↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 239

После допроса Скабиор с Поттером вернулись в кабинет.

— Завтра утром в «Пророке» выйдет пресс-релиз на третьей странице — и я очень надеюсь избежать шума в прессе, — сказал Поттер, протягивая Скабиору лист пергамента. — Если вас всё же найдут журналисты — постарайтесь не выходить за рамки написанного. Если ничего не случится, остаток недели все будут думать о квиддиче, — с надеждой добавил он. — В субботу «Кенмарские Коршуны» играют с «Паддлмир Юнайтед» одну восьмую финала.

— Это да, — хмыкнул Скабиор. — Если квиддич — то хоть трава не расти… а на третьей странице заметку, может, и не заметят особо.

Когда-то… совсем недавно сезон квиддичных матчей был для Скабиора, как и для любого домушника, самой горячей порой. А теперь… Он опять усмехнулся. Похоже, он становится приличным человеком…

— Ваш экземпляр, — Поттер проштамповал оба протокола допроса и протянул один из них Скабиору. — Нужно вернуть в отдел, если я правильно помню процедуру, — на всякий случай напомнил он, полагая, что стоит данный вопрос проконтролировать, дабы в этот раз неосмотрительность мистера Винда снова не вышла им боком.

И напомнил весьма своевременно, ибо в той суматохе, которая творилась сегодня, никто Скабиору об этом сказать не успел.

— Я отнесу, — сказал он, рассеяно перебирая пальцами края бумаг. — Я должен ещё что-нибудь?

— Сегодня нет, — успокоил его Поттер. — Сейчас меня больше всего тревожит грядущий допрос мисс и мистера Мун. Было бы крайне неприятно, если бы их показания разошлись со словами мистера Нидгара.

— С чего бы им разойтись? — пожал плечами Скабиор.

— Мало ли… Завтра мы их допросить не успеем, — продолжал Поттер, — у нас десять допросов и в восемь ваш эфир на радио, в семь часов нам с вами уже нужно быть в студии, плюс нам ещё нужно получить согласие опекуна. Вероятно, с господами Мун мы побеседуем в четверг после обеда… или даже, скорее, в пятницу. Вы будете присутствовать при допросах завтра?

— Не знаю, — мотнул головой Скабиор. — Может быть — не с утра. Но кто-нибудь будет. От отдела.

…Только уже подходя к офису Отдела защиты оборотней, Скабиор сообразил, что ни ключа от двери, ни пароля для входа у него нет, и что он вообще не знает, как, собственно, сюда входят самостоятельно. Он постучал, не особенно надеясь, что ему откроют, но ошибся: Грета Сакнденберг, оказавшаяся на месте, забрала у него протокол, дала расписаться в какой-то огромной книге и предложила чай, от которого он, впрочем, отказался. И пошутив, что сейчас чаю предпочёл бы сову, отправил вежливое письмо мадам Монаштейн с предупреждением о своём визите, который он планировал нанести около девяти утра и выражал готовность, если это время не подходит, выбрать другое.

Простившись с Гретой и предупредив, что завтра с утра в Аврорате продолжат допросы, на которых он присутствовать никак не сможет, ибо будет в это время беседовать с мисс и мистером Мун, Скабиор, наконец-то, покинул министерство и вышел на улицу. Сам разговор с Хати и Сколь представлялся ему довольно простым: привести к ним под видом целителя Маллета (пару его волосков, незаметно снятых с одежды, он приберёг с прошлой встречи, оборотка тоже есть в наличии) Гельдерика, который объяснит им, что нужно сделать… возможно, прихватить ещё с собой Варрика — да и всё.

Однако сложности начались уже на первом этапе. Для начала, этого самого Гельдерика следовало найти — и Скабиор, аппарировав в лагерь Эбигейл, в самом буквальном смысле столкнулся с Варриком. Вышло неловко: он смутился, поняв, что оказался практически внутри призрака, но тот, коротко улыбнувшись, сгладил неловкость, пошутив про то, как удачно вышло, что он уже мёртв, иначе лежать бы им сейчас рядом в виде кровавой каши. Помочь он согласился мгновенно — и исчез, а Скабиор остался в лагере дожидаться ответа.

Волчата ужинали. Его тоже позвали к костру, и он, хотя и не был голоден, не стал отказываться, но заставить себя есть не смог и, незаметно вернув нетронутое содержимое своей миски в общий котёл, просто сидел, молча глядя на волчат, жующих с поистине волчьим аппетитом. Его, по счастью, не трогали — здесь не было принято лезть к тем, кто не выражал желания участвовать в общей беседе — и в какой-то момент он потерял счёт времени и не смог бы сказать, сколько ему пришлось ждать.

Гельдерик назначил встречу на шесть утра в том же месте — и сил спорить с ним у Скабиора не было.

— Пойти с тобой? — неожиданно предложил Варрик.

— Не стоит, — устало улыбнулся Скабиор. — Спасибо за предложение. Там, вроде, всё просто…

— Я буду поблизости, — с неожиданной настойчивостью пообещал Варрик. — Зови.

— Спасибо, — повторил Скабиор — и отправился, наконец-то, домой.

Где всё же решил поужинать, или выпить хотя бы чаю, однако больше всего на свете ему сейчас хотелось лечь спать. Залив кипятком заварку в чайнике, он сел подождать, пока чай будет готов, и буквально на секунду закрыл глаза.

— Крис, — Гвеннит тихонько коснулась его плеча, а потом приникла к нему, осторожно гладя его по холодной руке. — Давай, я тебя в спальню отлевитирую? Здесь неудобно же…

— А? — он резковато поднял голову и с удивлением оглядел кухню.

— Ты спишь за столом, — сказала она. — Отлевитировать тебя в спальню?

— Да я дойду, — удивлённо ответил он, утыкаясь носом в её маленькую тёплую руку. — Если я переживу это лето, это вообще будет чудом, — сказал он, закрывая глаза. — Сдам экзамены — впаду в спячку. Если доживу, разумеется. Иди сюда, маленькая воровка, — засмеялся он вдруг, сажая её к себе на колени.

— Я не воровка! — слабо запротестовала Гвеннит.

— Давай откроем шкаф и проверим, — предложил он, отчаянно борясь с зевотой. — И если там всё же окажется… какое оно, малиновое? — желе…

— Я не воровка, а спасательница! — возразила она, обнимая его за шею и вдруг крепко прижимая к себе его голову и целуя спутанные, не очень свежие волосы. — Я боялась за тебя — очень, — прошептала она. — Но ты вернулся… всё закончилось?

— Прости, маленькая, — вздохнул он. — Я боюсь, оно теперь не закончится никогда… или, во всяком случае, очень нескоро. И если ты однажды найдёшь меня спящим на придверном коврике — не удивляйся, а просто принеси мне туда подушку и одеяло. Договорились? — он засмеялся и, отчаянно зевая, поднялся, спуская её с колен. — Мне обязательно надо уйти утром без четверти шесть… обещай меня разбудить, — попросил он. — Любым методом.

Она проводила его — и, покуда он раздевался, закрыла ставни, оставив окно открытым. Услышав, что Скабиор лёг, она подошла и села на край кровати, и довольно долго сидела так, держа его за руку и тихонько гладя его холодные пальцы — он же уснул ещё до того, как его голова коснулась подушки.

Просыпался он тяжело: Гвеннит пришлось ладонью зажать ему рот и нос, чтобы он вообще среагировал, а потом полить ему на лицо холодной водой из палочки. В итоге он даже кофе попить не успел — Гвеннит только сунула ему в карман кусок хлеба с сыром, и он аппарировал, едва не опоздав на встречу.

Гельдерик появился очень мрачный и злой. Они так же, как в прошлый раз, прошлись до того же переулка — и, едва оказавшись там, Гельдерик спросил:

— Ну? Что ещё? У меня времени нет. Говори быстро.

— Ты обдумал то, о чём мы вчера говорили? — спросил Скабиор, предпочтя не замечать его тон.

— Я сказал — найду тебя сам, как решу. Прекрати меня дёргать.

— Так времени нет, — начиная раздражаться, сказал Скабиор. — Завтра или послезавтра Сколь и Хати будут допрашивать. Им нужно будет опознать Нидгара как человека, который их, так сказать, склонил к преступлению, и сказать, что с остальными они познакомились только на месте. И что-то подсказывает мне, что меня они не послушают — а вот тебя должны. Поговори с ними — я знаю, как это можно устроить.

— Предложить им сдать Нида? — уточнил Гельдерик с таким видом, что Скабиор засомневался в том, что он уже успел пообщаться с МакТавишем.

— Иначе они пойдут, как соучастники, — очень терпеливо кивнул он.

— Я напишу им, — подумав, сказал Гельдерик. — И пришлю тебе письмо.

— Какое «напишу»? — Скабиор так обалдел от подобного предложения, что даже перестал сдерживаться. — С ними поговорить надо, глаза в глаза… да они едва читают! И просто не поверят, что это твой почерк… Гилд, слушай…

— Я не могу сейчас покидать свою стаю, — нахмурился он.

И, в общем-то, не соврал. Уйти и оставить стаю на Хадрат? Которая ходит там похмельная, злая, как стадо голодных мантикор, ненавидящая всё живое — и прежде всего Гельдерика? Мордред её поймёт, почему. Хотя… В общем-то, он вполне мог её понять, если быть честным. Но она проиграла, и он вовсе не собирался возвращать ей так глупо упущенную власть. С этим она не смирится — и воспользуется первой же возможностью, чтобы вернуть всё обратно.

Да и кто сказал, что это не ловушка? Они под домашним арестом — а Скабиор является и предлагает ему вот так запросто сунуться в место, которое охраняют авроры, так, кстати, и не представив серьёзных доказательств того, что не имеет отношения к случившемуся.

Наконец, была и ещё одна причина, по которой Гельдерик совсем не хотел видеть Хати и Сколь. Мысль о том, что придётся разговаривать с ними и смотреть им в глаза, была неприятной — настолько, что он с лёгкостью нашёл очень весомые причины, чтобы с ними не встречаться. В конце концов, они уже вряд ли вернутся в стаю — если вернутся, тогда и поговорим. А пока их дороги расходятся. Так уж случилось — ничего не поделать. Надо уметь принимать неизбежное.

— Они не послушают меня, — почти в отчаянии проговорил Скабиор. — Гилд, они меня практически не знают! Письмо ничему не поможет — они не поверят, не пишут о подобных вещах, ты разве не понимаешь?

— Ты ещё поучи меня, — мгновенно разозлился Гельдерик.

Не стоило так с ним говорить, конечно… Скабиор прикусил свой длинный язык и произнес примирительно:

— Извини — был резок. Но нам надо, чтобы они сказали именно это, иначе они сядут, как соучастники.

— Это их выбор, — отрезал Гельдерик. — Я сказал — я напишу. К вечеру.

— Напиши сейчас, — медленно попросил Скабиор, доставая из кармана блокнот и карандаш, который носил с собой. — Времени действительно очень мало.

— Ладно, — буркнул тот и, усевшись прямо на асфальт, начал писать.

«Это их выбор». Хотел бы Скабиор знать, что ответил бы на его месте Нидгар, поменяйся они с Гельдериком местами. То же? Нет? Они же все вместе детей разменяли на собственную свободу и золото — сейчас-то Нидгару уже всё равно, почему бы и не поступить правильно… годом больше, годом меньше, при таком сроке не так и важно. Ну и то письмецо, наверное, тоже свою роль сыграло — знать бы ещё, что в нём было…

Скабиор отошёл на пару шагов и тоже опустился на мостовую. Как же просто… «Это их выбор». С другой стороны, чего он, собственно, ожидал? Один раз от этих детей уже отказались — с чего он решил, что сейчас что-нибудь изменилось?

Наконец, Гельдерик закончил, свернул листок и отдал Скабиору.

— Всё, что могу, — сказал он. — Мне пора. Я тебя сам найду.

— Ищи, — кивнул Скабиор.

Развернулся — и пошёл прочь, думая, что же теперь ему делать.

Оставался, конечно, Варрик, которого, кстати, и провести туда будет проще — но…

Глава опубликована: 14.05.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх