↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Палочка для Рой (джен)



Всего иллюстраций: 2
Переводчик:
Оригинал:
Показать / Show link to original work
Бета:
Рейтинг:
R
Жанр:
Фэнтези, Триллер
Размер:
Макси | 2082 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU, Насилие, Нецензурная лексика
Очнувшись в теле убитого ребёнка, Тейлор Эберт, в прошлом суперзлодей, а затем супергерой, пытается выяснить, кто стоит за убийствами магглорожденных. Вынужденно отправившись в Хогвартс, Тейлор оказывается среди наиболее вероятных подозреваемых.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 52. Интерлюдия: Рон

Рон волновался.

Они с Гарри были неразлучны с того момента, как встретились в поезде. Сердечная дружба, подаренная судьбой.

И дело было не в том, что Гарри знаменит, хотя изначально именно из-за этого Рон с ним и познакомился. Гарри ненавидел свою известность, и Рон не мог этого по-настоящему понять. Всю жизнь он провёл в тени братьев, и возможность выделяться, известность казалась подарком, а не обузой.

Правда, многие люди смотрели на Гарри, как на ходячий труп. Силы Волдеморта росли, и все думали, что рано или поздно он придёт за Мальчиком-Который-Выжил.

Из-за этого страха многие избегали Гарри — ученики считали, что когда Волдеморт придёт за ним, он не будет щепетильно разбираться, кого убить по пути.

Подобные опасения приводили к тому, что у Гарри и не было-то никого, кроме Рона. Это было мелочно, но Рон по-настоящему ценил такое эксклюзивное внимание к себе. Если это означало, что когда-то ему придётся столкнуться с опасностью, что ж, не зря же он гриффиндорец, правда?

Но после возвращения с зимних каникул между ними будто кошка пробежала. Гарри отдалился, стал что-то скрывать. Он раз за разом ускользал прочь, и никто не знал, где его искать.

Он показал Рону свою мантию-невидимку, так что, может, он просто шнырял под ней повсюду, но в прошлые деньки он делал бы это на пару с Роном.

Рон заметил, что копается в себе — не обидел ли чем Поттера. Рядом с ним Гарри вёл себя как ни в чём ни бывало, но было что-то в выражении его лица, какая-то тень преследования.

Это не было связано с войной, потому что в кои-то веки всё, кажись, шло как надо. Базы Пожирателей Смерти брались аврорами одна за другой. Отец Рона считал, что война может закончиться к концу лета.

А вот то, что Гарри мог втюриться в девчонку, беспокоило Рона. Он видел, какими становились его старшие братья, когда их ослепляла страсть: у них из головы будто мозги выпадали.

Нет уж, он не такой дурак. Девчонки противные, и тратить на них время надо тогда и только тогда, когда это будет неизбежно.

И вот однажды всё стало ясно. Тогда Рон сумел проследить за Гарри. Он увидел его с этой Эберт, и они стояли близко друг к другу и говорили!

Гарри, ты что, дурак?

Из всех девчонок в школе, ты попался на удочку той, про которую всем известно одно — она отбитая на всю голову. Уж одного того, что она слизеринка, было бы достаточно, чтобы не ходить с ней на свидание — слизеринцам доверять нельзя, они все лгут, всегда! А ещё они трусы, ну, в большинстве. Нападают со спины, вместо того чтобы сразиться лицом к лицу, как нормальные люди.

Правда, эта вот была не такой.

Эберт была злобной, как нунду. Ходил слух, что если на неё косо посмотреть — она набросится и радостно покалечит кого угодно за такое.

Хуже того, говорили, что Волдеморт жаждет её смерти почти так же сильно, как смерти Гарри. Это ж всё равно, что нарисовать на спине мишень вдвое большего размера.

Когда Гарри заявил, что вступает в новый Дуэльный клуб, Рон его понял. Гарри рано или поздно придётся сражаться с Пожирателями Смерти, и чем скорее он научится драться — тем дольше сможет прожить.

Так что Рон, как настоящий друг, тоже записался.

Он не победил в своей первой дуэли. По правде говоря, неудивительно. Рону было интересней в плюй-камни играть, а не домашки делать. Впрочем, в этом он не слишком отличался от большинства одноклассников, правда вот те, кто вступил в Дуэльный клуб, учились хоть немного лучше сверстников.

Невероятно, Гарри справлялся намного лучше, хотя и заклинаний-то толком полезных не знал.

А вот Эберт внушала ужас.

Она была полностью расслаблена, двигалась без намёка на напряжение, которое было явно заметно у всех остальных, и она была быстрой. Гарри тоже двигался быстро, но часто бесполезно дёргался туда-сюда.

Эберт же двигалась так, словно замечательно представляла, что делать и зачем. Её победа над противниками выглядела лёгкой, словно навевающей на неё скуку.

— Она невероятна, — сказал Гарри, подходя к Рону.

— До рождественских каникул ты говорил, что у неё крыша съехала, — заметил Рон, пронизывая его взглядом.

Гарри глянул на него и ответил:

— Во время каникул мы немного поболтали. Она помогла мне в некоторых… дисциплинах. Она далеко не такая ужасная, как о ней говорят люди.

— В каких таких дисциплинах? — требовательно спросил Рон. — В чём таком она могла тебе помочь, чтоб так сильно поменять твоё мнение?

Взгляд Гарри забегал.

— Просто она намного более незашоренная, чем я ожидал.

— Я даже не знаю, что это означает! — воскликнул Рон. — Она избивает людей! Всё время!

— Только не говори мне, что не стал бы бить слизеринцев, если бы тебе пришлось с ними жить, — отозвался Гарри. — Особенно с Малфоем.

Удивительно, но в течение нескольких прошлых месяцев Малфой был не абсолютно невыносим, как раньше, но при этом всё равно оставался тем ещё козлом. Рону приходилось встречать его в детстве, и Малфой тогда уже был занозой.

Хотя теперь он просто постоянно раздражал. Стал меньше бахвалиться отцом, но это не значило, что Драко перестал отпускать подколки каждый раз, когда считал, что это ему сойдет с рук.

— Знаешь, как наверняка избежать проживания со слизеринцами? — спросил Рон. — Не попадать на Слизерин!

— Шляпа не дала ей выбора, — возразил Гарри. — Она сказала, что просилась на Хаффлпафф.

— Она? — недоверчиво спросил Рон. — Да она бы поубивала их всех в первую же ночь, пока они спали. Слизеринцы — единственные, кто удерживает её от захвата школы!

Гарри пожал плечами.

— Возможно... но дерётся она просто потрясно.

Гарри говорил о дуэлях так, как он сам обычно говорил о квиддиче. У Рона появилось нехорошее предчувствие, подсказывающее, что первое посещение дуэльного клуба будет отнюдь не последним.

Гарри, кажись, будет хорош в дуэлях, так же, как и во всём остальном. Он подталкивал Рона упорнее трудиться, но Рон сопротивлялся. Смысла нет трудиться побольше. Кроме возможности выбрать пару особых профессий, диплом с хорошими оценками ничем не отличался от диплома с плохими.

В будущем у них больше не будет возможности потратить столько времени на развлечения. Как только они станут взрослыми, то будут работать на скучной госслужбе или в магазине. Если совсем уж шарики за ролики зайдут — то пойдут в Аврорат. Похоже, Гарри выберет именно этот путь. Он уже раз спас Магическую Великобританию, почему бы ему не продолжить это занятие?

Работа авроров, наверное, была поразнообразней, чем скукотища во всех других вариантах, но из-за опасности она того не стоила. Как-то раз Рон встречался с Шизоглазом Грюмом, когда тот разговаривал с его отцом, и видел, что случается с аврорами.

Люди типа Грейнджер и всех учеников Рэйвенкло были с заскоком — они усердно трудились ради того, что в конце концов было неважным. Никто не смотрел на оценки после того, как получал диплом школы.

Но если Гарри нравились дуэли, то Рон поддержит его увлечение, и значит, впереди их ждет прорва работы.

— Где она этому научилась? — спросил Гарри.

Заклинания отскакивали от области перед Эберт, и все в зале отступили назад, так как заклинания отскакивали куда попало.

Флитвик подошёл и встал рядом с ними.

— У неё очень хорошо получается, не правда ли, мальчики?

Рон посмотрел на него.

— Мы что, будем изучать такое на первом курсе?

— Нет, — ответил Флитвик. Голос его звучал почти ликующе. — Она слегка небрежна в работе палочкой, но для такого возраста — просто ошеломляюще. Можно подумать, что она отрабатывала движения месяцами.

Все поморщились, когда противник Эберт — довольно неслабая ученица из Рэйвенкло — отлетела прочь.

— Подозреваю, мадам Помфри будет сегодня вечером очень занята, — сказал Флитвик. — Что же, нельзя провести дуэль, не разбив несколько яиц.

Рону стало интересно, не подразумевал ли профессор под яйцами чьи-то головы. Когда-то у Флитвика была репутация жестокого дуэлянта.

— Так вот, у вас, мистер Поттер — врождённый талант к дуэлям, — сказал Флитвик. — И если вы выберете этот путь, то, подозреваю, сможете пройти по нему далеко. Возможно, вы сможете догнать мисс Эберт, и тем скорее, чем раньше и больше посвятите себя этому делу.

Он похлопал Гарри по спине; тот выглядел ошеломлённым.

— Спасибо, сэр, — сказал Поттер.

У Рона появилось какое-то противное чувство в душе. Он никогда не завидовал Гарри из-за его славы, с того дня, когда понял и увидел, какой ценой она ему досталась. Он завидовал всему остальному.

Школа, казалось, давалась Гарри легко. Рону приходилось работать вдвое усерднее, дабы добиться хотя бы вполовину подобных результатов. Гарри нравился девчонкам, хотя Рон вообще не понимал, зачем они нужны.

Ещё один человек, который затмит Рона? Нет уж!

Рон находился в тени других людей всю свою жизнь. Он смертельно устал от этого.

— Я тоже собираюсь попробовать, — внезапно сказал он.

— Хорошо, очень хорошо! — рассеянно ответил Флитвик.

Он, кажется, даже не слушал.

Внутри запылал гнев.

— Победители сражений среди третьекурсников близнецы Уизли и Тейлор Эберт, — провозгласил Трэверс.

Даже братья были великолепны в дуэли. Они побеждали своих оппонентов играючи. Неужели все, кого Рон знал — эксперты в дуэлях?

— Для четвёртого круга, — сказал Трэверс, — я попрошу выйти Тейлор Эберт и Джорджа Уизли.

Один из них уж точно должен был проиграть, и Рона терзали противоречия.

С одной стороны, Эберт — скользкая слизеринка, которая пытается отнять у него лучшего друга. Рон подозревал, что ей, по правде, плевать на Гарри. Эберт даже так и не глянула в их сторону, хотя можно заметить, что она вообще никогда и никого не разглядывала. Отчасти поэтому она казалась такой жуткой. Было впечатление, что она всегда знает, кто и где находился, даже не глядя.

Но, с другой стороны, близнецы постоянно задевали его в детстве. Он не хотел, чтобы с близнецами случилось что-то совсем уж плохое, но был совсем не против стать очевидцем того, как с них собьют спесь.

Наверное, он будет считать эту дуэль выигранной — и без разницы, кто победит.

Придя к такому решению, Рон ощутил, как настроение его значительно улучшилось. И правда, какая разница, кто там победит, зато кто-то, но главное — точно не он, будет повержен и унижен.

— Поклон! — объявил Трэверс.

Оба участника очень низко поклонились друг другу.

Рон подозревал, что Гарри не понял значения поклона, ведь он вырос не в волшебном мире. Глубина поклона была индикатором уважения волшебника к своему оппоненту. Глубокий поклон, такой, какой был сейчас, означал огромное уважение. Противники, ненавидящие друг друга, едва кивнули бы.

Толпа вокруг них взволновалась и зашушукалась.

Они признавали друг в друге равных? Рон ожидал от Джорджа дразнящих присказок, чего-то, показывающего, что маленькая первогодка на самом деле ему не ровня.

Ещё более странно, Эберт всем своим предыдущим противникам едва кивала. Большинство списало это на то, что она магглорожденная и просто не знает, как надо, но поклон Джорджу показал, что она была в курсе.

Она где-то ещё тренировалась?

Хоть дуэли и не были у Рона любимым видом спорта, он всё же видел их не меньше, чем любой другой чистокровный. По крайней мере, он знал основы.

— Что такое? — Гарри дёрнул его за рубашку. — Почему все шепчутся?

— Из-за поклона, приятель, — пробормотал Рон.

— Начинайте бой, — разрешил Трэверс.

Оба участника встали в боевые позиции. Эберт низко пригнулась, ниже, чем большинство дуэлянтов; наверное, считала, что так она будет меньшей мишенью. Джордж принял более классическую позу.

Сначала они просто пристально смотрели друг на друга, затем начали швыряться заклинаниями. Оба соперника использовали щиты, и заклинания отскакивали направо и налево.

Джордж использовал оглушающие, а Рон раньше думал, что их не изучают до четвертого года. Эберт отвечала, выкрикивая «флипендо!» и «экспеллиармус!»

Они оба бегали и уклоняясь, несмотря на выставленные щиты. Рон считал, что заклинания, принятые на щит, может, забирают какую-то силу — иначе непонятно, зачем пытаться уклоняться от заклинаний? Так ты только останешься запыхавшимся и более уязвимым.

Все вокруг чертыхнулись, когда Джордж бросил на пол горсть песка, затем использовал заклинание, чтобы тот рассеялся по полю боя. Эберт пригнулась и ушла в перекат, а Джордж продолжил колдовать, бросив что-то на пол.

Пол начал разжижаться и вязнуть, как болото какое-то. Эберт сразу засосало, и её движения замедлились.

Она явно рассердилась, и затем быстро погрузилась в болото так, что над водой торчала только голова. Она не переставая швыряла заклинаниями в Джорджа, но теперь её чарам щита не надо было прикрывать большую цель.

Наконец дуэль закончилась, хотя процесс и занял больше времени, чем другие шесть дуэлей. Эберт ударила Джорджа чарами щекотки, затем использовала заклинание призыва на его палочку. Выбравшись из болота, она продолжала атаковать Джорджа чарами щекотки, а тот катался по полу, хохоча.

— Мисс Эберт! — незамедлительно крикнул Флитвик.

Тейлор повернулась к нему, её одежда промокла насквозь и воняла. Выглядела она сердито.

— Мистер Уизли выбыл, потому что использовал в дуэли посторонний предмет. Вы победили. Возможно, вам захочется вернуться в свою комнату и привести себя в порядок.

Эберт нахмурилась, затем кивнула.

Следующие тридцать минут профессора потратили, пытаясь развеять миниатюрное болото, но ничего из предпринятого ими не сработало. Близнецы тоже не знали, как отменить болото, и в кои-то веки Рон верил им.

— Она просто погрузилась внутрь, — ликовал Гарри. — Использовала болото как прикрытие!

— Мне казалось, девчонки должны беспокоиться о своей внешности, — пробормотал Рон.

Гарри покачал головой.

— Я думаю, её это вообще не волнует. Разве дуэли не потрясающи?

Гарри считал так только потому, что никогда раньше их не видел. Рон знал о дуэлях с пелёнок, так что все эти приемчики выглядели крайне затасканными. Наверное, когда-нибудь и Гарри они успеют приесться, но до того момента он всё-таки втянет Рона во всевозможные неприятности.

В конце концов Флитвик транфигурировал кусок пола поверх болота. Проблема была решена, и дуэли возобновились.

Потом дуэли проходили молниеносно. Рон ничего не мог с собой поделать, и наблюдал за Гарри вместо дуэлей.

Глаза Гарри сияли.

Нет, он был так рад и взволнован не из-за Эберт, а из-за дуэлей. У Рона появилось ощущение, что Гарри будет восхищаться всеми, кто был хорошим дуэлянтом, так же, как он сам восхищался бы классными игроками в квиддич. И ему не важно, что большинство волшебников за свою жизнь никогда не сражались после окончания школы; Гарри нравилась возможность блистательной победы над противником.

Поттер наблюдал за каждой дуэлью с таким вниманием, какого Рон за ним никогда раньше не замечал, и он прямо видел, как Гарри учится на каждом бою. Гарри не переставая бормотал под нос все ошибки, которые совершали ученики раз за разом.

— Да под ноги ж смотри! — пробормотал он, когда одна из девушек споткнулась и тут же пропустила удар оглушающим. А когда их обоих ослепила внезапная вспышка света, он тоже пробормотал что-то неразборчиво.

Окинув взглядом комнату, Рон увидел, что Эберт наблюдала с таким же пристальным вниманием. В кои-то веки она смотрела глазами. Тейлор наблюдала за каждой битвой словно ястреб, и выглядело всё так, словно она оценивала всех, кто сражался, одного за другим.

Гермиона рядом с ней делала подробные заметки. Интересно, она их делает по просьбе Эберт, или потому, что её учебники покусали?

— Тейлор Эберт и Кассиус Уоррингтон, — объявил Трэверс.

Уоррингтон был одним из крохотного числа чистокровных слизеринцев, решивших вступить в клуб; по его взгляду было видно, что причина в злости на Эберт, которую он решил выместить здесь. Наверное, не хотел проснуться как-то среди ночи, обнаружив стоящую у кровати Тейлор с окровавленным носком.

Из того, что слышал Рон, Кассиус дружил с Эйвери и пытался настроить всю школу на мнение, что Эберт надо исключить.

Рон поймал себя на том, что старается подойти поближе, несмотря на то, что Гарри даже начал оттаскивать его. Унылый ход множества дуэлей нагонял на него тоску; большинство боёв были короткими — раз-два, и кто-то проиграл. Но противостояние врагов, скорее всего, станет чем-то жутким. Было крайне вероятно, что кто-нибудь попробует смухлевать.

В конце концов, они оба были слизеринцами.

— Поклон, — сказал Трэверс.

Кивки, которыми они обменялись, были практически незаметны. Явно Эберт знала, кто перед ней. Несмотря на это, она стояла раскованно, словно её вообще не волновали атаки соперника.

Это было преднамеренное оскорбление, и Рон легко прочёл реакцию на лице Уоррингтона. Парень нахмурился, и на лицо его наползла отвратная гримаса.

Гарри рядом с Роном, кажется, не обратил внимания на немую сцену. Поттер наблюдал за их палочками и ногами, кажется, не замечая ничего остального.

— Начинайте бой, — отдал команду Трэверс.

И они начали.

Глава опубликована: 19.08.2019


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 1563 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх