↓
 ↑
Регистрация
Имя:

Пароль:

 
Войти при помощи

Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Просто держи меня за руку (гет)



Автор:
Бета:
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Романтика, Ангст, Драма, Hurt/comfort
Размер:
Макси | 2957 Кб
Статус:
В процессе
Альтернативная версия седьмой книги и постХогварц. До Снейпа наконец-то доходит, что он вовсе не обязан подчиняться приказам до мельчайших деталей, да и как-то вдруг захотелось пожить еще немного, а не героически жертвовать собой. Только как бы теперь не попасть в "рабство" к Золотой троице, а то всяк норовит использовать профессорские таланты ради всеобщего блага. Единственное, чего не знал бедняга зельевар - что у Дамблдора есть не только план А, но и план Б. Просто на всякий случай.
Отключить рекламу
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 32. Назад в Хогварц

The world I know can hate you

The world I know can break you

But as you go remember, I'm by your side

Red

 

Take your time

I’m not scared

Make me everything you want me to be

Evanescence

 

— Гермиона, я не знаю, что вы задумали, но это пора прекращать, слышишь? — возмущенно заявил Гарри, едва девушка вновь появилась в палатке. Рон, взъерошенный и заспанный, хмуро смотрел на остатки вчерашнего ужина.

— О чем это ты? — Гермиона состроила невинно-удивленное выражение, но лицедействовать у нее сегодня получалось из рук вон плохо. У нее сейчас не было никакого желания общаться с друзьями; хотелось поскорее вернуться в апартаменты директора и…

— О том, что этот слизеринский ублюдок опять подлил нам сонное зелье! Он до такой степени нам не доверяет? — продолжал Гарри, барабаня пальцами по столу. — Или это такая месть? Что мы сделали?

— Больше ни в жизнь не притронусь к чему-то, что побывало в его руках, — поддакнул Рон сердито. — Мы ему что, подопытные кролики?

— Наверное, он волновался, как бы вы без меня не влипли во что-нибудь, — ответила Гермиона, вздыхая. Ей не хотелось ссориться. Только не сегодня. Гарри подобный ответ разозлил еще больше:

— А мы что, без вас прямо беспомощные дети, неспособные о себе позаботиться? Вы со Снейпом за кого нас принимаете?

— За Снейпа отвечать не могу, а я вас принимаю за своих друзей, — сказала она, переводя взгляд с одного парня на другого. — А еще за безрассудных гриффиндорцев, которых хлебом не корми, дай что-нибудь устроить, потому что скучно, грустно, зов сердца, праведный гнев или еще что-нибудь. Гарри, ты знаешь, что я права. Стоит оставить вас без присмотра, как вы начинаете искать себе приключения. Но если тебя это утешит, то я ничего не знала о зелье.

— Ты-то? — хмыкнул Рон недоверчиво. — Да вы там уже спелись давно. Ты же его знаешь и могла бы догадаться с прошлого раза, что он опять нам что-то подольет. Ты посмотри, как лихо он все устроил, а? И чем вы там занимались в этот раз?

— Ругались с Макгонагалл.

Гарри поперхнулся на вдохе и вытаращил глаза:

— Она что, все знает???

— Теперь да.

— Не слишком ли опасно? А если узнает кто-то еще?

— По большому счету, это уже неважно, — Гермиона присела на табуретку и сложила руки поверх стола. — Половина людей в Хогварце уже догадались, что Снейп не хочет калечить учеников, а по каким причинам он этого не хочет — не имеет значения. Школа работает — и хорошо. ДА тренируется. Нам надо продержаться еще месяц, за это время найти оставшийся крестраж и придумать способ убить Нагини. А дальше… дальше пусть Орден сам разбирается.

— Ты серьезно? — Гарри упал на соседнюю табуретку, неверяще глядя на подругу. — Хочешь, чтобы мы вообще не участвовали в битве?

— Я бы предпочла, чтобы не участвовали, — тихо сказала она. — Но это решать не мне.

— А как же Сама-Знаешь-Кто?

— Едва он станет смертным, его сможет убить любой. Почему это должен быть ты? Вот почему?

— Потому что я хочу его убить, вот почему! — рявкнул он, снова вскакивая и мечась по кухне. — Потому что! Я! Хочу! Оторвать! Ему! Башку! Он убил моих родителей. Из-за него я не принадлежу себе. Не могу быть с девушкой, которая… которую… Из-за него погиб Сириус! Да он отнял у меня всё! Всю мою жизнь! Хочешь знать правду, Гермиона? Дамблдору вообще не надо было мной манипулировать и промывать мне мозги. И Снейп тоже был прав. Я хочу это сделать.

Гермиона потерла лоб ладонью, ошарашенная его внезапной вспышкой ярости. Она что-то пропустила? Или Гарри действительно очень устал? Так ведь они все в равном положении. Им всем еще предстоит масса ужасных вещей.

«Ты знаешь, что это не так. На него взвалили непосильную ношу. Ему предстоит умереть, если фокус с палочкой не сработает».

Надо как-то погасить его гнев. Только спонтанных выбросов им и не хватало.

— Снейп говорил тебе, что ты не должен руководствоваться чувством мести, Гарри, — осторожно сказала она.

— А чем еще мне руководствоваться? Желанием мира во всем мире? Дамблдор весь последний год мне втемяшивал, что только я могу уничтожить его. Что только от меня зависит исход этой войны. Прямо удивительно, почему же я не могу придумать себе оправдание, чтобы этого не делать!

— Гарри… Не ты виноват в том, что происходит. Ты не несешь ответственность за весь колдовской мир. Вокруг тебя полно взрослых волшебников, способных все сделать и без тебя. Ты не обязан…

— Не обязан, — с горечью бросил Гарри. — Но я больше ничего не умею. Мне больше нечего предложить. Эта каша началась с меня и на мне должна закончиться.

Знакомо. Она не так давно говорила об этом со Снейпом.

— Я устал терять близких людей, Гермиона, — сокрушенно качая головой, продолжил он. — Я не хочу, чтобы он забрал у меня оставшееся. И если я не сделаю это сам, и что-то в итоге пойдет не так, я… Я этого не переживу. Я и так не вижу своей жизни дальше финальной битвы. Чем еще я мог бы заниматься? Это моя единственная цель. Убить его. Что останется, если отнять у меня еще и это?

— А просто жить не пробовал? — предложила она. — Даже сейчас.

— Ага, поживешь тут, — буркнул он, потихоньку успокаиваясь. — Когда вы со Снейпом сговорились за моей спиной и льете мне снотворное, только бы я никуда не выходил без вашего ведома. Может, еще на поводок меня возьмешь?

— Гарри… Прости, я знаю, все это неправильно. Я понимаю, почему ты сердишься. Я поговорю с ним. Но эта проблема не решится, пока вы не разберетесь между собой, ты же понимаешь это? Он не доверяет тебе, а ты ему. Как вы собрались работать в боевой медитации?

Гарри молчал, уставившись себе под ноги. Рон сопел по другую сторону стола. Сопел долго. И вдруг сказал:

— Я тут подумал… Помнишь, ты говорила про шахматы? Сейчас все выглядит очень неплохо с точки зрения расстановки фигур. Чтобы вывести всех на позиции, не потребуется много времени, все уже заняты нужными делами, и если… когда дойдет до боя, у нас уже есть почти все необходимое. ДА разберется с малышней и выведет основной состав драться. Макгонагалл решит вопрос с остальными учителями. Кингсли и Люпин соберут людей из Ордена. Вы со Снейпом активируете лей-линию и оборонные чары в замке, а мы с Гарри будем помогать там, где нужно. В общем… как только мы найдем последний крестраж и грохнем змею, у нас, считай, все готово. И шансы довольно высоки даже без Жидкой Удачи.

— Ты так думаешь? — Гарри недоверчиво посмотрел на него. Рон кивнул:

— Да, я так думаю.

— Рон, какой же ты молодец, — с облегчением выдохнула Гермиона и поднялась с табуретки, чтобы обнять рыжего. — Я же говорила. Ты нам нужен, и без тебя мы никуда не пойдем.

— Ну… я… это… Ладно, в общем, — смутился тот, краснея как рак. — Ну так что, какие у нас на сегодня планы?

— Собственно, об этом я и хотела поговорить. Снейп считает, что нам пора возвращаться в Хогварц и начать прочесывать Выручай-комнату. Других версий нет, а в школе есть потенциальные источники информации по Равенкло и ее артефактам — это и Флитвик, и равенкловское привидение. Может, и другие призраки что-то знают.

— Да он рехнулся! — восхищенно протянул Рон. — Нам — вернуться в Хогварц? Мы же там за полдня восстание поднимем!

— Этого как раз делать нельзя, пока Сам-Знаешь-Кто бессмертен, — возразила Гермиона. — Я же сказала, надо продержаться еще какое-то время. Жить будем в той же Выручай-комнате. Может, даже привлечем кого-то из ДА, чтобы помогали искать. Мне, признаться, ужасно любопытно посмотреть, как они там все устроили.

— Мне тоже, — медленно проговорил Гарри, очевидно, вспомнив о Джинни. На его лице отразилась мучительная душевная борьба. — Ты считаешь, это хорошая идея?

— Если вы оба пообещаете не лезть на рожон раньше времени — то да. В противном случае Снейп заставит вас дать Нерушимую клятву. Сами знаете, с этим шутки плохи.

— А ты небось ждешь не дождешься, как бы снова влезть в хогварцевскую библиотеку, — ухмыльнулся Рон. Гарри, вглядевшись в лицо Гермионы, поднял брови:

— Ты же не собираешься ходить на уроки под Оборотным или плащом?

— Я подумаю над этим. Но, скорее всего, времени на учебу у меня не останется, как только начнем перекапывать Выручай-комнату.

— Понятно. Думаю, так действительно будет лучше. Мерзнуть по лесам мне надоело, это все равно бесперспективно. Когда пойдем?

— Да хоть сейчас.

— Ладно. Тогда пакуемся. А Добби сможет перенести нас туда? В комнату же никто не может пробраться, когда она занята.

— Комната повинуется воле того, кто находится внутри, ты уже должен был это понять, Гарри, — ответила она, с трудом сдерживаясь, чтобы не закатить глаза. — Сейчас там Луна, и комната по ее приказу пропускает эльфов, потому что они носят туда еду и предупреждают об опасности снаружи. А раз она пропускает эльфов, то пропустит и нас — мы не Пожиратели, не слизеринцы и не учителя, а комната заколдована в первую очередь от них. Мы же, считай, первые основатели ДА.

— Убедила. Добби?

— Гарри Поттер, сэр! — домовик, все это время тихо ждавший в уголке кухни, пялился на Гарри влюбленными глазами. — Добби готов служить Гарри Поттеру и его друзьям!

— Ты же знаешь, мы считаем тебя не слугой, а другом, Добби, — улыбнулся эльфу Гарри. — Ты сможешь перенести нас в Выручай-комнату?

— О, Добби сможет, сэр! — просиял эльф, растроганно утирая глаза краешком свитера. — Только сначала Добби должен предупредить мисс Луну, что к ней идут гости, она должна приказать комнате пропустить вас, сэр!

— Хорошо, иди, предупреждай, а мы тут пока все соберем.

— Всего минутку, сэр!

Гермиона, утрамбовывая в сумочку валявшиеся по палатке личные вещи и одежду, мечтательно улыбнулась самой себе. Никакой больше грязи и ночевок на холоде.

Кажется, жизнь налаживалась.


* * *


Снейп, зайдя в учительскую на второй перемене, остановился как вкопанный, когда навстречу поднялись Флитвик, Спраут, Вектор и Синистра. Минерва, стоявшая позади них, махнула палочкой, закрывая дверь:

— Северус, я ввела их в курс дела. Так будет лучше для всех, и для школы в первую очередь.

Он в ужасе уставился на нее, лихорадочно сжав палочку, но Флитвик поднял правую руку, оттягивая рукав. Остальные повторили его движение, и под невербальным заклинанием обнаружения на запястье у каждого засветился тонкий золотой ободок Нерушимой клятвы.

— Тебе следовало сказать сразу, Северус, — негромко произнес профессор чар. — Необязательно тащить на себе все, знаешь ли. Еще немного — и мы могли тебя убить. Мы и хотели, но не знали, как это сделать, чтобы не привлечь внимание Сам-Знаешь-Кого к школе. Ты очень рисковал. О чем вы вообще думали?

— О всеобщем благе, — съязвил Снейп, чувствуя, как дышать становится еще чуть легче.

— Все, хватит, — Макгонагалл, прислушиваясь к шарканью многочисленных пар ног в коридоре, вышла вперед и сложила руки на животе. — Мы обо всем договорились. Действуем как раньше, делаем вид, что все как обычно.

— Зачем тогда было рассказывать? — буркнул он, не зная, что теперь делать со всей этой толпой внезапно свалившихся на голову «помощников».

— Затем, чтоб ты знал, что ты не один. И вся наша ненависть — игра на публику, — поджав губы, отчеканила замдиректора. Спраут и Вектор согласно кивнули.

— И что, вы все вот так просто забудете, что Дамблдора не стало по моей вине? — не скрывая горечи, спросил он, обводя взглядом коллег. Флитвик тяжело вздохнул:

— Это огромная потеря… для всех нас. Альбус не имел права просить тебя о таком и взваливать на тебя подобный груз. Нам трудно это принять, но мы справимся. Идет война, Альбус был нашим лидером много лет, но даже лучшие из нас порой допускают… досадные ошибки. Что за проклятие на нем было? Ты знаешь? Мне он так и не сказал, хотя я не раз спрашивал его и предлагал помощь.

— Я никогда не видел ничего подобного, — с усилием выговорил Снейп, все еще пытаясь собрать панически разбегающиеся во все стороны мысли. — Там было столько всего намешано... «Черная кровь». Что-то родовое, позволявшее носить кольцо только членам семьи. И что-то, неминуемо уничтожившее бы рассудок до того, как разрушится тело. Я ничего не мог сделать. Только дать ему отсрочку на год.

— Ты сделал больше, чем смог бы любой другой, Северус. Но тебе надо было сказать нам еще до того, как все это случилось. Возможно, мы могли бы все вместе придумать другой выход.

— Дамблдор не хотел меня слушать. Он считал, что операция сорвется, и меня раскроют. И другого выхода не было. Думаете, я не пытался?..

Минерва сделала предостерегающий знак, и учителя вернулись каждый к своему столу, а замдиректора схватила со стола пачку пергаментов с таблицами успеваемости и шагнула к Снейпу. В этот момент дверь открылась, и в учительскую вошла Алекто Кэрроу. Макгонагалл с ледяным лицом сунула пергаменты своему начальнику:

— Вот, я все заполнила, как вы велели.

— Благодарю, — он развернулся было, чтобы уйти, но Алекто стояла в дверях, разглядывая его самым бесцеремонным образом.

— Вы что-то хотели, профессор? — спросил он ее. Она подбоченилась, вертя в руках свою палочку:

— Там Траверс и Макнейр. Ищут Лонгботтома.

— Расписание уроков у Гриффиндора смотреть не пробовали?

— Его не было на первых двух уроках, а то я б не спрашивала! — прошипела Кэрроу, глядя на Макгонагалл. — И я спрашиваю еще раз: где он?

Снейп раздраженно повел плечами:

— Вероятно, опять прогуливает. Если не явится на следующий урок, поднять всех и найти. Из школы ему деваться некуда, все проходы наружу заблокированы. Когда найдете, сообщите мне. За прогулы наказать построже. Минерва, разве я не говорил, что за этим учеником нужно следить внимательнее? Не вынуждайте меня применять еще более жесткие меры. Или хотите, чтобы я лично искал его по всему замку?

— Я прослежу… директор, — процедила Макгонагалл сквозь зубы с такой ненавистью, что Снейп непременно бы впал в самое мрачное настроение, не знай он, что теперь это всего лишь спектакль. Хороша гриффиндорская кошка! Пожалуй, рассказать ей все было не такой уж плохой идеей.

Отодвинув Алекто, он вышел за дверь, не потрудившись закрыть ее, и зашагал прочь, отчего-то бесконечно довольный собой.

— Сначала его полоумная бабка сбежала ночью, а теперь еще и он куда-то запропастился! — донеслись до него визги Алекто. — Что у вас тут за игры? Немедленно найдите мальчишку!

— В этой школе триста с лишним детей, — ответила Минерва таким холодным тоном, что могла бы заморозить пол-этажа. — Мы не можем уследить за всеми вне классов. Но мы, разумеется, начнем поиски прямо сейчас. Я организую призраков.

— Сейчас же! И если я узнаю, что это вы его спрятали…

Снейп, надеясь, что Минерве хватит сил и смекалки отбиться от этой ненормальной, лавировал среди учеников, по обыкновению расступавшихся, чтобы не попасться ему под ноги и не нарваться на очередное наказание или снятие баллов. На входе в слизеринские подземелья ему подвернулся Драко, левитировавший перед собой внушительную стопку книг. Убедившись, что поблизости никого нет, Снейп процедил краем рта:

— Лонгботтом?

— Прячется. Сообщил еще до подъема. Кстати, — Драко, воровато озираясь, достал из кармана галлеон и быстро сунул его Снейпу в ладонь. — Так вы будете быстрее узнавать, что у нас делается.

— Новости уже знаешь?

— Что у нас пополнение? Знаю. Жду не дождусь прямо, — Драко скорчил брезгливую гримасу. — Всю жизнь мечтал.

— Полегче. Чтоб никаких конфликтов, понял?

— Одно дело делаем, — буркнул Малфой и пошел дальше, тычками подгоняя книги, чтобы летели быстрее. Снейп, решив больше ничему не удивляться, спрятал монету-передатчик в карман сюртука и спустился в лабораторию. Оглядел столы и снадобья в разной степени готовности. Как успеть все это доготовить, да еще отыскать рецепт, который у него потребовал Вольдеморт? Вероятно, все же придется привлечь Гермиону хотя бы к перекапыванию лабораторных журналов, но для этого нужно вычислить основные ингредиенты, если в этой чертовой пробирке осталось хоть что-то.

Подавив отчаянное желание все бросить и сбежать отсюда куда глаза глядят, он снял плащ и сюртук, выложил на стол пробирку, полученную от Вольдеморта, достал набор реактивов и пачку журналов за прошлый год и принялся за работу.

Только бы Макнейр поверил, что Лонгботтом и впрямь сбежал. Иначе им всем не поздоровится. Он так и не решил, оправдан ли такой огромный риск и такое количество посвященных.

«Я больше не один. Мне больше не придется разгребать этот бардак самому».

В том, что он чувствует невыразимое облегчение, от которого хочется плакать, он не признался бы даже самому себе.


* * *


— Гарри! Гермиона! Рон! Как хорошо, что вы снова здесь! — воскликнула Луна, когда троица возникла посреди Выручай-комнаты, пестро раскрашенной во все цвета радуги. Из всех углов торчали какие-то диковинные растения, а одна стена была от пола до потолка заткана чем-то, с виду напоминавшим тропические лианы. Гарри, обнявшись с Луной, вдруг заметил Невилла, стоявшего чуть поодаль и взиравшего на всех троих с искренним восхищением. Выпустив девушку, Гарри шагнул к однокурснику и протянул руку, которую тот с энтузиазмом пожал:

— Ну, привет, лидер сопротивления.

— Смеешься? — хмыкнул Лонгботтом. — Да если б не вы и не ваш пример, я никогда бы на это не отважился. Но я рад, что вы вернулись. У нас тут каждая пара рук на счету.

— А ты здесь как? Сейчас же вроде уроки идут.

— Для меня все уроки закончились, — пожал плечами Невилл. — Сегодня ночью пожирательские свиньи попытались взять мою Ба — наверное, решили, что это единственный способ призвать меня к порядку. С Луной вот пробовали наоборот, но тоже не вышло. Макгонагалл едва успела предупредить, еще минута-две, и они застали бы Ба врасплох, но Ба у меня не промах, — он усмехнулся с довольным видом. — Колданула первого, кто сунулся, и теперь в бегах. А я вот здесь. Макгонагалл сказала, что мне лучше спрятаться, пока не пришли и за мной. Все должны думать, что я сбежал, так что теперь я отсюда могу выйти только под Оборотным или ночью.

— Как тут дела вообще? — Гарри, оглядевшись, увидел множество подушек на полу и уселся на одну из них. Луна грациозно устроилась на соседней, подобрав под себя ноги. Выглядела она гораздо лучше — очевидно, эльфы усиленно откармливали и обхаживали ее после «гостеприимного» приема у Малфоев. Добби снова исчез и вернулся через несколько минут с чайником и большим подносом бутербродов.

— Кричер спрашивает хозяина Гарри, что приготовить на обед, — пыхтя от усердия, сообщил он. Рон забрал у эльфа поднос, Луна наколдовала низенький столик, чтобы было удобно дотягиваться, не вставая с пола.

— У тебя есть собственный эльф, Гарри? — спросила она.

— Это эльф семьи Блэков, — пояснил Гарри. — Сириус оставил мне дом в наследство и домовика в придачу. Я предлагал ему свободу и зарплату, но он едва не умер от разрыва сердца, когда услышал, так что вот…

— Круто! — восхитился Невилл. — Ты теперь запросто сойдешь за абсолютно чистокровного, домовики служат только таким семьям.

— Да мне все равно, насколько чистая у меня кровь. Добби, передай Кричеру, пожалуйста, чтобы не суетился, я съем все, что он приготовит, — ответил Гарри, улыбаясь и блаженно прикрывая глаза. Да уж, есть повод порадоваться, что не придется больше питаться полуфабрикатами из маггловских супермаркетов. Гермиона, и сама пребывавшая в похожем настроении, осмотрела комнату:

— А у тебя здесь довольно уютно, Луна. Это заодно и штаб? Или только место, где ты живешь?

— Это я для себя сделала. Штаб у нас другой, там большой тренировочный зал и спальные места, если кто-то остается на ночь.

— И вас ни разу не поймали? — удивился Рон, жуя бутерброд. — Потрясающе.

— Это все Невилл, — с готовностью сказала Луна, и тот, поймав ее взгляд, слегка покраснел и опустил глаза. — Он хорошо научился работать с комнатой, она выполняет практически все его просьбы, так что сюда могут войти только члены ДА и эльфы. А эльфам нужно разрешение того, кто находится внутри, чтобы привести кого-нибудь с собой. В противном случае вы не попали бы сюда. Хотя… ой… наверное, попали бы, вы же основатели.

— Ты сказала — практически все просьбы? А чего она не делает?

— Ну, она не предоставляет еду, но это неважно, эльфы носят и так. И если человек не знает, как выглядит какая-то вещь, то комната ее тоже не дает. Я просила ее показать мне складкорогого стеклопа, но она не смогла, — несколько расстроенно поведала Лавгуд. Рон и Гарри переглянулись. Кто о чем, а Луна о своих мифических существах. Но даже это было до того родным и близким, что ощущение дома только усилилось.

— Ну, так как ситуация в школе? Чем вы заняты?

— В основном, учимся драться и учим младших, а еще тренируем их на случай эвакуации, чтобы никто не потерялся и не отстал. Ну, и уроки делаем, — ответил Невилл, беря бутерброд и себе.

— А Пожиратели?

— Охрана никого не трогает, если не ловит на хулиганстве. Но уж если ловит…

— Надо что-то с этим делать, — решительно заявил Рон, прожевав остатки бутерброда и потянувшись за следующим. — Надо их всех под Imperio, и дело в шляпе.

— Драко говорит, что двое из них могут ему сопротивляться, так что это не вариант.

— Как вы вообще верите этому хорьку, — проворчал рыжий. — Особенно после того, как он к нам относился все шесть лет.

— Он вообще-то не такой и плохой, — возразила Луна, задумчиво рассматривая потолок. — Он нам очень помогает, мы бы без него делали только половину того, что сейчас делаем. А про Пожирателей бы и вовсе ничего не знали, если бы он не рассказывал.

Рон состроил трагическую гримасу:

— Кошмар, мы с Малфоем — по одну сторону… Мне аж страшно.

Невилл с надеждой смотрел на без пяти минут спасителя колдовского мира:

— Гарри, что будем делать? Вы же не просто так явились. Останетесь?

— Останемся. Нам нужно кое-что найти. И это что-то может быть спрятано здесь, в Выручай-комнате.

— О, — мечтательно протянула Луна, — я была в Комнате Спрятанных Вещей. Впечатляет. А что будем искать?

— В том-то и проблема. Мы не знаем, как эта вещь выглядит.

— Гм, — Невилл почесал затылок. — Как тогда искать?

Гарри посмотрел на Луну:

— Ты что-нибудь слыхала об артефактах Ровены Равенкло? После нее что-нибудь сохранилось?

— Я знаю только о ее диадеме, но она пропала еще при жизни самой Равенкло, — принялась рассказывать девушка, поигрывая очередным непонятным ожерельем, украшавшим ее шею. — Эту историю знает каждый равенкловец со дня поступления. Диадема была волшебной. Равенкло заколдовала ее так, чтобы она сохраняла и умножала мудрость носящего ее. Поэтому диадему пытались украсть много раз, пока ее хозяйка была жива. Видимо, кому-то в итоге удалось, и с тех пор ее никто не видел. По легендам, это был очень мощный артефакт. Любой, кто найдет его и наденет, обретет мудрость, недоступную смертным.

Гарри, Рон и Гермиона переглянулись. Задачка, однако.

— А есть хоть какие-то ее изображения? Может быть, рисунки или описание? — уточнила Гермиона. Луна покачала головой:

— Нет. Единственное, что есть — это статуя Равенкло, которая стоит в нашей гостиной. Предположительно, эту статую поставили сами Основатели, она очень-очень старая, и ее много раз уже реставрировали, так что никто не знает, достоверно ли она выглядит. Если хотите, я вам ее покажу, но это можно только ночью. Сейчас в коридорах везде люди, да и в гостиной много народу.

— А ваш призрак, Серая Леди? Она может что-нибудь знать?

— Может быть. Но она очень неразговорчивая и не любит школьников. Говорит, что ей постоянно задают глупые вопросы. Я иногда ей рассказываю о своих исследованиях, ей интересно, но она сразу уходит, как только видит, что кто-то пытается присоединиться к разговору. Ну, и вместе с другими призраками охраняет нас от Пожирателей, всегда предупреждает, если кто-то из них поблизости, чтобы мы не высовывались.

— Нам нужна Карта Мародеров, — решил Гарри и вопросительно посмотрел на Гермиону. Она кивнула:

— Я… достану, как только смогу.

— А ты можешь позвать Серую Леди сюда, Луна? Мне очень, просто очень нужно с ней поговорить.

— Я могу попробовать. Если нам нужен кто-то из призраков, обычно его приходится искать через портреты. Хотя, может, на этаже сейчас кто-нибудь из них есть. Они постоянно патрулируют коридоры. Но мы сейчас не сможем выйти, Гарри. Опасно.

— У меня есть плащ-невидимка.

— Правда? — удивилась Луна. — Я их никогда не видела. Но даже под плащом лучше не ходить в дневное время.

— Гарри, она права, — встрял Невилл, — за твою голову дают уже двадцать тысяч. А у нас тут инспекционная бригада и слизеринцы шастают. И Снейп еще.

Гарри поднял брови, но Гермиона пихнула его локтем в бок и снова обратилась к Луне:

— Значит, ночью идем в вашу гостиную и пробуем поговорить с Серой Леди.

— Вы действительно думаете, что диадема могла сохраниться и спрятана где-то здесь? — удивился Невилл. — Но зачем она вам?

— Сначала надо убедиться, что мы действительно ищем именно ее. Мы пока не можем рассказать всего. Извини, Невилл. Как только будет можно, мы расскажем. Какое у вас расписание на сегодня?

— Почти у всех, кроме самых младших, уроки до трех часов. У седьмого курса с трех до пяти факультативные занятия по выбранным на П.А.У.К. предметам. Сегодня урок по защите у второго курса Гриффиндора, учеников приведут Шеймас и Парвати.

— А кто ведет занятия?

— У малышей — Джинни, Сюзан Боунс и Майкл Корнер. Драко, Невилл и Шеймас занимаются со старшими. Они у нас лучшие по боевой магии. Гарри, ты ведь учил всех нас. Может, научишь нас еще чему-нибудь?

Гарри смущенно взъерошил волосы на макушке:

— С удовольствием… если… ну… если все захотят. Но меня самого последние полгода учила Гермиона, так что у нее, наверное, лучше получится.

— Глупости, — отрезала Гермиона, испугавшись, как бы все эти новые занятия не отняли у нее время, которое она могла бы провести с Северусом. — Вы с Роном отлично справитесь. Луна, а ты?

— Я немножко изучаю колдомедицину, потому что в школе всего один медик, — Луна со знакомым загадочным видом разглядывала Рона, и тот, заметив это, почему-то начал заливаться краской. — Но я еще ничего серьезного не пробовала, только царапины и мелкие вывихи.

— Я знаю чуть больше, можем заняться. Может пригодиться, если дойдет до драки. Кстати, можно сделать отдельное занятие по колдомедицине, думаю, первую помощь должны уметь оказывать все, это полезно.

— Я тоже уже об этом думала, просто у нас нет никого, кто хорошо бы в этом разбирался, а обращаться к мадам Помфри мы не решились, — Луна поднялась с подушки, отряхнула мантию и взяла со столика поднос с остатками бутербродов. — Давайте переберемся в штаб. Только для этого надо выйти и опять войти. Невилл, посмотри за дверью.

Гермиона, глядя, как Лонгботтом пошел к дверям и осторожно выглянул наружу, поймала тревожный взгляд Гарри.

— Гермиона, — прошептал он краешком рта, — нам придется им рассказать. Перекапывать горы хлама втроем... мы и за год не управимся. Но нам нельзя…

— Необязательно говорить, зачем мы ищем эту диадему, — возразила она так же тихо. — Если они найдут ее первыми, мы ее просто уничтожим и все.

— А ты… э-э-э… будешь ночевать здесь, с нами?

Она больно ущипнула его за руку:

— Что за вопросы?

Гарри ухмыльнулся:

— У тебя сегодня очень довольный вид.

— Гарри, если ты скажешь еще хоть слово…

— Не кипятись. Мне, в общем, все равно, но если он начнет тебя обижать, то я…

Что ты? Он вас обоих размажет по полу тонким слоем и даже не запыхается.

— Гермиона, я серьезно. Ты мне как сестра. Я не хочу, чтобы тебя обижали. И я всегда на твоей стороне.

Она бросила мимолетный взгляд на собравшихся у двери Невилла, Луну и Рона, а затем посмотрела своему другу в глаза:

— Гарри, я очень тронута, что ты беспокоишься, но… Все в порядке, правда. И я не готова что-либо обсуждать в деталях, так что не приставай ко мне.

— Я и не собирался. И в деталях мне это лучше не представлять, — он пожал плечами и скорчил гримасу. — Бррр. Честно, не пойму, что ты в нем нашла. Тот еще злыдень. Локхарт хоть симпатичный был.

— Я тебя сейчас стукну, Гарри.

— Все, молчу. Попроси его вернуть мне Карту, нам она сейчас нужна больше.

— Хорошо. А ты поклянись, что не будешь отсюда вылезать.

— Раскомандовалась, — привычно буркнул он, но настроение у него определенно было хорошее. Наконец-то есть чем заняться! Гермиона была с ним солидарна как никогда.

В коридоре они пробыли всего несколько мгновений, пока комната по просьбе Невилла трансформировалась в штаб ДА. Невилл с гордостью показывал Гарри и Рону огромное помещение, разделенное на зоны — тренировочная, лекционная, спальная. Гермиона и Луна стояли чуть поодаль.

— Очень здорово! — восхитилась Гермиона, рассматривая комнату. Луна просияла:

— Мы все понемножку добавляли сюда нужное, так что это коллективная работа. Но Невилла комната слушает лучше.

Гермиона, уловив нотки восхищения в голосе девушки, подняла брови:

— Ты… и Невилл?

Луна порозовела и опустила глаза:

— Ну, в общем… Да. Как-то… само получилось. Но там, снаружи, я изображала подружку Драко, так было нужно, чтобы он мог свободно уходить из подземелий в любое время. Про нас с Невиллом знает только Гриффиндор. Я знаю, на него раньше никто не обращал внимания, но… Он хороший. И он всегда очень хорошо о тебе отзывался, Гермиона. Ты много лет помогала ему с уроками, когда никто другой не хотел возиться, и он бесконечно тебе благодарен.

— Что ж, я рада. За вас обоих.

Луна мечтательно смотрела на Невилла, что-то увлеченно объяснявшего Гарри и Рону:

— Представляешь, он понимает меня даже лучше, чем мои друзья в Равенкло. А когда все закончится, мы доучимся нормально и, наверное, откроем какое-нибудь свое дело. Он отлично разбирается в гербологии, а я… Я могу делать что угодно, мне все интересно.

— А на каникулах будете искать всяких мифических существ? — прищурилась Гермиона, улыбаясь. Луна кивнула:

— Невилл считает, что я действительно вижу то, чего не видят другие, но не потому, что я это выдумала, а потому что это… ну, какая-то способность.

«Может, так и есть. Я уже ничему не удивлюсь», — подумала Гермиона. Невиллу и впрямь все это шло только на пользу. От забитого, неумелого, вечно трясущегося от страха и волнения мальчишки не осталось и следа. И впрямь лидер сопротивления.

Когда они все успели так повзрослеть?

Входная дверь тихонько скрипнула. Девушки обернулись и увидели Драко Малфоя с высокой стопкой книг, зависшей в воздухе перед ним. Драко оглядел комнату, увидел Гермиону, Гарри и Рона. Его лицо на мгновение стало жестче, но затем он криво усмехнулся, отлевитировал книги на ближайший стол и, шагнув вперед, кивнул Гермионе:

— Привет, Грейнджер. Пришли затеять тут переворот?

— Не сегодня, — парировала она и вопросительно посмотрела на Луну.

— Я оповестила основной состав по монетам, — сказала Лавгуд. — Чтобы не было сюрпризов, когда вечером все соберутся.

— Там, между прочим, поднялся целый переполох, — сообщил Драко, цепким, подозрительным взглядом сканируя Гарри, так же подозрительно глядевшего в ответ. — Лонгботтом, тебя сейчас будет искать вся школа. Основная версия — ты сбежал, когда твоя бабка улизнула от Пожирателей и предупредила тебя. Макгонагалл рвет и мечет. Они с Кэрроу орут друг на друга в учительской, я как раз шел мимо, слышал. Алекто грозилась непременно сообщить Темному Лорду о том, что преподаватели ставят министерству палки в колеса в поимке особо опасных личностей, дестабилизирующих ситуацию. Ну, то есть, я думаю, что она сказала именно это — за ругательствами не разобрал до конца. Понабрали в Пожиратели всякий сброд… Даже выражаться нормально не умеют.

— Ясно, — кивнул Невилл. — Спасибо. А директор?

— Его не было на завтраке. Насколько мне известно, он в лаборатории у нас внизу и вряд ли появится до ночи, — Драко сделал еще шаг и остановился на расстоянии вытянутой руки от подошедшего Гарри. — Ну, Поттер, что скажешь?

— Впечатляет, — Гарри изучающе смотрел на Малфоя, словно так и не мог определиться, то ли проклясть его, то ли обменяться рукопожатием. Наконец, решил в пользу второго и протянул правую руку. — Если ты на нашей стороне, то не вижу смысла драться.

— С тобой подерешься, — фыркнул Драко. — В прошлый раз ты меня здорово порезал. Сектумсемпра? Серьезно? Ты где такого набрался? Разве тебе не полагается быть Великим Светочем и все такое?

— Дурное влияние, — ухмыльнулся Гарри. — Извини, я тогда был слегка не в себе. Хотя ты, в общем, заслужил.

— Поттер извиняется, надо же! — Драко картинно хлопнул себя по бедрам, но протянутую руку все же пожал. — Хоть я тебя по-прежнему терпеть не могу, Поттер, но… Я умею работать даже с теми, кто мне не нравится. Мир пока.

— Пока? — прищурился Гарри. Рядом мгновенно ощетинился Рон. Драко скользнул по нему беглым взглядом:

— Тихо, Уизли. Я же сказал — пока вы держите слово, я тоже держу свое. Личные отношения тут роли не играют, убивать друг друга не будем — и ладно. А теперь, если вы не возражаете, давайте быстро пройдемся по сегодняшнему плану, и я пойду на гербологию. Кое-кому еще приходится ходить на уроки, пока вы тут прохлаждаетесь.

— Конспект принеси, — попросил Невилл. — Мне нельзя отставать, иначе П.А.У.К. я не сдам.

— Принесу. Но с тем же успехом ты мог бы брать у профессора Спраут частные уроки. Уж она-то своего любимчика в обиду не даст.

Гарри слегка ущипнул Гермиону за локоть и вытаращил глаза в немом удивлении. Она кивнула, молчаливо соглашаясь. Видеть Драко Малфоя настолько… нормальным им раньше не доводилось.

Что ж, тем лучше. Значит, они все действительно переросли глупую детскую вражду.


* * *


Снейп разлил по флаконам свежий Животворящий эликсир, выдохнул и потер щеки ладонями, делая себе мысленную пометку побриться перед тем, как возвращаться в спальню на ночь. Глянул на часы. Ничего себе, заработался, до отбоя три часа. Спину ломило, в желудке немилосердно урчало — ну да, он с утра про еду и не вспомнил. Снадобье из загадочной пробирки по составу показалось ему довольно простым, но рыться в журналах и искать подробности сегодня было некогда, а варить без точного рецепта он не решился. Завтра. Наведя в лаборатории порядок, он вызвал эльфа, наспех перекусил и поднялся в кабинет. Портреты почти неслышно шептались между собой, но больше не приставали к нему. Дамблдор, впрочем, внимательно осмотрел его с головы до ног, пока зельевар выставлял на стол пузырьки со снадобьями. Не говоря ни слова, Снейп прошел в апартаменты, поплотнее закрыл за собой дверь и огляделся. Все как обычно, только книг на столе прибавилось — видимо, Гермиона выложила часть своей походной библиотеки, чтобы было удобнее искать нужную. Усмехнувшись, он подошел к двери в спальню и заглянул внутрь. Девушка дремала, свернувшись калачиком на краешке кровати и зарывшись лицом в его пижамную рубашку.

Это уже интересно.

Он тихо пересек комнату, присел в изножье и, поколебавшись, легонько погладил Грейнджер по ноге. Гермиона тут же открыла глаза:

— А говорил — к обеду вернешься.

— Не получилось. Очень много работы. Все в порядке?

— Да. Гарри и Рон в Выручай-комнате с остальными.

— Значит, тебе нельзя здесь ночевать, — помрачнел Снейп, внезапно вспомнив, что помимо Поттера и Уизли в комнате теперь живут Лавгуд и Лонгботтом. — Как ты объяснишь им свои исчезновения?

— Гарри и Рон уже ничему не удивляются. Луна и Невилл… Не знаю. Я еще не придумала, что им сказать. Сейчас я предположительно роюсь в библиотеке под Оборотным зельем — Парвати дала мне свой волос и спряталась в гриффиндорской башне, чтобы мы не «двоились». Они все очень здорово придумали. Я под впечатлением. И Гарри тоже. Но скоро мне, вероятно, придется вернуться и придумать какую-то отговорку, чтобы исчезнуть до утра.

— Расскажи им про лей-линии и объясни, что тебе нужно проводить эксперименты, — предложил Снейп. — Эльфы тебя переносят туда и назад.

— Каждую ночь и до самого утра? — лукаво улыбнулась она. Он пожал плечами:

— Тогда скажи им правду — что ты спишь в апартаментах главного Пожирателя.

— Очень смешно.

— Зато спрашивать точно больше не станут. Как вас приняли?

— Отлично, — Гермиона все так же улыбалась, очевидно, обдумывая варианты отмазок. — Они очень рады. Драко, правда, не в восторге, но я не услышала от него ни одного оскорбления в свой адрес, и они с Гарри не пререкались и не дрались, что уже можно считать достижением. А уж когда все услышали, что это Гарри и Рон устроили охоту на егерей…

Снейп закатил глаза. Дети. Так хотят верить в подвиги и героев.

Когда-то ему тоже хотелось быть героем. Совершать грандиозные вещи, стать знаменитым, снискать всеобщее уважение. Но он переоценил свои возможности и был жестоко наказан за это. В служении Вольдеморту не было ничего великого или геройского. Только боль, страдания и тьма, даже несмотря на то, что его умения там очень ценились.

— Мы переговорили с Луной, — продолжала рассказывать Гермиона. — В гостиной Равенкло стоит статуя, и на ней есть диадема. Надо бы на нее взглянуть, хотя статуя старая, и никто не знает, достоверное ли изображение.

Снейп нахмурился, соображая, был ли он хоть раз в башне Равенкло. Кажется, был. И там действительно есть статуя, но он никогда ее не разглядывал и уж тем более не интересовался, похожа она на Основательницу или нет.

— Мы ночью проберемся туда, — продолжала Гермиона, укладываясь поудобнее и вытягивая ногу, которую он как бы невзначай продолжал гладить. — Может, заодно повезет поговорить с Серой Леди.

— Я лучше вызову ее сюда.

— Луна сказала, что она необщительная. Кто вообще все наши призраки? Ну, про сэра Николаса я немного знаю, он любит рассказывать о своих похождениях… и особенно о своей неудачной казни. А остальные?

— О Серой Леди мне ничего не известно. Кровавый Барон никогда не располагал к задушевным беседам, но я знаю, что цепи он носит за какое-то ужасное преступление в знак своей вины. Жирный Монах, пожалуй, самый разговорчивый из всех призраков, курирующих Дома. Безобидный добряк что при жизни, что сейчас. Он учился в Хогварце, когда Основателей уже не было, так что для наших целей бесполезен. Гриффиндорский призрак тоже отпадает. Барон появился после Серой Леди, так что будем надеяться в первую очередь на нее, — Снейп, удивляясь самому себе, снова погладил изящную, обтянутую джинсами ножку. Ему хотелось гладить ее. Хотелось смотреть на нее, обнимать, разговаривать с ней. Чудеса… И все это получалось так легко и естественно, словно она уже давно живет здесь с ним. Никакого напряжения, смущения, неловкости. Такого он точно не ожидал. Хотя, возможно, пока слишком рано говорить об отношениях. Что у них было до сих пор, разовый секс? С Нарциссой у него тоже был секс, и не раз, но отношений как таковых не случилось, она относилась к нему слишком покровительственно, а потом роли внезапно поменялись, когда он попал в ближний круг, и ее это настолько смутило, что продолжать она не захотела. К тому же, у нее тогда уже намечалась помолвка с Люциусом. Снейп для нее был скорее… очередным проектом. Ей нравилось «делать из него человека», как она это называла. Манеры у него тогда и впрямь были так себе.

Гермиона смотрела на него, подложив локоть под голову:

— Пойдем тренироваться? Или…

— Не искушай меня, — вздохнул он и кивнул на скомканную пижамную рубашку, лежавшую у нее под головой. — Это зачем?

— День длинный, — безо всякого кокетства сообщила она с самым серьезным выражением лица. — А она пахнет тобой. Я соскучилась.

Его это тронуло. Он поспешно сделал строгий вид:

— Глупая девчонка…

— Глупая, — согласилась она, перехватила его руку, лежавшую у нее на бедре, и потянула его к себе.

— Гермиона, — пробормотал он, не в силах противиться и укладываясь рядом с ней, — если мы сейчас начнем обниматься, то уже отсюда не выйдем… У нас еще уйма работы на сегодня.

— Я знаю, — прошептала она, прижимаясь к нему и закидывая руку ему на шею. — Пять минут? А потом я отстану, честно. И пойдем заниматься.

— Хорошо, пять минут, — сдался Северус, обнимая ее. — Только не целуй. Я не смогу остановиться.

— Не буду. Потом… когда спать ляжем…

Странная она все-таки. Ей определенно понравилось с ним сегодня утром. Этот голодный блеск в глазах… И так сдерживаться. Он чувствовал, как ей хочется сейчас обвиться вокруг него и повторить все то, что было утром. Но это даже хорошо — такой самоконтроль очень нужен при активации лей-линии. Он ведь сам велел ей тренироваться. И то, что она так ревностно исполняла его рекомендации в этой области, тоже говорило в ее пользу. Ничего. Он тоже может потерпеть. Не впервой.

А вот после тренировки будет в самый раз.

Через пять минут Гермиона убрала руку с его шеи и пробормотала ему в грудь:

— Так не хочется вставать… Но нам очень надо, да?

— Тебе в первую очередь, — вполголоса ответил он, морщась, когда в спине опять закололо при попытке пошевелиться.

— Ладно, — вздохнула она, отодвигаясь. — Кстати… Северус… мне кое-что нужно.

— Да?

Она несколько застенчиво опустила глаза:

— Нужное заклинание я знаю, но оно не настолько надежное, как зелье. Ты… можешь сварить? Или отведи меня в лабораторию, я сварю сама, у меня есть рецепт.

У него ушло несколько секунд, чтобы понять, о чем идет речь. А затем он порадовался, что у нее хватило мозгов подумать об этом. Сам он про контрацепцию вообще не вспомнил и даже не спросил, хотя раньше с ним таких казусов не случалось. На все «свидания» он носил контрацептив собственного изготовления и всегда следил, чтобы женщины его пили.

Точно потерял голову. Не к добру это.

— Если можешь сварить сама, завтра пойдем в лабораторию вдвоем. Втиснуть еще одно снадобье в график мне попросту некуда, время поджимает.

— Хорошо. Может, я могу помочь еще с чем-то? Что ты там варишь?

— Большинство снадобий тебе незнакомы. Но за некоторыми можешь последить, я расскажу, что делать. Через неделю надо будет пополнить запасы в больничном крыле. В основном там уровень школьной программы, но есть и более сложные.

— Покажешь мне список, я скажу, что я смогу изготовить наверняка. Куда отправимся? В Эйвбери? Там хорошее место, хоть и в полях.

— В полях будет безопаснее. Охотники держатся лесов. Зови Добби, я сейчас.

Она поднялась с кровати и принялась переплетать волосы. Снейп сходил в ванную, умыться. Холодная вода немного отрезвила его. Сдерживаться было трудно, даже невзирая на усталость. Но если она может, то он и подавно справится. Когда он вернулся в гостиную, Добби и Гермиона уже ждали его. Гермиона улыбнулась, и он подумал, что ради одной этой улыбки, предназначавшейся только ему, он бы горы свернул и убил Вольдеморта голыми руками.

Тренировка прошла на удивление хорошо для первого раза. Снейп, снова открывшись ей в боевой медитации, в который раз поразился, насколько многогранной и талантливой была эта девочка, что было тем более удивительно для магглорожденной волшебницы. В течение двадцати минут она старательно захватывала и пропускала через себя энергию лей-линии, пока он наблюдал и тщательно фиксировал все изменения, происходившие в ней. Малые порции давались ей сравнительно легко, но когда он попытался прогнать через нее чуть больше, добавив собственной энергии, ее сердцебиение ускорилось, а дышать ей стало заметно тяжелее.

Все, хватит, — сказал он, но Гермиона качнула головой:

Еще… еще чуть-чуть. Я могу больше.

Для первого раза и так много. Все, выходим. Finite.

Она вздрогнула, когда связь разорвалась. Посмотрела на него с явным сожалением:

— Мне почти понравилось. Интересные ощущения. Как будто…

— …можешь все? — прищурился Снейп.

— Вроде того.

— Завтра попробуешь поколдовать в этом состоянии. Самое простое.

Она призадумалась, дергая застежку мантии.

— Теоретически, я могу распределять свою энергию на всех, кто будет со мной в медитации, ведь так?

— Да.

— А что будет, если человек не готов ее принять, а я не удержусь?

— Вероятно, ничего хорошего.

— Значит, к этим тренировкам надо прежде всего подключать Гарри. Если ты хочешь в итоге накачивать именно его, когда он пойдет драться.

— Для начала я хочу сам просмотреть его. Но он вряд ли мне откроется.

— Я с ним говорила. Он, в общем, не так и против. Но побаивается.

— Тогда поговори с ним завтра еще раз. Откладывать уже некуда. Ты все еще собираешься лезть в башню Равенкло сегодня?

— Собираюсь. Ты против?

— Вы все равно меня не слушаете, — он поймал ее за талию и подтянул к себе. Гермиона положила руки ему на плечи, приподнялась на носочки и потерлась носом о его подбородок:

— Я не хочу, чтобы они ходили без меня. Вряд ли это займет много времени.

— Не ходите по коридорам, — предупредил Снейп, крепче обнимая ее. — Пусть Добби перенесет вас прямо в гостиную. А потом возвращайся ко мне.

— О, я вернусь, — шепнула она, касаясь губами его губ.

Минуту или две они с жадностью целовались, забыв о том, где находятся. Северус, чувствуя, что еще немного — и он уложит ее прямо здесь, отстранился первым:

— Чем быстрее вы это сделаете, тем быстрее ты вернешься. И тем больше времени у тебя будет… еще для чего-нибудь.

В карих глазах вспыхнули и замерцали золотистые искры. Лей-линии любят ее, вдруг подумалось Снейпу. Он видел и других исследователей, занимавшихся «местами силы», но девчонке все это давалось необычайно легко. Может, это и есть ее главное предназначение. Не зря же Дамблдор передал карту именно ей, он никогда ничего не делал просто так, даже если и не раскрывал всех своих планов. В байку про «безопасные места» Снейп не очень-то верил. Старик, вероятно, что-то разглядел в Грейнджер. Что-то, чего не увидели другие.

Гермиона снова поднялась на цыпочки, прижимаясь щекой к его щеке и зарываясь пальцами в его волосы:

— Ты не обязан меня развлекать, Северус… Мне сегодня было… намного спокойнее, чем за все это время, начиная с лета. Спасибо…

— Я не делаю ничего такого, чего не хотел бы сам, — ответил он, хоть и знал, что это не совсем правда, если брать во внимание все, чем его заставляли заниматься Вольдеморт и Дамблдор. Но, по крайней мере, к Грейнджер это не относилось. — Все, пора обратно, иначе ты сегодня точно никуда не попадешь.

 


Примечание к части

** Мир, который я знаю, может тебя ненавидеть,

Мир, который я знаю, может тебя сломать,

Но когда будешь уходить, помни, я рядом.

Red

 

Не торопись,

Я не боюсь.

Сделай меня всем, кем я должна быть для тебя.

Evanescence

Глава опубликована: 20.05.2020


Показать комментарии (будут показаны последние 10 из 879 комментариев)
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая главаСледующая глава
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑

Отключить рекламу
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх