↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Кровь взывает к преисподней (гет)



семь лет спустя от канона Наследий! (без учёта событий 3-4 сезонов) | Женщина натянуто улыбнулась и предложила ладонь для рукопожатия. Рукав тёмно-серого пиджака соскользнул, обнажив кисть так, что стало видно небольшое тату на внутренней стороне запястья. Заметив заинтересованный взгляд, скользнувший по набитому на переплетении фиолетово-синих вен замысловатому знаку, она кротко пожала Хоуп руку и тут же машинально поправила рукав, скрывая татуировку.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 12. Когда услышишь в небе гром

Примечания:

Глава не бечена.


Всё, что Хоуп была в состоянии понять следующим утром после третьего сигнала будильника, так это, что ей нужно ещё как минимум часа три сна. Вчерашняя встреча с монстром, личность которого всё ещё оставалась загадкой, вынудила её вернуться домой едва ли не к полуночи. То, с чем она повстречалась, оказалось довольно сильным противником, но не физически: это существо оказалось в приоритете, благодаря своей скорости передвижения. Она успела проехать несколько километров на приличной скорости, когда монстр вновь появился на её пути.

Столкнувшись с ним лицом к лицу во второй раз, Хоуп осознала, почему он так быстро нагнал её. Прыжки монстра были поразительной высоты, и она уверена, что стоило ему захотеть, то в один такой прыжок он мог оказаться в ближайшем городе, а именно — в Ричмонде, путь до которого с той точки, где она была, на автомобиле занял бы больше получаса.

Майклсон не была уверена, что ей удалось его сильно ранить — уловить прыгуна, чтобы воздействовать на него магией, оказалось сложно, про физическую силу говорить даже не стоило, но в один момент он прыгнул и… исчез. Хоуп казалось, что она всё же попала в него заклинанием, и вроде бы видела кровь, но в темноте легко было ошибиться, увидев тень на нём. В любом случае, монстр так и не вернулся. Ни через минуту, ни через десять, ни через полчаса.

Пытаясь открыть глаза, которые так и желали вновь закрыться, Хоуп отключила раздражающий будильник. Она, щурясь, смахнула сигнал, проведя по экрану телефона и тяжело вздохнула. Наступила абсолютная тишина, так и умоляя вновь погрузиться в сон. На мобильный пришло какое-то уведомление, сопровождающееся чересчур громким, по мнению Майклсон, вздрогнувшей от неожиданности, звуком. Хоуп обнаружила, что в уведомлениях уже висят смс-ки от Рика, Фреи и… последняя пришла от Эллы. Поводом для радости служило только то, что на улице не было дождя, хотя небо всё так же оставалось пасмурным.

Проведя в кровати ещё какое-то время и хлопая сонными глазами, Хоуп все-таки заставила себя подняться. Она пыталась проверить все работы студентов, но несколько остались нетронутыми, потому что к половине четвертого ночи сон всё же сморил её. Майклсон ответила на все сообщения и отправилась в душ, пытаясь согнать с себя остатки сонливости.

 

По пути на парковку Хоуп пересеклась с Джорджем. Тот, поздоровавшись непривычно тихо, окинул её каким-то подозрительным взглядом, проходя мимо. Колин, радостно виляя хвостом, следовал рядом с хозяином. Хоуп заинтересовало, чем вызвано такое странное поведение садовника, но времени у неё было в обрез.

Мужчина внезапно сам окликнул её. Майклсон остановилась, сделала глубокий вдох и посмотрела на наручные часы: без двадцати двух минут девять. Натянув доброжелательную улыбку, она обернулась. Сильный порыв ветра ударил Джорджу в лицо и взъерошил короткие волосы. Колин залаял, продолжая вилять хвостом, а потом закружился, пытаясь ухватить его. Хоуп издала короткий смешок, наблюдая за его забавными действиями. Джо тем временем продолжал подозрительно коситься на Майклсон.

Узнав причину столь необычного поведения, Хоуп едва сдержалась, чтобы не рассмеяться. Впрочем, она понимала, что, в принципе, на месте садовника мог оказаться каждый. Вчера тот монстр, когда сиганул на капот, оставил приличные вмятины. Джордж почему-то решил, что она кого-то сбила и уехала, но будет правильнее сказать, что он решил, будто она сбежала (откуда только у людей появляются такие мысли, этого Хоуп не понимала). Майклсон заверила, что никого не сбивала и уж тем более не сбегала с «места преступления», но выдумать объяснение появившимся следам её невыспавшийся мозг отказывался. Да и к черту, она не обязана отчитываться перед едва знакомым человеком.

Джордж кивнул, но было видно, что он едва ли поверил её словам. Джо проводил её удаляющуюся фигуру всё ещё подозрительным взглядом, потом подозвал пса и направился к зданию, ступая по бетонной дорожке тяжелыми шагами.

Хоуп тихо выругалась, увидев свою машину. В свете уличных фонарей эти вмятины казались не настолько глубокими. Она раздражённо вздохнула, покосившись на капот; взгляд её выражал полную безнадёжность. Ведь и пары месяцев не прошло, как она забрала машину из автосервиса! Завтра же придётся снова туда наведаться...

 

Когда Майклсон оказалась в школе Сальваторе, то тут же прозвенел звонок, оповещающий о перерыве между первым и вторым уроком. Она встретилась с Эммой в коридоре, и та, конечно, уже была в курсе ночных событий: Аларик рассказал Дориану, а Дориан, естественно, своей жене. Выглядела бывшая Тиг искренне озабоченной и немного… напуганной? Трибрид не была в этом уверена, но на секунду ей так показалось.

Хоуп поинтересовалась, как идут дела с Лили. Эмма в ответ нахмурилась и неопределённо пожала плечами. Уильямс ждал их в кабинете директора, вооружившись почти десятком книг. Под описание Хоуп попадало с дюжину существ, нужно больше конкретики.

— Хм, скорее всего, высоко прыгал, говоришь, — пробормотал Дориан, задумчиво потирая подбородок и рассматривая страницу одной из книг. Хоуп уверенно кивнула. — Есть у меня кое-кто на примете.

Уильямс отложил том, который листал, в сторону и потянулся за другой книгой. В той, что оказалась в его руках, было не больше пятисот страниц. Он раскрыл оглавление и принялся его изучать.

— Ты уверена, что дело в прыжках? — уточнила Эмма.

— Капот моей машины уверен, — ответила Хоуп, поморщившись. — Оно было высокого роста, с дьявольской рожей, полупрозрачной кожей и передвигалось с помощью длиннющих прыжков, да. А, и ещё это существо собиралось меня несколько раз спалить, потому что могло выдыхать огонь, глаза у него тоже горели пламенем. В прямом смысле.

Во взгляде психолога отразилось замешательство.

— Высокого роста? — Книга оказалась поверх той, что Уильямс уже отложил ранее. Библиотекарь потянулся за другой — та оказалась ещё тоньше предыдущей.

Хоуп, пролистывая увесистый бестиарий, сказала, что он определённо был выше. Она бездумно проглядывала страницы, остановившись на описании Камбиона — существа, родившегося из союза между женщиной и инкубом либо мужчины и суккуба. На картинке был изображен ребёнок лет семи с заострёнными ушами…

— Ой, Хоуп, отыскать кого-то ниже тебя можно только среди младшеклашек!

Три взгляда одномоментно устремились на голос. Из рук Майклсон едва не выпала книга, когда она заметила в дверях Лиззи. Зальцман, слегка склонив голову и сложив руки на груди, забавно разглядывала присутствующих в кабинете отца. Сюрприз-сюрприз!

Первой отреагировала Эмма:

— Лиззи! Рада видеть тебя.

Элизабет ответила, что тоже рада встрече — со дня, когда они виделись последний раз, прошёл почти год. И хотя для неё было нетипичным проявление каких-либо особенно тёплых чувств (до сих пор), слова прозвучали искренне.

— Мне кажется, что шутки про мой рост уже давно потеряли актуальность, — засмеявшись, сказала Хоуп, обнимая подругу. — Ты бы хоть предупредила, что приедешь!

— Ты всё такая же низкая, а значит, они всё ещё актуальны, — по-доброму усмехнулась Лиззи. — Я тут невольно услышала разговор, этот вампирский слух иногда ужасно бесит, но да ладно. В общем, у меня вообще-то есть догадка…

— Джек-прыгун.

Элизабет и Хоуп обернулись.

Зальцман кивнула на слова Дориана:

— Да, я тоже подумала о нём.

— О! Оу… — Эмма явно удивилась. — А разве он не персонаж английского фольклора очень давних времен?

— Викторианской эпохи, — добавила Лиззи.

Майклсон вопросительно взглянула на неё. Элизабет пожала плечами, пояснив, что она кое-что знает о Джеке, потому что однажды в университете они работали по сюжетам фильмов о подобных персонажах: как правильно раскрыть историю, мотивы, не перечеркивая канон и всякое такое.

— По описанию стопроцентное попадание, — сказал Дориан. — Правда, каким образом он оказался здесь и сейчас — весьма интересный вопрос...

— Не услышала ту часть, где ты говоришь, что уничтожила его, — обратилась Элизабет к Хоуп.

— Потому что я не знаю, уничтожила я его или нет, — ответила Хоуп.

По выражению лица Зальцман было понятно, что той требовались объяснения. Хоуп пришлось вновь пересказать, что произошло при встрече с Джеком. Лиззи не особо удивилась, но всё же они сошлись в одном: нужно как-то удостовериться, что это гуманоидное существо больше не вернётся. Вопрос был только в том, как именно это сделать. Хоуп проверит сегодня то место, где всё произошло, но… что это даст? Вряд ли Джек оставил какие-то следы.

Пока Элизабет говорила с Эммой о своей учёбе и в общих чертах описывала прошедший год жизни в Чикаго, Майклсон думала о внезапном появлении монстра на дороге. Была ли она первой, у кого он встал на пути?

Трибрид поинтересовалась у Дориана о том, что вообще сказано о Джеке в книге. Она припоминала, что слышала о нём, но кто ж мог знать, что то, что существовало в Викторианскую эпоху, внезапно объявится в нынешнее время?

Теорий о природе и личности Джека-прыгуна хватало с лихвой. В той книге, которую просматривал библиотекарь, была изложена городская легенда, где Джек описывался как человекоподобное существо агрессивного эксцентричного поведения, так как он очень часто нападал на людей, обладающее способностью совершать невозможные по высоте прыжки. По описанию Майклсон было действительно стопроцентное попадание: высокий рост, отвратительное лицо, большие когти на пальцах рук, светящиеся глаза и… заострённые уши. Именно поэтому несколько минут назад Хоуп остановилась на странице с изображением Камбиона. В её памяти всплыл фрагмент, когда Джек оказался в шаге от неё, а его фигура целиком осветилась фарами. Происходящее было похоже на перемотку какого-то фильма, так быстро всё происходило, но да, уши действительно были заострёнными.

— Он что-нибудь говорил? — поинтересовался Дориан, потому что было написано, что монстр мог говорить по-английски.

Майклсон отрицательно покачала головой: нет, за всё время, что она боролась с ним, Джек не произнёс ни слова. Вообще ни единого звука с его стороны. Они нашли ещё кое-что, с чем Хоуп никак не могла согласиться: прыжками гуманоид мог перепрыгнуть далеко не только одно высокое здание. Он, чёрт возьми, мог перепрыгнуть небольшой город! Однако и доверять полностью сведениям, изложенным в книге, было нельзя. Это всё ещё оставалось городской легендой.

Эмма ушла первой, так как у неё через полчаса начинался рабочий день в школе Мистик Фоллс. Дориан, замещающий Аларика в данный момент, тоже покинул кабинет, отправившись решать какие-то организационные вопросы с другими учителями. У Лиззи, наконец, прошла премьера пьесы, и теперь та могла со спокойной душой притвориться, что такого не происходило в её жизни, целиком вычеркнув это событие.

В Мистик Фоллс Лиззи не планировала задерживаться. К двадцать третьему декабря она должна быть в Кливленде на семинаре, а до этого дня свободна, как птица в полете (спасибо, что отчёт по пьесе оказался в первом потоке, иначе бы торчать ей в Чикаго до сих пор).

— Кливленд? — на лице Хоуп отразилось удивление. — Так ведь из Чикаго же добраться туда легче, разве нет?

Элизабет подтвердила её слова легким кивком, стараясь не пересекаться с подругой взглядом. Внезапно форзац какой-то книги стал очень интересным.

— Лиззи, что происходит?

Зальцман нерешительно пожала плечами, как бы говоря, что ничего не происходит.

Всё нормально, — нарочито равнодушно ответила Лиззи, проговаривая слова по слогам.

Не надо было обладать эмпатическими способностями, чтобы понять, что всё совсем не нормально.

Лиззи почувствовала внимательный взгляд Хоуп, зависший на ней в ожидании, и отложив книгу, всё же посмотрела на подругу, упрямо сложив руки на груди. Защищалась. Хоуп, как никому другому, было это знакомо.

— Мамин контроль сводит меня с ума, — неохотно призналась Зальцман. — После Слияния у неё включился режим гиперопеки. Она каждое моё слово анализирует так, будто… Не знаю, найдёт в них намёк на то, что я хочу отключить человечность? Или что моя неустойчивая психика дала сбой после обращения?.. Я не знаю. Заставила переехать меня к ней, чтобы я всегда была в поле её зрения. Или чтобы соседку по комнате случайно не убила?.. Контроль едва ли не за каждым моим шагом. Да, последние пару месяцев она вроде как начала успокаиваться и давать мне свободу, но — проклятье! — я пошутила, что убила бы автора пьесы, потому что он написал какое-то дерьмо, а я и ещё несколько человек должны визуализировать её! — возмущённо восклицала Лиззи, а потом замолчала и вздохнув, продолжила уже более спокойным тоном: — Я даже не сказала, что «убью его», я не произнесла эти слова, но она посмотрела на меня так, будто я созналась, что съела этого человека на обед. Нет бы за Джо присматривать — от неё ни на шаг не отходит эта чокнутая. В общем, я выбралась сюда, чтобы хоть на несколько дней не чувствовать себя как в клетке, хотя за те несколько часов, что прошло после моего прилета сюда, она уже дважды позвонила мне и написала три смс-ки. И вот скажи мне, что это не гиперопека. Мне, может, и нужен был когда-то контроль, но уж явно не сейчас, когда мне двадцать три, а не семнадцать. И папа хотя бы это понимает. Кстати, почему он в Остине?

Лиззи так резко перескочила на другую тему, что Хоуп сначала растерянно взглянула на неё, всё ещё обдумывая слова Элизабет о Кэролайн и одновременно пытаясь понять, о ком та спрашивала.

— Решает кое-какие вопросы, — уклончиво ответила Хоуп. — По поводу Кэролайн…

— О, нет-нет! — остановила её Зальцман. — Я высказалась, мне стало легче, спасибо, что выслушала, но не надо мне сейчас говорить, что мама всё это делает, потому что любит и очень беспокоится, так как почти каждый знает, что большую роль здесь играет чувство вины. Я не хочу это обсуждать. Папа сказал, что Элла занимается организацией конкурса талантов. Это кошмар! Я должна вмешаться. Как учитель она, наверное, хороша, но, боже, к таким мероприятиям её нельзя допускать.

И снова резкий перескок с одной темы на другую.

Хоуп знала, что спорить с подругой бесполезно: если Элизабет не хочет говорить на эту тему, то не станет этого делать ни под каким предлогом. Возможно, будь здесь Аларик… Однако то, что она смогла высказаться и поделиться своими переживаниями, уже было хорошим знаком. А ещё Майклсон была безумно рада, что Лиззи займётся организацией — значит, она больше не обязана принимать в этом участие.

— Раз уж ты заговорила об Элле, то можешь найти её прямо сейчас, она как раз просила меня зайти к ней, но если ты решила взять всё на себя…

— Да, отлично, тогда я пойду к ней.

В мгновение ока Хоуп осталась в одиночестве.

Когда она вышла из кабинета директора, то звонок прозвенел уже со второго урока. Ученики высыпали из учебных классов, заполнив коридоры и прогоняя тишину прочь, заменяя её разговорами и смехом. Майклсон, проходя мимо учащихся, выглядывала Ника: мальчика нигде видно не было.

Ветер немного успокоился. Хоуп заметила Эллу: та находилась на улице со своим классом. А вот Лиззи она не увидела. В эту же секунду Майклсон вспомнила, что собиралась попросить Зальцман об одном деле, но со всей этой историй с Кэролайн, это совершенно вылетело из головы. Элла приветливо помахала Хоуп, правда, трудно было не заметить, что она ждала чего-то ещё. Интересно, Элла вообще в курсе, что её уже избавили от обязанности заниматься мероприятием?.. Майклсон направилась к ней.

«Когда услышишь в небе гром,

За дверью встретишься со львом».

Хоуп замедлила шаг.

«Когда раздастся двери скрип,

То сзади враг тебя настиг».

Детский голос продолжал декламировать:

«Ты начинаешь понимать,

Что нож из сердца не достать».

Хоуп замерла.

«И кровь — река в твоей душе.

Ты мёртв. Ты мёртв. Ты мёртв уже».

Майклсон повернулась в сторону, откуда доносились странные строки. Лили. Ну кто бы сомневался. Девочка прыгала на одной ноге по дорожке, расчерченной мелом на квадратики и как только произнесла последние слова, перепрыгнула в последний квадрат, останавливаясь. Она, как и всегда, была в одиночестве. С ней очень редко находились рядом другие дети.

Майклсон окликнула Лили. Та подняла на неё взгляд, так спокойно, словно с самого начала ждала, что Хоуп обратится к ней.

— Откуда ты знаешь стишок, который рассказывала сейчас?

На лице ребёнка не отразилось ни единой эмоции. Она проигнорировала вопрос Хоуп.

Прыжками Лили вернулась к началу классиков.

— Не знаю. Он просто появляется в моей голове. — Она взяла в руки камушек и бросила его. Камушек приземлился на цифре «3». Бросок явно удовлетворил её, и она подняла глаза на Майклсон. — А вам он знаком?

Лили смотрела на Хоуп так, словно… изучала в ней что-то. От безобидного, даже какого-то восторженного взгляда её детских глаз, когда Хоуп впервые встретилась с девочкой, не осталось ни следа.

— Нет, не знаком. Я подумала, раз уж ты вспомнила строчки стиха, который выучила до того, как оказалась здесь, то может вспомнила что-нибудь ещё?..

Девочка отвернулась и вновь запрыгала по квадратикам. Ответа Майклсон дождалась, когда Лили остановилась в последнем квадратике: естественно, она ничего больше не вспомнила.

Когда Хоуп уже была по пути в Ричмонд, а время неумолимо бежало вперед, в её голове всплыли другие строчки:

«Тот, чьи поступки меньше слов,

Растит сады из сорняков.

Они, размножив свой побег,

Укроют сад, как белый снег.

Начнет он таять по весне,

И птица сядет на стене.

Она поднимется в простор,

А в небесах парит орел».

Лили зачитывала продолжение именно этого детского странного стишка.

 

Майклсон чудом не опоздала. До начала лекции оставалось десять минут, и она едва ли не бегом преодолела кампус, направляясь к зданию университета. В коридоре к ней прицепился Рэйб, но спасение пришло в лице появившейся, как никогда вовремя, Новак. Декан, как и всегда, пренебрежительно посмотрела на преподавателя поверх полукруглых очков — по-другому Хелен на него никогда не смотрела. Эдвард либо очень умело притворялся, либо действительно не понимал прямо говорящих взглядов декана. Честно говоря, Хоуп не удивилась бы, узнав, что он и правда просто не понимал: такие люди, как Рэйб, наверное, не могли думать о том, что их компания могла кому-то не нравиться. Чёртов нарцисс.

Эдвард оставил Хоуп и Хелен наедине, когда его окликнул какой-то невысокий полный мужчина, благо погода была пасмурной, иначе бы солнце отражалось от его лысины так, что все находящиеся в коридоре были бы ослеплены. Майклсон не знала, кто это, но Новак он был знаком, судя по её реакции. Рэйб откланялся, принося тысячу извинений. Хелен проводила его недоброжелательным взглядом, прежде чем обратилась к Хоуп: она протянула квадратный конверт, на котором красивым почерком было выведено имя Майклсон.

— Тебя не застали на месте и попросили передать, как только ты появишься, — пояснила Хелен, слегка прищурившись. — Я сначала уж было подумала, что тебя приглашают на работу куда-нибудь ещё. Надеюсь, что это не так?..

— Хелен, сейчас всё делают с помощью электронной почты, — пробормотала в ответ Майклсон, крутя в руках конверт.

— И то верно. В любом случае, я надеюсь, что ты не решишь уйти из университета, если это всё-таки предложение о работе. — Новак вгляделась в её лицо. — Если мы потеряем такого преподавателя, как ты, то это будет невосполнимая утрата.

Хоуп благодарно улыбнулась, заверив, что не собирается уходить из университета. Хелен устроил такой ответ. Она кивнула, ответно довольно улыбнулась, но прежде чем скрыться в своём кабинете, деловитым тоном сказала, что студенты считали лекции Майклсон по-настоящему увлекательными — Новак слышала, как они обсуждали это в перерывах. Никакого ответа на свои слова Хелен не требовала; декан произнесла их, после чего исчезла за дверью.

Трибрид провела по буквам на конверте.

 

Конверт Хоуп вскрыла не сразу, а накануне последней лекции, пока в аудиторию медленно тянулись четверокурсники. Внутри лежал всего один лист, причём совершенно пустой. Майклсон задумчиво повертела его в руках. У неё была одна догадка, но в лекционном зале уже собралась дюжина студентов, так что ей пришлось отложить дело со странным посланием на потом.

Закончив лекцию, Хоуп получила очередную смс-ку от Аларика: и в этот раз уже не просто спросил, всё ли нормально (Зальцман раз десять за день задал этот вопрос, как и Фрея, и Ребекка, и Кол с Давиной, будто они думали, что кто-то решит напасть на неё посреди дня прямо в здании университета). Он сообщил, что перевод книг толком ничего пока что не разъяснил. Всё, что Филипп перевёл, они уже знали. До описания метки Уайт ещё не добрался, так что рано было терять надежду найти что-то новое.

Хоуп: «Если ничего нового мы не узнаем, то в этом не будет ничего удивительного... Когда ты собираешься возвращаться домой?»

Последние студенты покинули кабинет. Майклсон почувствовала на себе чей-то взгляд. Эмили застыла в нерешительности на выходе, смотря на Хоуп.

— Эми? У тебя есть какие-то вопросы?

Окажись Хоуп на её месте, у неё была бы сотня вопросов.

— Я всё ещё… — Клайд замолчала, медленным шагом возвращаясь к месту, которое занимала несколько минут назад. — Понимаете, этот знак, — она коснулась запястья там, где была метка, сейчас скрытая рукавом кофты, — я хочу избавиться от него, но не получается. Вы, наверное, можете меня понять… Или нет. Не имеет значения. У меня ощущение, будто он… не знаю, как это объяснить. Иногда мне кажется, словно я наблюдаю за происходящим вокруг чужими глазами. Как будто я больше не одна. — Эми нервно усмехнулась. — Звучит бредово, понимаю…

— Нет, Эмили, это не звучит как бред, — заверила её Майклсон. — Ты почувствовала это сразу после того, как на руке появился знак?

Клайд закусила нижнюю губу.

— Я так не думаю. Или я не замечала, не знаю. На этой неделе это стало слишком явным. Я буквально чувствую в своей голове чужое присутствие. И не могу понять, сошла ли я с ума, — в голосе Эми явно проскользнули истерические нотки. Она немного помолчала, пытаясь взять себя в руки. — Или это действительно происходит. Эта метка, она будто живая. Почему вы не можете ничего найти о ней? Я перерыла интернет и нашла часть этого знака. Луна и два полумесяца…

— Эми, это не совсем то, что нужно…

— А что нужно?! Я просто хочу — нет, мне необходимо! — избавиться от него.

Зальцман ответил Хоуп: её телефон оповестил о новом сообщении коротким сигналом. Это словно отрезвило Клайд. Она прикрыла на секунду глаза, сделала пару глубоких вдохов и выдохов, извинилась и спешно покинула аудиторию, игнорируя зовущую её Майклсон.

Рик: «Послезавтра утром вылет».

Хоуп: «Скорее бы уже послезавтра. Скучаю».

Хоуп отложила мобильный в сторону и вернулась к конверту. Как она и думала, записи были скрыты магией. Стоило ей произнести заклинание, как на белоснежном листе начали проявляться цифры.

Раздался стук. Майклсон подумала, что Эмили всё же вернулась, но в кабинет заглянула Хелен: она выразительно посмотрела на Хоуп, постучав наманикюренным ногтём по стеклу дизайнерских наручных часов.

— Хоуп, скоро экзамены, ты ещё успеешь провести здесь лишнее время.

— Да, — рассеянно отозвалась Майклсон. — Я уже собиралась домой, просто у Эмили Клайд были кое-какие вопросы.

— Ох, хорошо, когда вопросы у студентов, а не у представителей образовательного комитета. — Хелен демонстративно закатила глаза, улыбаясь уголками губ.

Речь шла о том незнакомом Хоуп мужчине, который невольно спас их с Новак от Рэйба. Именно он оказался человеком из образовательного комитета Вирджинии.

Декан напомнила о том, что сегодня обещают грозу, посетовав о погоде добрых пять минут, советуя её немедленно отправляться домой. Хоуп пообещала, что через пятнадцать минут (сославшись на то, что нужно закончить кое-что) её уже не будет в здании университета.

Когда Хелен оставила её одну, Майклсон вернулась к записке, которая пока что представляла собой бессмысленный набор цифр, написанных в две строчки: на нижней явно было указано время, но верхняя вызывала вопросы. Когда ты приглашаешь кого-то, то указываешь время и… Проклятье! Как она сразу не догадалась?.. Хоуп взяла в руки телефон и открыла приложение с картой, тут же вбив в строку поиска цифры. Как она и думала, это оказались координаты.

Прогремел гром. Кажется, синоптики оказались правы: Вирджинию снова накроет гроза.

 

Пустота. Это слово было единственным подходящим, когда Хоуп оказалась в том месте, где ночью столкнулась лицом к лицу с Джеком-прыгуном. Никаких следов тут не было, да она и не надеялась особо. Отыскать его, если он всё ещё жив, пока что не представлялось возможным.

Вернувшись домой, трибрид снова вспомнила о том деле, которое хотела поручить Лиззи, но занялась им сама. Городская легенда гласила о том, что Джек нападал на людей, иногда — похищал, иногда — убивал.

Майклсон подняла новостные сводки за последний год. Её интересовали случаи с пропажей людей в тех окрестностях. Поиск не дал результатов. Ни за год, ни за два. Всё, что ей удалось нарыть, так это то, что за последние пять лет там произошло восемь аварий: три из них со смертельным исходом. Это заставило Хоуп призадуматься: мог ли Джек-прыгун послужить их причиной, но вчитываясь в слова участников ДТП, понимала, что такое вряд ли возможно. Три аварии произошли по причине вождения в нетрезвом виде, две — из-за того, что водители заснули за рулём. Ещё одно происшествие случилось из-за того, что водитель уронил телефон и наклонился поднять его. Пять секунд, на которые он отвлёкся от дороги, стоили двум людям целой жизни. Причиной двух последних аварий послужили погодные условия.

Хоуп отвлеклась от ноутбука и устало потерла глаза. Её взгляд скользнул по журнальному столику, где лежал конверт, который несколько часов назад она получила из рук Хелен.

«Тебя не застали на месте и попросили передать, как только ты появишься», — всплыли в голове слова Новак.

Внезапно Хоуп кое-что приметила: она слегка наклонилась и дотянулась до странного письма. На конверте обычно клеят марки, на этом — в правом верхнем углу появился знак, которого ранее там не было, Хоуп это точно помнила. Та самая метка.

Майклсон достала записку, обнаружив, что и там кое-что появилось: дата. Ранее было указано лишь место и время.

36.661666 — 78.429464

20:30

21 декабря

За окном прогремел гром. Гроза добралась до Мистик Фоллс.

Глава опубликована: 27.08.2021
Предыдущая главаСледующая глава
Фанфик еще никто не комментировал
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх