↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 278

— Исправить, — повторил Поттер. — Что именно вы собираетесь исправлять? — поинтересовался он.

— Тот… тот вред, о котором вы и Винд говорили, — смешался Рейнард. — Хоть что-то из того что я натворил. Это возможно?

— Полагаю, возвращать бельё было бы бесполезно и опрометчиво, — сказал Поттер. — Вас могут вполне счесть преследователем. Но, быть может, вам стоило бы вернуть за него деньги? И, может быть, даже добавить к ним извинения?

— Я вряд ли вспомню, где взял большую часть, — расстроенно сказал Рейнард.

— Вы задали мне вопрос — я ответил, — Поттер слегка пожал плечами. — Если вы действительно хотите возместить причинённый ущерб — уверен, вы отыщете способ. Чуть раньше вы задали мне вопрос о последствиях, которые повлечёт ваш отказ от защиты — но вы не уточнили, последствиях для кого? Лично для вас или же для Отдела?

— Для меня, — неуверенно проговорил Рейнард. — А для отдела… разве они не часть министерства, и для них какие-нибудь последствия могут быть?

— Безусловно, — слегка кивнул Поттер. — Ваше дело может быть очень громким, мистер Шоу. Если вы отказываетесь от защиты Отдела, то для Визенгамота вы будете оборотнем, который не только ни в кнат не ставит наши законы, но и не ценит то, что министерство выделяет для защиты таких, как он, некий бюджет, и сотрудникам отдела зарплаты платит. Я уже не говорю о недавно созданном фонде помощи, о котором вам, вероятно, просто ничего не известно, — он бросил на Рейнарда вопросительный взгляд, и когда тот отрицательно покачал головой, продолжил: — Что же касается отдела, то ваш отказ для всех — включая членов Визенгамота — наглядная демонстрация, что даже оборотням они нужны далеко не всем, ну кто они? Так — перекладыватели бумажек. И доверие к их работе — очень тяжёлой и часто неблагодарной — будет в какой-то мере подорвано.

— Тогда я согласен, слышите? — почти в отчаянии предложил Рейнард. — Чёрт, я даже не знаю, как! Если у вас есть рецепт, как сделать лучше — скажите?! Я никогда не сталкивался, даже у магглов и не понимаю всего этого… этих ваших правил, политики и бюрократии! Но я не хочу никому портить жизнь!

— Похвально, — поддержал его Поттер. — Могу ли я расценить ваше искреннее желание сотрудничать, как обещание раз и навсегда прекратить ваши, с позволения сказать, вылазки?

— Можете, — тихо проговорил Рейнард, выглядя при этом настолько несчастным, что Поттер добавил:

— Если вас действительно настолько заботит проблема алкоголизма — есть много законных способов с ней справляться. Законных — и безопасных, — подчеркнул он.

— Наверное, — с совершенно несчастным видом сказал Рейнард, но Поттер безжалостно продолжал:

— С похищенным вами бельём несколько проще — как я уже говорил, полагаю, что его возвращать бессмысленно: кому оно нужно после того, как побывало в ваших зубах и руках — так что лучше возместить его стоимость. Коллекция у вас обширная — так что вам придётся побегать.

— Да это, в общем-то, ерунда, — поморщился Рейнард. — А всё остальное?

— Я не считаю кражу ерундой, — нахмурился Поттер. — Бельё или нет — это кража.

— Ну, да, — кивнул Рейнард, — но ведь это не главное? Далеко не главное обвинение?

— Нет, — согласился с ним Гарри. — Что же касается практикуемых наказаний… В целом, в Волшебной Британии на данный момент практикуются три категории: заключение в Азкабан, общественные работы и штраф. В вашем случае, если дойдет до суда, то речь, безусловно, пойдет о первом… но, — он положил руки на стол и сплёл между собой свои пальцы, — Возможно, мы сможем найти другое решение.

— Другое? — переспросил Рейнард почему-то без особенной радости.

— Видите ли, — сказал Поттер, — вас, конечно же, можно оправить в Азкабан лет, я полагаю, на семь. Но я не вижу в этом особого смысла — ни для вас, ни для нашего общества, с которым вы ничего общего не хотите иметь, никакой практической пользы, за исключением общественного спокойствия в Бристоле, от этого, на мой взгляд, не будет. Тем более что вы, как мне кажется, всё же осознали, что были неправы, и даже раскаиваетесь.

Он посмотрел на Рейнарда вопросительно, и тот кивнул:

— Осознал… я действительно не думал, что нарушаю закон.

— Я вам верю, — кивнул Поттер. — И учитывая, что маггловский мир вам понятней и ближе, чем наше нецивилизованное средневековье, я готов рассмотреть такую, как мне кажется, весьма прогрессивную практику, если верить моей коллеге и другу, как пробация. Вам знаком этот термин?

— Да, — кивнул Рейнард. — Но ведь для того, чтобы вынести такое решение, всё равно нужен суд?

— Как я уже сказал, в нашем мире подобное не практикуется. Поэтому я готов отправить материалы по вашему делу в свой стол и взять на себя роль и судьи, и надзирающего инспектора. Наше соглашение будет иметь частный характер, а чтобы придать ему некую официальность, мы вполне сможем обойтись контрактом, — ответил Поттер. — Понятие магического контракта вам известно?

— Да, — Рейнард теперь выглядел удивлённым.

— Если бы дело получило официальный ход, то в качестве меры наказания я бы всё же настаивал том, чтобы вас приговорили к работам на благо общества — но поскольку я не могу этого сделать без суда, а Визенгамот однозначно приговорит вас к Азкабану, я предлагаю следующее, — сказал Поттер. — В качестве одного из условий вашей пробации, которое мы непременно включим в контракт, вы фактически отправитесь на общественные работы — но не в нашем мире, а в том, где вы и живёте — в маггловском. Вам предстоит трудиться волонтером в одном из реабилитационных центров для алкозависимых и членов их семей по двенадцать часов в неделю в течение… и вот тут я должен задать вам вопрос: когда вы начали свои полуночные рейды?

— Сложно сказать, — покачал головой Рейнард. — Давно… Я поселился в Бристоле примерно через год после возвращения… да, где-то осенью. И, наверное, ещё через год и придумал это… примерно так.

— Тогда, — Поттер взял перо и что-то быстро подчитал на сотворённом тут же пергаменте, — если принять, что, в среднем, в году тринадцать полнолуний, и одна ночь длится восемь часов…

— Есть ещё сдвоенные полнолуния, — напомнил ему Рейнард. — Когда астрономическое полнолуние днём, я обращаюсь две ночи подряд.

— Точно, — кивнул Поттер. — А сколько их обычно в году?

— Примерно половина, — сразу ответил Рейнард.

— Момент, — Поттер продолжил подсчёты и, наконец, сказал: — У меня вышло около двух тысяч четырёхсот часов. Двенадцать часов в неделю — это шестнадцать лет, — он вопросительно посмотрел на Рейнарда. — Но поскольку я сомневаюсь, что вы все восемь ночных часов пугали несчастных — думаю, на это вы тратили едва ли половину своего времени — ну и, учитывая, что активная работа всё же ценится выше — в общем, я предложил бы определить срок этих работ в пять лет. Пять лет по двенадцать часов в неделю — ну и, соответственно, чем больше вы отрабатываете в неделю, тем быстрее закончите. Полагаю, так будет и правильно, и справедливо. Ваше мнение?

— Реабилитационный центр? — повторил Рейнард. — Ну… да, наверное, — сказал он не слишком уверенно. — Но я не уверен, что смогу быть там полезен — у меня нет никаких нужных умений и знаний, разве что оказание первой помощи.

— Думаю, им всегда требуются добровольцы, — успокоил его Поттер, — и я уверен, что волонтёров там обучают на месте.

Они замолчали. Шоу очень напряжённо о чём-то думал, Поттер же не мешал ему и просто листал принесённые с собою бумаги. Наконец Рейнард спросил:

— Я не собираюсь этого делать — но что будет, если я нарушу контракт? Я умру? Лишусь магии? Или случится ещё что-то страшное? — попытался пошутить он.

— Нет, — спокойно возразил Поттер. — Ничего такого, конечно. Просто я буду об этом знать. И приду за вами уже как лицо должностное, и мы с вами вернёмся к тому, с чего начали — но уже по всей строгости наших законов. И вас будут судить — и, по всей видимости, приговорят к Азкабану. Но это уже прерогатива суда — назначать наказание.

— Ясно, — кивнул, измученно улыбнувшись, Рейнард. — Я не стану ничего нарушать… но узнать должен был.

— Понимаю, — кивнул Поттер. — Кроме того, вы обязуетесь возместить ущерб всем владелицам похищенного вами белья — размер ущерба определите в соответствии со стоимостью оного или похожего в магазинах. Приносить ли при этом свои извинения в любой доступной вам форме — дело сугубо ваше.

— Согласен, — печально кивнул Рейнард.

Поттер молча изучал его какое-то время, а затем заговорил вновь, но уже чуть менее официальным тоном:

— У меня есть к вам предложение. Я понимаю, что вам скучно жить — и осознаю, что скука — один из мощнейших мотиваторов, который, к сожалению, часто недооценивают. И что, запретив вам одно, я, с большой долей вероятности, могу спровоцировать вас этим на что-то другое — а способов разгонять скуку с вашей-то фантазией можно придумать массу. И поскольку моя цель — всё же предотвратить преступления, а не просто испортить вам жизнь, я подумал, учитывая ваше стремление приносить пользу обществу… — он выдержал паузу, — что вам может прийтись по душе идея поработать на аврорат. Скажу честно, — предупредил он в ответ на изумлённый взгляд Рейнарда, — до сих пор подобное у нас не практиковалось, и я вряд ли смогу оформить это официально. Но, с другой стороны, никакими правилами не возбраняется оказывать добровольную помощь аврорату. Я имею в виду — в полнолуния и, разумеется, под аконитовым.

Глаза Шоу расширились и блеснули.

— Поработать на аврорат? — переспросил он. — Волком? Вы шутите?!

— Нисколько, — без всякой улыбки ответил Поттер. — Разумеется, вам придётся подписать магический контракт о неразглашении, но, в целом, вы совершенно правильно меня поняли: я предлагаю вам поработать на аврорат, как вы выразились, волком. А может быть, и не только, — добавил он, внимательно наблюдая, каким вдохновлённым и почти по-детски счастливым становится лицо Шоу. — Но всё это — лишь при условии подписания вами магических контрактов.

— Да я подпишу что угодно! — с энтузиазмом воскликнул Рейнард. — Тайный агент — это же… я с радостью помогу аврорату, — слегка придержал он собственные эмоции.

— Что угодно подписывать весьма неосмотрительно и, к тому же, не нужно, — слегка охладил его Поттер. — Достаточно указанных мной контрактов. Прочтите их, — предложил он, доставая из папки два листа пергамента и кладя их перед Рейнардом. — Читайте очень внимательно — и если согласны, подписывайте.

Пока тот читал, Поттер молча за ним наблюдал. Он до сих пор сомневался в своём решении — но, с другой стороны, мистер Винд был, на его взгляд, совершенно прав, говоря, что этому Шоу нужно придумать какое-нибудь занятие, причем желательно под присмотром. Выражение лица Рейнарда, конечно, подтверждало правильность принятого решения, но сомнения до конца не разгоняло. Впрочем… что решено — то уже решено, и глупо об этом думать.

Рейнард подписал оба контракта, а потом и поставил подписи на экземплярах Поттера — и, несколько нервно теребя подушечкой большого пальца уголок одного из них, спросил:

— И что теперь?

— Теперь вы свободны, — сказал ему Поттер, — а я должен вернуть вам конфискованные панталоны и принести официальные извинения от имени аврората за неправомочное задержание, и содержание в камере последние двое суток…

— Не надо! — вспыхнув, умоляюще попросил Рейнард. — Прошу вас…

— Не буду, — впервые с начала разговора слегка улыбнулся Поттер. — Но таков протокол. Я сейчас вызову сопровождающего — вас проводят к выходу. А за пару дней до полнолуния приходите — я пришлю вам сову с указанием точного времени — и…

— Моя собака, — кивнув, перебил его Рейнард. — Ваши люди… Авроры обещали, что позаботятся о ней — я могу её забрать?

— Вам доставят её домой, — пообещал Поттер. — Через пару часов. Не волнуйтесь. Вы позволите аппарировать к вам в прихожую? Чтобы не привлекать внимания и…

— Да. Да, конечно! — кивнул, заулыбавшись, Рейнард. — Спасибо. Правда, спасибо вам…

— Не за что, — сказал Поттер, вставая и собирая бумаги в папку. — До встречи, мистер Шоу. И я очень надеюсь, что мы с вами больше никогда не вернёмся к этому разговору.

Отправив незадачливого авантюриста домой, Поттер вызвал к себе Робардса, который, как и все остальные, пока был не в курсе нестандартной идеи Главного Аврора.

— В принципе, есть масса способов использовать его способности, — постарался обосновать Поттер своё решение, не касаясь скользкой темы правомерности своих действий. — Например, Вейси со своими ребятами до сих пор рыщут по лесу в поисках схронов — и даже время от времени кое-что обнаруживают, но представь, насколько эффективнее могут быть эти поиски с помощью…

— …ручного оборотня, — засмеялся Робардс. — Гениально. Гарри, мне действительно очень нравится эта мысль: и парню найдём занятие, и нам польза.

— И создадим прецедент трудоустройства оборотня к нам на работу, — добавил Поттер. — Конечно, пока внештатно и на безвозмездной основе — однако лиха беда начало. Я и наименование его… м-м-м… статуса для бюрократов придумал: назовём его внештатным консультантом аврората по практической ликантропии, благо прецедент с мистером Виндом есть, а значит, на него можно ссылаться.

— И будет у нас своё тайное оружие, — продолжал веселиться Робардс, чьё хорошее настроение передалось, наконец, и Гарри. — А лет через десять Скитер об этом пронюхает и напишет что-нибудь вроде: «Оборотни — секретное оружие аврората! Общественность хочет знать…» — дальше пока фантазия мне отказывает, но она всегда чего-нибудь хочет. А еще напишет, что мы подло украли идею у нашего недоброго знакомого и коллеги Яксли.

— Вдруг нам повезёт, и мы просто не доживём? — улыбнулся Поттер. — Но вообще у меня на него есть совершенно конкретные планы: нам очень бы пригодился кто-то, кто мог бы выследить настоящего «бристольского оборотня» — кто-то же пугал магглов, и кто-то пытался подставить мистера Винда, и я хочу знать, кто и почему это делал.

— Про него уже больше года ни слуху, ни духу, — качнул головой Робардс.

— Это ничего не значит, — возразил Поттер. — В любом случае, хуже не будет — ну а пока пусть и вправду Вейси поможет. Заодно ребята его разговорят и помогут что-нибудь вспомнить.

— А может, его в банду к волчатам внедрить? — предложил Робардс, улыбаясь. — Со временем? Наверняка же не всех поймали — в том лагере хотя бы по количеству спальных мест было очевидно, что их куда больше. Не сразу, конечно, — добавил он, видя выражение лица Гарри, — но со временем… подготовим его… ты говоришь, он пожарный — я не очень-то разбираюсь в маггловских профессиях, но, думаю, что это не самое безопасное и спокойное дело.

— Не знаю, — покачал головой Поттер, вспоминая, как тяжело давалось Люпину задание, и что мистер Винд говорил о своей стае. — Посмотрим.

...Вечером, после показательной выволочки, устроенной несчастным стажёрам уже, так сказать, полным составом, Поттер задержал у себя Вейси.

— Я нашёл тебе превосходнейшего помощника, — весело сообщил он ему. — Думаю, с ним вы отыщете в лесу много всякого интересного.

К идее Поттера Вейси отнесся достаточно сдержанно. Как аврор и руководитель отдела он, хотя и радовался возможностям, которые открывались, но вполне понимал, с какими трудностями, в том числе и в отношении своих подчиненных ему придётся столкнуться. А вот как человек, как просто Леопольд Вейси, он боялся — до тошноты и головокружения боялся, что этот странный оборотень учует его секрет.

И тогда он погиб.

Однако ни одного аргумента против в его голову просто не приходило — зато вдруг, наверное, от отчаяния, туда пришло кое-что получше: решение. Ему ведь вовсе не обязательно отправляться в лес самому — пошлёт кого-нибудь… а как и почему — в конце концов, он начальник. От этой простой идеи ему стало легко и почти спокойно — и он уже по-деловому начал обсуждать с Поттером те перспективы, которые открывались перед ними с появлением нового необыкновенного сотрудника.

…Так что в четверг вечером магические контракты с мистером Шоу были подписаны, а сам он познакомился с Вейси, Кутом и Робардсом — а Поттер, оставив их, отправился туда, где последний год проводил каждый четверг — в дом Гвеннит Долиш.

Где его, помимо всего остального, ожидал очередной урок ЗОТИ с мистером Виндом.

Глава опубликована: 23.06.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор Онлайн
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор Онлайн
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор Онлайн
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Levana Онлайн
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Levana Онлайн
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
Levana Онлайн
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Levana Онлайн
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор Онлайн
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор Онлайн
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Loki1101 Онлайн
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор Онлайн
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх