↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Палочка для Рой (джен)



Всего иллюстраций: 2
Переводчик:
Оригинал:
Показать / Show link to original work
Бета:
Рейтинг:
R
Жанр:
Фэнтези, Триллер
Размер:
Макси | 2082 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU, Насилие, Нецензурная лексика
Очнувшись в теле убитого ребёнка, Тейлор Эберт, в прошлом суперзлодей, а затем супергерой, пытается выяснить, кто стоит за убийствами магглорожденных. Вынужденно отправившись в Хогвартс, Тейлор оказывается среди наиболее вероятных подозреваемых.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 68. Плащи

(1)

«Маглорожденные освобождены из Азкабана!» — кричал заголовок.

Все обсуждали это. Конечно, мало того, что команда террористов-маглорожденных вломилась в Азкабан, так они освободили не только всех маглорожденных, посаженных администрацией Амбридж, но и некоторых других, бесспорно виновных в преступлениях. В хаосе сбежала ещё парочка заключенных, включая чистокровного по имени Сириус Блэк и Беллатрису Лестрейндж — заместительницу Волдеморта.

В заключении осталась целая толпа других Пожирателей Смерти, так что всё это не выглядело акцией Волдеморта, но наверняка нельзя было сказать. Несколько Пожирателей Смерти были убиты в своих камерах, вероятно из мести за их преступления против тех, кто их прикончил.

Конечно, если это была инсценировка от Волдеморта, то Пожиратели могли быть убиты за свою неверность, или просто чтобы иллюзия магловского сопротивления выглядела более убедительно.

— Теперь будут проблемы, — сказала я остальным в классе изучения волшебников.

Профессор уже покинула класс, и я стояла лицом к ученикам. Её вызвали для разговора с представителями Министерства по каминной сети. Прямо сейчас я слышала, как она убеждает, что учебный план именно такой, о каком просило Министерство, несмотря на то, что он явно таковым не являлся.

— К нам это не имеет никакого отношения, — сказал маглорожденный пятикурсник. — Это же не наших рук дело.

По сути это было правдой. Любой, кто являлся хотя бы полукровкой, данный урок не посещал. Никто из учеников, находящихся сейчас в классе, скорее всего не был связан с теми, кто вломился в Азкабан, но это не имело значения.

— Правительство впадёт в паранойю после такого, — возразила я. — И это означает, что они начнут закручивать гайки, причем весьма сильно. Не удивлюсь, если мы увидим авроров, патрулирующих коридоры, или ещё что похуже.

Погода снаружи становилась холодной не по сезону. Несмотря на то, что всего лишь час назад был тёплый осенний день, на окнах виднелась изморозь. Я начала втягивать насекомых внутрь замка; не было смысла обрекать их на гибель под заклинанием несвоевременного холода.

— Они так не сделают! — запротестовала четверокурсница. — Это Соединённое Королевство! У нас есть права!

— Ты чем слушала на занятиях? — спросила я. — Волшебники лишь на словах часть Великобритании, но на самом деле обустроили свою маленькую тайную страну посреди магловского мира. Это не то же самое, что поехать из Великобритании в Америку... скорее, как отправиться из Америки в Ирак.

В этом мире американцы по каким-то причинам влезли там в войну. Одно из крупных различий, которые я уже успела подметить. Во многом положение вещей было идентично, но, несомненно, Сын и паралюди оказали большее влияние, чем мне казалось.

— В волшебном мире у женщин больше прав, — сказала я. — Потому что волшебная палочка с лихвой компенсирует то, что ты меньше и слабее. Но маглорожденные... здесь у нас нет тех прав, к которым мы привыкли.

— Их нигде нет, — сказал шестикурсник. — Суды продажны, и всё сводится скорее к тому, кого ты знаешь, чем к тому, что ты сделал.

— У нас нет никаких связей, — продолжала я. — И система не позволит нам ими обзавестись. И случившееся... не удивлюсь, если в следующие несколько дней мы увидим какой-нибудь особо мерзкий законопроект, такой, который нам не слишком-то понравится.

— Надеюсь, что ты ошибаешься, — сказал шестикурсник. — Но мне кажется, что всё-таки не ошибаешься.

Комната взорвалась перешёптываниями, и так как толпа была большой, то должно было пройти какое-то время, прежде чем люди затихнут.

— Нам нужно не высовываться, — сказал шестикурсник. — Не привлекать к себе внимания.

Я кивнула.

— Они будут ждать только повод, от всех нас, — подтвердила я. — Особенно от меня.

Прошедшие два месяца, с самого начала учебного года, я работала над планом побега. Я добавила провизии, чтобы в случае необходимости забрать Гермиону, и может быть даже Гарри, Невилла и Милли, хотя попытка забрать всех их окажется невероятно тяжёлой.

Я резко, с щелчком повернула голову. Директор Роули направлялся в нашу сторону.

— Нам лучше разойтись, — сказала я. — Или они решат, что мы тут строим против них заговор.

В каком-то смысле мы его и строили, но об этом я промолчала. Волдеморт решил сделать свои идеи более популярными, настроив общество против другого врага.

Я могла поступить так же.

Уже больше полутора месяцев я работала над созданием сети. Вначале было трудно — по какой-то причине люди не очень охотно говорили со мной, но в конечном итоге некоторые из моих маглорожденных приятелей оттаяли, и остальные последовали их примеру.

Сейчас даже семикурсники прислушивались ко мне, причем не так, словно я маленькая девочка, а так, как будто я знаю, о чем говорю.

Лично я считала, что знаю, но только время могло нас рассудить. В то же время мне требовалось, чтобы класс оставался в безопасности, насколько это было возможно.

Все начали выходить из класса.

У профессора Бёрк имелась привычка покидать класс чуть раньше, так, будто она подталкивала нас к разговорам между собой, при этом сохраняя возможность отрицать свою благосклонность. Сегодня дело было в другом. Я слышала, как чиновник Министерства до сих пор устраивает ей разнос в кабинете директора.

Очевидно, урок не рассматривался как источник положительного опыта, каковым он по факту оказался, и теперь от Бёрк требовали, чтобы она сильнее нас прессовала.

В том, что у неё мог быть тайный порыв помочь нам, сомнений не было. В ходе занятий по её предмету она явила такое близкое знакомство с магловским миром, в каком никогда не признались бы большинство чистокровных. Она любила делать сравнения, после которых нам всё становилось ясно.

Интересно, она на самом деле замужем за маглорожденным или нет? Если нет, то притворялась она просто замечательно.

Я последовала за остальными в коридор.

— Не нравятся мне эти тучи, — пробормотал паренёк передо мной.

Я ощущала снаружи холодный воздух. В нём присутствовала некая странность, и насекомые ощущали... нечто, чего не могли распознать. Оно вызывало в них страх, и они оставались на месте только потому, что я принудила их к этому.

Небо темнело, и можно было увидеть пар, вылетающий изо рта.

Что-то приближалось. Я переключила своё внимание от продолжающейся в кабинете директора драмы на самые высокие из открытых в замке окон. Я послала насекомых, чтобы увидеть то же, что и они, и увиденное обеспокоило меня.

Парящие фигуры в капюшонах окружили замок. Атака Пожирателей Смерти?

Я вытащила палочку. Не знала, что волшебники могут летать без метлы. Если дело было в каком-то заклинании, то я желала выучить его.

Три фигуры отделились от остальных, и пролетели над стенами.

Хотя стены и были защищены от существ, проходящих через ворота, очевидно, защита против летающих созданий была не такой мощной. Это было преднамеренной уязвимостью в обороне, или никто о таком не подумал?

Они были укутаны тёмными плащами с капюшонами, лица их были скрыты. Время от времени сквозь покровы мелькали кусочки гниющей кожи.

— Дементоры! — услышала я крик семикурсника.

На мгновение меня оглушило.

Мир вокруг внезапно исчез, сменившись апокалиптическим пейзажем, заполненным телами жертв Сына. От дыма горели легкие, и вместе с дымом до меня долетал болезненно сладкий запах горящей плоти. Я готова была услышать крики умирающих, но их не было, потому что вокруг раненых не осталось. Я оказалась одна в мире, в котором не смогла защитить всех.

Картинки вспыхивали в мозгу — Левиафан, Симург, Бегемот, Девятка. Они появлялись в голове всё быстрее и быстрее, в то время как волна всепоглощающего отчаяния захлёстывала меня.

Я вытолкнула её прочь. В тот момент, когда эмоции перешли в насекомых, мир вокруг прояснился, и внезапно ко мне вернулось зрение.

Дети кричали и карабкались друг на друга. Несколько рухнуло на землю, несмотря на то, что дементоры до них ещё не добрались.

Дементоры, казалось, наслаждались творимым ими ужасом. Похоже, они никуда не торопились. Было ли это их естественным состоянием, или им приказали так себя вести, чтобы максимально нагнать ужас?

Я лихорадочно соображала.

Трэверс рассказывал нам о них в прошлом году, но уже прошло порядочно времени.

Дементоры были как боггарты, но неизмеримо хуже. Они казались неубиваемыми, и только высокоуровневое заклинание могло отогнать их. Я не выучила это заклинание, тогда оно не выглядело полезным. Конечно, теперь я жалела об этом решении, особенно из-за того, что мои одноклассники, похоже, тоже его не знали. Я видела, как пара семикурсников пытались исполнить заклинание, из их палочек летели крошечные искры света, но никто из них не смог выдать чего-то эффективного.

Эти твари пожирали души, и если я не ошибалась, то в этой части замка не было никого, кроме маглорожденных.

Я вытащила палочку. Направила её на палку на земле. Трансформировать её во что-то схожее с дубинкой было легко, и мгновение спустя я шагнула вперед.

Эти создания были слепы. Они охотились на эмоции. Если это было правдой, то тогда я окажусь невидима для них. Я не могла полагаться на это предположение, но только оно могло дать мне требуемое преимущество.

Дементор схватил Колина Криви за шею и подносил его к своему лицу.

Колин раздражал меня, особенно потому, что ходил за мной по пятам со своей камерой не меньше, чем гонялся за Гарри. Похоже, он был одержим знаменитостями.

Я шагнула вперед и врезала дементору по морде дубинкой. Я била и била, пока он не бросил паренька и не устремился ко мне. Я уклонилась и со всех сил врезала ему по торсу.

Моя дубинка с хлюпаньем врезалась ему в бок.

Были ли эти штуки на самом деле бессмертными, или у них просто имелся иммунитет к магии? Кто-нибудь по-настоящему пробовал убить их обычными способами?

Второй дементор держал пытающегося отбиваться семикурсника. Я врезала дементору по затылку, затем ударила по его суставам. По крайней мере, даже если они не чувствовали боли, то физика всё ещё была в силе. Дементор устремился ко мне, бросив парня.

Третий дементор тоже бросился ко мне. Ясно, они могут общаться друг с другом, и достаточно разумны, чтобы понять, что на них нападают.

Я уклонилась, качнувшись, и ударила дубиной, в то время как остальные ученики оттаскивали назад малолеток.

Весь мир сузился, пока я пыталась одновременно сражаться с тремя дементорами. В противоположность тому, что показывают в голливудских боевиках, трое на одного — очень плохой расклад. Я держалась только потому, что была невидима для них, а также меньше, чем они, и быстрее.

Всё, что им требовалось — чтобы один из них ухватил меня, и всё будет кончено.

Я смутно ощущала, как Гермиона и некоторые другие дети пытались швыряться в нас заклинаниями. Они старались не попасть в меня, и это сдерживало их, не говоря уж о том, что все их чары не оказывали никакого эффекта.

Они пожирали души, а всё, что осталось от настоящей меня — душа. Если она погибнет здесь, то всё — никакого посмертия, никакого шанса на иной мир, просто вечное небытие.

Это было свидетельством того, насколько безумными являлись волшебники, считавшие, что такое наказание лучше, чем просто убивать людей.

Подныривая под руку, тянущуюся ко мне сзади, я слышала, как скрежещет в легких мое собственное дыхание. Дементоры приближались, вероятно из-за того, что могли слышать звуки моего дыхания, которое становилось всё громче и громче. Лето, заполненное плаванием, не могло уравновесить полтора года сидения в классах.

Рано или поздно мне придётся спустить на них насекомых, но я сомневалась, что от них будет много пользы. Дементоры, кажется, не дышали, и глаз у них не было. Насекомые, возможно, могли сожрать их тела, но на это потребовались бы часы, и я сомневалась, что дементоры будут неподвижно сидеть всё это время.

Я уставала, а они нет. Конец схватки был предрешён, разве что я просто решу всё бросить и сбегу. Но если я так поступлю, они набросятся на остальных детей.

Многие из них убежали внутрь, но несколько стонущих всё ещё валялись на земле. Если я прекращу сражаться, они потеряют свои души, и я не хотела нести ответственность за такое.

Кто бы ни подстроил это, умрёт болезненно. Это была клятва, которую я принесла самой себе.

— Экспекто патронум! — прозвучал выкрик густым, звучным голосом.

Серебристый волк вырвался из палочки, и дементоры зашипели, немедленно отступив.

Я настороженно глазела на них, одновременно с этим при помощи насекомых присматривая за тем, что происходит позади меня.

Посреди учеников стоял директор Роули, и лицо его искажала ярость.

— Пошли прочь! — заорал он. — Здесь вам не место! Вы останетесь за стенами, или вас вообще здесь не будет!

Дементоры попытались устремиться вперед, но волк вклинился между ними и нами. Он отбрасывал их прочь снова и снова, пока, в конце концов, не перебросил их за стены.

Роули с подозрением уставился на стену.

— Кто-нибудь пострадал? — спросил он.

Я оглянулась. В руки и ноги словно свинца налили, хотя по объективному времени схватка длилась не так уж долго.

Нужно будет поработать над навыками в боевых искусствах. Несомненно, без использования они заржавели.

Все дети на территории возле замка были живы, и некоторые из них начали приходить в себя.

— Мы бы погибли, если бы не Тейлор, — заметила Гермиона.

— Кто ответит за нападение? — потребовала я. Поднялась и перевела дыхание. — Вы планировали подождать, пока они не Поцелуют многих из нас, а оставшиеся будут так испуганы, что покинут школу?

Лицо Роули побагровело, и он нахмурился.

Моя рука сжалась на палочке. Часть меня хотела ударить его заклинанием прямо сейчас, перед группой из двадцати маглорожденных, оставшихся, чтобы сражаться.

— Вы пережили травму, — произнес он. — Так что я буду милосерден. Если вы ещё раз бросите подобное обвинение, то нам придется серьезно поговорить.

— Если я смогу доказать свои слова, то не придётся, — сказала я. — Почему вокруг замка появились дементоры?

— Я собирался сделать объявление за обедом, — ответил Роули. — Министерство направило дементоров для защиты школы от Фронта Освобождения Маглов. Также из-за беспокойства насчет Сириуса Блэка и некоторых других сбежавших.

— И как же так получилось, что дементоры напали на уголок замка, в котором находились только маглорожденные? — спросила я. — Вам не кажется, что для подобной «случайности» потребовалась бы помощь изнутри Хогвартса?

— Мисс Эберт… — сказал он. — Я уже один раз предупредил вас.

— Вот что они о нас думают, — провозгласила я. — Может, им помогал не директор Роули… может, это было Министерство. Они хотят, чтобы мы умерли и исчезли, как оборотни.

Мёртвых оборотней находили по всей Британии. Считалось, что это работа людей, винивших оборотней в нападениях, хотя точно так же это легко могло быть работой коррумпированных авроров. Никто не взял на себя ответственность.

Уже не важно, почему это случилось — скорее всего, определённое число маглорожденных родителей навсегда заберут детей из школы. Как только это произойдет, остальных можно будет легко убрать одного за другим.

— Такого больше не повторится, — сказал он.

— Это было нападение на школу, — ответила я. — Нападение самого Министерства!

— Ты параноик, — сказал директор. — Несколько отбившихся от остальных дементоров. Если бы в Министерстве на самом деле хотели тебя прикончить, разве не использовали бы они всех разом?

Мы оба обращались к ученикам, некоторые из которых теперь, когда опасность миновала, вернулись обратно наружу.

— Отговорка, похожая на правду, — возразила я. — Министерство хотело убить нас, но так, чтобы это было не их виной.

Роули вытащил палочку, и моя дернулась вверх.

— Опусти свою палочку! — рявкнул он.

Пока он не приложил палочку к горлу, я не опустила свою.

— Всем ученикам вернуться в свои спальни, — сказал он, и голос его, благодаря магии, был слышен повсюду.

К чести учеников, оставшихся, чтобы попытаться сразиться, смотрели они на нас двоих с сомнением. Никто не сдвинулся с места.

— Пошли! — заорал Роули.

Я слегка кивнула, и они потянулись вереницей, один за другим, внутрь замка. Гермиона замыкала цепочку. Она оглянулась в мою сторону, и лицо её выглядело обеспокоенным.

— Не вы, — рявкнул Роули, несмотря на то, что я не двигалась. — Нам пора поговорить.

Он попытался ухватить меня за руку, и моя палочка взлетела. Роули посмотрел сверху вниз на неё, затем мне в глаза, и отступил на шаг.

— Пройдёмте ко мне в кабинет, — приказал он.



1) Название главы, «Cloaks», можно перевести не только как «Плащи».

Другие варианты перевода: «Покровы», «Предлоги», «Отговорки», «Прикрытие».

Самое прикольное в том, что любой из этих переводов подойдёт под содержание главы. В общем, автор, как обычно, крут.

Вернуться к тексту


Глава опубликована: 04.09.2019


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 1487 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх