↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 398

Самым ярким и светлым событием первых дней пребывания в Мунго после полутора лет заточения для Сандры Фоссет стала, конечно же, свадьба Джимми Пикса и Фей Данабар. В остальном же время для неё разделилось между сном и бесконечными визитами разнообразнейших посетителей. К ней приходили все, кто только мог, начиная с родителей и заканчивая её супругом, с которым они давным-давно разошлись, но так до сих пор и не удосужились оформить развод, сохранив, впрочем, дружеские отношения. Их визиты Сандру скорее утомляли, чем радовали — потому что перед родителями она старалась держать лицо, улыбаться и убеждать их в том, что всё хорошо, и никакая помощь ей не нужна. Она была искренне благодарна им за то, что они принесли ей в палату одежду и оставили немного наличных денег, которые ей по-другому было никак не добыть, а кофе в буфете манило её со страшной силой, но общаться с ними Сандре было сложно. С мужем было намного легче — и именно его она попросила в какой-то момент отправиться с ней вместе на Диагон-элле за новой палочкой к Олливандеру.

— Ты должен спасти меня, Стеббинс! — сказала она, когда он в очередной раз пришёл к ней, не забыв захватить её любимое миндальное печенье с шоколадной крошкой. — Укради меня и отведи к Олливандеру — я не могу больше жить без денег и палочки!

И он украл — но прежде, чем отправиться за покупками, Сандре нужно было взять деньги из сейфа. Ключ от него лежал у неё дома — и они отправились в её небольшую квартиру в Сохо. Впрочем, Реджинальда Сандра попросила её подождать — не потому, что стеснялась продемонстрировать ему наверняка заросшую пылью за прошедшие полтора года квартиру, ей просто не хотелось возвращаться сюда в первый раз с ним.

Пыли действительно было много — не помогли даже наглухо закрытые окна — но ключ отыскался там, где она его оставляла, и Фоссет, стараясь не оглядываться пока что по сторонам, быстро спустилась вниз и, взяв мужа под руку… пока ещё мужа, вдруг чётко осознала она. Давно пора было поставить в их браке точку, но за много лет они с Реджинальдом так и не собрались это сделать. Взяв его под руку, Сандра, оглянувшись, попросила его аппарировать — и они наконец-то отправились в Гринготтс.

Конечно, для того, чтобы попасть в сейф, который Фоссет до сих пор делила со Стеббинсом, было бы вполне достаточно просто его компании — но ей хотелось явиться туда хозяйкой не только в собственных глазах, но и выглядеть таковой перед гоблинами. А складывая в кошелёк галеоны, сикли и кнаты, Сандра подумала, что после развода нужно будет, наконец-то, завести собственный. Но пока что речи об этом не шло, и из Гринготтса они с Реджинальдом отправились к Олливандеру.

Палочка нашлась быстро — почти такая же, как была, из тех же материалов, она даже внешне выглядела похоже. Выпуская сноп разноцветных искр, Фоссет на мгновенье почувствовала себя будущей первокурсницей, вспомнив, как гордилась, когда получила, наконец, палочку, и как ждала распределения в Хогвартсе. Она была совершенно уверена, что попадёт в Гриффиндор, и Райвенкло в первый момент стал для неё неожиданностью — но уже в первый же вечер Фоссет, познакомившись с соседками по комнате, решила, что ей определённо повезло: вместо глупых девчачьих бесед, прелесть которых она оценила только через несколько лет, а в детстве полагала никчемными и бессмысленными, они весь вечер соревновались, перечисляя, кто какие заклинания уже — пусть и в теории — знает, и делились друг с другом, кто кем собирается стать. Ничего, насколько Фоссет помнила тот разговор, не сбылось — у неё-то так точно: в одиннадцать лет она твёрдо намеревалась стать самым лучшим зельеваром на свете и создать зелье, которое позволит превращаться в любое животное, даже волшебное, однако первые уроки у Снейпа заставили её по-новому взглянуть на перспективы профессии.

Когда и почему она задумала стать аврором? Она не помнила в точности тот момент — но помнила и год, и человека, которому была обязана этим решением. Это был её третий курс, когда в Хогвартс поступил Гарри Поттер — на которого она, разумеется, очень хотела тогда посмотреть. Она помнила, что он её заинтересовал: мальчик как мальчик, невысокий, жилистый и лохматый. Вроде бы ничего особенного — вот разве что шрам на лбу... который был закрыт чёлкой. Тогда с трудом можно было предположить, что он спасет волшебный мир, а уж что станет её начальником — на такое даже у Трелони вряд ли хватило бы пороху.

А потом выяснилось, что профессор, что вёл в прошлом году маггловедение, внезапно переквалифицировался в преподавателя ЗОТИ, а ещё стал странно одеваться, заимел отвратительный запах и заикание… а потом, вместо того, чтобы по старой доброй традиции переломать себе ноги, обзавестись какой-нибудь мерзкой чешуёй или просто податься на поиски сгинувших цивилизаций, взял и таинственно умер.

Эта смерть — о которой она тогда, конечно же, толком ничего не узнала, кроме самого её факта — потрясла Сандру. В то лето она начала выписывать «Ежедневный Пророк», надеясь узнать оттуда что-нибудь о результатах расследования… которое, конечно же, должно было быть! Но там ничего так и не появилось — и тогда Фоссет впервые задумалась о том, что хотела бы иметь возможность самостоятельно проводить такие расследования.

Когда Сандра узнала, что в следующем учебном году преподавать ЗОТИ им будет сам Гилдерой Локхарт — который, чего уж скрывать, очень нравился ей в её четырнадцать лет — она с нетерпением ожидала начала занятий. Разочарование от нового преподавателя было огромным — Сандра помнила, как на первом же уроке со всё возрастающим недоумением смотрела на этого обаятельного красавца, несущего какую-то несусветную чушь обо всём, кроме его собственной прекрасной персоны, и никак не могла понять, как этот человек мог написать все те книги, на обложках которых красовались его портреты, и за что, ради стоптанных чулок Ровены Райвенкло, ему дали орден Мерлина.

Ответ на этот вопрос она получила в самом конце своего четвёртого курса — и тогда же поняла, что хочет, видимо, быть аврором, потому что именно в их компетенции были, на её взгляд, разгадка и предотвращение подобного безобразия.

Дементоры в школе, а затем и смерть Седрика Диггори заставили её приложить все усилия, чтобы её поступление в Академию Аврората было вопросом почти решённым. Но окончательно в правильности своего решения Фоссет утвердилась не без помощи Долорес Амбридж — эта женщина надолго воплотила в себе всё самое отвратительное для Фоссет: категоричность, узколобость и уверенность в собственной непогрешимости. Всё, что она творила — начиная с создания Инспекционной дружины и заканчивая запретом сидеть слишком близко друг к другу и, тем более, целоваться, вызывало у восемнадцатилетней семикурсницы раздражение и возмущение. Глядя на неё, Сандра думала, что, когда она будет аврором, она непременно сделает всё, чтобы подобные люди никогда не попали в школу, да и в министерство, пожалуй, тоже, а если вдруг в Аврорат станут поступать анонимные жалобы, то никем и никогда они не будет проигнорированы. Сейчас эта мотивация ей представлялась смешной и наивной, но свой выбор Фоссет считала правильным — и впервые с момента возвращения из Билле Мёдба подумала, что, наверное, была бы рада вернуться. И даже, пожалуй, смогла бы…

Впрочем, размышления эти она пока отложила — потому что сейчас надо было решить куда более актуальный вопрос, который, по-хорошему, следовало решить уже очень давно, но у неё всё никак не доходили до него руки, да и необходимости в этом Фоссет прежде не видела. Но тогда, лежа в постели и видя, с какими неподдельными радостью и теплом неловко ввалился в её палату супруг, явившийся в Мунго на другой день после её возвращения и ставший одним из первых её посетителей — с коробкой её самого любимого печенья в руках и с букетом мелких кремовых роз, которые ей так нравились, а ведь они не жили вместе уже лет десять — а затем обнаружив, что он за всё прошедшие полтора года не попытался официально признать её мёртвой, а в их общем сейфе все её сбережения и вещи аккуратно ждали её на местах, Сандра ясно увидела, что пора. Иначе эта история никогда не закончится — и никто из них так никогда и не двинется дальше.

— Давай зайдём к Фортескью, — предложила она. — Съедим по мороженому… я сто лет мороженого не ела. В Мунго кормят, конечно, питательно, но… — она сморщилась и первой направилась в сторону знаменитого кафе.

Когда они устроились за столиком, и перед ними поставили вазочки с мороженым — посыпанными орешками и политыми карамелью шариками ванильного перед Реджинальдом и шоколадным с кусочками шоколада перед нею самой, Сандра сначала какое-то время молча и с наслаждением ела, позволяя лакомству таять на языке. Ей было так хорошо, что она чуть было не поддалась очарованию момента и не отказалась от запланированного разговора, но взгляд мужа, привычно почему-то напомнивший ей щенка сенбернара, которого ей снова предстояло оставить за дверью, придал ей решимости.

— Я очень благодарна тебе за всё, что ты сделал. Стеббинс, просто сознайся, это же ты платил за квартиру? — спросила она, привычно глядя ему в глаза.

— Никто не знал, что с вами случилось, — сказал он, будто оправдываясь. — Я подумал, ну что такое год… а вдруг ты однажды вернёшься. Не так уж и дорого.

— Я верну всё до кната, — безапелляционно заявила она. — Я не подумала сразу — надо было сделать это ещё в сейфе, и мне ещё предстоит вытянуть из тебя точную сумму.

— Ну что ты — зачем? — он запустил руку в свои светлые волосы и приготовился держать оборону — и она знала, что он поступит именно так. Она вообще очень хорошо его знала.

— Надо, — слегка улыбнулась она, и продолжила уже тверже: — Не хочу оставаться в долгу. Ты знаешь, я не люблю этого. А вообще — ты ведь понимаешь, что я не просто так тебя сюда позвала. Нам с тобой необходимо кое-что обсудить — давно следовало, да мы всё как-то… в общем, — она отложила ложку, — но он не дал ей договорить:

— Сандра, я так рад, что ты вернулась. Живая.

— Живая, — вздохнула она. Ну что ж — значит, просто не будет. Ладно…

— Ты знаешь, — продолжал он, — я всё это время думал — почему мы с тобой расстались…

— Потому что твои взгляды на отношения мужчин и женщин застряли где-то в эпохе Мерлина, — фыркнула она. — В крайнем случае, Основателей.

— А как мне ещё было реагировать на подобное? — привычно начал он заводиться, слегка покраснев, как это всегда с ним бывало, когда он пытался сдержать эмоции.

— Не устраивать истерик в присутствии посторонних? — иронично предположила она.

— Трудно было сдержаться, когда ты сказала, что если я не планирую присоединиться к вам прямо сейчас, то, может быть, я сварю на всех кофе! — возмущённо ответил он.

— У меня была тяжёлая ночь! — парировала она, закатывая глаза и с трудом удерживая улыбку. Как же легко было всегда его просчитать… Она до сих пор очень тепло относилась к мужу — но этот фарс давно надо было закончить.

— По вам был заметно, — буркнул он — всё ещё немного обиженно.

— Ты знаешь, — примирительно и немного устало произнесла Фоссет, — я думаю, наши текущие отношения пора узаконить.

— Звучит как брачное предложение, — слегка улыбнулся он, однако улыбка вышла печальной и понимающей.

— Я бы сказала, оно предполагает строго обратный характер, — улыбнулась она в ответ, так же грустно. — Давай, наконец, признаем, что нам обоим пора идти дальше. Давай подведем под нашим браком черту и оформим бумаги. Дружить мы сможем и так — но я хочу, чтобы моё формальное положение отражало действительность — да и сколько ты ещё своей Норе будешь морочить голову?

— Да она, — он замялся, — Привыкла уже… И не так часто мне об этом напоминает… как раньше.

— Давай скажем друг другу, что хватит — сколько она может ждать? Даже мои родители смирились уже с неизбежным. Редж, ты же всегда хотел много маленьких Стеббинсов, — пошутила она. — Просто признай, что пора. И если тебе будет от этого легче — давай я тебя обниму, хаффлпаффское ты недоразумение, — предложила она, протягивая через стол руку и крепко сжимая его пальцы.

— Мне этого не хватало, — вздохнул он, поднимаясь во весь свой рост. Она тоже встала, и они обнялись — крепко и, как Сандра надеялась, вполне по-дружески.

Развод они оформили через несколько дней — тихо, сообщив разве что своим родным и уплатив пошлину в министерстве. А потом Фоссет вернулась в палату — и опять начала изводить целителя Сметвика просьбами отпустить её, наконец-то домой. Ей казалось, что, если она окажется в своей квартире, ей станет легче…

Выручил её Поттер, которого она после долгих трудов сумела всё-таки убедить поддержать её и поспособствовать выписке — тем более, что она всё равно должна была являться в Мунго практически ежедневно.

Глава опубликована: 07.12.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Levana Онлайн
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Levana Онлайн
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
Levana Онлайн
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Levana Онлайн
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх