↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

План Мародера (джен)



Переводчики:
kroki с I части по IV/7, Alter ago с IV/8, little_marauder с V, Ленивая макака c VIII/8
Оригинал:
Показать
Беты:
Nata6ka книга I, Теmр с IV/8, lissa_i с VI части
Фандом:
Рейтинг:
PG-13
Жанр:
не указано
Размер:
Макси | 3301 Кб
Статус:
В процессе | Оригинал: Закончен | Переведено: ~58%
Предупреждения:
AU
После побега из Хогвартса Сириус решил остаться в Англии. Теперь у него на первом месте – защита Гарри.
Независимый Сириус, Дамблдор – манипулятор, не Дамбигад
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Часть III. Операция «Исцеление Бродяги и Сохатика» (Прятки в сфере времени)

Часть III. Глава 1

Глава 1

24 июня 1994г.

Сириус когда-то тоже был тринадцатилетним подростком и знал, что когда Гарри, который в настоящий момент рыдал, уткнувшись в его плечо, немного успокоится, он придет в ужас. Сириус также знал, что Гарри было просто необходимо по-настоящему выплакаться. Ему слишком хорошо было известно, каково это, после долгих лет безразличия, наконец-то получить кого-то, кто действительно заботиться о тебе. Он никогда не представлял, что детство его крестника будет настолько похоже на его собственное. Осознание этого вызвало острую боль в сердце и слезы на глаза.

«Больше никаких Дурслей», — напомнил себе Сириус, одной рукой успокаивающе проводя по спине крестника, другой — приглаживая непокорную копну черных волос. Теперь Гарри был под его защитой, и Сириус позаботится, чтобы остаток его детства был таким, как надо — был наполнен любовью, счастьем, весельем и безопасностью...

Он перевел взгляд на Ремуса, который опустошенно смотрел на всхлипывающего мальчика. Поймав его взгляд, он беззвучно, одними губами сказал Ремусу, что все будет в порядке. Это слегка успокоило его друга, который смог немного расслабиться и откинуться назад на спинку кресла.

Гарри последний раз громко всхлипнул, и Сириус понял, что он постепенно успокаивается.

Ремус дал ему платок. Сириус, откинувшись немного назад, передал его Гарри и с серьезным выражением лица велел высморкаться. Гарри послушно вытер нос, влажные щеки и рассеянно вернул платок Сириусу, который тут же избавился от него. К тому времени Гарри сидел уже весь пунцовый, избегая встречаться взглядом с кем-то из них.

— Летом перед моим шестым курсом я сбежал из дома и оказался в доме твоего отца, — спокойно сказал Сириус.

Гарри оглянулся на него. Любопытство пересилило в нем смущение.

— Твой дедушка Поттер сказал мне, что все будет хорошо, что они любят меня и я уже часть их семьи. Мне было шестнадцать, и я больше часа проплакал на его плече, — закончил Сириус. — В общем, я хотел сказать, что у тебя неплохая компания в этом.

Гарри вспыхнул при этих словах, но потом медленно кивнул, признавая, что Сириус действительно может понять его.

— Он также сказал мне, как теперь я говорю тебе, что нам нужно многое наверстать и по-настоящему узнать друг друга. Иногда мы, может быть, даже наверняка, будем спорить и не соглашаться по каким-то вопросам, говорить неприятные друг для друга вещи, — продолжил Сириус, удерживая взгляд Гарри, — потому что родители и дети часто так поступают, и, хотя для меня все это ново, я определенно считаю себя твоим родителем, малыш.

Он мягко потрепал Гарри по плечу.

Гарри снова кивнул.

— И, несмотря на эти споры и разногласия, которые могут быть между нами в будущем, запомни одно — я всегда буду любить тебя, — подчеркивая каждое слово, сказал Сириус. — Я полюбил тебя с того момента, как ты только родился, я любил тебя, когда ты мне помог сбежать из Хогвартса, я люблю тебя сейчас, и я всегда буду любить тебя. Ты всегда будешь необходим мне в моей жизни, несмотря ни на что. Это понятно?

— Все сказанное верно и в отношении меня, Гарри, — мягко добавил Ремус.

Сириус увидел, как в глазах Гарри вспыхнула, погасшая было, надежда, но в, то, же время там затаился страх, что все это неправда. «На это потребуется время», — напомнил себе Сириус и слегка сжал плечо Гарри.

— Нам многое нужно рассказать тебе, — сказал Сириус, меняя тему разговора, — но Ремус утверждает, что ты еще не ужинал, так что, почему бы нам немного не покушать?

В желудке у Гарри громко заурчало.

— Значит, решено, — жизнерадостно заявил Ремус. Они вместе вышли из комнаты и прошли дальше по коридору.

Сириус не мог удержаться от улыбки, наблюдая, как Гарри осматривается с широко открытыми глазами.

— Дом принадлежал моей семье на протяжении многих поколений. Мой дед предпочитал загородное поместье, потому что ненавидел Лондон. Поэтому, когда мой отец женился на моей матери, он отдал его им. Моя мать была чокнутой, поэтому дед ограничил ее передвижения этим домом.

На самом деле это произошло после того, как она подвергла пыткам своего собственного сына Сириуса, признанного наследника рода, за то, что он отказался стать последователем Волдеморта, и этим вынудила его сбежать к Поттерам. Но Гарри не стоило знать эту часть истории.

— Мы будем жить здесь? — спросил Гарри, когда Ремус провел их в столовую.

— Нет, — Сириус подвел его к стулу справа от своего места во главе стола. Ремус занял стул слева от него, напротив Гарри. — Я собираюсь использовать этот дом для ведения своих дел — у меня есть место в Визенгамоте — из-за этого имеется риск, что дом станет слишком открытым, несмотря на чары Фиделиус. Мы будем жить в другом месте, — с этими словами он прикоснулся к столу, и на нем появилась еда — тарелки с пастушьей запеканкой, горошком и морковью. — Ну что, давай, налетай!

Гарри немедленно начал есть, и Сириус почувствовал, что при виде того, как его крестник кушает за его столом в его доме, у него внутри расслабился какой-то узел. Он взял свои приборы и тоже принялся за еду, а Ремус передал Гарри кусок хлеба.

— Спасибо, профессор, — машинально сказал Гарри.

— Профессор, — фыркнул Сириус.

Ремус предостерегающе взглянул на него.

— Зови меня Ремус, Гарри, или Лунатик. Я уже не профессор.

— Раньше ты звал его Луни, — поддразнил Сириус.

По губам Гарри скользнула улыбка.

— Правда?

— Ага, точнее дядь Луни, — довольно уточнил Ремус. — Так как ты был еще очень маленьким, мы прощали тебе недостатки в произношении, — с юмором продолжил он.

— Сохатый находил это ужасно смешным, — сказал Сириус, вспоминая сцену на кухне Поттеров и то, как задыхался от смеха Джеймс, — но его лицо, когда ты в первый раз сказал «папа»... — он улыбнулся, заметив, насколько Гарри поглощен их рассказом, — в тот день, он был самым гордым папашей в мире.

— Сразу вызвал меня через камин, — поддержал его Ремус, — но ты уже месяц, как звал свою маму «мама», и я думаю, твой отец был просто вне себя от радости, когда ты, наконец, признал и его.

— Жаль, что я не помню всего этого.

Сириус обменялся с Ремусом грустным взглядом.

— Ну, мы можем поделиться с тобой нашими воспоминаниями, чтобы ты сам их увидел.

— И мы можем рассказать тебе массу историй, — добавил Ремус, — я хранил их много лет, и теперь у меня, наконец, появился шанс рассказать их тебе, потому что мне больше не нужно разрешение твоей тети или Директора, чтобы встретиться или поговорить с тобой.

Что-то незначительно, почти незаметно, изменилось в выражении глаз Гарри. Он как будто еще немного расслабился, и Сириус мысленно поаплодировал старому другу, который всего парой слов смог довести до Гарри, почему его не было в жизни мальчика до недавнего времени.

— Нам действительно нужно многое рассказать тебе, Гарри, — сказал Сириус, — все о твоих родителях, о наследии Поттеров и о том, что произошло, после того, как ты спас меня в Хогвартсе, что произойдет дальше,... но мы не хотим перегружать тебя информацией. Мне нужно твое согласие относительно некоторых вещей, которые уже в процессе, поэтому, нам придется выбрать, что из всего этого мы обсудим сегодня, хорошо?

Гарри кивнул и быстро проглотил все, что было у него во рту.

— Хорошо.

— У нас еще будет время, чтобы рассказать тебе обо всей твоей семье, поэтому, давай, сейчас сконцентрируемся на более срочных вещах, — предложил Ремус, накладывая в тарелку Гарри еще запеканки.

— Например, на том, что произошло после Хогвартса и что нас ждет в ближайшем будущем? — спросил Гарри, улыбнувшись и кивком поблагодарив Ремуса.

— Точно, — сказал Сириус, глотнув из своего бокала воды.

— Давайте пойдем логическим путем и начнем с того, что произошло, после того, как ты, Сириус, сбежал из Хогвартса, — немного педантично сказал Ремус.

Сириус закатил глаза, но подчинился.

— Как я уже говорил, я понял, что мне нужно мое наследство, чтобы добиться чего-то, поэтому пришел сюда и взял под свой контроль семейную магию, в результате чего стал лордом Блэком, — он удержал порыв сказать Гарри, что ему тоже придется сделать нечто подобное и стать лордом Поттером. — Кричер, старый домовой эльф, просто в эйфории при мысли о восстановлении репутации семьи, поэтому он помог снять деньги со счета в Гринготтсе. Сейчас на нем покупки и поддержание дома в чистоте, — что было большим облегчением и шоком для самого Сириуса, потому что Кричер никогда не относился к нему хорошо в бытность Сириуса ребенком. — Потом Ремус прислал мне письмо, и мы встретились. Он согласился помочь мне вызволить тебя от Дурслей. А потом я убедил его переехать жить к нам и удерживать нас от неприятностей.

Гарри бросил на Ремуса довольный взгляд.

— Так, дальше что? — спросил у себя Сириус, — А, верно, мы наняли адвоката, Брайана Каттера, который очень хорош в своем деле. Он расследовал обстоятельства моего ареста, выяснил, что не было никакого суда, и от имени лорда Блэка обратился к Фаджу с просьбой провести расследование и выяснить виновность или невиновность Сириуса Блэка.

— Министру известно, что лорд Блэк будет очень сильной политической фигурой, когда займет свое место в Визенгамоте и будет более могущественным и богатым, чем нынешние советники Министра, — вмешался Ремус. — Поэтому он согласился на проведение расследования, и, впоследствии на твое опекунство. Естественно, ему не хотелось вызвать недовольство нового потенциального союзника.

Гарри посмотрел на них с широкой ухмылкой.

— Фактически, вы разыграли Министра и заставили его сделать свою работу?

— Да, — хором ответили Ремус и Сириус, без капли раскаяния в голосе.

— Конечно, когда выясниться, что лордом Блэком является Сириус, — признал Ремус, — придется немного пригладить ему перышки.

— Хотя, Фадж не сможет себе позволить слишком уж сильно сердиться на меня, — заверил крестника Сириус, почувствовав его обеспокоенность при мысли, что Министр будет иметь зуб на его крестного. — Я лорд Блэк. Расследование Амелии Боунс на самом деле очистило мое имя, и мои права на опеку основаны на законно признанной воле твоих родителей, — он бросил взгляд на Ремуса. Это был призыв о помощи — он не представлял, каким образом объяснить Гарри, что открылось при рассмотрении вопроса опекунства.

Ремус мягким голосом вступил в разговор:

— Не только это. Когда Амелия Боунс навестила тебя на Тисовой улице, на нее произвело не очень хорошее впечатление то, как о тебе заботились твои тетя и дядя.

У Гарри на лбу появилась морщинка. Он опустил глаза и смущенно уставился на свою тарелку.

— Она поддержала смену опекунства, особенно, после того, как копнула глубже и выяснила, что не было никаких официальных визитов для проверки условий твоей жизни, — продолжил Ремус. — Если бы это стало известно, у людей могли бы возникнуть много неудобных вопросов к Министерству.

Голова Гарри осталась опущенной.

— Гарри, — мягко сказал Сириус, — мы не знаем точно, что твои тетя с дядей сделали или не сделали, когда присматривали за тобой. Мы можем только догадываться, и еще нам известно, что мадам Боунс уверенна — у тебя есть достаточно оснований для предъявления иска против них.

— Он пройдет через маггловскую систему правосудия, — объяснил Ремус, — однако Брайан сказал, что, скорее всего, это будет твое слово против их слова.

Гарри на мгновение задумался, и на его лице появилось выражение, которое сразу напомнило мародерам Лили, когда она что-то сосредоточенно обдумывала.

— Я... я просто не хочу их больше видеть. Никогда.

— Тебе и не придется, — уверенно заявил Сириус. Если что-то нужно будет сделать по поводу Дурслей, они с Ремусом сами смогут позаботиться об этом. Наверняка Ремус, так же как и Сириус, просто основательно их проклянет.

— Твоя тетя отказалась от всех прав на тебя, — осторожно продолжил Ремус, — в обмен на сохранение втайне от волшебников их нового адреса.

— Ты хочешь сказать, она с радостью отказалась от меня за новый дом? — осенило Гарри, и он покраснел. — Этот дом, из которого мы прибыли сюда, это их новый дом?

— Гм, да, — теперь была очередь Ремуса смотреть на Сириуса с мольбой о помощи.

— Отлично, просто отлично, — пробормотал Гарри, отталкивая тарелку. Он сделал глубокий вдох и встретился взглядом с Сириусом, — я верну тебе деньги, обещаю.

У Сириуса от удивления вытянулось лицо.

— Тебе не нужно, Гарри. У меня полно денег и, откровенно говора, я бы отдал этой женщине свой последний кнат, если это означало бы, что я смогу забрать тебя.

Гарри был просто ошарашен этим заявлением. Сириус протянул руку и положил на сжатые в кулак руки Гарри.

— Гарри, мы поймем, если ты не захочешь обсуждать то, что произошло, пока ты жил у своих родственников. Но я хочу, что бы ты запомнил две вещи: первое — когда ты будешь готов обсудить это, мы будем рядом, и второе — как бы они не обращались с тобой, в этом нет твоей вины, и все, что они тебе наговорили — это ложь.

Гарри медленно кивнул.

— Прости, просто я...

— Поверь мне, Гарри, я знаю, — искренне сказал Сириус, неохотно выпустив его руки.

— Тебе также нужно иметь в виду, что, хотя новый дом и был отчасти взяткой, но имелась и другая важная причина дать твоей тете новый адрес, помимо вызволения тебя из их когтей, — сказал Ремус, переводя тему с настолько болезненной темы разговора на более безопасную. — Твоя мама наложила очень впечатляющие охранные чары на крови вокруг дома на Тисовой улице. Пока ты там жил, они хранили тебя и твою тетю в безопасности, а твоя магия поддерживала их в силе. Однако теперь, когда ты уже не будешь там жить...

— Со временем чары спадут, — объяснил Сириус. — После предварительных переговоров Брайана с твоей тетей, с ее разрешения, для их проверки был приглашен эксперт из Гринготтса. По его словам, если мы тебя сразу заберем оттуда, учитывая, что большую часть года ты уже провел в Хогвартсе, есть всего месяц до того, как чары спадут.

— У нового дома нет охранных чар на крови, но вместо этого там целый набор внушающих уважение охранных чар, которые не будут пропускать волшебников, — добавил Ремус.

Сириус посмотрел, закончили ли Ремус и Гарри с основным блюдом, и постучал по столу. Блюда исчезли, вместо них на столе появились тарелки с десертом.

Гарри с энтузиазмом потянулся за ложкой, чтобы приняться за мороженое.

— Если так, я не против того, чтобы у них был новый дом, — сказал он после первой ложечки мороженого. — Я не в восторге оттого, что они получили его, но... я не хочу, чтобы они умерли, и Волдеморт... — он вдруг резко поднял голову и пристально посмотрел на них, — вы знаете, что он жив?

— Да, я многое узнал о твоих первых двух годах в школе, пока преподавал там, — подтвердил Ремус. — Ты столкнулся с его духом на первом курсе? А во время второго — с предметом, который мог вернуть его в телесную форму?

— Ага, дневником, — ответил Гарри, — Люциус Малфой подкинул его Джинни.

Сириус зарычал:

— Думаю, семейная встреча будет очень «теплой», — потом встряхнулся и поймал заинтересованный взгляд Гарри, — Малфой женат на моей кузине, Нарциссе. Так как Малфой обратился с просьбой вступить в брак с женщиной из нашего рода, Блэки обладают главенством в его отношении. Люциус обязан подчиняться воле лорда Блэка.

По лицу Гарри прошлась озорная усмешка, и в этот момент он был так похож на Джеймса, что Сириус чуть не задохнулся от охвативших его эмоций.

— Я собираюсь скоро созвать семейную встречу для решения некоторых вопросов. Так как ты мой наследник, я хочу, чтобы ты внес свой вклад в то, как мы решим эти семейные вопросы, — заставил себя продолжить Сириус, — но это не срочно, об этом мы позаботимся попозже.

— Хорошо, — легко согласился Гарри, — хотя я точно знаю, что хочу сделать с Малфоем.

Услышав тон, каким это было сказано, Сириус и Ремус обменялись понимающими взглядами. Джеймс всегда использовал этот особый тон в отношении Сопливиуса.

— Возвращаясь к теме Волдеморта, — быстро сказал Сириус, — действительно, Ремусу и мне известно, что он где-то там. Благодаря письму, написанному моим братом Регулусом и переданным мне Кричером, когда я добрался сюда. Нам также стало известно, где находятся другие, похожие на этот дневник предметы. Нам кажется, что это из-за них он не умер и остался в виде духа.

— Так, что мы собираемся сделать? — спросил Гарри, с чересчур большим энтузиазмом, по мнению Сириуса.

— Мы не собираемся ничего делать. Ремус и я предоставим Министерству, ДМП и Отделу тайн разбираться с этой проблемой. Мы будем работать с ними, для того чтобы отследить эти предметы и вышвырнуть Волдеморта в великое ничто, — твердо заявил Сириус. — А ты будешь ходить в школу, развлекаться и наслаждаться жизнью.

— Но... — начал Гарри.

— Дело не в том, что я не верю в твои исключительные способности как волшебника, Гарри, — быстро прервал его Сириус, — после того, как ты спас меня, как я могу думать так? И мне известно из рассказов о твоих подвигах, что ты сталкивался лицом к лицу с Волдемортом больше кого бы то ни было из ныне живущих и выжил, чтобы рассказать об этом. Но, и это большое «но», Гарри, это неправильно, что ты вынужден был сталкиваться с ним. Тебе было одиннадцать и двенадцать лет, и ты должен был думать в это время о шалостях и развлечениях, а не о том, как выжить в столкновении с Василиском или одержимым профессором. Взрослые вокруг тебя должны были сделать намного больше для твоей защиты, и я обязательно выскажу Дамблдору пару слов по этому поводу. Но теперь ты под моей защитой, и я сделаю все, что в моих силах, чтобы ты был в безопасности, а это значит, не допущу, чтобы Волдеморт или что-то связанное с ним оказалось на расстоянии ста миль от тебя!

Когда он закончил свою речь, его сердце билось с сумасшедшей скоростью.

Гарри смотрел на него с широко открытыми глазами.

— Как видишь, твой крестный очень близко к сердцу воспринимает этот вопрос, — мягко сказал Ремус.

— Я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось, — выпалил Гарри, — с кем-нибудь из вас.

— Мы тоже этого не хотим. Мы также не хотим, чтобы что-то произошло с тобой, — ответил Ремус, пока Сириус пытался избавиться от кома в горле. — Вот поэтому мы с Сириусом привлечем людей, в чьи обязанности входит отслеживать подобные вещи и бороться с Волдемортом, а это не мы. Мне кажется, мы будем скорее как...

— Хозяевами манежа, — предложил Сириус.

— Я собирался сказать «Генералами», — поправил его Ремус, — Хозяин манежа руководит цирком.

— Ну, это же Министерство, ДМП и Отдел тайн, — сухо заметил Сириус, — чем тебе не цирк?

Искренний смех Гарри в ответ на это заявление вызвал улыбку на лице Сириуса, которая немедленно исчезла после следующего его вопроса.

— Как насчет Директора? — спросил Гарри, размахивая ложкой, — он мог бы помочь нам.

Сириус зарычал, до того как смог остановить себя.

— Сириус пытается сказать, что, несмотря на то, что мы оба считаем Директора великим волшебником, которому многим обязаны, — дипломатично вмешался Ремус, — у нас вызывают беспокойство несколько принятых им решений.

Гарри нахмурился:

— Какие решения?

Ремус и Сириус обменялись обеспокоенными взглядами — ни один из них не хотел лишать Гарри иллюзий по поводу человека, которого мальчик уважал, но они также знали, что Гарри пора начинать осмысливать мотивы и поступки Директора.

— Гарри, ты же играешь в шахматы, правильно? — спросил Ремус, отложив свою ложку.

— Ну, да.

Судя по неуверенному тону ответа, он был не уверен, к чему ведет Ремус. Сириус и сам задавался этим вопросом.

— Представь, что шахматная доска — это волшебный мир. На одной стороне доски — Волдеморт, — с этими словами Ремус взмахнул палочкой, и на столе появилась фигура черного короля. — На другой стороне — лидер Света, Альбус Дамблдор, — тут же появилась фигура белого короля.

В этот момент для Сириуса стало очевидным, насколько хорошим учителем был Ремус — он полностью завладел вниманием Гарри, который весь сосредоточился на его объяснениях.

— Но на шахматной доске есть множество других фигур, — с третьим взмахом палочки появилась доска. — Некоторые люди в волшебном мире могут играть важные роли, такие как кони, ладьи, слоны и королевы, — по мере перечисления фигуры начали занимать свои места на доске, — например, Министр Магии может быть одной из таких фигур. А ты, Гарри, наверняка был бы одной из самых важных фигур. Хотя некоторые из нас могут быть всего лишь... пешками.

Сказанное слово ударило с силой Бладжера, когда на доске появились маленькие фигурки. Сириус отчетливо увидел, как вздрогнул при этом Гарри, как если бы он подскочил на месте.

— Теперь, каким был первый урок, который ты вынес из игры? — мягко спросил Ремус.

Эмоции сменяли на лице Гарри одна другую, но он храбро встретился взглядом с Ремусом:

— Что мне, может быть, нужно будет пожертвовать фигурой.

— И рискнуть другими, — новый взмах палочкой, и фигуры на доске распределились как при неоконченной игре. — Видишь, твоя ладья под угрозой, потому что ты решил защитить коня. Теперь, если продолжим аналогию с волшебным миром, вот здесь Альбус рискнул ладьей, скажем — Сириусом, потому что решил защитить коня — представим на мгновение, что это ты. Как думаешь, Сириус будет возражать против такого решения?

Гарри бросил взгляд на Сириуса.

— Нет?

— Нет, — немедленно вмешался Сириус. — Чисто теоретически, я не против рискнуть, если это будет значить, что ты будешь в безопасности.

Казалось, Гарри хочет начать спорить по этому поводу, но вмешался Ремус, повернув к теме разговора.

— Вот только, Альбус не спрашивает Сириуса, потому что Сириус — всего лишь фигура на шахматной доске, а Альбус — игрок на своей стороне доски. Однако его решение — не предоставлять Сириусу личной защиты, чтобы тот смог добиться суда и очистить свое имя, просто позволив ему сбежать — означало, что Сириус не сможет очистить свое имя, останется беглецом, а ты застрянешь у Дурслей.

Гарри сильно нахмурился, обдумывая слова Ремуса.

— Здесь можно было сделать совершенно другой ход, не рискуя обеими фигурами, — Ремус снова взмахнул палочкой, и фигуры поменяли свои места. — Этим ходом, предоставив Сириусу личную защиту Верховного Чародея, пока его не допросят под веритасерумом, он дал бы Сириусу возможность стать свободным человеком, который смог бы принять опекунство над тобой, а ты смог бы избавиться от Дурслей. Однако этот ход означает, что вся игра немного усложнится.

Гарри бросил на Сириуса осторожный взгляд.

— Он на самом деле мог дать тебе личную защиту?

— Мог, — спокойно ответил Сириус, — но, несомненно, политически это осложнило бы его отношения с Фаджем, а потенциально могло создать трудности в проведении нужных ему законопроектов в Визенгамоте и лишило бы его возможности заставлять Фаджа плясать под свою дудку. Продолжая тему шахмат, возможно, решая не предоставлять мне защиту, он думал на несколько ходов вперед, уже планируя вероятный конец игры.

— Рон говорит, мне нужно думать вперед, когда играю, — заметил Гарри, рассеянно помешивая жидкую кашу, в которую превратилось его мороженное. — Он говорит, что когда я вижу, что одна из моих фигур в опасности, я автоматически делаю ход, чтобы спасти ее, не думая об остальных.

— Полагаю, мы знаем, какой ход ты бы выбрал, если бы был игроком, — продолжил Ремус.

— Этот, — признал Гарри.

— Конечно этот, также как поступили бы Сириус и я, — с улыбкой согласился Ремус, — но, ни один из нас не является игроком данной партии, мы все...

— Всего лишь, шахматные фигуры, — с отвращением продолжил за него Гарри.

Ремус немного смущенно кашлянул.

— Гм, ну, да. Но я не хочу этим сказать, что в реальной жизни Альбус принимает решения о тебе или о любом из нас с такой, же холодной объективностью, как при настоящей игре в шахматы. Он действительно заботиться о тебе, Гарри. Не забывай, что в обоих случаях мы говорим о твоей защите. Я уверен, что в реальной жизни тяжесть принятых решений давит на него.

Сириус не был уверен в последнем, но оценил попытку Ремуса убедить Гарри, что Дамблдор заботиться о нем. Особенно, учитывая то, что, по мнению Гарри, в этой жизни немногие действительно заботились о нем.

— Тем не менее, когда мы с Сириусом встретились и поговорили, то поняли, что Дамблдор принял не одно, а несколько таких решений, — Ремус махнул в сторону доски, которая вернулась в прежнее положение. — Решения, которые, на первый взгляд, были приняты с добрыми намерениями, но в действительности, имели удручающие последствия для самих фигур, гм, людей, которых они касались.

— Это несправедливо, если он принимает такие решения, не спрашивая их мнения, — сердито прервал его Гарри.

— Точно. Поэтому Сириус, будучи Сириусом, или скорее — Бродягой, решил поднять мятеж и завладеть игрой, — Ремус взмахом палочки превратил ладью в маленькую собаку, которая принялась бегать по шахматной доске, облаивая остальные фигуры и заставляя их двигаться в нужном ей направлении.

Гарри невольно рассмеялся над этой выходкой. Сириус же был рад, что Ремус нашел способ поднять им всем настроение.

Подождав немного, Ремус вернул фигуре прежнюю форму.

— Теперь мы, а не Альбус, решаем ходы.

В комнате стало тихо, пока Гарри обдумывал все, что ему рассказали.

— Ну, что думаешь? — с нетерпением спросил Сириус.

— Я думаю, что ненавижу шахматы, — сказал Гарри, нахмурившись на смешок Сириуса, — но мне кажется, я понимаю, что вы имели в виду. То есть, я думаю, Директор все еще может помочь нам со всей этой ситуацией с Волдемортом, но я понимаю, каково это, когда за тебя принимают решения.

Сириус с облегчением выдохнул.

— Кстати, об этих решениях, — добавил Гарри, — я знаю, вы не хотите, чтобы я во все это вмешивался, и я понимаю это, — поспешно добавил он, — просто...

— Ты не уверен, что Волдеморт оставит тебя в покое, — закончил за него Ремус.

— После первого курса я спросил Директора, почему Волдеморт так одержим мыслью убить меня, — сказал Гарри, облизывая свою ложку, — он ответил, что расскажет мне, когда я подрасту. Наверное, мне следует снова спросить его.

Сириус разрывался между желанием держать Гарри подальше от всего этого и нежеланием лгать ему. Он сдался необходимости быть честным со своим крестником.

— Мы думаем, что существует пророчество о тебе, и нам с тобой придется отправиться в Отдел тайн, чтобы прояснить этот вопрос.

Гарри с энтузиазмом посмотрел на него:

— Нам?

— Да, нам, — сдался Сириус. — Послушай, если бы все было, по-моему, то тебе бы не пришлось столкнуться с Волдимордой, пока ты не стал бы достаточно взрослым, опытным волшебником. Будь моя воля, я бы обернул тебя в несколько слоев драконьей кожи, приставил бы к тебе телохранителей и, возможно, парочку драконов в придачу, но... как ты сказал, очевидно, что он не оставит тебя в покое, — при этих словах он скривился, — поэтому, нам нужно придти к компромиссу.

Его крестник заметно оживился при этих словах.

— Мы с Ремом займемся розыском этих предметов при помощи остальных. В их число, может быть, войдет Директор, а может, и нет, — сказал Сириус и, предвосхищая возможные споры Гарри по этому поводу, быстро добавил, — но мы будем держать тебя в курсе, и ты поможешь в поисках, если пророчество на самом деле существует.

Гарри счастливо улыбнулся ему.

— Ты также начнешь заниматься Окклюменцией, чтобы сохранить все это в тайне, и мы начнем обучать тебя защитной магии, чтобы, если ты вдруг снова столкнешься лицом к лицу с Волдимордой, у тебя нашлась парочка козырей в рукаве, — Сириус самому себе казался заботливым папашей. От него не ускользнуло, как Ремус пытался не рассмеяться от того, насколько рассудительно он заговорил. — Ну, как тебе мой план?

Гарри радостно улыбнулся и кивнул, и Сириус всем сердцем ощутил тепло и привязанность своего крестника.

— Я хочу, чтобы так у нас происходило и дальше, Гарри, — добавил Сириус. — Если у нас возникают споры, мы обсуждаем все и вместе решаем, что делать. Как думаешь?

— Мне нравиться, что мое мнение тоже имеет значение, — признал Гарри. В его глазах промелькнуло озорное выражение. — Мне кажется, это как, когда ты говорил о Дамблдоре — обидно, когда люди принимают решения вместо тебя, при этом, не спрашивая твоего мнения.

Сириус кивнул, приняв упрек на его заявление: «ты будешь держаться подальше от всего этого». Потом усмехнулся.

— Я рад, что ты хочешь участвовать во всем этом, потому что для борьбы с Волдемортом нам придется пользоваться разными средствами, в том числе и политикой.

Гарри неуверенно спросил:

— Политикой?

— Нам нужно позаботиться, чтобы его последователи, или люди, поддерживающие его воззрения, не имели политической власти для помощи ему, — сказал Ремус, — это означает, что нам нужно создавать альянсы с другими Древними и Благородными родами.

— Нам нужно закрыть ему доступ к получению денег, — добавил Сириус, размахивая своей ложкой в воздухе, как мечом.

— Гм, я, наверное, оставлю эту часть на вас, ребята, — попробовал увильнуть Гарри.

Сириус самодовольно ухмыльнулся. Гарри пришлось кивнуть ему, признавая этот раунд за ним.

— На самом деле, тебе придется участвовать в этой части плана. Поттеры являются древней и благородной семьей, а лично ты можешь добиться большого политического влияния благодаря своей знаменитости, нравится тебе это или нет, — с сочувствием сказал Сириус. — Придется включить это в твое обучение.

Гарри грустно вздохнул.

— Наверно, придется.

— Но, конечно, не сегодня, — добавил Сириус, — нам нужно обсудить, что будет происходить в ближайшем будущем.

Эти слова приободрили Гарри.

— Во-первых, главное, — снова нервничая, сказал Сириус, — в качестве условия получения опеки я согласился на лечение.

Это заявление очень обеспокоило и встревожило его крестника.

— Со мной все в порядке, — поспешил заверить его Сириус, — но я слишком долго подвергался воздействию дементоров в Азкабане. Время в бегах тоже не прибавило мне здоровья, поэтому у меня не было причин отказываться от небольшого осмотра.

— Но с тобой на самом деле все в порядке? — спросил Гарри, уронив ложку в креманку.

— На самом деле, — твердо сказал Сириус. И он был в порядке. Да, у него все еще были резкие перепады настроения, его сознание иногда затуманивалось, и он еще не восстановил свою физическую форму, но он был в порядке. — Могло быть и лучше, — признал он, — но меня беспокоит твоя реакция на дементоров, поэтому я договорился о поездке для нас двоих в Долину Целителей.

Гарри поежился и скривился в гримасе.

— Я думаю, — продолжил Сириус, будто не заметив реакцию Гарри на свои слова, — мы просто отправимся туда, нас быстро осмотрят и скормят нам несколько восстанавливающих зелий. А в оставшееся время устроим небольшой отдых.

— Отдых? — Гарри перестал кривиться, на его лице сразу появилась заинтересованное выражение.

— Угу, — согласился Сириус, заканчивая доедать свое мороженое и откладывая в сторону креманку. — Насколько я понял из дневника моего дяди Альфарда, там полно места для полетов, есть бассейн и потрясающие походные маршруты.

— Полеты?

Сириус попытался не улыбнуться на то, с какой надеждой Гарри сказал это. Он даже пытался избежать взгляда Ремуса, потому что знал — стоит им встретиться взглядом, оба не выдержат и рассмеются в голос.

— Ага. Ну, как, согласен?

— Мне бы очень хотелось поехать на отдых, — застенчиво признался Гарри.

— Отлично, тогда, договорились. Поедем на неделю по нормальному ходу времени. Долина Целителей расположена в сфере времени. Это сделано, чтобы обеспечить людям столько времени на лечение, сколько им необходимо. Поэтому, мы сможем остаться там подольше, — жизнерадостно сказал Сириус. — Нам нужно обсудить маскировку.

— Маскировку? — осторожно повторил Гарри, отвлекшись от размышлений о том, почему им придется остаться в Долине подольше, и зачем нужны все эти сложности со сферой времени. Чего и добивался этой фразой Сириус.

Ремус кашлянул, привлекая их внимание.

— Как ты сказал, Волдеморт очень заинтересован в тебе. Одной из причин, почему Альбус отправил тебя к твоим маггловским родственникам, была защита чар крови, наложенных твоей мамой. Здесь ты в безопасности, но нам нужно позаботиться, чтобы ты оставался в безопасности и во время поездки.

— Мы поедем, как магглы, — жизнерадостно сказал Сириус, — я никогда раньше не путешествовал самолетом.

— Я тоже, — лицо Гарри светилось от волнения. — Считаешь, нам следует замаскироваться?

— У нас есть два варианта для тебя, Гарри, — сказал Ремус. — Первый, это мы накладываем на тебя косметические чары, превращаем в блондина с голубыми глазами, например. Но тебе все еще будет тринадцать лет, и, если кто-нибудь будет искать тебя, то ты подпадешь в возрастную группу, в которой они будут проводить поиски.

— А если они из нашего мира, то будут знать, что на мне могут быть косметические чары, — быстро ухватил суть Гарри.

— Точно, — гордо сказал Сириус. — Поэтому, у нас есть еще один вариант — мы используем на тебе зелье омолаживания. В течение суток тебе будет пять лет. Никто не догадается, что на самом деле тебе тринадцать, и, плюс к этому, ты сможешь немного беззаботно повеселиться, как пятилетний ребенок.

Гарри тщательно обдумал это предложение. Сириус понимал, что он оценивает преимущества безопасности своего пятилетнего «я», против временной потери положения почти взрослого тринадцатилетнего «я».

— Наверно, мне стоит выбрать вариант с омолаживающим зельем, — наконец решил Гарри, потом, взглянув на Сириуса, спросил, — как насчет тебя?

— Я тоже приму омолаживающее зелье, — ответил он, — мне будет двадцать с хвостиком, но этого хватит, чтобы у меня был пятилетний сын. Тебя будут звать Гарри Эванс, а меня — Джек Эванс — так звали твоего дедушку.

Гарри медленно кивнул.

— Как насчет тебя, Ремус?

Ремус от неожиданности вздрогнул.

— Меня?

— Ты ведь едешь с нами, да? — настойчиво спросил Гарри.

Ремус благодарно улыбнулся ему.

— Спасибо, что подумал обо мне, но в другой раз. Вам обоим нужно время, чтобы поближе узнать, друг друга, а мне нужно позаботиться о некоторых вопросах здесь, пока вас не будет. Мне нужно подготовить наш новый дом, разобраться с твоими финансами, проконтролировать объявления в прессе о том, что ты стал подопечным Сириуса... — он широко улыбнулся, — можно сказать, мне будет, чем заняться в ваше отсутствие.

— Наш новый дом? — спросил Гарри с расширенными от удивления глазами.

— Мы купили дом в Хэмпшире, загородом, — объяснил Сириус. — Он был маггловским, но мы сделали его не находимым, наложили массу охранных чар и скрыли под Фиделиусом.

— У нас есть несколько фотографий, потом посмотришь, — добавил от себя Ремус, — а пока, давай покажем тебе все здесь.

Провести экскурсию было удачной идеей. Больше всего Гарри впечатлила дуэльная комната в подвале, при виде библиотеки он сразу заявил, что Гермиона будет от нее в восторге. Потом на кухне его снова представили Кричеру, пока исполненный важности домовой эльф не выпроводил их оттуда. Они сообщили ему, что собираются нанять еще одного эльфа для нового дома, потому что у Кричера было достаточно забот и с этим домом.

Наконец они поднялись вверх по лестницам, и Сириус объяснил, что спальни на первом этаже предусмотрены для гостей. На втором этаже располагались три спальни с отдельными ванными комнатами. На каждой, блестящей белой краской двери была установлена золотая табличка. На первой было написано «Управляющий рода Блэк» — это была комната Ремуса. На двери в спальню Сириуса было выгравировано «Лорд Блэк». Он позволил Гарри заглянуть в комнату и оглядеться, прежде чем подтолкнуть его дальше по коридору к последней двери, на которой было написано: «Наследник рода Блэк».

— Это твоя комната, на то время, пока мы остаемся в этом доме, — сказал Сириус и, немного нервничая, открыл дверь.

Стены были окрашены в бледно-кремовый цвет. По приказу Сириуса, Кричер обставил комнату в Гриффиндорском стиле: занавески, постельное белье и обивка стульев были выполнены в красных тонах. Красный ковер ручной работы с изображением льва лежал в центре комнаты на отполированном паркете. Мебель была дубовой, даже на вид очень удобной.

Гарри осмотрел комнату, окинул взглядом книжный шкаф, письменный стол, на котором он заметил фотографию своих родителей, потом — комод и гардероб, кровать с ночным столиком, мягкое кресло у окна, где стоял также его сундук и жердочка для Хедвиг, которая нашлась там же и поприветствовала Гарри мягким уханьем. Потом он осмотрел через боковую дверь маленькую ванную комнату и вернулся к ним с широкой улыбкой на лице.

— Это... это просто великолепно, — встретившись взглядом с Сириусом, искренне сказал, — Спасибо.

— Я рад, что тебе понравилось, — сказал довольный Сириус, — мы не будем жить в этом доме, но ты спокойно можешь развесить здесь постеры и сделать со своей комнатой все, что тебе захочется.

Они обменялись понимающими улыбками.

Ремус кашлянул, привлекая их внимание. Он стоял, прислонившись к дверному косяку, со снисходительной усмешкой на лице.

— Ваш рейс завтра очень рано, поэтому тебе и Бродяге стоит лечь пораньше. В комоде есть несколько новых пижам, вместе с бельем и другими вещами. Оставляем тебя одного, чтобы подготовиться ко сну. Если что-то понадобится, можешь просто крикнуть.

— А что насчет сбора вещей для отдыха? — спросил Гарри.

— Все уже готово. Мы взяли на себя смелость прикупить тебе немного новой одежды, но если ты хочешь забрать с собой что-то определенное, отложи все это на столе, а утром я уложу их в твой чемодан, — ответил Сириус. Он, было, направился к выходу вслед за Ремусом, но остановился, когда заметил, что Гарри потерянно оглядывает комнату. — Все в порядке?

Гарри покраснел.

— Просто, очень много новых впечатлений, наверно.

Сириус понимающе кивнул.

— Как сказал Ремус, мы на расстоянии крика, если тебе что-нибудь понадобится, — с этими словами он заставил себя повернуться к выходу из комнаты.

— Сириус... — остановил его Гарри, когда он уже почти вышел из спальни. Сириус оглянулся и вопросительно посмотрел на своего крестника.

— Хмури упоминал, что отец был в спецотряде, и я подумал... — Гарри неуверенно теребил полу своей рубашки, — я подумал, а чем занималась мама?

— Твоя мама сразу после школы собиралась заниматься у профессора Флитвика, чтобы сдавать на мастера по чарам. По ее словам, после получения мастера она хотела стать учителем. Потом появился ты — очень неожиданный, но желанный сюрприз, а потом твоим родителям пришлось скрываться, поэтому... у нее просто не было возможности, но из нее вышел бы потрясающий учитель. Она была самой умной ведьмой в нашем потоке.

— Спасибо, Сириус, — искренне сказал Гарри, — за все.

— Не за что, Гарри. Тебе нужно отдохнуть, — с этими словами Сириус, наконец, смог выйти из комнаты. Стоило ему закрыть за собой дверь, как он обессилено прислонился к ней, чтобы перевести дыхание.

Наконец Гарри дома, он в безопасности.

Глава опубликована: 06.05.2013


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 992 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх