↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Кровь взывает к преисподней (гет)



семь лет спустя от канона Наследий! (без учёта событий 3-4 сезонов) | Изучение таинственного символа приводит Хоуп и Аларика к древнему магическому культу Гекаты, что становится началом трагических событий. Весь мир оказывается под угрозой гибели, когда враги прошлого и настоящего приступают к осуществлению тщательно продуманного плана возмездия, ключевой фигурой которого является не только Хоуп, но и их с Алариком будущий ребёнок, случайное зачатие которого на самом деле не такое уж случайное…
QRCode
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Пролог

В одной из многочисленных аудиторий Университета содружества Вирджинии, где окна, откуда обычно лился яркий солнечный свет, были затемнены закрытыми жалюзи, собрались студенты-третьекурсники. На кафедре философских исследований проходила очередная лекция, на которой присутствовало около сотни человек, а помещение напоминало улей. Свет был максимально приглушён из-за показа презентации, на большом белом экране мелькали слайды. Щёлк, картинка сменилась, по аудитории пронеслась волна шепотков.

— Кто-нибудь скажет мне, что это за знак и что он означает?

Женский глубокий, хорошо поставленный голос, что был прекрасно слышен даже в самом углу, пронёсся по лекционному залу, и гул студенческих голосов тут же стих. На только что появившемся слайде были изображены два треугольника, наложенные друг на друга. Несколько рук взметнулись вверх, желая дать ответ на поставленный вопрос. Девушка, медленно прохаживаясь вдоль рядов, окинула желающих ответить внимательным взглядом. Потом спустилась, развернулась к сотне слушателей и, сложив руки на груди, облокотилась на край преподавательского стола.

— Мия, — кивнула она одной из студенток.

— Это — Звезда Соломона. — Несмотря на нервно постукивающие по парте пальцы, Мия отвечала вполне уверенно. — Символ также называют Звездой Давида, печатью или щитом Соломона. Древняя легенда гласит, что этот знак выгравировали на том самом кольце царя и что именно благодаря этому кольцу он заслуживал особое отношение от окружающих, легко завоёвывал их расположение. Этот магический амулет помогал Соломону побеждать всех противников на своём пути.

— Неплохо. Кто-нибудь желает добавить?

В этот раз желающих не было, и девушка, снисходительно улыбнувшись, вновь медленным шагом прошествовала к первому ряду парт. Среди студентов она и сама походила на одну из них. Однако в свои двадцать пять Хоуп Майклсон могла похвастаться степенью магистра исторических наук, окончив Принстонский университет экстерном, и уже являлась небезызвестным исследователем в области эзотерики.

— Ещё говорят, что благодаря этому символу, — она остановилась и обернулась, взглянув на знак, — человек, имеющий необычные способности, может связаться с духами высшего порядка, попросить у них совета. Но ещё он может послужить оберегом. Звезда Соломона даёт защиту от воздействия врагов, создаёт мощную энергетическую защиту, призывает удачу…

Услышав это, студенты довольно заголосили, подмечая, что неплохо бы приобрести такую волшебную вещицу. Какое-то время Хоуп молча наблюдала за ожившей аудиторией, выслушивая различные версии, кому и зачем может понадобиться данный амулет. Но в итоге подняла ладонь и спокойным тоном попросила: «Тише, пожалуйста». И тишина вернулась, нависнув над ними. У Хоуп была та самая полезная способность — умение завладеть вниманием, благодаря чему она всегда без каких-либо напрягов поддерживала дисциплину. И дело тут было далеко не в строгости — Майклсон никогда не повышала голоса, ни разу за всё время, что читала лекции в этом университете. Она просто обладала притягивающей харизмой, что вызывало желание слушать её.

— Никакие амулеты не помогут вам сдать экзамены, — насмешливо сказала Хоуп, окидывая некоторых студентов многозначительным взглядом. — Только зубрёжка пройденного материала.

— Когда применять Звезду Соломона? — выкрикнул кто-то.

Хоуп взглянула на наручные часы: до конца лекции оставалось пять минут.

— Очень хороший вопрос, — подметила она, пока её взгляд неторопливо скользил по всем присутствующим. — И на него нам ответит Марк, приготовив доклад к следующему занятию.

До того момента, как услышал своё имя, паренёк что-то с усердием рисовал в своей тетрадке, развалившись за партой так, что можно было увидеть только его голову, и, кажется, полностью отключившись от происходящего. Его друг, занимавший место по правую сторону от Марка, ткнул его локтем в бок, и тот встрепенулся, резко перевернув лист.

— Доклад на следующую лекцию, — подсказал сосед.

— О’кей, будет доклад, — пробубнил парень.

— Напоминаю, что у нас в следующий вторник последняя лекция перед зачётом по пройденному материалу, — довольно сообщила Хоуп — послышались вздохи негодования. — У меня консультации по понедельникам с половины девятого до одиннадцати и в среду с часа до половины третьего. Если возникнут вопросы, то можете подойти.

Последняя на сегодня лекция была окончена, все засуетились, мгновенно послышалась возня, студенты спешно распихивали по сумкам тетрадки и письменные принадлежности, поднимались из-за парт и один за другим покидали кабинет, обсуждая планы на остаток дня. Несколько человек окружили Майклсон по поводу пройденной сегодня темы, задавая ей интересующие вопросы — парочка студентов без тени удовольствия получили дополнительное задание, — но вскоре и они направились к выходу.

Хоуп собрала подготовленные к сегодняшнему дню материалы, выключила проектор и, обернувшись, удивлённо уставилась на стоящего перед ней Марка Сандерса. Он, переминаясь с ноги на ногу, явно что-то хотел спросить, но никак не решался.

— Какие-то вопросы, Марк?

— Да, у вас есть пара свободных минут?

Майклсон снова взглянула на часы. Она задерживалась; однако согласилась уделить ему несколько минут, пока они покидают здание университета. Хоуп схватила пальто, забрала со стола несколько письменных работ студентов, прихватив заодно и свои заметки по лекциям. Парень неуверенно протянул ей какой-то листок формата А4, пока они проходили мимо парт, выстроенных рядами, продвигаясь к выходу из аудитории, и Хоуп вгляделась в него — листок оказался снимком, на котором была запечатлена чья-то рука с довольно странной татуировкой.

Хоуп закрыла дверь кабинета, убрала ключ в сумку и вновь вернулась к фото.

— Вы, случайно, ничего не знаете об этом знаке?

Татуировка представляла собой трёх одинаковых дев, изображённых по пояс и глядящих на три стороны; их обрамляли языки пламени. На голове, той, что по центру, был изображён венец, напоминающий корону Статуи Свободы, над ним — круг, по бокам от которого были расположены, скорее всего, два месяца. Хоуп с Марком прошли по длинному коридору с панорамными окнами, благодаря которым он целиком освещался солнечным светом. Завернули за угол, преодолели два лестничных пролёта, и, когда они наконец-то оказались на улице, Хоуп сказала:

— Я не припомню ничего, что касается этого символа.

Однако сам символ ей был знаком, в этом она не сомневалась. Только вспомнить, где именно он ей встречался, никак не удавалось. Внезапно налетевший порыв осеннего ветра взметнул волосы девушки, бросив длинные волнистые пряди ей в лицо. Хоуп оторвалась от созерцания снимка со странной татуировкой и встряхнула головой, пытаясь убрать растрепавшиеся волосы назад. Взгляд её случайным образом скользнул по кампусу, и изящно очерченные губы самопроизвольно растянулись в улыбке, увидев знакомый силуэт.

— Я могу взять фото? — поинтересовалась Майклсон.

— Да, конечно. — Сандерс выглядел немного озадаченным, но кивнул.

Ветви раскачивались и сильно сгибались от резкого ветра, что продолжал бушевать, сухие листья падали и кружились в воздухе. Примчавшиеся тучи постепенно скрывали за собой солнце, накрывая город мраком. Хоуп поблагодарила парня и поспешила в сторону парковки, где её уже ждали, но, сделав несколько шагов, резко остановилась и обернулась.

— Кому принадлежит эта татуировка? — Она демонстративно приподняла руку, в которой держала снимок.

— Моей сестре, — ответил Марк и поплёлся в сторону общежития для студентов университета.

По спине Майклсон побежали мурашки, она спешно сложила снимок пополам и убрала в сумку. Когда внезапный порыв ветра вновь подхватил её волосы, она подняла руку, чтобы поправить их. Возникло неприятное ощущение, будто затылок сверлит чей-то пристальный взгляд, и Хоуп, развернувшись, вскрикнула. Она моргнула и схватилась за сердце так, будто оно вот-вот выпрыгнет из груди.

— О Господи! Рик, напугал меня!

Зальцман, удивлённый такой реакцией, вскинул руки в знак капитуляции. Майклсон шумно выдохнула, но в конце концов, немного отойдя от шока, улыбнулась и поцеловала его в щеку. Они обменялись парой фраз, и Аларик, рассмеявшись над чем-то, притянул Хоуп к себе, забрав перед этим у неё из рук письменные работы и лекционные материалы. Она ответила ему счастливой улыбкой, и пара направилась к машине, совершенно не замечая пристально следящего за ними взгляда зелёных — словно два изумруда — глаз.

— Эй, Китти, ты идёшь?

Кэтрин обернулась на зов. Ветер трепал её коротко стриженые волосы цвета пшеницы, превращая аккуратную укладку в воронье гнездо. Эмили Клайд, удерживая в левой руке пару увесистых книг, правой пыталась поправить мешающую чёлку, что без конца лезла в глаза. Она приблизилась к подруге, проследив за взглядом Кэтрин. Зальцман в этот момент как раз захлопнул за Хоуп дверь машины.

— Кто бы мог подумать, — хмыкнула появившаяся рядом с девушками их однокурсница. — Вы, кстати, слышали, что он был директором в школе, где она училась?

— Он и сейчас является директором школы Сальваторе, Лидия, — пожала плечами Эми.

— Закрутить роман со своей ученицей! — Лидия качнула головой и цокнула языком.

— Скорее всего, их отношения начались, когда она уже окончила школу, — поправив сползавшую лямку сумки с плеча, деловито подметила Эми. — Но моя сестра…

— Твоя сестра? — резко спросила Китти.

Острый взгляд вперился в Эмили. Девушка почувствовала себя как на допросе — она неловко кивнула, стараясь не смотреть в глаза подруги.

— Они вместе участвовали в конкурсе «Мисс Мистик Фоллс», — пояснила Клайд. — Он проходил в школе Сальваторе, а потом Хоуп Майклсон училась вместе с Элис… какое-то время.

— Переводилась из одной школы в другую? — В глазах Лидии вспыхнул особый интерес. — Так-так, а это уже явно не просто так!

— В этот момент директором школы был Зальцман, потом он вернулся обратно — и она вместе с ним. Странная ситуация, конечно. Но вообще, с чего все взяли, что между ними…

— Ой, вот не надо мне сейчас говорить, что между этими двумя нет романтических отношений, — перебила однокурсницу Лидия. — Ты и сама прекрасно всё видела.

Эми пожала плечами, Лидия закатила глаза в ответ и, пробормотав «ну-ну» и гордо вздёрнув нос, оставила двух девушек. Клайд напомнила подруге, что у них ещё занятие по французскому, а потом, ухватив покрепче книги, направилась обратно к зданию университета. Китти проследила, как машина скрылась за поворотом, — и в тот же момент громыхнул гром. Кэтрин, развернувшись на каблуках, уверенно зашагала следом за Эми.

 

Машина ехала бесшумно по широкой дороге с не слишком оживлённым движением. Ричмонд, где и находился Университет содружества Вирджинии, располагался в паре часов езды от Мистик Фоллс. В целом это был тихий, спокойный студенческий городок. Сейчас, смотря на него, было трудно поверить, что когда-то он являлся столицей Конфедеративных штатов и во времена Гражданской войны здесь кипели нешуточные страсти. Пока они двигались вдоль просторных улиц, мимо то и дело мелькали большие белые и в то же время не слишком высокие дома.

Прогремел гром, предвещавший скорую грозу. Рик проехал мимо парка Мэймонт, где по большой лужайке важно и неторопливо прохаживались утки. На лавочках никого не было: ветер, нагнавший тучи, заставил жителей города укрыться в помещениях. Лебединое озеро в парке, как и всегда, было удручающе пустым. Они свернули, оказавшись на соседней улице, и направились к мосту через реку Джеймс. Зальцман немного наклонился вперёд, посмотрев вверх сквозь лобовое стекло. Небо окончательно затянуло серыми тучами, совсем скрыв солнечный свет. На стекле появились первые капли дождя.

Хоуп расположила на коленях ноутбук, но сама она рассматривала проскакивающие за окном здания и деревья, а мысли её явно были где-то далеко. И от Аларика это не ускользнуло.

— Хоуп, что-то случилось?

В небе снова громыхнуло. Майклсон перевела взгляда на мужчину. Из головы всё никак не выходил снимок со знаком. Она обратила внимание на забытый ноутбук, что уже успел перейти в спящий режим, но, стоило ей коснуться сенсорной панели, экран тут же вспыхнул ярким светом, демонстрируя заставку рабочего стола: смеющаяся Хоуп и Рик, обнимающий её со спины на фоне красиво и искусно наряженной елки, — фото с прошлого Рождества, сделанное Лиззи, успевшей поймать столь прекрасный момент.

Майклсон открыла почту, проверяя новые письма, — и одно привлекло её внимание. Она щёлкнула на сообщение и взглядом пробежалась по напечатанным строчкам. В нём излагалась просьба о помощи с одним из магических артефактов, что были обнаружены в Бостоне. Если верить истории, то он принадлежал Бриджет Бишоп, первой «ведьме», казнённой в Салеме.

— Опять салемские ведьмы, — вздохнула Хоуп, удручённо взглянув на Аларика. — Что происходит в последнее время с ними? Это уже третье письмо за месяц.

Рик что-то хотел сказать, но телефонный звонок оборвал его на полуслове. Хоуп вернулась к проверке почты, Зальцман нажал «ответить». На улице тем временем начался настоящий ливень. Майклсон ещё раз прочитала письмо, выставила категорию «на рассмотрении», намереваясь вернуться к нему позже, и вновь задумалась о том знаке. Она достала снимок из сумки, развернула его и, отыскав свой телефон в кармане, сделала фотографию загадочного символа. Аларик кинул в её сторону вопросительный взгляд, но Хоуп была слишком занята, чтобы обратить на это внимание. Она прикрепила фото к сообщению, выбрав несколько получателей — Фрею, Давину, Лиззи и Джози, хотя от последней вовсе не ждала ответа, но всё же в глубине души надеялась получить его, — и нажала «отправить».

— Твоя машина будет готова завтра утром.

Хоуп отвлеклась от изучения тату. Она кивнула на слова Рика и собиралась уже убрать листок обратно в сумку, но мужчина остановил её.

— Где-нибудь встречал этот знак?

— Конечно, встречал. Карина Герра, ученица восьмого класса, помнишь?

— О! Да-да, точно… Но не думаю, что видела эту татуировку только у неё. У кого-то она есть ещё, но я никак не могу вспомнить, у кого же именно. А ты вообще знаешь, что она значит?

— Нет, никогда и не задумывался, что у неё реально есть какое-то значение.

— Мы можем спросить у Карины?

Аларик отрицательно покачал головой — как оказалось, родители девочки забрали её пару дней назад, сославшись на семейные обстоятельства. Вернётся она только через неделю. Хоуп разочарованно вздохнула, проверила телефон в надежде увидеть от кого-нибудь ответ, но ничего не было. Они вернулись к письму, и Рик, вспомнив, что его прервал звонок, достал из бардачка какую-то глянцевую бумажку, напоминающую рекламный буклет.

— Это что за ерунда? — Майклсон раскрыла рекламку, зачитывая заголовок: — «Группа специалистов в области паранормальных явлений ищет реальные ответы по делу салемских ведьм». Серьёзно?

— Как ты уже заметила, они нашли много артефактов, — с насмешкой сказал Аларик. — Но, кстати говоря, кто прислал последнее письмо?

В имени отправителя значилось «доктор Эдвард Рэйб». Хоуп припомнила, что уже слышала это имя несколько раз, и Рик с ней согласился. Рэйб являлся исследователем паранормальных явлений, он же и руководил всей этой — так называемой — экспедицией по ведьмам. Ещё Аларик припомнил случай из Коннектикута, где они первый раз и услышали об этом докторе: у него была своя исследовательская группа, куда входили «исключительно выдающиеся» (со слов самого Рэйба) личности в области изучения оккультизма и эзотерики.

На выезде из города из-за ливня на дороге мгновенно образовалась приличная «пробка». Автомобили едва ползли в ней: двигаться приходилось рывками. И хотя многих водителей это сильно раздражало — и Рик, и Хоуп были абсолютно спокойны, прислушиваясь к посвистыванию и постукиванию дождевых капель по крыше машины, обсуждая письмо Эдварда Рэйба и рассуждая, стоит ли оно внимания — или лучше оставить его проигнорированным. Вероятность, что эта бостонская находка реально имеет какие-то магические корни, была практически равна нулю (как и предыдущие несколько). Дождь всё усиливался, хотя казалось, что сильнее лить он уже просто не может. На протяжении получаса движение продолжалось в таком темпе, потом впереди замаячили огни и какие-то фигуры.

— Что происходит? — Хоуп вгляделась в происходящее.

Часть дороги перекрыли из-за серьёзной аварии, поэтому движение и было так затруднено. Из-за дождя, стеной перекрывавшего обзор, мало что было видно, но Майклсон удалось разглядеть три перевёрнутые машины — пожарные тушили одну из них. Ещё из одной только что кого-то достали. «Скорая», включив сирену, выехала в сторону Ричмонда, продираясь сквозь завесу дождя.

Пикап Зальцмана двигался по дороге, шины шуршали и шипели по асфальту, и вскоре они въехали в Мистик Фоллс. Какой-то человек махал рукой на дороге, и Аларик затормозил. Незнакомец подскочил к машине и, увидев Рика и Хоуп, заморгал глазами.

— Впереди скользкий из-за дождя участок дороги! — перекрикивая шум барабанящих капель, оповестил он, указывая на дорогу. — Будьте предельно осторожны!

Глава опубликована: 15.08.2021
Следующая глава
Фанфик еще никто не комментировал
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх