↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 144

Бардак, творящийся в холле, за это время не только не поутих, но, кажется, ещё и усилился. Поттер даже и не надеялся, что им удастся пройти незамеченными — и правильно, потому что их ждали и, стоило только им показаться, их ослепили вспышки колдокамеры.

— Мадам Спраут! — воскликнула Рита, мгновенно оказавшись рядом с ней и махнув своим ассистенткам, чтобы те оставались рядом с явно совершенно уже замученными ими Вейси и пришедшим ему на подмогу Кутом. — Как ваши подопечные? Что-нибудь выяснили?

— Мы как раз собираемся их навестить, — сообщила ей Спраут и решительно предложила: идёмте с нами — сами всё и увидите.

Поттер бросил на Риту скептический и вопрошающий взгляд, и она тут выхватила невесть откуда бумагу с очень знакомым ему штемпелем и промурлыкала:

— Я здесь по приглашению пресс-службы Министерства — «Пророк» готовит новую серию статей «Министерство у вас в гостях». Я и к вам непременно приду, — весело пообещала она, — но после. Мы решили начать с одного из самых известных и значимых департаментов — Магических популяций. Они ведь делают для нас так много — однако их вклад часто недооценивают, и скромных тружеников не знают в лицо. Это несправедливо, мы полагаем.

— Бесспорно, — кивнул Поттер, отмечая себе, наконец, разобраться, что за возня начала творится в пресс-службе министерства после отставки Кингсли, и держа при этом на лице вежливую улыбку. — Отличная инициатива — и приходите, мы всегда рады вам, вы же знаете. Однако, — добавил он с некоторым сожалением, — поскольку сейчас мы идём в место, где содержатся подозреваемые…

— Я полагаю, мисс Скитер следует пойти с нами, — категорично вступила Спраут. — Или вам всё же есть, что от нас скрывать? Что с нашими подопечными, мистер Поттер?

— Как скажете, — пожал он плечами. — Пойдёмте. Боюсь, вы будете разочарованы, мисс Скитер, — добавил он очень заботливо.

— Ничего страшного, — улыбнулась та. — Иногда разочаровываться даже приятно.

Они двинулись дальше: впереди Поттер и Спраут, за ними — Квинс с Робардсом, следом — взволнованная старушка, которую так и вели под руки её удивительные сопровождающие, и за ними уже — Скабиор, Скитер и Бозо, который время от времени полыхал своей бешеной вспышкой. Ни Скитер, ни Скабиор даже и не смотрели друг на друга — обоим было не до того, ну и никто не мешал им потом обсудить всё это в более спокойной и приятной обстановке.

На подходе к камерам предварительного заключения дежурные, вежливо извинившись, обыскали их всех согласно установленной процедуре. Досталось даже Спраут — не говоря уж о Скабиоре, которого, кажется, те готовы были раздеть вовсе не только взглядами. Однако же ничего не нашли: вызвавшая поначалу некоторое подозрение крупная брошь миссис Монаштейн при более тщательном исследовании оказалась вполне безобидной, а содержимое карманов мистера Винда могло бы сделать честь самому министру: несколько кнатов и сиклей в одном и чистейший носовой платок белоснежного батиста — в другом.

— Должен предупредить, — официально произнес Поттер. — Во время посещения запрещается применять магию. Разумеется, — добавил он тут же, — за исключением полномочных лиц. — Он кивнул Спраут и Квинсу. — Также запрещается передавать и брать у задержанных что-либо. Правила всем понятны? Тогда распишитесь, пожалуйста, в журнале.

Присутствующие кивнули — и по очереди расписались пером со стальным наконечником в большом журнале, заключенном в тёмно-серый кожаный переплёт.

Первой, к кому они вошли, была Сколь. Девушка сидела не на койке, а в одном из дальних углов камеры — и, увидев их ещё сквозь решётку, зашипела совершенно по-змеиному.

— Деточка! — прошептала старушка, кажется, едва не лишаясь чувств. — О-о-о, дорогая моя…

— Мисс Мун, — очень вежливо проговорил Поттер. — Знакома ли вам эта леди?

Сколь молча глядела на вошедших, часто-часто дыша и широко раздувая ноздри. Этот запах… она отлично знала его — запах леса, и стаи, и… Эбигейл. От странной, нелепо одетой старухи, называвшей её «деточкой», совершенно отчётливо пахло Эбигейл. Сколь вскочила и, вмиг оказавшись у решётки, вцепилась в её сухонькую, покрытую старческими пятнами руку, и притянула её к своему лицу. Рука пахла иначе — незнакомо и чуждо — а знакомый и родной запах шёл от мантии, от этой нелепой грязно-розовой шёлковой ткани. Сколь даже глаза закрыла и потёрлась о неё щекой, перенося его на себя — и почувствовала, как вторая рука старухи коснулась её волос, и как та проговорила растроганно:

— Детонька! Ваша тётя все-таки отыскала вас, наконец!

Сколь не понимала, что тут происходит — но раз старуха, наряженная в тряпки с запахом Эбигейл, рядом с которой стоят два толстосума, пахнущих тоже кем-то из стаи (запахи странно мешались и казалось, что их куда больше двух — может быть, десять, или целая дюжина), называет себя её тётей и говорит, что нашла, надо, наверное, ей подыграть… ну, хуже точно не будет.

— Тётя, — прошептала она. И была вознаграждена за это объятьем, которое, хотя ему и мешала решётка, оказалось на удивление крепким.

— Маму звали Маргарет Мун, — услышала она едва уловимый шёпот старушки. — Я — Мусидора Монаштейн. Реви.

Реветь она не умела — что она, маленькая, что ли?! — так что пришлось просто завыть. А потом она увидела Скабиора и изумлённо уставилась на него. Так вот кто за ними пришёл! Вот кто их спас… спасает. Она хотела было что-то сказать, но он, подняв руку, будто бы поправлял волосы, вдруг оскалился и едва заметно мотнул головой. Что же — она не дура, она прекрасно умеет понимать такие намёки. Незнакомы, значит. Да она что угодно сделает, чтобы выйти отсюда! Вернее, почти что угодно, конечно — своих она не предаст. Но тут и не надо ведь…

— Простите, — мягко проговорил Поттер. — Мисс Мун, вы не ответили. Эта пожилая леди вам знакома? — повторил он вопрос. Сколь, помедлив, кивнула, не зная, как правильно реагировать, и решив, на всякий случай, как можно меньше говорить.

— А медик её осматривал? — вдруг спросил рыжий. — Сдаётся мне, она не совсем в себе. На подростков так просто воздействовать, — добавил он осуждающе и обратился к старушке:

— Миссис Монаштейн, не волнуйтесь так. Уверен, что…

— Уверяю вас, — ответил, перебивая его, Поттер. — Вся процедура была чётко соблюдена.

— Девочка выглядит напуганной и растерянной, — поддержал рыжего мистер Ллеувеллин-Джонс. — Мне тоже кажется, что тут могло быть какое-то воздействие — физическое или ментальное. Дорогая Мусидора, — участливо проговорил он, назвав старушку по имени. — Пожалуйста, не тревожьтесь: если понадобятся платные услуги колдомедиков, мы найдём лучших специалистов, да и министерство вас не оставит.

И Квинс уверенно закивал.

— Моя деточка, — запричитала, расплакавшись в очередной раз старушка, вновь порывисто обнимая через решётку Сколь.

Полыхнула вспышка колдокамеры — Сколь отшатнулась было, но старушка, как выяснилось, держала её на удивление крепко.

— Мисс Мун, — спросила, наконец, Спраут, — как с вами тут обращаются?

— Нормально, — сквозь зубы ответила Сколь, не желая жаловаться этой явно министерской стерве.

— Сколько раз в день вас кормят?

— Достаточно, — сказала она осторожно.

— Вас оскорблял кто-нибудь? Обижал?

— Нет, — мотнула она головой — и, не выдержав, вновь прижалась лицом к рукаву старушечьей мантии, вдыхая знакомый запах. Их помнят! Их помнят — и их, вероятно, простили! Значит, всё получилось, никого не накрыли и не нашли — и взрослые поняли их и простили!

— Довольно, — проговорил, наконец, Робардс, привычно беря на себя роль бессердечного мерзавца. — Воссоединение семьи — это прекрасно и очень трогательно, но давайте продолжим.

Скитер бросила на него совершенно уничтожающий взгляд, который, впрочем, не произвёл на заместителя Главного Аврора ни малейшего впечатления. Зато Сколь среагировала, неожиданно подав, наконец, голос:

— Где Хати? Где мой брат?

— Там, — ответил ей Поттер, махнув рукой влево по коридору. — С ним всё в порядке, не переживайте.

— Почему вы нас разлучили? — выкрикнула она, глядя на него с настоящей ненавистью. — Мы вместе там были!

— Были! Да мало ли, где вы были? — оборвал её Скабиор. — Скажи ещё…

— Мистер Винд! — оборвал его Поттер. — Мы здесь закончили и идём дальше.

— Она вам сейчас порасскажет, как они вдвоём с братом всё и задумали, и провернули, — фыркнул он. — Подростки… пятнадцать — самый дурной возраст.

— Спасибо за пояснение, — подчёркнуто вежливо проговорил Поттер. — Идёмте, дамы и господа.

— Посадите нас вместе! — крикнула Сколь. — Нас нельзя разлучать! Нельзя!

Скабиор обернулся и быстро прижал палец к губам, требовательно мотнув головой из стороны в сторону — а потом указал на удаляющуюся, обессиленно опираясь на руки своих сопровождающих, старушку и сжал руки вместе, словно бы пожимая одной другую. Сколь недоумённо кивнула — и Скабиор, подмигнув ей, ушёл догонять процессию.

Хати — очень похожий на сестру, темноволосый подросток, выглядящий не на четырнадцать, а на все семнадцать, с покрытыми мелкими шрамами руками и парой шрамов на лбу — тоже сидел в углу, обхватив руками колени, и на подошедшую к ним процессию поглядел исподлобья и молча.

— Мальчик мой! — горестно воскликнула миссис Монаштейн — и обессиленно разрыдалась, припав к груди рыжего. Тот деликатно обнял её за плечи и переглянулся с бритым понимающе и сочувственно.

Поттер только вздохнул, продолжая внимательно изучать этих солидных, приличных и крайне добропорядочных джентльменов, которых любят соседи и уважают знакомые. Он видел таких не раз, однако здесь и сейчас их присутствие было несколько неожиданным. Даже если принять, что задержанные могут располагать подобными связями… В любом случае к штрафу это дело никак не удастся свести. Покушение на убийство, ограбление на астрономическую сумму члена Визенгамота, с нападением на охранников и применением к одному из них непростительного… Впрочем, в то, что на Мэтлока наложил Империо кто-то из этих подростков, Поттер сомневался еще до экспертизы палочек, на которых закономерно ничего не нашли. Даже если никто из задержанных не признается чистосердечно — что им теперь вряд ли дадут сделать обретенные друзья семьи — им грозит весьма приличный срок заключения, не говоря уже о штрафе, способном покрыть убытки Белби, которые исчислялись десятками тысяч галеонов. Так что же планируют, в таком случае, предпринять эти солидные джентльмены?

— Мистер Мун, — задал Поттер сакраментальный вопрос, — знакома ли вам эта дама?

Мальчишка молчал — просто молчал, сжимаясь в комок, и только глядел на них… хотя нет — не на них. На Скабиора, как не мог не заметить Поттер. Знакомы, значит… Нет, мистер Винд, не избежать нам с вами приватной беседы. Вот как только выйдем отсюда, решил Поттер, обязательно побеседуем, не привлекая чужого внимания — сегодня его с избытком. И если вы имеете к этому хоть какое-то отношение — клянусь Мерлином, я узнаю, какое.

— Он боится, — проговорил Скабиор и позвал его мягко: — Хати, тебя ведь так зовут, иди сюда. Подойди.

Мальчишка неохотно поднялся — и, принюхиваясь, словно настоящий дикий зверёк, сделал пару шагов в их сторону — а потом замер, глядя на них расширяющимися от изумления глазами, качнулся вперёд — и, в два прыжка преодолев расстояние до решётки, упал на колени и, схватив подол мантии старушки, прижал его к своему лицу и завыл. На секунду все замерли — потому что очень уж жуткой и искренней одновременно вышла сцена — а потом старушка, заохав, тоже присела (вместе с ней на корточки опустились и её немногословные спутники) и, обняв мальчишку, начала гладить его грязные спутанные волосы и необычно широкие для подростка плечи. Опять полыхнула вспышка колдокамеры — и от этого сполоха все словно очнулись.

— Мальчику нужен целитель, — сказал рыжий. — Видно же, что он не в себе. Мальчики тяжелее девочек переносят подобные тяготы.

— Он вообще очень нервный ребёнок, — тут же проговорила расстроенная старушка. — Наверняка он винит себя в том, что не смог уберечь сестру…

— Посадите их рядом, — вдруг попросил Скабиор. — Просто в соседние камеры. Поставьте заглушающие, если боитесь, что они договорятся — но дайте им возможность просто почувствовать друг друга рядом. Они же волки. Им страшно в клетке.

— Волки? — уточнил Поттер.

— Волки, волчата, — пожал тот плечами. — Не мучьте их понапрасну. Я представляю, каково это — в первый раз оказаться здесь.

— Я поддерживаю мистера Винда! — настойчиво проговорила Спраут. — Это варварство, так обращаться с детьми.

— Ну, хорошо, — кивнул Поттер. — Если вы так настаиваете. Пересадите их в соседние камеры, — сказал он Робардсу, даже не добавив ничего про заглушающие — потому что, если подростки окажутся настолько глупы, что начнут обсуждать друг с другом произошедшее, то выиграет от этого лишь аврорат. Хотя, конечно же, вряд ли можно рассчитывать на такое везение. Впрочем, кто знает…

Робардс отправился за дежурными — исполнять приказание — а Скабиор тем временем тоже присел на корточки и потряс Хати за плечо. Тот замолчал, но мантию из рук не выпустил — но и то хлеб… Несколько секунд они молча смотрели друг на друга, потом Скабиор поднялся и с деланно безразличным видом отошёл к стене.

— Я полагаю, мы здесь закончили? — спросил Поттер. — Вы убедились, — поинтересовался он у Спраут, — что с вашими подопечными всё в порядке?

— Мистер Квинс будет навещать их ежедневно, — категорично проговорила она.

— Пожалуйста, — любезно кивнул Поттер. — Но сейчас нам пора. Дамы и господа, мы возвращаемся.

Оторвать мальчишку от старушечьей мантии оказалось, однако, совсем не так просто — а когда это вышло, он вновь завыл, отчаянно и тоскливо, и из своей камеры ему ответила Сколь.

Делегация неспешно двинулась в обратный путь — а Поттер испытал давно отошедшее за административными делами на второй план чувство охотничьего азарта. И, хотя он пока не видел цельной картины — но это, как всегда, было лишь вопросом времени. Ничего. Кусочков мозаики уже много — а когда паззл есть, из чего собирать, главное — отыскать краеугольные элементы. И сегодняшним вечером он намеревался добавить именно их — потому что, не было ещё ни одного четверга, проведённого им в доме миссис Долиш, чтобы там не оказался и бдительный мистер Винд.

Так что, Поттер в несколько задумчивом, однако боевом настроении проводил делегацию к выходу и даже не стал подгонять Скитер, которая, разумеется, задержалась, дожидаясь изумительных кадров, сделанных-таки её верным Бозо: когда мальчишку перевели в соседнюю с сестрой камеру, они немедленно просунули руки сквозь прутья решётки и, хотя и с трудом, но всё-таки дотянувшись, накрепко вцепились в пальцы друг друга.

Глава опубликована: 19.02.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх