↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Кровь взывает к преисподней (гет)



семь лет спустя от канона Наследий! (без учёта событий 3-4 сезонов) | Изучение таинственного символа приводит Хоуп и Аларика к древнему магическому культу Гекаты, что становится началом трагических событий. Весь мир оказывается под угрозой гибели, когда враги прошлого и настоящего приступают к осуществлению тщательно продуманного плана возмездия, ключевой фигурой которого является не только Хоуп, но и их с Алариком будущий ребёнок, случайное зачатие которого на самом деле не такое уж случайное…
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 32.1. Где твой инстинкт самосохранения, Хоуп?

Кэролайн продолжала кивать, хотя Лиззи давно замолчала. Мысли вампирши в данную минуту были заняты лежащим перед ней личным делом нового ученика. Она прекрасно помнила, что они с Алариком приняли важное решение относительно этого места: двери школы открыты для каждого особенного ребёнка. Но она не могла не переживать, вчитываясь в характеристику этого мальчика.

— Я не понимаю, правда не понимаю, — резко продолжила Элизабет. — Все сначала кидаются её защищать, а теперь, взгляните-ка: езжай, Хоуп, на Аляску! О чём папа думает? А Фрея? — Она вскинула брови, посмотрев на мать. — Или меня одну это волнует? Меня вообще должно это волновать?..

Кэр оторвалась от изучения документов, взглянув на дочь, — и на её лице отразилась растерянность.

— Лиззи, ты что-то путаешь. Я созванивалась сегодня с твоим отцом. — Взгляд Кэролайн метнулся к бумагам, которые она изучала, и вновь вернулся к дочери. — Они на пути в Квебек, а потом собираются вернуться в Мистик Фоллс, по крайней мере, на некоторое время. Вряд ли Хоуп…

— Нет же, — уверенно возразила Элизабет. — Хоуп сказала…

Тут она осознала, что в этом как раз и проблема: это сказала Майклсон. А она ведь, наивная, даже не подумала позвонить отцу и поинтересоваться, всё ли так на самом деле…

— Вот же хитрая…

Договаривать Элизабет не стала — и это, наверное, к лучшему.

 

Несмотря на то что на улице давно стемнело, Лиззи вернулась в особняк Майклсонов. Еретик влетела в дом, едва не снеся дверь с петель, с громким возмущённым возгласом: «Хоуп Андреа Майклсон!» Скай, всё ещё неуклюже передвигающаяся по лестнице, в этот самый момент спускалась вниз, но, услышав крик, заскулила и рванула наверх, перескакивая по ступеням, и иногда получалось весьма неудачно — оскальзываясь, щенок падал.

Первой на пути Зальцман оказалась Эмили — та вышла из гостиной и выглядела напуганной до смерти, что ничуть не смутило разъярённую Элизабет:

— Где она?

— Лиззи, в этом доме нет вампиров, но и людей, страдающих нарушением слуха, тоже, — послышался сверху голос Майклсон.

Элизабет поднялась на две ступеньки и подняла голову. Хоуп, уже в пижаме, стояла, одной рукой облокотившись на перила, а во второй держала какую-то книгу; рядом сидела Скай. Было непонятно, то ли хвост щенка дрожал, то ли повиливал.

— Ты меня обманула!

Насколько могла видеть Лиззи, беспечность с лица подруги мигом исчезла.

— Не обманула, а…

— Спускай сюда свою пятую точку, Хоуп! — недовольно проговорила Лиззи. — Надо кое-что обсудить.

Зальцман, обойдя ничего не понимающую Эмили, прошествовала в гостиную.

Хоуп, обречённо вздохнув,медленно, словно пытаясь отсрочить разговор, поплелась вниз. Скай сначала осталась сидеть на месте, поглядывая вниз, а потом побежала следом за хозяйкой.

Как только Майклсон вошла в комнату, раздражённый взгляд Лиззи мгновенно оказался прикован к ней.

— Лиззи, я не обманула тебя, а…

— Обхитрила, ага, — оборвав подругу, заявила Элизабет. — Решила, что я — полная идиотка! Хоуп, я, конечно, всё понимаю. Я слышала, что Фрея говорила: у тебя неустойчивый гормональный фон и всякое такое, но неужели твои гормоны настолько сильно влияют на твой мозг?!

Теперь пришла очередь трибрида возмущаться, чего Лиззи ей сделать не дала.

— Вот что ты собиралась делать? Одна отправиться туда?! Одна?! Ты просто… Ты… Да у меня слов нет!

— Лиззи…

— Я знаю своё имя! — в очередной раз не дав Майклсон договорить, возмутилась Элизабет.

— Тогда замолчи и послушай! — не выдержав, прикрикнула Хоуп. — Я не собиралась отправляться туда одна…

— Папа с Фреей возвращаются в Мистик Фоллс! С кем ты туда собралась отправиться? С собственным эго, которое, судя по всему, явно завышено?

— Если ты ещё раз меня перебьёшь, я заставлю тебя замолчать, прибегнув к магии, — предупредила Майклсон. — Повторяю: я не собиралась отправляться туда одна. Мы обе прекрасно осознаём, что ни Фрея, ни твой отец ни за что не позволили бы мне вмешаться сейчас, но другого шанса может не представиться.

Лиззи попыталась вновь высказаться, однако взгляд Хоуп, брошенный на неё, поубавил пыл.

— Эта ведьма опережает нас, понимаешь? Если сейчас она покончит с теми, кто живёт в Сьюарде, мы с Фреей останемся последними, а значит — станем главной целью.

— Не услышала ответа на свой вопрос: с кем ты собиралась туда отправиться? Ты ведь сейчас беззащитна, как слепой котёнок, Хоуп! Обратиться в волка не можешь, магией воспользоваться не можешь…

— Вообще-то, могу.

Зальцман нахмурилась.

— Ага, давай, воспользуйся магией, которую ты даже контролировать пока не способна!

По виду Майклсон Лиззи поняла, что, собственно, именно это и является гениальной идеей трибрида — бесконтрольность.

— Чёрт, Хоуп, ты совсем умом двинулась? Это же опасно в первую очередь для тебя самой!

— Я не говорю, что целиком и полностью поняла, как управлять магией моей дочери, но точно знаю, что теперь она вряд ли навредит мне.

— Точно с ума сошла! — пробормотала еретик. — «Вряд ли»? Хоуп, ты себя слышишь? Тебя вдохновили слова той монашки? А ты не забыла, что она сказала про какую-то там связь, которую нужно установить с помощью некого заклинания, о котором знает только Фрея, как я поняла?

— Нет, не забыла. — Майклсон поморщилась, как будто эта тема для неё была весьма неприятна. — И она не монахиня, а церковная сестра. Это разные понятия.

— И это, конечно, сейчас очень важно, — не без сарказма произнесла Элизабет. — Не пытайся увильнуть от темы, Хоуп! Так ты собиралась отправиться не одна, а в компании своего нерождённого чудо-ребёнка? Гениальная идея!

Майклсон сложила руки на груди.

— Нет же! Я поделилась бы с Фреей и Алариком своим планом… в нужный момент.

— В нужный момент? Это когда? Когда ты явилась бы нам в виде призрака, а, Хоуп?! — Лиззи вздохнула. Её злость постепенно начала утихать. — Ты не можешь принимать подобные решения в одиночку — и это во-первых. Во-вторых, Карлотты не было в Канаде — Джози рассказала мне, что случилось. Эта стерва наслала армию вампиров, которые почему-то с большим трудом поддавались магии, и целую ораву непонятных летучих тварей. С чего ты взяла, что сможешь встретиться с ней на Аляске?

— Потому что она думает, что я уже сейчас направляюсь туда, — ответила Майклсон.

Лиззи недоумённо посмотрела на неё.

— И почему она так думает?

— Потому что я заставила её так думать.

— Хоуп, ты можешь давать ответы, после которых не будут возникать новые вопросы? Как ты её заставила?

— Телепатия. Я на некоторое время сняла защиту, и она наверняка это почувствовала, а соответственно — попыталась или попытается в ближайшее время проникнуть в мой разум, но увидит лишь то, что я хочу, чтобы она увидела: будто мы с Фреей держим курс на Аляску.

— Так разве Сильвия не говорила, что Карлотта не будет тебя трогать, пока ты беременна?

— Я, Фрея и все остальные, кто может причинить ей вред, в одном месте в одно и то же время — уверена, она не удержится от такого соблазна.

— Ты хоть чуточку осознаёшь, насколько всё это опасно? Где твой инстинкт самосохранения, Хоуп? Или уж на крайний случай материнский инстинкт? Ну, защита ребёнка превыше всего и тому подобное…

— Вот именно, защита ребёнка превыше всего. Карлотта и культ на данный момент — главная угроза, — не собираясь отступать, заявила трибрид. — Для всей моей семьи и для моей дочери в том числе.

— Или твой материнский инстинкт попросту спит беспробудным сном, — пробубнила Элизабет. — Ты не можешь всё делать сейчас одна. Не в этом случае. Твоя семья…

— Лиззи, моя семья, о которой ты сейчас говоришь… Я могу лишиться её, понимаешь?

— Или они могут лишиться тебя! Так нельзя — действовать у них за спиной. Что, если Карлотта не поведётся на твою уловку? Или решит, что ей незачем тратить на вас время…

— Она ждала этого момента не один десяток лет — она будет там, вне всяких сомнений.

— Хорошо, допустим, что так. Но было же сказано, что Карлотта не рискнёт идти против тебя.

— И отлично! Сильвия проговорилась, что Карлотта боится, — и это мне только на руку.

Зальцман недолго помолчала, обдумывая слова Хоуп.

— Ну, объединишь ты там этих оставшихся в живых родственников — и дальше что? Фреи с тобой не будет, а значит — ничего не выйдет. Или ты надеешься на удачу?

— Нет, — качнула головой Майклсон. — В этот раз я надеюсь только на себя.

— Как и всегда, — хмыкнула Лиззи, однако было видно, что речь Хоуп её не убедила. — Я всё так же против твоего плана. Тебе стоит поделиться своей идеей с Фреей — возможно, она поддержит тебя, потому что я уверена, что ей хочется расправиться с этой Карлоттой не меньше, чем тебе, — настойчиво продолжала она. — С ней у тебя больше шансов на победу. В пророчестве не просто так было сказано, что ты должна объединить всех, Хоуп. А Фрея — старшая из Майклсонов, к тому же сильная и опытная ведьма. Я не сомневаюсь в тебе и твоих способностях, но… Хоуп, ты, чёрт возьми, на четвёртом месяце беременности, как ты вообще собираешься проделать весь этот путь одна?! Не куда-нибудь, а на Аляску!

— Ты так говоришь, как будто я решила туда пешком добираться, — усмехнулась Майклсон.

— Шутки шутишь, да? — А вот Зальцман было не до смеха. — Я сейчас вовсе не про это говорю.

Но что бы ни говорила Лиззи, Хоуп, кажется, уже поздно переубеждать — трибрид твёрдо стояла на своём.

— У нас будет всего три или четыре дня до того, как папа с Фреей вернутся в Мистик Фоллс, — мысленно сделав подсчёты, сказала Элизабет. — В моей голове не укладывается, как можно всё успеть за такой срок.

Майклсон задумалась.

— Стой, ты о чём? Что ещё за «у нас»?

— Ты действительно думаешь, что, выслушав всё это, я отпущу тебя одну? Вот уж нет! Пусть я и не смогу толком помочь в ключевой момент, но хотя бы избавлю себя от мук совести.

— Лиззи, исключено, — твёрдо заявила Хоуп. — Ты не поедешь.

— А ты попробуй меня остановить, — разведя руками, произнесла Лиззи.

— Сейчас позвоню Кэролайн — и она быстро найдёт способ тебя остановить!

— Сейчас я позвоню Фрее, а лучше сразу папе — и поведаю им о твоём грандиозном плане. Уверена, они буду в восторге.

Хоуп не приходилось сомневаться в том, что Лиззи действительно сделает это.

— Я так понимаю, ответ «нет» ты не примешь, как бы он ни прозвучал — угрозой или просьбой?

Элизабет, уже довольная своей победой, улыбнулась.

— Какая ты всё-таки догадливая, Хоуп!

— А как же твоя важная миссия по подготовке конкурса?

— Там остались незначительные детали. А вот что с твоими лекциями?

— Меня заменит Хелен Новак.

— Вот и отлично!

Майклсон могла бы поспорить с этим заявлением, но понимала, что лишь потратит время впустую: Элизабет, как и сама Хоуп, уже всё для себя решила.

Однако Хоуп понимала ещё кое-что: Лиззи всё ещё оставалась Лиззи, она непременно обо всём проболтается. Значит, Аларика всё же придётся посвятить в курс дела — и Майклсон не могла отрицать, что какая-то её часть радовалась этому. Но другая без остановки твердила: Зальцманы не должны впутываться. Впрочем, благодаря Элизабет, этого уже не избежать.

 

Добраться до Сьюарда оказалось непросто, да и к тому же довольно долго — только в одну сторону лететь больше суток. Хоуп не сомневалась, что Лиззи начнёт возмущаться столь длительной поездкой, и заготовила для подруги речь с просьбой (очень-очень убедительной!) вернуться домой, пока ещё не поздно. Но Элизабет, в обычных ситуациях не обладающая сдержанностью, ни слова не обронила по этому поводу, что в очередной раз подтвердило её непреклонность.

— Знаешь, Хоуп, ты — ходячая катастрофа, — высказалась Лиззи, когда до посадки в Анкоридже оставалось чуть больше часа. — Почему вокруг тебя вечно происходит какая-то хрень? Ты просто магнит для… приключений.

Майклсон, сидя рядом с еретиком, молча перелистнула страницу книги.

— А тебе вообще можно летать на самолётах? — внезапно спросила Элизабет.

Хоуп с обречённым вздохом (жаль, что теперь поздно уговаривать Зальцман вернуться домой) повернулась к ней.

— Как мило, что ты задумалась над этим, а главное — вовремя: в процессе второго полёта.

Майклсон вернулась к чтению. Лиззи, нахмурившись, отвернулась к иллюминатору: правда, кроме облаков, любоваться там пока что было нечем.

— Лиззи, могу я у тебя кое-что спросить?

Лиззи с подозрением глянула на Хоуп: что за странная учтивость в голосе?

— Это касается нашей поездки в Норфлок, — добавила Майклсон. — И, если что, ты можешь не отвечать.

Элизабет пожала плечами:

— Валяй.

— То, что Айви сказала тебе, — объяснишь?

Лиззи посмотрела на Хоуп взглядом, как бы говорящим: «Это не твоё дело». И Майклсон не удивилась этому — как раз наоборот. Элизабет старательно показывала, что всё в полном порядке, но говорить, что ты счастлив, — не то же самое, что быть счастливым. Хоуп же, опираясь на собственный опыт, могла с уверенностью заявить, что держать свои переживания в себе — не слишком-то хорошая затея.

— Можешь не говорить со мной, но, знаешь, тебе стоит обсудить это с кем-нибудь, — посоветовала Майклсон.

Лиззи вновь отвернулась от неё. Внизу теперь расстилались бесконечные горы с верхушками, усыпанными снегом.

— Что обсудить? — с усмешкой спросила еретик, когда Хоуп уже собиралась вернуться к книге. — Что я, по словам этой Айви, обиженная и озлобленная на весь мир?

«Элизабет, в тебе так много обиды и злости, потому что ты закрыла своё сердце, боясь, что его вновь разобьют. Послушай, у каждого есть тот самый человек. Тот, с кем можно провести всю свою, даже вечную, жизнь. Тот, кто будет оберегать тебя от боли, а не причинять её. Но, понимаешь, ты должна быть открыта, чтобы видеть это. Ты — та, кто ты есть. И тебе в первую очередь нужно принять себя», — вот что сказала ей Провидица. Главная мысль этих слов была вовсе не в том, что испытывала сейчас еретик. Айви пыталась донести, как через это пройти.

— Думаю, стоит начать с причин, — ответила Хоуп.

— О, конечно. Разбитое сердце из-за неудачных отношений и прочее-прочее-прочее, — пробубнила Зальцман.

На лице Хоуп мелькнула улыбка.

— Кажется, в этой жизни всё равно всё сводится к любви.

— Как в дешёвых любовных романах, — с недовольством проговорила Лиззи. — Я бы вообще сказала, что любви не существует, но, смотря на окружающих меня людей, всё больше склоняюсь к тому, что это я не существую для любви.

Хоуп покачала головой.

— Лиззи, перестань…

— Нет, правда. На кого ни гляну — все счастливы со своими вторыми половинками: вы с папой, Джози с Джейд, хотя я до сих пор не понимаю, как это возможно, — в тоне Элизабет не было ни намёка на зависть, лишь грусть. — А я теперь вообще не могу представить… — голос её стал тише. — Быть еретиком неплохо, пока не начинаешь задумываться о том, что будет дальше.

Майклсон огляделась, но никто из малого количества пассажиров, находящихся в салоне самолёта, не обращал на них внимания. Она прекрасно понимала чувства Лиззи. Не так уж давно Хоуп сама задавалась вопросом: а изменит ли её обращение в вампира их с Алариком отношения? Как бы это повлияло на них самих?

— Лиззи, в одном Айви точно права: у каждого есть тот самый человек. И, поверь, этому человеку будет плевать на то, что ты еретик, — уверенно сказала Майклсон. — Обычные люди любят друг друга ведь не за то, что избранник — такой же простой смертный. Возьмём историю Кола и Давины — вампир и бывшая ведьма. Знаешь, в тот момент, когда произошла их встреча, они вообще были по разные стороны. Являлись почти противоположностями, и, несмотря на это, он всё равно полюбил её, а она — его. Им пришлось нелегко, но сейчас они вместе — и они счастливы. И даже Джози с Джейд…

— Не-а, не вздумай ставить мне их в пример! — перебив Хоуп, довольно-таки резко сказала Лиззи.

Майклсон какое-то время молчала, решая, задать следующий вопрос — или не стоит.

— Так причина вашей с Джози размолвки — Джейд? — всё-таки решилась спросить Хоуп.

Элизабет покосилась на подругу.

— Хочешь удостовериться, что не ты?

Порой прямолинейность Лиззи выбивала Хоуп (да и не только её) из колеи.

— Хочу понять, что между вами произошло. Если дело во мне, то я хотела бы знать об этом, — ответила Майклсон — и то была чистая правда.

— У меня ведь есть право не отвечать на вопрос?

Хоуп нахмурилась, но кивнула — она же сама сказала Лиззи, что та вправе отказаться отвечать.

— Отлично, — бросила Зальцман.

После этого наступило молчание.

 

Они прилетели как раз, чтобы успеть на последний поезд из Анкориджа, на котором можно доехать до Сьюарда. С угрюмого свинцового неба что-то моросило: то ли снег, то ли дождь, разобраться сложно. В общем, погода в крупнейшем городе Аляски совсем не радовала. Впрочем, Элизабет краем уха услышала, что на Анкоридж надвигается снегопад, вот только не уловила, что он движется со стороны залива, в данный момент заметая города на полуострове Кенай.

По подсчётам Зальцман, ехать им оставалось около четверти часа.

Хоуп сбросила звонок Фреи, быстро настрочив в ответ короткое сообщение. Лиззи знала, что подруга всё скрывает от родственников из лучших побуждений, но видела, как тяжело ей это даётся. Сама Лиззи жутко беспокоилась. По мере их приближения к Сьюарду она чувствовала, что нервы натягиваются как струна. Дождь сменился снегом, и из-за часто падающих снежинок было сложно что-либо разглядеть за окном. Как бы ей ни хотелось, она не могла избавиться от ощущения, будто за ними кто-то наблюдает.

— Хоуп, ты действительно всё ещё думаешь, что это — хорошая идея?

Для Хоуп было странно видеть Элизабет такой — сильно обеспокоенной и, кажется, напуганной.

— Я не говорила, что это — хорошая идея. Я сказала, что это, возможно, единственный шанс, — напомнила она.

Лиззи от этих слов легче не стало. По правде говоря, вся эта ситуация с Карлоттой и Хоуп напоминала ей… Слияние. Еретик не могла утверждать, но казалось, что эта встреча, на которую так рассчитывает Майклсон, вовсе не состоится, а если и состоится, то станет для одной из них — Хоуп или Карлотты — последней. Поэтому Элизабет втайне надеялась, что жрица в этот раз останется в стороне, как и в Канаде.

— Рик и Джози прилетят в Анкоридж завтра в час дня, — получив смс-ку от Аларика, оповестила Хоуп.

— Значит, в Сьюард прибудут около четырёх, — вспоминая расписание поезда, следующего в южном направлении, задумчиво проговорила Лиззи. — А как они, кстати, объяснили Фрее своё решение задержаться в Канаде?

Хоуп пожала плечами. Элизабет смотрела на неё с толикой жалости.

— Когда твоя семья узнает обо всём, то будет грандиозный скандал, — констатировала еретик, не сомневаясь в своей правоте.

— Зато все будут в относительной безопасности. Главная проблема сейчас — Карлотта, как только мы с ней разберёмся, то культ уже перестанет быть такой серьёзной угрозой.

— Ты в этом уверена? Вдруг культ не так сильно от неё зависит, как мы на это рассчитываем?

— Она — их лидер. Не Пандора и уж тем более не Элайза, а именно Карлотта. Без неё на какое-то время в культе наступит сумятица, им нужно будет избрать новую жрицу…

— Рано или поздно они это сделают, Хоуп. Что тогда? Что нам делать дальше?

— Давай сначала разберёмся с одной проблемой, а дальше — будет видно.

У Лиззи снова появилось нехорошее предчувствие касательно происходящего, но ей нечего было возразить.

 

Сьюард, конечно, далеко не Анкоридж, но цивилизация не обошла стороной этот город, невзирая на то что его слава осталась в далёком прошлом. Туристов сюда влекло, и в большинстве своём именно благодаря им город держался на плаву, хотя множеством достопримечательностей Сьюард похвастаться не мог; разве что отсюда намного проще добраться до ледников, да и экскурсии здесь довольно интересные.

Гостиница «Песня ветра» находилась на пересечении Вашингтон-стрит и Рейлуэй-авеню. Из любого номера открывался захватывающий вид на залив, которым удалось насладиться только утром, — приехали девушки поздно ночью, было темно хоть глаз выколи.

— Это где-то в горах, — изучая карту, пробормотала Лиззи отнюдь не радостным тоном.

Хоуп кивнула. Они прибегли к тому же заклинанию, что использовали и Фрея с Джози в Канаде, а значит, ошибки исключены.

— И как туда добраться? — нахмурившись, поинтересовалась Элизабет.

Полноватая женщина по имени Дороти, которой принадлежало это место и которая располагала к себе людей одной своей добродушной улыбкой, подошла к девушкам, спросив, нужно ли им что-нибудь ещё. Дороти прекрасно готовила, а потому кормила своих постояльцев сама.

— Нет, спасибо, — ответила Хоуп, допивая некрепкий кофе, который ей был разрешён, но не более одной чашки в день. — Блинчики с брусникой превосходны!

Дороти с благодарностью кивнула и начала убирать тарелки, бросив короткий, но очень заинтересованный взгляд на карту.

— Собираетесь в горы? — полюбопытствовала она. — Будьте осторожны в этих местах. — Женщина обвела небольшую территорию сразу за границей города указательным пальцем. — Там частенько гуляют медведи.

— Чудесно, — саркастично сказала Зальцман, глядя на подругу. — Всю жизнь мечтала о прогулке с медведями!

Хоуп сердито посмотрела на неё, зато у Дороти слова еретика вызвали весёлую улыбку.

— Лучше обойдите эту местность здесь, — её палец сдвинулся чуть левее, — там будет небольшая тропа. — Дороти глянула в окно и качнула головой. — Хотя после вчерашнего её, скорее всего, занесло. Подождите минуточку.

Дороти составила посуду на поднос и вернулась мгновением позже с ещё одной картой и двумя маркерами — красным и чёрным.

— Вот здесь тропа. — Дороти нарисовала пунктирную линию чёрным цветом. — Она ведёт до Кенай-Фьордс, но имеет не одно ответвление. — Она взяла красный маркер и нанесла на карту ещё одну линию. — В эту сторону лучше не соваться — частные владения.

Хоуп сверилась со своей картой: в эти самые частные владения им, судя по всему, и нужно попасть.

— А кому там принадлежит земля?

Дороти, глубоко задумавшись, посмотрела в окно.

— Да я толком и не знаю, если честно. Слухов много, но подтверждений я ни разу так и не получила, а живу здесь уже третий десяток.

— Каких слухов? — в голосе Лиззи послышался неподдельный интерес.

— Различных, — махнула рукой Дороти. — Иногда ко мне забегает Саманта Коллинз — её семья живёт где-то неподалеку от тех мест. Милая и добрая девушка. Говорит, что с соседями им вообще повезло. Она и её молодой человек ужинают по средам в «Косатке». — Дороти снова заулыбалась и, немного подумав, добавила: — Но те границы всё же лучше не пересекать.

Муж Дороти, Гарри, предложил подвезти Хоуп и Лиззи до начала тропы, но не дальше — дальше, по его словам, и вездеход не проедет. Майклсон приняла это предложение, проигнорировав протесты Элизабет и её просьбы дождаться Аларика и Джози. До прибытия остальных Зальцманов в город оставалось почти семь часов — и что им делать в это время? Сидеть и ждать? Ну уж нет! Хоуп приехала сюда не сидеть на месте, а действовать. Да и кто знает, возможно, Карлотта была уже совсем близко?

— А если она уже там? — спросила Лиззи за пять минут до отъезда.

Они спускались вниз из своих номеров. В окнах было видно, как Гарри на улице счищал снег с машины, а Дороти, стоя рядом с ним, о чём-то воодушевлённо рассказывала.

— Кто? Карлотта? Не знаю, возможно, — отозвалась Майклсон лишённым всяких эмоций голосом.

— Тебя это совершенно не напрягает?

— Нет. Должно?

Элизабет остановилась, так и не достигнув конца лестницы, смотря вслед Хоуп.

— Что ты там застряла? — заметив, что Лиззи отстала, спросила Майклсон. — Решила остаться?

Она обернулась к еретику, и та, сложив руки на груди, возмущённо уставилась на неё.

— Тебе жить надоело?

Хоуп вздохнула, тихо пробубнив: «Опять начинается».

— Не опять, а снова! — уловив с помощью вампирского слуха сказанное подругой, проговорила Зальцман. — Если она там, то мы опоздали, Хоуп.

— Это будет очень печально, Лиззи, — с нажимом сказала Майклсон, надевая шапку. — Но как мы узнаем, опоздали мы или нет, если будем торчать здесь?!

Не дожидаясь ответа, Хоуп развернулась, преодолела ещё один лестничный пролёт и вышла на улицу, о чём звяканьем оповестил «поющий» талисман — музыка ветра, — висящий над входом в гостиницу. До еретика тут же донеслись голос Дороти: она интересовалась у Хоуп, где потерялась Элизабет.

— Почему, боже, почему из такого количества людей, живущих в этом мире, судьба решила связать нас именно с Хоуп Майклсон?

Продолжая сетовать, Лиззи направилась следом за Хоуп.

 

По пути мистер Маккалистер поделился своими сомнениями по поводу прогулки девушек — до парка лучше добираться вплавь, корабли курсируют до него каждые три часа. Да вот только главная проблема заключалась в том, что им нужен вовсе не Кенай-Фьордс.

— Дорога обычно занимает часа три. Учитывая условия, вам сегодня понадобится часа четыре — сильно замело. — Гарри чуть наклонился вперёд и оглядел сквозь лобовое стекло чистое небо. — Как бы снег опять не начался.

Он добавил, что голубое, без единого облачка небо и ярко светящее солнце — не показатели, что день выдастся хорошим. Предугадывать погоду на Аляске — бесполезное занятие.

— Тут у неё свои правила, — кротко рассмеялся Гарри. — Ветра нет. Может, вам повезёт.

«Вдохновляющая речь, что ещё тут скажешь», — пронеслось в голове Лиззи, но вслух она произнесла:

— Мистер Маккалистер, ваша жена упомянула частные земли неподалеку отсюда и странные слухи, касающиеся того места.

Лицо Гарри как-то неожиданно помрачнело.

— Народ здесь любит всякие небылицы сочинять, — сказал он, но не без заминки. — Развлечение у них такое.

— Например? — поинтересовалась Хоуп.

Маккалистер неопределённо пожал плечами. Кажется, говорить на эту тему ему не слишком хотелось.

— Дороти рассказывала, что в этой местности встречаются медведи, — внимательно наблюдая за реакцией Гарри, произнесла Майклсон. — А что насчёт волков?

Стоило ей сказать о волках, как взгляд Маккалистера сразу же метнулся к ней, но всего на мгновение. Он нахмурился — и пролёгшая меж густых бровей складка на лбу прибавила суровому лицу лишний десяток лет.

— Вы уже слышали что-то об этом, да?

Элизабет и Хоуп обменялись взглядами.

— Можно и так сказать, — отозвалась Зальцман.

Дорога начала петлять, и Гарри, принявшись за рассказ, сосредоточился на ней.

— Я прожил в Сьюарде всю жизнь, как и мой отец. Та территория, о которой вы говорите, долгое время была нежилой: никто не хотел соседствовать с дикими животными, но о волках речь не шла — в той стороне их никогда не видели, хотя у нас на Аляске крупнейшая в мире популяция этих животных. Около озера Нелли живёт целая стая — сам видел.

Так вот, лет шестьдесят назад там поселился кто-то. Дом, забор, табличка, что теперь это — частная собственность. Я бывал там пару раз, но ни единой живой души не видел. Чуть позже охотники стали поговаривать, что в тех краях волки завелись — следов много. Видеть их никто не видел очень долгое время, пока не начался этот вой. Следы стали замечать уже ближе к жилой местности. Они петляли, а приводили всё равно в одно место — к тому дому.

Как-то раз Шон Портер — младший сержант местной полиции — отправился туда и увидел женщину, а волчьих следов вокруг так много, что человеческих и не сыщешь. Всегда был придурком, всё любил выдумать какие-нибудь истории о снежных великанах или ещё о чём-нибудь мифическом. Ему все твердили: «Иди сказки пиши, Шон. В полиции тебе делать нечего». Вот он и начал болтать, мол, в том доме семейка оборотней поселилась.

— Так вы до сих пор не знаете, кто там живёт на самом деле? — поинтересовалась Лиззи.

— То, что не оборотни — точно. — Маккалистер хмыкнул. — Там вроде живёт семья — видел, они приезжали в местный супермаркет закупаться. Владелец магазина, Коди, сказал, что они появляются пару-тройку раз в месяц. Чаще всего в городе показывается Саманта, всё бегает с этим парнишкой… запамятовал, как же его… Алек, кажется. Его семье принадлежит магазин товаров для мореплавания на окраине Сьюарда.

— Дороти сказала, что Саманта живёт рядом с той территорией, — припомнила Хоуп.

— Да? — казалось, это сильно удивило Гарри. — Не знаю, но я точно видел её в компании той семейки.

Это было странно.

Когда они доехали до нужного места, то Элизабет осознала одну вещь: понятия «тропа» у неё и у Маккалистеров разительно отличались друг от друга.

— Темнеет рано. Могу приехать за вами, — Гарри глянул на наручные часы, — часов через пять. Успеете дойти до залива Айалик, прогуляться там и вернуться сюда. Места там красивые и безопасные, а до парка всё так же идти не советую.

До парка им было и не нужно. Хоуп и Лиззи поблагодарили Маккалистера за помощь и договорились встретиться на этом же месте ровно в три часа дня. Вернуться в Сьюард они должны как раз к приезду Аларика и Джози. Пока всё шло лучше некуда. Но это пока…

Температура в горах была существенно ниже.

Как только внедорожник начал медленно скатываться вниз и вскоре скрылся из виду, Майклсон развернулась, поправила шапку и уверенно зашагала по узенькой дорожке, которую Дороти и Гарри называли «тропой». Идти по ней вдвоём не представлялось возможным, так что еретику пришлось тащиться следом за подругой, не переставая мысленно удивляться самой себе: какого чёрта она согласилась на эту авантюру?! Впрочем, ответ шёл прямо перед Зальцман.

Холодный воздух неприятно царапал горло, а яркое солнце слепило, из-за чего глаза слезились. Миссис Маккалистер оказалась права — ответвлений у этой тропинки много, но Хоуп всё шла вперёд, ни разу не остановившись. Лиззи это уже стало напрягать.

— Хоуп, ты уверена, что мы правильно идём?

Майклсон, не останавливаясь и не оборачиваясь, бросила в ответ короткое и непоколебимое: «Да».

Когда еретик увидела, что впереди их поджидал сюрприз в виде обрыва (она точно помнила, что на карте не было никаких обрывов), Хоуп наконец-то свернула. Теперь они углублялись в лес, который постепенно уходил ввысь, превращаясь в подъём на очередную гору. Кроме своих шагов и шагов Хоуп, всё так же шествующей впереди, слух Элизабет уловил что-то ещё.

— Стой!

Майклсон остановилась и развернулась к Лиззи — та жестом попросила её молчать, прислушиваясь.

— Мне кажется, что мы тут не одни.

Выражение лица Хоуп стало серьёзным, и она шёпотом произнесла:

— Да, Лиззи, думаю, так и есть, потому что позади тебя стоит большой…

Зальцман, не дослушав, резко обернулась; за её спиной в этот же момент рассмеялась Хоуп. В десяти метрах стоял баран, не обращая на девушек никакого внимания. Голова с массивными закрученными рогами была опущена к земле, а когда он её поднял, то продолжил бродить по заснеженным просторам.

Элизабет вновь повернулась к Майклсон, по взгляду несложно было прочитать её мысли в данную секунду: та была готова придушить Хоуп прямо здесь и сейчас. Сердце всё ещё продолжало тяжело бухать в груди.

— Прости, Лиззи, не удержалась, — едва сдерживая новый приступ смеха, сказала Хоуп. — Но ты действительно думаешь, что не услышишь, как к нам крадётся медведь? Готова поспорить, они не такие уж…

Её оборвало чьё-то рычание.

— …тихие.

— Великолепно, Хоуп! — испуганно воскликнула Зальцман. — Сейчас нами закусит медведь…

До них донёсся ясный, нарастающий вой.

— Слышишь, это не медведи, Лиззи, а волки.

— Мне как будто от этого легче стало!

А впрочем, и вправду стало легче.

Вой прозвучал совсем близко, теперь можно с точностью сказать, что выл всего один зверь. Вопрос другой: волк ли это?

Ждать долго не пришлось. Крадущиеся шаги глушил толстый слой снега, но, сосредоточившись, Лиззи услышала, как хрустнула ветка: что-то, тяжело дыша и порыкивая, приближалось к ним, мелькая среди деревьев. Выскочив перед девушками, зверь, не переставая рычать, оскалился. Массивные лапы топтали снег.

— Определённо не просто волк, — в унисон произнесли Хоуп и Лиззи.

Перед ними стоял оборотень, никаких сомнений. Его враждебность поутихла, как только глаза Майклсон на миг замерцали жёлтым.

— Так-то, дружок, а то разрычался тут, — довольно хмыкнула еретик.

Хоуп не преминула напомнить ей, что они на чужой территории и лучше быть поосторожнее с выражениями. В конце концов, если от их рук погибнет хотя бы один член стаи, то вряд ли можно рассчитывать на дружелюбный приём.

Волк тем временем продолжал топтаться на месте, но уже без проявления агрессии.

— Отлично контролирует себя, — заметила Элизабет.

Волк посмотрел на неё, а потом ринулся в ту же сторону, откуда и прибежал, издав что-то среднее между скулежом и воем.

— Нам следовать за ним? — с опаской поинтересовалась Зальцман.

Хоуп неохотно кивнула: ещё один подъём в гору совершенно радовал.

— Вариант, что это — ловушка, мы не рассматриваем, я так понимаю, — когда они последовали за волком, пробормотала Лиззи.

Пока они брели вверх по склону, ветер заметно усилился, а со стороны океана надвигалась туча. «Может, вам повезет», — сказал Гарри Маккалистер. «Может, и нет», — вспомнив его слова, подумала еретик.

Хоуп неожиданно остановилась.

— Что случилось? — едва не налетев на подругу, спросила Элизабет.

Майклсон, прикрыв глаза, сделала глубокий вдох, медленный выдох — и только потом ответила, что у неё немного кружится голова. Вовсе не удивительно. Они постояли пару минут, прежде чем двинулись дальше, следуя по следам уже пропавшего из вида волка. Теперь впереди шла Лиззи, но нарочито медленно и всё поглядывая на Хоуп через плечо.

Оборотень встретил их на вершине, беспокойно мечась по засыпанной снегом земле. Как только девушки взобрались, волк завыл так громко, что Зальцман едва не оглохла, и побежал дальше, перепрыгнув через ограду в человеческий рост, перед которой в землю воткнули табличка: «Частные владения. Незаконное проникновение на территорию запрещено».

— Он дал знак, что мы идём, — заметила Хоуп, имея в виду оглушающий вой.

— На встречу с распростёртыми объятиями рассчитывать не нужно? — предположила Лиззи, оглядывая местность.

Металлическая дверь слегка покачивалась от ветра, поскрипывая.

— Наше проникновение ведь не будет считаться незаконным? — усмехнувшись, спросила Элизабет.

Майклсон ничего не ответила, и они преодолели ограждение, оказавшись на частной территории, о которой жители Сьюарда, подхватив слух младшего сержанта местной полиции, любили рассказывать полные загадок истории. И, возможно, они не так уж сильно ошибались?

Спуск, который поджидал их, к счастью, не был крутым, но Лиззи не удержалась от возмущённого комментария — к альпинизму она никогда тёплых чувств не питала.

Майклсон, увидев дом внизу (к слову, «дом» совсем немного уступал по размерам школе Сальваторе), подумала в первую очередь о том, как люди, живущие здесь, выбираются в город. Мистер Маккалистер говорил, что они приезжали, но передвигаться на машине в этих местах попросту невозможно…

Хоуп оказалась права: оборотень дал знак, что они близко, — девушек уже поджидали. Однако самого волка нигде видно не было — лишь следы виднелись на снегу. Оставалось надеяться на более-менее радушный приём, иначе вся эта затея превратится в катастрофу, а этого Хоуп хотелось меньше всего.

— Так-так-так, — пробормотала Элизабет. — У них тут довольно-таки серьёзно с охраной.

Они остановились и несколько мгновений разглядывали выступающих со всех сторон волков — дюжина, не меньше.

— Так это обычные волки, — заметила еретик и с недоумением посмотрела на рядом стоявшую Майклсон. — Обычные же?

Хоуп кивнула.

Хищники обступили, но не пытались напасть — очевидно, ждали сигнала. Поджидающая «гостей» женщина стояла совершенно недвижимо, спрятав руки в карманы куртки, и только её длинные тёмные волосы метались от немного притихшего в этом месте ветра. Один из волков подбежал к ней и остановился у левой ноги, как послушный сторожевой пёс. Женщина медленно вытащила руку из кармана и потрепала того по загривку, но волчьи глаза непрестанно следили за приближающимися девушками.

— Прям укротительница волков, — высказалась Лиззи.

«Укротительница волков» сухо улыбалась. На вид ей, судя по лицу, прорезанному тонкими морщинами, можно дать лет пятьдесят. От виска до скулы на левой стороне тянулся глубокий шрам. Но самой приметной особенностью оказался вовсе не шрам, которому явно много лет, а глаза: правый был серо-голубым, левый — карим. Волк у её ноги переступил с лапы на лапу.

— Не переживайте, они вас не тронут, — всё с той же сухой улыбкой сказала женщина, как только Хоуп и Элизабет оказались на расстоянии в несколько шагов. — Хоуп Майклсон, я полагаю. — Взгляд её удивительных глаз застыл на трибриде. — Тебе и вовсе не стоит бояться. Ни один из этой стаи ни за что не накинется на женщину, вынашивающую ребёнка.

Глаза Хоуп сузились, выражая недоверие. Рядом заметно напряглась Лиззи.

— Меня зовут Хэйден, — представилась женщина, но не стала утруждать себя рукопожатием. — Идёмте. — Она повернулась спиной и направилась в сторону дома, бросив: — Вот уж не думала, что встреча с тобой, Хоуп, выпадет на мой век.

Кажется, эта мысль веселила Хэйден — она забавно усмехнулась. Волк, не отходя ни на шаг, шёл рядом.

— Да ты просто Гарри Поттер в женском обличии, Хоуп, — пробормотала еретик.

— В смысле? — не спуская глаз с впереди идущей женщины, спросила Майклсон.

— В прямом, — ответила Лиззи. — Пророчества всякие о тебе, при встрече тебя узнают. Ничего не напоминает, м-м?

Хоуп ничего не ответила — её мысли были слишком заняты этим местом и тем фактом, что Хэйден знала о её положении.

Глава опубликована: 16.09.2021
Предыдущая главаСледующая глава
Фанфик еще никто не комментировал
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх