↓
 ↑
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

План Мародера (джен)


Переводчики:
kroki с I части по IV/7, Alter ago с IV/8, little_marauder с V, Ленивая макака c VIII/8
Оригинал:
Показать
Беты:
Nata6ka книга I, Теmр с IV/8, lissa_i с VI части
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
не указано
Размер:
Макси | 2803 Кб
Статус:
В процессе | Оригинал: Закончен | Переведено: ~49%
Предупреждение:
AU
После побега из Хогвартса Сириус решил остаться в Англии. Теперь у него на первом месте – защита Гарри.
Независимый Сириус, Дамблдор – манипулятор, не Дамбигад
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Часть III. Глава 6

1 июля 1994г.

В настоящий момент Ремус был в крайней степени раздражения. Его раздражало, что он идет в Хогвартс, и что ему придется поговорить с Дамблдором. Но больше всего его раздражало то, что он проиграл Сириусу пять галеонов.

— Когда станет известно о передаче мне опекунства над Гарри, Дамблдор прицепится к тебе, чтобы узнать, где я, — сказал Сириус.

— Я так не думаю, — возразил Ремус. — У него не будет причин думать, что мы поддерживаем связь, или что мы восстановили свою дружбу настолько, чтобы ты сообщил мне о своем местопребывании.

— Чепуха, Лунатик. Ты мой самый близкий друг! Спорим на пять галеонов — он напишет тебе чудесное письмо с просьбой встретиться с ним, в качестве одолжения старому Директору, а когда ты будешь у него, он использует тот факт, что позволил тебе учиться в Хогвартсе и принял на работу в прошлом году, для того, чтобы выудить у тебя требующуюся ему информацию, — после небольшой паузы, Сириус добавил, — хорошо, что он не может залезть в твои мозги.

— Ну и что? Я скажу ему, что не знаю, где ты, — ответил Ремус.

— Ну, уж, нет! — Ухмыльнулся Сириус, — мы просто обязаны разыграть его.

Ремус вздохнул. Определенно, все это плохо кончится.

«К черту все! Сириус был прав!», — сердито буркнул себе под нос Ремус, решительно зашел в замок и направился к кабинету Директора. Он встал напротив горгульи и бросил на нее угрожающий взгляд.

— Я здесь по просьбе Директора.

Горгулья резво сдвинулась в сторону, и уже через минуту Ремус был в кабинете Дамблдора. В свою бытность студентом он был здесь лишь дважды: в первый раз, когда ему объяснили условия его пребывания в школе (ему было всего одиннадцать, и он был напуган до чертиков), а во второй раз, когда Дамблдор расспрашивал его о том, что ему известно об обстоятельствах, приведших к происшествию в Визжащей хижине в ночь полнолуния (ему ничего не было известно об этом, и ему потребовалось несколько долгих месяцев, чтобы заставить себя простить Сириуса).

Ремус занял предложенное кресло, но отказался от конфет и чая, отговорившись тем, что на сегодня у него запланирована еще одна встреча. Он сразу перешел в наступление:

— Чем могу помочь тебе, Альбус? Отличная новость о Сириусе и Гарри, не так ли?

— Да, в самом деле, — улыбнулся ему Альбус, хотя улыбка была слегка натянутой. — Вообще-то именно по этому поводу я хотел попросить твоей помощи.

— Да? — заинтересованно спросил Ремус, закинул ногу на ногу и постарался выглядеть готовым помочь.

— Я хотел поговорить с Сириусом до его возращения в страну, — объяснил Альбус. — Есть вещи, вероятно, неизвестные Сириусу, которые ему просто необходимо знать, — серьезно продолжил он. — Боюсь, Волдеморт вскоре вернется с помощью мистера Петтигрю, и, без всякого сомнения, его внимание будет целиком сосредоточено на Гарри — мальчике, который поверг его на столь долгие годы.

— Согласен, — осторожно ответил Ремус. Определенно, они с Сириусом не ожидали, что Альбус готов быть с ними хоть немного откровенным, — Гарри станет мишенью, если Волдеморт сможет вернуть свои силы.

— Ты всегда был хорошим студентом, Ремус, — сказал Альбус. Ремус отчетливо услышал в его словах ожидаемый намек: «помни, кто позволил тебе стать студентом», — хотя учитель из тебя получился еще лучший, если мне позволено будет так сказать. Ты, конечно, понимаешь, что Гарри будет необходимо любое преимущество в эти темные времена, которые вскоре наступят, — а вот и намек: «помни, кто дал тебе работу». — Ты согласен, что нам с Сириусом необходимо поговорить?

— Я понимаю, почему ты хочешь поговорить с ним, Альбус, но не понимаю, почему это не может подождать, пока Сириус вернется и примет опеку над Гарри? — сказал Ремус. — Судя по статье в газете, в настоящее время он находится на лечении.

— Да, я так рад, что он решил не спорить с Министерством по этому поводу, — сказал Альбус, — но мне кажется, что для Гарри будет лучше, если мы поговорим до того, как Сириус вернется в Британию, и я думаю, тебе известно, где сейчас находится Сириус.

— Даже если бы мне это было известно, то только потому, что мой друг доверился мне, — ответил Ремус, ни в коей мере не собираясь облегчать Альбусу жизнь.

— Понимаю, и в обычных обстоятельствах я бы не заставлял тебя предать доверие друга. Думаю, ты достаточно хорошо знаешь меня, чтобы понимать, что, если бы не крайние обстоятельства, я никогда не попросил бы тебя об этом, мой мальчик, — сказал Альбус. — Хотелось бы объяснить тебе все поподробнее, но, мне кажется, будет только справедливо, если я вначале поговорю с Сириусом, потому что он сам должен решать, следует ли кому-нибудь еще быть в курсе этого.

Ремус долгую минуту обдумывал слова Альбуса, а потом вздохнул — не так тяжело, чтобы это не звучало слишком очевидно, но достаточно, чтобы было видно, что он сдался. Он вытащил из внутреннего кармана своей мантии кусок пергамента, который Сириус подготовил до отъезда, и вручил его Альбусу.

Альбус, с заметной радостью, принял кусок пергамента.

«Ремус!

Надеюсь, ты слышал потрясающую новость — Гарри теперь у меня! Ну, еще не совсем, но скоро будет. А пока мне нужно привести себя в порядок. Я нашел отличную лечебницу в Таиланде. Свяжусь с тобой, как только вернусь.

Сириус»

— Благодарю тебя, Ремус, — тепло сказал Альбус и вернул ему пергамент.

— Если Сириус спросит... — начал Ремус.

Альбус кивнул ему.

— Я буду очень загадочен относительно своих источников.

Ремус поднялся на ноги, спрятал пергамент в кармане мантии и решил еще немного поддразнить директора:

— Полагаю, ты уже встречался с Гарри. Как он воспринял новость? Уверен, он в восторге.

— Гм, Гарри с Дурслями еще не вернулись. Я уверен, они скоро вернутся, и я сообщу им новости.

Ну-ну. К тому времени Альбус надеялся отговорить Сириуса от принятия опеки. Ремус почувствовал, как испаряются последние остатки сожаления о розыгрыше Сириуса. Он с трудом проглотил резкий ответ и выдавил из себя улыбку:

— Ну, мне пора.

В ответ, Альбус одарил его одной из своих улыбок:

— Спасибо, еще раз, Ремус.

— Да, и помни, меня здесь не было, Альбус.

С этими словами Ремус вышел из кабинета, прежде чем Дамблдор смог что-нибудь ответить ему, и поспешил вниз по лестницам в основную часть замка. Он направился к Гриффиндорской башне, где его уже ждали. Когда он получил неприкрытый приказ Альбуса явиться, то решил совместить его со встречей с Минервой. Она отправила Брайану несколько предложений по поводу стипендии, Брайан же переправил их Ремусу, как управляющему делами рода Поттер. Его также беспокоила ее реакция на то, что выяснилось при чтении завещания, и он надеялся, что его новости смогут немного смягчить ее боль и чувство вины. Он негромко постучал по двери в ее кабинет и зашел, услышав ее приглашение.

— Ремус, — с улыбкой встретила его Минерва, — похоже, ты уже закончил свои дела с Альбусом? — с этими словами она подошла к вешалке и сняла теплое пальто темно-синего цвета. Затем надела свою шляпу и поправила ее.

— Все закончил, — подтвердил Ремус, бросая слегка завистливые взгляды на коробку с дорогим шоколадом на ее письменном столе. Затем вытащил из кармана кусочек пергамента и вручил профессору МакГонагалл.

«Мой управляющий Ремус Люпин приглашает Вас в дом номер 12 на Площади Гриммо».

Минерва подняла взгляд с пергамента и внимательно посмотрела на него:

— Фиделиус?

— Один из двух, — подтвердил Ремус. — Каминный адрес — Блэк-Мэнор. Отправляемся?

Она резко кивнула, направилась к камину и взмахом палочки зажгла в нем огонь. Первым прошел Ремус, бросив в огонь горсть летучего пороха и четко произнеся адрес. Через минуту за ним последовала Минерва.

Оглядев комнату и заметив на стене герб, она перевела удивленный взгляд на Ремуса:

— Дом Блэков?

— Сириус принял на себя обязанности лорда Блэка, чтобы обеспечить свою свободу, — объяснил Ремус, — я все объясню, когда мы доберемся до места. — С этими словами он вручил ей второй кусок пергамента.

«Ремус Люпин приглашает Вас в Дом Грифона на Поттер-Лэйн».

Легкая улыбка смягчила строгие черты лица Минервы.

— Мы подумали, название будет к месту, так как дом принадлежит трем гриффиндорцам, а аллею назвали в честь Джеймса и Лили, — пояснил Ремус, — каминный адрес — «Сохатик». Допуск есть только из этого камина.

Минерва вновь молча кивнула. Они повторили свои манипуляции с камином, и как только Минерва прошла через камин, Ремус погасил его.

Он заметил, как Минерва окинула внимательный взглядом наполненную солнечный светом прихожую с большими деревянными дверями наружу и огромным окном, выходящим на отрытое пространство перед домом, где небольшая тропинка петляла в направлении леса неподалеку. Стены в прихожей были окрашены в теплый кремовый цвет, пол был из темного дерева. Рядом с дверью на стене было несколько крючков и стойка для зонтика, а также меленький столик для ключей и мелочи. Широкие деревянные лестницы вели на верхние этажи.

Послышался тихий хлопок, и перед ними появился домовик.

— Может Добби взять пальто и шляпу профессора МакГоггл Гарри Поттера? — С улыбкой до ушей спросил домовик.

Она удивленно изогнула бровь, но все же подала ему верхнюю мантию и шляпу.

— Благодарю.

— А Луни Гарри Поттера? — спросил неугомонный домовик, повернувшись к Ремусу.

Ремус вздохнул и также передал ему верхнюю мантию, которую Добби повесил на крючок.

— Подай чай в зимний сад, пожалуйста, Добби.

Взбудораженный эльф кивнул и исчез с легким хлопком.

— Весьма необычный эльф, — прокомментировала увиденное Минерва.

— Гарри освободил его от Малфоев. Добби неожиданно появился здесь, когда мы с Сириусом только приняли решение, что нам нужен будет домовик, который будет присматривать за этим домом. Он — свободный эльф, мы платим ему галеон в месяц. Сириус просто в восторге от него. Добби очень предан Гарри и, что самое главное, искренне заботится о нем. — После паузы, Ремус с улыбкой добавил, — добро пожаловать в новый дом Гарри. Хочешь, проведу экскурсию? Женский взгляд нам не помешает.

— С удовольствием, — улыбаясь, ответила Минерва.

Они начали осмотр комнат с верхнего этажа. Мансарда, с покатой крышей и встроенной ванной комнатой принадлежала Ремусу, на двери висела табличка «Лунатик». Большая комната с душевой, этажом ниже, принадлежала Сириусу, и также на двери имела табличку с его мародерским прозвищем.

Минерва обвела пальцем табличку на двери напротив комнаты Сириуса, на которой было написано «Сохатик», и вошла в комнату. Она одобрительно кивнула на теплый шоколадный цвет, который доминировал в мебели, постельном белье и занавесках, с кремовыми и золотыми контрастными нотами. Комната не была чересчур большой, но в ней спокойно поместились гардероб, комод, прикроватный столик, кресло и кровать. Книжный шкаф, наполненный школьными учебниками Гарри, письменный стол и стул разместились под большим окном, выходящим на задний двор, за которым была видна сельская местность. Довольная Хедвиг дремала на своем насесте, расположенном рядом с письменным столом. Слева находилась дверь в ванную комнату.

— Мы здесь все устроили очень похоже на его комнату в Блэк-Мэноре, но он сможет поменять цвета на те, которые ему больше нравятся, — пояснил Ремус. — Сириус хочет, чтобы Гарри участвовал в оформлении своей комнаты.

— Отличная идея, — согласилась Минерва. Взмахнув палочкой, она поменяла цвета на Гриффиндорские, — Мне кажется, знакомая обстановка в его первую ночь в новом доме успокоит его.

Ремус ухмыльнулся и проводил профессора из комнаты вниз по лестницам, по пути мельком показав ей две гостевые спальни, перед тем как они вернулись в холл. На первом этаже располагалась большая удобная гостиная, которая очень понравилась Минерве. С позволения Ремуса, она создала диванную накидку и подушечки для стульев из шотландки. По пути в кабинет она с грустной улыбкой заметила на каминной полке фотографии мародеров, Лили и Гарри. Кабинет был заставлен книжными шкафами и двумя столами. Из кабинета вели двери на территорию маленького заднего дворика.

Ремус взял с письменного стола небольшую папку и книгу, и они вернулись в холл через еще одну приемную комнату, где Минерва снова внесла финальные штрихи в обстановку комнаты, а затем зашли в столовую. Рядом с ней находилась кухня, откуда Ремус провел Минерву в подвальную часть здания — она была предусмотрена для практики в магии. Экскурсия завершилась в большом зимнем саду в задней части дома, где их уже дожидался стол, накрытый к чаю.

Ремус отодвинул стул для Минервы и дождался, когда она сядет на него, прежде чем самому устроится напротив.

— Ну, как тебе?

— Дом просто великолепен, — искренне сказала Минерва, — я уверена, Гарри будет очень счастлив здесь с вами обоими, Ремус, — сказала она, принимая предложенную чашку чая. Дождавшись, когда Ремус нальет чаю себе, она продолжила, — ты меня, конечно, извини, Ремус, но мне не верится, что весь этот объем работ было возможно проделать за те несколько дней, которые прошли с момента передачи Сириусу опеки.

— Ты права, — ответил Ремус и рассказал ей о том, как Сириус принял на себя обязанности главы рода Блэк, об их плане, направленном на оправдание Сириуса, о том, как в Министерстве стали известны подробности жизни Гарри у магглов, незамедлительной передаче опеки Сириусу, и о соглашении уведомить общественность о произошедшем без спешки.

— Откровенно говоря, мы думали, что еще несколько недель будем уламывать Фаджа согласиться на передачу опеки, — сказал Ремус, передавая ей тарелку с теплым хлебом, — но, судя по всему, Амелия Боунс была в ужасе от этих магглов и настояла на немедленном лишении их прав опеки в отношении Гарри.

Минерва в волнении раскрошила хлеб на своей тарелке:

— Мне следовало прислушаться к своим инстинктам насчет этих магглов. Не знаю, почему я позволила Альбусу уговорить меня оставить Гарри с ними. Конечно, тогда я только что узнала о Лили и Джеймсе, но это не оправдывает то, что я просто бросила его там.

— Мы все его бросили, Минерва, — вмешался Ремус. — Сириус бросил его, когда передал Хагриду. Я знаю, это до сих пор терзает его. Хагрид бросил его, поверив, как и ты, что Альбусу виднее. Я держался дольше, но я тоже бросил его, потому что у меня была своя жизнь и свои проблемы. Ты не одинока в своей ошибке. Мы все поверили, что Альбус позаботится о Гарри.

Минерва кивнула, принимая утешение.

Ремус намазал свой хлеб маслом и продолжил:

— Если бы завещание нашлось раньше, все было бы по-другому. Я в этом уверен.

— Возможно, — согласилась Минерва, вытирая руки о салфетку, — хотя, я иногда задумываюсь, а не позволила бы я Альбусу уговорить меня в том, что с магглами Гарри было бы безопаснее. — Покачав головой, она продолжила, — я же позволила себя убедить, что будет неуместно побеседовать с Гарри о его семье. Хотя, я очень стараюсь не выказывать фаворитизм в школе.

— Так-так! Никакого фаворитизма, за исключением Квиддича? — поддразнил ее Ремус. — Ты же допустила, чтобы Гарри стал самым молодым ловцом за последние сто лет.

— Это не было проявление фаворитизма, — сразу же поддержала его шутливый тон Минерва, — это был акт отчаяния — мы постоянно проигрывали Слизерину.

Ремус фыркнул, сдерживая смех.

— Я поняла, что допустила много ошибок в отношении Гарри, — серьезно призналась Минерва, — я могла устроить встречу с ним во время рождественских и пасхальных каникул и предложить ему рассказать о его родителях. Хагрид сказал, что магглы почти ничего не рассказывали ему о родителях, и, хотя я и отдала фотографии для альбома, который он составлял.... Я должна была сделать больше.

— Когда мы только встретились с Гарри, я не рассказал ему о том, что знал Джеймса, — признался Ремус. — Трудно, будучи профессором, разговаривать на такие личные темы со студентом. Я не понимал насколько, пока сам не стал профессором.

— Ну, я хотела попросить о встрече с Гарри, как только Сириус вернется и примет опеку над ним.

— Я уверен, он согласится. Кстати, Сириус уже принял опеку над Гарри, — с заговорщицкой улыбкой заявил Ремус.

— Но Альбус...

— ... думает, что Гарри уехал со своими родственниками, — коротко кивнул Ремус, — все — как и планировал Сириус. Он забрал Гарри с собой в клинику для лечения. Гарри подвергся сильному влиянию Дементоров в течение прошлого учебного года, а кроме того... Сириуса очень обеспокоило, что Гарри, ну, что он, скажем так, слишком невысокий и щуплый для своего возраста. Он хотел, чтобы Гарри прошел полную проверку.

— Очень мудрое и ответственное решение, — согласилась Минерва, скрывая свое изумление.

— Надеюсь, это даст им время наладить отношения, — сказал Ремус.

— Мне следовало понять это, как только я увидела сову Гарри в его комнате, — сказала Минерва, — Альбус не будет рад, когда узнает, что вы так много скрывали от него.

— Он будет еще больше недоволен, когда узнает, что Сириус не в Таиланде, — ухмыляясь, согласился Ремус.

— Ничего не хотите сообщить мне, мистер Люпин? — спросила Минерва с показной строгостью.

Под ее взглядом Ремус почувствовал себя нашкодившим учеником.

— Сириус предположил, что Альбус, наверняка, захочет поговорить с ним, как только узнает о передаче ему прав опеки и что он, наверняка, вынудит меня сообщить о его местопребывании.

Минерва сжала губы:

— Ты послал Альбуса в Таиланд?

— Сириус и Гарри завтра возвращаются. Думаю, вскоре после этого будет проведена церемония передачи опекунства, после которой исчезнут любые возможности вмешаться в этот процесс.

— Неужели вы настолько не доверяете Альбусу, что приняли такие меры... — грустно вздохнула Минерва.

«Она до сих пор разрывается между уважением и верностью к Альбусу и осознанием того, что его решения в отношении Гарри не всегда были к лучшему, — подумал Ремус, — и здесь есть немалая доля чувства вины за ту роль, которую она сыграла, приняв эти решения, не смотря на собственное суждение».

— Не стоит забывать, что Сириус считает Альбуса в некоторой степени ответственным за долгие годы, проведенные им в тюрьме, — мягко отметил Ремус. — Сириус особо не говорил со мной на эту тему, но мне кажется, его очень ранило, что он даже не удостоился посещения от лидера Ордена, хотя бы ради подтверждения его вины, не говоря уже о том, что Альбус пренебрег своими прямыми обязанностями Верховного чародея, который должен был обеспечить Сириусу надлежащий суд.

Минерва тяжело вздохнула.

— Не могу винить тебя или Сириуса за такое отношение, — тихо сказала она. — Так же как не могу отрицать тот факт, что Альбус, наверняка, вмешался бы, будь у него такая возможность. — Тяжело вздохнув, она продолжила, — я не расскажу Альбусу, что вы отправили его по ложному следу, Ремус, но только потому, что верю — Гарри здесь будет намного счастливее, чем с этими ужасными магглами.

— Спасибо, Минерва, — сказал Ремус. — Есть кое-что еще, что Сириус хотел, чтобы мы обсудили, если завещание будет прочитано до его возвращения. Тебе ведь уже известно, что ты была в списке потенциальных опекунов? Сириус надеялся, что ты согласишься стать опекуном Гарри, на случай, если с ним что-то произойдет.

— Но ты... — Минерва со стуком поставила чашку на тарелку.

— Не могу, в силу очевидных причин... если только в закон об оборотнях не будут внесены изменения, — прервал ее Ремус с плохо скрытой болью в голосе. — Я уверен, Сириус включил пункт, по которому ты должна будешь разрешить мне общение с Гарри и оставить меня в должности управляющего рода Поттер. — Сделав глоток чая и переведя дух, Ремус продолжил, — Сириус хотел поступить в соответствии с желаниями Джеймса и Лили, выполнив их условия об опеке в завещании, но если ты откажешься, у него есть на примете другие кандидаты.

Минерва покачала головой.

— Это большая честь для меня, — с улыбкой сказала она, — и у меня нет никаких возражений относительно условий о тебе, Ремус. На самом деле, в случае, если произойдет подобная трагедия, я буду очень благодарна тебе за помощь.

— Тогда я уточню детали с Брайаном, — с благодарной улыбкой ответил Ремус. — Кстати о Брайане, наверно, нам нужно также обговорить предложения относительно стипендии, о которых ты упоминала?

— Конечно! Это же ты — управляющий Поттеров! — Внезапно осознала она. Покачав головой, она тепло улыбнулась Ремусу, — Ты заслужил эту должность, Ремус, хотя, что скажет общество, когда станет известно, что Сириус стал главой рода Блэк и одновременно регентом рода Поттер...

— Определенно, это будет незабываемо, — с этими словами Ремус раскрыл папку и вытащил кусок пергамента. — Во-первых, назови, пожалуйста, человека, который будет помогать тебе в вопросе выбора кандидатов на стипендию и замещать в случае, если ты не сможешь по каким-либо причинам участвовать в этом.... У тебя есть кто-то на уме?

— Я думала о Филиусе. Он всегда был в восторге от Лили, еще, когда она была студенткой, и, вообще, очень хорошо относится к магглорожденным студентам, — ответила Минерва.

— Отличный выбор. Единственный, против кого я действительно был бы против — это Северус, — заметил Ремус. — Хотя он и был близким другом Лили... его отношение к Гарри...

— Я согласна с тобой, — прервала его Минерва, — Альбус поговорил с Северусом. Посмотрим, каков будет результат.

— Второе предложение — это либо предоставить стипендию достойным магглорожденным студентам за каждый год, начиная с восемьдесят второго, когда стипендия должна была вступить в силу, или двум студентам — в течение следующих двенадцати лет, — продолжил Ремус. — К сожалению, по словам Брайана, это невозможно осуществить в рамках данной стипендии. Единственное, как управляющий рода Поттер, я могу согласиться выделить соответствующую сумму денег в отдельный Фонд премирования магглорожденных имени Лили Поттер, из которого и будут выплачиваться дополнительные пособия в течение следующих двенадцати лет или за прошедшие двенадцать лет, начиная с восемьдесят второго года.

— Думаю, последний вариант более подходящий, во избежание возможных конфликтов, — сказала Минерва. — Предлагаю выплатить их магглорожденным, получившим наивысшие баллы по ЖАБА за каждый год, начиная с восемьдесят второго.

— Это будет справедливо, — согласился Ремус, — если предоставишь мне их список, Брайан составит официальные документы о премии и правилах предоставления. — При этом у Ремуса промелькнула мысль, что Пенелопа, наверняка, окажется в числе премированных. Молодая помощница деловито обосновалась в библиотеке Блэк-Мэнора и наслаждалась каждым мгновением, проведенным там.

— Благодарю. Я, также, хотела бы, чтобы Гарри был как-то включен в процесс предоставления стипендии. Хотелось бы узнать, какие критерии отбора кандидатов он мог бы предложить. Также можно поинтересоваться его мнением о кандидатах на стипендию.

— Отличная мысль, — поддержал ее Ремус. — Сириус хочет понемногу налагать на него обязанности, чтобы Гарри постепенно привыкал к ответственности главы рода. По-моему, это отлично сработает.

— Вынуждена признаться, Ремус, что Сириус проявляет неожиданную зрелость в вопросах опекунства, которая меня поражает, — сказала Минерва, опустив чашку в тарелку и окинув взглядом, светлую комнату. — Гарри будет очень хорошо в этом доме.

— Мы собираемся приложить все усилия к этому, — сказал Ремус. Он закрыл папку с материалами о стипендии и постучал по книге. — Минерва, есть кое-что еще, что я хотел бы обсудить с тобой. Эта книга содержит заклинание, которая Лили наложила на Гарри до своей смерти. На самом деле, ее жертва запустила механизм заклинания. Мы думаем, что отчасти оно помогло Гарри выжить после смертельного проклятия. Есть еще один ритуал... для сохранения защиты. Я отметил в книге. Мне нужно твое мнение о нем.

В теории, все было просто. В случае кровного усыновления, он предусматривал, что благословление женщин из принимающей семьи возобновит защиту с помощью простого ритуала. Слава Мерлину, для этого не требовалась их смерть. Но он хотел, чтобы кто-то еще со стороны изучил условия ритуала, на случай, если он что-то упустил.

— Буду, рада посмотреть, Ремус, — внимательно изучив своего бывшего студента, она спросила, — вы собираетесь провести его, если это будет возможно?

— Сириус сделает все, что возможно, для защиты Гарри, Минерва, — просто ответил Ремус. — Все, что угодно. — После небольшой паузы он добавил, — Я тоже. Я не брошу его, больше не брошу.

На его лице была написана решимость, и Минерва просто кивнула.

— Я тоже, Ремус. Я тоже.

o-O-o

Сфера времени: 31 августа 1994г.

Гарри завопил, когда почувствовал, как Гурит потащил его под воду, а Кими разрядила водный пистолет в своего кузена. Картина такого беззаботного времяпрепровождения крестника вызвала широкую улыбку на лице Сириуса.

— Отрадно видеть это, — сказал Ноши.

Они присматривали за играющими в бассейне детьми с веранды. Это была прощальная вечеринка для Гарри и Сириуса — конечно, в основном, для Гарри — так как на следующий день они возвращались домой.

— Да. Должен поблагодарить тебя за то, что ты познакомил их. У Гарри появилось два хороших друга.

— После того, что случилось в понедельник, я удивлен твоему энтузиазму, — ответил Ноши с хитрой улыбкой.

Да, понедельник.

В понедельник Гарри отправился к Гуриту в гости, на ужин и, каким-то образом, все трое подростков напились маггловским пивом. Пьяный Гарри не смог сдержать контроль над своей магией. Удивительно, что повреждения ограничились лишь территорией спальни Гурита. К счастью, Гурит и Кими также остались без царапин. Родителей Гурита предупредили о произошедшем охранные чары поместья, и они смогли привести Гарри в чувство и доставить обратно в лечебницу, где его изолировали, прежде чем произошло что-то более серьезное.

Сириус пережил той ночью целый коктейль эмоций: беспокойство, когда узнал о том, что Гарри изолировали, злость на его безответственность, неимоверное облегчение, что с ним все в порядке, легкое веселье от того, что Гарри оказался типичным подростком, и сильное беспокойство, когда осознал, что ему придется собраться с силами и, как мужчине, родителю, наказать его.

— Каким образом Гуриту вообще удалось дорваться до пива? — спросил Сириус. Спокойный, разумный Гурит был последним, кого можно было бы заподозрить в нарушении правил. Хотя, Ремус был таким же — в тихом омуте...

— Его старший брат дал ему, узнав, что Гурит расстался со своей девушкой, — со вздохом ответил Ноши. — Он посоветовал Гуриту утопить свое горе в бутылке. Их мать не в восторге от обоих. Мне пришлось вмешаться, чтобы Гуриту позволили придти на эту прощальную вечеринку.

— Благодарю, — пробормотал Сириус. — Я понимаю ее. У нас с Гарри была долгая беседа по поводу его наказания... но я не мог лишить его этого всего лишь за первое нарушение.

— Первое нарушение? — спросил Ноши со смешинками в глазах.

— Система наказаний Карлуса Поттера. Я подумал, что Джеймс использовал бы ее в отношении Гарри, а Гарри уважал бы ее, зная, что это система его деда, — объяснил Сириус. — За мелкие провинности были три стадии наказания. Первое нарушение — ты совершил что-то, зная или подозревая, что это неправильно, но, возможно, не осознавая всех последствий. Второе нарушение — ты повторно совершило что-то, заведомо зная, что это неправильно и сознавая последствия. Третье нарушение — ты злостный нарушитель и тебе наплевать на последствия. Еще были крупные провинности, которые считались серьезным нарушением, если ты совершил что-то, в любых обстоятельствах нарушал правила, которые не должны быть нарушены, например: причинил кому-то боль, за исключением случаев самообороны, намеренно сломал что-то в ярости... такого рода вещи.

— И наказание увеличивается по мере возрастания степени нарушения, — кивнул Ноши, — очень хорошая система.

— Я также последовал совету целительницы Фэй и спросил мнения Гарри о его наказании за каждое нарушение. — Сделав глоток сока, он продолжил, — она была права, он хорошо воспринял это. Теперь он точно знает, что с ним будет, и согласился с этим. За свое поведение в этот понедельник ему запрещено летать в течение недели, а также закрыт доступ к друзьям, потому что это произошло в их компании. Хотя эта часть наказания отложена на сегодня, из-за особых обстоятельств.

— Справедливое наказание, — прокомментировал Ноши. — Я рад, что целительница Фэй смогла помочь вам.

— Она также сказала мне, что это хороший знак. Гарри чувствует себя достаточно уверенным со мной, чтобы испытывать наши отношения своим плохим поведением, — сухо добавил Сириус. — Это не совсем тот способ, которым я хотел убедиться в налаживании наших отношений.

Ноши коротко рассмеялся.

— Но она права. То, что он чувствует себя достаточно уверенно, чтобы испытывать границы дозволенного с тобой, действительно вселяет надежду.

— Ненавижу наказывать его, — признал Сириус. — И я чувствую себя таким лицемером, после всего, что я совершил, когда сам был подростком. Не могу дождаться, когда он вырастет, и мне больше не придется этого делать.

— Я тоже был рад, когда мои дети стали взрослыми, но потом осознал, что одновременно потерял возможность наказывать их, когда они совершают глупости, — заметил Ноши, — родителем быть совсем непросто, вне зависимости от возраста твоего ребенка.

— Да, нелегко, — усмехнувшись, согласился Сириус. Он снова перевел взгляд на Гарри, который смог завладеть водным пистолетом и сейчас обстреливал визжащую Кими. — Я рад, что мы обнаружили эту его проблему с алкоголем здесь, до возвращения домой.

— Ты должен убедиться, что он осознает всю опасность, — подтвердил Ноши. — Пока он не повзрослеет, и контроль над магией не станет для него второй натурой... даже тогда я бы не рекомендовал ему злоупотреблять алкоголем, учитывая его силу.

— В целом, он послушный ребенок, и не думаю, что с этим будут проблемы, — сказал Сириус, — но я еще раз поговорю с ним об этом.

— Как насчет тебя, Сириус? — спросил Ноши, — Ты сам готов к возвращению домой?

— В некотором смысле, нет, — глубоко вздохнув, признал Сириус. — Здесь так безопасно и спокойно — здесь мы спрятаны от всего мира. Когда мы вернемся, столько всего нужно будет сделать, чтобы нормально защитить Гарри. Впереди меня ждет много политических игр. С этой стороны, я совсем не в восторге.

— А с другой стороны?

— Наш новый дом уже должен быть готов к этому времени, и я не могу дождаться, когда увижу его, — с улыбкой сказал Сириус, — и я хочу увидеть, как Гарри устроится там, хочу, чтобы мы успели пожить как одна семья, прежде чем ему придется вернуться в Хогвартс.

— Ты бы предпочел, чтобы он не возвращался туда, — предположил Ноши, увидев гримасу Сириуса.

— С момента, как он поступил туда, не было года, когда он не был в опасности. В прошлом году в этом была частично и моя вина, но... — Сириус вздохнул, — я бы предпочел, чтобы он обучался на дому, и я был уверен в его безопасности... но, по словам Луни, я бы предпочел завернуть его в вату и спрятать от всего мира на всю его жизнь, что нереально. Так что... у него друзья в Хогвартсе, он любит школу. Я не стану запрещать ему возвращаться туда.

Ноши потрепал его по плечу.

— Мудр тот, кто не пытается остановить мчащегося бизона.

Сириус улыбнулся пословице и кивнул.

— Ты полностью здоров, Сириус. Твой разум исцелен, физически — ты окреп, — твердо сказал Ноши. — Если вы с Гарри продолжите в том же духе, я уверен, вы найдете счастье и любовь в своей жизни.

— Я надеюсь на это, — ответил Сириус. Особенно, потому что, ему нужно было кое-что обсудить с Гарри...

После ужина Сириус с ностальгией наблюдал за тем, как Гарри прощается со своими друзьями, и с некоторым весельем заметил, как Кими поцеловала Гарри в щеку, и тот сразу покраснел.

— Вы же будете переписываться, — утешил он, после того как дверь закрылась, и Гарри рухнул в кресло перед камином.

— Я знаю, но это не одно и то же, — жалобно проныл Гарри.

«То, что это вызывает во мне сочувствие, а не раздражение, яснее всего показывает, насколько я люблю этого ребенка», — нежно подумал Сириус.

— Мы можем приехать сюда в следующем году, — сказал Сириус, вороша кочергой огонь в камине, — или они смогут приехать к нам.

— Да? — сразу же воодушевился Гарри, — это будет просто клево!

Сириус изогнул бровь. Гарри очень быстро перенял американский акцент и особенности речи, но, похоже, это быстро пройдет, когда они вернуться в Британию.

— Посмотрим, как пойдет ваша переписка. Если к Пасхе вы все еще будете общаться, я напишу Ноши, и мы посмотрим, что можно придумать.

Приезд Кими и Гурита в Британию был возможен, но Сириус хотел убедиться, что это будет безопасно для них, прежде чем высылать приглашение. Если Питеру удалось найти Волдеморта...

— Ну, — опустив кочергу, Сириус встал. Он нервно откашлялся и продолжил, — прежде чем мы уедем, я хотел бы обсудить с тобой кое-что.

Он встретился взглядом с Гарри и смог заметить в нем неуверенность и нервозность.

— Я люблю тебя, Гарри, и я очень хочу усыновить тебя, — быстро сказал Сириус, — если ты не возражаешь.

Гарри пристально смотрел на него целую долгую минуту. Затем стремительно подбежал и судорожно обнял Сириуса.

Сириус слегка покачнулся, но смог удержать равновесие и крепко обнял Гарри. Он чувствовал, как Гарри дрожит, и успокаивающе гладил его по спине.

— Это можно расценивать как «да»?

Гарри кивнул, но не произнес ни слова, и Сириус дал ему время взять себя в руки. Наконец, Гарри отстранился и слегка провел рукой под стеклами очков.

— Да, — сказал он прерывающимся голосом, и Сириус с трудом сдержался, чтобы не сжать его в костедробильном объятии, заметив, что Гарри еще не закончил, — я очень хочу, чтобы ты меня усыновил.

Сириус обнял его, просто не смог сдержаться, с трудом проглатывая огромный ком в горле и удерживая слезы. Наконец они оба отстранились и смущенно вытерли влажные глаза.

— Ну, мы и парочка, да? — сказал Сириус и заметил промелькнувшую в глазах Гарри радость от этих слов. Он подтолкнул его к дивану и присел рядом. — Так, думаю, тебе ничего неизвестно о ритуале усыновления?

Гарри засопел и помотал головой.

— Что это?

— Он попадает в подраздел семейной магии. На самом деле, все очень просто. Я уколю себе палец, соберу немного крови в ритуальную чашу и заявлю, что принимаю тебя в качестве моего сына. Затем, ты проделаешь то же самое, и заявишь, что принимаешь меня в качестве своего отца, — переведя дыхание, Сириус продолжил, — юридически — это ничего не изменит, нам все равно придется падать документы в Отдел по делам сирот-волшебников, чтобы узаконить все, но с магической точки зрения, ты станешь моим сыном.

— И я стану Блэком вместо Поттера? — неуверенно спросил Гарри, — Это значит, что я перестану быть наследником Поттеров или...

— Нет, нет, — твердо заявил Сириус, — ты всегда будешь наследником своего отца во всех отношениях, и своей матери тоже. Они — твои родители, навсегда. Просто, после этого ритуала у тебя будет на одного родителя больше. А что касается имени... ты можешь остаться Гарри Джеймсом Поттером, стать лордом Поттером-Блэком, или лордом Гарри Джеймсом Поттером-Блэком, или лордом Поттером-Блэком. На твое усмотрение. Поттер... ну, это фамилия твоего отца... я уважаю это. Мне необязательно, чтобы ты носил мое имя. Откровенно говоря, тебя всё равно все будут знать, как Гарри Поттера, независимо от того, изменишь ты свое имя или нет.

— Не знаю, — сказал Гарри, — наверное, ты прав. Даже если я поменяю свое имя, люди все равно будут звать меня Гарри Поттером. Хотя, мне бы понравилось не быть тем самым Гарри Поттером.

— У тебя будет много времени обдумать это, — заверил его Сириус. — Что-нибудь хочешь уточнить?

Гарри потер лоб вокруг побледневшего шрама и прикусил губу.

— Что будет, если у тебя появятся другие дети?

Сириус подумал, что это маловероятно, хотя над тем же вопросом пытался заставить подумать его целитель. Его воспитание не позволяло ему считать отношения и женитьбу чем-то иным, кроме политического соглашения, но затем, видя перед глазами пример Джеймса и Лили, он захотел того же — настоящей любви и партнерских отношений в семье. Но он знал, что ему трудно раскрываться перед другими людьми, а это никак не вязалось с близкими отношениями. А с политической точки зрения, он не видел необходимости в этом.

— Если я когда-нибудь женюсь, и у меня будут дети, я все равно буду считать тебя своим первенцем, — ответил Сириус. — Я и сейчас считаю тебя моим первенцем.

— Но... если я унаследую твое имущество, не будет ли это несправедливо по отношению к другим твоим детям. Они ничего не получат? — продолжил гнуть свое Гарри.

Сириус улыбнулся.

— Это не несправедливо, потому что ты — один из моих детей. Если у меня будут другие дети, они получат свою долю наследства в имуществе и деньгах, но я все равно хочу, чтобы ты стал наследником титула, — махнув рукой, он продолжил, — пойми, после моей смерти, если захочешь, ты сможешь назвать одного из других моих детей наследником рода Блэк, чтобы он унаследовал титул после твоей смерти. Или же можешь назвать своего старшего сына наследником обоих титулов, можешь назвать одного сына наследником рода Поттер, другого — рода Блэк. На самом деле, все это чисто гипотетические мысли, учитывая, что эти дети — твои и мои — на данный момент существуют лишь у нас в воображении.

— Наверное, — неуверенно ответил Гарри.

— Другой причиной, по которой я хотел бы, чтобы ты унаследовал титул лорда Блэка, является политическая, — признал Блэк. — Если я хочу создать роду новую репутацию, то ее должен возглавить светлый волшебник. Так что, если род возглавит Поттер — ты — это поможет изменить нашу репутацию. И сомневаюсь, что у тебя будут какие-то проблемы с ритуалом. Ты — могущественный волшебник, а семейная магия обожает могущество.

Гарри кивнул.

— Ты еще хотел провести ритуал наследования магии Поттеров, когда мы вернемся? — Они обсуждали это во время своих политических занятий.

Сириус ухмыльнулся.

— Да, и мы, конечно же, вначале проведем ритуал наследования магии Поттеров. Магия Блэков — темная по своей сути, и я хочу, чтобы тебя защищала светлая магия Поттеров. Нам нужно организовать свидетелей для ритуала усыновления, это займет несколько дней.

Кивок Гарри был прерван широким зевком.

— В постель, — заявил Сириус. — Завтра нам рано вставать. — Он радостно улыбнулся, когда Гарри, по дороге в спальню обнял его, и счастливо засмеялся, когда остался один — Гарри согласился на усыновление. Погасив огонь в камине, он последовал примеру Гарри — отправился в постель.

Утро наступило очень рано, и Гарри благодушно ворчал на то, что ему снова придется пить зелье омолаживания. Когда миру вновь явился пятилетний Гарри, то сразу же потребовал своего плюшевого мишку.

Сириуса позабавило, какое впечатление оказал пятилетний Гарри на целительницу Фэй и доктора Джордан, как он крепко обнял и поцеловал на прощание Ноши, все это время крепко прижимая к себе своего плюшевого мишку.

Гарри забрался в поджидавшую их машину, где уже сидел улыбчивый Мик, который должен был отвезти их аэропорт. Сириус повернулся к целителям, чтобы попрощаться.

— Не забрасывай свои упражнения, — сказала доктор Джордан, когда обняла его на прощание.

Целитель Фэй, молодая брюнетка, пыталась незаметно вытереть повлажневшие глаза.

— Я буду скучать по Гарри. Убедись, что он выполняет упражнения по Окклюменции, и если тебе понадобится совет...

— Спасибо, — искренне поблагодарил ее Сириус.

— Похоже, мои коллеги дали уже все наставления, — Ноши подал руку, и Сириус сердечно пожал ее.

Ноши замер, его глаза затуманились, прежде чем снова пересечься взглядом с Сириусом, но теперь в них была такая скорбь, что у Сириуса все похолодело внутри.

— Что? — Требовательно спросил он, когда старый волшебник отпустил его руку.

— Ты снова привезешь Гарри ко мне, — ответил Ноши с глубоким вздохом. — Он столкнется с большим злом, и ты привезешь его сюда для исцеления.

Сириус задрожал, его пронзило чувство холодного ужаса.

— Когда?

Ноши, извиняясь, пожал плечами.

— Может, через год, может — больше, — скривившись, он продолжил. — Я не уверен.

Сириус коротко кивнул, когда вспомнил, что ему рассказывал Ноши о своих видениях и предсказаниях. — Спасибо за все.

— До свидания, мой друг, — ответил Ноши.

Он подошел к машине и пристегнул ремень Гарри. Когда машина выехала из клиники и направилась к воротам, Сириус едва сдержал порыв развернуться и остаться в безопасности этого места.

Он посмотрел на Гарри, который радостно улыбался ему.

«К черту видение Ноши».

Сириус вернул улыбку своему крестнику и провел рукой по его волосам.

Он позаботится о безопасности Гарри, несмотря ни на что.

Глава опубликована: 29.09.2013


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 900 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх