↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Пакт (джен)



Переводчики:
Оригинал:
Показать / Show link to original work
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Мистика, Экшен
Размер:
Макси | 2324 Кб
Статус:
Заморожен
События:
Предупреждения:
Смерть персонажа, Насилие, Нецензурная лексика
 
Проверено на грамотность
Блэйк Торбёрн, который был вынужден бросить дом и семью, чтобы избежать свирепой драки за наследство, возвращается к постели умирающей бабушки, которая сама и спровоцировала грызню среди родственников. Блэйк обнаруживает себя в очереди за наследством, включающим в себя имение, уникальную коллекцию литературы о сверхъестественном, а так же множество врагов бабушки, которые она оставила в небольшом городке Якобс-Бэлл.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Подчинение 6.12

Я не раз уже оказывался в таком положении, когда я в растерянности пытался что-то срочно придумать, чтобы не попасть в западню или не быть убитым.

Но текущая ситуация, как оказалось, по части смятения была куда хуже прочих, пусть даже неминуемая смерть или западня мне, судя по всему, не грозили.

Я запозданием понял, что меня поймали детишки Бехаймов. Более того, я был окружён со всех сторон.

Осознать это было, в общем-то, не особо сложно.

Куда сложнее было понять, как я оказался в мире духов, если всего лишь минуту назад был в реальном мире.

И это тревожило уже сильнее.

Кроме того, я вдруг оказался в незнакомом месте. Это был дальний конец призрачной версии парковки полицейского участка. Она была со всех сторон окружена забором, только у дальней стороны виднелись обветшалые ворота, рядом с которыми притаился Старик Время в балахоне и с длинной бородой. Вокруг него по земле были разложены золотые цепи, напоминающие вялые щупальца спрута.

Трое Бехаймов отрезали мне путь к зданию, а с противоположной стороны были Старик Время и парень в солнечных очках.

Вид у всех пятерых был мрачный, хотя, надо сказать, лица были слегка искажены — в какой-то мере из-за того, что мы находились в мире духов, а в какой-то из-за того, что мне никак не удавалось сфокусировать взгляд.

Но ведь я же только что с вами разобрался?!

Девушка, которую порезала Мэри, тоже была здесь, её руки были скрыты рукавами. То ли ей удалось почти мгновенно разрулить ситуацию, то ли…

...То ли что?

Я видел, как Бехаймы провели ритуал, чтобы остановить время вокруг бабушкиного дома, видел и то, как Дункан возвращает время назад. А теперь ещё и это.

Они что, «отмотали» себя к более раннему состоянию? Но как это объясняет моё появление здесь? Или, быть может, они остановили время и поменяли то, что сочли нужным?

У меня больше не было ни рюкзака, ни молотка с нацарапанными на нём рунами, хотя всё, что я положил в карманы, осталось на месте.

Эван шумно вспорхнул ко мне на плечо.

— Привет, парень, — вполголоса приветствовал я его.

— Привет!

Бехаймы стояли, уставившись на меня, но не двигались с места. Чёртов мальчишка со стикерами всё время шелестел большим пальцем по краю стопки.

— Ты тоже ничего не понимаешь? — спросил я полушёпотом.

— Мы сейчас не там, где должны были, — согласился Эван.

— Это точно, — подтвердил я.

Похоже, парень в очках нас услышал, потому что на его лице промелькнула улыбка.

— А где Роуз? — спросил Эван.

Я повернулся, осматривая тёмные окна стоящих поблизости машин.

Ни нашей обитательницы зазеркалья, ни Иной с ножом там видно не было.

— Хороший вопрос, — согласился я.

Окружающее выглядело слишком жутко, слишком неуместно.

Что-то было сильно не так.

— Есть какие-нибудь идеи, как бы нам отсюда смыться? — спросил я, ещё тише.

Эван повернул голову, указывая направление.

Я покосился в ту сторону, не двигая головой. Там стоял полицейский фургон. Совершенно неброский, выделяющийся разве что красной с синим полосой и логотипом полиции на боку. Он был развёрнут передом ко мне, а задом к забору из сетки-рабицы.

А что, годится.

Я бросился вперёд, и в тот же миг Эван слетел с моего плеча.

Я оттолкнулся одной ногой от бампера, ступил на капот, поскользнулся и полез на крышу уже на четвереньках.

Один из Бехаймов явно что-то проделал, потому что мои ноги вдруг начали двигаться медленнее, чем верхняя часть тела, как будто я брёл по пояс в воде. Плечо жутко болело, а я не мог вспомнить ничего, что могло бы вызвать такую боль.

Эван пролетел мимо, помогая втащить ноги на крышу, и это позволило мне стряхнуть нахлынувшее наваждение.

Крыша фургона была скользкой из-за мокрого снега, но я всё же сумел удержать равновесие.

Верхний край забора теперь оказался на уровне моей шеи. Даже в нынешнем плачевном состоянии мне не составляло труда допрыгнуть до верха.

Но сделать это мне не удалось.

Причиной был… Эван? Он пролетел мимо и весьма ощутимо толкнул меня в сторону.

В результате моя нога соскользнула с крыши фургона, и я рухнул прямо на багажник стоящей рядом полицейской машины.

В тот момент, когда я готовился к прыжку, пацан с бумажками опрометью кинулся к ограде. Вытянув руку, он тремя пальцами прилепил один из листочков на ближайший столб.

Я ощутил запах озона. Не было ни искр, ни чего-то похожего на электрические разряды, но запах был настолько сильным и отчётливым, что стало понятно, что прикосновения к ограде я мог бы и не пережить.

Кряхтя, я скатился с машины, стараясь не коснуться сетки.

— Извини, — сказал Эван, приземляясь ко мне на плечо.

Я снова закряхтел, уже тише, одновременно пытаясь размять пострадавшее плечо.

Остальные трое уже были рядом. Девочка-подросток, девушка постарше, которую порезала Кровавая Мэри, и парень в солнечных очках.

— Лейрд собрал своих племяшек, чтобы они делали за него всю грязную работу, так? — съехидничал я.

— Не только племяшек, — ответил мальчишка со стикерами.

— Мы добровольцы, — сказала та, на которую напала Кровавая Мэри. — Мы тебя вынесем, и наша семья станет жить лучше — а значит и мы тоже, поскольку мы приняли в этом участие.

Я с трудом удержался от язвительного ответа.

— Понятно, — сказал я. — И какие планы? Убить меня?

— Связать тебя, — ответил парень в очках. Потом повернулся к мальчишке: — Крейг?

Крейг оторвал от пачки один листок. Самый верхний, который я уже видел. С изображением часового механизма.

Что я тут делаю? Что происходит?

Я же их уже одолел. Удрал от них.

Старик-Иной всё ещё маячил около ворот, отрезая мне путь к бегству.

Оставшиеся пути отступления сводились к тому, чтобы лезть через сетку — что было бы непросто, особенно теперь, когда они были к этому готовы — или вернуться обратно в здание.

Я не был уверен, что туда стоит возвращаться, но с имеющимся выбором…

Я медленно забрался на багажник стоящей рядом машины. Детишки переместились так, чтобы находиться на одинаковом расстоянии от меня.

— Давай ещё раз, Эйнсли, — скомандовал Солнечные очки, обращаясь к девушке, пострадавшей от рук Кровавой Мэри.

Эйнсли одной рукой достала из сумочки полосатую свечу, которая тут же вспыхнула сама собой. В другой руке у неё уже были несколько иголок.

У меня сложилось ощущение, что если враг собирается использовать иголки, то вряд ли это сулит что-то хорошее.

Я сделал широкий жест рукой…

И Эван понёсся в сторону Эйнсли, нацеливаясь на её свечу.

Его полёт прервался за полшага до Эйнсли, а я почувствовал себя так, словно меня только что сбила машина. Я зашатался и упал спиной на сетку забора.

Наверное, правильнее было бы сказать, что я чувствовал себя как птица, с размаху влетевшая в твёрдую поверхность.

— Кажется, мне это никогда не надоест, — довольно сказал Крэйг, всё ещё держа в руках стопку стикеров.

— Тихо, — шикнул на него Солнечные очки.

Эйнсли воткнула иголку в свечу, возле самого основания.

— Час ноль, — пробормотала она. — Давайте начинать.

«Эта лишь иллюзия боли, — уговаривал я себя. — Всего лишь игра воображения».

Я попытался подняться на ноги и обнаружил, что мне не хватает сил.

Они перевернули всё с ног на голову и поставили меня в худшее из возможных положений.

Хотел бы я знать, как у них это получилось.

— Час первый, — произнесла Эйнсли, вонзив иглу в ближайшую к основанию свечи полосу. — Я связываю твои ноги, Блэйк Торбёрн. Связываю те косолапки, на которые ты впервые поднялся в младенчестве. Связываю те ноги, которые теперь держат тебя, взрослого, и те скрюченные, что станут твоими, когда ты достигнешь преклонных лет.

Я ощутил, как мои ноги всё сильнее наливаются тяжестью.

— Я отвергаю твоё связывание! — выплюнул я. — Мне сообщили, что я хрена с два доживу до этих ваших преклонных лет. Третья часть ко мне не относится.

— А это и неважно, — заметил Солнечные очки.

Эйнсли мрачно кивнула.

— Блядь, — пробормотал я.

Она вытащила очередную иголку.

— Час второй. Я связываю твои ноги опрометчивостью юности, превратностями взрослой жизни и немощью старости.

Мои ноги сделались ещё тяжелее, как будто на них положили что-то увесистое.

Я попробовал было подняться, хватаясь за крыло машины, но мои ноги теперь словно весили в три раза больше, чем всё остальное тело.

Эван изо всех сил замахал крыльями, пытаясь отлететь подальше от детишек.

Солнечные очки пнул его ногой.

Я не рухнул на землю только потому, что и так уже всем весом навалился на крыло полицейского фургона.

— Час третий, — произнесла Эйнсли. — Я связываю тебя оградой твоей колыбели. Связываю ограничениями, которые накладывает карьера. Связываю стенами твоего последнего пристанища, твоего гроба.

— Иди нафиг со своим связыванием, — проговорил я задыхаясь, не в силах подняться с земли. — Я уже один раз отверг его и отвергаю снова. Я никогда не рассчитывал на то, чтобы сделать карьеру, да и вряд ли теперь смогу. Я дьяволист, и практически каждый мечтает убить меня нахрен. Так что скорее всего я и до старости не доживу. Отвергаю, отвергаю, отвергаю!

— Это всё не про тебя, — снисходительно пояснил Солнечные очки. — Это так говорится, чтобы силы мира духов понимали, о чём речь. Но ты давай, не останавливайся, выскажи всё, что думаешь!

— Час пятый… — начала Эйнсли.

— Один пропустила, — сказал я, когда она воткнула очередную иглу в податливый воск. Расплавленный воск потёк прямо по её пальцам, скапливаясь на иголках, но она даже не поморщилась.

Она тряхнула головой. Иглами была утыкана уже почти четверть свечи, правда, несколько полос она пропустила.

— Я связываю тебя, чтобы ты оставался на месте до тех пор, пока тебя не освободит моё слово или пока этот малый тотем не будет разрушен. Да не сойдёшь ты с того места, где ныне преклонил колени.

Я решил попробовать разрушить заклятье с помощью Эвана, как делал раньше.

— В таком случае я хочу улететь, — сказал я. — Эван, слушай мои слова. Нас с тобой роднит стремление к свободе, желание двигаться вперёд, не останавливаясь. Мы с тобой связаны; что моё, то твоё, а что твоё — то моё. Одолжи мне свою силу, дай мне крылья.

Эван попытался сдвинуться с места, но в очередной раз покатился кубарем от удара чьего-то ботинка, а я оказался на четвереньках, едва способный вздохнуть в промежутках между стонами.

— Пробуешь наугад, верно? — спросил Солнечные очки.

— Стараюсь, — ответил я.

— Это могло бы сработать, если бы ты не…

Эван, который до этого успешно притворялся полумёртвым, прошмыгнул у самой земли и укрылся под ближайшей ко мне машиной ещё до того, как кто-нибудь успел снова его пнуть.

Я поймал его.

Но ничего не изменилось.

— Поднажми, Эйнс. А ты, Крэйг, сбегай позови отца. И проследи за барьером у входа — мы же не хотим, чтобы кто-нибудь явился ему на выручку.

Мальчишка с бумажками оглядел нас, а затем опрометью кинулся к дверям.

— Час восьмой, — изрекла Эйнсли, вонзая в свечу ещё одну иглу. Она держала её так, что иглы торчали в промежутках между пальцами, и ручейки расплавленного воска змеились по тыльной стороне ладони. — Я забираю свободу, которую ты так ценишь, Блэйк Торбёрн. Забираю твои крылья, твои коготки, твою способность ползать и скакать, бегать и летать. Забираю так, как время забирает всё сущее.

Сила, которая прежде прижимала меня к земле, теперь давила со всех сторон.

— О, да ты стихами заговорила, — подколол я, стараясь преодолеть ощущение беспомощности. — Милота какая.

— Стараюсь, — ответила она.

— Эван, — позвал я.

Солнечные очки подошёл ближе. Я увидел у него в руках золотой диск, большой, почти с блюдце величиной.

Собирается побить моего фамильяра?

— Приведи помощь, — попросил я Эвана и швырнул его назад и вверх, подальше от противника.

Солнечные очки шагнул вперёд и поднял диск, но Эван уже нырнул к земле за забором, обеспечившим ему некоторую защиту. Через несколько секунд он исчез за углом здания.

Солнечные очки слегка расслабился.

— Один, — принялся считать я, — два, три, четыре, пять…

— Час… — заговорила Эйнсли.

— …Шесть, семь, восемь…

— Эйнсли, — предостерегающе произнёс Солнечные очки.

— …Девять, десять, одиннадцать, двенадцать, тринадцать, четырнадцать…

Способ был совершенно детсадовский, но я намеревался использовать все возможные пути, чтобы нарушить её сосредоточенность. Цифры, которые она называла, были важны — не знаю, почему именно, но это было так, — и я собирался продолжать счёт, пока для этого оставалась возможность.

Когда таким приёмом пользуются дети, они называют цифры в случайном порядке. Но Тай однажды показал мне правильный способ — в тот момент я пытался посчитать размеры выставочной конструкции. Если говорить числа подряд, то заставить кого-то сбиться будет гораздо проще. Он начнёт обращать внимание на порядок чисел, и собственные подсчёты вылетят у него из головы.

— …Восемнадцать, девятнадцать, двадцать, двадцать один, двадцать два…

— Закрой мне уши, — попросила она.

Солнечные очки закрыл её уши ладонями.

Она принялась ощупывать свечу свободной рукой, пересчитывая иголки.

— Час тринадцатый…

Я замолчал. Считать дальше не было никакого смысла.

Солнечные очки и младшая девчонка одновременно повернули головы в сторону двери.

— Проблемы, — озабоченно заметил Солнечные очки.

— Кто-то угодил в нашу ловушку, — сказала младшая девчонка. — Дальше они пройти не должны.

— Верно. Но лучше за этим проследить. Будь внимательной.

Она кивнула.

— …Связываю то, что уже было связано, — продолжила Эйнсли.

Я заскрипел зубами.

Что же предпринять?

Я не представлял, как освободиться, и не знал способа связать их быстрее, чем они свяжут меня.

Кинуть в них чем-то? Ничего под рукой нет.

Воспользоваться практикой?

Но как?

Я почувствовал, что к нам приближается Лейрд. Выходит, Крейг, мальчишка со стикерами, его сын?

— …Связываю тебя троекратно, — договорила Эйнсли.

Моё сердце бешено колотилось, во рту было сухо. Я замерзал, скрюченный, прижатый к промёрзшей и покрытой снегом мостовой, и влага от растаявшего снега проникала сквозь мои джинсы.

— Тебе не кажется, что это как-то чересчур? — спросил я.

— После того, что было в туалете — нисколько, — ответила она. Потом сунула руку в карман, скривилась и вытащила очередную иголку.

— Но тебе же ничего не угрожало. Там не было ничего демонического.

— Вот это было именно что чересчур. Использовать подобную тварь против такой, как я?

— Когда другие имели дело со мной, они не особо сдерживались, — заметил я.

— Я сдерживаюсь, — сказала она, глядя на меня сверху вниз. — Знаешь, что сделал бы с тобой Крейг? Он запер бы тебя в теле старика. Состарил бы тебя лет на девяносто, чтобы ты от старости лишился рассудка и дара речи. А дядя… он разрешил бы Крейгу оставить тебя в таком виде.

— Уничтожить человека всего лишь стикером? — спросил я.

Похоже, мой потенциальный спаситель застрял где-то по дороге, оказавшись в ловушке, а вместе с ним застрял и Эван.

Мне оставалось только тянуть время.

— Крэйг очень способный. Он начал раньше, чем большинство из нас, и… — она осеклась, когда Солнечные очки пихнул её локтем в бок. — Час двадцать первый.

Она уже приближалась к самой верхушке свечи.

— А тебе не больно? Воск же горячий?

— Я связываю… — начала она.

Соседняя машина дрогнула, затем накренилась. Шины с одной стороны оказались пробиты.

Я услышал громыхание. Сетка ограды задрожала.

— Доставай посеребрённые цепи, — велел Солнечные очки.

— Мы же использовали их, чтобы запереть выход.

— У нас были ещё. Тэнди!

Младшая девочка вытащила из сумки блестящую цепь.

— В богатеньких семьях детям покупают крутые тачки, — сказал я. — А вам, значит, вместо этого выдают… защитные цепи?

Солнечные очки оставил мою подколку без внимания.

— Куда её положить? — спросила Тэнди. — Вокруг него?

— Нет. Эйнсли, закончи связывание, чтобы они не смогли его передвинуть. Тэнди, защищай нас.

— Но мы все втроём в этот круг не поместимся.

— Тогда только меня и Эйнсли.

— А я как же?

— Давай сюда цепь и беги. Укройся в здании.

Тэнди на секунду застыла, потом сделала как ей велели — швырнула цепь ему под ноги и метнулась в сторону двери.

Раздался громкий удар. Ближайшая к двери машина тронулась с места. Она двигалась не то чтобы быстро, но всё же двигалась, перекрывая путь к двери.

— Ой, пожалуйста, только не это, — заскулила Тэнди. — Только не эта дрянь в стиле ужастиков.

Снова грохнуло. Соседняя с первой машина покатилась вперёд.

Одна за другой машины приходили в движение, их тормозные шланги были перерезаны, а коробки передач каким-то образом переведены на нейтраль.

— Связываю тебя в последний раз, — говорила Эйнсли. — Связываю…

Автомобиль слева от меня затрясся, от грохота стало больно ушам. Машина тронулась с места.

Находясь в безопасности защитного круга, Солнечные очки и Эйнсли, не сдвинувшись ни на сантиметр, ожидали её приближения.

Она сделала ещё одну попытку.

— Связываю…

Раздался грохот, и теперь покатился автомобиль уже справа от меня.

Дверь распахнулась. Внутри никого не было.

Автомобиль двигался на скорости не больше семи-восьми километров в час, но Солнечные очки не переставал следить за дверью, которая грозила вот-вот врезаться в него и в Эйнсли.

Когда она оказалась достаточно близко, он изо всех сил пнул её. Дверь захлопнулась.

Раздался визг Тэнди. Она перебиралась через капот одной из машин, чтобы добраться до двери, но свалилась на покрытую снегом мостовую. На её лодыжке сомкнулись две руки.

Она бросила взгляд под машину и завопила с удвоенной силой, пытаясь отползти подальше на трёх конечностях.

— Сюда, Тэнди! — крикнул Солнечные очки.

Он не видел маленькой фигуры, ползущей по открытой двери машины.

Фигура была ростом с шимпанзе и примерно такой же волосатой, правда, растительность покрывала её неравномерно — меньше на голове, больше на теле. Хвоста не было, а жутковатая пасть демонстрировала неровный ряд клыков.

Но самое жуткое впечатление производило то, чем эта тварь себя украсила. На лице красовался самодельный монокль неправильной формы, который удерживали на месте осколки стекла, воткнутые прямо в глазницу. Член был пропущен сквозь набор металлических шайб и перемотан кусками проволоки, превращавшими его в некую пародию на абстрактную скульптуру.

Увидев меня, он осклабился, потом подмигнул, ухватился за ручку над дверью, пару секунд покачав свисающими причиндалами, и запрыгнул в салон.

Солнечные очки всё это время был занят второй из мелких тварей, нападающей на младшую девочку. Эта вторая была самкой, толстобрюхой, такой же волосатой и такой же разряженной. На ней был импровизированный рюкзак, ошейник и туго натянутый короткий отрезок ржавой цепи, образующий что-то вроде пародии на стринги.

Ну и мерзость.

Потеряв самообладание, Солнечные очки бросился к своей то ли кузине, то ли сестре.

— Связывай его, Эйнсли! — заорал он.

Эйнсли поглядела на меня.

— Я связываю тебя, Блэйк Торбёрн, отметкой двадцать первого часа. Связываю тебя в восьмой раз, удерживаю тебя на месте путями исчисленными и бесчисленными…

Автомобиль за её спиной, тот, куда прежде забрался гоблин-самец, взревел, вспыхнули огни заднего хода.

— В сторону! — крикнул ей я.

— Связываю тебя…

— Эйнсли, — торопливо произнёс я, — я связываю себя сам, до того момента, пока ты не освободишь меня. Только уберись нахрен куда-нибудь в сторону!

Колёса машины проскальзывали по обледеневшей земле, и это подарило Эйнсли немного времени. Она поглядела на меня расширившимися глазами, потом отскочила вбок.

Машина пронеслась всего в паре сантиметров от неё. Тварь не выше метра ростом каким-то образом умудрялась управляться с рулём и педалями. Колёса повернулись, и гоблин дал по газам.

Автомобиль заложил полицейский разворот на обледенелом асфальте, и его задний бампер словно гигантская кувалда пронёсся в метре перед моим носом, а затем врезался в одну из припаркованных рядом машин.

Нисколько не пострадав при столкновении — скорее, наоборот, ощущая прилив сил, судя по его восторженному виду и неугомонности, — гремлин полез на крышу полицейской машины.

Самка в это время вытанцовывала круги около парня в солнечных очках, который в ответ пытался пнуть её ногой, одновременно рукой прижимая к себе Тэнди. В другой руке он держал золотой диск, который время от времени направлял в сторону гремлинши, пытаясь поймать её отражённым лучом света.

Эйнсли же продолжала пятиться, удалившись от них на максимальное расстояние. Все машины на вытянутой прямоугольной парковке теперь оказались у одной из сторон ограды, а Эйнсли осталась у противоположной, и укрыться ей было практически негде.

— Расхерач! — закричал я, припомнив, как зовут эту тварь. — Возвращайся к тому, кто тебя призвал!

Он соскочил с крыши и с напыщенным видом направился ко мне. Морда чванливая, пузо выпячено, руки болтаются по сторонам.

В какой-то момент его руки нырнули за спину, и сразу после этого в них появились инструменты. Грубоватые самоделки, годные, кажется, на то, чтобы кое-как сыграть роль отмычки, универсального ножа или оружия.

В его взгляде не было ничего кроме злобы.

Как там говорила Мэгги? Бешеные собаки. Те, кого стоит спускать с поводка лишь на очень ограниченное время.

Вот только сейчас её не было рядом, чтобы остановить или отозвать этих тварей.

Я оглянулся вокруг и заметил серебряную цепь, брошенную Эйнсли.

Потянувшись к ней, я понял, что от места, где моя рука касается асфальта, до цепи остаётся ещё минимум метр.

Мои ноги были всё равно что приварены к земле. От пояса и ниже я был парализован, удерживаемый на месте каким-то семикратным проклятием.

Я поглядел на Эйнсли, которая всё ещё сжимала в руках свечу.

Она посмотрела на свечу, потом перевела взгляд на меня.

И помотала головой.

Я слегка скис.

Не было смысла тратить силы на споры.

Я стащил с себя куртку и бросил её вперёд, пытаясь хоть чем-нибудь зацепиться за цепь.

Это могло бы сработать, если бы не мешали снег и талая жижа.

Я снова закинул куртку, надеясь, что в этот раз у меня получится лучше.

Небольшой взрыв едва не лишил меня сознания, а на куртке появились порезы.

У гоблина в руках была трубка, снабжённая лямкой, чтобы можно было вешать на плечо. Хотя нет, там были две трубки, вставленные одна в другую. Неужели какой-то самодельный дробовик?

Он снял оружие с плеча, вытряс из него ружейную гильзу, затем сунул руку за спину и что-то оттуда вытащил.

Я заметил, что сумки у него за спиной не было. Как не было и штанов…

Не прекращая шагать в мою сторону, он извлёк нечто, напоминающее ружейный патрон гремлинской работы. Патрон отправился в малую трубу, большая труба была надвинута сверху.

Я закрыл лицо руками.

Он саданул большей трубой по меньшей. Раздался выстрел.

Я завопил от боли.

Хреновина была сделана абы как, так что раны оказались поверхностными, но тем не менее меня подстрелили.

— Говнюк сраный! — заорал я, опуская руки. Из многочисленных порезов текла кровь. В одном месте из руки торчала гнутая скрепка, в другом — осколок стекла.

Тварь мерзко захихикала.

— Мелкий ублюдок, — прохрипел я. — Клянусь, когда и если я выберусь отсюда…

Меня прервал лязг и грохот.

Я поглядел в сторону остальных.

Говножуйка, самка гоблина, сидела под раскрытой крышкой капота автомобиля, придерживая её рукой. Из двигательного отсека валил дым.

Солнечные очки бросился на неё.

Гоблинша нырнула прямо в двигательный отсек, а на руку парня рухнула крышка капота.

Мелкие ублюдки.

Не то чтобы я собирался жаловаться… Вот только они атаковали кого попало, и в число кого попало попал и я…

Дверь, ведущая в здание, приоткрылась и с глухим стуком упёрлась в борт машины, остановившейся перед самым входом.

Сквозь щель с трудом протиснулся Крейг. Несколько секунд он пытался понять, что происходит. Парковка была разгромлена, его родным угрожала опасность.

— Что за фигня тут творится?

— Гремлины! — прокричала в ответ Эйнсли с другого конца парковки.

Я снова попытался достать цепь с помощью куртки.

В это раз она слегка зацепилась. Я не сумел подтащил цепь к себе, зато собрал её в кучу.

Ухватившись за концы обоих рукавов, я наконец смог захватить цепь воротом куртки и подтянуть её поближе.

У Расхерача, судя по всему, иссяк запас патронов. Он приближался ко мне, держа в руках лезвие.

Всё ещё стоя на коленях, неспособный двинуться с места, я взмахнул цепью.

Цепь ударила его по морде, и он покачнулся, скорее от неожиданности, чем от боли.

Я взмахнул ещё раз. Цепь захлестнула его горло и запястье.

Я подтянул его поближе. Он принялся вырываться, и я накинул на него ещё пару витков цепи.

— Бросай оружие! — заорал я.

Он не послушался.

Натянув цепь, чтобы пережать ток крови, я несколько раз ударил мелкой сморщенной лапой по мостовой, пока он не выпустил лезвие.

— Я запрещаю тебе кусаться или причинять мне вред, — прорычал я.

— Ни-ни-ни, у нас же любовь-морковь, — прохрипел он в ответ, коверкая слова. — Отчпокай меня прям тут, дьяволист, отчпокай хорошенько. У меня там много чего острого понапихано. Уж я тебя этим покусаю.

Я держал его крепко. Но оставалась ещё вторая, и она сидела на капоте машины, прижимая руку парня в очках. То ли Крейг, то ли Лейрд пытались при помощи магии состарить дверь, превращая её в ржавчину, но та была металлической, и процесс шёл не быстро.

Крейг и Тэнди держались в стороне от Солнечных очков и гремлина, опасаясь подходить ближе.

— Эйнсли, — попросил я. — Освободи меня, и я помогу тому парню в солнечных очках.

— Не могу, — ответила она. — Я давала обещания. Я должна относиться к этому серьёзно.

— Всё как раз-таки серьёзно.

— Не могу! — повторила она так быстро, что я засомневался, слушала ли она вообще то, что я говорил.

— Можешь. Тот парень в солнечных очках…

— Оуэн.

— Если двигатель взорвётся, Оуэн пострадает. Я связал сам себя, чтобы спасти тебе жизнь. Ты…

— Ты и так был связан, — выпалила она, продолжая качать головой, словно отрицая всё мной сказанное. — Тебе не обязательно было это делать.

— Я же спас тебе жизнь! — разозлился я. — А ты, выходит, собираешься принести его в жертву ради какого-то там блага семьи?

— Я…

— Если так, тогда чем ты, блядь, лучше меня? — заорал я.

— Я всегда буду лучше тебя! — завопила она в ответ с истеричными нотками в голосе. — Даже если бы я позволила умереть сотне человек, я была бы лучше тебя, когда ты просто дышишь!

Я застонал от бессилия, пытаясь не обращать внимание на гоблина, который, пытаясь освободиться, ритмично помахивал своими причиндалами у меня перед носом.

Переубедить её было невозможно.

— Оуэн! — прокричал я парню в очках, — Втолкуй хоть ты этой дуре!..

— Со мной всё норм! — выкрикнул он в ответ.

— Жуйка! — завопил Расхерач, как будто копируя мою интонацию. — Давай херачь!

Подруга поглядела на него и широко осклабилась.

Потом пнула ногой ветровое стекло, пробив в нём дыру, и прыгнула внутрь.

— Блядь! — выругался Оуэн. Он налёг на крышку капота, но та не открылась даже после того, как тварь убралась оттуда. — Заклинило!

— Дебилы! Вы что, ради этого сдохнуть тут собираетесь?

— Ради того, чтобы остановить тебя? — переспросил он.

Двигатель машины взревел.

— Да запросто, — договорил он.

Малолетние дебилы с промытыми Лейрдом мозгами.

— Если ты её остановишь, я тебя отпущу, — пообещал я Расхерачу.

— Отсоси!

Дверь продолжала ветшать на глазах.

— Я отпущу тебя, если пообещаешь преследовать Лейрда Бехайма. Я чувствую связь с ним, он по ту сторону двери.

Расхерач поглядел на меня.

— Согласись причинять вред ему одному, пообещай уйти из Торонто и оставить людей в покое на десять лет, и я оставлю тебя свободным настолько, насколько это позволит связывание Мэгги.

— Чё, реально? — переспросил он. — Ваще свободным?

— Свободным. Если не станешь трогать людей.

Я заметил на его физиономии нерешительность.

— Сойдёт!

Не исключено, что я что-то упустил из виду, но интуиция подсказывала, что этот мелкий ублюдок не привык просчитывать на несколько шагов вперёд.

А, пофиг.

Я отпустил цепь.

Одной проблемой меньше.

Колёса автомобиля начали вращаться, переднюю часть повело в сторону из-за плохого сцепления с асфальтом. Оуэн выпучил глаза.

Чтобы не оказаться на её пути, он задрал ноги и заполз на капот машины.

Но ему это не особо помогло.

Одна лодыжка оказалась зажата между бампером его машины и бортом соседней.

Он завопил от боли.

— Эван, — заговорил я, наклонив голову. — Эван, я вызываю тебя по имени, по тем связям, что соединяют нас…

Я ощутил, как появляется связь.

— Эван, мы с тобой связаны. Ничто не может нас разделить. Давай это используем.

Что-то щёлкнуло.

Спустя полминуты Эван спустился к мне с небес.

— Ну наконец-то, — сказал я.

— У тебя кровь идёт.

— В меня стреляли, — пояснил я. — Но, думаю, всё обойдётся. А тебя что задержало?

— Ловушка. Мэгги попалась. Я попробовал ей помочь, но с ней у меня не получается так просто, как с тобой.

Я кивнул.

— Потом услышал, как ты зовёшь, — продолжал он. — И решил прийти. Я искал помощь. А кроме неё никого не нашёл.

— Ну что ж, — ответил я. — Значит, будет та помощь, какая есть.

Мы оглядели сцену побоища.

Жуйка кое-как ухитрилась отъехать задним ходом к ограде и теперь пыталась переключить передачу, чтобы снова рвануть вперёд.

Эйнсли вытащила ещё одну свечу, явно пытаясь что-то сделать по поводу гоблинов.

Остальные двое детишек после появления Расхерача укрылись в здании, под защитой дядюшки Лейрда.

Расхерач забрался под одну из машин. Я совершенно не представлял, что он там затевает.

Какое-то безумие.

— Я не могу тебе помочь, — разочарованно сказал Эван. — Раньше мог, а теперь нет.

— Это я знаю, — ответил я. — Значит, больше никого найти не получилось?

— Только Мэгги, и ещё Фелл что-то делал прямо напротив полиции.

Что-то делал? Интересно, что именно.

Хотя сейчас мне было в общем-то всё равно. Что-то делал, ну и отлично.

— Роуз в доме, и мне кажется, её монстры тоже. Она не может оттуда выйти.

Да что ж за хрень там творится?

Неужели я что-то упустил?

— Эван, — сказал я, опустив глаза, — нам требуется подкрепление.

— Подкрепление?

— Либо бес, либо меч. Они оба у Фелла?

— Они в машине, а он рядом с ней.

Я кивнул.

— Ты хочешь беса, да? — с надеждой спросил Эван.

— Бес… он опасен. Не хотелось бы.

— Тебе нужна Гиена, — разочарованно протянул он.

Он разочарован во мне?

— Да, Эван.

— А это обязательно?

— Если этого не сделать, могут погибнуть люди.

— Они могут погибнуть из-за него.

— Нет, — возразил я. — Думаю, нет. Если только мы всё сделаем аккуратно.

— Не получится аккуратно с такими как он.

— Но мы можем постараться, — сказал я. — Слушай. Отыщи меч. Скажи ему… блин, мне снова приходится действовать наугад. Но он в той же мере связал себя сам, как и я его. Он подчинился моей воле, а ты — продолжение моей воли. Скажи ему, что он получит свободу сроком на десять минут, при условии, что согласится вернуться в прежнее, связанное состояние, когда эти десять минут истекут, независимо от того, что за это время случится со мной или с ним. Скажи, что он не должен причинять вред кому-либо или чему-либо, если на то не будет явного разрешения. Скажи, что он должен будет сделать всё, что я… нет, что ты ему скажешь.

— Я?

— Да, Эван. Тебе от этого хоть немного легче?

— Не особо.

Я кивнул.

— А что дальше?

— Скажи, что если он согласится, у него будет шанс с нашего разрешения пролить чью-то кровь.

— С нашего разрешения?!

— Он увидит возможность пролить кровь, которой в ином случае у него не было бы. Он получит шанс побыть страшным, чем-то большим, чем просто меч. Быть может, этого будет достаточно, чтобы он согласился. Если нет, возвращайся сюда.

— Ладно, — ответил Эван. В его голосе слышалась дрожь.

— Ты в точности запомнил, что я говорил? — спросил я.

— Запомнил.

— Ты простишь меня, Эван?

— Да! — ответил он с неожиданной решимостью. — Потому что хоть ты и поступаешь глупо, но сердце у тебя в правильном месте.

Сказав это, он улетел.

Автомобиль не двигался с места, хотя его колёса бешено вращались. Не просто пробуксовка. Его что-то удерживало.

Эйнсли воткнула во вторую свечу уже четыре иглы, воск стекал с неё горячими ручейками, по внешней стороне рукава и вовнутрь. Он явно обжигал сильнее, чем раньше, поскольку она время от времени вздрагивала, но тем не менее продолжала произносить заклинания и вставлять новые иглы.

Свеча уже настолько растаяла, что двадцати одной полоски на ней явно не оставалось.

Дверь в полицейский участок развалилась примерно на пять частей. К этому моменту от неё не осталось почти ничего кроме паутины ржавчины.

На парковку выскочил Лейрд в сопровождении двух младших детей. Я порадовался тому, что ощущение связей меня не подвело.

Лейрд поглядел на происходящее.

Затем он вытащил пистолет и пальнул по двери буксующего автомобиля.

Рёв двигателя стих.

Лейрд помог Оуэну «Солнечные очки» открыть капот, потом схватил парня за локоть и потащил к стене участка.

Я услышал невнятное бормотание, потом Оуэн вроде как кивнул.

Лейрд выпрямился. Он мельком поглядел на меня, потом приблизился к машине, просунул руку сквозь дыру в лобовом стекле и повернул руль. Затем кивнул Эйнсли.

Она разорвала связывание, и машина покатилась вперёд. Колёса всё ещё вращались, но скорость была вряд ли выше десяти километров в час.

Автомобиль уткнулся в кучу собратьев на дальнем конце парковки.

— Под машиной гремлин! — крикнула Эйнсли.

Лейрд заглянул под колёса.

Я увидел, как гремлин шмыгнул прочь.

То ли испугался незнакомца, то ли каким-то образом смекнул, что Лейрд отнюдь не новичок.

Лейрд зашагал в мою сторону.

Сработало какие-то устройство, и из-под машины вылетел непонятный предмет. Подобно хоккейной шайбе, он проскользил точно под занесённую ногу Лейрда.

Тот замер, держа ногу на весу.

Потом отставил её в сторону, нагнулся и осторожно поднял предмет.

Это оказалось что-то вроде миниатюрного медвежьего капкана.

— Полагаю, работа Мэгги, — произнёс Лейрд.

Я кивнул.

— Остальные твои приятели либо заняты, либо попались в ловушки, расставленные Дунканом и его сыновьями. Роуз связана внутри здания, и я разбил там большую часть отражающих поверхностей в мире духов. В течение ближайших дней или недель эти вещи найдут причины сломаться и в реальном мире, но мы с этим как-нибудь справимся.

— Похоже на подпорченную карму, — заметил я. — Подкидываете мирозданию кучу грязной работы по увязыванию всех этих дел.

— Ну, я надеюсь, — ответил Лейрд, — что мирозданию мы это как-нибудь возместим.

— Берём взаймы у будущего ради настоящего? — спросил я.

— Я бы сказал, что всё в точности наоборот, — ответил Лейрд, обшаривая глазами окрестности в поисках гоблина.

— Мне кажется, у меня провал в памяти, — посетовал я.

Лейрд довольно улыбнулся.

— И у твоей, как там её, Роуз? С ней, похоже, то же самое.

— Что ты сделал?

— У меня есть любимая цитата, как бишь там… «Кто не помнит своего прошлого, обречен пережить его снова». Возможность применить один и тот же трюк дважды, если противник не становится опытнее, невероятно полезна.

— Я спрашиваю, что ты сделал?

— Можешь спрашивать сколько угодно. Я ни слова больше не скажу на этот счёт.

— Знаешь, тебе пришлось бы очень-очень постараться, чтобы попасть в число людей, которые мне нравятся.

— Я в курсе. Пережить это мне поможет знание, что как это ни иронично, я тем самым оказываю тебе услугу.

— Услугу, значит?

— Остальные в большинстве своём предпочли бы видеть тебя мёртвым. А я хочу, чтобы ты хотя бы какое-то время оставался жив, но при этом не представлял бы угрозы.

— Живым, но немощным старикашкой?

— Всё же это лучше, чем быть мёртвым, учитывая, куда движутся твои дела.

Он остановился прямо передо мной.

Его поза была величавой. Особенно с учётом того, что я стоял на коленях, скрючившись и дрожа от холода, а он возвышался надо мной в своём плотном пальто, выпятив колесом грудь, отставив челюсть и рассматривая меня с нескрываемым презрением.

Не такими я представлял себе практиков.

— Завоеватель скоро будет здесь, — сказал Лейрд. — Он достаточно сообразителен, чтобы держаться в стороне, пока королю соперника не объявят шах.

— Очень мило с его стороны, — пробурчал я.

— Очень может быть, что именно я твой лучший союзник, — продолжал Лейрд. — Завоеватель хочет тебя убить, а я — всего лишь связать. Чем скорее ты признаешь поражение, тем лучше будет нам всем.

— Ты лжёшь, — ответил я.

— Такого рода обвинения многие сочли бы смертельным оскорблением, — сказал он.

— Отлично, — ответил я. — Тогда добавь в список оскорблений, которые тебе причитаются: «иди ебись конём». Ты мне не союзник. А вот он — да.

Лейрд повернулся.

Гиена шёл прямо на него. На его разорванном ухе сидел Эван, растопырив крылья.

— А, этого мы и ожидали, — сказал Лейрд. — Крейг, уведи Оуэна и Тэнди в здание!

— Вы этого ожидали? — не поверил я.

— Именно. А ты, похоже, попал впросак, — ответил он.

Я повернулся и посмотрел на гоблина.

Гиена дошёл до изгороди и замер.

— Шевелись давай, псина! — командовал Эван. — Подчиняйся, остолоп!

Гиена зарычал от бессилия, но так и остался стоять перед оградой.

Той самой оградой, что окружала парковку.

Окружала металлическим кольцом, способным сдержать даже вполне серьёзного гоблина.

— Ты не стал использовать беса. Не знаю, высказать ли уважение твоим принципам, или посочувствовать твоей недальновидности.

— Мы с Эваном сами тебе сейчас посочувствуем, — ответил я. — Эта тварь — не какая-нибудь мелюзга, и не важно, прячешься ты за оградой или нет. Эван!

Похоже, мой тон и поза что-то подсказали Лейрду, поэтому он не дал мне закончить фразу. Он шагнул ближе и с разворота врезал мне каблуком по зубам.

Я завалился на спину, изогнувшись дугой, животом кверху, поскольку колени были по-прежнему привязаны к земле заклятием Эйнсли.

— Фуфкай вунеф! — прошепелявил я разбитыми губами, указывая пальцем.

— Что? — не понял Лейрд.

— Пускай дунет! — радостно завопил Эван. — Слышал, уродина? Давай дуй, вон туда!

И волк дунул изо всех сил.

— Эйнсли! — заорал Лейрд.

Эйнсли прикрыла утыканную иглами свечу своим телом. Выдох Гиены так и не смог добраться до горящего фитиля.

Но к другому эффекту дыхания Гиены она оказалась не готова.

Я ощутил запах даже здесь, на приличном отдалении.

Эйнсли же зашаталась, а потом сложилась пополам и блеванула.

При этом ей не удалось сохранить сосредоточенность, необходимую для того, чтобы защитить свечу от ветра, не слишком приближая её к себе, чтобы не обжечься и не уколоться.

В какой-то момент свеча погасла.

Меня отпустило, и я рухнул на спину.

— Не шевелись, — приказал Лейрд.

Раздался щелчок предохранителя.

Сбоку, шатаясь, подошла Эйнсли. Из глаз лились слёзы, одной рукой она зажимала рот и ноздри.

— Я виновата, дядя, — простонала она.

— Ничего страшного. Не спускай глаз с гремлина.

— Я его вижу, — подтвердила она.

Они поглядели в сторону ограды, а следом за ними и я.

Расхерач висел на ограде, вцепившись растопыренными пальцами в ячейки сетки и удерживаясь на ней когтями полусогнутых ног.

— Дядя, пристрели его! — прохныкала Эйнсли.

— Я должен держать на прицеле дьяволиста. Свяжи его сама.

— Хорошо, — шмыгнула носом Эйнсли.

Затем она достала откуда-то очередную свечу.

Гоблин погасил её, выпустив зловонную струю мочи. Прижать пальцем конец садового шланга, чтобы струя летела как можно дальше, может каждый, но этот гоблин достиг поразительной дальнобойности при помощи накрученной на член проволоки и других подобных «украшений».

Лейрд поспешно отскочил вбок и завертелся из стороны в сторону, задирая свободной рукой отворот пальто в попытках закрыться от струи.

— Ненавижу гоблинов!

— А я, если так дальше дело пойдёт, возможно, скоро их полюблю, — признался я.

— Всё это не имеет значения, — отрезал Лейрд. — С минуты на минуту здесь появится Завоеватель…

Гоблин перестал цепляться за сетку и поднял руку. Мне удалось разглядеть, что именно он в ней держит.

— …и тогда всё будет кончено.

Липкий стикер с нарисованной на нём руной.

Расхерач ухитрился её активировать.

На сей раз электрическую дугу было видно.

Эйнсли истошно завизжала. Лейрд затрясся, а затем рухнул как подкошенный. Следом за ним с ограды камнем свалился и сам гоблин.

Эйнсли кинулась за пистолетом, но я успел раньше и направил оружие на неё.

— С учётом всех обстоятельств, думаю, я вёл довольно честную игру, — сказал я.

Она выпятила челюсть и сжала губы. В углу рта всё ещё виднелись следы блевотины.

— Сейчас ты выпустишь Роуз из здания, — продолжил я. — А не то с твоим дядей Лейрдом может случиться что-то такое, о чём ты пожалеешь.

Она не двинулась с места.

— Тебе наплевать, что с ним станет? — уточнил я. — Хотя, наверное, ничего удивительного. Мне тоже твоя семейка не нравится.

— Ха-ха, — ответила она без малейшего признака веселья.

Интересно, это может считаться ложью?

Если нет, мне стоило бы это запомнить. Бывают случаи, когда без сарказма просто не обойтись.

Я проверил пульс Лейрда. Пульс был.

— Ты же не сделаешь ему ничего плохого? — спросила она.

— Если бы я хотел ранить кого-то из вас, я не стал бы спасать от удара машины.

Судя по всему, Лейрд уже начал приходить в сознание.

Что ж, он получил по заслугам.

Я попытался оттащить Лейрда в сторону, не выпуская из рук пистолета.

Именно в этот момент прибыла помощь. Дверь отворилась, и вошёл Восковик в сопровождении Кровавой Мэри.

Эйнсли шарахнулась прочь от Кровавой Мэри и продолжала пятиться, пока не упёрлась спиной в один из фургонов.

— Твой рюкзак у Восковика, — сообщила Роуз из ближайшего ветрового стекла.

Человек в пятнах воска передал мне рюкзак.

— Первым делом надо выручить Мэгги, потом спасаем остальных от Дункана и валим отсюда, — сказал я.

— Похоже на реальный план, — одобрила Роуз. — Восковик, отправляйся к фасаду здания. Сможешь узнать нашего друга?

— Да, хозяйка, — смиренно ответил Восковик.

— Ступай помоги ему.

— Да, хозяйка, — повторил Восковик.

Выглядело это малость жутковато.

— Дела почти сразу пошли наперекосяк, — сказала Роуз. — Я вырубилась примерно на полчаса. Потеря памяти.

— Они провернули какой-то фокус, — объяснил я. — Со мной и с Эваном было то же самое. Они сумели нас разделить, но мы всё равно вышли победителями.

— Поосторожнее насчёт лжи. Мы не можем быть уверенными насчёт того, что произошло в тот период, о котором ничего не помним.

— Я в этом довольно-таки уверен, — возразил я, наблюдая Взором за Мэгги, которая нетерпеливо переминалась внутри прямоугольной магической диаграммы, прикованной к земле золотыми цепями.

— Уверен в том, что мы вышли победителями?

— У нас есть Лейрд, — сказал я, указывая на обмякшее тело Лейрда, свисающее из пасти Гиены. Сопли, стекающие из носа гоблина, капали Лейрду на плечо. — И ещё, мне кажется, я понял, в чём их секрет.

— Какой секрет?

— Секрет силы Бехаймов.

Глава опубликована: 29.11.2021
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 542 (показать все)
Eterni
кстати да, дикие карты мартина. Межавторский цикл. Синопсис - после неудавшегося инопланетного вторжения люди, попавшие под действие боевого вируса изменяются. 9 из 10 ловят джокера, и мутируют во чтонибудь неприятное, 1 из 10 обретает сверхсилы. Причем большинство сил напрямую зависят от тригера. В последствии выясняется, что инопланетяне так толкали человечество к прогрессу, с целью поработить оставшихся в живых тузов и использовать их в качестве рабов для дальнейшей экспансии. Ничего не напоминает?
vomolrah
Я думаю только ленивый еще не сравнивал джокеров и 53тих.
деадпул постоянно такую дичь творит. Джокеру срезают лицо.
Хотелось бы так думать, но нет. Не творит. Видел комиксы, фильм и в игру играл. Дедпул, это просто комедия с кишками, изображая себя взрослого, но на самом деле он тоже для подростков.
Джокер-версия была в одной серии комиксов, да. И всё! Экранизации нема, упоминании нема. Ну и сам по себе надоел.
У Харликвин подобного не видел. Её вообще сейчас осветляют птицами.

Наруто не упоминай, это такая срань и там все персонажи и вся вселенная скатилась в такой мусор, что никакие там серые мальчики уже не придадут ему значение.
Единственный с большой натяжкой плюс - мангаки большие любители придумывать необычные способности от сенен-манги до Джоджо. Одно плохо. Играя со способностями, они часто скатываются до игрой роялями, искажая события как им удобно.

Маккрей не воскресил старый лор, как грешат Марвел и ДиСи и создал новых персонажей с нуля и ничем не ограничен в цензуре. Это УЖЕ считай принес новое по сравнению с популяризированным и экранизированным дерьмом. На такое ни Марвел ни ДиСИ (кроме совсем редких комиксов, об экранизации которых даже не задумываются и которые не длятся более 7к страниц) уже не задумываются и не рискуют.

А это вы уже не авторов супергероики перечисляете.

и отбрасывать все, что к ним не подходит.
Например?

Вспоминается анекдот про шерлока холмса, который любил темными дождливыми вечерами сидеть у камина и жечь в нем улики, опровергающие выводы его дедуктивного метода.
Скрытая издевка с пассивной агрессией против меня. Лучше бы примеры привели.

9 из 10 ловят джокера, и мутируют во чтонибудь неприятное, 1 из 10 обретает сверхсилы. Причем большинство сил напрямую зависят от тригера.
Игра роялями. У Маккрея было только с нятяжкой у Мрака и он за это дорого расплатился.
Не интересует.

В последствии выясняется, что инопланетяне так толкали человечество к прогрессу, с целью поработить оставшихся в живых тузов и использовать их в качестве рабов для дальнейшей экспансии. Ничего не напоминает?
Ну ок.
Только есть мааааааленькое но.
Во-первых - я никогда не говорил что он сотворил что-то новое и не говорил что "почему ему у Хьюго не выписывают".
Во-вторых - уже сказал за что он круче остальных. Пишет более 5к страниц, новый лор, персонажи не ограниченные цензурой и моралью. ПРИ ЭТОМ у него аш 3-4 таких совершенно разных мира.
Мартин получается писал только фентэзятину, супергероика была создана совместно. Паланник, Чан и Нун писали либо одну вселенную всего на него несколько книг, либо множество по единичным.
Но ВСЕ они уступают перед всеми кирпичами Маккрея вместе взятые. Это делают его не человеком, а Машиной.
По Пакту он вообще стырил мифологии и гоэтию. И? Тоже обвиняем в пиаре?

Не пытайтесь ЯКОБЫ спустить меня на землю тем о чем я не говорил или будто считаю что у Маккрея всё идеально. Совсем нет. Я уже писал, что таймскип в Черве, пропустив битву Чертенка и Сердцееда, это высочайший удар ниже пояса и что под конец у него всё начало торопиться и преобразовываться в кашу.
Не, совсем нет. Маккрей не идеален и не образец оригинальности.

Я постоянно хвалю его и ставлю выше других писателей по другой причине.
За старания.
За то что ему не насрать, за то что он строчит круче Мартина, Сапковского, за то что он старается несмотря на то, что он живет на патреоне, не выпускает официально в бумажном варианте, и никто из крупных людей не обращает на него внимание. За то что он не манипулирует грязно людьми не дописывая миры, за то что он не ограничен одним миром. За то что он не ограничен цензурой, не боится показать ангст, раскрыть персонажей с иной стороны, не строит розовых соплей, не ограничен отсталыми позициями у стариков, считая что персонажи должны быть только гетеро, а женщины - бедненькие девочки созданные только, чтобы рожать, не срёт водой, не уходит от темы, и просто продолжает писать историю ни смотря ни на что, беря в расчёт прогресс культуры общества и умело прописывает так уже более тысяча персонажей, создавая им яркие образы.
ЭТО делает его круче всех ваших описанных писателей.
Показать полностью
Eterni это Мартин писал только фентези? ))) Вообще то он начинал с твердой нф. Я так и до сих пор считаю, что умирающий свет у него гораздо лучше игры престолов.

"9 из 10 ловят джокера, и мутируют во чтонибудь неприятное, 1 из 10 обретает сверхсилы. Причем большинство сил напрямую зависят от тригера." не понял при чем тут Мрак, честно говоря. Тут сходство с червем полное по-моему. Просто процентное распределение другое. Та же Света вполне себе джокер. Или собственно главная героиня, явно же не мечтала управлять насекомыми. Голем, которого спецом тригерят... да все. Опять же, массовые мерзкие изменения, как в начале стража. В общем, явно вода из одного колодца с дикими картами.

И я не обвинял макрея в плагиате, есть всего 12 сюжетов (если с натяжками, то 36, если совсем отбросить логику, то три). Он вполне себе в традициях. Это как выяснять кто у кого украл, ДС или Марвел. Большинство не воровалось, а просто придумывалась исходя из мысли - а что еще будет круто?

И кстати, что за наезды на Сапковского, что он не дописал мир? Все логично закончено. Ведьмак мертв, злодеи наказаны, мир через пару миллионов лет обречен (но это все не точно)

На тему гетеро персонажей вообще смешно. Та же Цири вполне себе как минимум би, а скорее лезби. У мартина тоже не мало персонажей с нетрадиционной ориентацией.
По поводу жизни на пантеоне - ну, это сомнительный признак самого крутого писателя. Все равно что сказать что Елена Малышева самый крутой врач, потому что собрала больше всего людей у тв. Кстати, у кого из писателей ныне девочки только для того чтоб рожать? ) если на Мартина наезд, то нет???
Отсутствие цензуры... ну, если вдруг он таки доберется до экранизации много будет удивлений. И кстати, если на то пошло, против повестки у него ничего нет, так что в своем информационном поле никакого особого вызова он не бросает. И слава богу.

Я на самом деле спорю только потому, что меня раздражает привычка опускать других авторов, чтоб поднять своего любимого, и при этом утверждать что это ОБЬЕКТИВНО лучше. Причем КАПСОМ!!!
Показать полностью
Вообще то он начинал с твердой нф. Я так и до сих пор считаю, что умирающий свет у него гораздо лучше игры престолов.
Значит зря сошел.

не понял при чем тут Мрак, честно говоря.
В игре роялью. Когда происходит "ужасная" ситуация от которой нет выхода, но тут ВНЕЗАПНО срабатывает триггер и всё решает. Это игра роялью. У Мрака - второй триггер.
У Диких Карт получается - принудительное использование триггера.
Я уже говорил, что мне начхать на сходство, когда Маккрей написал больше чем Дикой Карты, один, за ящик лапши, и не только Червя.

И кстати, что за наезды на Сапковского, что он не дописал мир? Все логично закончено. Ведьмак мертв, злодеи наказаны, мир через пару миллионов лет обречен (но это все не точно)
....Извините, а вы книги читали? Он нихрена не мёртв. Его пронзили вилами да, а потом воскресили. Игры к слову и делают плавное (но своё) продолжение Ведьмака.
Потом Сапковский ещё приквел написал. И всё. В его книгах Хлад так и не наступил, приключения Цири не закончились, отношения Ведьмака и Йеннифер не закончились. У него там концовка закончилась абсолютно ни на чём.
Всё за Сапковского сделала третья игра и моды фанатов.

На тему гетеро персонажей вообще смешно. Та же Цири вполне себе как минимум би, а скорее лезби. У мартина тоже не мало персонажей с нетрадиционной ориентацией.
Я и не говорю, что этого нет вообще.

По поводу жизни на пантеоне - ну, это сомнительный признак самого крутого писателя. Все равно что сказать что Елена Малышева самый крутой врач, потому что собрала больше всего людей у тв.
Я вот не понимаю, откуда у вас пользователей столь вопиющие ужасные сравнения!?
Ладно бы с Донцовой ещё сравнил, тут можно было сравнить с количеством (но не качеством!), но вы сравнили человека, работающего на собственном энтузиазме с лохотронщицей, которая обыдляет людей своей идиотией.
WTF!?

Кстати, у кого из писателей ныне девочки только для того чтоб рожать? )
Везде, где девочки встречают парня и рожают.
Йеннифер как раз к этому стремилась.
На счёт остальных, у кого как. У Рудазова - дохрена. У сенен-манги и манги вообще - крайне часто.

ну, если вдруг он таки доберется до экранизации много будет удивлений.
Чего бы и хотел. Медия с идеями как-то ослабела. И многие студии как-то изнежились и не любят риски.

Я на самом деле спорю только потому, что меня раздражает привычка опускать других авторов, чтоб поднять своего любимого, и при этом утверждать что это ОБЬЕКТИВНО лучше.
Меня в свою очередь раздражает, то что многих возвышают слишком незаслуженно.
Я ничуть не забываю то какой вклад внёс Сапковский. Сам мир Ведьмака интересен. Но в тоже время он переоценен, так как большая часть истории книг - догонялки за Цири. Отчасти его надо благодарить, благодаря играм.
Мартин крут своими престольными интригами, но его мир попросту скучный. Даже драконы какие-то скромные.
И у обоих крайне паршивые экранизации. Тем паче обидно, что сериал Ведьмака ещё кто-то хвалит.
И из-за этого у меня возникает желание опустить их и поднять того, кто написал больше их, написал хорошо, и написал даже не одну вселенную, и каждую историю качественно завершает. То есть ему не насрать.
Вот и хочется чтобы Маккрею за Пакт славы досталось не меньше чем когда-то получили Мартин и Сапковский, как и за Червя не меньше чем хотя бы Майор Грома. И заслуженно получил зеленый свет на экранизацию.
Показать полностью
где это там воскресили ведьмака в книгах? Если про свадьбу - то просто отдельная сказка, а не продолжение. (Сапковский очень раскаивался, что вобще поддался на уговоры и опубликовал эту вещичку, потому что на примечание, что это все поздняя сказка, не имеющая отношения к реальности его мира, все забили.) Ведьмак погиб, как и было предсказано. То, что Цири рассказывает в другом мире рыцарю про то, что Ведьмак жив - явная ложь, и она при этом плачет. Кстати, из-за смерти ведьмака Сапковский и не считает игры каноном. Как раз потому что книги - законченное произведение. Приквел не совсем приквел, а филерная книга где то между 1 и 3 томами, в принципе приятная, но бесполезная. Про то что хлад не наступил - ну так никто не обещал полную историю мира. Только историю ведьмака. Ну и то что ведьмак кончается не о чем, абсолютно не согласен. По сути он жертвует собой, чтоб Цири была свободной, и освободить ее из под контроля ложи ведьм(вот что они в игре провалили, так это это прекрасно отвратительное змеиное гнездо, которое в книгах, по упоминанию, взяло себе власть над миром на долгие-долгие годы). Плюс он гибнет не от руки чудовища, а от руки человека, которого пожалел. Трис избавляется от своего страха. Аллюзия на короля артура и авалон опять же... в общем если прочитать повнимательнее все прекрасно.

"Чего бы и хотел. Медия с идеями как-то ослабела. И многие студии как-то изнежились и не любят риски." удивления будут отнюдь не приятные. В процессе производства он быстро растеряет оригинальные черты, как это происходит почти со всеми книгами.

"И из-за этого у меня возникает желание опустить их и поднять того, кто написал больше их, написал хорошо, и написал даже не одну вселенную, и каждую историю качественно завершает." Вот на счет завершения не знаю. Если подходить по ВАШИМ критериям, то он тоже не завершил ничего. Инопланетная сущность засмущалась и исчезла, ладно, допустим. Другие то остались. Главная героиня выведена из игры, так что ее история не завершена. И т.д. Причем меня то все устраивает, но вот эти претензии исходят от ВАС. Ну и да, вот упорно не понимаю, зачем кого-то опускать. Если автор так высоко стоит, конкуренты ему явно не помешают.

"Я вот не понимаю, откуда у вас пользователей столь вопиющие ужасные сравнения!?" - какое прекрасное оскорбление. А кто это такие, МЫ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ? И кто тогда вы? )))
Показать полностью
В конце книги. На лодке с Йеннифер уплывает.
В таком случае история всё равно не закончилась или закончилась ни на чём.
Про то что хлад не наступил - ну так никто не обещал полную историю мира.
А, ну ружья Бондарчука тоже ничего не обещают. Их вешают на стену, а потом авторы такие разводят руками и говорят "а мы ничего не обещали".
и освободить ее из под контроля ложи ведьм
Офигенно так освободил, сдохнув сам.

Не, звучит крайне натянуто и глупо. Если следовать вашей версии, то концовка значит полное дерьмо. Повсюду пророчества, наступление Халада, Цири владеет кровью топологии... но как только Ведьмак подыхает в деревне, Цири свободна и история закончилась, всё-всё-всё. Расходимся господа, расходимся.
Что? Какой? Хлад? Какая Цири? Всё закончилось, господа, всё закончилось.

удивления будут отнюдь не приятные. В процессе производства он быстро растеряет оригинальные черты, как это происходит почти со всеми книгами.
Если будет какая-то левая студия, которой насрать, то да. Но у Толкиена экранизаций десятки, если не сотни, тоже не все могут похвастаться качеством, пока не явился Питер Джэксон. Так лучше пусть делают, авось кто более амбициозный подхватит.

Инопланетная сущность засмущалась и исчезла, ладно, допустим. Другие то остались. Главная героиня выведена из игры, так что ее история не завершена. И т.д.
Если это какая-то манипуляция, то не стоит. Мы говорим у супергероях. Что делают обычные люди в мире супергероики? Просто живут дальше. Так и тут - живут дальше. И это уже другая история, уже про обычного повседневного человека. Червь и Страж прежде всего про супергероев. И там вся ружья выстрелили. Антагонист, влияющий на глобальный мир уничтожен, а значит история супергероев так же закончена.
В Ведьмаке даже за пределы континента не вышли и всё, что пророчили так и не явилось, в отличии от Червя.
Причем меня то все устраивает, но вот эти претензии исходят от ВАС.
Если речь о Сапковсом, отнюдь. Не я один считаю, что он не закончен. Как и не закончен Престолы или даже Амбер. Так

какое прекрасное оскорбление. А кто это такие, МЫ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ? И кто тогда вы? )))
Читайте выше. Мои доводы небезосновательны. В дальнейшем вы уходите от темы и поставили провокационный вопрос со скрытой насмешкой.
Показать полностью
Eterni
какой потрясающий эгоцентризм, и не желание следовать собственным правилам, если они противоречат вашим текущим целям. В стиле у них подлые шпионы, у нас храбрые разведчики. Из вас получится замечательный политик. Насмешка далеко не скрытая.

Доводы абсолютно безосновательны, потому что все упираются в момент - потому что я так считаю. при этом особенно прекрасно пахнет манипуляция - "Не один я так считаю". Браво!
Eterni
Я вижу ты в первую очередь оцениваешь произведение по миростроению. А миростроение в первую очередь оцениваешь по реализму или хотя бы правдоподобности.
Могу порекомендовать пару твердых научных фантастик. "Ложную слепоту" где можно лучше познакомится с Не-человеческой психологий, причем хорошо прописанной прям с обоснуями и научными теориями и базой. И "Мы легион, мы Боб" я почти на 89% уверен что тебе удастся подрочить на местные космические бои.
Eterni
Мне откровенно все рано на титаку атанов и любые мои аргумент з нее очевидно просто разобьются об "УПМ не может работать с точки зрения классической механики", нз как ты смотришь любой стимпанк или меху.
Но сравнивать ее да и в принципе любое нормальное аниме с Deadman Wonderland это просто максимальное оскорбление как по мне. Настолько тупого аниме как Deadman Wonderland я в жизни не видел, оно настолько тупое что студия аж закрылась. Я прям страдал не то что психологически, а физиологически во время просмотра.
Я долго не понимал про какого гоблина ты говоришь. Когда понял я так и не понял с каких пор пучков стал спецом в аниме. Вся его аргументация сводится к "дебилы" и "тупое говно тупого говна" я не думаю что ему можно скормить червя и получить хоть сколько ни будь объективную оценку, а не "дебилы в тупых масках грабят банк говна".
С молокососом проще он и миньоны популярны тупо за счет агрессивной рекламы, маркетинга и хорошего понимания целевой аудитории. Мелкие пиздюки и их мамки.
Целевая и реальная аудиторая ат немного более искушённая. Я хз где ты там увидел типичный сёнен. Чем больше Эрен думает что он протагонист сёнена тем больше и сильнее ему дают пизды, буквально каждый рас когда он кричит или выебывается.
Утверждать что оно популярно только из за графона или расчлененки все равно что утверждать что первые сезоны игры престолов популярны только за это, а не за сюжет, контраст последнее сезоны, те же деньги те же трупы не чета как то не то да?
Если даже забыть о охуееной рисовке, анимации, музыке то в плюсы можно записать.
Полностью и абсолютно уникальный сетинг никаких классических драконов, магии, инопланетян разве что буквально капля стимпанка.
Полное и абсолютное отсутствие фансервиса вообще.
Правдоподобное изображение всего чего только можно и где это возможно, даже цвета волос только человеческие.
Правдоподобные характеры персонаже.
Но главное достоинство это ебаный саспенс, напряжение и повороты сюжета. Его тут столько хоть в бочки закатывай даже больше чем в тетрадке смерти. В принципе никогда не знаешь что случится, но если что то случается то у этого были причины или предзнаменования и будут последствия, всегда. Угадать кто и как умрет практически невозможно разве что методом тыка.
Самое слабое это главные герои. Которые типа мээ скучные.
Показать полностью
Thunder dragon
Спасибо за предложение, но мне они и так известны.

нз как ты смотришь любой стимпанк или меху.
Там проблема не только в механике, но и в простой тупости персонажей.
Я не против некоторых условностей. Например то что ГГ тоже обращается в титана, непонятно откуда беря энергию, я считаю такой же условностью, как магия в принципе в сенене. Хотя опять же, магией крайне удобно управлять роялями.
И простил бы странный механизм для акробатики если бы не было альтернатив. А у них есть - пушки, ров, копья, катапульты, ловушки, миллиарды способов победить титана без шизотехи. И это бросается в глаза и вызывает фейспалм. + у самого мангаки есть полно ляпов, ошибок и сюжетного и графического характера.
В общем эту тему размусоливать можно бесконечно.

Это кстати общая проблема аниме-индустрии. Персонажи часто незрелые, любят повторять сенен-реплики, злоупотребляют флэшбеками, пафосными речами, игрой в гляделки радикально уничтожая всё повествование.

аниме с Deadman Wonderland
Манга чуть получше. Там хоть не засрали цензурой.

Вся его аргументация сводится к "дебилы" и "тупое говно тупого говна
Вообще то, что он не спец по аниме иронично позволяет подмечать ему то что аниме-фанаты уже на бессознательно уровне закрывают глаза. Он приводил примеры тупости аниме-индустрии. Когда в Наруто есть фотоаппараты, но высылают почтовым голубем, когда в Титане есть пушки, но драться с титанами, почему-то надо играться с паркуром, рискуя людьми, от того даже смерть вызывает не сопереживание, а радость, что этот носитель гена идиотизма с премией Дарвина никого не заразил. Когда в мире есть пушки, но надо произносить заклинания. Много чего ещё.

Вот не факт. Конечно, если почитает первые страницы, можно подумать, что Макррей даже сначала действительно хотел сделать простую супергероику.
Можно заметить, что персонажи там как бы не сразу вливаются в образы, в которые он их ввёл.
Оружейник при первой встречи кажется добрым и прекрасным героем.
Регент простым весёлым подростком.
И только потом они раскрывают образы и показывают альтернативную сторону.

В Пакте вот образы сразу же понимаешь кто есть кто.

С молокососом проще он и миньоны популярны тупо за счет агрессивной рекламы, маркетинга и хорошего понимания целевой аудитории. Мелкие пиздюки и их мамки.
Потому что и так понятно для чего они созданы.
Аниме опять же часто любит играть серьезными щами в мире абсурда.
Чего вот к слову не было в Дорохедоро. Там все персонажи хотя бы чуть-чуть ку-ку, чем она и превосходна.
Но в сенене когда персонаж говорит пафосные слова ВО ВРЕМЯ экшена, когда надо биться, когда все вокруг умирают, но при этом толкающего речь никто не трогает, вызывает нервный смех... пока это не повторяют по 9000 раз, ради удлинения хронометража и вот прям из кожи заставляя придавать серьезность ситуации.

Утверждать что оно популярно только из за графона или расчлененки
Почему же, допускаю что и из-за экшена тоже. В аниме на полную катушку оттянулись с паркуром. Только дебильным он от этого не перестанет.
И то что его любят, говорит лишь о жесткой непривередливости зрителей, на что это уже отдельная тема.

Престолы вообще скучная срань. По началу кое-как пытается вытянуться персонажами со междоусобными разборками кто кому вассал, зассал, отсосал. А потом и это скатывается. В лоре есть чутка разнообразие расы и унылые драконы-виверны. Всё. Никакой фантазии по этой фэнтези больше нет, никакого простора и размаха нет, все пекутся лишь о престолах, и это просто скучно.

С музыкой пожалуй да. На это не поскупились.

Полностью и абсолютно уникальный сетинг никаких классических драконов, магии, инопланетян разве что буквально капля стимпанка.
То что уникальным да. Интересным - нет.
Хотели бы делать без фэнтези, тогда вообще надо средневековье пилить. Только это уже ИРЛ, а ИРЛ мне и в ИРЛ хватает.

Полное и абсолютное отсутствие фансервиса вообще.
Зря. Толковый фансервис только в плюс, и я не только про эротику.

Правдоподобное изображение всего чего только можно и где это возможно, даже цвета волос только человеческие.
Если вы про гендеров, да.
Если для уникальности рас (например перья, вместо волос) - зря.

Но главное достоинство это ебаный саспенс, напряжение и повороты сюжета.
Ну... больше напоминает Санту Барбару для парней. XD
И такое для меня всё равно уныло.

Не, извините, но то что вы помечаете как плюсы, некоторые меня минусы.
Кто с кем как, для чего и зачем и кому как.
Скучный мир без необычных фэнтези-существ.
Нет ни размаха, ни эпика, ни интересных тем, просто скучная дичь про кресла и власть, что они дают. Мэээ, скучно.
Показать полностью
Eterni
И простил бы странный механизм для акробатики если бы не было альтернатив. А у них есть - пушки, ров, копья, катапульты, ловушки, миллиарды способов победить титана без шизотехи. И это бросается в глаза и вызывает фейспалм.
Какие копья, какой ров, там титаны по 3, 10 , 14, 20 метров как ты будешь их убивать копьями? Насколько глубокий ров ты предлагаешь рыть? Они не умирают от кровопотери. Я сомневаюсь что катапульта вообще способна им навредит. Какие миллиарды способов?? О чем ты?
Это гаубицы с точностью как у кремниевых мушкетов и пока они не изобретут гладкоствольные зенитные орудия, пушки будут практически бесполезны потому что попасть с нее ахуеть как сложно, а попасть в затылок это то то уровня сбивать пушками всадников с коней.
При этом УПМ имба. Ее не используют в реальности только потому что она существовать не может. Ее можно и используют против людей. Карман не тянет можно носить с собой. Возьмешь ли ты на разведку с собой пушку? Я сомневаюсь. Леви может убить чуть ли не десяток титанов за минуту. Пушка будет просто столько перезаряжается. Это вообще разные рода войск с разными задачами.
Манга чуть получше. Там хоть не засрали цензурой.
Да на срать на цензуру. Deadman Wonderland это самое тупое аниме что я видел наверное во всей жизни, оно откровенно держит зрителей за дегенератов.
Вот не факт. Конечно, если почитает первые страницы, можно подумать, что Макррей даже сначала действительно хотел сделать простую супергероику.
Можно заметить, что персонажи там как бы не сразу вливаются в образы, в которые он их ввёл.
Оружейник при первой встречи кажется добрым и прекрасным героем.
Регент простым весёлым подростком.
И только потом они раскрывают образы и показывают альтернативную сторону.
Понятие не имею с чего ты это взял. Уже при первой встречи Оружейник мудак и стилит фраг. Он придумал Сциона и весь замес и даже неформалов еще до того придумал Тейлор. Куча черновиков с самыми разными гг, это никогда не было стандартной супергероикой даже близко.

Так ты определись тебе фентези или реализм?
Показать полностью
Thunder dragon
Я кажется говорил, что не горю желанием это обсуждать.
Читаем историю, что представляет собой крепость и орудия. Не имеет значения что представляет собой титан, если на него обрушивается шквал орудий.
Но это лишь одна из глупостей, не считая их нелепового вида, для меметичности, мощного двигателя, и все эти натягивания вроде "потому что только это работает", "потому что так работает", в мире где про магию ни слова, зато закон сохранения энергии и давление пропорционально росту вышли покурить и не вернулись.

Это вообще разные рода войск с разными задачами.
Учитывая, что их штурмует гигантские пупсы, то понятие рода войск тоже выглядит глупо. Других врагов нет.

Да на срать на цензуру.
DW мог хотя бы похвастаться в манге отсутствием цензуры. Аниме потеряло и это. Так что не насрать.

Понятие не имею с чего ты это взял.
Тогда извините.

Он придумал Сциона и весь замес и даже неформалов еще до того придумал Тейлор.
Эээ, Сион вообще пришелец. Его никто не придумывал. Что значит придумал Тейлор? %)
Причем здесь стандартная супергероика?
Я сейчас перечитываю Червя и вновь так же кажется, когда Регент и Оружейник кажутся иначе в первых диалогах. Но только в первых. Потом архетип меняется.
Там даже написано как Тейлор ощущает подбадривание Оружейника, то как он легко с ней контактирует и решает все вопросы. И только потом, во втором диалоге он уже сердится от того что его репутация подпорчена из-за яда в Луне от Тейлор, отображая его настоящую личину.
Регент постоянно веселится и подкалывает группу, отражая его социальное взаимодействие, вплоть до ограбление банка. Потом он становится всё более жестким, равнодушным и отрешенным и его подколы становятся менее компанейскими и более жестокими.

Так ты определись тебе фентези или реализм?
Убавьте требовательный тон. К сожалению, есть множество неписанных социологических правил в которых не стоит собеседнику говорить. Например, нельзя говорит так, будто ты приказываешь. Это кажется гопарьским быкованием, принижая статус человека, делая его шестеркой.
Нельзя говорить так, будто то что ты говоришь - истина. Это наоборот ставит выше тебя над собеседником. Надо всегда вносить предположения "я думаю что", "я предполагаю", "мне кажется", или на совсем крайняк "бы".
Говорим "Можешь пожалуйста определиться, что ты предпочитаешь, фентези или реализм?" или хотя бы "Ты бы определился, фентези или реализм?"

В основном я предпочитаю реализм.
Но в фэнтези я рассчитываю описание мира вплоть до квантового уровня или наоборот полный полёт и раскрепощение фантазии. Количество рас, абсурда, абстракции, нестандартных историй, возможностей магии определяют пропорционально интерес к миру и её возможностей.
Толкиен уже морально устарел. Скучный.
Амбер - много талантливых мужиков в форме. И ничего кроме мужиков. Устарел.
Колесо времени - ничего нового.
Плоский мир - устарел и никак не объяснил мироустройство.
Мартин - вообще уныние.
ГП - рациональное мышление его избило как свинью.
Ведьмак - не раскрыли и полноценного континента.
Рудазов - обладал целой метавселенной, на которую забил после Архимага-Яцхен, сузив масштабы до одного Парифата. Парифат в свою очередь не дописал половину континентов (но уже десяток книг), при этом вылил сотни рас, которые не определяют ровным счетом ничего. Скатился до набора историй и мелких рассказов, ведущие в некуда и почти без особой морали и интересного посыла.

Ни у кого почему то нет фантазии написать фэнтези мир, где есть совсем нестандартная логика существ, несколько полов, необычные расы, необычные касты, иерархии и политический уклад.
Чего там, коли мы живём в прогрессивном сообществе, так можно лихо развернуться с сексуальной ориентацией. Какие там трансгендеры, почему бы не обсудить даже более запретные сексуальные темы? В фэнтези мирах есть демоны как отражение зла, почему бы через них не рассказать о них? Но нет, даже демоны в популярных фэнтези - в основном схомячить душу, уничтожить или захватить мир и всё. Мех.
Так что, в основном, приходиться брать узконаправленные темы, которыми обычно пользуется в киберпанке.
Показать полностью
Thunder dragon
ИМХО "легион, боб" прямо таки плох. Мне сначала нравилось, правда. Но это как супермен. Просто вот во всем хорош главный герой. И лучший хакер мира, и стратег лучше проф военных, и в добыче сырья разбирается... И меня всегда интересовало, как эти ракетные корабли тормозят в космосе так быстро. И что мешает взять с собой просто парочку булыжников, разогнать их до предельных скоростей и бросить во врага, который двигается по стационарной орбите? он и пикнуть не успеет. да песком забросать, в конце концов.

Плюс внезапно опять прямо гуманоидная культура чуть ли не на ближайшей планете и прогресорство.
Впечатление что автор хотел во всю космофонтастику разом, по главе за каждый жанр.

про виртуальные среды вообще не достоверно. Но тут работу провернул разве что нил стивенсон в своем "Додж в аду". Там, хоть и с некоторыми натяжками, объясняется, какие ресурсы на это нужны. И что перецифровкой одной головы, если ты хочешь прямо воссоздать личность, а не имитирующего бота, не отделаешься.

прямо по верхам. Бои в космосе хуже чем у эндра, прогрессорство слабее чем у Стругатских, выживалка хуже чем в марсианине или скажем чем Молот Люцифера... короче многоборец, но крайне слабый во всем.
Показать полностью
vomolrah
Ну начнем с того что он А инженер Б ИИ по сути и потратил десятилетия реального времени и намного больше ускоренного в библиотеках знаний человечества, и ничего не забывает. Типа в добыче сырье разбирается потому что она блин автоматическая как и ремонт корабля.
Так он и не тормозил никогда, только перед влетом в систему. Практически все снаряды которые они использовали были управляемыми ты нииикогда не попадешь в кого то просто щебнем в космосе, это даже не орбита планеты, а солнечная система, между вами допиздахулион километров. Даже снаряды с рельсотрона были управляемыми. И враги его не двигались по стационарным орбитам. Если ты видишь его он вероятно видит тебя и реагирует, двигается, запускает ракеты.

Ну да жизнь так близко к земле пиииздец маловероятна.
А вот реальные ляпы это теократия в Америке. Типа Чё бля ?
Создания атмосферных беспилотников камикадзе. Типа нахуа? Дай им лазер какой нить и все. Эвакуация с земли тоже хрень. У вас есть легкий термоядерный синтез и репликаторы. Считайте у вас есть магия и бесконечный запас манны. Зачем валить на другую планету если проще тераформировать землю? Нахуя строить биокупола на другой планете если можно строить на земле? Нахуя строить корабли и сражается за места на них если нужно сперва построить криокапсулы и заснуть в них, а корабли как нить потом достраивать, чего чего а льда на земле будет навалом. Странно непонятно и не рационально, вы точно инженер?
Показать полностью
Thunder dragon
последнее полностью согласен. Или, если органику долго собирать, построй теплицы на орбите. пока корабли строишь будет урожай. Меня кстати это в интерстелере бесило. Не одна планета не будет пригодна для обитания так, как земля. Если вы не в силах починить землю, вы не в силах и тероформировать другие планеты.

конечно обсуждать реалистичность космобоев как обсуждать реалистичность битвы дракона с годзилой в космосе. я понимаю почему они так выглядят. Помню, читал чудесную книгу, где только для того чтоб лазер попал в цель требовалось 3 часа. И там был не один лазер а цепочка, на случай возможных изменений курса цели. Но в кино такое не экранизируешь. И динамика так себе ) но я аплодировал просто, насколько это реалистично было для книги 70х. да это на пару порядков реалистичнее того, что сейчас пишут.

про то что он потратил десятилетия... а чем занимался его противник? пасьянсы раскладывал?

что то совсем офтоп, наверное надо либо уходить в другую тему, либо сворачивать
vomolrah
Не Думаю что возможно попасть в кого то лазером на расстоянии 3 световых часа. Просто для понимания если взять лазерную указку и посветить на луну то радиус точки будет таким огромным что такой круг было бы отлично видно с земли. А до луны всего две световые секунды! Секунды! А тут три часа. Так что это типа супер нереалистично, та даже для твердых снарядов стрелять на таком расстоянии где снаряду лететь 3 часа это просто нулевые шансы на попадания. По этому тут все ракеты и управляемые. Хз че делал его противник но он отставал и был лучше вооружен но менее мощным в цифровом плане. Хотя это не мешало ему клепать корабли, ядерные бомбы и т.д
Thunder dragon
там неплохо объяснено, с точки зрения скоростей боя близких к световым, но боюсь в коротком изложении это потеряется. и книги названия и автора к сожалению не помню. При космических боях управляемые ракеты тоже не слишком реалистично, если бои в открытом космосе, а не у планет. Слишком большое расстояние, слишком заметный след. В мы легион, мы боб тактика и стратегия космобоев, и особенно описания их механики, очень примитивны на мой вкус.
vomolrah
А почему нет? Управляемая ракета практически гарантирует попадания. Она сама наводится и сама ускоряется саму укорачивается и еще и детонирует создавая осколки или может быть даже ядерная. Может сама находить мишени, патрулировать или быть миной. Запас топлива это же запас взрывчатки, всю скорость которую она набрала можно превратить в удар. Типа перестрелки Не управляемыми снарядами должна происходить типа очень близко что бы попасть. Ракета в теории может быть выпущена с темной стороны луны. У ракеты может быть свое оружие хотя это уже не ракета тогда.. но суть таже.
Восхитительный фик, как по мне: научфантастика против космооперы. https://ficbook.net/readfic/4911089
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх