↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 104

— В Хогвартс?! — растерянно спросил Гарри. Скабиор расхохотался:

— Какой Хогвартс? С этим всё — поезд ушёл, вернее, ты сам спрыгнул с него, кретин. Нет, не в Хогвартс — а ремеслу.

— Какому ремеслу? Я же вор! — неуверенно возмутился он.

— То есть ты и дальше намереваешься им оставаться? — уточнил Скабиор. — Тебе ещё мало?

— Отец был вором, — упрямо проговорил Гарольд, опуская голову. — И я буду.

— Ах, отец… ну, тогда да, — Скабиор легко вскочил. — Но тогда больше не вздумай ко мне приходить, — он подошёл к шкафу, распахнул дверцы и начал перевязывать сдерживающую волосы ленту перед зеркалом на одной из створок.

— П-почему? — подрагивающими губами очень обиженно и растерянно спросил Гарольд.

— П-потому, — передразнил его Скабиор. — Что очень скоро ты ещё во что-нибудь вляпаешься — у тебя, я же вижу, явный талант — а мне более чем хватило нынешнего. И ты знаешь, — он обернулся и поглядел на юношу, слегка склонив голову набок, — а я, пожалуй, откажусь от своего покровительства прямо завтра. На кой мне подопечный, который найдёт мне на голову ещё приключений? Отвечать за которые придётся сейчас именно мне?

— Я не вляпаюсь… я не хотел же! — воскликнул с отчаянием Гарольд.

— В общем, решай: или я за тебя поручился — и ты делаешь то, что скажу я — или разбирайся со своими долгами самостоятельно. Ты оборотень, конечно, и всё такое — но, в общем-то, я как-нибудь переживу твою смерть.

— А если у вас не получится? — тихо-тихо спросил Гарольд.

— Тогда — для тебя — всё вернётся обратно, — пожал он плечами. «А я просто найду и убью МакТавиша. Потому что служить ему я точно не собираюсь», — подумал… или, даже, скорее, понял он про себя. Эта мысль его и успокоила, и развеселила — настолько, что он заговорил чуть мягче, чем прежде: — Тебе придётся выбрать сейчас, Гарри — кто ты и с кем. Ты правда хочешь всю жизнь заниматься этим и закончить, если повезёт, свои дни, как отец, в Азкабане? Ты полагаешь, он сам бы хотел для тебя этого?

— Я не знаю, — опустив голову, прошептал он.

— Так подумай. У тебя есть время до завтра… Скажем, до вечера. Если решишь — приходи в «Белую Виверну» к шести. Не придёшь — я в семь буду у твоего кредитора и официально от тебя откажусь.

— Откажетесь, — тихо-тихо проговорил Гарольд, вновь ужасно напомнив Скабиору его самого в те же… хотя нет — немного более юные годы.

— Я не могу рисковать так, — сказал он мягко, подходя к парню и серьёзно глядя ему в глаза. — У меня семья. Будь я один — был бы другой разговор. Зачем тебе всё это, Гарри? — так же мягко спросил он. — Ты хороший вор? Действительно?

— Я… я хорошо аппарирую, — грустно на него глядя, проговорил он. — И никогда… с тех пор, как узнал про отца, я не думал ни о чём другом для себя… А сейчас… Я не знаю, — едва слышно прошептал он. — Я не умею же ничего больше… И друзья его — они меня приняли и…

— Я думаю, они будут не против, чтобы ты завязал со всем этим, — уверенно сказал Скабиор. «Потому что ты подставил их, парень — да так, что им до конца жизни хватит», — добавил он про себя, но вслух говорить не стал. — А что не умеешь — научишься. Я же сказал: учиться пойдёшь.

— Чему? — горько спросил тот, устало опуская голову. Скабиор присел рядом с ним и положил ладонь ему на колено.

— Узнаешь. Придёшь?

— Да, — он кивнул, сглатывая комок.

— Вот и славно. И вот ещё что, — Скабиор улыбнулся. — Раз уж мы с тобой засветились с этим оленем на всю Британию — надо завтра его навестить. А то некрасиво — ну и лично мне интересно же, что там и как с твоим украшением.

— Я не пойду! — почти испуганно проговорил Гарольд.

— Да почему? — удивился Скабиор. — Тебе не интересно?

— Не пойду! — повторил он упрямо.

— Да что у вас там случилось-то, в этом кузове? Оба вылезли, как оплёванные… Чего-то такое он там говорил про «неделикатен» — ты обиделся на него, что ли?

— Нет! — выкрикнул Гарольд, яростно к нему оборачиваясь. — Он на меня согревающие чары наложил!

— И что? — немного помолчав в ожидании продолжения, обескураженно спросил Скабиор. — У тебя на них аллергия?

— Вы правда не понимаете?! — воскликнул юноша с такой мукой, что Скабиор даже отказался от вертящейся на языке шутки и просто сказал осторожно:

— Нет… Объясни?

— Я же его убить должен был! Убить! И рога эти — это ведь я ему сделал! А он на меня — чары эти…

Он всхлипнул — и замолчал, отвернувшись. А Скабиор, разрываясь от насмешки и умиления, проговорил вкрадчиво:

— Тебе перед ним стыдно?

— Да! — выкрикнул Гарольд, вновь к нему оборачиваясь. — А вам не было бы?

«Да никогда», — хотел было ответить Скабиор, но удержался и просто мягко проговорил:

— Стыд следует избывать действием. Стыдно — вот и сходи навести его. И предложи, может, помощь какую: вдруг он один живёт, а у него дома собака, с которой погулять надо — или, может, купить чего… м-м?

— Это свинство! — помотал головой Гарольд. — И издевательство же! Он же из-за меня там — а я тут, мол, здрасьте, я вам яблок принёс? Так, да?

— Вот яблоки я бы точно не советовал, — всё-таки не удержался от смеха Скабиор. — Я подозреваю, он их долго ещё есть не будет… Хотя пахло, должен сказать, приятно. Слушай, — заговорил он, посмеиваясь, — я понимаю — тебе неловко. Но он вовсе не выглядел обиженным и несчастным… По-моему, ему это даже понравилось. Ну, представь: человек жил тихой и скучной жизнью — а тут вот такое. Это же весело — и совсем не позорно. Рога же, не дрянь какая-нибудь… и потом, мы с тобой за это и так уже заплатили — мало не покажется. А мужик он, по-моему, довольно приятный…

— Его же всё равно убьют! — сказал с отчаянием Гарольд. — Кто-нибудь, кто вправду умеет…

— Вряд ли, — возразил Скабиор. — Я говорил тебе уже — теперь в этом нет смысла, он перестал быть маленьким и незаметным, и это, видимо, спутало им все карты. Так что, возможно, ты этим весёлым идиотизмом, напротив, ему жизнь спас.

«Потому что, в противном случае мы с МакТавишем, возможно, разошлись бы куда как просто: жизнь за жизнь, да и всё. Убить его сейчас — фактически позволить мне соскочить с крючка... так что, вряд ли», — думал он, продолжая посмеиваться и с любопытством смотреть на Гарольда. «Надо ему всё же девчонку найти, — решил он. — И так нервный — как он напряжение-то сбрасывать будет? А ведь оборотень, как-то надо же…»

— Спас? — повторил Гарольд.

— Вполне может быть, — кивнул Скабиор. — Ну? Навестишь его завтра?

— А вы? — умоляюще проговорил он.

— Ну, пойдём, — кивнул Скабиор, чуть подумав. Нет, ему определённо было любопытно ещё раз увидеть этого лося. — Тогда в Мунго в четыре.


* * *


А в лесном лагере Эбигейл устало вошла в свою маленькую палатку и привычно зачаровала вход и окошки. Потом погасила свет — и, не раздеваясь, легла на низкую неширокую койку.

Он уже ждал её там, сидя на самом краю — как всегда. В темноте прозрачная призрачная фигура привычно слегка светилась... Она улыбнулась и протянула ему свою единственную руку, вытянув её вдоль своего тела ладонью вверх — и почувствовала едва ощутимое прохладное прикосновение его ладони. Он придвинулся ближе и наклонился к ней — её Варрик.

Призрак, отпечаток покинувшей землю души, бывший для неё в этом мире самым реальным из всех.

— Так странно было видеть его, — проговорила она, вглядываясь в его никогда уже не меняющиеся черты.

— Он всегда был разумен, — ответил он, улыбнувшись и наклоняясь так низко, что почти касался своей прозрачной щекой её — пусть бледной, но из плоти и крови.

Семнадцать лет они жили вот так — волчица с одной рукой и призрак, бывший когда-то, вопреки всем условностям стаи, не только её соратником, но и супругом. В той битве, победу в которой каждый май праздновала Британия, он выжил — но погиб через полгода, когда авроры отыскали-таки их лагерь в лесу. Они все бились до последнего, велев под конец уходить молодым — и она осталась единственной Серой, кто сохранил после этого боя и свободу, и жизнь, пусть и заплатила за это своей правой рукой. А Варрик погиб — но всё равно не ушёл и не бросил стаю, от которой так мало осталось. Даже мёртвый, он оставался с ними — и очень помог. В отличие от большинства призраков, осевших в каком-то одном месте и с трудом покидавших его, он сохранил полную свободу перемещения. Вот так и жили — вдвоём: искалеченная волчица и призрак, последние Серые Охотники Фенрира Грейбека, жили — и пытались сохранить, как могли, свою стаю.

Но получалось не очень… Они понимали — видели, каким растёт юное поколение, видели, во что вырождались их когда-то искренние идеи, видели… но ничего не могли поделать. Будь бы они оба живы… или хотя бы, будь она целой. Но с одной рукой — что она могла в схватке? Её, впрочем, слушали — и уважали, но чем дальше — тем реже спрашивали совета, и чем дальше — тем чаще юные волки пытались покрыть её во время трансформаций. Пока ни у кого не вышло — да и Варрик пугал их, причём в волчьем облике они почему-то боялись его куда сильнее, нежели в человечьем, но…

— Он никогда по настоящему не был в стае, — ответила она, устало закрывая глаза. — Его не послушали — и впредь не станут.

— Станут — когда потечёт кровь, — возразил он, паря теперь в воздухе прямо над ней. Она улыбнулась и коснулась губами его призрачного лица, не почувствовав, как всегда, ничего, кроме едва уловимой прохлады.

— Нас так мало осталось, — сказала она горько. — Я не хочу никакой крови… не за золото, — добавила она с печальным смешком. — Мерлин… до чего мы все докатились, Варрик. Разве можно было прежде вообще такое представить…

— То время ушло, — отозвался он, гладя призрачными руками её лицо. — Навсегда. Я узнаю, как он живёт и кем стал — и если после этого мы решим с тобой, что ему можно верить, мы подумаем, как убедить волчат.

— Они не послушают нас, — покачала она головой. — Ты видел же — мне даже слова не дали… мы слишком хорошо выучили их, — с иронией сказала она. — Но не объяснили, кажется, самого важного… Фенрир бы никогда не стал торговаться.

— Стал бы, — улыбнулся призрак. — Но первым и на своих условиях. Я говорил — следовало сделать сразу же именно так.

— Говорил, — кивнула она. — Но и тебя они тогда не послушали.

— Они верят силе, — сказал он. — Мы сами их этому научили. Вопрос лишь в том, насколько силён сейчас Скабиор, чтобы убедить их.

— Они помнят его, — помолчав, сказала она. — Помнят, кем он был при Фенрире.

— Прошлое есть прошлое, — возразил он. — А живём мы сейчас. Прошлое ему не поможет — разве что самую малость. Если МакТавиш решит всерьёз воевать с нами — ему достаточно будет помочь аврорам отыскать наш лагерь. В этот раз не спасётся уже никто.

Он говорил очень спокойно, почти равнодушно — но она знала, очень давно и хорошо знала его, и знала, что это вовсе не равнодушие.

— Он не знает, где это, — возразила она — И мы можем сняться с места.

— Но где мы сейчас — всегда несложно узнать, поймав и запытав парочку юных, — грустно сказал он. — Пока до этого не дошло — но мы ведь пока и не воюем по-настоящему.

Глава опубликована: 18.01.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор Онлайн
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор Онлайн
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор Онлайн
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх