↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Палочка для Рой (джен)



Всего иллюстраций: 2
Переводчик:
Оригинал:
Показать / Show link to original work
Бета:
Рейтинг:
R
Жанр:
Фэнтези, Триллер
Размер:
Макси | 2082 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU, Насилие, Нецензурная лексика
Очнувшись в теле убитого ребёнка, Тейлор Эберт, в прошлом суперзлодей, а затем супергерой, пытается выяснить, кто стоит за убийствами магглорожденных. Вынужденно отправившись в Хогвартс, Тейлор оказывается среди наиболее вероятных подозреваемых.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 104. Прибытие

― Как единственный кавалер Ордена Мерлина в школе, вы обязаны встречать наших гостей в первых рядах, — сообщил Роули.

Я нахмурилась.

Что заставляют таскать на себе орден — это ещё ладно. Но мне не нравилось, что меня принуждали находиться впереди всех, в предсказуемой позиции, когда начнут прибывать незнакомые люди. Я бы предпочла находиться позади толпы, где смогла бы легко ускользнуть.

С другой стороны, авроры пребывали тут чуть ли не полным составом. Никогда их столько в замке не видела. И находились они в состоянии полной боевой готовности.

Грюм стоял там, где должна была находиться я — в стороне от толпы, невидимый и выжидающий. Я знала, где он, по запаху, и потому что пометила всех при помощи насекомых.

Все ахнули и уставились в небо.

Пф-ф.

Гигантская летающая карета.

С учетом того, на что были способны волшебные палатки, она выглядела чересчур аляповатой и непрактичной. В более дорогую модель палатки легко можно было всё население Хогвартса запихать.

Нам нужно будет держать в уме нечто подобное. Кто-нибудь запросто сможет пронести внутрь армию Пожирателей Смерти в волшебном сундуке или чемодане. Легко осуществимо, когда ученики будут возвращаться домой с каникул.

Возможно, единственной причиной, почему они такого до сих пор не проделали, была моя репутация провидицы.

Очень полезно будет научиться отменять расширенное волшебством пространство, пока там внутри находятся люди. Нужно будет поручить вопрос Гермионе.

Когда гигантская карета приземлилась, все ахнули. Она была размером с дом и летела на впечатляющей скорости. Когда она остановилась перед нами, я сохранила лицо бесстрастным.

Она была ярко-голубого цвета, превосходной конструкции. А вот с размерами они, кажется, перестарались.

Я так считала до того момента, пока из кареты не выпрыгнул паренёк и не выдвинул ступеньку, на которую ступила директриса, и вот тогда стало понятно, почему карете требовались такие большие размеры.

Она была выше Хагрида, и это впечатляло.

Теперь размер кареты был предельно ясен — неважно, насколько велико внутреннее пространство, если ты не можешь пройти через дверь.

Она направилась прямо к нам; это было ожидаемо, так как рядом со мной стоял Роули.

― Это та самая девочка? — спросила она, разглядывая меня. — Обладательница Ог’дена Мег’лина?

― Это я, — звонко проговорила я.

Я стояла, по-военному вытянувшись во фрунт.

― Вы намного меньше, чем я считала, — сказала она.

― Полагаю, вы можете сказать такое о ком угодно, — сухо отозвалась я.

Она удивлённо рассмеялась в ответ. Сомневаюсь, что кто-либо ещё упоминал её размеры. Вблизи было видно, что она носит обувь с высоким каблуком; всё-таки её естественный рост был скорее ближе к хагридовскому.

Честно говоря, такой выбор стиля показался мне странным. Может быть, она использовала свой размер как устрашающий фактор, сбивающий собеседника с толку.

На меня, встречавшуюся в прошлом с Левиафаном, это не особо действовало.

― Я гляжу, вы ― чистое наказание, — ответила она.

― Вы даже не представляете, насколько, — сообщил Роули из-за моей спины. — Я иногда удивляюсь, что у меня вообще есть работа. Кажется, это она на самом деле всем здесь заправляет.

Я даже оглянулась, пораженная его признанием.

Роули пожал плечами:

― В школе осталось не так уж много тех, кто доставляет проблемы, и это облегчает мне жизнь. Тейлор держит своих людей под контролем.

― Я считаю, что лучше всего обучать контг’олю с юного возг’аста, — заметила мадам Максим. — Чтобы такие меры предостог’ожности были не нужны.

Она взмахнула рукой, и из кареты вышли дюжина парней и девушек. Все они тряслись от холода; одежда из прекрасного шёлка оказалась плохим решением для шотландского высокогорья.

― Вашим подопечным не помешает согревающее заклинание, — заметил Роули. Выглядел он раздражённым. — Мисс Эберт, не могли бы вы…

― Я бы пг’едпочла, чтобы мисс Эбег’т не наставляла палочку на моих учеников, — твёрдо ответила мадам Максим.

Она сделала жест за спиной, и ученики немедленно почувствовали себя намного лучше.

Максим проделала это без палочки и не произнеся ни слова. Впечатляюще.

Каждый шестикурсник учился колдовать молча, но беспалочковая магия была намного труднее. Невербальная и беспалочковая магия одновременно была ещё сложнее. Заклинания, кажется, становились сильнее, когда их произносили вслух; то же самое относилось и к использованию палочки.

Я видела, как Дамблдор проделывал такие штуки, но он до известной степени отличался от других волшебников. От него ожидали, что он будет исключением во многих вещах. Ни один другой волшебник даже близко не подошёл к нему по силе.

Это не означало, что он неуязвим, но, тем не менее, впечатление производило.

― Мои лошади?.. — начала мадам Максим.

― О них хорошо позаботятся, — ответил Роули.

Он подал знак, и вперёд вышел Хагрид.

Его участие во встрече гостей до последнего было под вопросом. Я втайне размножала насекомых и кормила соплохвостов в ночи, когда Хагрид спал. Они ещё больше выросли, и их было так много, что они стали настоящей бедой.

Я контролировала их, умиротворяла, но по-прежнему ощущала их желание сожрать друг друга.

Максим пристально посмотрела на Хагрида и затем кивнула.

― Они пьют только односолодовое виски, — произнесла она.

Я бросила взгляд ей за спину, на лошадей. Учитывая их размеры и количество воды, которое выпивала за день лошадь нормального размера, скорее всего каждой из двенадцати лошадей потребуется по восемь галлонов(1) в день.

Без магии это оказалось бы жутко дорого.

Я знала, сколько лошади нужно воды в день, лишь благодаря тому, что единорогам требовалось примерно столько же, и они были перечислены в нашей книге.

Взмахнув рукой, мадам Максим, со свитой воспитанников, проследовала в замок.

Все стояли, глазея по сторонам, поглядывая в небо.

Я первой засекла корабль; в водах озера жили крабы, которые почувствовали движение чего-то большого. Я немедленно повернулась в ту сторону.

Гермиона заметила первой, за ней вскоре последовал Гарри и некоторые другие.

― Это мачта? — спросил Рон.

Мы наблюдали, как корабль медленно выплывает на берег. Он выглядел зловещим, почти призрачным, и как только подошёл к берегу, был немедленно брошен якорь.

Все ученики Дурмштранга были парнями; по крайней мере, те из них, кто решил приехать в Хогвартс. Все они носили тяжёлые шубы.

Их лидер был одет в отличную серебристую шубу. У него была козлиная бородка и седые волосы.

Пройдя вперёд, он проигнорировал меня, говоря только с Роули:

― Директор Роули, — сказал он. — Приятно оказаться здесь.

Звучало это сущим враньём. Выглядел он так, словно страдал запором, и предпочел бы находиться где угодно, но только не здесь.

― Приятно повидаться с вами, директор Каркаров, — ответил Роули. Голос его звучал, если уж на то пошло, ещё менее радостно. — Позвольте представить вас нашей обладательнице Ордена Мерлина, мисс Эберт.

Каркаров бросил на меня пренебрежительный взгляд:

― В наше время Орден Мерлина действительно что-то значил. Стандарты явно снизились.

― Хорошо, что ваше время давно осталось в прошлом, — удовлетворённо отозвалась я.

Вспышка гнева промелькнула на его лице, которое, впрочем, быстро разгладилось.

― Берегитесь, — сказал он Роули. — Научите ваших учеников уважению, или кто-то другой сделает это за вас.

― Я уверен, что мисс Эберт относится ко всем с тем уважением, которого они заслуживают, — с мрачным удовлетворением ответил Роули.

Каркаров фыркнул.

Он махнул рукой, и его ученики последовали за ним в замок.

― Берегитесь его, — тихим голосом сказал Роули. — Он был Пожирателем Смерти, сдал своих сообщников и затем покинул страну.

― Тогда довольно глупо с его стороны возвращаться сюда, — заметила я.

― Возможно, он заключил какую-то сделку, чтобы вернуть милость своего прежнего хозяина. Я сделаю всё, что в моих силах, приглядывая за ним, но будьте осторожны.

Оставался тревожным тот факт, что он будет находиться в школе, пока не закончится Турнир, особенно, если он был так же силён, как мадам Максим.

― Хотя я бы предпочел, чтобы с ним не случалось никакого рода несчастных случаев на территории школы, — задумчиво произнёс Роули. — В конце концов, это вызвало бы международный скандал, и вполне возможно, что он на самом деле исправился.

― Он может думать, что заключил сделку с Тёмным Лордом, — ответила я. — Но мне кажется, что Тёмный Лорд относится к тому роду людей, которые не прощают врагов.

― Просто сделайте всё, что в ваших силах, — сказал Роули.

Он отпустил всех нас, и мы направились в Большой Зал; нас ждал обед.

Мы расселись, и я увидела, что ученики Бобатона сели за стол Рэйвенкло.

С одной стороны от меня как обычно сидела Миллисент, но я обнаружила, что с другой стороны уселся ученик Дурмштранга; ещё двое их сели напротив.

Я привыкла, что во время приёмов пищи слизеринцы сохраняют определенную дистанцию, и огромные парни, усевшиеся рядом со мной, вызывали лёгкий дискомфорт, особенно после того, как мне только что сообщили, что их директор — бывший Пожиратель Смерти.

― Ты получила Орден Мерлина, — сказал парень напротив меня. — Мы все слышали об этом.

Из всех троих он выглядел старшим.

― Да, — ответила я.

Палочка была в моей левой руке; я практиковалась работать с ней обеими руками; я уже теряла руку ранее, и не собиралась допускать, чтобы нечто подобное вывело меня из строя в будущем.

― Как могла маленькая девочка добиться такой чести? Наш директор говорит, что это доказательство того, что Британия слаба.

Я пожала плечами.

― Я не просила об этой награде.

Заговорила Миллисент:

― Она помогла создать лекарство для людей, сошедших с ума от Круциатуса.

Парень, сидевший напротив, уставился на меня, его глаза сузились.

― И она защитила целый класс от кучи дементоров.

― Это… — произнес парень.

― Она изобрела способ определения, не воздействовали ли на кого-нибудь заклинанием Империуса.

― Да ну, — произнес парень.

Похоже, он был удивлён.

― В свой первый год, она убила тролля, воткнув ему нож в яйца.

― Орден Мерлина дали не за это, — заметила я.

Я всё ещё пристально рассматривала парней.

История с троллем, похоже, впечатлила их больше всего остального.

― В наших краях водится куча троллей, — сказал парень, сидевший рядом со мной. — У тебя был волшебный нож?

Я покачала головой.

― Я была первогодкой, и заклинания, кажется, не работали, так что пришлось убить его магловским способом.

Парни переглянулись.

― Ты играешь в квиддич? — спросили они.

Я покачала головой.

― Если я буду играть, то это будет нечестно.

― Правда?

― Я что-то вроде Провидицы; в достаточной степени, чтобы всегда знать, где снитч. Я могла бы играть в роли Загонщика, но мне не нравится калечить людей.

В ответ на эти последние слова они посмотрели с пренебрежением.

Драко подался вперед и произнёс:

― Вам следует спросить её, почему ей это не нравится.

― Почему? — спросил парень.

― Потому что иногда я не знаю, когда нужно остановиться, — ответила я.

Конечно, это была ложь. Я всегда знала, когда нужно остановиться; просто не всегда считала нужным останавливаться.

Лучше было бы быстро установить свою репутацию с этими парнями; в ином случае я могла оказаться вынуждена начать международный инцидент.

― Это непросто, — согласился парень, сидевший передо мной. Он произнёс. — Я — Алек Вронский.

Говорил он так, словно я должна была узнать его имя.

Драко, сидевший по другую сторону от Миллисент, сказал:

― Как в финте Вронского?

― Он был изобретен моим дядей Джозефом, — с гордостью объявил Алек. — Самым изобретательным ловцом в мире.

― Я слышал о тебе, — заметил Драко. — Ты же собираешься выступать профессионально в следующем году, да?

Алек кивнул.

― Я уже подписал контракт с «Гоблинами Гродзиска», — пояснил он. — Начинаю в следующем году. Буду играть со своим дядей.

― В роли Загонщика?

Алек кивнул.

― Я пошел бы в Ловцы, но я уже на пять стоунов(2) тяжелее дяди, а Ловцам нужно быть маленькими.

― Я слышал, что Виктор Крам уже перешёл в профессионалы. Удивлён, что он не здесь.

Алек фыркнул:

― Виктор всё ещё слишком юн для чего-то такого, — сказал он. — Если бы дело было на следующий год, то тогда я выпустился бы и у него был бы шанс. А так его нет среди претендентов.

За столом преподавателей показались профессора вместе с двумя директорами. Все ученики Бобатона встали, когда вошла их директор.

Прежде чем мы смогли продолжить разговор, перед нами появилась еда.

Обычно еда в Хогвартсе была очень тяжёлой и очень английской. Я увидела французские блюда и радостно ухватила их, после того как мои насекомые обнюхали их на предмет яда.

Весь обед парни болтали о квиддиче; они, кажется, ещё больше сходили с ума по нему, чем Гарри и Рон. Драко, кажется, с радостью делился с ними своими знаниями о предмете.

Я сидела тихо, но настороже, готовая оглушить любого из них, кто сдвинулся бы в мою сторону.

Во время следующего приема пищи, надо будет добиться того, чтобы с одной стороны сидел Драко, а с другой Миллисент.

В конце обеда появилось двое мужчин; они выглядели как чиновники Министерства, но я ни одного из них не знала.

― Кто они? — спросила я.

― Людо Бэгмен и Бартемиус Крауч, — объяснил Драко. — Именно они организовали всё это.

Я прищурилась.

Возможно, время проведения Турнира было совершенно ни при чём, но настолько же вероятным являлось и то, что всё было срежиссировано Пожирателями Смерти. Если дело было в этом, то один из этих двоих, скорее всего, был скомпрометирован.

Протоколы Властелин-Скрытник не могли обнаружить простую дачу взятки, и они были слишком изнурительны, чтобы постоянно проверять каждого члена правительства.

Вместо этого, проверки следовало проводить, когда появлялись подозрения, что кто-то оказался под влиянием Властелина, и следовало осуществлять случайные выборочные проверки, просто чтобы никто не расслаблялся.

Это оставляло Каркарова, двенадцать учеников Дурмштранга и этих двоих как вероятных кандидатов в число тех, кто желал моей смерти.

Мадам Максим, скорее всего, была полувеликаном, и это означало, что у неё, как минимум отчасти, имеется сопротивляемость магии, которой обладал тролль, с которым я сражалась.

У неё не было причин желать моей смерти, но мне следовало сохранять бдительность. Всегда оставалась возможность, что я убила одного из её друзей.

Роули поднялся и хлопнул в ладоши.

Появилась дюжина домовых эльфов, несущих ларец, украшенный драгоценностями. Толпа внезапно притихла.

― Задания на Турнир были разработаны, — произнёс Роули, — и одобрены Министерством.

Он кивнул Бэгмену и Краучу.

― Три задания, предназначенные для проверки храбрости, навыков и способности чемпионов справляться с опасностью. В прошлом ученики погибали в ходе этих заданий, так что трижды подумайте, собираетесь ли вы участвовать.

Роули секунду помолчал.

― Я знаю, что будет больше желающих участвовать, чем чемпионов, несмотря на мои предостережения. От школы может быть выбран только один чемпион. Поэтому выбор будет осуществлён беспристрастным судьёй… Кубком Огня.

Он постучал по ларцу, и тот медленно раскрылся, являя взорам обычный деревянный кубок, из которого показалось голубое пламя.

― Я зачаровал кубок так, что любая записка от кого-то, кому ещё не исполнилось семнадцать, будет просто уничтожена, прежде чем коснется кубка. Любой, кто достиг совершеннолетия, может бросить своё имя в кубок, и тот выберет лучшего кандидата.

Я бросила взгляд в сторону Алека, который выглядел в высшей степени уверенным. Принимая во внимание то, что у него было только одиннадцать соперников из его школы, и он, пожалуй, знал их возможности, он может и был прав в своей оценке.

― У желающих есть двадцать четыре часа, чтобы бросить свои имена в кубок. Завтра вечером, во время Хэллоуина, кубок явит нам трёх чемпионов.

Роули сделал ещё одну паузу.

― Вы все знаете, что я думаю по этому поводу. Не пытайтесь принять участие, пока вы не будете полностью уверены, что можете пережить практически всё, что может вам предложить волшебный мир.

― Все свободны, — добавил он.

Практически немедленно меня окружили шести- и семикурсники из моей группы.

― Как считаешь, нормально будет, если мы попробуем принять участие? — спросил один из них.

― Нам бы пригодилась тысяча галлеонов, — ответила я. — И если бы маглорожденный победил, то это смотрелось бы хорошо. Хотя, я не говорю никому принимать участие. Мы можем обойтись и без денег, и я не хочу никого подвергать опасности, пока это не будет вызвано абсолютной необходимостью.

Они выглядели смущёнными.

― Так это да или нет?

― Выбирайте сами, — ответила я. — Если вы и правда решите участвовать, то я сделаю всё, что смогу, дабы вас поддержать, включая помощь с тренировками.

Они кивнули.

Я заметила, что Алек таращится на нас.

Несомненно, он подслушал наш разговор.

― Она третьекурсница, — сказал он одному из других учеников Дурмштранга.

― Она способна убить тролля, чтобы защитить тебя, — услышала я ответ Драко. — И это означает, что к ней стоит прислушиваться. Я знаю маглорожденного, у которого есть пачка фотографий, если тебе интересно.

Помогал ли он тем, кто хотел убить меня, или пытался отпугнуть их? Может, он просто пытался добиться расположения популярной звезды квиддича?

Я не могла сказать наверняка, и это означало, что он хорошо выполняет свою работу двойного или тройного агента.

Как только я добралась до комнаты, то полезла проверять свой Проявитель Врагов.

Я увидела незнакомые лица; одно из них выглядело более молодой версией чиновника Министерства, которого я видела за столом; не могла вспомнить его имя.

Их было так много, что тот факт, что я не видела среди них Драко, не означал того, что он не потерялся где-то в толпе, хотя, если бы он всерьёз собирался причинить мне ущерб, то находился бы впереди.

Каркаров находился поблизости от первых рядов. Мадам Максим там вообще не было, и, учитывая её рост, её было бы видно, даже находись она позади.

Я не видела никого из учеников Дурмштранга, и это означало, что сейчас они не намерены вредить мне. Но это не означало, что всё не изменится, если им прикажет их директор.

Я поняла, что надеюсь на скорое окончание Турнира. К несчастью, я знала, что этого не будет.



1) Восемь галлонов — примерно 36 литров

Вернуться к тексту


2) «…я уже на пять стоунов тяжелее дяди». 1 стоун равен примерно 6,35 кг. Таким образом, 5 стоунов — чуть меньше 32 кг

Вернуться к тексту


Глава опубликована: 05.02.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 1563 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх