↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
QRCode
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 219

Из Хогвартса Поттер вместе с министром отправились прямиком в кабинет последнего — где тот развил чрезвычайно бурную деятельность, вызвав к себе секретарей и тех, на ком лежала ответственность за проведение сегодняшних мероприятий, и немедленно раздал множество распоряжений. Поттер же, ненадолго оставив его за этим занятием, успел буквально за четверть часа проверить Атриум, где у подножия воздвигнутого после войны монумента памяти была возведена сцена. Народу уже сейчас было много — Гарри внимательно окинул взором посты, отыскал в толпе дежурных авроров в штатском, оценил количество прессы, кивнул Ли Джордану, налаживающему аппаратуру для прямого эфира, и, наконец, остановился взглядом на Скитер в привычном вызывающе-облегающем костюме, на сей раз пронзительно-малинового цвета. Поттер давно уже для себя отметил, что Рита могла служить отличным индикатором грядущих неприятностей и скандалов, однако лицо ее носило сейчас отпечаток скуки, что вселяло некоторый оптимизм. Ещё раз изучив обстановку, он вернулся к министру, вместе с которым отправился, наконец, в Отдел защиты оборотней.

Скабиор явился в Отдел уже в десять утра. Собираясь, он чуть ли не впервые в жизни пожалел, что у него нет какой-нибудь обычной одежды: или его любимый набор штаны-жилет-рубаха-шейный платок с пальто, или праздничная, нарядная мантия, купленная к свадьбе Гвеннит. А сейчас бы, на его взгляд, очень пригодился костюм, или хотя бы просто приличный пиджак… может быть, даже кожаный, задумался он, но лучше б, конечно…

Впрочем, думать о том, чего всё равно нет, было бессмысленно, и поэтому в отделе он появился в тёмных шоколадных брюках, тёмно-зелёном жилете и изящно повязанным под белой рубашкой зелёным с тонкой алой каймой шейным платком. Его ждали — и с порога усадили сперва подписывать все необходимые для Гринготтса документы, а затем — читать пресс-релизы.

Постепенно начали собираться и попечители. Первыми пришли Кафф с Флетвок — оба в превосходнейшем настроении, но если Лауренция выглядела просто весёлой, то сам Кафф сиял и буквально распространял вокруг себя волны радости и возбужденного предвкушения, и казалось, что сам воздух министерства заставил его помолодеть. Появившиеся почти сразу после него МакМиллан с Финч-Флетчли выглядели, наоборот, крайне серьёзными и тихо говорили о чём-то друг с другом. Следом в переговорную вошли Грейвз и Белби, который, увидев Скабиора, как раз закончившего с бумагами, оставил своего спутника, задумчиво присевшего к столу в одиночестве, очень тепло улыбнулся Скабиору и сам подсел, чтобы поговорить.

Скабиор умел держать лицо: отшучивался и улыбался, весело целовал руки Флетвок, пикировался с Каффом и вообще выступал в роли милого и очаровательного собеседника. А Варнава Кафф тем временем взял на себя роль персонального инструктора по взаимодействию с прессой и, усевшись рядом со Скабиором, с удовольствием вводил его в курс той роли, которую ему предстояло сегодня играть.

— Пресса любит несколько вещей, — рассказывал он. — Эпатаж и скандалы — но этого нам сейчас не нужно, и потому постарайтесь даже малейшего повода не дать. Остроумие — но с ним нужно быть осторожнее и соблюдать меру. Наконец, пресса любит раскаявшихся и вставших на праведный путь грешников — и это как раз наш вариант. Не переиграйте — и не дайте повода решить, что вы лжёте. А в целом, — закончил он, — поменьше говорите и побольше молчите с умным лицом. Вы сейчас настолько интересны, популярны и романтичны, что всё, что вы ещё не успели прокомментировать нашим СМИ за последние два года, будет, на мой взгляд, лишним. Улыбайтесь. Улыбайтесь — и давайте как можно более краткие ответы. У вас ещё будет время продемонстрировать своё ораторское мастерство.

Появление министра, чинно переступившего порог отдела в компании с Гарри Поттером около половины двенадцатого, стало для всех присутствующих огромным сюрпризом. А министр энергично жал руки попечителям и с особым энтузиазмом Скабиору, поздравлял Спраут с «великолепной инициативой и перспективнейшим начинанием», благодарил попечителей за проявленную гражданскую позицию и благородное решение принять такую ответственность на себя… и очень быстро умудрился едва ли не присвоить себе создание фонда. Скабиор в какой-то момент поймал взгляд Каффа — и едва удержался от неуместного смеха. Но, когда министр невероятно торжественно собственными руками прицепил ему на лацкан пальто блестящий бронзовый значок с эмблемой Министерства магии в виде литеры «М», призвав мистера Винда носить его с честью, сдержать смех стало задачей практически непосильной. Скабиор, опустив глаза, очень сдержанно поблагодарил господина министра за оказанную ему высокую честь (на этих его словах, кажется, даже Поттер отвлёкся от своего блокнота и покачал головой, а попечители так и вовсе дружно заухмылялись) и подумал, что буква-то ему досталась очень уж символическая. Из трёх первыми пришедших ему в голову ассоциаций: «Murder, Marauder, Moron»(1) последняя его характеризует точнее всего.

— …Однако меня крайне заботит пресса, — продолжал говорить министр, но Кафф его незамедлительно успокоил, сообщив, что уже взял этот вопрос на себя.

Делиться подробностями с окружающими он не собирался, однако уверенность его носила не голословный характер, а основывалась на его весьма продуктивной прогулке с Юэном Аберкромби.

Беседу, носившую приватный характер, Кафф позволил себе начать с расспросов о благополучии миссис и мистера Аберкромби, родителей Юэна, много лет назад променявших сырой британский климат на солнечное побережье Испании. Там они жили на прекрасной просторной вилле, и их регулярно навещали Юэн с детьми и супругой. Оттуда Аберкромби-старший и управлял всеми делами, и никакое расстояние не мешало ему вести их жёстко и успешно.

— Рад, рад, что ваши родители пребывают в добром здравии и замечательном настроении, — довольно покивал Кафф, беря Юэна, с которым они гуляли по набережной, под руку. — И очень бы не хотелось его испортить… Меня, признаюсь, ваш батюшка во гневе просто пугал, — доверительно сказал он, не желая замечать, как занервничал вдруг его собеседник. Аберкромби-младший знал Каффа практически всю свою жизнь и прекрасно понимал, что подобная откровенность ему совершенно не свойственна.

— А разве есть повод? — спросил Аберкромби удивлённо.

— Повод, малыш Юэн, к сожалению, всегда есть, — вздохнул Кафф. — Тебе ли не знать об этом, мой дорогой? — проговорил он, покачав головой. — Мне тут одна пташка на хвосте принесла очень неприятные новости, которыми мне бы не хотелось делиться со своим старым другом… Боюсь, твой батюшка будет сильно обеспокоен твоей любовью к прекрасным, но быстрым ведьмочкам на спортивных метлах — а главное, твоими долгами, которые имеют свойство расти. А уж когда он узнает, кому его сын задолжал… Я боюсь, как бы ему не пришлось променять солнечное побережье на наши туманы.

— Я разберусь, — нервно облизнул губы Аберкромби. — Это временно…

— Не сомневаюсь! — воскликнул с энтузиазмом Кафф. — Я ведь всегда в тебя верил! И хотя я и сам стал отцом довольно давно, я по-прежнему полагаю, что родителям не всегда стоит знать все наши тайны… И главное, чтобы твой небольшой секрет остался между нами, не так ли?

— Конечно, — обречённо кивнул Аберкромби, прекрасно понимая, что сейчас последует какая-то просьба, которую ему придётся исполнить.

— Видишь ли, малыш Юэн, — проникновенно заговорил Кафф. — Я имел честь быть приглашён присоединиться к одной весьма важной для нашего общества организации… и очень надеюсь на благоприятное освещение её деятельности в прессе. Ведь ты не откажешь мне в такой малости, правда? Тем более, что и дело хорошее… Я бы даже сказал, благородное.

— Буду рад помочь, мистер Кафф, — вымученно улыбнулся Аберкромби.

— Не грусти так, мой дорогой, — утешающе проговорил Кафф, похлопывая его по руке. — Пришлёшь Риту — а мы с ней сами договоримся. Получишь первоклассный репортаж — и мою, скажем так, признательность. И папино сердце будет спокойно… и всем хорошо. Это же главное, чтобы всем хорошо было, согласен?

…Ничего этого Кафф, разумеется, никому говорить не стал — но его обещанию «уладить все дела с прессой» мгновенно поверил и министр, и даже Поттер, который то говорил с кем-то по сквозному зеркалу, то писал что-то в своём волшебном блокноте.

К половине двенадцатого в переговорной отдела собрались все попечители — и Скабиор был искренне признателен Каффу, всё время находившемуся рядом с ним — хотя Андромеда Тонкс даже и не смотрела в сторону «лица фонда», ему было неуютно находиться с ней в одной комнате. Смущала его и мадам Лонгботтом — хотя, сколько он знал, поводов к этому не было никаких — и Морриган Моран. Но это ощущение Скабиор хотя бы мог объяснить: от неё веяло опасностью и ощущением силы, которая, при необходимости, с лёгкостью уничтожит любое препятствие и неумолимо направится дальше. И хотя ни одна из этих женщин не обнаруживали намерения с ним общаться, он почувствовал облегчение, когда около двенадцати все собравшиеся отправились в Атриум, где, поднявшись на сцену, министр начал, наконец, торжественное открытие празднества в честь победы.

Довольно быстро закончив привычную вводную часть, министр перешел к главному:

— Восемнадцать лет прошло с момента победы, — сказал он и патетично простер руку к монументу, — и за это время мы сделали многое для улучшения жизни всех социальных групп, — голос министра, усиленный Сонорусом, разносился под сводами Атриума с такой силой, что с лёгкостью перекрывал достаточно сильный гул толпы. — И мы не собираемся на этом останавливаться. Наше общество прошло большой путь, на протяжении которого мы искали решение той проблемы, которую, — министр понял, что начинает запутываться, и, сделав крохотную паузу, несколько театральным жестом прижал руку к своей груди и продолжил: — Мы, наконец-то, сумели решить и нашли способ справиться с последствиями той беды, от которой не застрахован, увы, никто, так как одна-единственная ночь может перечеркнуть всю жизнь. Министерство более не может закрывать глаза на эту социальную несправедливость. И вот к восемнадцатой годовщине победы мы с радостью объявляем о том, что при Департаменте магических популяций при поддержке достойнейших членов волшебного общества мы, наконец, основали фонд...

Пока министр изливал на собравшихся всю эту пафосную и необходимую чушь, Скабиор ощущал себя… голым. На него все смотрели… да нет, не так — на него глазели, и взгляды эти казались ему физически ощутимыми, липкими, стремящимися проникнуть не то, что под одежду, а забраться в самую его душу и изучить её, разобрать на кусочки. Он улыбался — до сведённых скул, до судорог в мышцах и до противной, ноющей головной боли. Он никогда в жизни не оказывался объектом пристального внимания такого количества людей, и ощущение это ему категорически не понравилось. Больше всего на свете ему сейчас хотелось куда-нибудь спрятаться — и никогда, никогда больше не выходить на люди. Но мало ли, чего ему хотелось… И он улыбался и кивал людям: чиновникам, журналистам, зевакам и даже замершим на постах сотрудникам ДМП, и единственное, что он позволял себе сделать — иногда переступать с ноги на ногу и нещадно сминать манжеты своей рубашки.

Наконец, министр завершил свою речь и торжественно вывел Винда на авансцену — и его тут же ослепили вспышки бесчисленных колдокамер, заставив его зажмуриться, но не согнав широкой улыбки с лица. Ибо после того, что он сделал ради этого фонда в субботу, было бы трусливо, смешно и глупо отступить перед какими-то сполохами.

— …И я представляю вам человека, проделавшего путь с самого дна и доказавшего, что при наличии доброй воли и, конечно же, нашей всеобщей поддержки можно изменить себя, свой образ жизни и стать достойным членом волшебного общества. Ибо, если это смог он, то, конечно же, смогут и все! — торжественно закончил министр. — Мистер Кристиан Говард Винд — распорядитель и, не побоюсь этого слова, лицо нашего фонда!


1) «Убийца, Мародёр, Придурок» — англ.

Вернуться к тексту


Глава опубликована: 25.04.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34396 (показать все)
Alteyaавтор Онлайн
Ta_nusia
Я знала, что мой телефон меня подслушивает, но он ещё и подглядывает!
Подсматривает, что я читаю!
А так как читаю я сейчас "Обратную сторону луны"...
В общем, на каждой странице, где упоминается одна из значимых деталей облика Скабиора, вылезает реклама сурьмы. Марки Су-0, Су-1 и 2. С фоточкой (не Скабиора, сурьмы).

А вы ещё спрашиваете, почему комодики.
Ой, а мне можно эту рекламу?))) сурьма полезная же.))
Alteya
Да???
Вы точно эту сурьму имеете в виду?
https://images.app.goo.gl/g4uJKYzgq33rZ53D6
Alteyaавтор Онлайн
Ta_nusia
Alteya
Да???
Вы точно эту сурьму имеете в виду?
https://images.app.goo.gl/g4uJKYzgq33rZ53D6
Нет!)))))
🤭🤭🤭
ansy Онлайн
miledinecromant
Ta_nusia
Вам ответит Бета, как главный по крипоте и кровь-кишочкам.
Да, для это в планах (неизвестно какой дальности) и живёт под кодовым названием "Он волком бы выгрыз бюрократизм" ))))
ЖДУН АКТИВИРОВАН
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Alteyaавтор Онлайн
Elegant
Мой любимый кусок лета и вообще жизни — тот, где я наслаждаюсь Вашим творчеством. И он наконец настал <3
Спасибо! ))
fialka_luna Онлайн
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Я все-же взялась за «Луну» и не могу оторваться. Прочла примерно 70% и жалею, что читаю уже в готовом виде, не в «онлайн» режиме, когда ждёшь новую главу и невероятные обсуждения в комментариях.


Какие живые герои, я внутри вашей Вселенной и мне очень сложно возвращаться в реальность.
Спасибо вам! ) Это так приятно. )

Я думаю, немножко можно и не возвращаться. Считайте это маленьким отпуском от реальности .)
fialka_luna Онлайн
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Дневник Фенрира, вот что больше интересует.

А Хадрат, чувствую, ещё даст прикурить...
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Спасибо! Это было незабываемое путешествие.
Скабиор, Стая Фенрира, Гвен, оборотень-пожарный, оборотень-кузнец,британские и ирландские волчата- настолько все они разные, каждый по-своему интересен и объединяет всех Луна.

Два вопроса остались
«Скелет из сундука» Бэлби
Грейбек отец Кристиана?
Спасибо, что прочитали. )

1. Однажды, может быть, у нас дойдут до него руки.
2. Нет, конечно, нет. )
fialka_luna

Про Хадрат будет дальше в серии. Читайте дальше. Да, она свою роль там сыграет.
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Dreaming Owl
Inconcsient
Красиво. На Маяковского похоже
Спасибо!))
Показалось, что именно этот ритм подойдёт лучше всего)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Навеяло)

его сердце
пришито
к дому его семьи
будь ты из аврората
либо со взглядом змеи
погоди, не тяни
пока нити
уходят в плоть
волк бежит
скулит хоть,
но жив... рядом...
научился отслеживать
взглядом
дистанцию
повороты
не важно
кто ты
с миром - живи
нет? - утони в крови
скорей всего
он уже чует
твой запах
четырехлапо
вывернется
из кожи
волк
тебя
уничтожит
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Alteya
Inconcsient
Ого! ух ты! Спасибо! Как здорово!
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Alteyaавтор Онлайн
Inconcsient
Alteya
Вам спасибо за прекрасную вселенную, в которую хочется погружаться снова и снова.)
Погружайтесь! ))
fialka_luna Онлайн
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Alteyaавтор Онлайн
fialka_luna
Удивил строгий министерский работник, который поёт по вечерам)
Ну, должен же он отдыхать.))
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх