↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Палочка для Рой (джен)



Всего иллюстраций: 2
Переводчик:
Оригинал:
Показать / Show link to original work
Бета:
Рейтинг:
R
Жанр:
Фэнтези, Триллер
Размер:
Макси | 2082 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
AU, Насилие, Нецензурная лексика
Очнувшись в теле убитого ребёнка, Тейлор Эберт, в прошлом суперзлодей, а затем супергерой, пытается выяснить, кто стоит за убийствами магглорожденных. Вынужденно отправившись в Хогвартс, Тейлор оказывается среди наиболее вероятных подозреваемых.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 74. Нормальная

― Ты и правда веришь, что поступаешь правильно? — спросила Тонкс.

Мы стояли в коридоре, и большинство оказавшихся поблизости учеников быстренько рассасывались кто куда. Аврор не видела ни Выручай-Комнаты, ни того, как в неё попасть, и это было самым важным. Тем не менее, я испытывала досаду от того, что она сумела подобраться так близко, и в будущем нам придется поработать над изменением процедур.

― Выступая в защиту прав маглорожденных? — мягко спросила я. — Мне кажется, на это даже отвечать не нужно.

Официально мы были всего лишь группой по интересам, такой же, как и любая другая. Я не знала, насколько люди придают всему этому значение, но меня это и не волновало, пока сия побасенка удерживала администрацию от проявления внимания к нам.

― Большую часть уходящего года я провела, тренируясь с аврорами, — сказала Тонкс. — Опасные люди двигаются особым образом, и теперь я вижу такое повсюду в школе. Любопытно, что это исключительно маглорожденные ученики.

Она оказалась немного проницательнее других. Сомневаюсь, что другие авроры вообще хоть что-то заметили. Конечно, моя информация предполагала, что Амбридж намеренно не посылала лучших охранять школу. Аврорами она расценивалась как работа для новобранцев, и лучшие оперативники были там, снаружи, разыскивая оборотней и Пожирателей Смерти.

― Вообще-то, это немного попахивает расизмом, — заметила я.

Она вытаращилась на меня.

― Чего?

― Говорить, что маглорожденные двигаются, словно хищники... ты уверена, что не проецируешь на нас свои комплексы?

― Нет! — воскликнула она. — И ты знаешь, что я имела в виду.

― Может, люди просто подражают мне, — ответила я. — Кажется, моя популярность сильно выросла с того момента, когда ваше Министерство попыталось истребить нас.

Тонкс покраснела.

― Это была ошибка.

― Если ты считаешь, что это было проделано не намеренно, то ты просто наивна, — сказала я. Посмотрела на неё, наклонив голову. — У меня только один вопрос: согласна ли ты с программой действий вашего лидера или нет?

Она нахмурилась, а затем подалась вперед:

― Предположим, что ты права, — произнесла она. — Как по-твоему, что бы сделал такой человек, если бы считал, что в школе зреет восстание?

― Она бы пришла в сопровождении агрессивных головорезов и попыталась восстановить порядок, — ответила я. — Бросила бы лидеров в Азкабан, может быть несколько из них оказались бы нечаянно Поцелованы.

― Ты знаешь об этом и всё равно... — спросила она.

― Она пыталась убить нас всех, — ответила я. — И она продолжит, пока кто-нибудь её не остановит.

― Ты угрожаешь Министру Магии? — недоверчиво спросила она.

Я покачала головой.

― Надеюсь, это произойдёт, когда она уже покинет кабинет Министра, и в этом случае нам просто нужно дожить до того момента.

― А если такого не произойдёт? — спросила Тонкс, внимательно наблюдая за мной.

Я пожала плечами.

― Разберемся, когда до этого дойдёт. Моя работа — чтобы эти детишки оставались в живых. Мне казалось, что любые действия, направленные на сохранение им жизней, должны тебя порадовать... если, конечно, ты не воспринимаешь свою работу как-то иначе.

― Я укрепляю законность, — ответила она.

― Твое обучение было ускорено, правда? — спросила я. — Обычно оно длится три года, а они отправили тебя в поле через год. Как думаешь, почему так?

― Министерству нужны авроры, — натянуто ответила она.

― Они умирают один за другим, — произнесла я. — И те, кто остался, не совсем те, кому можно доверять. Они дали тебе работу, для которой ты едва-едва годишься, потому что сочли, что тебе можно доверять. Можно?

― Можно что? — спросила она.

― Доверять, что ты будешь следовать линии Министерства? — сказала я. — Даже если тебе прикажут выстроить нас вдоль стенки и убить всех до одного? Ты знаешь здесь половину детей. Они что, и правда выглядят для тебя как революционеры?

― Если они не такие, то почему же шесть человек прячется в тени, наблюдая за нами? — спросила она в ответ.

Мне понравилось, что она пропустила половину. Это означало, что мои тренировки не оказались полностью бесполезными. Они давали заметить себя частично, что могло сделать цель чрезмерно самоуверенной.

― С тех пор, как я здесь, на мою жизнь много раз покушались, — объяснила я. — Мои друзья обеспокоены.

― Ага, точно... — отозвалась она недоверчивым тоном.

― Позволь мне задать ответный вопрос, — сказала я. — Ты уверена, что именно ты та, кто делает всё верно? Работая на Министерство, которое с радостью убило бы детей во имя сиюминутных интересов?

― Это был несчастный случай, — ответила она, хотя полной уверенности в её голосе не было.

― Допроси дементоров, — посоветовала я. — У тебя есть полномочия. Найди, кто приказал им убить нас. Может, тогда у тебя окажется что-то, к чему я буду готова прислушаться.

Если повезет, то спрашивать она будет, находясь на территории Хогвартса, и я услышу ответ, как только она задаст вопрос.

― Но будь осторожна, — сказала я. — Если твоё начальство обнаружит, что ты задаешь вопросы... что же, если они были готовы убить детей, то взрослый уж точно ничего не будет для них значить.

Она уставилась на меня, затем немного побледнела.

― Ты не ребёнок, — произнесла Тонкс.

Я пожала плечами.

― Предпочитаю думать, что я идеальный ребёнок, — ответила я. Улыбнулась ей, но улыбка не коснулась глаз. — Дети готовы на такое, что взрослые никогда бы не поверили, что они способны на подобное. Сама понимаешь, мораль ещё не полностью сформировалась.

― Даже если бы я нашла нечто изобличающее, — тихо произнесла Тонкс. — Ты уже объяснила, почему я ничего не смогла бы с этим сделать.

― Ты скажешь Грюму, — небрежно заметила я. — А он Дамблдору.

Она застыла, уставившись на меня.

― Я — провидица, — последовало бесстыдное враньё с моей стороны.

Не знала наверняка, пока не увидела её реакцию, но это был эмпирический выстрел наугад. Её досье не совпадало с другими аврорами. Они были никому не нужными, сброшенными в отбой некомпетентными олухами, или людьми, чья карьера застопорилась и теперь катилась под откос.

Она же считалась смышлёной, восходящей звездой. Она не вписывалась; и с её мутацией была бы идеальна для работы внедренным агентом. Именно она была здесь бесполезна, разве что её отправили сюда по каким-то другим причинам.

Нельзя было сказать наверняка, но я подозревала, что Грюм докладывает напрямую Дамблдору, а люди Грюма напрямую докладывают ему самому. Вот почему они были так успешны против Пожирателей Смерти в прошлом году — утечки в их отделе происходили где-то выше по цепочке.

― Не понимаю, о чём ты говоришь, — ответила она скованно, затем оглянулась посмотреть, не подслушивал ли кто.

Здесь не было картин, и все остальные, включая Гермиону, находились вне пределов слышимости.

― Что он может, по-твоему? — спросила она наконец низким голосом. — Он и без того сражается, стараясь не дать пройти Акту о Защите Маглов.

― Для начала, ему не стоило пускать Амбридж в кресло Министра, — ответила я. — Настоящий Пожиратель Смерти оказался бы более компетентным и осторожным, и его легче было бы убрать политическими средствами.

― Я здесь, чтобы докопаться до истины, — сказала она некоторое время спустя. — Какой бы она ни была.

― Если это так, ты обнаружишь, что у тебя здесь много друзей, — произнесла я.

Я окинула взглядом видимых учеников и быстро кивнула. Они начали растворяться в обстановке.

Тонкс вздрогнула, когда повсюду вокруг неё начали проявляться ученики, бывшие под чарами хамелеона. Я наблюдала, на случай, если её реакция будет неуместной, но она сумела сдержать себя.

― С другой стороны... — сказала я. — Мы, Маглорожденные Против Дискриминации, очень плохо воспринимаем случаи, когда люди пытаются нам угрожать.

― Ты пытаешься угрожать МНЕ? — спросила она, не веря своим ушам.

Я покачала головой.

― Я бы никогда не стала угрожать официально назначенному представителю закона, — сказала я. — Просто говорю, что защищать себя и свою семью ― это право каждого волшебника. Просто моё определение семьи немного шире, чем у большинства чистокровных.

Если бы она была марионеткой Министерства, я бы не стала утруждаться предупреждениями. Как агент Дамблдора, она заслужила немного вежливости.

Очевидно, что в политике Дамблдор был лучше, чем в роли директора. Именно он, практически в одиночку, застопорил Акт о Защите Маглов, и до меня доходили слухи, что у него какие-то тайные дела с аврорами. У меня было подозрение, что я знаю, что там за дела.

Как минимум, он был полезен тем, что отвлекал от нас внимание. Вне всякого сомнения, Пожиратели Смерти считали Дамблдора врагом номер один, что снимало с меня часть давления и позволяло сосредоточиться на обучении моих людей.

Мы пока ещё не были готовы к стычкам, не говоря уже о войне. Но в итоге мы будем готовы.

Хогвартс был одной из самых выгодных для обороны позиций во всей Магической Британии, и у меня имелась команда, работающая над планом защиты. Они изучали всё, что могли, о защите замка. Флетчер доставал нам книги по стратегии и тактике, предположительно для игры, ставшей популярной среди маглорожденных.

Мы даже сделали игровые настольные площадки, с фигурками от волшебных шахмат, зачарованными сражаться без шахматной доски. Тот факт, что игровые доски выглядели в точности как Хогвартс, кажется, никому не бросился в глаза, и была группа маглорожденных, ставших энтузиастами нашей поддельной стратегической игры.

Правила были основаны на смутных воспоминаниях об игре, о которой трещал Грег Ведер. Я слушала вполуха, так что пробелы пришлось заполнять нам самим. Хотя я оказалась удовлетворена тем, насколько хорошую работу мы проделали.

При помощи своих навыков я могла видеть поле боя сверху, но я обучала остальных думать стратегически, а не только тактически.

Также это был хороший способ замаскировать любые обсуждения стратегий — мы прятали их под маской глупой ботанской игры.

По непонятным причинам у нас появились запросы о вступлении от некоторых рэйвенкловцев. Они настолько сильно хотели быть самыми умными среди окружающих, что просто не могли не вступить. Некоторые из них даже придумали стратегии, не приходившие никому из нас в голову.

Также у нас имелись сценарии и для других мест; Косая Аллея, Министерство, дома людей, подозрительно схожих с определёнными Пожирателями Смерти.

Я использовала свои связи, чтобы разузнать всё, что можно, об этих домашних хозяйствах, и мы прокручивали сценарии в Выручай-Комнате, при помощи команд, выступающих как в роли охраны, так и в роли диверсантов. Вначале мы проигрывали сценарии на доске, и затем в Комнате, если считали, что располагаем стратегией, позволяющей победить. Иногда мы оказывались удивлены вещами, не появлявшимися на доске; в другие разы всё проходило гладко и без помех.

Игра становилась всё более и более популярной среди учеников; я рассчитывала, что это будет понятная лишь немногим игра, на которую никто не обратит внимания, но мы постоянно собирали всё больше и больше зрителей. Полагаю, что дело было в новизне. При почти полном отсутствии СМИ, волшебники изголодались по развлечениям. В конце концов, количество того, во что можно было играть взрыв-картами, было ограничено.

Я видела Роули, который ходил по игровым комнатам, заглядывая людям через плечо. Он никогда не жаловался, хотя иногда выглядел задумчивым. Снейп не выказал интереса, а вот Флитвик пылал энтузиазмом, предлагая идею игровых лиг.

Я бы возражала, но маскировка тренировок под игру, как правило, действительно мотивировала детей лучше, чем что-либо ещё. Если они подойдут к делу с половиной того фанатизма, с каким относились к квиддичу, через два или три года мы станем непобедимой армией.

Ещё один позитивный момент — интерес к игре полукровок. Несмотря на сказанное моим людям, я знала, что до того, как всё закончится, нам потребуется помощь по крайней мере некоторых полукровок. Мне придется быть крайне осторожной, взвешивая, кого допустить, и эти совместные игры взращивали чувство товарищества между полукровками и моими людьми.

В идеале, некоторые из семикурсников пошли бы в авроры в следующем году, но у меня имелось смутное подозрение, что администрация не собирается нанимать грязнокровок. Это означало, что мне нужно будет подкупить некоторых полукровок и затем поработать над продвижением их на должности, благодаря которым они смогут помочь всем нам.

Министерство уже изобиловало Пожирателями Смерти и, вероятно, людьми Дамблдора. Почему бы и мне не отправить туда своих людей?

Самым печальным было то, что некоторые мои планы требовали нескольких лет, и часть моей интуиции подсказывала, что столько времени нам не дадут. В настоящее время волшебный мир находился в состоянии холодной войны, всё равно что пульсирующий прыщ, готовый взорваться, разбрасывая повсюду зараженный гной. Малейшее давление в нужном месте, и всё станет ужасно.

Большинство революционных групп маглов целиком и полностью зависели от денег — деньги требовались на снаряжение, еду и убежища, и тренировочные полигоны. К нам это не относилось, если бы не Надзор. Компетентный волшебник мог сам обеспечить себя всем необходимым, за исключением еды, но её мы могли воровать у маглов и затем копировать. Единственное, что не давало нам превратиться в настоящее воинское подразделение — Надзор.

Избавиться от него было, конечно же, единственным решением. Я пыталась собрать столько информации, сколько могла, об отделе Министерства, заведующем Надзором, и о механизме, используемом там для отслеживания всех детей.

Будем надеяться, что у заклинания есть какого-то рода физическое воплощение. Если это так, то мне просто нужно будет украсть его или уничтожить. Для этого потребуется набег на само Министерство, что и являлось одной из причин, почему мы проигрывали все эти сценарии.

Настолки по Министерству проходили без посторонних. Последнее, что мне требовалось, так это чтобы любопытный рэйвенкловец начал задавать неправильные вопросы.

― Управление школьной организацией и игровой лигой, — сказала Тонкс, словно только что прочла мои мысли. — Ты сейчас очень занята.

― Игры — это не моё, — ответила я. — Играю иногда, но сейчас у меня не так уж много времени на игры.

― Правда? — спросила она небрежно. — И чем же ты таким занята?

― Строю планы по захвату волшебного мира? — отозвалась я.

Она уставилась на меня, и я ухмыльнулась в ответ.

― У меня есть школа и друзья, — пояснила я. — Все эти слухи о том, что я какая-то королева боггартов, чрезмерно раздуты и преувеличены. Я абсолютно нормальный ребенок.

― Верно... — произнесла она.

Видно было, что она мне не поверила.

― Спросите любого из моих друзей, — предложила я.

Жестом подозвала Гермиону.

― Гермиона, правда же, я полностью нормальный ребёнок?

― Ну, — медленно изрекла она, затем бросила на меня взгляд. — Эм... нормальный... абсолютно нормальный.

― Вот видишь? — сказала я. — А Гермионе в этом можно верить. Она тоже полностью нормальная.

Тонкс вытаращилась так, словно у меня выросла вторая голова.

― Я помню, каково это — быть второкурсницей, и не уверена, что ты вообще знаешь, что такое «нормально».

― Пытаться защитить небезразличных тебе людей — именно это нормально, — твёрдо ответила я. — Нормально — выступать против людей, которые пытаются причинить тебе вред, и сражаться за то, во что веришь.

― Это, вообще-то, не нормально! — воскликнула Тонкс.

― В этом-то и проблема, — заметила я. — Если бы взрослые выступали за то, что нормально — мы могли бы просто играть во взрыв-покер и посвящать наши дни изучению превращения черепах в чашки для чая и всякому такому.

― Я просто беспокоюсь, что ты втянешь этих детей в нечто такое, к чему они не готовы, — объяснила Тонкс. — Если дети принимают участие в бою, они погибают.

― А что произойдет, если они не примут участия? — спросила я. — Их умрёт ещё больше.

Она покачала головой:

― Лично я хотела бы, чтобы Защиту нам преподавали авроры, — сказала я. — И чтобы они по-настоящему учили нас, как защищать самих себя.

Тонкс молча смотрела на меня.

― Но до тех пор, пока взрослые планируют бросить нас на произвол судьбы, мы тут лёгкая добыча, — продолжила я. — Пожиратели Смерти и Министерство точно знают, где мы, и Министерство знает, как обойти защиты школы.

Я посеяла нужные мысли в её голове.

Сомневаюсь, что добилась хоть чего-то сегодня, но Министерство совершило ошибку, прислав так недавно закончившего школу аврора. Она знала слишком многих из этих детей, и это означало, что симпатии её, скорее всего, окажутся на нашей стороне.

Возможно, Дамблдор именно этого и добивался, когда через Грюма отправлял её к нам. Он всегда симпатизировал нашему делу, покровительствовал, и, вероятно, рассматривал отправку Тонкс как способ оставить шпиона в школе. Если я смогу переманить её на свою сторону, то может смогу заполучить шпиона, как в лагере Дамблдора, так и в Министерстве.

― Мне нужно идти на занятия, — сказала я. — Но с огромным удовольствием снова поболтаю с тобой.

Первым условием для привития радикально новых идей кому-то было изъятие его из привычной обстановки. Чем дольше она пробудет в школе, тем больше изменится её преданность к Министерству.

Это только вопрос времени, когда я заполучу её, и через неё внедрюсь туда.

Глава опубликована: 30.09.2019


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 1563 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх