↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Пакт (джен)



Переводчики:
Оригинал:
Показать / Show link to original work
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Мистика, Экшен
Размер:
Макси | 2324 Кб
Статус:
Заморожен
События:
Предупреждения:
Смерть персонажа, Насилие, Нецензурная лексика
 
Проверено на грамотность
Блэйк Торбёрн, который был вынужден бросить дом и семью, чтобы избежать свирепой драки за наследство, возвращается к постели умирающей бабушки, которая сама и спровоцировала грызню среди родственников. Блэйк обнаруживает себя в очереди за наследством, включающим в себя имение, уникальную коллекцию литературы о сверхъестественном, а так же множество врагов бабушки, которые она оставила в небольшом городке Якобс-Бэлл.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Залог 4.07

Из-за вони, крыс, копошащихся в завалах мусора по углам, постоянных шорохов и поскрёбываний комната казалась меньше. Будто само пространство вокруг Поза и его носителя было искажено. Пыль, изморозь и дохлые мошки, которыми была усеяна выходящая на задний двор раздвижная стеклянная дверь, создавали бесцветный полумрак.

Тем не менее я заметил, что воздействие Поза было не таким сильным, как раньше. Его аура давила на краешки моего сознания, растворяла мимолётные мысли, но не было прежнего ощущения, будто меня полностью уносит.

Впрочем, это никак не меняло ни того, что я был до усрачки напуган, ни того, каким вопиюще мерзким и жутким выглядело помещение.

Я подозревал, что так или иначе облажаюсь. Это было практически неизбежно. Я лишь надеялся, что сумею свести последствия к тому уровню, с которым смогу справиться.

Я отчаянно нуждался в Роуз. Без неё я всё равно что бежал с завязанными глазами.

Мелькнула мысль спросить беса, знает ли он, что случилось с Роуз, но я не мог позволить себе выглядеть слабым.

— Я разговариваю с тобой, Поз, или с мистером Доутом?

— Со мной, — ответил Поз.

Он провёл когтем по щеке Доута. Мужчина, которому на вид было лет шестьдесят, отреагировал так, словно он находился под водой и был вынужден при любом движении преодолевать её сопротивление. Он медленно поднял руку, чтобы остановить беса, но тот ретировался задолго до того, как рука оказалась поблизости.

Секунду спустя я понял, что человек не был старым. Просто увядшим. Иссохшим.

Я хотел потребовать, чтобы Поз оставил его в покое, но осознавал, что у меня нет способа за этим проследить. Если я собирался вести переговоры, мне не следовало требовать того, чего я не мог получить у беса силой или убеждением.

— Я полагаю, он знает о… наших делах? — спросил я.

— Он вообще ни о чём не знает, — ответил Поз.

— Это правда, Доут? — спросил я.

Он почти не отреагировал, лишь мягко опустил руку на стол. На секунду он стиснул кулак, и я задумался, не было ли это ответом, тайным знаком. Но он лишь разминал суставы, застывшие от долгого сидения в одной позе. Доут не замечал ни облезлых кроликов, ни бродячих собак и кошек, рассевшихся на столе и вокруг него.

Его разум был замкнут, укрыт в непроницаемой раковине.

— Похоже, так и есть, — согласился я.

Ради каких-то тайных целей Поз не позволял своим носителям умирать. Он был мастером искажать естественный ход вещей, и чем больше власти он имел над кем-то, тем больше нарушал его естественные процессы.

Это рождало вопросы и кое-какие смутные опасения.

Я подошёл к столу. Животные не двинулись с места.

Стоявший у стола стул оказался уже занят. На куче одежды, рекламных проспектов и разорванных упаковок от мяса, пропитанных мочой и покрытых слежавшимся дерьмом, сидели кошка, белка и две полевые мыши. Кошка была шелудивой и грязной, один её глаз был такого же молочного цвета, как у Поза. Белка, оскалив резцы, наполовину взобралась на неё, чтобы подобраться ко мне поближе. Кошка недовольно зашипела.

Я с силой шлёпнул книгу на стол, надеясь распугать зверей. Она сочно шмякнулась, подняв пыль и раскидав бумаги по сторонам.

Впрочем, у животных звук пробудил инстинкт нападения. Они ощетинились, оскалили зубы и приготовились меня атаковать.

Я взялся за спинку стула руками в перчатках и ногой отпихнул его подальше от стола, одновременно развернув так, чтобы спинка не позволяла животным добраться до меня.

Звери соскочили со стула и разбежались по углам, растворившись в полутьме — виднелись лишь отблески их глаз. Слышно было, как кошка отвоёвывает у кого-то место под резным креслом.

Доут никак не отреагировал. Похоже было, что долго он не протянет. Я задумался о том, что случится, когда он умрёт.

Поз будет искать нового носителя.

Кого он выберет?

Кого-нибудь слабого и уязвимого.

Я уже знал, что слишком легко становлюсь жертвой магических воздействий, не говоря уже о том, что право на любую защиту против духов можно потерять, если нарушишь клятву. Скорее всего, даже небольшая произнесённая мною ложь давала Позу кармическое преимущество, подобно тому как для Сфинкс неверный ответ становился оправданием убийства.

Будет чрезвычайно легко оступиться и дать Позу точку опоры. Опоры, которой я не мог себе позволить лишиться.

Особенно в ситуации, когда у меня нет ни поддержки Роуз, ни готового текста контракта, чтобы предложить ему на рассмотрение.

— Ты что-нибудь решил? — спросил я. Вопросы безопасны. Очень сложно сформулировать вопрос так, чтобы загнать самого себя в ловушку.

— Решил, — ответил он. Его взгляд был направлен на книгу рядом со мной.

— И что?

— И предполагал обсудить это с твоим компаньоном, — продолжил он, не спуская глаз с книги.

— Так ты отказываешься от нашего предложения? — спросил я.

— А что если откажусь? — ответил Поз, цепляясь всеми четырьмя конечностями за спинку стула, чтобы забраться выше, на плечо Доута. Тот вздрогнул, когда когти пронзили его кожу, но ничего не сделал. — Дикие звери прикончат тебя и растерзают на части.

Блядь. Если я сейчас облажаюсь, мне конец. На мою одежду нанесены защитные построения, но на голове, ладонях и ступнях их нет. Если я выведу его из себя или дам повод думать, что сделка ему невыгодна, он запросто натравит на меня грызунов и прочую живность.

— Ты мог бы упустить хорошую возможность, — сказал я. Высказывать предположения было безопасно.

— Я могу сохранить то, что у меня уже есть, — он погладил Доута тыльной стороной когтистой ладони. Тот закрыл глаза.

— Умирающий человек? Будешь ждать, пока он умрёт или будет съеден? А что потом? Начнёшь заново?

— С каждым разом я делаюсь сильнее, — отвечал бес, ткнув Доута когтем. — К тому же я терпелив. Выбираю человека покрепче, отыскиваю щёлочку, заползаю червячком, забираюсь по лесенке всё выше.

— И ты можешь себе позволить быть терпеливым? — спросил я.

— Бессмертие оставляет такую возможность, — ответил Поз.

— Это не ответ на мой вопрос, — сказал я. Нужно стоять на своём. — Я спрашиваю, должен ли ты придерживаться выбранного пути? Он вряд ли приведёт тебя к настоящему успеху. Возможно, оставишь зазубрину на мировом порядке, что-то где-то испортишь, но сильно сомневаюсь, что в итоге ты останешься цел. Как только ты дорастёшь до того, чтобы стать заметной угрозой, влиятельные люди или сущности в порошок тебя сотрут.

Сосредоточиться было непросто. Шум, запахи, постоянное движение на границе поля зрения…

Мне оставалось только удерживать прямой взгляд.

— Сотрут? — переспросил Поз. — Пускай попробуют.

— У них может получиться, — ответил я, сознавая, что позволяю себе рискованную наглость. — Может, это будет Завоеватель, может, кто-то из пришлых, а может все сразу. Они могут перебить подвластных тебе животных; пожертвовать временем, деньгами, силой и другими ресурсами, чтобы оградить или зачистить эту территорию. И тогда тебе конец. Другого шанса у тебя не будет.

— Ммм… — сказал он. — Но я всё-таки нанесу урон. Ослаблю человечество и сам мир, верно? Это всё, чего хотят мне подобные.

Всё, чего хотят ему подобные. Возможно это правда, но возможно, что это лишь общая, абстрактная цель всех «ему подобных».

От обычного демона Поз всё-таки кое-чем отличался.

Он был бесом. Паразитом, который вселялся в людей, а затем переходил к другим. Спорой. Искрой, стремящейся устроить пожар.

Что за люди обитали здесь, в респектабельном пригороде, заполненном дорогими машинами? Уж точно не отбросы общества. Успешные люди, или по крайней те, кто стремился стать таковыми. Они и становились его жертвами.

Поз забирал понемногу от каждого. Эти кусочки личностей, насколько я мог судить, и составляли человеческую сторону его натуры. Он урвал себе кое-что от юристов, врачей, айтишников, бизнесменов, банкиров и многих других.

Поз, похоже, наслаждался тишиной, установившейся после его замечания. Ему нравилось смотреть, как я ищу способ выкрутиться.

Но я и не пытался выкручиваться. Я размышлял. Поз одолевал слабых. Тех, кто дал ему лазейку. Это могли быть успешные люди, которым изменила их удача. Либо люди, ослабленные пороками. Или же люди с настолько большими кармическими проблемами, что у него появлялся шанс овладеть ими, пусть даже они и не были практиками.

— И ты действительно хочешь только этого? — спросил я, выделив слово «ты». — Оставить в реальности след, а затем встретить позорный конец? Давай не будем притворяться, что ты не заинтересован в возможности, которую мы предлагаем. Ты ведь стремишься нарушить естественный порядок. Теоретически ты мог бы получить доступ к чему-то основополагающему. К Воплощению. Мог бы пошатнуть самые основы.

Я изучал его, пытаясь понять реакцию, но меня отвлекало его неуловимое уродство. Его мерзкое тело, чем-то похожее на стёртую мозоль, испещрённую серыми и чёрными пятнами. Его зубы, глаза, взгляд…

— У тебя было время рассмотреть все варианты, — продолжил я. — Если есть сомнения, можем их обсудить.

— Хмм. Обсудим компромисс, пойдём на взаимные уступки? — спросил он.

Странно было слышать слово «компромисс» из акульей пасти беса.

Это заставило меня на миг задуматься о значении его слов.

Компромисс… Если я соглашусь пойти на взаимные уступки, он сможет начать выдвигать неадекватные требования и всё равно настаивать на уступках с моей стороны.

— Разумеется, мы можем обсуждать, — сказал я. — Что касается уступок… это, само собой, зависит от того, как пойдёт дело.

— Мммм хммм, — промычал он.

— Давай начнём с условий, исходно предложенных моим партнёром. Рассмотрим для начала такой вариант: ты будешь связан до… скажем, до пяти минут после полуночи, которая наступит через две ночи, считая от настоящего момента.

— Хм. Я на это не соглашался.

Времени оставалось совсем мало.

— Тогда давай рассмотрим такую возможность чисто гипотетически, и вернёмся к её обсуждению, когда закончим со всем остальным. Можем договориться, что ничего из сказанного или написанного не будет считаться обязывающим до того момента, пока мы оба не придём к согласию и не подпишем соглашение.

— Кроме нерушимых правил, — заявил Поз. Он спрыгнул на стол, сунул руку в кусок сырого мяса и что-то оттуда вытащил. Пару секунд наблюдал, как оно извивается, потом отправил в рот.

— Каких правил? — спросил я. — Правил связывающей клятвы?

— Законов, которые были установлены воздвижением из пустоты и хаоса, основополагающих структур и движущих сил бытия, которые не могут поколебать ни твоя практика, ни моя сила, действующие как по отдельности, так и вместе, — пояснил Поз, чавкая слишком уж сильно, учитывая размер той мелюзги, которую только что сунул в пасть.

Если речь идёт о правилах, на которые не могут повлиять ни моя практика, ни его сущность, то к чему их вообще упоминать?

Я размышлял примерно минуту, и так и сяк поворачивая сказанное в голове.

Ловушка?

Нет. Ловушки не видно.

Если только она не заключается в том, чтобы забросать меня таким количеством условий и идей, чтобы я потерял осторожность.

— Я мог бы с этим согласиться, — наконец произнёс я, — при дальнейшем обсуждении.

— Тогда мы договорились, что можем обсуждать условия, — сказал он. — Ничто сказанное и записанное ни к чему нас не обязывает, пока не подпишем и не выразим согласие устно.

Всё новые термины, условия и идеи, призванные всё усложнить.

Я будто диктовал желание джинну, который страстно жаждал извратить условия сделки, чтобы обставить меня по полной. Хуже того, я имел дело с чем-то нечеловеческим и не понимал всего контекста.

Короче говоря, я обсуждал сделку с дьяволом.

— Подпишем, поставив ручкой подпись на каждой из страниц, на которых зафиксируем все условия?

И он не будет карябать своё имя на коже Доута или на нижней стороне столешницы.

— Да.

— И сказанное тобой будет считаться словесным соглашением даже при том, что ты не человек, не находишься здесь в строгом смысле слова и не говоришь в обычном понимании, так?

— Уточнение принимается.

— То есть мы договариваемся считать всё произнесённое тобой как словесную часть? А всё, что ты напишешь, — как написанное тобой?

— Договорились.

Если начать договариваться о значении слова «договорились», получится заколдованный круг. Ладно, хрен с ним.

Так от чего отталкиваться? Что обычно пишут в контрактах?

Начну с основного.

— Условия настоящего контракта действуют между мной, Блэйком Торбёрном, и…

— Позом, подданным маркиза Андраса, оба из пятого хора, дикого и гадкого.

Я записал всё это, оставив вместо имён пропуски.

— Продиктуй по буквам. Сначала своё имя.

— На голландском наречии…

— По-английски! — перебил я.

— Пэ-о-зэ, — продиктовал он по буквам.

Эге. Пишется-то не так, как я думал. На слух имя звучало скорее как «пуз».

— А твой…

— Мой сир, мой властелин, можно сказать, породившее меня древо. Андрас. А-н-д-р-а-с.

— Угрожает ли мне чем-либо написание твоего или его имени?

— Нет. Андрас связан, и только те, кто владеет саблей, в которой он заключён, могут взывать к нему. А я всего лишь ничтожный бес, и моё имя не имеет никакой силы, ни произнесённое, ни записанное.

Я дописал абзац, обозначив себя и Поза как «стороны, к которым относится нижеследующий контракт».

Корешком «Крови чёрного агнца» я спихнул со стола на пол тарелки и остатки еды, освободив часть стола перед собой. Затем вырвал страницу из тетради, оторвал её часть так, чтобы на ней был лишь написанный мной абзац, и шлёпнул его на стол.

— Что ты делаешь?

— Намечаю структуру, — ответил я, — и прикидываю основные положения.

Раз уж мне нужно составить контракт, я буду делать это в той же манере, как обычно подходил к работе над масштабными проектами. Начну с грубого наброска, проверю замысел, потом буду совершенствовать его и наводить лоск.

Мне необходимо было его связать. И не просто связать, а при этом ещё и не накосячить, причём у меня не было столетнего опыта проб и ошибок в области дьяволизма.

— Суть настоящего контракта, — продолжил я, — состоит в том, что мы связываем тебя на срок, истекающий через пять минут после наступления полуночи, которая будет через две ночи от нынешней.

— И к этому моменту я буду передан во владение Воплощения, — добавил Поз. — В противном случае ты поплатишься.

— Поплачусь чем? — спросил я.

— Своим словом, своим существованием. Всем, чего я пожелаю, — ответил бес.

Пошёл бы ты чёрту с такими условиями, подумал я.

— Для начала, — сказал я, — я освобождаюсь от любой ответственности за всё, что произойдёт после того момента, когда я приведу тебя, связанного, к Лорду. Я не собираюсь страдать от последствий того, что ты или он сделаете после.

— Ты отдашь меня ему, — сказал Поз. — Передача владения, не предполагающая незамедлительного востребования.

— Сомневаюсь, что он согласится отдать тебя после того, как заполучит, — ответил я, поднимая взгляд от бумаги, — но пусть будет так.

— И ты предпримешь шаги, прямо или косвенно, чтобы гарантировать моё пребывание в его владении до того момента, когда по условиям контракта я буду свободен.

— За исключением ситуаций, когда такая попытка будет идти вразрез с твоими и моими целями? — спросил я.

— Чего?

— К примеру, если он явно захочет оставить тебя при себе, и дополнительные действия с моей стороны будут выглядеть подозрительно.

— Принимается, — ответил Поз.

Я записал всё это.

— Второе замечание, — сказал я, возвращаясь к предыдущему, большему фрагменту текста. — Мне не нравится это наказание за неудачу. Отдать тебе всего себя? Само своё существование? Не годится.

— Я же ставлю на кон собственное существование, какая ещё расплата была бы соразмерной? — возразил Поз.

Выходит, бес всё-таки не в восторге от идеи оставить на вселенной небольшую зарубку и бесславно исчезнуть.

Моё подозрение получило подтверждение.

— Мне предстоит связать ещё двух созданий, — сказал я. — Моё существование и другие аспекты моего бытия и так уже на кону. Будем считать, что условие по поводу наказания неприменимо, если я не выполню договор, потому что буду мёртв.

— Пусть это для тебя будет стимулом драться чуток получше, — ответил Поз.

Я взглянул на Доута.

Демонам нужна опора в этом мире. Поз отыскал всего лишь «щёлочку», и вот каким стал Доут; что же случится, если я отдам ему всего себя?

Мне известно так мало, а ставки так высоки.

Нужно предложить ему что-то другое. Прикрыть задницу, и в то же самое время дать ему то, что он хотел бы заполучить.

— Недвижимость, — сказал я. — Я доверенный хранитель имения, которое, как я полагаю, в конечном счёте станет моим. Мы можем сделать так, чтобы в случае моей неудачи часть его перешла в твою собственность. Если я не выполню своих обязательств по контракту с тобой и если эта собственность будет на тот момент принадлежать мне.

— Я хотел бы видеть контракт, по которому ты получаешь имущество, — сказал Поз.

— Не выйдет, — ответил я. — Не думаю, что у меня сейчас есть приемлемый и безопасный способ получить к нему доступ.

Пришлось бы либо вызывать юристов, либо проходить через Лейрдово поле замедленного времени.

— И ты мне предлагаешь принять эфемерное предложение и получить призрачную награду?

— Ну да, — ответил я.

— Когда смертные умирают, они передают своё имущество наследникам. Если ты умрёшь до того, как выполнишь свою часть сделки, то не сможешь отдать мне имущество, потому что оно уже не будет твоим.

— Это всё, что я могу тебе предложить, — ответил я. Единственная вещь, которую я мог предложить ему в здравом уме. Хотя, возможно, даже это было неразумно.

Возможно, даже это было чересчур.

Боже. Через раскрытые окна и щель в раздвижной стеклянной двери в дом проник порыв ветра. Свежий воздух нисколько не помог. От него только сильнее стал ощущаться смрад в помещении.

Пока Поз раздумывал, я вынужден был стоять совершенно неподвижно, борясь с желанием блевануть.

— Насколько велика площадь?

— Полтора квадратных метра, выделенные так, как я посчитаю возможным.

— Маловато будет.

— Да, — признал я. — Немного.

Вот же мелкий ублюдок. Я же знаю, что для тебя оно на вес золота, и я наверняка уже самим этим предложением предаю человечество. Бери уже что дают.

Внешне я сохранял спокойствие. Или по крайней мере пытался.

— Предложи площадь побольше.

— Если территория тебя не интересует, — сказал я, — мы можем обсудить другие варианты.

Я знал, что предлагаю ему абсолютную власть над участком земли, примерно такую же власть, какую он хотел получить надо мной, не довольствуясь крошечным плацдармом, который он уже захватил внутри Доута.

И у меня было лишь самое смутное представление о том, что это могло означать.

Он продолжал раздумывать.

— Почему бы тебе не перестать валять дурака и не признаться, что от моего предложения у тебя слюнки текут? — спросил я.

— Что за нахальство, — в его голосе послышался отдалённый призвук рычания.

Животные, прячущиеся по углам, подхватили и усилили звук.

— Я новичок, — сказал я, — но кое-что мне известно, и я знаю, что тебе нужно. Соглашайся, и двинемся дальше — иначе я могу передумать.

Он ответил не сразу. Выпрямился, уставился на меня, потом уселся на стол.

Кивнул.

— Словесное подтверждение, пожалуйста, — сказал я.

— Да. Такое наказание меня устраивает.

Теперь у меня была возможность выделить ему территорию внутри ловушки Лейрда, что доставило бы неприятности либо Лейрду, либо Позу — в идеале им пришлось бы разбираться друг с другом. Я мог принять и другие меры предосторожности.

Таков был наихудший сценарий.

Я глубоко вздохнул — и тут же об этом пожалел.

— У меня есть несколько дополнительных условий, относящихся к этой части сделки. С момента, когда я тебя свяжу, ты не должен причинять вреда мне и тем, кто со мной.

— До момента моего освобождения?

— Нет уж. Навсегда. Всё, что связано со мной, моя семья, друзья, всё, чем я владею, — должно быть защищено от тебя, во всех аспектах.

— Хм, — задумался он.

— Что не так?

— Всего лишь размышляю.

— Мне нужны гарантии того, что с момента, когда я сведу тебя с Лордом Торонто, ты не станешь вредить мне, моей семье или моим друзьям.

— Могу ли я влиять на остальную часть города? На его окрестности?

— Если бы я это запрещал, ты бы не согласился на сделку, — ответил я.

— Не согласился бы, — подтвердил Поз. — Я стану избегать причинения тебе и тем, кто с тобой, вреда от моей руки, моей власти, моего слова и моих слуг. Настолько, насколько смогу.

Он указал на лист бумаги. Я нагнулся, чтобы записать сказанное, и остановился.

— Ты и любое другое создание, с которым ты сотрудничаешь, — сказал я. Не хватало ещё, чтобы он призвал против меня другого демона.

— Принимается.

Я задумался в нерешительности.

— А также любая другая сила, с которой ты имеешь дело, должна принять это условие, как и те, в свою очередь, с которыми эти силы работают, и так далее до бесконечности, — добавил я.

— Грррмм, — прокряхтел он.

— Что такое?

— Принимается.

Я подумал о Тиффани.

— Скажи, не причинял ли ты уже вреда другим?

— Тянешь время. Пиши.

— Ты тоже. В смысле, тянешь время. С моими друзьями всё хорошо? Ты не посылал своих животных охотиться на них или изводить их?

— Напрямую я ничего не делал. Что до косвенного ущерба… — он оскалился.

— И что с косвенным ущербом?

— Не могу точно сказать, — ответил он. — Чтобы проверить, мне пришлось бы посетить тех людей и места, о которых ты спрашиваешь.

Его намёки вызывали тревогу, но единственное, что я мог с этим сделать — это побыстрее закончить с контрактом и проверить, всё ли в порядке у моих друзей.

Я записал условия, разорвал страницу так, чтобы каждый абзац оказался на отдельном листке, и разложил их по порядку. Каждое из условий и оговорок теперь было снабжено соответствующим отступом.

Хромая полевая мышь подобралась ближе.

— Если они станут мешаться, мне придётся расценить это как признак отсутствия интереса с твоей стороны, — заметил я. — Мы уже далеко продвинулись, давай не будем всё портить.

— Ммм… — сказал он. — Пшла вон!

Мышь пулей шмыгнула прочь со стола. Глухой удар, с которым она шлёпнулась оземь, застал меня врасплох. Всё-таки мыши не настолько тяжёлые, чтобы падать с таким звуком. Я наклонился в сторону и увидел, что при падении она сломала себе шею. Может, нырнула головой вниз?

Или нет. Всё выглядело как-то неправдоподобно.

— Вместо того чтобы указывать штрафные условия для тебя, — сказал я, — мы можем просто считать, что контракт вступает в силу с того момента, когда ты будешь связан.

— Да.

— Его действие не прекращается, когда связывание закончено.

— Хмм… да.

— Моё связывание будет не только временным, но и непрочным. Ты не предпримешь никаких попыток освободиться ранее оговорённого часа, равно как и не предпримешь действий, идущих вразрез с условиями контракта, как до, так и после связывания. В противном случае будет считаться, что ты действуешь недобросовестно, и наказание будет назначено по моему усмотрению, — сказал я.

— Не годится, — ответил Поз. — Обговорим наказание сейчас.

— Справедливо, — согласился я. — Если ты будешь действовать недобросовестно…

— Сформулируй точнее, — вмешался он, явно обеспокоенный.

— В случае, если ты освободишься, если исказишь или злоупотребишь условиями контракта способом, указывающим на то, что изначально не намеревался быть связанным, доставленным к Завоевателю и затем освобождённым…

— Ещё точнее.

Я едва не принялся уточнять, но остановился.

То, что он хотел даже ещё большей точности формулировок, вызывало вопросы.

Очень, очень большие вопросы.

— Не означает ли это, что существует какая-то лазейка, которой ты планируешь злоупотребить, чтобы увильнуть от обязательств? — спросил я.

— Это означает, что мне нужны более ясные, более чёткие критерии, — ответил он с рычанием. — И детально оговорённые условия наказания.

Что не означало «нет».

Я склонился над столом, пытаясь не замечать размазанную по его поверхности липкую грязь, и вгляделся в текст, внимательно перечитывая написанное. Стороны договора, его суть, обязательства сторон, моя ответственность в случае неудачи… Я сдвинул оставшиеся листы вниз, оставив заметный промежуток там, где речь должна была идти об ответственности беса за его промахи и недобросовестное поведение. О защите для меня и тех, кто со мной…

— Ты, давай пиши про наказание, — сказал он, перебивая меня.

— Напишу, — ответил я, — но позже. В данный момент ты пытаешься отвлечь моё внимание.

— В данный момент я пытаюсь заставить тебя определить наказание, — сказал он. Больше ради того, чтобы сбить меня с толку, чем для того, чтобы убедить меня.

Где же скрыт подвох?

Ущерб?

Он обязуется избегать причинения ущерба мне и тем, кто со мной, от его руки, его слова…

Стоп.

Подвох найден, сомнений нет.

«От его руки» — просто архаичное выражение или отмазка, позволяющая использовать ноги, зубы? Когти, наконец?

Я постарался запомнить этот момент. Возможно, удастся как-нибудь этим воспользоваться, но в любом случае к этому нужно будет вскорости вернуться.

— Хорошо, — сказал я, глядя на исписанные моими каракулями клочки жёлтой бумаги, казавшиеся яркими в полумраке жилища Доута. Никогда у меня не было красивого почерка. — Давай обсудим наказание.

Его это, похоже, удовлетворило. Решил, что я уступаю.

— Если ты не выполнишь условия сделки, — сказал я, — ты откажешься от всего, чем владеешь в этом мире. От каждого человека, животного, места, идеи, всего чего угодно. Вернёшь всё как было.

— Прихожу к мысли, — сказал бес, сверкая глазами с дальнего края стола, — что стоило бы всё-таки тебя убить.

Пару секунд назад выглядел довольным и расслабленным, и вот уже грозится убить?

Я пристально посмотрел на Доута, жалкого человека, сидящего на противоположном конце стола.

Трудно было сказать, что из того, что он сделал, позволило бесу уцепиться за него. Судя по всему, добро и зло в масштабах вселенной имели куда меньше значения, чем правильное и неправильное.

Что такого неправильного мог сделать Доут? Каким-то образом предал себя или нарушил собственные правила?

В чём бы ни заключалась причина, я мог бы облегчить его бремя, внеся в договор какие-нибудь дополнительные условия… При любом раскладе он вряд ли проживёт достаточно долго, но по крайней мере можно будет надеяться, что его ноша не утянет его в какое-нибудь мрачное посмертие.

— Я так понимаю, это условие тебе не нравится? — спросил я.

— Ни в малейшей степени.

Что ж.

Я знал, что он хочет заставить меня пропустить оговорку насчёт «руки». Надеется, что она прокатит.

Могу ли я этим воспользоваться? Отвлечь его внимание, а проблему решить потом?

— Вопрос в точной формулировке условий, — сказал я, глядя прямо на него. — Чем именно может быть вызвано подобное наказание.

— Чересчур расплывчато, смертный. Наказание слишком тяжёлое, учитывая то, сколь невелика территория, которой ты готов поплатиться за свою собственную промашку.

— А мне кажется, это справедливо, — сказал я. — На карту поставлено чертовски многое. Я сейчас перечитаю всё, чего мы достигли к данному моменту, поищу какие-то неточные формулировки, а ты подумай, с чем расстался бы в качестве наказания. Поразмысли не торопясь, пока я читаю, и предложи хороший вариант, к которому я мог бы отнестись серьёзно.

— Или, — ответил он, подчёркивая слово, — мы могли бы детально всё обсудить.

— Я и так выдвигаю большую часть предложений, ты же их только отметаешь. И мне реально надо всё перечитать, чтобы не пропустить подвоха, — сказал я, отлично зная, что подвох имеется, а он не хочет, чтобы я его обнаружил. — Погоди минуту.

Я начал перекладывать бумаги, тщательно выкладывая их по порядку.

— Обсудим условия нарушения контракта,— продолжал Поз, не давая мне сосредоточиться. — Я освобождаюсь по собственной воле, или делаю что-то, что идёт вразрез с целями, или действую во вред тебе или тем, кто с тобой. В другом месте мы это разбирали. Клади куда следует.

Мои подозрения подтверждались.

— И в этом случае… ты соглашаешься с предложенным наказанием? — сказал я. — Отказаться от всего, чем ты завладел и что извратил? Исправить всё, что было повреждено?

— Да.

Я медленно выдохнул. При такой вони главное — не делать глубоких вдохов. На холоде запахи переносились легче, но воздух всё равно был премерзкий. Я снова разложил бумаги, затем принялся писать.

Животные, которые прежде околачивались по углам, вроде бы куда-то улизнули. Кажется, они начали исчезать после того, как мышь сломала себе шею.

Это можно было бы счесть зловещим знаком, и всё же в отсутствие зверья мне сильно полегчало.

Чутьё подсказывало мне, что бес отослал их, чтобы я мог слегка расслабиться, в надежде, что я уменьшу бдительность и не обращу внимание на его уловку.

— Осталось два пункта, — сказал я, — если только ты не хочешь предложить что-то ещё.

— Знай я всё наперёд, — промолвил Поз, — я не обладал бы свободой воли.

— Хорошо, — сказал я. — Хочу добавить, что в случае возникновения разночтений решение будет принимать третья сторона.

— Кто именно? — спросил он.

— Нейтральная сторона, либо сторона, достаточно профессиональная для сохранения нейтралитета и отсутствия предпочтений в пользу как смертного человека, так и беса. Которую мы выберем общим решением. Дополнительно оговорим, что ни одна из сторон не вправе просто отказываться от любых предлагаемых вариантов.

Он злобно хихикнул. Учитывая его размер, острые когти и акульи зубы, у него отменно получалось злобно хихикать.

— Прекрасно.

— И ещё правило, ограничивающее число жалоб, — добавил я. — Сформулирую его через пару минут.

— Принимается, — провозгласил Поз. — Забавно, если задуматься. Мне кажется, в нашем мире не существует такой штуки, как нейтральная сторона, но я согласен. Можем попробовать, можем поискать компромисс.

— Да, — сказал я. — И мы подходим к финальной части проекта, после которой я смогу собрать текст воедино. Нужно уточнить значение терминов, то есть добавить сноски. Начнём с определения понятия «вред». Для ясности можно переписать условие заново.

— С этой частью мы закончили, — ответил Поз. Он не проявил ни враждебности, ни напряжения, но ответ его был немного чересчур поспешным.

Он прошёлся по столу, злобно пиная и разбрасывая по сторонам тарелки, мусор и куски засохшего дерьма.

Остановившись в полутора метрах от меня, он наклонил голову на угол, слегка выходящий за рамки возможного для человека, и принялся вчитываться в написанное. Я чувствовал, как его влияние на меня усиливается, как закоулки разума сминаются под его напором.

От него воняло. И ещё он издавал едва слышный непрерывный скрип, который был полной противоположностью успокаивающего белого шума радиоприёмника.

У меня по коже побежали мурашки. Очень трудно было убедить себя, что я не подцепил вшей или блох, всего лишь побывав в этом доме.

Для вшей тут слишком холодно, повторил я про себя, не будучи до конца уверенным в том, что это правда.

— Эта часть в порядке, — повторил он и уставился на меня снизу вверх. — С ней закончили.

— Мы переопределим вред, — сказал я. — Явный и неявный. Как-нибудь попроще.

Он помолчал, примериваясь к этой мысли, потом злобно зыркнул на меня.

— Для чего?

— Для подстраховки. Или ты хочешь признать, что действуешь недобросовестно?

Насколько тяжело будет с ним драться? Возможно, он согласился на условие, подразумевающее наказание, лишь только потому, что хотел меня подловить.

И если он собирается на меня напасть, то это случится прямо сейчас.

Долгие несколько секунд он шарил взглядом по разложенным клочкам бумаги.

— Что если я скажу, что у меня есть другие вопросы? — спросил он. — Некоторые разногласия.

— Подержи их пока при себе, в первую очередь мы разберёмся с этим. С определением условий.

— А что если, — спросил он тихо и угрожающе, — я, прямо сию минуту, пригрожу сожрать тебя заживо?

— Тогда получится, что мы снова вернулись к самому началу и почти нисколько не продвинулись, — ответил я. — И тебе снова придётся решать, хочешь ли ты заполучить меня прямо сейчас или Лорда Торонто через два дня.

— У меня не так много терпения, дьяволист, — сказал он.

Роуз именно об этом и говорила. Сердце бешено колотилось, во рту пересохло. Но я по-прежнему стоял, опершись на загаженный стол, и смотрел сверху вниз на беса. Мне не хотелось уступать первым. В предыдущем столкновении уступил он, столкнувшись с холодом Джун.

— Может и нет, — проговорил я, — но если это так, если ты до такой степени недальновиден, то скорее всего обречён так и оставаться мелкой рыбёшкой.

— Ты что, назвал меня мелким? — прорычал Поз.

Ну да, именно это я и сделал, оскорбив его и превратив плохую ситуацию в худшую.

Его излучение становилось всё сильнее.

— Вернее будет сказать, — осторожно поправился я, — что по моему мнению ты мог бы стать больше.

Его лицо растянулось в хищной улыбке. Прямо за тонкими губами мелькнули острия зубов.

Вот спасибо тебе, Роуз, с благодарностью подумал я. Насколько всё становится проще, когда понимаешь, что движет твоим оппонентом. Ты помогаешь мне даже тогда, когда тебя нет рядом.

Пожалуй, теперь уже можно перейти к сути.

— Я не дурак, Поз. Я знаю, что с помощью этого условия ты пытаешься обвести меня вокруг пальца. Блефуй, отвлекай меня, напускай тумана, но я всё равно не уступлю. Никакого вреда, прямого или косвенного, — сказал я, постучав пальцем по бумаге.

— Хммм, — прорычал он. — Чёрт побери.

— Ну и?

— Проклятье. Я обязуюсь, в меру своих возможностей, предотвратить нанесение тебе любого вреда, прямо или косвенно происходящего от меня любым путём и в любой форме.

Я записал всё это.

— Тебе лучше постараться доставить меня куда надо, — добавил он, явно раздражённый.

— Как ты будешь бороться с Завоевателем, решать тебе, — сказал я.

Ну а мне предстояло решать, как разобраться с ними обоими. Это ведь Роуз предложила этот план, а потом исчезла, свалив всё на меня.

— Договорились, — сказал он. — Найду слабое место. Я всегда его нахожу.

— А теперь, — продолжил я, — мы ещё раз пройдёмся по каждому отдельному слову, чтобы удостовериться, что не осталось никаких скрытых значений. Определим или переформулируем каждый термин, пока все вопросы не будут закрыты.

— Хмм, — ответил он. — У тебя вроде были какие-то сроки, дьяволист?

— Это верно, — согласился я. — Ты ведь раньше не называл меня дьяволистом?

— Нет, — ответил он с ухмылкой. — Потому что ты им не был. Но теперь стал, верно?

Его улыбочка и сама мысль меня обеспокоили.

— Давай начнём, — предложил я.

Работа оказалось весьма долгой и муторной. Я размышлял над каждым словом в его абстрактном, символическом и буквальном значениях.

Вместе с тем я понимал, что, скорее всего, упускаю из вида нечто жизненно важное. Что-то такое, что угрожает мне смертью, а может даже сулит страшную участь всему и вся.

У меня не было ни часов, ни телефона, поэтому следить за временем было непросто. Ещё больше задачу усложняло то, что солнце давно закатилось, и мне приходилось вглядываться с бумагу в лишённом электричества доме. Я довольствовался лишь тем светом, что пробивался сквозь окна, и рад был, что не стал дожидаться возвращения Роуз. Работа потребовала невероятного количества времени и сил, а мы до сих пор не закончили.

Времени бы явно не хватило.

Мы закончили просматривать текст. Теперь Поз расхаживал туда-сюда и что-то жевал.

Он заметил, что я за ним наблюдаю.

— Если облажаешься, смертный, то узнаешь, какой я «мелкий»!

Бес начал проявлять нетерпение?

— Я постараюсь это запомнить, — сказал я и действительно постарался.

Разложив по столу все фрагменты, включая сноски, я начал переписывать текст начисто, пропуская зачёркнутые места и прямо на ходу меняя кое-какие формулировки ради гладкости изложения. Получилось всего семь страниц — мне казалось, что их должно было быть гораздо больше.

Но всё было написано чётко и ясно.

Время шло, и я всё сильнее чувствовал его давление.

Вместе с давлением времени росло и беспокойство. Ощущение, будто я что-то забыл.

Делу не помогало и то, что по мере того как контракт близился к завершению, Поз делался всё более возбуждённым.

Я закончил переписывать.

— Ставя здесь свою подпись, Поз, ты соглашаешься быть связанным как мной, так и условиями данного договора. Ставя подпись, я соглашаюсь связать тебя на условиях этого договора. Ни одна из подписей не имеет силы без другой.

— Ммм, — отозвался Поз. Теперь он едва мог оставаться на месте. Исходящий от него скрип стал сильнее, а жужжание на краю сознания и звуки внутри стен стали громче, чем когда-либо.

Даже опарыши в остатках мяса на тарелках начали извиваться сильнее. Видимо, это было отражением состояния Поза?

Я перечитал текст, выискивая орфографические ошибки и пропущенные слова.

— Подписывай, — сказал я.

Поз протянул руку и нацарапал своё имя когтем, оставившим на бумаге чёрно-коричневый след.

Я взял ручку.

— Не пойдёт, — сказал Поз. — Надо кровью.

Я поглядел на него, вскинув бровь.

— Уж это мне известно. Подпись должна иметь силу. Так делают почти всегда, когда заключают договоры с подобными мне.

Я выудил из кармана один из шурупов и расковырял им подушечку пальца, пока не выступила капля крови.

Расписываться кровью оказалось сложнее, чем я думал.

— Готово, — подытожил Поз, — и запечатано.

— Именно так, — согласился я. — Теперь разберёмся со связыванием.

Я вытащил из карманов рулетку и шурупы с крючками и принялся, отмеряя равные промежутки, вкручивать их в стол.

— Могу я теперь поинтересоваться, имеешь ли ты отношение к случившемуся с Роуз?

— Я имею отношение почти ко всему, что произошло с тобой с момента нашей предыдущей встречи, — поведал Поз.

— Так ты что-нибудь сделал с Роуз? — спросил я. — Что-то большее, чем тонкое воздействие?

— Да. И тот факт, что ты это заметил, дьяволист, означает, что воздействие было не таким уж тонким.

— Хочешь сказать, ты на что-то повлиял, что-то спровоцировал?

— Ты приписываешь мне больше, чем я сказал, — ответил он. — Твой партнёр сейчас спит, более чем в одном смысле. Попробуй понять, почему.

— И почему же она спит? — спросил я.

— Слово «спит» неподходящее, — продолжал разглагольствовать он. — Может быть, кома? Для чего люди впадают в кому, дьяволист?

Я не сразу нашёлся с ответом.

— Чтобы выздороветь?

— Величайшим моим сожалением, связанным с этой сделкой, — сказал бес, на круглом личике которого отразились сильные эмоции, — является то, что я не увижу выражения твоего лица в тот миг, когда ты всё поймёшь.

— Когда всё пойму?

— Да.

— Пойму что именно? — спросил я, осознавая, что ответа не получу.

Он улыбнулся ещё шире, продемонстрировав зубы и изорванный, покусанный язык, а потом развернулся ко мне спиной и уставился на Доута.

Блядь.

Впрочем, выбора у меня всё равно не было.

Я развернул все крючки так, чтобы они указывали в центр круга, потом достал из кармана бечёвку и пропустил её через крючки.

Крючков было десять. Пять внешних позволили мне сделать пятиугольник, а внутри него — пятиконечную звезду.

Пять внутренних позволили продолжить рисунок, сформировав вторую звезду, наложенную на первую. Её я оставил незавершённой.

Что же касается собственно связывания…

Мне нужен был предмет, в котором я его запру.

Я положил в центр построения книгу.

— Поз?

Он переступил бечёвку и устроился на обложке.

Я протянул последний фрагмент шнура и завязал узел.

На подушечке пальца всё ещё оставалась капля крови. Я провёл им вдоль шнура по внешней границе построения. Следы были едва заметны, и всё же это была кровь.

— Поз, — произнёс я, поднимая контракт, — согласно условиям этого соглашения я связываю тебя.

Поднялся ветер, дико хлопая страницами в моей руке.

Внешний контур построения сложился, бечёвка стянулась к центру, и Поз в самом деле оказался плотно опутан множеством узелков, в десять раз более хитрых, чем я мог бы соорудить — и все они были связаны с внутренней диаграммой, которая никуда не делась.

Пусть он и был связан, это не помешало мне увидеть, как он уставился на меня своими бесцветными глазами. Самодовольство?

Пока всё казалось простым. Сложной частью было написание контракта.

— Поз, — повторил я, — я связываю тебя.

Второй верёвочный контур скользнул к центру. Теперь Поз был притянут к книге.

Книга подрагивала и покачивалась под натяжением нитей, которые удерживали её закрытой. Сотни узелков сложились в две пятиконечные звезды на каждой из сторон.

Доут поглядел на меня, и наши глаза встретились.

И только через пару секунд я осознал, как крупно я влип.

Звуки внутри стен стали ещё сильнее.

Злоебучий бес всё-таки обвёл меня вокруг пальца, одурачил, пустил по ложному следу.

Он обязался сделать всё, что будет в его силах, чтобы защитить меня — с того момента, как будет связан.

А ведь он говорил о чём-то подобном — мол, в случае смерти я не смогу передать ему землю, поскольку когда я умру, то потеряю право владения землёй…

Точно так же и он не сможет меня защитить, будучи связанным.

За окном начали собираться птицы. Одичавшие звери принялись выбираться из своих укрытий.

Выходит, он действительно усыплял меня мнимой безопасностью. А я сделал ошибку, доверившись этому чувству.

Стул повалился на пол. Доут встал из-за стола. Скорее зомби, чем человек.

Искажённое подобие человека, он то ли рычал, то ли ухмылялся, то ли просто демонстрировал зубы.

Я медленно вытащил Джун, стараясь не спровоцировать никого из них. Белок, мышей, кошек, собак.

За окном промелькнула чёрная тень. Возможно, медведь — но направлялся он не ко мне, а к соседнему дому.

Поз был заключён в книгу, и связи, которые позволяли ему управлять животными, были обрублены. Не предпринимая никаких непосредственных, явных действий, он позволил мне самому завести себя в ловушку.

Глава опубликована: 12.12.2020
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 544 (показать все)
деадпул постоянно такую дичь творит. Джокеру срезают лицо.
Хотелось бы так думать, но нет. Не творит. Видел комиксы, фильм и в игру играл. Дедпул, это просто комедия с кишками, изображая себя взрослого, но на самом деле он тоже для подростков.
Джокер-версия была в одной серии комиксов, да. И всё! Экранизации нема, упоминании нема. Ну и сам по себе надоел.
У Харликвин подобного не видел. Её вообще сейчас осветляют птицами.

Наруто не упоминай, это такая срань и там все персонажи и вся вселенная скатилась в такой мусор, что никакие там серые мальчики уже не придадут ему значение.
Единственный с большой натяжкой плюс - мангаки большие любители придумывать необычные способности от сенен-манги до Джоджо. Одно плохо. Играя со способностями, они часто скатываются до игрой роялями, искажая события как им удобно.

Маккрей не воскресил старый лор, как грешат Марвел и ДиСи и создал новых персонажей с нуля и ничем не ограничен в цензуре. Это УЖЕ считай принес новое по сравнению с популяризированным и экранизированным дерьмом. На такое ни Марвел ни ДиСИ (кроме совсем редких комиксов, об экранизации которых даже не задумываются и которые не длятся более 7к страниц) уже не задумываются и не рискуют.

А это вы уже не авторов супергероики перечисляете.

и отбрасывать все, что к ним не подходит.
Например?

Вспоминается анекдот про шерлока холмса, который любил темными дождливыми вечерами сидеть у камина и жечь в нем улики, опровергающие выводы его дедуктивного метода.
Скрытая издевка с пассивной агрессией против меня. Лучше бы примеры привели.

9 из 10 ловят джокера, и мутируют во чтонибудь неприятное, 1 из 10 обретает сверхсилы. Причем большинство сил напрямую зависят от тригера.
Игра роялями. У Маккрея было только с нятяжкой у Мрака и он за это дорого расплатился.
Не интересует.

В последствии выясняется, что инопланетяне так толкали человечество к прогрессу, с целью поработить оставшихся в живых тузов и использовать их в качестве рабов для дальнейшей экспансии. Ничего не напоминает?
Ну ок.
Только есть мааааааленькое но.
Во-первых - я никогда не говорил что он сотворил что-то новое и не говорил что "почему ему у Хьюго не выписывают".
Во-вторых - уже сказал за что он круче остальных. Пишет более 5к страниц, новый лор, персонажи не ограниченные цензурой и моралью. ПРИ ЭТОМ у него аш 3-4 таких совершенно разных мира.
Мартин получается писал только фентэзятину, супергероика была создана совместно. Паланник, Чан и Нун писали либо одну вселенную всего на него несколько книг, либо множество по единичным.
Но ВСЕ они уступают перед всеми кирпичами Маккрея вместе взятые. Это делают его не человеком, а Машиной.
По Пакту он вообще стырил мифологии и гоэтию. И? Тоже обвиняем в пиаре?

Не пытайтесь ЯКОБЫ спустить меня на землю тем о чем я не говорил или будто считаю что у Маккрея всё идеально. Совсем нет. Я уже писал, что таймскип в Черве, пропустив битву Чертенка и Сердцееда, это высочайший удар ниже пояса и что под конец у него всё начало торопиться и преобразовываться в кашу.
Не, совсем нет. Маккрей не идеален и не образец оригинальности.

Я постоянно хвалю его и ставлю выше других писателей по другой причине.
За старания.
За то что ему не насрать, за то что он строчит круче Мартина, Сапковского, за то что он старается несмотря на то, что он живет на патреоне, не выпускает официально в бумажном варианте, и никто из крупных людей не обращает на него внимание. За то что он не манипулирует грязно людьми не дописывая миры, за то что он не ограничен одним миром. За то что он не ограничен цензурой, не боится показать ангст, раскрыть персонажей с иной стороны, не строит розовых соплей, не ограничен отсталыми позициями у стариков, считая что персонажи должны быть только гетеро, а женщины - бедненькие девочки созданные только, чтобы рожать, не срёт водой, не уходит от темы, и просто продолжает писать историю ни смотря ни на что, беря в расчёт прогресс культуры общества и умело прописывает так уже более тысяча персонажей, создавая им яркие образы.
ЭТО делает его круче всех ваших описанных писателей.
Показать полностью
Eterni это Мартин писал только фентези? ))) Вообще то он начинал с твердой нф. Я так и до сих пор считаю, что умирающий свет у него гораздо лучше игры престолов.

"9 из 10 ловят джокера, и мутируют во чтонибудь неприятное, 1 из 10 обретает сверхсилы. Причем большинство сил напрямую зависят от тригера." не понял при чем тут Мрак, честно говоря. Тут сходство с червем полное по-моему. Просто процентное распределение другое. Та же Света вполне себе джокер. Или собственно главная героиня, явно же не мечтала управлять насекомыми. Голем, которого спецом тригерят... да все. Опять же, массовые мерзкие изменения, как в начале стража. В общем, явно вода из одного колодца с дикими картами.

И я не обвинял макрея в плагиате, есть всего 12 сюжетов (если с натяжками, то 36, если совсем отбросить логику, то три). Он вполне себе в традициях. Это как выяснять кто у кого украл, ДС или Марвел. Большинство не воровалось, а просто придумывалась исходя из мысли - а что еще будет круто?

И кстати, что за наезды на Сапковского, что он не дописал мир? Все логично закончено. Ведьмак мертв, злодеи наказаны, мир через пару миллионов лет обречен (но это все не точно)

На тему гетеро персонажей вообще смешно. Та же Цири вполне себе как минимум би, а скорее лезби. У мартина тоже не мало персонажей с нетрадиционной ориентацией.
По поводу жизни на пантеоне - ну, это сомнительный признак самого крутого писателя. Все равно что сказать что Елена Малышева самый крутой врач, потому что собрала больше всего людей у тв. Кстати, у кого из писателей ныне девочки только для того чтоб рожать? ) если на Мартина наезд, то нет???
Отсутствие цензуры... ну, если вдруг он таки доберется до экранизации много будет удивлений. И кстати, если на то пошло, против повестки у него ничего нет, так что в своем информационном поле никакого особого вызова он не бросает. И слава богу.

Я на самом деле спорю только потому, что меня раздражает привычка опускать других авторов, чтоб поднять своего любимого, и при этом утверждать что это ОБЬЕКТИВНО лучше. Причем КАПСОМ!!!
Показать полностью
Вообще то он начинал с твердой нф. Я так и до сих пор считаю, что умирающий свет у него гораздо лучше игры престолов.
Значит зря сошел.

не понял при чем тут Мрак, честно говоря.
В игре роялью. Когда происходит "ужасная" ситуация от которой нет выхода, но тут ВНЕЗАПНО срабатывает триггер и всё решает. Это игра роялью. У Мрака - второй триггер.
У Диких Карт получается - принудительное использование триггера.
Я уже говорил, что мне начхать на сходство, когда Маккрей написал больше чем Дикой Карты, один, за ящик лапши, и не только Червя.

И кстати, что за наезды на Сапковского, что он не дописал мир? Все логично закончено. Ведьмак мертв, злодеи наказаны, мир через пару миллионов лет обречен (но это все не точно)
....Извините, а вы книги читали? Он нихрена не мёртв. Его пронзили вилами да, а потом воскресили. Игры к слову и делают плавное (но своё) продолжение Ведьмака.
Потом Сапковский ещё приквел написал. И всё. В его книгах Хлад так и не наступил, приключения Цири не закончились, отношения Ведьмака и Йеннифер не закончились. У него там концовка закончилась абсолютно ни на чём.
Всё за Сапковского сделала третья игра и моды фанатов.

На тему гетеро персонажей вообще смешно. Та же Цири вполне себе как минимум би, а скорее лезби. У мартина тоже не мало персонажей с нетрадиционной ориентацией.
Я и не говорю, что этого нет вообще.

По поводу жизни на пантеоне - ну, это сомнительный признак самого крутого писателя. Все равно что сказать что Елена Малышева самый крутой врач, потому что собрала больше всего людей у тв.
Я вот не понимаю, откуда у вас пользователей столь вопиющие ужасные сравнения!?
Ладно бы с Донцовой ещё сравнил, тут можно было сравнить с количеством (но не качеством!), но вы сравнили человека, работающего на собственном энтузиазме с лохотронщицей, которая обыдляет людей своей идиотией.
WTF!?

Кстати, у кого из писателей ныне девочки только для того чтоб рожать? )
Везде, где девочки встречают парня и рожают.
Йеннифер как раз к этому стремилась.
На счёт остальных, у кого как. У Рудазова - дохрена. У сенен-манги и манги вообще - крайне часто.

ну, если вдруг он таки доберется до экранизации много будет удивлений.
Чего бы и хотел. Медия с идеями как-то ослабела. И многие студии как-то изнежились и не любят риски.

Я на самом деле спорю только потому, что меня раздражает привычка опускать других авторов, чтоб поднять своего любимого, и при этом утверждать что это ОБЬЕКТИВНО лучше.
Меня в свою очередь раздражает, то что многих возвышают слишком незаслуженно.
Я ничуть не забываю то какой вклад внёс Сапковский. Сам мир Ведьмака интересен. Но в тоже время он переоценен, так как большая часть истории книг - догонялки за Цири. Отчасти его надо благодарить, благодаря играм.
Мартин крут своими престольными интригами, но его мир попросту скучный. Даже драконы какие-то скромные.
И у обоих крайне паршивые экранизации. Тем паче обидно, что сериал Ведьмака ещё кто-то хвалит.
И из-за этого у меня возникает желание опустить их и поднять того, кто написал больше их, написал хорошо, и написал даже не одну вселенную, и каждую историю качественно завершает. То есть ему не насрать.
Вот и хочется чтобы Маккрею за Пакт славы досталось не меньше чем когда-то получили Мартин и Сапковский, как и за Червя не меньше чем хотя бы Майор Грома. И заслуженно получил зеленый свет на экранизацию.
Показать полностью
где это там воскресили ведьмака в книгах? Если про свадьбу - то просто отдельная сказка, а не продолжение. (Сапковский очень раскаивался, что вобще поддался на уговоры и опубликовал эту вещичку, потому что на примечание, что это все поздняя сказка, не имеющая отношения к реальности его мира, все забили.) Ведьмак погиб, как и было предсказано. То, что Цири рассказывает в другом мире рыцарю про то, что Ведьмак жив - явная ложь, и она при этом плачет. Кстати, из-за смерти ведьмака Сапковский и не считает игры каноном. Как раз потому что книги - законченное произведение. Приквел не совсем приквел, а филерная книга где то между 1 и 3 томами, в принципе приятная, но бесполезная. Про то что хлад не наступил - ну так никто не обещал полную историю мира. Только историю ведьмака. Ну и то что ведьмак кончается не о чем, абсолютно не согласен. По сути он жертвует собой, чтоб Цири была свободной, и освободить ее из под контроля ложи ведьм(вот что они в игре провалили, так это это прекрасно отвратительное змеиное гнездо, которое в книгах, по упоминанию, взяло себе власть над миром на долгие-долгие годы). Плюс он гибнет не от руки чудовища, а от руки человека, которого пожалел. Трис избавляется от своего страха. Аллюзия на короля артура и авалон опять же... в общем если прочитать повнимательнее все прекрасно.

"Чего бы и хотел. Медия с идеями как-то ослабела. И многие студии как-то изнежились и не любят риски." удивления будут отнюдь не приятные. В процессе производства он быстро растеряет оригинальные черты, как это происходит почти со всеми книгами.

"И из-за этого у меня возникает желание опустить их и поднять того, кто написал больше их, написал хорошо, и написал даже не одну вселенную, и каждую историю качественно завершает." Вот на счет завершения не знаю. Если подходить по ВАШИМ критериям, то он тоже не завершил ничего. Инопланетная сущность засмущалась и исчезла, ладно, допустим. Другие то остались. Главная героиня выведена из игры, так что ее история не завершена. И т.д. Причем меня то все устраивает, но вот эти претензии исходят от ВАС. Ну и да, вот упорно не понимаю, зачем кого-то опускать. Если автор так высоко стоит, конкуренты ему явно не помешают.

"Я вот не понимаю, откуда у вас пользователей столь вопиющие ужасные сравнения!?" - какое прекрасное оскорбление. А кто это такие, МЫ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ? И кто тогда вы? )))
Показать полностью
В конце книги. На лодке с Йеннифер уплывает.
В таком случае история всё равно не закончилась или закончилась ни на чём.
Про то что хлад не наступил - ну так никто не обещал полную историю мира.
А, ну ружья Бондарчука тоже ничего не обещают. Их вешают на стену, а потом авторы такие разводят руками и говорят "а мы ничего не обещали".
и освободить ее из под контроля ложи ведьм
Офигенно так освободил, сдохнув сам.

Не, звучит крайне натянуто и глупо. Если следовать вашей версии, то концовка значит полное дерьмо. Повсюду пророчества, наступление Халада, Цири владеет кровью топологии... но как только Ведьмак подыхает в деревне, Цири свободна и история закончилась, всё-всё-всё. Расходимся господа, расходимся.
Что? Какой? Хлад? Какая Цири? Всё закончилось, господа, всё закончилось.

удивления будут отнюдь не приятные. В процессе производства он быстро растеряет оригинальные черты, как это происходит почти со всеми книгами.
Если будет какая-то левая студия, которой насрать, то да. Но у Толкиена экранизаций десятки, если не сотни, тоже не все могут похвастаться качеством, пока не явился Питер Джэксон. Так лучше пусть делают, авось кто более амбициозный подхватит.

Инопланетная сущность засмущалась и исчезла, ладно, допустим. Другие то остались. Главная героиня выведена из игры, так что ее история не завершена. И т.д.
Если это какая-то манипуляция, то не стоит. Мы говорим у супергероях. Что делают обычные люди в мире супергероики? Просто живут дальше. Так и тут - живут дальше. И это уже другая история, уже про обычного повседневного человека. Червь и Страж прежде всего про супергероев. И там вся ружья выстрелили. Антагонист, влияющий на глобальный мир уничтожен, а значит история супергероев так же закончена.
В Ведьмаке даже за пределы континента не вышли и всё, что пророчили так и не явилось, в отличии от Червя.
Причем меня то все устраивает, но вот эти претензии исходят от ВАС.
Если речь о Сапковсом, отнюдь. Не я один считаю, что он не закончен. Как и не закончен Престолы или даже Амбер. Так

какое прекрасное оскорбление. А кто это такие, МЫ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ? И кто тогда вы? )))
Читайте выше. Мои доводы небезосновательны. В дальнейшем вы уходите от темы и поставили провокационный вопрос со скрытой насмешкой.
Показать полностью
Eterni
какой потрясающий эгоцентризм, и не желание следовать собственным правилам, если они противоречат вашим текущим целям. В стиле у них подлые шпионы, у нас храбрые разведчики. Из вас получится замечательный политик. Насмешка далеко не скрытая.

Доводы абсолютно безосновательны, потому что все упираются в момент - потому что я так считаю. при этом особенно прекрасно пахнет манипуляция - "Не один я так считаю". Браво!
Eterni
Я вижу ты в первую очередь оцениваешь произведение по миростроению. А миростроение в первую очередь оцениваешь по реализму или хотя бы правдоподобности.
Могу порекомендовать пару твердых научных фантастик. "Ложную слепоту" где можно лучше познакомится с Не-человеческой психологий, причем хорошо прописанной прям с обоснуями и научными теориями и базой. И "Мы легион, мы Боб" я почти на 89% уверен что тебе удастся подрочить на местные космические бои.
Eterni
Мне откровенно все рано на титаку атанов и любые мои аргумент з нее очевидно просто разобьются об "УПМ не может работать с точки зрения классической механики", нз как ты смотришь любой стимпанк или меху.
Но сравнивать ее да и в принципе любое нормальное аниме с Deadman Wonderland это просто максимальное оскорбление как по мне. Настолько тупого аниме как Deadman Wonderland я в жизни не видел, оно настолько тупое что студия аж закрылась. Я прям страдал не то что психологически, а физиологически во время просмотра.
Я долго не понимал про какого гоблина ты говоришь. Когда понял я так и не понял с каких пор пучков стал спецом в аниме. Вся его аргументация сводится к "дебилы" и "тупое говно тупого говна" я не думаю что ему можно скормить червя и получить хоть сколько ни будь объективную оценку, а не "дебилы в тупых масках грабят банк говна".
С молокососом проще он и миньоны популярны тупо за счет агрессивной рекламы, маркетинга и хорошего понимания целевой аудитории. Мелкие пиздюки и их мамки.
Целевая и реальная аудиторая ат немного более искушённая. Я хз где ты там увидел типичный сёнен. Чем больше Эрен думает что он протагонист сёнена тем больше и сильнее ему дают пизды, буквально каждый рас когда он кричит или выебывается.
Утверждать что оно популярно только из за графона или расчлененки все равно что утверждать что первые сезоны игры престолов популярны только за это, а не за сюжет, контраст последнее сезоны, те же деньги те же трупы не чета как то не то да?
Если даже забыть о охуееной рисовке, анимации, музыке то в плюсы можно записать.
Полностью и абсолютно уникальный сетинг никаких классических драконов, магии, инопланетян разве что буквально капля стимпанка.
Полное и абсолютное отсутствие фансервиса вообще.
Правдоподобное изображение всего чего только можно и где это возможно, даже цвета волос только человеческие.
Правдоподобные характеры персонаже.
Но главное достоинство это ебаный саспенс, напряжение и повороты сюжета. Его тут столько хоть в бочки закатывай даже больше чем в тетрадке смерти. В принципе никогда не знаешь что случится, но если что то случается то у этого были причины или предзнаменования и будут последствия, всегда. Угадать кто и как умрет практически невозможно разве что методом тыка.
Самое слабое это главные герои. Которые типа мээ скучные.
Показать полностью
Thunder dragon
Спасибо за предложение, но мне они и так известны.

нз как ты смотришь любой стимпанк или меху.
Там проблема не только в механике, но и в простой тупости персонажей.
Я не против некоторых условностей. Например то что ГГ тоже обращается в титана, непонятно откуда беря энергию, я считаю такой же условностью, как магия в принципе в сенене. Хотя опять же, магией крайне удобно управлять роялями.
И простил бы странный механизм для акробатики если бы не было альтернатив. А у них есть - пушки, ров, копья, катапульты, ловушки, миллиарды способов победить титана без шизотехи. И это бросается в глаза и вызывает фейспалм. + у самого мангаки есть полно ляпов, ошибок и сюжетного и графического характера.
В общем эту тему размусоливать можно бесконечно.

Это кстати общая проблема аниме-индустрии. Персонажи часто незрелые, любят повторять сенен-реплики, злоупотребляют флэшбеками, пафосными речами, игрой в гляделки радикально уничтожая всё повествование.

аниме с Deadman Wonderland
Манга чуть получше. Там хоть не засрали цензурой.

Вся его аргументация сводится к "дебилы" и "тупое говно тупого говна
Вообще то, что он не спец по аниме иронично позволяет подмечать ему то что аниме-фанаты уже на бессознательно уровне закрывают глаза. Он приводил примеры тупости аниме-индустрии. Когда в Наруто есть фотоаппараты, но высылают почтовым голубем, когда в Титане есть пушки, но драться с титанами, почему-то надо играться с паркуром, рискуя людьми, от того даже смерть вызывает не сопереживание, а радость, что этот носитель гена идиотизма с премией Дарвина никого не заразил. Когда в мире есть пушки, но надо произносить заклинания. Много чего ещё.

Вот не факт. Конечно, если почитает первые страницы, можно подумать, что Макррей даже сначала действительно хотел сделать простую супергероику.
Можно заметить, что персонажи там как бы не сразу вливаются в образы, в которые он их ввёл.
Оружейник при первой встречи кажется добрым и прекрасным героем.
Регент простым весёлым подростком.
И только потом они раскрывают образы и показывают альтернативную сторону.

В Пакте вот образы сразу же понимаешь кто есть кто.

С молокососом проще он и миньоны популярны тупо за счет агрессивной рекламы, маркетинга и хорошего понимания целевой аудитории. Мелкие пиздюки и их мамки.
Потому что и так понятно для чего они созданы.
Аниме опять же часто любит играть серьезными щами в мире абсурда.
Чего вот к слову не было в Дорохедоро. Там все персонажи хотя бы чуть-чуть ку-ку, чем она и превосходна.
Но в сенене когда персонаж говорит пафосные слова ВО ВРЕМЯ экшена, когда надо биться, когда все вокруг умирают, но при этом толкающего речь никто не трогает, вызывает нервный смех... пока это не повторяют по 9000 раз, ради удлинения хронометража и вот прям из кожи заставляя придавать серьезность ситуации.

Утверждать что оно популярно только из за графона или расчлененки
Почему же, допускаю что и из-за экшена тоже. В аниме на полную катушку оттянулись с паркуром. Только дебильным он от этого не перестанет.
И то что его любят, говорит лишь о жесткой непривередливости зрителей, на что это уже отдельная тема.

Престолы вообще скучная срань. По началу кое-как пытается вытянуться персонажами со междоусобными разборками кто кому вассал, зассал, отсосал. А потом и это скатывается. В лоре есть чутка разнообразие расы и унылые драконы-виверны. Всё. Никакой фантазии по этой фэнтези больше нет, никакого простора и размаха нет, все пекутся лишь о престолах, и это просто скучно.

С музыкой пожалуй да. На это не поскупились.

Полностью и абсолютно уникальный сетинг никаких классических драконов, магии, инопланетян разве что буквально капля стимпанка.
То что уникальным да. Интересным - нет.
Хотели бы делать без фэнтези, тогда вообще надо средневековье пилить. Только это уже ИРЛ, а ИРЛ мне и в ИРЛ хватает.

Полное и абсолютное отсутствие фансервиса вообще.
Зря. Толковый фансервис только в плюс, и я не только про эротику.

Правдоподобное изображение всего чего только можно и где это возможно, даже цвета волос только человеческие.
Если вы про гендеров, да.
Если для уникальности рас (например перья, вместо волос) - зря.

Но главное достоинство это ебаный саспенс, напряжение и повороты сюжета.
Ну... больше напоминает Санту Барбару для парней. XD
И такое для меня всё равно уныло.

Не, извините, но то что вы помечаете как плюсы, некоторые меня минусы.
Кто с кем как, для чего и зачем и кому как.
Скучный мир без необычных фэнтези-существ.
Нет ни размаха, ни эпика, ни интересных тем, просто скучная дичь про кресла и власть, что они дают. Мэээ, скучно.
Показать полностью
Eterni
И простил бы странный механизм для акробатики если бы не было альтернатив. А у них есть - пушки, ров, копья, катапульты, ловушки, миллиарды способов победить титана без шизотехи. И это бросается в глаза и вызывает фейспалм.
Какие копья, какой ров, там титаны по 3, 10 , 14, 20 метров как ты будешь их убивать копьями? Насколько глубокий ров ты предлагаешь рыть? Они не умирают от кровопотери. Я сомневаюсь что катапульта вообще способна им навредит. Какие миллиарды способов?? О чем ты?
Это гаубицы с точностью как у кремниевых мушкетов и пока они не изобретут гладкоствольные зенитные орудия, пушки будут практически бесполезны потому что попасть с нее ахуеть как сложно, а попасть в затылок это то то уровня сбивать пушками всадников с коней.
При этом УПМ имба. Ее не используют в реальности только потому что она существовать не может. Ее можно и используют против людей. Карман не тянет можно носить с собой. Возьмешь ли ты на разведку с собой пушку? Я сомневаюсь. Леви может убить чуть ли не десяток титанов за минуту. Пушка будет просто столько перезаряжается. Это вообще разные рода войск с разными задачами.
Манга чуть получше. Там хоть не засрали цензурой.
Да на срать на цензуру. Deadman Wonderland это самое тупое аниме что я видел наверное во всей жизни, оно откровенно держит зрителей за дегенератов.
Вот не факт. Конечно, если почитает первые страницы, можно подумать, что Макррей даже сначала действительно хотел сделать простую супергероику.
Можно заметить, что персонажи там как бы не сразу вливаются в образы, в которые он их ввёл.
Оружейник при первой встречи кажется добрым и прекрасным героем.
Регент простым весёлым подростком.
И только потом они раскрывают образы и показывают альтернативную сторону.
Понятие не имею с чего ты это взял. Уже при первой встречи Оружейник мудак и стилит фраг. Он придумал Сциона и весь замес и даже неформалов еще до того придумал Тейлор. Куча черновиков с самыми разными гг, это никогда не было стандартной супергероикой даже близко.

Так ты определись тебе фентези или реализм?
Показать полностью
Thunder dragon
Я кажется говорил, что не горю желанием это обсуждать.
Читаем историю, что представляет собой крепость и орудия. Не имеет значения что представляет собой титан, если на него обрушивается шквал орудий.
Но это лишь одна из глупостей, не считая их нелепового вида, для меметичности, мощного двигателя, и все эти натягивания вроде "потому что только это работает", "потому что так работает", в мире где про магию ни слова, зато закон сохранения энергии и давление пропорционально росту вышли покурить и не вернулись.

Это вообще разные рода войск с разными задачами.
Учитывая, что их штурмует гигантские пупсы, то понятие рода войск тоже выглядит глупо. Других врагов нет.

Да на срать на цензуру.
DW мог хотя бы похвастаться в манге отсутствием цензуры. Аниме потеряло и это. Так что не насрать.

Понятие не имею с чего ты это взял.
Тогда извините.

Он придумал Сциона и весь замес и даже неформалов еще до того придумал Тейлор.
Эээ, Сион вообще пришелец. Его никто не придумывал. Что значит придумал Тейлор? %)
Причем здесь стандартная супергероика?
Я сейчас перечитываю Червя и вновь так же кажется, когда Регент и Оружейник кажутся иначе в первых диалогах. Но только в первых. Потом архетип меняется.
Там даже написано как Тейлор ощущает подбадривание Оружейника, то как он легко с ней контактирует и решает все вопросы. И только потом, во втором диалоге он уже сердится от того что его репутация подпорчена из-за яда в Луне от Тейлор, отображая его настоящую личину.
Регент постоянно веселится и подкалывает группу, отражая его социальное взаимодействие, вплоть до ограбление банка. Потом он становится всё более жестким, равнодушным и отрешенным и его подколы становятся менее компанейскими и более жестокими.

Так ты определись тебе фентези или реализм?
Убавьте требовательный тон. К сожалению, есть множество неписанных социологических правил в которых не стоит собеседнику говорить. Например, нельзя говорит так, будто ты приказываешь. Это кажется гопарьским быкованием, принижая статус человека, делая его шестеркой.
Нельзя говорить так, будто то что ты говоришь - истина. Это наоборот ставит выше тебя над собеседником. Надо всегда вносить предположения "я думаю что", "я предполагаю", "мне кажется", или на совсем крайняк "бы".
Говорим "Можешь пожалуйста определиться, что ты предпочитаешь, фентези или реализм?" или хотя бы "Ты бы определился, фентези или реализм?"

В основном я предпочитаю реализм.
Но в фэнтези я рассчитываю описание мира вплоть до квантового уровня или наоборот полный полёт и раскрепощение фантазии. Количество рас, абсурда, абстракции, нестандартных историй, возможностей магии определяют пропорционально интерес к миру и её возможностей.
Толкиен уже морально устарел. Скучный.
Амбер - много талантливых мужиков в форме. И ничего кроме мужиков. Устарел.
Колесо времени - ничего нового.
Плоский мир - устарел и никак не объяснил мироустройство.
Мартин - вообще уныние.
ГП - рациональное мышление его избило как свинью.
Ведьмак - не раскрыли и полноценного континента.
Рудазов - обладал целой метавселенной, на которую забил после Архимага-Яцхен, сузив масштабы до одного Парифата. Парифат в свою очередь не дописал половину континентов (но уже десяток книг), при этом вылил сотни рас, которые не определяют ровным счетом ничего. Скатился до набора историй и мелких рассказов, ведущие в некуда и почти без особой морали и интересного посыла.

Ни у кого почему то нет фантазии написать фэнтези мир, где есть совсем нестандартная логика существ, несколько полов, необычные расы, необычные касты, иерархии и политический уклад.
Чего там, коли мы живём в прогрессивном сообществе, так можно лихо развернуться с сексуальной ориентацией. Какие там трансгендеры, почему бы не обсудить даже более запретные сексуальные темы? В фэнтези мирах есть демоны как отражение зла, почему бы через них не рассказать о них? Но нет, даже демоны в популярных фэнтези - в основном схомячить душу, уничтожить или захватить мир и всё. Мех.
Так что, в основном, приходиться брать узконаправленные темы, которыми обычно пользуется в киберпанке.
Показать полностью
Thunder dragon
ИМХО "легион, боб" прямо таки плох. Мне сначала нравилось, правда. Но это как супермен. Просто вот во всем хорош главный герой. И лучший хакер мира, и стратег лучше проф военных, и в добыче сырья разбирается... И меня всегда интересовало, как эти ракетные корабли тормозят в космосе так быстро. И что мешает взять с собой просто парочку булыжников, разогнать их до предельных скоростей и бросить во врага, который двигается по стационарной орбите? он и пикнуть не успеет. да песком забросать, в конце концов.

Плюс внезапно опять прямо гуманоидная культура чуть ли не на ближайшей планете и прогресорство.
Впечатление что автор хотел во всю космофонтастику разом, по главе за каждый жанр.

про виртуальные среды вообще не достоверно. Но тут работу провернул разве что нил стивенсон в своем "Додж в аду". Там, хоть и с некоторыми натяжками, объясняется, какие ресурсы на это нужны. И что перецифровкой одной головы, если ты хочешь прямо воссоздать личность, а не имитирующего бота, не отделаешься.

прямо по верхам. Бои в космосе хуже чем у эндра, прогрессорство слабее чем у Стругатских, выживалка хуже чем в марсианине или скажем чем Молот Люцифера... короче многоборец, но крайне слабый во всем.
Показать полностью
vomolrah
Ну начнем с того что он А инженер Б ИИ по сути и потратил десятилетия реального времени и намного больше ускоренного в библиотеках знаний человечества, и ничего не забывает. Типа в добыче сырье разбирается потому что она блин автоматическая как и ремонт корабля.
Так он и не тормозил никогда, только перед влетом в систему. Практически все снаряды которые они использовали были управляемыми ты нииикогда не попадешь в кого то просто щебнем в космосе, это даже не орбита планеты, а солнечная система, между вами допиздахулион километров. Даже снаряды с рельсотрона были управляемыми. И враги его не двигались по стационарным орбитам. Если ты видишь его он вероятно видит тебя и реагирует, двигается, запускает ракеты.

Ну да жизнь так близко к земле пиииздец маловероятна.
А вот реальные ляпы это теократия в Америке. Типа Чё бля ?
Создания атмосферных беспилотников камикадзе. Типа нахуа? Дай им лазер какой нить и все. Эвакуация с земли тоже хрень. У вас есть легкий термоядерный синтез и репликаторы. Считайте у вас есть магия и бесконечный запас манны. Зачем валить на другую планету если проще тераформировать землю? Нахуя строить биокупола на другой планете если можно строить на земле? Нахуя строить корабли и сражается за места на них если нужно сперва построить криокапсулы и заснуть в них, а корабли как нить потом достраивать, чего чего а льда на земле будет навалом. Странно непонятно и не рационально, вы точно инженер?
Показать полностью
Thunder dragon
последнее полностью согласен. Или, если органику долго собирать, построй теплицы на орбите. пока корабли строишь будет урожай. Меня кстати это в интерстелере бесило. Не одна планета не будет пригодна для обитания так, как земля. Если вы не в силах починить землю, вы не в силах и тероформировать другие планеты.

конечно обсуждать реалистичность космобоев как обсуждать реалистичность битвы дракона с годзилой в космосе. я понимаю почему они так выглядят. Помню, читал чудесную книгу, где только для того чтоб лазер попал в цель требовалось 3 часа. И там был не один лазер а цепочка, на случай возможных изменений курса цели. Но в кино такое не экранизируешь. И динамика так себе ) но я аплодировал просто, насколько это реалистично было для книги 70х. да это на пару порядков реалистичнее того, что сейчас пишут.

про то что он потратил десятилетия... а чем занимался его противник? пасьянсы раскладывал?

что то совсем офтоп, наверное надо либо уходить в другую тему, либо сворачивать
vomolrah
Не Думаю что возможно попасть в кого то лазером на расстоянии 3 световых часа. Просто для понимания если взять лазерную указку и посветить на луну то радиус точки будет таким огромным что такой круг было бы отлично видно с земли. А до луны всего две световые секунды! Секунды! А тут три часа. Так что это типа супер нереалистично, та даже для твердых снарядов стрелять на таком расстоянии где снаряду лететь 3 часа это просто нулевые шансы на попадания. По этому тут все ракеты и управляемые. Хз че делал его противник но он отставал и был лучше вооружен но менее мощным в цифровом плане. Хотя это не мешало ему клепать корабли, ядерные бомбы и т.д
Thunder dragon
там неплохо объяснено, с точки зрения скоростей боя близких к световым, но боюсь в коротком изложении это потеряется. и книги названия и автора к сожалению не помню. При космических боях управляемые ракеты тоже не слишком реалистично, если бои в открытом космосе, а не у планет. Слишком большое расстояние, слишком заметный след. В мы легион, мы боб тактика и стратегия космобоев, и особенно описания их механики, очень примитивны на мой вкус.
vomolrah
А почему нет? Управляемая ракета практически гарантирует попадания. Она сама наводится и сама ускоряется саму укорачивается и еще и детонирует создавая осколки или может быть даже ядерная. Может сама находить мишени, патрулировать или быть миной. Запас топлива это же запас взрывчатки, всю скорость которую она набрала можно превратить в удар. Типа перестрелки Не управляемыми снарядами должна происходить типа очень близко что бы попасть. Ракета в теории может быть выпущена с темной стороны луны. У ракеты может быть свое оружие хотя это уже не ракета тогда.. но суть таже.
Восхитительный фик, как по мне: научфантастика против космооперы. https://ficbook.net/readfic/4911089
Фик-то восхитительный (я его уже читал), но к чему этот спам?
Восхитительный фик, как по мне: научфантастика против космооперы. https://ficbook.net/readfic/4911089
Он был бы восхитительным, если бы не был безбожно и безобразно слит в унитаз.
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх