симпатичная, даже пожалуй привлекательная, хотя у её глаз уже были заметны морщинки.

Она наклонилась и протянула мне руку. Я перехватил её запястье, она в ответ сжала моё. Получилось лучше и устойчивей, чем если бы я просто держался за её ладонь.

Она потянула меня, разгибаясь при этом, чтобы задействовать силу одновременно и рук и ног. Когда я споткнулся и едва не упал на неё, она придержала меня, взяв за плечо.

Физический контакт напрягал, но я не способен был ничего с этим поделать. В итоге мы отыскали положение, при котором она придерживала меня обеими руками за предплечье, направляя и слегка поддерживая.

Всё это время выражение её лица было суровым и немного печальным.

— Они говорят, ты не справился? — наконец спросила она.

— Они?

— Я Присс. Состою пройдохой у Рыцарей. Такие, как я, есть во многих группах.

— Пройдохой?

— Профессиональным лжецом, — пояснила она. — Часто бывает нужен кто-то, кто пользуется защитой несведущего, может манипулировать правдой или лгать, если кто-нибудь начинает задавать вопросы.

Ага, понятно. Я читал об охотниках на ведьм и им подобных. Присс была из числа таких, за вычетом всего того, что касается собственно охоты на ведьм.

— Так это вы тогда были в полицейском участке? — спросил я.

— Что?

— Он отмотал время назад, но в предыдущей версии событий кто-то из Рыцарей приезжал в полицейский участок, чтобы обеспечить мне алиби.

— Вот как? Да, вероятно, это была бы я.

— Спасибо, — поблагодарил я.

— Но в нашей временной линии я ничего такого не делала.

— Всё равно спасибо. Этого не произошло только потому, что во второй раз в дело вмешался один полицейский.

— Нас кто-то остановил.

— И что он сказал?

— Что по какой-то там причине здание защищено охранными знаками и рунами, и что если мы туда войдём, это будет расценено как объявление войны ему и его людям.

— И я так понимаю, воевать вам не захотелось? — спросил я.

— Дело не только в этом. Мы спросили, действует ли он на стороне местного Лорда, и он ответил, что нет. Мы по-быстрому это обсудили и решили, что лучше не лезть на рожон.

— Понятно, — сказал я.

— Мы не стали вмешиваться с учётом того, что у тебя мог быть какой-то хитрый замысел. И да, нам действительно не хотелось лезть в драку, не имея представления о том, во что мы встреваем.

— Не нужно ничего объяснять, — сказал я. — Я не… мне кажется, я не ожидаю и не требую, чтобы кто-то действовал вопреки своим привычкам или подвергал себя опасности. Если вы решили держаться подальше от новых заварух… это можно понять. Я сам только что хлебнул того, через что вам пришлось пройти в тот раз.

— Муж говорит, у вас не вышло?

Я кивнул.

— Мне жаль.

— Судя по твоему виду, нельзя сказать, что ты не попытался.

Несмотря на всю усталость, я непроизвольно фыркнул.

Эван возник у меня на плече.

— Привет, птичка! — поздоровалась Присс.

— Привет! — ответил Эван.

Присс и глазом не моргнула. Но не потому, что привыкла к говорящим птицам. Причина была в неведении. Она его попросту не слышала.

— Это Эван, — пояснил я.

— Его зовут как того мальчика, в убийстве которого тебя обвинили? — удивилась Присс.

— Ага, — сказал я, не углубляясь в дальнейшие объяснения. Я не был уверен, какие на этот счёт существуют правила.

Мы добрались до сетчатой ограды с воротами.

Вот и их пикап. Ник, которого я раньше окрестил «Дробовиком», стоял рядом с машиной в компании того хромого толстяка. Оба держали в руках ружья и о чём-то вполголоса беседовали с боковым зеркалом.

Когда мы подошли достаточно близко, я отцепился от Присс и похромал вперёд, чтобы облокотиться о высокий капот пикапа. Моя нога на секунду перекрыла свет фары, и наступившая темнота заставила сердце ёкнуть от ужаса.

— Что у тебя в куртке? — спросил Ник.

— Рука демона, — ответил я.

— Ты оттяпал от него кусок?

— Есть такое дело, — подтвердил я.

Он медленно кивнул.

— Я как раз им рассказывала, что нам пришлось убежать, — вмешалась Роуз. — Мы пришли сюда с несколькими разными идеями, но только одна хоть как-то сработала.

— Огонь, — кивнул я. — Когда мы снова вернёмся к этому, мы используем больше огня.

— Вы о чём? — спросила Присс. — Я что-то пропустила?

Ах да, она же не видит девушку в зеркале.

Я указал на Роуз.

Присс повернулась и заглянула в зеркало.

— Ого. Во как.

Она слегка прищурилась.

— Во как, — повторила она.

— Так вы собираетесь сюда вернуться? — спросил Ник, выходя вперёд, чтобы обнять одной рукой Присс. Та обняла его в ответ.

— Его нужно связать или уничтожить, — ответил я. — Но я думаю, это случится не сегодня. И скорее всего даже не завтра. Как только мы придумаем, как удержать его внутри, мы спалим его дотла. Или будем жечь до тех пор, пока он не станет достаточно мелким, чтобы можно было связать.

— Не могу поверить, что вы готовы снова туда идти, — сказал он. — Господи.

— Честно говоря, я и сама с трудом в это верю, — призналась Роуз.

— Возвращаться туда я не хочу, — согласился я, — но теперь уверен как никогда: с этой тварью необходимо покончить.

— Не стану спорить, — сказал приятель Ника. Наверное, мне говорили его имя, но мне не удалось его вспомнить. — Лично я не смогу подойти к нему ближе, чем сейчас. Господи, да я и так-то в штаны готов наложить со страху.

— Точно, — согласился Ник.

Я кивнул, разглядывая обёрнутую в куртку руку демона. Перед тем, как замотать, я успел рассмотреть её периферийным зрением, и мне показалось, что она была длиной с обычную человеческую руку, с когтями на концах пальцев, но при этом каким-то образом выглядела одновременно грубой, толстой и непропорционально длинной. Тот край, где демон её перекусил, был срезан наискосок. Срез выглядел более-менее ровным. Я попробовал его согнуть, насколько хватало сил, но он не поддался. У меня возникло впечатление, что с его помощью можно разрезать всё, с чем справился бы нож для масла.

— Мы не готовы, — сказал я. — Нам нужно одолеть Лорда Торонто, но у нас нет необходимых средств. Дела плохи, а станут ещё хуже.

— Когда ты говоришь слово «мы», ты… — начал Ник.

— Я имею в виду себя и Роуз. И Эвана. Ты говорил, что вы не подписываетесь ни на что кроме символической помощи, не связанной с риском.

Он кивнул. Ему просто хотелось расставить все точки над «i».

— Я хотел, разобравшись с демоном, склонить вас на свою сторону. Можно сказать, отомстив за ваших товарищей. Мне жаль, что у меня не вышло. Но если обстоятельства позволят, я рассчитываю повторить попытку.

Ник снова кивнул.

— Это кое-чего да стоит.

— Я не прошу сражаться или делать что-то ещё. Но, может, вы смогли бы ещё разок меня подвезти?

— Ты же за этим нас и позвал, верно?

— Ну да.

— Тогда давай свалим уже из этого богом забытого места, — сказал он. — Полезай на заднее сиденье. Там тесновато, но переднее у меня уже давно не сдвигается.

Не дожидаясь моей просьбы, толстяк помог мне забраться в кабину, потом обошёл её кругом, чтобы занять своё место.

Секундой позже машина тронулась.

Я откинул голову назад, мечтая только о том, чтобы вздремнуть.

— У меня тут книги, — сказала Роуз. — Воплощения, связывание великих Иных…

— А он что, великий Иной? — спросил я.

— Он же само Завоевание, — ответила Роуз.

— Не стоит разбрасываться этим именем направо и налево, Роуз, — предупредил я. — Извини если что. Я, если так можно сказать, ухватил это во время предыдущей большой беседы с Рыцарями.

— Поняла.

— Зови его Большим З, потому что он реально большая З, — предложил я.

— Неплохо подмечено, — поддержал Ник с переднего сиденья.

— Он является Воплощением, — сказала Роуз. — То есть существом, связанным как минимум на абстрактном уровне с глубинными механизмами мироздания. У подобных ему нет ни начала, ни конца в общепринятом понимании. Они просто есть, и всё. То, что мы наблюдаем, является точкой кристаллизации, сгустком этой сущности. Возможно, какой-то недотёпа попытался пробудить эти силы, чтобы потом подчинить их, но потерпел неудачу; или кто-то по той или иной причине отдал им самого себя; или его породило какое-то значительное событие. Теперь он существует сам по себе. Его можно ослабить, но нельзя полностью уничтожить. Он... пожалуй, достаточно значителен, чтобы его можно было причислить к великим.

— Да уж, — сказал я. — А можно ли связать что-то подобное?

— По силам ли это мне? Скорее всего нет. Но теоретически связать можно всё что угодно.

— Понял. Никакой конкретики.

— На данный момент это всё, что мне удалось вычитать.

— Тогда давай обсудим план нападения, — сказал я. — Бес связан…

Я запнулся, поскольку не мог вдаваться в подробности при Рыцарях.

— …довольно непрочно, и он освободится, — договорил я.

— Ага, — согласилась Роуз. — На самом деле я надеялась, что к данному моменту у нас будет хоть какой-то план, и бес послужит лишь отвлечением внимания.

— Но плана у нас нет, — сказал я. — У Большого З есть несколько друзей и куда большее число врагов. Но ни те, ни другие не стремятся участвовать в нашей игре. Значит, мы должны сделать всё, на что способны при имеющихся ограниченных средствах. Ты, я, Эван, два связанных призрака и, возможно, Рыцари, если они окажутся настолько любезны, что ещё разок нас подвезут. Ну и кое-какие мелкие инструменты.

— Да, по сути это всё, — признала Роуз. — Хотя у нас есть и другие союзники, но…

— Но эти союзники чересчур дорого просят за свои услуги, — закончил я.

— Это точно.

Я кивнул.

— Мы знаем этих союзников, о которых вы говорите? — спросил Ник.

— Юристы, — ответил я.

— Юристы?

— Ассоциация дьяволистов-адвокатов, — пояснил я. — Думаю, они хотят, чтобы я к ним присоединился. Они предложили мне, так сказать, карточку бесплатного выхода из тюрьмы.

Я заметил, как он обменялся с женой коротким взглядом, наверное заключавшим в себе много такого, о чём мне знать не полагалось.

— Я не особо жажду принять эту сделку, — сказал я. — Это было бы, как говорится, всё равно что из огня да в полымя. Да ещё в такое полымя, что горячее не бывает.

Чтобы подчеркнуть свою мысль, я выразительно указал вниз.

— Так ты, выходит, и в самом деле дьяволист, — произнесла Присс.

— Я знаю кое-какие имена, которые знать не стоило бы, — признал я. — И которые мне и не хотелось бы знать. Так что в техническом смысле да. Но в душе нет.

Присс полуобернулась и посмотрела на меня через плечо.

— Ты и выглядишь примерно так, как по моим представлениям должен выглядеть дьяволист. Примерно. Два совершенно разных образа, только вперемешку. Но ведёшь ты себя совсем не так, как дьяволист.

— Не уверен, что представляю, на что должен быть похож дьяволист, — задумался я.

— Запавшие глаза, худощавый, измождённый, волосы тонкие, явно не следит за собой, ходит в чёрно-красной мантии с капюшоном, таская фолиант в переплёте из человеческой кожи…

— И что, я вот так и выгляжу?

— Под глазами круги, волосы немытые…

Я потрогал волосы.

— Прошлую ночь я провёл в камере, и душа мне не там предлагали.

— А капюшон?

Я потрогал капюшон свитера, который носил под курткой.

— Тут не поспоришь.

— Ещё я представляла себе этакого подростка-гота, офигевающего от того, во что вляпался. Ты выглядишь как нечто среднее между этими двумя.

— Среднее между безумцем в мантии волшебника и офонаревшим мальчишкой-готом? — уточнил я.

— Получается, ты полубезумный офонаревший молодой человек, — вставила свои пять копеек Роуз.

— В самую точку.

Я вздохнул и откинулся на сиденье.

— Что ж, этот бестолковый двадцатилетний бедолага безумного вида должен срочно найти способ победить существо, которому много столетий, потому что время уже на исходе.

Слово взяла Роуз.

— Если мы ничего не предпримем, то, когда наступит срок, возможны три исхода событий. Либо бес найдёт способ управлять Лордом, и тогда у нас в городе будет безумное, опасное, искажённое Воплощение. Либо Лорд найдёт способ справиться с бесом и станет куда сильнее. Или же это вообще не будет проблемой, и тогда За… Лорд Торонто заставит нас подчиниться его требованиям и передать доступ к силе и знаниям нашей семьи. Последний вариант наихудший из возможных.

— Вот насчёт этого не уверен, — возразил я. — Как только кто-то упоминает «наихудший из возможных сценариев», мне на ум тут же приходит куча вариантов, как дела могут пойти ещё хуже.

— Пессимизм? — уточнила Присс.

— Мне больше нравится считать это не пессимизмом, а проявлением моей творческой натуры, — не согласился я.

— Ну ладно, если он получит то, на что претендует, это будет просто пиздец насколько плохой сценарий, — поправилась Роуз.

— Уж это точно, — согласился я, чтобы вернуться к теме разговора.

— С огнём можно воевать огнём, — продолжала Роуз. — Я имею в виду, что мы же можем задействовать, ну то есть призвать и задействовать тяжёлую артиллерию. Провести ритуал и связать кого-нибудь из бабушкиных книг.

— И с какого боку это лучше, чем вызвать юристов? — спросил я.

— Меньше грязи. Теоретически, если делать всё абсолютно безошибочно, демонов использовать безопасно.

— Ошибки неизбежны, — возразил я. — Это человеческая природа.

— Так что страшнее, в конце-то концов? — спросила Роуз. — Либо Лорд Торонто вытянет из нас то, что ему требуется, и выпустит в мир неуправляемых демонов, либо мы отдадим это ему сами, и тогда он станет добиваться своих целей при помощи управляемых демонов…

«А какие могут быть цели у воплощения Завоевания?».

— …либо мы сами воспользуемся управляемыми демонами в своих целях, во благо всего города?

— Мне кажется, это очень скользкая дорожка, — заметил я.

— Думаю, тут ты в самую точку попал, — прокомментировал Ник.

Присс непонимающе посмотрела на него.

Пока Ник в двух словах объяснял ситуацию Присс, я взглянул на Роуз.

Та уже заготовила контраргумент.

— Чтобы что-нибудь подготовить, у нас остаётся всего… два с половиной часа. И я не слышала, чтобы кто-то предлагал лучший вариант.

— Насколько я могу судить, при помощи демонов ситуацию невозможно улучшить в принципе, — сказал я.

— Тогда предложи план. Хоть какой-нибудь. Ты говорил про Гиену, я предлагала идею стравить наших врагов между собой…

— И у нас ещё есть отрезанная рука демона, — добавил я.

— И как же мы можем её использовать?

Я поглядел на руку, завёрнутую в куртку. Её острый срез…

Я думал использовать её в качестве ножа, но её форма навела на кое-какие другие мысли.

— Она похожа на долото, на клин. Может, использовать её как стопор для двери?

— Стопор для двери? — не поняла Роуз.

— Давай пойдём от конца к началу, — сказал я, наклонившись вперёд и держа конечность демона в руках. — У Эвана хорошо получается ускользать, верно?

— Да.

— Это финальный этап нашего плана. Выбраться невредимыми. Предыдущий этап… давай представим, что мы нашли способ заклинить дверь в персональный мир Большого З. Вне этого мира мы его никогда не видели, и можно смело предположить, что именно там он и будет находиться, когда призовёт нас. Думаю, что сейчас он у себя в башне, так сказать, готовит сцену. Мы войдём, сделаем всё, что нужно, чтобы его отвлечь…

— Как именно?

— Бес освободится, и одновременно с этим мы выпустим Гиену, — сказал я. — В башне предостаточно призраков, он сможет использовать их против Большого З, и это его ослабит.

— Наш план был усилить его.

— Если знаешь как, я готов выслушать. В настоящее время я обдумываю — без особой конкретики — как максимально его отвлечь, вывести из равновесия. Используем или создадим какую-нибудь возможность сбежать, а дверь за собой заблокируем. А если найдём способ задействовать свойства этого демона, то может даже сумеем сделать так, чтобы дверь вообще исчезла. И угроза, и разрушения будут изолированы…

— А как же я? — спросила Роуз.

— Эван умеет отпирать замки.

— Обычные замки. С такими, как мой, нет никакой гарантии.

— Ты права, — согласился я. — Получается, у нас есть два способа попробовать вскрыть замок. Если нажать с достаточной силой, то мы могли бы разрезать цепь рукой демона.

— С достаточной силой? Да ты слаб, как дитя, а Эван весит — сколько там, граммов тридцать?

— Я сильнее, чем выгляжу! — заявил Эван.

— Это так, — вздохнула Роуз, — но я что-то не уверена, что ты настолько сильнее, чтобы так рисковать.

— Там ты находишься в материальной форме, — сказал я. — Ты могла бы попробовать это сделать сама.

— Если ты подойдёшь ко мне достаточно близко, чтобы задействовать руку, то и он сможет до неё дотянуться, — возразила Роуз. — Может быть, у Эвана и получится подлететь и взломать замок, но очень сомневаюсь, что нам дадут время ковырять цепь срезом этой руки.

Я вздохнул.

— Мы могли бы научить тебя парочке рун, — предложил Ник.

— Мне неоткуда взять силы, чтобы напитать руну, — ответил я. — А для того, чтобы создать противовес его резервам, их понадобилось бы до фига.

— Тогда это проблема.

— Но всё равно спасибо.

— Да не за что. Значит, это ты про неё тогда говорил, что у твоей подруги проблемы?

— Ну да.

— Его почти бесполезной подруги, — сказала Роуз. — Я могу читать, могу строить планы, и на этом, можно сказать, всё.

— А ещё ты умеешь предлагать вещи, от которых мурашки по телу, — добавил Ник.

— И это тоже, — согласилась Роуз. — А толку-то.

Иногда она начинала выражаться в точности как я.

— Довольно паршиво, — заметила Присс, — когда не можешь слышать добрую половину разговора.

Ник опять повернулся к ней и принялся пояснять содержание беседы.

— Давай не забывать, что ты оказалась в наручниках в первую очередь ради меня, — напомнил я Роуз.

— Он с самого начала это планировал, — ответила Роуз. — Посадить меня на цепь.

— Думаешь? — переспросил я.

— Конечно. Готова поспорить.

— Вот же чёрт, — сказал я.

Только сейчас до меня стало доходить, насколько глубоко мы вляпались. Прежде я думал, что ситуация в любом случае безвыходная и что мы выбрали меньшее из двух зол. Роуз можно было освободить, но если бы Завоеватель разорвал на части моё тело или разум, собрать меня воедино не получилось бы. Неприятно было осознавать, что именно этого он с самого начала и ожидал.

— Если хотите, — сказала Присс, — я могла бы съездить к кое-кому из местных.

— Присс! — предупреждающе произнёс Ник.

— Я не становлюсь ни на чью сторону. Скорее собираюсь исполнить свои обязанности добропорядочного члена сообщества и честно сообщить соседям о том, что у нас происходит. Понятно, что за один вечер я мало к кому успею…

То есть она собирается поехать только к тем, кого считает возможным убедить.

— Мне это не нравится, — помрачнел Ник. — Ты никогда не хотела глубоко влезать во все эти дела. И скорее всего была права.

— А здесь и сейчас я хочу во всё влезть, — ответила Присс. — Я обещаю быть осторожной.

— Достаточно осторожной?

— Могу кого-нибудь из наших прихватить, — предложила Присс.

— И с этим я мог бы поспорить, но по другим причинам, — сказал Ник.

— Идея вообще под вопросом, если парнишка не хочет, чтобы мы это делали, — заметила Присс. — К тому же может быть утечка информации.

— Я благодарен вам за предложение, — сказал я. — Спасибо. Пожалуйста, сделайте это, если возможно.

Слова не могли передать то, что я сейчас чувствовал. В момент почти полного отчаяния я увидел проблеск надежды.

Присс взглянула на меня и слегка улыбнулась. Ник произнёс что-то, чего я не расслышал, и они принялись шёпотом переговариваться.

У меня оставалось два часа и двадцать с небольшим минут, чтобы попытаться придумать способ свергнуть властителя, который правил этим городом очень много лет. Того, кто нажил себе множество врагов, но до сих пор, если так можно выразиться, оставался царём горы.

Но это была только часть проблемы. Он был существом упорным, зацикленным на одной теме. Он…

— Он не человек, — подумал я вслух, прерывая беседу супругов. — Он поступает согласно набору правил. Он способен на многое, но список того, на что он не способен, намного длиннее.

— Это верно, — сказала Роуз. — Но любое Воплощение нуждается в человечестве как в источнике подданных и жертв, резервуару, из которого оно сможет пополнять силу. Возможно, из-за гордыни ему придётся отказаться от действий, которые смогли бы улучшить его положение, или от того, чтобы уступить другим, когда это действительно необходимо. Если оно достаточно долгое время не будет получать жертв, то начнёт становиться более… не знаю, как это лучше сформулировать…

— Механистическим, — подсказал я. — Воплощение станет более механистическим.

— Примерно так. Станет частью более всеохватывающего механизма бытия.

— Хорошо, — сказал я, — здесь я вижу слабое место. Насколько часто они нуждаются в пожертвованиях?

— Зависит от того, насколько часто они нарушают свои собственные внутренние правила. Возможно, раз в тысячу или раз в сто лет. А может, ежедневно.

И снова это вопрос времени.

— Жаль, что мы не можем обратиться за помощью к Бехаймам. Было бы неплохо, если бы на этом счётчике оказалось меньше нулей. Какие ещё слабости бывают у Воплощений?

— Им не хватает гибкости. Кто-то вроде сфинкса ещё способен в некоторой степени освоить какую-нибудь магию вроде шаманизма. И пусть это даже совершенно чуждый источник силы, но она может выучить правила, воззвать к духам, предложить им подношения и получить небольшой эффект. Но Воплощения… в общем, они то, что они есть, не больше, не меньше. Если какое-нибудь Воплощение поглотит достаточное число людей, то обретёт способность в своих интересах обходить некоторые правила; это же верно и по отношению к человеку, вобравшему в себя Воплощение. Но по большей части они делают только то, что делают. А если говорить о Лорде Торонто, то его репертуар невелик.

— Ясно, — сказал я.

— В книге написано, что в пределах этого репертуара Воплощение… ну, в общем, по части чистой мощи оно сравнимо с божеством, — добавила Роуз.

— Понятно, — сказал я.

Само собой, я знал, что Завоеватель не настолько силён. Он был умирающим Воплощением, и его власть как местного Лорда была далеко не так велика, как выглядело со стороны.

Если бы его можно было убить, я бы, пожалуй, попытался. Только вот убить его было невозможно.

— Хорошо, — сказал я. — Тогда как насчёт связывания?

Повисло молчание.

Присс оглянулась через плечо. Я поднял взгляд.

Роуз в зеркале не было.

— Ник, притормози, — попросил я.

Ник съехал на обочину.

Я приподнялся на сиденье и взглянул в зеркало.

Роуз там не было, под каким бы углом я ни смотрел.

Я привстал с сиденья, упёршись головой в потолок пикапа. Книга была на месте. Валялась на полу, будто её уронили.

Роуз похитили.

Я вернулся на сиденье.

— Блядь, — выругался я.

— Не поняла, — сказала Присс.

— Она пропала, — пояснил Эван, хотя Присс и не могла его слышать.

— Мою подругу только что похитили, — сказал я, чувствуя себя очень уставшим и слегка напуганным.

— И ты должен бежать на помощь? — спросила Присс.

— Мы должны! — поправил Эван.

— Нет, — ответил я. — На самом деле… не знаю, что сейчас лучше сделать. Но это уже второй раз. У него входит в привычку хватать её и удерживать при себе в те моменты, когда мне действительно важно, чтобы она была рядом. В прошлый раз, когда он её утащил, она была без сознания. Я… ему нравится угрожать людям. Он угрожал и мне. Я не в восторге от мысли, что он сейчас точно так же будет прессовать Роуз.

— Если он настолько крепко её держит, — сказал Ник, — может получиться скверно.

— Может, — согласился я. — И так оно и будет. Вот же блядь.

— Что ты намерен делать? Если тебя нужно подвезти к Лорду…

— Нет, — отказался я. — Сейчас я не смогу толком ничего с ним сделать.

— Тогда куда?

— Мне нужно… как-то вооружиться. Накопить силу, в прямом и в переносном смысле.

— Можно гантели поднимать, — предложил Эван.

— Это слишком долго.

— А если волшебные гантели?

— Ты завёл себе фамильяра за то время, что мы не виделись, — заметил Ник.

— Но приобретать инструмент ещё не время — я не знаю, что выбирать, и у меня нет Роуз, которая провела бы меня через ритуал. Аналогично обстоят дела и с Владением. И похоже, что каких-то других быстрых способов ощутимо себя усилить не существует.

— У нас найдутся кое-какие базовые тексты, если тебе надо, — предложил Ник.

— Но если ты их заберёшь, а потом потеряешь, то мы в жопе, — добавил его приятель.

— Подумаю, — сказал я. — Не могу сразу решить, что делать. Но за любую помощь я буду очень вам благодарен. По-настоящему.

— Мы не можем возить тебя кругами всю ночь напролёт, — сказал Ник. — Бензин денег стоит, а толку от этого что-то не видать. Где тебя лучше высадить? Можем побыть с тобой какое-то время, если нужна компания.

— Тогда ко мне домой. В районе Университета, тут рядом. Оставаться вам не обязательно, вы и так уже сильно помогли.

— Никаких проблем. А что станешь делать, когда доберёшься домой?

— Не знаю, — повторил я. — Ты спрашивал, где я хочу выйти. Выйти я хочу там, а вот где мне нужно выйти, я и сам не знаю.

— Ты в курсе, что у местного Лорда есть способы управлять людьми, верно?

— Ну да, — ответил я. — Этот… парень на букву Ф у него под каблуком.

— Насчёт этого имени я бы не заморачивался, — заметил Ник.

— Когда я его в тот раз вызвал по имени, чтобы он меня подвёз, то он взбесился, — возразил я. — Ну да ладно. А про то, что он под ногтём у Болшого З, он мне сам рассказал.

— С твоей подругой может получиться то же самое.

— Может, — согласился я.

— Если бы я с самого начала сообразил что к чему, — сказал Ник, — я, может, и смог бы тебя предупредить. А теперь ему наверняка известно всё, что известно ей.

Я уронил голову вперёд и уткнулся лбом в подголовник кресла Ника.

Он спросил меня, очень деликатно:

— Ты что-то не психуешь, не истеришь. Или всё это было частью вашего плана?

— План был до того нелепый, надуманный и неполный, — ответил я, не поворачивая головы и не открывая глаз, — что меня не огорчает даже понимание того, что нашему врагу он известен.

— Точно нет?

— Гораздо больше меня пугает мысль о том, что он может догадаться задать Роуз вопрос, способна ли она добраться до тех книг, что его интересуют. Если она может принести их зеркальные копии в мир Большого З, то нам хана.

— Сколько надо времени, чтобы что-нибудь подготовить? — спросил Ник.

— Честно говоря, не имею представления, — ответил я. — На его месте я бы обеспечил себе приемлемую защиту. Это должно занять некоторое время, особенно если подойти к делу тщательно. А для самого призыва достаточно назвать имя.

— Выходит, какое-то время у тебя в запасе есть. Ситуация не слишком-то изменилась.

— Трудно сказать, — ответил я. — Может, это двадцать минут, а может и несколько часов. Единственное, что известно наверняка, так это то, что у нас нет почти никакой мощи, и что З по большей части вынужден придерживаться своих собственных правил.

— К сожалению, идей никаких, — сказал Ник.

— А что случится, если он не последует правилам? — спросила Присс.

— Полагаю, он потеряет часть территории, — ответил я. — Возможно, это что-то вроде игры в «Монополию»: если теряешь деньги, которых у тебя нет, то, пока не расплатишься, должен отдавать принадлежащее тебе имущество.

— Уже кое-что, — заметила она.

— Я не уверен, что это имеет хоть какое-то значение. Невозможно принуждать такого, как он, поэтому в лучшем случае я поставлю его в ситуацию, когда он либо последует собственной природе и кого-то завоюет, либо понесёт небольшой урон.

— А я не совсем понял, — сказал Эван. — Кого он будет завоёвывать?

— Роуз, — ответил я. — Скорее всего. Будет давить на неё, унижать, заставлять её подчиняться, используя силу и запугивание. Он всё рушит, забирает…

— А мы не можем заставить его забрать что-то, чего он не должен? — перебил Эван.

— Не исключено, — ответил я. — Только не знаю, что бы это могло быть, и к тому же в подобных обстоятельствах он скорее всего обратится к своим остаткам человечности и немного изменит правила.

— Понятно.

— Но такое направление мысли мне нравится, — добавил я и сделал в уме заметку.

Было и ещё одно правило, о котором я опасался говорить вслух, поскольку обладание такого рода информацией было небезопасным. Завоеватель был слаб, но ему необходимо было выглядеть сильным.

Именно так.

— Когда он закончит с Роуз, он направит внимание на всех, до кого сможет дотянуться, за исключением тех, кого обещал не трогать, — продолжил я. — Если я правильно помню, он обещал безопасность Пьянице. Ему самому, его свите и городу Торонто.

— Так Пьяница заодно с ним? — спросил Ник.

— Пьяница стоит в стороне.

Ник кивнул.

— В какой-то момент он займётся мной. Попытается сделать то, что обычно делает. Завоевать, подчинить, посеять отчаяние, заставить действовать по своей указке, — размышлял я вслух.

Я немного поразмыслил над сказанным.

— И это, в сущности, не так плохо, — добавил я.

— Чего? — не понял Эван.

— Он хочет поставить нас на колени. Но не убить. Возможно даже, он попросту не способен нас убить. Может только подстроить нашу смерть от чужих рук.

— Какое-то хлипкое «возможно», — возразил Ник.

Что ж, лучше уж хлипкое, чем никакое.

В этом и заключались правила, так сказать, игры.

— В моём районе полно улиц с односторонним движением, — сказал я. — Здесь надо направо, а потом налево. Если неудобно, то просто высадите меня тут, я пешком пройдусь.

— Да ты еле ходишь.

— Буду ковылять, как зомби, — сказал я.

Он повернул направо.

Стратег из меня был никудышный. Никаких способностей к планированию. Да, по работе я делал планы сцен, оформлял витрины и подставки для различных произведений, но при этом постоянно импровизировал, на лету меняя первоначальные задумки. Такое у меня хорошо получалось.

А вот просчитывать на десять шагов вперёд я не умел. Не зря Роуз предлагала взять на себя долгосрочные планы, оставив мне только тактические задачи.

И это почти сработало с абстрактным демоном. С Уром. Скорее всего, мне удалось остаться в живых только потому, что каждый из нас двоих делал то, что умел лучше всего.

Всё могло кончиться гораздо хуже.

Вот только, может быть, всё и в самом деле стало хуже. Блядь.

Теперь Роуз была в лапах у Завоевателя и, вне сомнения, из кожи вон лезла, чтобы убедить его не калечить её, не подвергать пыткам и не вытягивать из неё то, чего ему знать не следует. Если он выведает, что у неё есть доступ к книгам, или прознает ещё какой-то важный секрет, то нам конец. Если нет, и если к тому же ей удастся хотя бы немного отвлечь Завоевателя, это добудет нам немного времени. Всё зависит от того, насколько у Роуз получится сымпровизировать и сможет ли она воспользоваться удачным шансом.

Мне же теперь досталось всё планирование.

Мы уже подъезжали к моему дому.

Дом. Пусть я и был прямо возле него, но ощущение было таким, как будто он находится на другом краю света.

— Вон туда, — показал я.

В длинном ряду припаркованных машин не было ни одного свободного места, поэтому Ник остановился посреди улицы.

— Хочешь, попозже заскочим? Я могу привезти книги, мы посмотрим, как ты, может, отвезём куда потребуется?

— Если не трудно, — попросил я.

— Тогда примерно через час, — сказал Ник.

— Отлично, — ответил я. — Спасибо вам.

— Ты как, в порядке?

— Честно? Не сказал бы.

— Могу представить.

Он вылез из машины, открыл мне дверь и протянул руку, чтобы помочь выбраться.

Мне всё равно было неприятно, когда меня настолько крепко хватают, пусть даже с самыми лучшими намерениями.

Тем не менее я сумел изобразить благодарную улыбку.

Эван уселся ко мне на плечо.

Я едва удерживал равновесие, поэтому не стал оборачиваться, а просто махнул Рыцарям на прощанье рукой. В другой руке у меня была конечность демона, обёрнутая в куртку.

Я открыл ключом дверь подъезда, но остановился, не дойдя до конца вестибюля.

Резко повернув налево, я направился вдоль коридора.

К зданию примыкал гараж. Машина Джоэла стояла на месте, та самая, что я у него одалживал. Это означало, что Джоэл дома.

Мой мотоцикл тоже был здесь.

Мне до смерти захотелось прокатиться. При такой погоде это было бы самоубийством, но хотелось невероятно.

Я провёл по нему рукой.

— Может, нарисовать на тебе руну ветра? Или стоит поискать что-то вроде руны равновесия?

— Ты что, разговариваешь с мотоциклом? — удивился Эван.

Я и забыл про него.

— Ага, — сказал я. — Это мой мотоцикл.

— У тебя свой собственный мотоцикл? — воскликнул он с таким неподдельным восторгом, что я не cмог удержаться от улыбки. В Эване будто отразился мой внутренний маленький мальчик, который некогда и побудил меня к тому, чтобы задуматься о покупке.

— Будем считать, что я знакомлю тебя со своей нормальной жизнью, — сказал я. — Это мой мотоцикл, а здание — мой дом. И многих из тех, кто тут живёт, я считаю своей семьёй.

— Вы родственники?

— Не по крови. Но мы добрые друзья. Помогаем друг другу, заботимся. Уживаемся с неудобствами. Иногда это утомительно и противно, становишься кем-то вроде матери, которая вытирает задницу своему ребёнку. Иногда это как будто пускаешь пожить на время мужа сестры. А иногда нужно просто побыть для кого-то внимательным слушателем — тебе это может и не надо, но ты должен, ведь вы тесно связаны.

— Понятно, — подтвердил Эван.

Блин. Я несу всякую чушь, а ему, наверно, и слушать это неприятно. Его-то сиротой никак нельзя назвать.

— Извини, — сказал я.

— Всё нормально.

— Тебе это не кажется странным?

— Немного. Но это ничего. Мне интересно об этом думать, и ещё от этого я начинаю скучать по маме с папой. Но не в плохом смысле.

— В этом ведь и заключается семья, верно? Это не всегда приятно, но появляется чувство родства, которое словно помогает закрыть какую-то пустоту, нет?

— Типа того.

— В общем, именно они пришли на выручку, когда я сильнее всего в этом нуждался. Они мне в большей степени семья, чем мои кровные родственники.

— А сейчас они не могут прийти на выручку?

— Разве что немного. Но я не могу рассказывать им про магию, не подвергая их опасности.

— Ох.

— Ага, — кивнул я. — Продолжаем экскурсию… Вот вестибюль нашего дома. Квартира Джоэла, домовладельца и моего друга, тоже здесь, на первом этаже.

— Угу.

Я похромал к лифту.

Я приехал сюда не случайно, но только сейчас до меня стало доходить, для чего именно я это сделал.

Чтобы выйти против Завоевателя, мне нужно было пополнить силы. Как раз этим я сейчас и занимался. Подпитывался. Восполнял резервы, которые потратил, проливая кровь и жертвуя частью себя ради того, чтобы оживить Роуз.

— Третий этаж, тут моя квартира. Одна подруга помогла мне здесь обосноваться…

Я осёкся.

Опершись спиной о стену и скрестив ноги, у двери в мою квартиру сидела эта самая подруга. В руках был телефон.

— Спрячься на время! — попросил я Эвана.

Тот затрепыхал крыльями, прямо на лету превратился в призрака и скрылся в стене.

Судя по всему, шум крыльев привлёк её внимание.

— Блэйк! — воскликнула Алексис. — Ебать-колотить!

— Привет, — ответил я. — Ты что тут делаешь?

— Где тебя, чёрт побери, носило?

— В полицию загребли. Я думал, они уже опросили всех, кого я знаю.

— Я в курсе, — сказала она, поднимаясь на ноги. — У тебя что, кровь?

Я посмотрел вниз. Куртку я снял, чтобы завернуть руку демона, а рукава моего свитера покрылись бурыми корочками засохшей крови.

Я не знал что ответить, поэтому так и продолжал смотреть вниз.

— Дай напишу Джоэлу, — сказала она. — Он себе места не находил от беспокойства.

Я кивнул. Мне хотелось возразить, но комок в горле не дал произнести ни слова.

Какая-то часть меня ожидала, что, вернувшись, я найду только уведомление о выселении. Что та радиация каким-то образом лишила меня связей и с друзьями, и с домом.

— Вот, готово. Ты как, в порядке?

Я слегка помотал головой. Голос внезапно осип от нахлынувших чувств.

— Нет.

— Ты не говорил, что всё настолько серьёзно. Охуеть вообще. Они на тебя повесили убийство какого-то ребёнка?

Она не усомнилась во мне ни на минуту?

Выходит, я сам запудрил себе мозги, повёлся на блеф Дункана, поверил, что мои друзья могут от меня отвернуться?

— Ага, — сказал я. — По крайней мере, пытались.

Она подошла поближе и внимательно меня осмотрела.

— Но твои руки, — она потянулась, будто непроизвольно, потом замерла. — Можно… можно я посмотрю?

Я понимал, что то, что она увидит на месте татуировок, приведёт её в недоумение.

Но сказать «нет» я не мог. Не в силах был.

Она сунула руки в задние карманы, и я закатал один рукав. На правой руке, чтобы медальон в левой и конечность демона не слишком бросались в глаза.

— О нет, — прошептала она.

Я взглянул на руку. Головы птиц оказались на месте, хотя рисунок всё ещё был искажён, а запёкшаяся кровь скрывала изменение цвета.

Но на тыльной стороне предплечий всё ещё виднелись шрамы, некоторые из которых, несмотря на все мои усилия с грёзами, проходили прямо по татуировкам.

— Мы сможем это исправить, — сказала она.

Я кивнул.

— Копы вконец озверели? — спросила она.

— Настоящим говнюком оказался только один из них.

Она взглянула на меня, потом в сторону двери.

— Твоя квартира. Они там всё разнесли в хлам.

— Понятно.

— Мы прибрались как смогли.

Я снова кивнул.

— Спасибо.

За спиной звякнул лифт. Джоэл.

— Где ты был? — воскликнул он.

И где же я был?

Недавно я размышлял о том, что мне требовалось и чего я хочу. Здесь было нечто другое. Искренняя забота о том, как обстоят у меня дела. Я не хотел этого, но отчаянно в этом нуждался.

Я не знал, как мне отвечать на вопрос Джоэла.

— Пытался выжить, — наконец сказал я.

— Ради денег люди готовы на любую мерзость, — сказала Алексис.

— Больше ради власти, чем ради денег, — поправил я.

Она кивнула, не пускаясь в дальнейшие расспросы.

Принимая меня как есть.

— Ты выглядишь кошмарно, — сказал Джоэл. — Почему в крови?

— Полиция постаралась, — объяснила Алексис.

Пока Алексис рассказывала Джоэлу, что к чему, я отошёл в сторону и открыл дверь квартиры.

Сразу стало ясно, что многие вещи стояли не на своих местах. Кое-что оказалось сломано. Моё прибежище было осквернено. Одну из дверей шкафа-купе сняли с подвеса и отставили в сторону. Вещи в самом шкафу переложили как попало. На кофейном столике валялись стопки бумаги, которым полагалось быть в другой комнате, в коробке. Ясно было, что всё это раскидала полиция, а мои друзья вернули обратно.

Мне нужно было составить план, приготовиться, привести дела в порядок и подготовить вооружение. Каким бы это вооружение ни было.

Мне нужно было подзарядить свои личные батареи.

Мне нужна была эмоциональная поддержка, ведь я чувствовал себя хуже, чем когда-либо, и у меня не было никакой надежды.

И ещё мне нужно было, в конце-то концов, действовать, чтобы помочь Роуз, помочь самому себе.

Как всё это делать — было совершенно неясно.

Я подумал о том, что только что сказал Эвану.

— Джоэл?

— Что?

— Ты мне как-то сказал, что дружба не обязательно должна быть равноценной. Что иногда может быть перекос в одну сторону.

— Ага. Мне стоило быть поделикатней. Я и не думал, что ты вляпался в такое дерьмище.

— Как узнать, что одна чаша перевесила? И если равновесия нет, как понять, действую ли я во имя дружбы или служу своему эгоизму, принося дружбу в жертву?

— Не совсем я понимаю, о чём ты, но… довериться интуиции?

— Понятно, — сказал я.

— А к чему ты спрашиваешь? — уточнил он.

— Мне нужна помощь, — ответил я.

— Какая помощь?

Я облокотился на стену. Смотреть на них прямо я не мог, поэтому приходилось отводить взгляд, как тогда с демоном.

— Помощь эгоистичного плана.

— Ну, если так нужно, то будь эгоистом, — ответил он.

Я кивнул.

Повисло молчание.

— Блэйк?

— Я в паршивой ситуации. Гораздо, гораздо худшей, чем вы можете вообразить. Так что начну издалека.

— Уверен?

— Эван! — позвал я.

Эван в форме птицы возник из ниоткуда и приземлился на мой вытянутый палец.

— Блэйк? — воскликнула Алексис.

— Это тот мальчик, в убийстве которого меня обвинили, — сказал я.

— Ты это серьёзно? — очень недоверчиво спросила она.

— Узор, который я наклеил по периметру квартиры — это настоящая защитная магическая диаграмма, пусть и очень паршивая, — продолжил я.

— Ты меня пугаешь.

— Когда закончу рассказ, ты испугаешься куда сильнее, — пообещал я. — Вы не могли бы позвать кого-то из наших? Я расскажу о том, что происходит. Пусть мне придётся иметь дело с последствиями, но я всё объясню. И потом, позже, когда придут остальные мои друзья, вы сможете решить, хотите ли вы во всё это вступить.

Глава опубликована: 27.07.2021
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 291 (показать все)
RedApe
Имба потому что работает на потомков, что как бы наглость.
Thunder dragon
там же все по духу договора, ты не можешь просто так надеть пояс верности и выбросить ключик.

Фелл кстати кажется бунтует именно принятием излишних рисков на благо завоевания, гоняет как угорелый в своей машине, и типа увеличивает свою полезность и одновременно берет риск оказаться размазанным в дтп
и мне почему-то больше нравится Завоевание а не Завоеватель
Чeрт
Но почему это касается всех его предков. В мире не мало идиотов, а так можно под гейс подводить целые роды. А я думал он просто рискует. Его брат или отец же выполнили работу настолько халатно умер.
Завоевание и вправду круче потому что Оно менее персонифицируемое.
RedApeпереводчик
Чeрт
и мне почему-то больше нравится Завоевание а не Завоеватель

Очень долго спорили. Но вообще то есть такой всадник апокалипсиса, с этим же именем (Conquest), и его у нас называют Завоеватель.
Чeрт
там же все по духу договора
Так падажи ебана.. какому нах духу. Это же Пакт, мы обязаны следовать только Букве договора.
Thunder dragon
Завоевание: nope
Я тут подумал.. Конечно "Урр.." легко можно Изгнать если завалится к нему с парой огнеметов.. но зачем? Это самый полезный в хозяйстве демон. Ему можно скормить что угодно любой мусор или "мусор". Какая пользя для экологи . Или представьте скормить ему все окурки, и вот ты и не курил никогда. Можно скормить ему опухоль и вот метастазов никогда и не было. Можно скармливать ему Врагов. Забыть о травмах которые тебе причинил обидчик. Неугодных иных с которыми заключил теперь уже не выгодной пакт. Можно скормить ему проклятые предметы к которым ты случайно коснулся. Или пользоваться проклятыми артефактами, а потом выбрасывать. Можно проклятые книги содержание которых ты хочешь забыть. Можно скармливать долговые расписки. Делать аборт в 14 триместре.. Был бы у меня такой демон, может быть я бы и не женился никогда.
Thunder dragon
так он же радиоактивный, если у тебя есть любая связь с тем что он сжирает тебе прилетит по мозгам. тебе надо чтобы тебе демон мозги полосовал?
Thunder dragon
Конечно "Урр.." легко можно Изгнать если завалится к нему с парой огнеметов..
Это утверждение ложно. Урра продолжают недооценивать
Чeрт
А в чем это проявляеся? Вон он у блейка много чего сожрал и ему вроде как не поплохело. Zydyka
Ну я оцениваю потому что я видел. А видел я что он очень очень уязвим к огню и свету и к
Вон он у блейка много чего сожрал и ему вроде как не поплохело
нашел примерчик, он уже в таком пиздеце что одним гвоздем вбитым в голову больше, одним меньше, он уже не заметит.
RedApeпереводчик
Thunder dragon

Это всё начинает работать только после того, как связать демона.
"— Мне больше нравится считать это не пессимизмом, а проявлением моей творческой натуры, — не согласился я."
Интересно какую кармическую ответственность на себя Берет Блэйк рассказывая правду целой куче народа и почему никто так не делает?
Кстати наверно практикующим лучше не пользоваться компом, или пользоваться только софтом со свободными лицензиями, линухом и всем таким.

Там же нужно соглашаться на 400 страничные договора, ни один адекватный практик этого не сделает лол

Пиратить софт тоже не оч, минус в карму
RedApeпереводчик
Интересно какую кармическую ответственность на себя Берет Блэйк рассказывая правду целой куче народа и почему никто так не делает?

Немного будет в следующих главах, но как минимум
1) Такие вещи контролируются Лордами, хочешь отряд -- отбашляй Лорду или отгреби вполне реальных (не кармических) проблем;
2) Судя по всему, "совращение" невинных уже само по себе минус в карму. Раскрой глаза сотне человек -- и ты в жопе.
3) Кроме того любой их косяк, это для духов твой косяк --> снова минус в карму

Короче Блэйк, как обычно, жертвует будущим ради текущего выживания.
"— Я птичка! — ответил Эван. — Я ребёнок! Я мёртвый!"
"— У силы есть своя цена, уж вы мне поверьте, — разглагольствовал Ник. — И скажу вам как владелец паршивого магазинчика в богом забытой дыре, это означает, что у любой силы есть своя стоимость. А мы со своей стороны можем эту силу как продавать, так и покупать. Иногда остаёмся с небольшим наваром, а иногда и нет. Можно проводить обмен туда и обратно, можно использовать различные средства платежа и различные виды силы. Отдавать её в обмен на вещи и услуги, или наоборот — предметы и услуги менять на силу." "— Я отношусь к этому как к разновидности искусства, — сказал я. — Капелька очковтирательства, активное потакание текущим трендам и абстрактным правилам, плюс всякая муть, которой трудно подобрать описание. Такие вещи нельзя аккуратно разложить по полочкам." Пока лучшее описание Магии которое у нас есть.
Хехе, у нас была заруба на эту тему. "А lot hinging on trends" я бы ни за что не назвал "потакание трендам" (и в особенности нельзя потакать правилам!), но Red Ape волею выпускающего редактора этот вариант продавил ;) Ну, зато так более эмоционально. Утешимся тем, что Блэйк не учился в выпускном классе, поэтому ему можно )))
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх