↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 208

Маленький лагерь, конечно, не спал, и возникший на привычном уже месте позади палатки Эбигейл Скабиор был встречен радостными восклицаниями. Его явно ждали — так же, как, похоже, ждали Лив и Дагфинна, которые ещё даже сахарную вату раздать не успели и выглядели гордыми, смущёнными, радостными и виноватыми разом.

— Тут двенадцать штук — по одной каждому, — сказал Скабиор, сразу же начав улыбаться. — И это наш маленький сувенир всем, включая участников. А я обойдусь, — он протянул одну из тех четырёх порций, что держал в руках, Эбигейл, и пошёл с остальными к Вигге и Тире, которые пока тоже не получили своего угощения. — Вы молодцы, — похвалил он их, протягивая им вату. — Сделали всё идеально.

— Мы ругали себя, что оставили тебя одного искать их, — сказала Тира.

— Вы чётко следовали плану и выполнили приказ, — качнул головой он. — И это было единственно правильно. Так что ура вам — и попозже у меня будет для вас поручение, — Скабиор подмигнул им и с оставшимся мотком ваты подошёл к сидевшему немного поодаль Бёру.

— Не отказывайся, — попросил он, протягивая его ему. — Для них это важно, — мотнул Скабиор головой в сторону Лив и Дагфинна.

— С чего бы? — хмыкнул тот, забирая угощение и обнюхивая его.

— Это сахар, — пояснил Скабиор. — Магглы умеют его как-то плавить и вытягивать в такие тонкие нити.

— Магглы, — повторил Бёр, грязными пальцами отрывая кусочек и отправляя его к себе в рот. — Слышал я, у вас что-то пошло не так?

— Моя ошибка, — коротко признал он. — Поздно вышли — зато вернулись с добычей, — сказал он, весело хлопнув себя по карману. — Но вообще нужно решать вопрос с едой кардинально, иначе мы скатимся туда же, куда и те.

— Надо, — кивнул Бёр, отщипывая ещё кусочек. — Знаешь кого-нибудь, кого шкурки интересуют? Сейчас не сезон для добычи, конечно — весна, найди кого-нибудь к лету. Обычно Нидгар их кому-то сбывал. Я сам никого и не знаю.

— Найду, — кивнул Скабиор. — А с кого шкурки-то?

— С кого угодно, — пожал тот плечами. — С любых тварей, которые тут водятся. Могу и живьём поймать — обычных, волшебных… кого потребуется.

— Слушай, — с любопытством спросил Скабиор. — А ты вправду из леса никогда не выходишь?

— А зачем? — спросил Бёр. — Я бывал в городах — мне не понравилось. В лесу чисто и даже зимой всё живое — да и не люблю я людей.

Настаивать Скабиор не стал, хотя любопытство его проснулось и требовало разрешить загадку. Но лезть в чужую жизнь, куда ему только что хоть и вежливо, но совершенно однозначно преградили дорогу, было против всех уважаемых им законов — да и какое, в общем-то, дело ему было до Бёра? Так что Скабиор, дружески кивнув ему на прощанье, пошёл было к остальным, но, заметив группу, расположившуюся отдельно, свернул к ним и, подойдя к понуро сидящим на поваленном дереве Дагфинну и Лив, рядом с которыми устроились утешавшие их Вигге и Тира, бесцеремонно раздвинул их и, сев посредине, обнял обоих за плечи.

— Разберём ситуацию, — сказал он. — О вас, — бросил он удачно аппарировавшей паре, — говорить нечего, вы всё сделали правильно. А с вами так, — сказал он двоим другим. — Из плюсов: вы запомнили, что жизнь важнее добычи — раз и не бросили свою пару — два. Минус всего один: вы сбежали, позабыв в самый нужный момент об аппарации.

— Вот именно — мы сбежали! — повторил Дагфинн, сжав свои руки так, что хрустнули пальцы. — Мы струсили — и сбежали!

— Сбегать иногда бывает очень полезно, — хмыкнул Скабиор. — Это порой и жизнь спасает. Так что к самому факту побега у меня претензий нет — только к его форме. Вас отчасти оправдывает, конечно, и моя оплошность — я промахнулся со временем — но только отчасти. Посему будем тренировать навык «испугался-аппарировал». Чтобы превратить его буквально в инстинкт. А так молодцы, — он коротко прижал их к себе и, отпустив, весело заглянул в их грустные лица. — Идёмте-ка разбирать добычу — я захватил и ваши мешки. Ну, вперёд, — подбодрил он их и, поднявшись, зашагал, не оборачиваясь, к палатке, которая у волчат служила складом.

И только выложив там из карманов добычу, задумался, как будет возвращать всему этому нормальный размер. Святая Моргана, что ж у него за день-то дурацкий такой! Позориться перед всеми ему решительно не хотелось, и потому он поглядел на собравшихся и, кивнув им на трофеи, спросил:

— Справитесь сами? — и, увидев выражение их лиц, повздыхал и сказал: — Я попозже сам — передохну и займусь.

Он сунул руку в карман, проверяя, всё ли достал, и, подцепив там что-то, болтающееся на верёвочке, вытащил сцепленные шнурками, за которые он и держал их, крохотные армейские ботиночки. Скабиор фыркнул и, бросив их к остальному, подошёл к наблюдающей за ними Эбигейл.

— Ты так и не научился? — еле слышно спросила она, протягивая ему половину мотка ваты. — Мне слишком сладко, а ты остался без угощения.

— Нет, — усмехнулся он, принимая палочку с лакомством из её руки и тут же немного демонстративно отщипывая кусочек. — Но это их не касается.

Она кивнула, и Скабиор попросил:

— Мне нужна бутылка чего-нибудь крепкого и твоя палатка на час. И посторожи, чтоб гостей не было.

Она улыбнулась одними глазами и снова кивнула и добавила совсем тихо:

— Мы рады, что вы все вернулись и никто не пострадал. Мы волновались — Вигге и Тира рассказали, что что-то пошло не так.

— Да это я идиот, — отмахнулся он, не желая всё-таки посвящать её в детали. — Не всё просчитал. Надо было раньше пойти. Но главное, да, что все целы. И даже с добычей, — закончил он весело.

— Лив и Финн сказали, что бросили всё, — произнесла Эбигейл вопросительно.

— И правильно сделали, — заступился за них Скабиор. — Не ругай их. К тому же, я всё принёс.

— Не стану, — кивнула она. — Они расстроены больше, чем демонстрируют остальным.

— Никто не идеален, — фыркнул Скабиор.

Их прервали радостные крики волчат, наконец, заглянувших в пакеты и увидевших вафли.

— Я сейчас, — сказал он, вновь подходя к так и держащимся чуть в стороне Лив и Дагфинну.

— Хорошая была идея, — сказал он ей, — смотри, как все рады. Я же говорил, что иногда сбегать бывает полезно.

— Хадрат бы нас за такое прибила, — сказала тихонько Лив. — И была бы права.

— Хадрат, если мне память не изменяет, вместо себя отправила умирать Сколь и Хати, — жёстко напомнил он. — Она та, чьё мнение мне менее интересно, чем мнение вон того пенька. А вот я вас точно прибью, если вы не перестанете ныть и стоять тут с кислыми рожами, портя всем успешное завершение важного дела. Вашего тоже, между прочим, — сказал он весело. — Желаете наказание — вот мой вердикт: извольте веселиться вместе со всеми и ничего ни от кого не скрывать. Всё, марш к остальным — и проследи, чтобы всем досталось.

— Эбигейл сказала, что это на ужин, — сказала Лив, которой, кажется, полученное странное наказание заметно подняло настроение.

— Разумно, — кивнул он и вернулся к Эбигейл, рядом с которой уже парил Варрик, сквозь которого просвечивали редкие солнечные лучи.

— Жаль, тебя не было с нами, — искренне проговорил Скабиор.

— Я был, — возразил тот. — Но вмешиваться не стал. Ты и без меня справился.

— Был? — растерявшись в первый момент, спросил Скабиор.

— Я не мог отпустить их одних. Даже с тобой, — спокойно пояснил Варрик. — Я не знаю, кто ты, вернее, кем стал.

— Ну, — недовольно хмыкнул Скабиор, — я, в общем, понимаю. Хотя неприятно, — он рассмеялся слегка наигранно.

— Я помню тебя еще волчонком Грейбека, — призрачно улыбнулся Варрик, — а сейчас ты вырос в фигуру, которая сама решает, как ей ходить. Надеюсь, у тебя получится лучше, чем у остальных.

Такой откровенный комплимент Скабиора настолько смутил, что он замолчал, не будучи в состоянии подобрать какой-нибудь достойный ответ. Серые крайне редко хвалили кого-то, и похвала их стоила не меньше, чем от самого Грейбека — но тот уже никогда ничего не скажет ему, да и Варрик вряд ли когда-либо повторит что-то подобное.

— Я всё думаю, что вам всем теперь делать, — заговорил, наконец, Скабиор о том, о чём давно уже собирался побеседовать с Эбигейл. — Так жить… не то, чтобы невозможно — но, на мой взгляд, довольно бессмысленно. При Грейбеке мы жили в лесу, потому что у нас была программа и цель — и, по сути, это был военный лагерь. Но сейчас… — Он дёрнул плечом и бросил на Серых, как он по привычке называл для себя Варрика с Эбигейл, вопросительный взгляд.

— Хочешь увести их? — спросила Эбигейл. — Куда?

— Да нет, — сразу же возразил Скабиор. — Я никуда не хочу никого вести, во всяком случае, сейчас. Сейчас они проигрывают своим ровесникам почти по всем статьям — а они должны быть, если не лучшими, то хотя бы на среднем уровне. И я как раз думаю, как этот уровень им обеспечить. Им надо учиться, но они же не будут? — он вопросительно глянул на Эбигейл.

— Будут, — улыбнулась она уголком губ. — Принеси нам учебники — и я их за них засажу.

— Принесу, — хмыкнул он. — Чего-чего, а этого добра у меня в достатке… будет. Чуть позже. Я принесу пока то, что есть. Но главное — нужно найти какой-то источник дохода. Я не хочу, чтобы они тоже выросли просто ворами, причём не лучшими — сказал он, сжав губы. — Меня вовсе не радует мысль, что «вор» и «оборотень» скоро станут синонимами. Когда-то нас боялись — а скоро станут просто брезгливо кривиться. Мы же хотели когда-то заставить волшебников с нами считаться — и что? Это разве способ? Мелкие клиенты Департамента правопорядка,— он неприятно поморщился. — Мир изменился — а мы словно застряли в прошлом.

— Мы, — поправила его Эбигейл. — Мы, Скабиор. Ты пошёл дальше — а мы остались. Пойдём.

Она проводила его сначала на склад, где он снова сложил крохотную сейчас добычу в карманы, а потом и в свою палатку — и, поставив на стол бутылку далеко не самого лучшего почина,(1) ушла, не оборачиваясь и не задавая вопросов.

Оставшись один, он вздохнул и, сложив то, что ему предстояло трансфигурировать, на пол, открыл бутылку и решительно сделал большой глоток. Из глаз брызнули слёзы. Какая же дрянь… Когда и как, интересно, он успел от такого отвыкнуть? В кого ты превращаешься, Кристиан — да так незаметно… Садиться на аккуратно заправленную койку Эбигейл он не стал — устроился прямо на полу, прислонился спиной к ножке стола и пил, дожидаясь нужного состояния и заранее готовясь к тому, чтобы себя потом протрезвить. А когда поймал, наконец, нужное, взял палочку, размахнулся и, громко и чётко бросил заклятье:

— Финита!

А потом ещё раз.

И ещё. И вот в этот раз у него, наконец-то, всё получилось.

А пока Скабиор готовился к обратной трансфигурации по методу Гермионы Уизли, Эбигейл, сидящая на земле неподалёку от входа в свою палатку, говорила негромко с Варриком.

— Я знаю, что ты был недавно у них, — сказала она. — Как они живут сейчас?

— Хорошо, — отозвался он, сидя совсем рядом с ней и глядя на весело разводящих костёр волчат. — Они… я бы сказал, что они отлично распорядились добычей. Похоже, у них много планов — разных. Тебе рассказать?

— Не знаю, — помолчав, сказала она. — Я помню их всех детьми… Я ушла, но не думать о них не могу.

— Я тоже, — ответил он. — Они пока не поняли, что я больше не связан с ними.

— Ты не стал объяснять? — спросила она с лёгким удивлением.

— Я сказал, — возразил он. — Но они — не поняли.

— Поймут, — сказала она, и в голосе ее не было радости.

— Поймут, — кивнул он, внимательно смотря на неё — а потом снова переводя взгляд на весело гомонящих волчат.


1) “Poitin” или “poteen” — ирландский самогон из картофеля или ячменя.

Вернуться к тексту


Глава опубликована: 13.04.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор Онлайн
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Neposedda Онлайн
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Kireb Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Levana Онлайн
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Levana Онлайн
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
Levana Онлайн
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Levana Онлайн
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор Онлайн
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Loki1101 Онлайн
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор Онлайн
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх