↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Пакт (джен)



Переводчики:
Оригинал:
Показать / Show link to original work
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Мистика, Экшен
Размер:
Макси | 2324 Кб
Статус:
Заморожен
События:
Предупреждения:
Смерть персонажа, Насилие, Нецензурная лексика
 
Проверено на грамотность
Блэйк Торбёрн, который был вынужден бросить дом и семью, чтобы избежать свирепой драки за наследство, возвращается к постели умирающей бабушки, которая сама и спровоцировала грызню среди родственников. Блэйк обнаруживает себя в очереди за наследством, включающим в себя имение, уникальную коллекцию литературы о сверхъестественном, а так же множество врагов бабушки, которые она оставила в небольшом городке Якобс-Бэлл.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Залог 4.01

— Мы почти на месте, мистер Торбёрн.

Я вздрогнул и открыл глаза.

При неожиданных звуках чужого голоса мой пульс ускорился, а как только я вспомнил, где нахожусь и чем занят, он ускорился ещё больше.

— У вас есть вопросы, мистер Торбёрн? — спросил меня водитель. Это был мужчина тридцати с небольшим лет, со стильной, аккуратной стрижкой в отличном, хорошо подогнанном костюме. С момента своего появления вместе с машиной, на заднем сиденье которой оказались сложены сумки с парой новых ботинок, тремя сменами одежды, курткой и сумкой с туалетными принадлежностями, он не проронил ни слова.

Я не стал спрашивать, откуда им известен размер моей обуви или одежды, объём талии и длина штанин джинсов, или название крема для бритья, которым я пользовался. Сейчас я был счастлив оставаться в неведении. Счастлив натянуть отличные ботинки и знать, что резиновые сапоги, которые я «позаимствовал», скоро вернутся обратно к своему владельцу.

Я попытался заставить голову включиться. Я устал, а тело, по-видимому, пыталось заполучить своё силой. Я был голоден, чувства были обострены, и всё же сон подкрался ко мне с удивительной скоростью, не встретив с моей стороны ни малейшего отпора. Голова болела в том месте, которым я во сне уткнулся в стекло.

Я заглянул в зеркало заднего вида: похоже, Роуз в машине не было, а значит воспользоваться её советами я сейчас не мог.

— У меня сложилось впечатление, — я специально говорил очень медленно, пытаясь привести мысли в порядок и выиграть время на обдумывание, — что, задавая вопросы, я соглашаюсь заплатить за ответы.

— За некоторые ответы — да. Но часть ответов являются неотъемлемой частью заключённой между нами сделки.

Вот чёрт, а какими конкретно были условия сделки? Я изо всех сил старался вспомнить, но в тот момент я был слишком занят, ожидая нападения, слишком устал.

— И что за ответы? — спросил я. — Или тут какой-то подвох?

— В данный момент мы участвуем в сделке. Будучи клиентом, заказчиком, контрагентом — можете назвать как угодно — вы имеете право на любую помощь, которую мы можем оказать, в пределах разумного. Никакого подвоха, — сказал он.

— Понятно.

— Первым делом должен сообщить, что мы от вашего имени обратились к Лорду Торонто. Он не знает, кто вы, и рассматривает вас только как нового практика, желающего неукоснительно придерживаться правил. Он согласился позволить вам вернуться домой, и это согласие обеспечит вам некоторую безопасность.

— Понятно, — сказал я, пытаясь припомнить, когда это он с кем-то говорил. Я был абсолютно уверен, что этот разговор разбудил бы меня, каким бы уставшим я ни был. — Какая-то магическая связь? Адвокатская телепатия?

Он повернул голову и постучал по левому уху.

Ну да. Блютус-гарнитура. Разумеется.

— Сделанное им предложение не означает, что он предлагает вам защиту, — сказал он. — Если житель Якобс-Бэлл или кто-то из Торонто попытается навредить вам, он не станет ничего предпринимать.

— Но сам он не нападёт на меня?

— Нет, до поры до времени. В течение этого периода любое нападение может быть расценено им как дерзкая выходка. По моему мнению, наименее значимые игроки и союзники Лорда будут ждать какого-либо повода, подходящего предлога для действий. Когда ему будет удобно, он свяжется с вами и организует встречу, которая определит его позицию по отношению к вам. Эта же встреча определит и позицию, которую займут меньшие силы.

— Что обычно полагается делать на подобных встречах? — спросил я.

— Предложить небольшое подношение. В качестве выражения почтения. В зависимости от политической ситуации, прочие силы могут также ожидать чего-нибудь скромного. Зачастую достаточно лишь выразить уважение, и здесь, в Торонто, это сработает.

— Что он из себя представляет? — спросил я. — Кто он такой, этот Лорд, и какой подход мне следует избрать? И есть ли что-то, чего следует избегать?

— Лорд — инкарнация Завоевания. Он представляет собой разумное воплощение этой концепции, и он уже давно обитает в этих краях в той или иной форме.

— Никогда бы не подумал, что Торонто — подходящее место для Завоевания, — сказал я.

— Когда-то здесь было по-другому. Англичане пришли в Северную Америку не так давно, а Иные могут быть очень старыми. Для некоторых из них времена, когда мы уничтожили коренное население и забрали их земли, были совсем недавно. Да и не так уж много лет прошло с тех пор, когда страны Европы соперничали за право владеть этой территорией. Во время войны тысяча восемьсот двенадцатого в Торонто шли боевые действия, а после их окончания Завоеватель продолжал наращивать силу благодаря притоку иммигрантов, желавших подтвердить притязания захватчиков на эту землю.

— Живое воплощение завоевания? — спросил я.

— Не стал бы использовать слово «живое».

— Это тот самый всадник? Один из четырёх всадников Апокалипсиса?

— И да, и нет. Есть и другие воплощения Завоевания, принимающие иные формы в зависимости от их истории, эпох и событий, из которых они черпали силу. На практике следует рассматривать воплощения как могучих духов, часто имеющих вместилищем человека или привязанных к предметам определённого рода, можно сказать, инструмент без владельца. Известны случаи, когда подобные воплощения создавались целенаправленно, в качестве рабочего инструмента. Существуют ли силы, заинтересованные в апокалипсисе и участии в нём Завоевания? Да, но не в том смысле, как вы это себе представляете.

— А как тогда?

— Апокалипсис — это идея, обладающая резонансом. То же самое можно сказать и про четырёх всадников. Некоторые хотят использовать этот резонанс.

— Ага, — сказал я. — Думаю, я понял, что вы имеете в виду.

— Подобным силам требуется эпический сюжет, а воплощение Завоевания, возникшее в Торонто — это в лучшем случае сюжет проходной. Если подобные события всё-таки произойдут, то исходя из общих соображений, можно предположить, что это случится после того, как какое-то другое, более могущественное Завоевание в стремлении усилить себя найдёт, превзойдёт и поглотит всю свою младшую родню.

— И никто не пытается устранить местное Завоевание, чтобы такого никогда не случилось?

— В игре участвуют и куда более значительные силы, а Воплощение — это не чудище, которое можно сразить мечом или пулей. Это ожившая концепция. Его поддерживают и подпитывают определённые идеи, и побеждать его нужно, обесценивая эти идеи. В большинстве случаев нам приходится с ними как-то уживаться. Вряд ли в обозримом будущем нас покинет нечто настолько могущественное, что оно сумело обрести разум и чувства.

— Но если сейчас войны нет...

— Он не Война, он Завоеватель. Собирает силы, захватывает территории, навязывает перемены. Он продолжает искать другие пути получения силы. Да, он предпочитает военные действие и кровопролитие, но также способен черпать силы из неуклонного наступления цивилизации на первозданную природу, из растущих кварталов новостроек, из поглощений крупных кампаний, из правительств, законов или других малых форм тирании. Будучи Воплощением, он способен также вкладывать свою силу. Смерть может убивать одним только прикосновением, Любовь — пронзать сердца парочек воплощённой в реальность метафорической стрелой. Завоеватель тоже способен на что-то подобное.

— Выходит, он нечто вроде божества.

— Он действительно подобен божеству, — согласился мой водитель. — Мы могли бы пуститься в пространные рассуждения о сходствах богов и воплощений, об абстрактном в противовес буквальному, но это выходит за пределы вашего соглашения с нашей фирмой, и насколько я могу судить, мы уже на вашей улице.

Я осмотрелся. Вне всякого сомнения, я был дома.

Надеюсь, Джоэл ещё не выселил меня.

— С точки зрения безопасности, после того, как я окажусь у себя в квартире…

— Я всё уладила, — неожиданно вклинилась Роуз. — Вроде бы.

Я оглянулся через плечо — что было весьма глупо — а затем заглянул в зеркало. Естественно, она сидела на заднем сидении рядом с тем местом, где в отражении должен был быть я.

Рядом с ней я заметил стопку книг.

— Я провожу вас наверх, — сказал водитель.

Я собрал сумки, а Роуз в зеркале схватила свои книги, и водитель открыл нам обоим дверь.

Подмышкой у него была зажата книга. На миг я ощутил тревогу.

Услуга, которую юристы оказывали мне, была не бесплатной.

— После вас, — сказал юрист, открывая дверь.

— Я открываю путь чему-то нехорошему, явно приглашая вас в здание? — спросил я.

— Нет, — ответил водитель, — но даже если и так, было бы слишком поздно что-либо предпринимать по этому поводу. Поскольку вы уже косвенно пригласили нас в это здание, когда попросили сопроводить вас в квартиру.

Я кивнул.

— Торонто — безопасное место, — добавил мой сопровождающий. — Я бы не слишком беспокоился о каких-то проблемах. Вам известно, кто ваши враги в Якобс-Бэлл, и именно на них вам стоит сосредоточить усилия. Но барьер вокруг квартиры установить будет не лишним.

— Барьер?

— Какое-нибудь геометрическое построение. В подходе к связыванию существуют две школы. Одна строится на принципе «связывай подобное подобным», а другая использует противоположности. Первая требует больше грубой силы, но она обычно не настолько агрессивна. Я сказал «обычно», поскольку встречаются существа, которые предпочитают конфликт, кроме того, никогда не стоит забывать о множестве других правил.

Судя по всему, эта тема вызывала в нём неподдельный интерес. Обнаружить у водителя такие чисто человеческие предпочтения было даже немного жутковато.

— Кажется, я видел что-то в этом роде в главе про Цирюльника, в бабушкиных книгах, — сказал я.

— Я читал эту книгу. Верно. У вас прекрасная память. Связывать Иных проще, если использовать то, что составляет их естественную противоположность. Например, чтобы противостоять дезорганизованным созданиям, созданиям, близким к природным началам, может потребоваться что-нибудь геометрически правильное и изготовленное человеком. А именно таковы большинство окружающих нас Иных. Чем они сильнее, тем более основательная защита вам понадобится.

— Понятно, — сказал я.

— Этот способ поможет вам справиться с одной из местных угроз. Чтобы обезопасить себя от другой, я бы посоветовал нанести защитный знак на потолке. И ещё регулярно окроплять жилище водой по всему периметру. Частота принципиального значения не имеет, но это нужно делать в одни и те же часы, раз в день или чаще. Если пропустить один день, то эффект пропадёт.

Мой взгляд упал на дверь в квартиру Джоэла. Хорошо бы ему сообщить, что со мной всё в порядке.

Но я сосредоточил внимание на человеке, который вёл меня в безопасное место.

— Этому ведь есть какое-то объяснение? От чего или от кого я таким образом защищаюсь?

— Я и без того уже нарушаю правила, рассказывая вам об этом.

— Но тогда зачем?.. — не понял я. Когда он ничего не ответил, я спросил снова: — Зачем говорить мне это? Вы ведь не обязаны мне помогать.

— Я новичок. Занимаюсь этим… не так давно. Ошибки неизбежны.

— А отчего вы запнулись? — спросил я. — Как долго вы этим занимаетесь?

— Не знаю. Я потерял счёт годам. Когда я начинал, смартфонов ещё не было. Если вам это о чём-нибудь говорит.

— Значит, больше пяти лет, — кивнул я.

— Пять лет, — он медленно склонил голову, потом посмотрел на меня. — Хотите знать, почему я делюсь подробностями? Вы мне нравитесь, мистер Торбёрн, и я сочувствую вам, — пусть мы не особо много говорили, но мне кажется, вы хороший человек. Побеседовать, стоя в пробке, во время полуторачасовой поездки в Торонто — для меня это неплохая передышка. Поднимает настроение. Кажется, они знают, что это меня настраивает на хороший лад. И специально дают новичкам работу наподобие этой, чтобы те не спятили.

— ...В течение сотен, тысяч лет рабского труда на благо фирмы, — закончил я.

— Точно. От клиентов, которые могут быть далеко не такими приятными. Например, есть такие, у кого жилища снизу доверху забиты сувенирами вперемешку с отрезанными частями тел, или такие, что управляют болью и страданиями в том смысле, как банкиры управляют денежными потоками. А некоторые такое творят, что в те времена, когда меня ещё беспокоили моральные нормы, меня бы вывернуло наизнанку.

— Понимаю, — сказал я.

— Вряд ли, — возразил он. — Но, может, как-нибудь потом поймёте.

— Вы полагаете, что я приму предложение, которое мне сделала ваша фирма? — спросил я.

— Скажу честно, я не знаю, примете ли. Я не это имел в виду. Людей, которые пытаются вести дела с по-настоящему пугающими силами, вроде тех, кого призывала ваша бабушка, на самом деле немного. Примерно треть из них выживают, и ваша бабушка служит тому примером. Ещё треть кончают плохо — и, если не повезёт, утягивают за собой других людей. Оставшейся трети предлагают выход, и они принимают это предложение.

— И вы из их числа, — добавил я.

— Я просто баловался с чем не следовало и влез достаточно глубоко, чтобы попасть в неприятности и заработать долг, — сказал он. — Но это не важно. А важно лишь то, что фирма поручила сообщить вам стоимость услуг, которые будут входить в следующую с ними сделку.

— Следующую сделку? Они что, видят будущее?

— Всё гораздо проще. Вот это — сказал он, передавая мне книгу, что была у него подмышкой, — ваша плата за новые вещи, перевозку, обеспечение безопасности и договорённость о встрече с местным Лордом. А вот этим вы оплатите нашу следующую сделку.

Он протянул мне лист ярко-жёлтой бумаги. Текст был написан под копирку. Я мельком просмотрел его. Период времени, имя; ещё один двухдневный период; примечания, касающиеся возмещения накладных расходов...

— Задание, — понял я.

— Называйте это стажировкой, — сказал он. — Примерно такого рода работу вам придётся выполнять в будущем, если вы заключите договор с фирмой.

— Вроде той, что делали вы, когда меня подвозили, — добавил я.

— Вполне возможно, — он слегка улыбнулся.

— Или вроде той работы, которую вы обычно делаете для настоящих, пугающих дьяволистов, от которых вы и мисс Льюис были бы чертовски рады держаться подальше.

— Это тоже вполне возможно, — сказал он.

— Выходит, вы даже не знаете, что за услуга мне потребуется, но уже сейчас говорите, чем я буду с вами расплачиваться?

— Да, именно так, только не со мной, а с ними.

Я не знал, что на это ответить, поэтому промолчал, сложил листок и засунул его в задний карман. Остановился.

— Вот это ваша квартира? — спросил он.

— Да.

— С чтением книги особо торопиться не обязательно — но, полагаю, угроза не выполнить сделку и нарушить баланс кармы будет для вас достаточной причиной не затягивать.

Я взглянул на книгу, которую он мне дал. «Кровь чёрного агнца».

Судя по козлиному черепу на обложке, чёрному кожаному переплёту и заголовку, написанному сияющими золотыми буквами, это была книга о дьяволизме. Такова была плата за услуги, оказанные мне фирмой. И я должен был её прочесть, ни больше, ни меньше.

— Никаких ловушек? Никакого подвоха, ситуаций, когда я прочитаю слово неправильно, и демоны выскочат со страницы, или мне будет причинён какой-то вред? — я уже знал ответ, но был вынужден спросить ещё раз. Ситуация очень меня напрягала.

— Это просто текст и ничего более, — заверил он. — Вам может понравиться или не понравиться то, что там написано, но не думаю, что это доставит вам страдания.

— Это пропаганда? — сказал я.

— Если только чуть-чуть. Ваша бабушка знала автора и очень её ценила. Если бы она была жива в момент выхода книги, она заказала бы себе экземпляр. И книга заняла бы место на её книжной полке. У неё не было бы причин делать какое-то особое предупреждение касательно содержимого книги. Пожалуй даже это одна из самых невинных книг.

Нахмурившись, я кивнул.

Вводный курс? Эта мысль заставила меня вспомнить тупые лозунги типа «лучше книжки читать, чем колёса глотать». Правда, в этом мире наркотики были как раз менее опасны, чем книги.

— Как только вы войдёте в квартиру, я отправлюсь по своим делам, — сказал мой спутник.

Когда ключ повернулся в замке и дверь отворилась, я испытал тайное облегчение. Я вошёл в квартиру и повернулся к сопровождающему.

— До свиданья, мистер Торбёрн. Удачи. Помните, что я вам советовал насчёт защиты.

— Вы, судя по всему, достойный человек, — сказал я. — Спасибо за рекомендации по поводу защит. Надеюсь, вам и дальше будут давать несложные задания.

— Я тоже, спасибо. Мне осталось пятьсот семьдесят три года, четыре месяца и четыре дня, если только не смогу стать одним из соучредителей. От пары простых заданий мне точно не отвертеться.

Он широко улыбнулся, будто бы весьма довольный собственной шуткой. Я не сумел заставить себя улыбнуться в ответ, поскольку меня ошарашил названный им срок.

Он приподнял воображаемую шляпу и удалился.

Оставляя меня в одиночестве и почти без защиты.

«За дело!» — подумал я.

Я направился в столовую, которой, впрочем, очень редко пользовался по назначению. Расположенная по соседству с кухней, она больше служила складом для разнообразных коробок и наборов, для которых не нашлось места где-либо ещё.

На свет был извлечён ящик с инструментами. Взятый на время, он стал моим, когда парень одной знакомой отправился за океан, а потом решил, что возвращаться не собирается. На самом деле это были два ящика один поверх другого, с двумя мощными колёсами повышенной проходимости на боку, как у чемодана. В них умещались все инструменты и принадлежности, которые скопились у меня за время работы.

В верхнем ящике лежали инструменты. Молотки, ножовки, шила, дыроколы и явно избыточное число отвёрток. Всё это было мне сейчас совершенно ни к чему.

В нижнем хранились материалы и всякая мелочёвка.

Три рулона малярной ленты... а вот и угольник для гипсокартона, до такой степени заляпанный шпаклёвкой, что едва можно было разобрать цифры.

Оторвав кусок ленты, я принялся за дело.

Я начал сооружать барьер вдоль границ квартиры, чтобы превратить её всю в магический круг, ну или в магический прямоугольник, если уж на то пошло.

Неясно было, хватит ли мне ленты, поэтому я решил обойтись простейшим решением. С помощью угольника я мог легко строить треугольники, а потом обклеивать их лентой. Треугольник ведь жёсткая фигура, верно? Прочный строительный элемент. Три вершины, три стороны.

Я импровизировал на ходу. Делал всё, на что был способен.

Кого же юрист мог иметь в виду, говоря о «других угрозах»? Лейрда? Ума не приложу, что он может против меня использовать. Сандру? Если так, то нужно позаботиться о фейри.

Слишком много неизвестных. Если я начну учитывать всё, что могло бы мне угрожать, я просто свалюсь от нервного истощения.

Лучше решать проблемы по порядку. Я всегда хорошо справлялся с однообразной механической работой. Такая работа мне даже нравилась — тело занято простыми повторяющимися движениями, а умом в это время витаешь где-то ещё.

Против фейри можно использовать что-то грубое. Само здание вряд ли может считаться грубым и необработанным — но если так, где мне взять что-то естественное, чего не касалась рука человека?

Хорошо, о ком ещё нужно не забыть? Чародейство и чародейки. Если Дюшаны вздумают испортить мне жизнь, они могут что-нибудь сделать с ведущими ко мне связями. Одна из них уже делала нечто подобное, когда натравила на меня тётю Лору и Каллана. Насколько сложно им будет напасть на меня прямо здесь, чтобы снова выгнать на мороз? Или начать создавать проблемы Джоэлу до тех пор, пока тот не предложит мне выметаться?

Я оттащил от стены диван и стал приклеивать ленту вдоль плинтуса.

Продолжая закреплять её, я постепенно добрался до дальней правой стороны гостиной.

— Блэйк! — донёсся до меня возглас Роуз из другой комнаты.

Я встал, потянулся, распрямляя согнутую спину, и направился мимо спальни в ванную. На полке возле раковины, как и на полу, стекла не было, но по краям рамы ещё оставались небольшие осколки.

— Привет, Роуз. Надо будет прикупить для тебя зеркал.

— Знаешь, он водил тебя за нос.

— Парень-юрист?

— Ну да.

— Ну да.

— У меня сложилось такое ощущение, — продолжала она, — что всё, что он говорил, даже полезная информация — всё это часть масштабного замысла, чтобы подчинить тебя. Они наверняка делают всё не просто так.

— Да, наверняка. Заставляют прочесть книгу, свели с молодым юристом, к которому я мог бы проникнуться симпатией.

— Они планируют достаточно далеко, чтобы просчитать, о чём тебя попросить в следующий раз, и сообщают тебе об этом заранее — чтобы ты убедил себя, что задание не такое уж и скверное, и, может быть, обратился к ним за помощью немного охотнее.

— Да, — сказал я. — Это я понял.

— Ты в порядке? — спросила она.

— Устал, — вздохнул я. — Но прежде чем заняться чем-то другим, я хочу закончить хотя бы один уровень защиты.

— Я притащила несколько книг. Пыталась что-то сделать со своей стороны.

— Принесла из дома?

— Ага. Я без проблем могу пройти барьер. То ли я вообще с ним не пересекаюсь, то ли двигаюсь настолько быстро, что даже замедление не оказывает особого эффекта.

— Приноси лишь некоторые книги, — попросил я. — Не все сразу, хорошо? Во-первых, нам известно, что существуют Иные, которые могут проникать внутрь зеркал, а во-вторых, мы можем потерять доступ к книгам, если лишимся доступа и к этой квартире тоже.

— Блин. Ты прав. Может, я буду носить их с собой?

— Возможно, — сказал я. — А ты слышала ту часть разговора в машине, насчёт мер предосторожности?

— Кое-что.

— Нам нужен защитный знак на потолке. И ещё, он об этом не упомянул, но было бы неплохо найти способ скрыться с радаров Дюшан и разобраться с любыми фейри, которых они к нам отправят.

— Поняла, — сказала Роуз. — Поищу про это в первую очередь. Нам понадобится что-то грубое?

— Ага, — подтвердил я.

— А ещё нам понадобится…

Меня прервал громкий стук в дверь.

— Посланники Завоевателя? — спросила Роуз.

— Не знаю, — пробормотал я. — Если так, то они чертовски расторопные.

— Иди, — подсказала она.

Я подошёл к двери.

Вместо посланника Лорда или кого-то подобного за дверью оказался хозяин моей квартиры, Джоэл. Плотного телосложения, но не толстый. С лысой головой, в хипстерских очках и с косматыми бровями, из-за которых он выглядел так, будто непрерывно чем-то обеспокоен.

В данный момент он выглядел особенно обеспокоенным. Из-за меня.

— Здорово, — сказал он. — Мне показалось, что мебель двигают, и я не понял, кто это мог быть.

— Только что приехал, — ответил я. — Тебе вернули твою машину?

Он кивнул.

— Полиция вернула. Жаль, что она тебя подвела.

Я покачал головой. Его вины здесь не было.

— Что случилось? Я искал в интернете, ты на первых страницах местных новостей. Ты, значит, унаследовал дом?

— Очень ценный дом, да. А жители города в итоге меня выселили, — заметил я. — Во всех смыслах.

— У тебя такой вид, будто ты через ад прошёл, хотя тебя всего неделю не было.

— Неделю? — переспросил я. — Вот чёрт.

— А я вот сейчас вспоминаю портреты американских президентов до и после присяги. Они кажутся выжатыми, постаревшими сразу на несколько лет. У тебя вот точно такой же вид.

— Пожалуй, подходящее сравнение, — заметил я.

— Тут про тебя спрашивали. Хотели с тобой повидаться, узнать, что случилось.

Моей первой мыслью было воспользоваться этой возможностью. Второй — отказаться, взять время на подготовку.

— Отлично, — сказал я, отказавшись от обеих идей. — Только я совершенно вымотан и вряд ли буду хорошим собеседником. Если хочешь позвать народ, может, пригласишь немногих и ненадолго?

— Ладно, — сказал он. — Без вопросов.

— И потом, у меня почти ничего нет, только то, что было в холодильнике.

— Когда ты не вернулся через несколько дней, я решил выкинуть то, что могло испортиться. А заодно и в ванной прибрался, — сказал он.

Если бы это был кто-нибудь другой, я бы оскорбился.

— Спасибо. А осколки ты случаем не сохранил?

— В ведре под кухонной раковиной. А тебе они зачем?

— Меня что-то потянуло на странности, — туманно ответил я.

— Так ты поэтому сам с собой разговариваешь? — спросил он. В ответ на мой удивлённый взгляд он пояснил: — Стены-то тонкие.

— Да уж, — сказал я. — Можно сказать, беседую сам с собой.

— А зачем лента на полу? — спросил он, указывая на пол прихожей, где я прервал свою работу.

— Ну это, — замялся я, — даже не уверен, что смогу объяснить. Что-то такое для самоуспокоения.

— Не подумай, что осуждаю, — начал он, — но то, как ты себя вёл перед тем как уехать, разговоры с самим собой, вот это срочное оклеивание лентой, плюс раскуроченная ванная...

— Всего лишь одно зеркало, — возразил я.

— Одно зеркало, — кивнул он.

Повисла долгая тишина, которую никто из нас не хотел прерывать первым.

— Хочется думать, что я умею уживаться с подобными вещами, — нарушил молчание Джоэл. — И остальные, как ты знаешь, тоже. Когда у Натти были проблемы…

— Знаю, — кивнул я.

— Мы приспособились.

— Я знаю, — повторил я. — Я тебя услышал. И я тебе благодарен, но все эти странности в большинстве своём вызваны тем, что на меня свалилось, а также моими попытками со всем разобраться.

— Ты же не собираешься красить паркетный пол, а?

— Никакой краски, — пообещал я. — По крайней мере постараюсь обойтись без этого.

— Окей, — сказал он. — Щас тогда пойду позову остальных. Звать их к определённому часу? И кстати, ты вообще ел? Может, скажу им принести чего-нибудь поесть-попить?

— Ел, но сейчас такое чувство, что мог бы и лошадь живьём проглотить, — ответил я, и переступив через свои опасения, добавил: — Пусть приходят когда захотят и несут что будет проще. Только скажи им, что мне, возможно, придётся убежать.

— Убежать?

— Важная встреча, но точное время мне не сказали. Может, через пять минут, а может, через неделю, без понятия.

Он кивнул, а затем протянул мне ладонь с ключами.

— Спасибо, Джоэл, — сказал я, забирая ключи от мотоцикла. — Одолжив тогда машину, ты мне жизнь спас.

— А ты мою укоротил на год, — ответил он. — Прибежал тогда ни пойми какой, да ещё распсиховался, когда свет погас. Побереги себя, хорошо?

— Ага, — сказал я. — Стараюсь.

Джоэл ушёл, а я потратил десять минут на то, чтобы привести себя в порядок — ополоснуться, сбрить щетину, сменить пропахшую потом одежду. Книгу о дьяволизме я засунул в платяной шкаф, а потом принялся натягивать одежду, привезённую юристом. Свежую, никакого пота или фрагментов грёз. Лучшего качества, чем всё, что у меня было, но при этом подходящую к моему стилю.

Жутковато.

Я вытащил медальон из кармана джинсов и после секундного размышления обмотал вокруг кисти тем же, что и раньше, способом. Закрепил так, чтобы сам медальон не болтался, а цепочка постоянно раздражала.

Топорик Джун я засунул в штанину так, что его поверхность прижималась к тазовой кости, а лезвие смотрело вперёд. Потом оправил рубашку, чтобы ничего не было заметно. Леонарду-в-бутылке нашлось место на холодильнике. Случайно там его никто не возьмёт, но если он вдруг срочно понадобится, я смогу просто подпрыгнуть и схватить бутылку.

Я вытащил из ящика тюбик монтажного клея, достал из ведра осколки зеркала и принялся закреплять самые крупные из них на стены на уровне глаз Роуз.

— Кто такая Натти?

В этот раз я постарался говорить потише.

— Одна девчонка, тусовалась с нами какое-то время. Кое с кем из наших встречалась, потом поссорилась, нашла другую компанию. Видимся с ней время от времени, ничего такого.

— Ты был одним из тех, с кем она встречалась?

— Нет, — ответил я, — со школы я особо ни с кем не встречался.

— То есть с тех пор, как сбежал из дома?

Я кивнул.

— Она слышала какие-то голоса в голове. Джоэл мне толсто намекнул, что если у меня такие же проблемы, то, так сказать, опыт имеется.

— Ох.

— Так это же хорошо, — сказал я. — Может, так будет даже проще, если позволить им считать, что у меня маленько крыша поехала — нужно лишь убедить Джоэла, что с квартплатой всё будет в порядке.

— Жаль, что тебе приходится так поступать.

Я пожал плечами и приклеил на стену ещё один осколок.

— Тебе как?

— Нормально, — ответила она. — Не супер, но сойдёт. А это вообще разумно, приглашать сюда людей?

— Не знаю, — сказал я. — Вообще без понятия. Но я выжат практически как лимон, и раз уж мне надо прийти в себя, восполнить потраченные силы и снова ощутить себя самим собой, то... знаешь, когда Джоэл отдал мне сейчас ключи от мотоцикла, я почувствовал себя в сто раз лучше, чем после ночного сна в любой из последних дней. Наверно, и встреча с друзьями тоже должна помочь.

— Раз так, могу немного побыть в стороне, — предложила она. — Мне общаться с ними не требуется, так что могу посидеть с книжкой.

— Конечно, — согласился я. — Делай что хочешь. Но если вдруг отвлечёшься от книги и захочешь понять, кто я такой и как я таким стал... сейчас ты сможешь увидеть это своими глазами.

— Хорошо, — сказала она. — Очень... любезно с твоей стороны. Только давай закончим с защитами.

Я взглянул на недоделанное построение из малярной ленты. Голова уже шла кругом от усталости. Хватался за всё подряд, но ни одно дело толком не закончил. Подготовка к встрече с Завоевателем, зеркала для Роуз, защита квартиры, сочинение «легенды» для друзей и вот этот разговор с Роуз. Пока я всем этим занимался, всё казалось правильным — но в итоге вышло, что я ничего не успел.

— Ты уверен, что справишься? — с сомнением спросила Роуз.

— Блэйк! — от крика, переходящего в визг, у меня заложило уши.

Аманда. Наименее приятная девушка из числа приятных мне людей. Не то чтобы она мне не нравилась — просто совершенно не воспринимала смысл понятия «личные границы», а мне мои границы были дороги.

Дверь оставалась не заперта, и в прихожую с шумом ввалились Аманда и Гуш. Гуш была занята тем, что одной рукой удерживала Аманду за плечи, чтобы та внезапно не набросилась на меня со своими зверскими обнимашками. Это будет не первый раз, если она так сделает. И ещё повезёт, если она не разобьёт мне лбом ухо — такое тоже бывало.

Гуш была ростом чуть выше меня — то есть выше среднего мужчины; её светлые волосы, коротко и неровно подстриженные, были растрёпаны, а помада выглядела слишком яркой для её плотного телосложения. Она представляла собой полную противоположность Аманде — и по фигуре, и по складу характера. Крошечная Аманда напоминала маленькую собачку, которая просто обожает всех и каждого, и способна всех вокруг заразить своим энтузиазмом. Гуш же была похожа скорее на маму-медведицу.

Если Аманда от малейшей критики готова была расклеиться, то для Гуш это чаще становилось поводом оторвать пару-другую голов.

— Ты миллионер! — завопила Аманда.

— А, ты читала новости. Нет, не миллионер.

— Почти миллионер! — голос Аманды достиг заоблачной высоты.

— Даже и близко нет, — ответил я. — Был бы им, если бы продал дом, но я не могу.

— Значит, скоро? Когда-нибудь?

— Не знаю, — сказал я. — Привет, Гуш, прости, что так и не подготовил выставку.

— Всё нормально. Я абсолютно тебя не виню, — сказала Гуш. — Джоэл сообщил нам о твоей кузине, мои соболезнования.

— Блин, точно, — произнесла Аманда. — Мне очень жаль.

— Спасибо, — кивнул я. — Как всё прошло?

— Да пустяки. Я в итоге наняла сестёр. Каждый раз, как я это делаю, я уговариваю себя, что результат не может снова быть настолько уж плох. И каждый раз они убеждают меня в обратном.

Я кивнул. Мне уже приходилось работать с сёстрами, на более крупных проектах. Делать декорации для спектакля, строить обрамление для художественной инсталляции размером с целую комнату... Они всегда хотели как лучше, но критику не воспринимали совершенно и при этом вели себя так, словно постоянно искали повода оскорбиться. Хуже того, они всё время друг друга провоцировали. Если одну что-то слегка задевало, то другая принималась её накручивать до тех пор, пока та не достигала точки кипения.

Неважно было, в дружественных или враждебных отношениях с ними ты находишься — работать с ними означало ходить по минному полю, и ни один проект не обходился без как минимум одного нервного срыва или истерики. К сожалению, кроме них нам зачастую просто не к кому было обратиться.

— Блэйк! — поприветствовал меня входящий в дверь парень. Чернокожий, жилистый, с жёсткими волосами, стриженными так коротко, что на его голове они казались лишь тенью. Он совершенно не стеснялся своего телосложения. На нём был слегка потрёпанный жилет от костюма-тройки и зауженные джинсы, покрытые серыми пятнами.

— Привет, Тай, — ответил я.

Я оказался прав, всё было в порядке. Друзья, знакомые лица. Я наконец почувствовал себя более непринуждённо.

Почувствовал себя в большей степени собой, даже несмотря на то, что в головоломку, которую и раньше представляла собой моя личность, теперь засунули большой жирный кусок под названием «практик».

— Пива хочешь? — спросил Тай, подняв ящик над головы Аманды, чтобы я мог его видеть.

— Пивасик! — глаза Аманды загорелись.

— Поставь в холодильник, — ответил я, — там должно быть много места. Спасибо.

Гуш выпустила Аманду, чтобы та смогла добыть себе пива и поболтать с Таем.

— Пока они там заняты, — сказала Гуш, подходя ближе, но не вторгаясь в моё личное пространство, — не хочешь ли ты, чтобы я поработала у тебя привратником? Буду вводить новых гостей в курс дела, чтобы тебе не пришлось по сто раз отвечать на одни и те же вопросы?

Хочу ли я? Сто пудов.

— Конечно, давай, — согласился я. — В общем, миллионером я не стал, ничего подобного. На меня повесили заботу о доме, который я не имею права продать, при том что множество людей крайне заинтересованы в том, чтобы я это сделал. И дела обстоят паршиво. И я совершенно в этом уверен, в тамошнем отделении полиции ходили разговоры, что смерть моей кузины не была случайностью.

— Не может быть! — шёпотом сказала Гуш.

Я пожал плечами.

— Повторюсь, всех деталей я не знаю. Но на некоторое время решил залечь на дно. Через несколько недель или может пораньше надо будет вернуться, закончить кое-какие дела и...

— Эй, Блэйк! — перебил меня с другого конца комнаты Тайлер с повисшей на нём Амандой. — Что за прикол с этой лентой?

— Ничего особенного, — сказал я, слишком уставший, чтобы придумывать объяснение получше. — Я просто начал её клеить, и это успокаивало, хотя я толком ничего и не доделал. Я собирался наклеить её по всему периметру квартиры.

— Хочешь, я доделаю? — спросил он.

— Давай, только используй угольник, чтобы линии были ровные, — ответил я. — И если хватит ленты, можешь ещё сделать по треугольнику внутри каждого треугольника? Но это только если ленты хватит. Если сделать только половину, будет смотреться уродливо.

«И эффективность границы пострадает».

— На глазок я бы сказал, что ленты хватит.

— Тогда действуй, — разрешил я.

Послышался звук отрываемой ленты.

Хорошо, когда у тебя есть друзья-художники!

— Ты сказал, что собираешься вернуться? — переспросила Гуш.

— Да, и здесь кое-что нужно доделать и... в общем, не знаю что дальше, — признался я. — Честно говоря, вся моя жизнь перевернулась вверх тормашками, и я уже даже с трудом верю, что я — это я.

— Ты же в курсе, мы поможем, если что.

— Не хотелось бы вас втягивать в самую паршивую часть этой истории.

— Думаю, большинство бы и на это согласились.

— А мне кажется, если бы знали подробности, вы бы передумали. Юрист, с которой я говорил... по её мнению, я не жилец. Шеф полиции ненавидит меня и мою родню, самые влиятельные семьи в городе имеют на меня зуб, многие из местных хотят, чтобы я продал дом и дал городу возможность развиваться, и я не смог даже в магазин нормально сходить, чтобы не нарваться на драку.

— Тогда тебе нужно больше сторонников. Они не полезут, если нас будет много.

— Хочешь поспорить? — возразил я. — Они ненавидят меня. Безо всякой на то причины.

— Э-ге-гей! — завопил кто-то за спиной Гуш.

— Привет, Джозеф, — с улыбкой сказала Гуш.

Трудно было тягаться с энтузиазмом Джозефа, но я всё-таки улыбнулся, и улыбка была искренней.

— Плотник воскрес, не прошло и недели, — пошутил Джозеф.

— Сказал Иосиф, — поддела Гуш.

— Я скорее разнорабочий, чем плотник, — ответил я. — И я не с Ближнего Востока. Но я чертовски рад, что вернулся, кем бы я ни был.

— Никаких проблем, — сказал он и наклонил голову, протягивая пластиковый контейнер. — Скромно предлагаю в знак почтения сии пирожные. Считай, что спас меня от диабета, потому что я собирался в одиночку съесть всю упаковку.

— Пиво с пирожными, — сказал я.

— Не хочешь?

— Пиво я не буду, — сказал я, и мне пришлось приложить усилия, чтобы это не прозвучало резко. — Но я более чем счастлив помочь тебе уберечься от диабета. С удовольствием съем одно.

— А я буду пиво, — сказала Гуш. — И я тоже с удовольствием одно возьму.

Джозеф открыл контейнер и снабдил каждого их нас пирожным. Я не сумел разобрать, что за картинки были на упаковке. Наверняка какие-то персонажи из видеоигр, но в видеоигры я не играл уже много лет.

— Давай введу тебя в курс дела, — сказала ему Гуш.

Я воспользовался возможностью, чтобы отойти в сторону и собраться с мыслями. Аманда и Тай клеили ленту, Гуш беседовала с Джозефом. В квартиру входили новые гости, махали мне руками и выслушивали «вводную» от Гуш.

Я глубоко вдохнул, затем медленно выдохнул.

Наконец-то мне полегчало.

Стоя в углу, с обломками зеркала на стенах по обе стороны от меня, я понемногу обкусывал пирожное.

— Завидую, — сказала Роуз.

— Прости? — пробормотал я, закрывая рот пирожным, чтобы никто не заметил, что я говорю сам с собой.

— У меня никогда не было настоящих друзей. А у тебя есть всё это.

— Многие из них с причудами, — сказал я. — И некоторые скорее знакомые, чем друзья.

— У меня и знакомых-то нет. А у тебя есть связи, узы.

— Понимаю, — сказал я, — но я уверен в том, что пообещал. Мы тебя вытащим. И, может быть, я ещё представлю тебя своим друзьям и знакомым.

— Было бы неплохо, — сказала она. — Ты не беспокоишься?

— О чём?

— О том, что вовлекаешь их. Если появятся какие-нибудь Иные…

— Даже не начинай… — пробормотал я, откусывая пирожное и помахав Джоэлу, который как раз вошёл в дверь.

Я взглянул на Роуз и увидел, что она изучает собравшихся. Она почти не моргала, её взгляд был сосредоточен на людях, которые входили и выходили.

Я тоже стал приглядываться. И воспользовался Взором, чтобы убедиться в отсутствии связей с тем, с чем связей быть не должно. А ещё в том, что у них не было никаких предметов, которые соединялись с чем-то странным. Разумеется, при желании связи могли скрыть, но мне трудно было представить, чтобы под личиной кого-то из моих друзей оказался Иной или замаскированный практик — разве что Лейрд захочет повторить здесь то, что я сделал у него в доме.

— Думаешь, такое возможно? — спросил я, проглотив кусок пирожного.

— Они будут в бешенстве. Семьи Бехайм и Дюшан, мелкие игроки, а возможно и Мара с Йоханнесом. Трудно сказать. Но так или иначе они постараются доставить тебе неприятности.

Я кивнул, откусывая ещё пирожного.

— Тебе нужно победить их ещё раз. Три попадания, и Лейрд вне игры.

— А ты не считаешь, что он прервал серию моих побед, провернув свой трюк?

— Это другая игра. В том, что касается общественного мнения, подозрения в убийстве, репутации — ты вышиб его два раза. Ещё один, и готово.

— Сдаётся мне, что придётся провернуть что-то более основательное, иначе это не будет считаться, — сказал я.

— Может ты и прав.

В квартиру вошли ещё двое. С одной из них, странного вида девушкой, я знаком не был. Маленькие глазки, широкий нос, сутулые плечи. Я использовал взор и увидел очень странную связь, ведущую прямо ко мне, но непохожую на те, что соединяли меня с друзьями.

Девушка присоединилась к компании, собравшейся вокруг Гуш, на другом конце комнаты. Она едва произнесла пару слов — может, всего лишь поздоровалась, — как Гуш указала ей прямо на меня.

Она посмотрела, и связь приобрела обычный вид.

Получается, связь выглядела странно из-за того, что она никогда раньше меня не видела? Она знала обо мне, но не знала меня? Кроме того, я и сам не знал её.

Я потянулся к поясу. К топорику.

Какого чёрта она делает у меня в квартире?

Она отошла от людей, собравшихся вокруг Гуш, и очень неловко протиснулась через толпу, избегая смотреть остальным в глаза, но извиняясь перед каждым, на кого налетела.

Потом я заметил человека, который привел её, и всё стало понятно.

Ростом ниже всех в этой комнате, с мелкими точками угрей вдоль границы волос — и это несмотря на то, что ей было на два года больше, чем мне — и предательски выглядывающими из-под косметики прыщиками на остальном лице. Даже в доме она не сняла куртку — не для того ли, подумалось мне, чтобы выглядеть больше? Её чёрные волосы отчаянно нуждались в расчёске и явно пострадали от холода. Судя по всему, она вышла из дома с мокрой головой, и её шевелюра попросту задубела на морозе.

Мне нравились эти маленькие несовершенства. Почему-то, сравнивая её с привлекательными девушками вроде Аманды или той же Пенелопы Дюшан, я оценивал их не настолько высоко. Они не казались мне интересными, меня не цепляли их тёмно-синие глаза. Потому что каждую секунду, что я вглядывался в их лица, я думал лишь о том, отчего, несмотря на все её несовершенства, мне кажется привлекательной именно та девушка.

Она была знакома с каждым, а её знали все. Она держала вторую девушку за руку. Подружка? Она проводила её к дивану, и окружающие автоматически потеснились, давая паре место. Она охотно улыбалась, но изо всех сил старалась улыбаться одними губами, не обнажая зубы. Доходило даже до того, что ей приходилось их прикусывать, и в эти моменты она отворачивалась, чтобы никто не видел, что она так делает. Смеясь над шутками Джоэла, она складывалась чуть ли не вдвое, отчасти от того, что ей действительно было настолько смешно, отчасти потому, что так никто не мог увидеть её лицо.

Я был рад видеть, что с ней всё в порядке, что её друзья в безопасности и не стали частью всей этой катавасии с Иными, магией и ещё фиг знает чем. Беглый взгляд на связи сказал мне, что у них всё хорошо.

— Блэйк, ты что, так и будешь стоять в углу до конца своей собственной вечеринки? — вопросил Джоэл.

— Задумался, — сказал я и подошёл к группе людей, собравшихся у входа в гостиную.

— Меньше думай, больше пей! — заявил Джозеф.

— Сегодня не пью, — ответил я. — Говорил уже — мне, возможно, придётся убежать. Я по уши в этой идиотской драме, которая развернулась в последнюю неделю с небольшим.

— Уверен, что справишься? — заботливо спросил Джоэл. — Если что, у меня есть знакомые юристы, они конечно в основном шарят в спорах между квартиросьёмщиками и арендодателями, но это не так далеко и от недвижимости.

— Недвижимость — это только часть проблемы, — ответил я. — Но не грузитесь, мне просто нужно разобраться с моими собственными вопросами.

— А по словам Гуш, ты говорил что дело дрянь, — сказал он. — И вроде как реально раскис. У тебя и сейчас такой вид.

— Да нет, всё... — я чуть было не сказал «всё хорошо», но всё было далеко не хорошо, а ложь в кругу друзей всё равно оставалась ложью. —Может быть. Но всё-таки постараюсь не портить вам веселье своим нытьём.

— Если тебе нужно поплакаться кому-нибудь в жилетку...

— Нужно, — сказал я. — Но кроме этого мне нужно хотя бы притвориться, что я могу жить обычной жизнью, и мне совершенно не хотелось бы превращать эту встречу в праздник жалости к самому себе.

— Давай уже, интересно же послушать, из-за чего ты раскис!

Это сказала самая низкорослая девушка из присутствующих. На её губах играла лукавая улыбка, хотя она изо всех сил старалась не улыбаться.

— Оставь его в покое, Алексис.

— Интересно, говоришь? — ответил я. — Ну, представь себе, что я всерьез опасаюсь, не собирается ли кто-то меня убить.

На их лицах застыло выражение шока. Все в комнате потрясённо замолкли, только Алексис внезапно закашлялась.

— Когда Гуш сказала, что твоя кузина умерла не случайно, я подумал, ты имеешь в виду самоубийство, — сказал Джоэл.

— Я почти уверен, что это было не оно, — возразил я.

— Это из-за дома? — спросил Джозеф.

— Из-за того, что собой представляет этот дом, из-за того, какие силы там действуют, из-за... я даже не знаю до конца, из-за чего ещё, но это меня пугает, — ответил я.

— Может, стоит с кем-то поговорить? — предложил Джоэл. — Пойти в полицию?

«Полиция — это часть проблемы».

— Я жду новостей от кое-кого по поводу моей личной безопасности. Местный парень, из тех кто знает что почём и, может быть, в силах направить всё в нужную сторону. Или так и оставить меня в дерьме. Как раз поэтому мне и может понадобиться убежать в любую минуту.

Окружающие покивали.

— Ну, надо так надо, — сказал Джоэл.

Всё ещё покашливая, Алексис спросила:

— Эй, Блэйк, тут курить можно?

— Определённо нельзя, — сказал Джоэл.

— В чью голову пришла эта гениальная мысль, пригласить хозяина квартиры?

— Это хозяин квартиры тебя пригласил, — ответил Джоэл. — Я и так еле-еле сдерживаюсь, чтобы не дать тебе леща. Ведёшь себя как несносный ребёнок.

— Дашь мне леща и умрёшь, — парировала она.

Повисло неловкое молчание.

— Прости, Блэйк, — поморщилась она. — Это была дурацкая шутка. А я даже и не напилась ещё, так что оправданий мне нет.

— И не нужно, — сказал я.

— Иди себе на балкон, — подсказал Джоэл. — Кури там на здоровье. Меньше будешь раздражать.

— Там холодно, — проворчала она, вставая.

— Составить компанию? — спросил я.

— Да. Но сначала… Блэйк, познакомься с Тиффани. Тиффани, Блэйк.

— Привет, Тиффани, — сказал я и протянул руку. Она ответила на рукопожатие.

На первый взгляд она была наименее «тиффанистая» Тиффани из всех, кого я когда-либо встречал. Робкая, неловкая, молчаливая. Имя «Тиффани» у меня обычно ассоциировались с чирлидершами-блондинками.

— Мне очень нравятся твои тату, — сказала она, рассматривая мои руки.

— Мне тоже, — слегка улыбнулся я.

— Цвета странные, — заметила Алексис.

— Точно, — подтвердил я.

— Ты их подкрашивал?

— Нет.

— Уверен?

— На прошлой неделе у меня не было времени даже до магазина дойти, не говоря уже про тату-салон.

— Блин, — посетовала она. — Теперь буду ходить гадать, в чём причина.

Я распахнул перед ней балконную дверь, и она шагнула наружу, а я следом. Я поспешил быстрее закрыть дверь, чтобы не напустить холода внутрь.

Снег на балконе скопился неравномерно, в основном с одной стороны. Я встал по колено в сугробе, чтобы оставить ей свободное место.

Она зажгла сигарету, рукавом куртки смахнула снег с перил и облокотилась на них, положив довольно острый подбородок на тыльную сторону ладони.

— Тиффани вроде милая, — сказал я.

— Да, она делает картины брызгами. В основном силуэты. Она хороший человек.

— Она бездомная? Или была раньше?

— У неё нет дома, но она не бездомная, — ответила Алексис. — Ей пришлось натерпеться, с ней плохо обращались. Сам знаешь, такое не захочется испытать снова.

— Знаю, — подтвердил я.

— У неё никогда не было семьи, никогда не было друзей. Так что нет, у неё не было дома, пусть и была крыша над головой. Она сейчас только встаёт на ноги.

Я кивнул.

— Она видела твоё фото. У меня в телефоне. Она считает, что ты убийственно красив.

— Это не про меня, — заметил я.

— Не про тебя. Но ты красив.

— Но она так считает, и очевидно именно это и имеет значение, — сказал я, чтобы не спорить с её высказыванием. — Ты пытаешься меня с ней свести?

— Типа того.

— Ты же знаешь, что со мной было. Это ведь ты вытащила меня оттуда.

— Ну да.

— Ты же в курсе, что у меня… свои тараканы. Тебе это должно быть известно лучше, чем другим.

— Точняк. Я знаю. У меня тоже есть.

— Это может создать сложности.

— Сложности есть и у меня с ней.

«И у меня с ней?»

— Не уверен, что правильно тебя понял.

— Короче, послушай. Мы с тобой пиздец какие ёбнутые люди, и временами нас могут понять только такие же как мы, верно? Она на тебя запала. А ты сам, я знаю, западал на меня совсем недавно.

— Вот сейчас я точно не догоняю, к чему ты клонишь.

Она затянулась сигаретой.

— Я вообще ни разу не психолог. Но ей нужно выбраться из своей скорлупы, и это первое, что пришло мне на ум. То, что я пытаюсь сделать насчёт ваших отношений — ну типа как трахать одним камнем по другому, пока не сложится картинка.

— То есть ты предлагаешь, чтобы мы... трахались?

— Я думаю... ну да, в этом суть. С учётом твоих тараканов, дело ясное, решать тебе. И я в курсе, что у тебя сейчас паршивая ситуация. Но если это в большей степени всё упростит, чем запутает, то было бы клёво.

— Я и она?

— И ещё я, — сказала она. — Думаю, её пока нужно вести за руку, а мы ведь взрослые, разумные люди. Можем обойтись без ревности и... тут темно, так что я не вижу твоего лица, но могу точно сказать, что ты покраснел.

Я стоял как и она, облокотившись на перила, но теперь опустил лицо на руки.

— Блядь, и как тебе не холодно? Может, зайти внутрь и взять куртку?

— Мне холодно, — ответил я, — но лицо горит, и мне неловко. И всё равно это намного лучше, чем то, что я ощущал всю прошлую неделю, когда чувствовал себя оцепеневшим и до усрачки перепуганным.

— Ну что ж, лучше так лучше, — кивнула она, выпуская дым и глядя на городские огни.

До меня дошло, что в данную секунду я нахожусь за пределами границ, очерченных лентой, но это не заставило меня пойти внутрь. Сейчас мне было хорошо здесь.

— А если я откажуcь, ты найдёшь кого-то ещё?

— Скорее всего нет. Поищу другой способ приучить её к людям и сломать старые стереотипы.

Я кивнул.

— Так что, нет? — спросила она.

— Тараканы, — ответил я.

Она кивнула.

— Блин. Ладно, ты себя лучше знаешь.

— Я бы хотел, и...

— Не обязательно оправдываться или извиняться. Я знаю, через что прошёл ты. А ты знаешь, через что прошла я.

— ...ты мне всё ещё нравишься, — закончил я.

— А... блин. Теперь я чувствую себя дерьмом, потому что предложила тебе это, зная...

— Нет, — сказал я. — Ты просто рассказала о такой возможности. Так что поверь мне, я действительно хочу. В других обстоятельствах я бы рискнул. Доверился бы тебе, но… в других обстоятельствах.

— Но обстоятельства такие, какие есть, и я просто подкинула тебе головняка, — сокрушённо сказала она.

— Ничего страшного, — ответил я. — Ценю твоё предложение, во многих смыслах. Может, когда-нибудь, если всё устаканится.

— Засада. Теперь, когда я знаю, что ты ко мне испытываешь, всё это выглядит как-то стрёмно.

Я обернулся к ней и увидел её в профиль. Она улыбалась, сдерживаясь, чтобы не рассмеяться.

Даже не пытаясь спрятать от меня нехватку зубов.

Я пихнул её локтем, и она пихнула меня в ответ.

— Только слово скажи, — заметила она, — и сделка состоится.

— Хоть одна сделка, которую я был бы счастлив рассмотреть, — пробормотал я.

— Чего?

— Неважно.

— Скажи, ты точно в порядке? — спросила она.

— Если говорить глобально, то я настолько не в порядке, что ты и представить себе не можешь. И…

— Ты оскорбляешь мою фантазию.

— Даже с учётом твоей удивительной, гениальной фантазии, а также твоих великолепных навыков создания татуировок, я настолько не в порядке, что ты и представить себе не можешь. Но прямо сейчас, пока мы разговариваем, — мне становится легче.

— Правда?

Я выпрямился, потянулся и кивнул.

— Правда. Но я ещё и замёрз, так что пойду-ка я внутрь.

— Я буду через минуту.

Я кивнул и повернулся к двери балкона.

Там было видно отражение Роуз. С крайне озабоченным видом она махнула мне рукой.

Я вошёл в помещение и направился прямиком в ванную.

— В квартире девять человек, — сказала Роуз.

— И что?

— Я следила за всеми, кто входил, пыталась запомнить имена, пыталась понять, что из себя представляют твои друзья. Сюда вошли девять человек.

— И? — снова спросил я.

— Сейчас здесь десять, если считать Алексис на балконе. Каждый раз, как я пересчитываю по головам, я вижу девятерых, но когда пытаюсь вспомнить и посчитать имена, то получается восемь, и я не могу найти человека без имени.

Я кивнул и вышел из ванной.

И попытался проделать то же, что и Роуз.

Джоэл, Гуш, Тай, Джозеф, Аманда, Ник, Тиффани и Стивен.

Затем я посчитал по головам.

В квартире было девять человек. Десять, если считать Алексис, которая всё ещё курила на балконе.

Я переключился на Взор и сразу нашёл человека без имени, который отставив в сторону стул, сидел у дальнего края стола. Старше, чем все остальные, за исключением, пожалуй, Джоэла, светловолосый, в белом пальто. На его коленях лежал полированный, отливающий серебром пистолет.

Я медленно приблизился к незнакомцу и наклонился над столом.

— Не хотел вам мешать, — сказал он.

— Спасибо, — поблагодарил я.

— Сейчас подходящее время? Лорд хочет видеть вас. Будут присутствовать и другие местные силы.

— Дайте мне минутку, — попросил я.

Он кивнул.

— Тиффани, — позвал я.

Она взглянула на меня.

— Сколько стоит одна твоя картина?

— Пару сотен? — предложила она.

Я вспомнил о деньгах, которые передали мне юристы.

— Я заплачу пятьсот за твою лучшую. Но она нужна мне прямо сейчас.

— Л… ладно, — сказала она.

Я взглянул на посланника Завоевания.

— Мы сможем захватить её по дороге?

Он кивнул.

Вместе с Тиффани, которая продолжала не замечать человека с пистолетом, мы вышли из квартиры.

Глава опубликована: 03.11.2020
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 542 (показать все)
Eterni
кстати да, дикие карты мартина. Межавторский цикл. Синопсис - после неудавшегося инопланетного вторжения люди, попавшие под действие боевого вируса изменяются. 9 из 10 ловят джокера, и мутируют во чтонибудь неприятное, 1 из 10 обретает сверхсилы. Причем большинство сил напрямую зависят от тригера. В последствии выясняется, что инопланетяне так толкали человечество к прогрессу, с целью поработить оставшихся в живых тузов и использовать их в качестве рабов для дальнейшей экспансии. Ничего не напоминает?
vomolrah
Я думаю только ленивый еще не сравнивал джокеров и 53тих.
деадпул постоянно такую дичь творит. Джокеру срезают лицо.
Хотелось бы так думать, но нет. Не творит. Видел комиксы, фильм и в игру играл. Дедпул, это просто комедия с кишками, изображая себя взрослого, но на самом деле он тоже для подростков.
Джокер-версия была в одной серии комиксов, да. И всё! Экранизации нема, упоминании нема. Ну и сам по себе надоел.
У Харликвин подобного не видел. Её вообще сейчас осветляют птицами.

Наруто не упоминай, это такая срань и там все персонажи и вся вселенная скатилась в такой мусор, что никакие там серые мальчики уже не придадут ему значение.
Единственный с большой натяжкой плюс - мангаки большие любители придумывать необычные способности от сенен-манги до Джоджо. Одно плохо. Играя со способностями, они часто скатываются до игрой роялями, искажая события как им удобно.

Маккрей не воскресил старый лор, как грешат Марвел и ДиСи и создал новых персонажей с нуля и ничем не ограничен в цензуре. Это УЖЕ считай принес новое по сравнению с популяризированным и экранизированным дерьмом. На такое ни Марвел ни ДиСИ (кроме совсем редких комиксов, об экранизации которых даже не задумываются и которые не длятся более 7к страниц) уже не задумываются и не рискуют.

А это вы уже не авторов супергероики перечисляете.

и отбрасывать все, что к ним не подходит.
Например?

Вспоминается анекдот про шерлока холмса, который любил темными дождливыми вечерами сидеть у камина и жечь в нем улики, опровергающие выводы его дедуктивного метода.
Скрытая издевка с пассивной агрессией против меня. Лучше бы примеры привели.

9 из 10 ловят джокера, и мутируют во чтонибудь неприятное, 1 из 10 обретает сверхсилы. Причем большинство сил напрямую зависят от тригера.
Игра роялями. У Маккрея было только с нятяжкой у Мрака и он за это дорого расплатился.
Не интересует.

В последствии выясняется, что инопланетяне так толкали человечество к прогрессу, с целью поработить оставшихся в живых тузов и использовать их в качестве рабов для дальнейшей экспансии. Ничего не напоминает?
Ну ок.
Только есть мааааааленькое но.
Во-первых - я никогда не говорил что он сотворил что-то новое и не говорил что "почему ему у Хьюго не выписывают".
Во-вторых - уже сказал за что он круче остальных. Пишет более 5к страниц, новый лор, персонажи не ограниченные цензурой и моралью. ПРИ ЭТОМ у него аш 3-4 таких совершенно разных мира.
Мартин получается писал только фентэзятину, супергероика была создана совместно. Паланник, Чан и Нун писали либо одну вселенную всего на него несколько книг, либо множество по единичным.
Но ВСЕ они уступают перед всеми кирпичами Маккрея вместе взятые. Это делают его не человеком, а Машиной.
По Пакту он вообще стырил мифологии и гоэтию. И? Тоже обвиняем в пиаре?

Не пытайтесь ЯКОБЫ спустить меня на землю тем о чем я не говорил или будто считаю что у Маккрея всё идеально. Совсем нет. Я уже писал, что таймскип в Черве, пропустив битву Чертенка и Сердцееда, это высочайший удар ниже пояса и что под конец у него всё начало торопиться и преобразовываться в кашу.
Не, совсем нет. Маккрей не идеален и не образец оригинальности.

Я постоянно хвалю его и ставлю выше других писателей по другой причине.
За старания.
За то что ему не насрать, за то что он строчит круче Мартина, Сапковского, за то что он старается несмотря на то, что он живет на патреоне, не выпускает официально в бумажном варианте, и никто из крупных людей не обращает на него внимание. За то что он не манипулирует грязно людьми не дописывая миры, за то что он не ограничен одним миром. За то что он не ограничен цензурой, не боится показать ангст, раскрыть персонажей с иной стороны, не строит розовых соплей, не ограничен отсталыми позициями у стариков, считая что персонажи должны быть только гетеро, а женщины - бедненькие девочки созданные только, чтобы рожать, не срёт водой, не уходит от темы, и просто продолжает писать историю ни смотря ни на что, беря в расчёт прогресс культуры общества и умело прописывает так уже более тысяча персонажей, создавая им яркие образы.
ЭТО делает его круче всех ваших описанных писателей.
Показать полностью
Eterni это Мартин писал только фентези? ))) Вообще то он начинал с твердой нф. Я так и до сих пор считаю, что умирающий свет у него гораздо лучше игры престолов.

"9 из 10 ловят джокера, и мутируют во чтонибудь неприятное, 1 из 10 обретает сверхсилы. Причем большинство сил напрямую зависят от тригера." не понял при чем тут Мрак, честно говоря. Тут сходство с червем полное по-моему. Просто процентное распределение другое. Та же Света вполне себе джокер. Или собственно главная героиня, явно же не мечтала управлять насекомыми. Голем, которого спецом тригерят... да все. Опять же, массовые мерзкие изменения, как в начале стража. В общем, явно вода из одного колодца с дикими картами.

И я не обвинял макрея в плагиате, есть всего 12 сюжетов (если с натяжками, то 36, если совсем отбросить логику, то три). Он вполне себе в традициях. Это как выяснять кто у кого украл, ДС или Марвел. Большинство не воровалось, а просто придумывалась исходя из мысли - а что еще будет круто?

И кстати, что за наезды на Сапковского, что он не дописал мир? Все логично закончено. Ведьмак мертв, злодеи наказаны, мир через пару миллионов лет обречен (но это все не точно)

На тему гетеро персонажей вообще смешно. Та же Цири вполне себе как минимум би, а скорее лезби. У мартина тоже не мало персонажей с нетрадиционной ориентацией.
По поводу жизни на пантеоне - ну, это сомнительный признак самого крутого писателя. Все равно что сказать что Елена Малышева самый крутой врач, потому что собрала больше всего людей у тв. Кстати, у кого из писателей ныне девочки только для того чтоб рожать? ) если на Мартина наезд, то нет???
Отсутствие цензуры... ну, если вдруг он таки доберется до экранизации много будет удивлений. И кстати, если на то пошло, против повестки у него ничего нет, так что в своем информационном поле никакого особого вызова он не бросает. И слава богу.

Я на самом деле спорю только потому, что меня раздражает привычка опускать других авторов, чтоб поднять своего любимого, и при этом утверждать что это ОБЬЕКТИВНО лучше. Причем КАПСОМ!!!
Показать полностью
Вообще то он начинал с твердой нф. Я так и до сих пор считаю, что умирающий свет у него гораздо лучше игры престолов.
Значит зря сошел.

не понял при чем тут Мрак, честно говоря.
В игре роялью. Когда происходит "ужасная" ситуация от которой нет выхода, но тут ВНЕЗАПНО срабатывает триггер и всё решает. Это игра роялью. У Мрака - второй триггер.
У Диких Карт получается - принудительное использование триггера.
Я уже говорил, что мне начхать на сходство, когда Маккрей написал больше чем Дикой Карты, один, за ящик лапши, и не только Червя.

И кстати, что за наезды на Сапковского, что он не дописал мир? Все логично закончено. Ведьмак мертв, злодеи наказаны, мир через пару миллионов лет обречен (но это все не точно)
....Извините, а вы книги читали? Он нихрена не мёртв. Его пронзили вилами да, а потом воскресили. Игры к слову и делают плавное (но своё) продолжение Ведьмака.
Потом Сапковский ещё приквел написал. И всё. В его книгах Хлад так и не наступил, приключения Цири не закончились, отношения Ведьмака и Йеннифер не закончились. У него там концовка закончилась абсолютно ни на чём.
Всё за Сапковского сделала третья игра и моды фанатов.

На тему гетеро персонажей вообще смешно. Та же Цири вполне себе как минимум би, а скорее лезби. У мартина тоже не мало персонажей с нетрадиционной ориентацией.
Я и не говорю, что этого нет вообще.

По поводу жизни на пантеоне - ну, это сомнительный признак самого крутого писателя. Все равно что сказать что Елена Малышева самый крутой врач, потому что собрала больше всего людей у тв.
Я вот не понимаю, откуда у вас пользователей столь вопиющие ужасные сравнения!?
Ладно бы с Донцовой ещё сравнил, тут можно было сравнить с количеством (но не качеством!), но вы сравнили человека, работающего на собственном энтузиазме с лохотронщицей, которая обыдляет людей своей идиотией.
WTF!?

Кстати, у кого из писателей ныне девочки только для того чтоб рожать? )
Везде, где девочки встречают парня и рожают.
Йеннифер как раз к этому стремилась.
На счёт остальных, у кого как. У Рудазова - дохрена. У сенен-манги и манги вообще - крайне часто.

ну, если вдруг он таки доберется до экранизации много будет удивлений.
Чего бы и хотел. Медия с идеями как-то ослабела. И многие студии как-то изнежились и не любят риски.

Я на самом деле спорю только потому, что меня раздражает привычка опускать других авторов, чтоб поднять своего любимого, и при этом утверждать что это ОБЬЕКТИВНО лучше.
Меня в свою очередь раздражает, то что многих возвышают слишком незаслуженно.
Я ничуть не забываю то какой вклад внёс Сапковский. Сам мир Ведьмака интересен. Но в тоже время он переоценен, так как большая часть истории книг - догонялки за Цири. Отчасти его надо благодарить, благодаря играм.
Мартин крут своими престольными интригами, но его мир попросту скучный. Даже драконы какие-то скромные.
И у обоих крайне паршивые экранизации. Тем паче обидно, что сериал Ведьмака ещё кто-то хвалит.
И из-за этого у меня возникает желание опустить их и поднять того, кто написал больше их, написал хорошо, и написал даже не одну вселенную, и каждую историю качественно завершает. То есть ему не насрать.
Вот и хочется чтобы Маккрею за Пакт славы досталось не меньше чем когда-то получили Мартин и Сапковский, как и за Червя не меньше чем хотя бы Майор Грома. И заслуженно получил зеленый свет на экранизацию.
Показать полностью
где это там воскресили ведьмака в книгах? Если про свадьбу - то просто отдельная сказка, а не продолжение. (Сапковский очень раскаивался, что вобще поддался на уговоры и опубликовал эту вещичку, потому что на примечание, что это все поздняя сказка, не имеющая отношения к реальности его мира, все забили.) Ведьмак погиб, как и было предсказано. То, что Цири рассказывает в другом мире рыцарю про то, что Ведьмак жив - явная ложь, и она при этом плачет. Кстати, из-за смерти ведьмака Сапковский и не считает игры каноном. Как раз потому что книги - законченное произведение. Приквел не совсем приквел, а филерная книга где то между 1 и 3 томами, в принципе приятная, но бесполезная. Про то что хлад не наступил - ну так никто не обещал полную историю мира. Только историю ведьмака. Ну и то что ведьмак кончается не о чем, абсолютно не согласен. По сути он жертвует собой, чтоб Цири была свободной, и освободить ее из под контроля ложи ведьм(вот что они в игре провалили, так это это прекрасно отвратительное змеиное гнездо, которое в книгах, по упоминанию, взяло себе власть над миром на долгие-долгие годы). Плюс он гибнет не от руки чудовища, а от руки человека, которого пожалел. Трис избавляется от своего страха. Аллюзия на короля артура и авалон опять же... в общем если прочитать повнимательнее все прекрасно.

"Чего бы и хотел. Медия с идеями как-то ослабела. И многие студии как-то изнежились и не любят риски." удивления будут отнюдь не приятные. В процессе производства он быстро растеряет оригинальные черты, как это происходит почти со всеми книгами.

"И из-за этого у меня возникает желание опустить их и поднять того, кто написал больше их, написал хорошо, и написал даже не одну вселенную, и каждую историю качественно завершает." Вот на счет завершения не знаю. Если подходить по ВАШИМ критериям, то он тоже не завершил ничего. Инопланетная сущность засмущалась и исчезла, ладно, допустим. Другие то остались. Главная героиня выведена из игры, так что ее история не завершена. И т.д. Причем меня то все устраивает, но вот эти претензии исходят от ВАС. Ну и да, вот упорно не понимаю, зачем кого-то опускать. Если автор так высоко стоит, конкуренты ему явно не помешают.

"Я вот не понимаю, откуда у вас пользователей столь вопиющие ужасные сравнения!?" - какое прекрасное оскорбление. А кто это такие, МЫ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ? И кто тогда вы? )))
Показать полностью
В конце книги. На лодке с Йеннифер уплывает.
В таком случае история всё равно не закончилась или закончилась ни на чём.
Про то что хлад не наступил - ну так никто не обещал полную историю мира.
А, ну ружья Бондарчука тоже ничего не обещают. Их вешают на стену, а потом авторы такие разводят руками и говорят "а мы ничего не обещали".
и освободить ее из под контроля ложи ведьм
Офигенно так освободил, сдохнув сам.

Не, звучит крайне натянуто и глупо. Если следовать вашей версии, то концовка значит полное дерьмо. Повсюду пророчества, наступление Халада, Цири владеет кровью топологии... но как только Ведьмак подыхает в деревне, Цири свободна и история закончилась, всё-всё-всё. Расходимся господа, расходимся.
Что? Какой? Хлад? Какая Цири? Всё закончилось, господа, всё закончилось.

удивления будут отнюдь не приятные. В процессе производства он быстро растеряет оригинальные черты, как это происходит почти со всеми книгами.
Если будет какая-то левая студия, которой насрать, то да. Но у Толкиена экранизаций десятки, если не сотни, тоже не все могут похвастаться качеством, пока не явился Питер Джэксон. Так лучше пусть делают, авось кто более амбициозный подхватит.

Инопланетная сущность засмущалась и исчезла, ладно, допустим. Другие то остались. Главная героиня выведена из игры, так что ее история не завершена. И т.д.
Если это какая-то манипуляция, то не стоит. Мы говорим у супергероях. Что делают обычные люди в мире супергероики? Просто живут дальше. Так и тут - живут дальше. И это уже другая история, уже про обычного повседневного человека. Червь и Страж прежде всего про супергероев. И там вся ружья выстрелили. Антагонист, влияющий на глобальный мир уничтожен, а значит история супергероев так же закончена.
В Ведьмаке даже за пределы континента не вышли и всё, что пророчили так и не явилось, в отличии от Червя.
Причем меня то все устраивает, но вот эти претензии исходят от ВАС.
Если речь о Сапковсом, отнюдь. Не я один считаю, что он не закончен. Как и не закончен Престолы или даже Амбер. Так

какое прекрасное оскорбление. А кто это такие, МЫ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ? И кто тогда вы? )))
Читайте выше. Мои доводы небезосновательны. В дальнейшем вы уходите от темы и поставили провокационный вопрос со скрытой насмешкой.
Показать полностью
Eterni
какой потрясающий эгоцентризм, и не желание следовать собственным правилам, если они противоречат вашим текущим целям. В стиле у них подлые шпионы, у нас храбрые разведчики. Из вас получится замечательный политик. Насмешка далеко не скрытая.

Доводы абсолютно безосновательны, потому что все упираются в момент - потому что я так считаю. при этом особенно прекрасно пахнет манипуляция - "Не один я так считаю". Браво!
Eterni
Я вижу ты в первую очередь оцениваешь произведение по миростроению. А миростроение в первую очередь оцениваешь по реализму или хотя бы правдоподобности.
Могу порекомендовать пару твердых научных фантастик. "Ложную слепоту" где можно лучше познакомится с Не-человеческой психологий, причем хорошо прописанной прям с обоснуями и научными теориями и базой. И "Мы легион, мы Боб" я почти на 89% уверен что тебе удастся подрочить на местные космические бои.
Eterni
Мне откровенно все рано на титаку атанов и любые мои аргумент з нее очевидно просто разобьются об "УПМ не может работать с точки зрения классической механики", нз как ты смотришь любой стимпанк или меху.
Но сравнивать ее да и в принципе любое нормальное аниме с Deadman Wonderland это просто максимальное оскорбление как по мне. Настолько тупого аниме как Deadman Wonderland я в жизни не видел, оно настолько тупое что студия аж закрылась. Я прям страдал не то что психологически, а физиологически во время просмотра.
Я долго не понимал про какого гоблина ты говоришь. Когда понял я так и не понял с каких пор пучков стал спецом в аниме. Вся его аргументация сводится к "дебилы" и "тупое говно тупого говна" я не думаю что ему можно скормить червя и получить хоть сколько ни будь объективную оценку, а не "дебилы в тупых масках грабят банк говна".
С молокососом проще он и миньоны популярны тупо за счет агрессивной рекламы, маркетинга и хорошего понимания целевой аудитории. Мелкие пиздюки и их мамки.
Целевая и реальная аудиторая ат немного более искушённая. Я хз где ты там увидел типичный сёнен. Чем больше Эрен думает что он протагонист сёнена тем больше и сильнее ему дают пизды, буквально каждый рас когда он кричит или выебывается.
Утверждать что оно популярно только из за графона или расчлененки все равно что утверждать что первые сезоны игры престолов популярны только за это, а не за сюжет, контраст последнее сезоны, те же деньги те же трупы не чета как то не то да?
Если даже забыть о охуееной рисовке, анимации, музыке то в плюсы можно записать.
Полностью и абсолютно уникальный сетинг никаких классических драконов, магии, инопланетян разве что буквально капля стимпанка.
Полное и абсолютное отсутствие фансервиса вообще.
Правдоподобное изображение всего чего только можно и где это возможно, даже цвета волос только человеческие.
Правдоподобные характеры персонаже.
Но главное достоинство это ебаный саспенс, напряжение и повороты сюжета. Его тут столько хоть в бочки закатывай даже больше чем в тетрадке смерти. В принципе никогда не знаешь что случится, но если что то случается то у этого были причины или предзнаменования и будут последствия, всегда. Угадать кто и как умрет практически невозможно разве что методом тыка.
Самое слабое это главные герои. Которые типа мээ скучные.
Показать полностью
Thunder dragon
Спасибо за предложение, но мне они и так известны.

нз как ты смотришь любой стимпанк или меху.
Там проблема не только в механике, но и в простой тупости персонажей.
Я не против некоторых условностей. Например то что ГГ тоже обращается в титана, непонятно откуда беря энергию, я считаю такой же условностью, как магия в принципе в сенене. Хотя опять же, магией крайне удобно управлять роялями.
И простил бы странный механизм для акробатики если бы не было альтернатив. А у них есть - пушки, ров, копья, катапульты, ловушки, миллиарды способов победить титана без шизотехи. И это бросается в глаза и вызывает фейспалм. + у самого мангаки есть полно ляпов, ошибок и сюжетного и графического характера.
В общем эту тему размусоливать можно бесконечно.

Это кстати общая проблема аниме-индустрии. Персонажи часто незрелые, любят повторять сенен-реплики, злоупотребляют флэшбеками, пафосными речами, игрой в гляделки радикально уничтожая всё повествование.

аниме с Deadman Wonderland
Манга чуть получше. Там хоть не засрали цензурой.

Вся его аргументация сводится к "дебилы" и "тупое говно тупого говна
Вообще то, что он не спец по аниме иронично позволяет подмечать ему то что аниме-фанаты уже на бессознательно уровне закрывают глаза. Он приводил примеры тупости аниме-индустрии. Когда в Наруто есть фотоаппараты, но высылают почтовым голубем, когда в Титане есть пушки, но драться с титанами, почему-то надо играться с паркуром, рискуя людьми, от того даже смерть вызывает не сопереживание, а радость, что этот носитель гена идиотизма с премией Дарвина никого не заразил. Когда в мире есть пушки, но надо произносить заклинания. Много чего ещё.

Вот не факт. Конечно, если почитает первые страницы, можно подумать, что Макррей даже сначала действительно хотел сделать простую супергероику.
Можно заметить, что персонажи там как бы не сразу вливаются в образы, в которые он их ввёл.
Оружейник при первой встречи кажется добрым и прекрасным героем.
Регент простым весёлым подростком.
И только потом они раскрывают образы и показывают альтернативную сторону.

В Пакте вот образы сразу же понимаешь кто есть кто.

С молокососом проще он и миньоны популярны тупо за счет агрессивной рекламы, маркетинга и хорошего понимания целевой аудитории. Мелкие пиздюки и их мамки.
Потому что и так понятно для чего они созданы.
Аниме опять же часто любит играть серьезными щами в мире абсурда.
Чего вот к слову не было в Дорохедоро. Там все персонажи хотя бы чуть-чуть ку-ку, чем она и превосходна.
Но в сенене когда персонаж говорит пафосные слова ВО ВРЕМЯ экшена, когда надо биться, когда все вокруг умирают, но при этом толкающего речь никто не трогает, вызывает нервный смех... пока это не повторяют по 9000 раз, ради удлинения хронометража и вот прям из кожи заставляя придавать серьезность ситуации.

Утверждать что оно популярно только из за графона или расчлененки
Почему же, допускаю что и из-за экшена тоже. В аниме на полную катушку оттянулись с паркуром. Только дебильным он от этого не перестанет.
И то что его любят, говорит лишь о жесткой непривередливости зрителей, на что это уже отдельная тема.

Престолы вообще скучная срань. По началу кое-как пытается вытянуться персонажами со междоусобными разборками кто кому вассал, зассал, отсосал. А потом и это скатывается. В лоре есть чутка разнообразие расы и унылые драконы-виверны. Всё. Никакой фантазии по этой фэнтези больше нет, никакого простора и размаха нет, все пекутся лишь о престолах, и это просто скучно.

С музыкой пожалуй да. На это не поскупились.

Полностью и абсолютно уникальный сетинг никаких классических драконов, магии, инопланетян разве что буквально капля стимпанка.
То что уникальным да. Интересным - нет.
Хотели бы делать без фэнтези, тогда вообще надо средневековье пилить. Только это уже ИРЛ, а ИРЛ мне и в ИРЛ хватает.

Полное и абсолютное отсутствие фансервиса вообще.
Зря. Толковый фансервис только в плюс, и я не только про эротику.

Правдоподобное изображение всего чего только можно и где это возможно, даже цвета волос только человеческие.
Если вы про гендеров, да.
Если для уникальности рас (например перья, вместо волос) - зря.

Но главное достоинство это ебаный саспенс, напряжение и повороты сюжета.
Ну... больше напоминает Санту Барбару для парней. XD
И такое для меня всё равно уныло.

Не, извините, но то что вы помечаете как плюсы, некоторые меня минусы.
Кто с кем как, для чего и зачем и кому как.
Скучный мир без необычных фэнтези-существ.
Нет ни размаха, ни эпика, ни интересных тем, просто скучная дичь про кресла и власть, что они дают. Мэээ, скучно.
Показать полностью
Eterni
И простил бы странный механизм для акробатики если бы не было альтернатив. А у них есть - пушки, ров, копья, катапульты, ловушки, миллиарды способов победить титана без шизотехи. И это бросается в глаза и вызывает фейспалм.
Какие копья, какой ров, там титаны по 3, 10 , 14, 20 метров как ты будешь их убивать копьями? Насколько глубокий ров ты предлагаешь рыть? Они не умирают от кровопотери. Я сомневаюсь что катапульта вообще способна им навредит. Какие миллиарды способов?? О чем ты?
Это гаубицы с точностью как у кремниевых мушкетов и пока они не изобретут гладкоствольные зенитные орудия, пушки будут практически бесполезны потому что попасть с нее ахуеть как сложно, а попасть в затылок это то то уровня сбивать пушками всадников с коней.
При этом УПМ имба. Ее не используют в реальности только потому что она существовать не может. Ее можно и используют против людей. Карман не тянет можно носить с собой. Возьмешь ли ты на разведку с собой пушку? Я сомневаюсь. Леви может убить чуть ли не десяток титанов за минуту. Пушка будет просто столько перезаряжается. Это вообще разные рода войск с разными задачами.
Манга чуть получше. Там хоть не засрали цензурой.
Да на срать на цензуру. Deadman Wonderland это самое тупое аниме что я видел наверное во всей жизни, оно откровенно держит зрителей за дегенератов.
Вот не факт. Конечно, если почитает первые страницы, можно подумать, что Макррей даже сначала действительно хотел сделать простую супергероику.
Можно заметить, что персонажи там как бы не сразу вливаются в образы, в которые он их ввёл.
Оружейник при первой встречи кажется добрым и прекрасным героем.
Регент простым весёлым подростком.
И только потом они раскрывают образы и показывают альтернативную сторону.
Понятие не имею с чего ты это взял. Уже при первой встречи Оружейник мудак и стилит фраг. Он придумал Сциона и весь замес и даже неформалов еще до того придумал Тейлор. Куча черновиков с самыми разными гг, это никогда не было стандартной супергероикой даже близко.

Так ты определись тебе фентези или реализм?
Показать полностью
Thunder dragon
Я кажется говорил, что не горю желанием это обсуждать.
Читаем историю, что представляет собой крепость и орудия. Не имеет значения что представляет собой титан, если на него обрушивается шквал орудий.
Но это лишь одна из глупостей, не считая их нелепового вида, для меметичности, мощного двигателя, и все эти натягивания вроде "потому что только это работает", "потому что так работает", в мире где про магию ни слова, зато закон сохранения энергии и давление пропорционально росту вышли покурить и не вернулись.

Это вообще разные рода войск с разными задачами.
Учитывая, что их штурмует гигантские пупсы, то понятие рода войск тоже выглядит глупо. Других врагов нет.

Да на срать на цензуру.
DW мог хотя бы похвастаться в манге отсутствием цензуры. Аниме потеряло и это. Так что не насрать.

Понятие не имею с чего ты это взял.
Тогда извините.

Он придумал Сциона и весь замес и даже неформалов еще до того придумал Тейлор.
Эээ, Сион вообще пришелец. Его никто не придумывал. Что значит придумал Тейлор? %)
Причем здесь стандартная супергероика?
Я сейчас перечитываю Червя и вновь так же кажется, когда Регент и Оружейник кажутся иначе в первых диалогах. Но только в первых. Потом архетип меняется.
Там даже написано как Тейлор ощущает подбадривание Оружейника, то как он легко с ней контактирует и решает все вопросы. И только потом, во втором диалоге он уже сердится от того что его репутация подпорчена из-за яда в Луне от Тейлор, отображая его настоящую личину.
Регент постоянно веселится и подкалывает группу, отражая его социальное взаимодействие, вплоть до ограбление банка. Потом он становится всё более жестким, равнодушным и отрешенным и его подколы становятся менее компанейскими и более жестокими.

Так ты определись тебе фентези или реализм?
Убавьте требовательный тон. К сожалению, есть множество неписанных социологических правил в которых не стоит собеседнику говорить. Например, нельзя говорит так, будто ты приказываешь. Это кажется гопарьским быкованием, принижая статус человека, делая его шестеркой.
Нельзя говорить так, будто то что ты говоришь - истина. Это наоборот ставит выше тебя над собеседником. Надо всегда вносить предположения "я думаю что", "я предполагаю", "мне кажется", или на совсем крайняк "бы".
Говорим "Можешь пожалуйста определиться, что ты предпочитаешь, фентези или реализм?" или хотя бы "Ты бы определился, фентези или реализм?"

В основном я предпочитаю реализм.
Но в фэнтези я рассчитываю описание мира вплоть до квантового уровня или наоборот полный полёт и раскрепощение фантазии. Количество рас, абсурда, абстракции, нестандартных историй, возможностей магии определяют пропорционально интерес к миру и её возможностей.
Толкиен уже морально устарел. Скучный.
Амбер - много талантливых мужиков в форме. И ничего кроме мужиков. Устарел.
Колесо времени - ничего нового.
Плоский мир - устарел и никак не объяснил мироустройство.
Мартин - вообще уныние.
ГП - рациональное мышление его избило как свинью.
Ведьмак - не раскрыли и полноценного континента.
Рудазов - обладал целой метавселенной, на которую забил после Архимага-Яцхен, сузив масштабы до одного Парифата. Парифат в свою очередь не дописал половину континентов (но уже десяток книг), при этом вылил сотни рас, которые не определяют ровным счетом ничего. Скатился до набора историй и мелких рассказов, ведущие в некуда и почти без особой морали и интересного посыла.

Ни у кого почему то нет фантазии написать фэнтези мир, где есть совсем нестандартная логика существ, несколько полов, необычные расы, необычные касты, иерархии и политический уклад.
Чего там, коли мы живём в прогрессивном сообществе, так можно лихо развернуться с сексуальной ориентацией. Какие там трансгендеры, почему бы не обсудить даже более запретные сексуальные темы? В фэнтези мирах есть демоны как отражение зла, почему бы через них не рассказать о них? Но нет, даже демоны в популярных фэнтези - в основном схомячить душу, уничтожить или захватить мир и всё. Мех.
Так что, в основном, приходиться брать узконаправленные темы, которыми обычно пользуется в киберпанке.
Показать полностью
Thunder dragon
ИМХО "легион, боб" прямо таки плох. Мне сначала нравилось, правда. Но это как супермен. Просто вот во всем хорош главный герой. И лучший хакер мира, и стратег лучше проф военных, и в добыче сырья разбирается... И меня всегда интересовало, как эти ракетные корабли тормозят в космосе так быстро. И что мешает взять с собой просто парочку булыжников, разогнать их до предельных скоростей и бросить во врага, который двигается по стационарной орбите? он и пикнуть не успеет. да песком забросать, в конце концов.

Плюс внезапно опять прямо гуманоидная культура чуть ли не на ближайшей планете и прогресорство.
Впечатление что автор хотел во всю космофонтастику разом, по главе за каждый жанр.

про виртуальные среды вообще не достоверно. Но тут работу провернул разве что нил стивенсон в своем "Додж в аду". Там, хоть и с некоторыми натяжками, объясняется, какие ресурсы на это нужны. И что перецифровкой одной головы, если ты хочешь прямо воссоздать личность, а не имитирующего бота, не отделаешься.

прямо по верхам. Бои в космосе хуже чем у эндра, прогрессорство слабее чем у Стругатских, выживалка хуже чем в марсианине или скажем чем Молот Люцифера... короче многоборец, но крайне слабый во всем.
Показать полностью
vomolrah
Ну начнем с того что он А инженер Б ИИ по сути и потратил десятилетия реального времени и намного больше ускоренного в библиотеках знаний человечества, и ничего не забывает. Типа в добыче сырье разбирается потому что она блин автоматическая как и ремонт корабля.
Так он и не тормозил никогда, только перед влетом в систему. Практически все снаряды которые они использовали были управляемыми ты нииикогда не попадешь в кого то просто щебнем в космосе, это даже не орбита планеты, а солнечная система, между вами допиздахулион километров. Даже снаряды с рельсотрона были управляемыми. И враги его не двигались по стационарным орбитам. Если ты видишь его он вероятно видит тебя и реагирует, двигается, запускает ракеты.

Ну да жизнь так близко к земле пиииздец маловероятна.
А вот реальные ляпы это теократия в Америке. Типа Чё бля ?
Создания атмосферных беспилотников камикадзе. Типа нахуа? Дай им лазер какой нить и все. Эвакуация с земли тоже хрень. У вас есть легкий термоядерный синтез и репликаторы. Считайте у вас есть магия и бесконечный запас манны. Зачем валить на другую планету если проще тераформировать землю? Нахуя строить биокупола на другой планете если можно строить на земле? Нахуя строить корабли и сражается за места на них если нужно сперва построить криокапсулы и заснуть в них, а корабли как нить потом достраивать, чего чего а льда на земле будет навалом. Странно непонятно и не рационально, вы точно инженер?
Показать полностью
Thunder dragon
последнее полностью согласен. Или, если органику долго собирать, построй теплицы на орбите. пока корабли строишь будет урожай. Меня кстати это в интерстелере бесило. Не одна планета не будет пригодна для обитания так, как земля. Если вы не в силах починить землю, вы не в силах и тероформировать другие планеты.

конечно обсуждать реалистичность космобоев как обсуждать реалистичность битвы дракона с годзилой в космосе. я понимаю почему они так выглядят. Помню, читал чудесную книгу, где только для того чтоб лазер попал в цель требовалось 3 часа. И там был не один лазер а цепочка, на случай возможных изменений курса цели. Но в кино такое не экранизируешь. И динамика так себе ) но я аплодировал просто, насколько это реалистично было для книги 70х. да это на пару порядков реалистичнее того, что сейчас пишут.

про то что он потратил десятилетия... а чем занимался его противник? пасьянсы раскладывал?

что то совсем офтоп, наверное надо либо уходить в другую тему, либо сворачивать
vomolrah
Не Думаю что возможно попасть в кого то лазером на расстоянии 3 световых часа. Просто для понимания если взять лазерную указку и посветить на луну то радиус точки будет таким огромным что такой круг было бы отлично видно с земли. А до луны всего две световые секунды! Секунды! А тут три часа. Так что это типа супер нереалистично, та даже для твердых снарядов стрелять на таком расстоянии где снаряду лететь 3 часа это просто нулевые шансы на попадания. По этому тут все ракеты и управляемые. Хз че делал его противник но он отставал и был лучше вооружен но менее мощным в цифровом плане. Хотя это не мешало ему клепать корабли, ядерные бомбы и т.д
Thunder dragon
там неплохо объяснено, с точки зрения скоростей боя близких к световым, но боюсь в коротком изложении это потеряется. и книги названия и автора к сожалению не помню. При космических боях управляемые ракеты тоже не слишком реалистично, если бои в открытом космосе, а не у планет. Слишком большое расстояние, слишком заметный след. В мы легион, мы боб тактика и стратегия космобоев, и особенно описания их механики, очень примитивны на мой вкус.
vomolrah
А почему нет? Управляемая ракета практически гарантирует попадания. Она сама наводится и сама ускоряется саму укорачивается и еще и детонирует создавая осколки или может быть даже ядерная. Может сама находить мишени, патрулировать или быть миной. Запас топлива это же запас взрывчатки, всю скорость которую она набрала можно превратить в удар. Типа перестрелки Не управляемыми снарядами должна происходить типа очень близко что бы попасть. Ракета в теории может быть выпущена с темной стороны луны. У ракеты может быть свое оружие хотя это уже не ракета тогда.. но суть таже.
Восхитительный фик, как по мне: научфантастика против космооперы. https://ficbook.net/readfic/4911089
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх