↓
 ↑
Регистрация
Имя

Пароль

 
Войти при помощи
Размер шрифта
14px
Ширина текста
100%
Выравнивание
     
Цвет текста
Цвет фона

Показывать иллюстрации
  • Большие
  • Маленькие
  • Без иллюстраций

Обратная сторона луны (джен)



Автор:
Беты:
miledinecromant Бетство пролог-глава 408, главы 414-416. Гамма всего проекта: сюжет, характеры, герои, вотэтоповорот, Мhия Корректура всего проекта
Фандом:
Рейтинг:
R
Жанр:
Общий
Размер:
Макси | 5528 Кб
Статус:
Закончен
Предупреждения:
Смерть персонажа
 
Проверено на грамотность
Эта история про одного оборотня и изнанку волшебного мира - ведь кто-то же продал то самое яйцо дракона Квиреллу и куда-то же Флетчер продавал стянутые из древнейшего дома Блэков вещички? И, конечно, о тех, кто стоит на страже, не позволяя этой изнанке мира стать лицевой его частью - об аврорах и министерских работниках, об их буднях, битвах, поражениях и победах. А также о журналистах и медиках и, в итоге - о Волшебной Британии.
В общем, всё как всегда - это история о людях и оборотнях. И прежде всего об одном из них. А ещё о поступках и их последствиях.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава

Глава 135

Время подходило к половине третьего ночи — самый мёртвый час. Скабиор как раз почти закончил стихотворение — пока держа его в голове, потому что писать в темноте он не мог, а подсвечивать себе чем-то — тем более. Впрочем, на память он никогда не жаловался, и сочинял так не в первый раз — за всю его жизнь ему довелось провести в ожидании, наверное, не меньше года чистого времени, а может, и двух… И тут он увидел тени — бесшумные фигуры, быстро приближающиеся к складам с востока, там, где вдали темнели развалины старого форта. Оставался, конечно, шанс, что это не те, кого он так ждал — но он решил перестраховаться и, достав палочку, едва слышно прошептал заклинание, вновь, как всегда, когда ему доводилось колдовать в таких обстоятельствах, отчаянно досадуя, что не владеет невербальной магией. Кольцо стало чёрным — и он, сунув палочку за пазуху, замер, внимательно наблюдая за движущимися в сторону складов силуэтами. Он насчитал их одиннадцать — много… Зачем им столько народу, если у них есть портал? Они что, собираются вынести весь склад целиком?

— Если ты зря выдернул меня из постели, — прошипела неслышно появившаяся Скитер, наложившая на них заглушающие чары, — я тебя придушу!

— Я не слышал тебя, — он так изумился, что даже отвлёкся от своего наблюдения. — Ты откуда?!

— Из постели, — повторила она, ложась рядом на холодную землю и выглядывая из-за куста орешника, которым густо зарос выбранный Скабиором пригорок. На ней было что-то тёмное и, кажется, тёплое. — Это они? Уверен?

— Думаю, да, — кивнул он. — Хотел бы я быть сейчас там внутри…

* * *

…План был очень хорош и прост.

Варрику не составило труда проследить перемещения всех работавших на складах охранников, детально выяснив распорядок их жизни — и «волчатам» оставалось лишь выбрать одну из смен, сменявшихся посреди ночи, и, вырубив всех, кроме одного, выпить оборотное зелье с их волосами. Собственно, сделал это один Гельдерик, явившись к ним домой под оборотным зельем в виде начальника их смены и оглушив их Петрификусом с порога — и уже за закрытой дверью связав и заткнув кляпами рты.

Слежка эта продолжалась не один месяц: о том, чтобы обнести склады Белби, «волчата» задумались ещё чуть ли не год назад. Так что, времени у Варрика было много, и он, выбрав одну из смен, просто неделями следовал за каждым из охранников, фактически деля с ними их жизни. Это был странный опыт — на несколько недель полностью включаться в чью-то чужую жизнь, покидая своего подопечного лишь по ночам, да и то не всегда. Ему приходилось делить с ними всю их работу и все развлечения — и друзей, и родителей, и любовниц … и — самое странное — кино.

Потому что, например, Ангус Мэтлок, старший смены, был маглорождённым и регулярно, каждую неделю, ходил в кино. Смотрел он, кажется, всё подряд — и Варрик невольно вынужден был делать то же. Рождённый и выросший в волшебном мире, он, как и почти все они, всегда полагал, что неплохо знает, как живут магглы, однако кинематограф оказался для него огромным сюрпризом — и потрясением. Оказавшись в зале кинотеатра впервые, он в первый момент был совершенно ошеломлён — и далеко не сразу понял, что это вообще такое. Со временем он, впрочем, привык — однако это явление не перестало его будоражить и пугать одновременно. Пугать силой воздействия: он порою ловил себя на том, что ждёт этих еженедельных визитов, потому что реалистичность и динамичность разворачивающихся на экране событий, действие, лишённое часов и часов ожидания и скучных подробностей, которыми наполнена жизнь —всё это выглядело куда привлекательнее реальности. И Варрик очень хорошо понимал, что притягивает в этот зал людей — и радовался, что в волшебном мире ничего подобного нет.

Потому и не рассказал никому об этом — да и смысла практического в этом не было никакого, так для чего им знать о таких вещах?

Именно Мэтлока «волчатам» предстояло оставить в сознании — и это была самая сложная часть плана. Им нужно было, чтобы кто-то провёл их внутрь — кто-то, знающий, как нейтрализовать все охранные заклинания, тот, кто смог бы назвать нужный пароль тем, кого они бы сменили. А главное — именно на него они потом и планировали списать всё случившееся: вот вам и подозреваемый, это же ваш охранник вас и обнёс, мистер Белби, провернул всё — и исчез, ищите теперь… А их бы даже и не заподозрил никто. А самого Мэтлока отдали бы ведьмам-каргам к ужину в качестве дружеского подарка.

Самым узким местом плана было наложение на старшего смены Империо — заклинание весьма и весьма непростое. Из всех некоторое представление о нём имел только Нидгар — правда, до сих пор ему удавалось наложить его лишь на детей и подростков, которые не сильно сопротивлялись, но больше этого всё равно никто не умел, так что выбора особого у «волчат» не было.

Впрочем, кое-что они всё же придумали.

Ангуса Мэтлока, плотного высокого мужчину с мрачноватым суровым лицом, они подловили на выходе из его собственного дома — и, оглушив Ступефаем, аппарировали с ним в лес. Не в лагерь, конечно, и даже лес был выбран другой — мало ли… А там, даже не дав ему толком прийти в себя, уже выпивший оборотное Гельдерик заломил ему руки за спину и, удерживая их, грубо поставил его колени, а Хадрат, тоже под оборотным зельем, схватив несчастного одной рукой за волосы, сжала другой его горло так, что тот захрипел.

После этого наложить Империо стало куда проще — и когда на губах Мэтлока заиграла характерная благостно-счастливая улыбка, Нидгар махнул Гельдерику, чтобы он отпустил, наконец, свою жертву, и устало отёр взмокший лоб.

— Думал, будет сложнее, — сказал он, сосредоточенно морщась: заклятье требовало постоянного поддержания.

— Не слетит? — спросил Гельдерик, разминая руки.

— Постараюсь, — пожал Нидгар плечами. — Вроде он не слишком сопротивляется.

На самом деле, Нидгару повезло — они очень правильно выбрали жертву: Ангус Мэтлок, когда-то капитан дуэльного клуба на факультете Гриффиндор, почти год провёл под Империо, попав под него в девяносто шестом, как один из перспективных сотрудников Департамента магических популяций, летом девяносто седьмого угодил в Азкабан в силу происхождения, потом довольно долго страдал от последствий, лечился у доктора Августа Пая. Потом, потеряв квалификацию и, разумеется, место в своём отделе, устроился охранником к Маркусу Белби.

Именно Ангус Мэтлок и провёл их на склады — поскольку охранники заступали на смену втроём, вместе с ним, выпив оборотное зелье, пошли сам Нидгар и Гельдерик. Попав внутрь, Нидгар приказал Мэтлоку сесть возле ящиков с броской надписью «Осторожно! Рог Взрывопотама! ЮАР» и вместе с Гилдом просто открыл товарищам дверь.

Склад (огромное, раскинувшееся на несколько тысяч ярдов приземистое двухэтажное здание красного кирпича, возведённое еще при Георге, с двумя рядами арочных окон и внушительными воротами), внутри оказался даже больше, чем казался снаружи, и товара в нём было так много, что у пришедших глаза разбежались.

— Почти как в лесу, — проговорила задумчиво Джейд. Она рассматривала, задрав голову, возвышающиеся почти до самого потолка штабеля ящиков с надписью «Бумсланг».

— Делом займись, — сурово сказала Хадрат. — Гулять в лесу будешь. Этих — пять ящиков. Двигайся!

Джейд стиснула зубы, заиграв желваками, но ничего не ответила и подняла палочку. Ладно. Когда-нибудь она станет достаточно сильной, чтобы ответить. Её время непременно придёт. Она глянула на одного из «волчат» — высокого широкоплечего парня со светлыми волосами, почти красивое лицо которого портил слишком короткий и вздёрнутый нос, и, поймав его взгляд, улыбнулась ему. Ничего… у них в стае стареют рано, а она молода и ещё даже не вошла полностью в силу. Всё будет.

— Шевелитесь! — прикрикнул Гельдерик, сверяясь со списком и раздавая каждому из «волчат» задания — и внутренне соглашаясь с Джейд. Склад и вправду чем-то напоминал лес — вернее, какую-то странную пародию на него: тропки-проходы, широкая площадка посредине с ярким жёлтым кругом и надписью «Внимание! Груз прибывает порталами!» — сюда-то они и начали складывать свою будущую добычу, выстраивая из коробок настоящий курган.

Они собрали почти всё, что было в их списке, когда вдруг услышали раздавшийся снаружи, от главного входа, явно усиленный Сонорусом твердый голос:

— Говорит Глава Отдела по борьбе с контрабандой Леопольд Вейси! Склад окружён силами Аврората! Аппарировать вам не удастся! Вы не сможете отсюда уйти! Мы не хотим жертв! Попытка ограбления карается всего несколькими годами заключения в Азкабане, не стоит ради этого ставить на кон ваши жизни! Выходите через главный вход с поднятыми руками! У вас пять минут!

Несколько секунд после этого «волчата» стояли, замерев, почти оглушённые внезапным провалом. Всё казалось так просто, и они почти закончили… но главное — как?! Откуда они узнали?!

— Не раскисать, — наконец, сказал Гельдерик. — Теперь мы не сможем уйти все: кому-то придётся остаться и распылить пыль.

— Скольких потянет портал? Вместе с грузом? — яростно спросила Хадрат.

— Да хоть всех, — раздражаясь, ответил Нидгар. — Но Гилд прав: кто-то должен остаться и затереть след. Иначе мы получим повторение девяносто восьмого.

— Разве нельзя распылить её сразу же перед использованием портала? — с надеждой спросила Джейд — и немедленно получила ответ, даже два: Хадрат просто выругалась, а Гельдерик пояснил:

— Нельзя: мы сами первыми и пострадаем от помех, и до места доберёмся частями.

— Но того, кто останется, ведь арестуют! — воскликнула Джейд, сжав кулаки.

— Нет, — сказал Нидгар. — Этого нельзя допустить. Допросят — и выйдут на лагерь.

— Среди нас предателей нет! — возмутился темноволосый бородатый мужчина лет тридцати с виду в старом вытертом вельветовом пиджаке, от которого пахло лесом, костром и кровью.

— Кретин! — рявкнула стоящая рядом с ним крупная, несколько мужеподобная негритянка, кажется, без труда способная завязать кочергу в узел безо всякого волшебства. — Вольют в тебя веритасерум, или залезут в голову — и что ты сделаешь?!

— Это они умеют, — поддержал её ещё один чернокожий, тоже очень крупный, с начисто выбритой головой.

— Тот, кто останется, должен с честью принять свою смерть, — резюмировал Гельдерик. — Два вопроса: как и кто именно?

— «Рог взрывопотама», — медленно прочитал вдруг Нидгар. Потом подошёл и с усилием надрезал своим коротким складным ножом одну из коробок — оттуда тут же посыпался белый порошок. Нидгар резко отступил в сторону — и обвёл притихших товарищей блеснувшим мрачным торжеством взглядом.

— Достаточно, чтобы здесь осталась одна большая воронка, — медленно проговорил Гельдерик, тоже обводя тяжёлым взглядом присутствующих. — Здесь хватит простого Конфринго — просто кинуть в одну из коробок. Смерть будет быстрой. И если взорвать склад вместе с аврорами — мы, наконец, отомстим за ту бойню в девяносто восьмом, — добавил он с яростной и горькой ухмылкой.

Остальные молчали, глядя то на него, то друг на друга, то себе под ноги.

— Решайте быстрее, — сказала, наконец, Хадрат. — Он прав. Кто-то из нас должен пожертвовать собой, чтобы сохранить стаю.

— Уйдём все, — настойчиво проговорил Варрик. — Отследить след портала трудно… я останусь и сумею задержать их на несколько минут — этого хватит, чтобы…

— А если не хватит? — перебила его Хадрат. — Если они отследят и явятся прямо за нами в лагерь? Не можем мы так рисковать!

— Останешься? — спросил её Варрик.

— Могу, — кивнула она. — Хотя, не думаю, что это разумно.

— Я останусь, — быстро сказала девушка — совсем юная, чуть ли не самая младшая из присутствующих. Сколь.

— Я с ней, — тут же добавил её брат, всего на год её младше. Хати.

— Вдвоём мы точно справимся, — сказала Сколь, улыбнувшись одними губами. — И умирать будет совсем не страшно.

— Решили, — жёстко сказала Хадрат. — Вы молодцы, — добавила она, склонив голову. — Мы никогда вас не забудем. Дождитесь, пока они вскроют дверь — и бросайте Конфринго. И пыль не забудьте. Прощайте, — она пошла к центру склада, где большой желтый круг был почти целиком занят ящикам с добычей.

— Спасибо, — сказал Гельдерик, по очереди пожимая им руки. — Все в центр. Быстро.

Нидгар не сказал ничего — лишь кивнул медленно и погнал остальных к центру.

— Я останусь, — сказал Варрик. — До конца.

— Возвращайся, — сказал Гельдерик, доставая портал.

— Вернусь, — усмехнулся тот. — Два раза не умирают.

Он сам бы остался и сделал это, если бы мог — но ему оставалось только смотреть.

Как только портал сработал, оставшиеся одни Сколь и Хати переглянулись и обнялись — и, рассыпав тщательно пыль Игнатии на том месте, где только что сработал портал, спрятались за какими-то ящиками, крепко взялись за руки и навели палочки на цель.

Ждать пришлось недолго. Двери главного входа распахнулись, и авроры ворвались внутрь.

Сколь и Хати в последний раз взялись за руки — и хором выкрикнули:

— Конфринго! — пуская фиолетовые лучи в средний из ящиков с надписью: «Осторожно! Рог Взрывопотама! ЮАР».

Глава опубликована: 12.02.2016
Предыдущая главаСледующая глава
20 комментариев из 34364 (показать все)
vilranen Онлайн
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
Alteyaавтор
vilranen
Про обоих, как все же сложатся отношения. И вообще про Сириуса, как он адаптируется в новом мире
С трудом, я думаю.)))
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Alteyaавтор
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Спасибо!)))
Neposedda
Автор, спасибо за удовольствие от прочтения) написать такой объём без «воды» - ооооочень дорогого стоит! Читается легко и складно.
Сейчас только посмотрел - этот фанфик стоит на 2 месте по объему. На первом - "Молли навсегда".
А когда-то я считал МРМ гигантским...
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
Alteyaавтор
James Moran
Я сейчас на 367 главе, и смутил один момент. "Никогда в жизни в трезвом уме он не пришёл бы сюда — и ему ведь предлагали остаться…" и следом, через пару абзацев - "иногда всё же бывал здесь, освоив тонкое искусство говорить с родственниками о политике и погоде". Поттер к родственникам на Тисовую бухой что ли шляется?)
Пассаж про Поттеровскую ностальгию по детству золотому выглядит странно и отчетливо попахивает стокгольмским синдромом. Аврору Поттеру не до проработки детских травм?)
В первом случае имеется в виду, что он не пришёл бы сейчас (наверное, надо добавить?). ) А в целом - он, конечно, сюда ходит и с роднёй общается. Какой стокгольмский синдром? Всё это было сто лет назад. Это просто родственники - и я, кстати, не сторонница тех, кто считает, что Гарри мучили и издевались. Обычно он рос - особенно для английского ребёнка. Да, старая одежда - но, в целом, ничего особенного.
И он давно оставил все обиды в прошлом. Близости у него с роднёй особой нет - но и обид тоже. Так... иногда встречаются. Там ещё племянники его двоюродные, кстати.
А ностальгия... она не по золотому детству. А просто по детству. Не более.
Показать полностью
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Alteyaавтор
James Moran
Alteya
Пожалуй что) иначе какая-то внутренняя несогласованность получается.

Ностальгирующий по детству в чулане Поттер вызывает у меня разрыв шаблона. Каждому своё, конечно, но это уже как-то нездорóво.
Я вообще не нахожу заселение ребенка в чулан сколько-нибудь нормальным, не считая всего прочего. Это, конечно, не мучения и издевательства в физическом смысле, но в моральном - вполне.
Общаются и не с такими родственниками, безусловно, но зачем? Лишнее мучение для всех.
Вы преувеличиваете.)»
Ну правда.
Чулан - это плохо, конечно. Но в целом ничего ужасного с Гарри не случилось, и Гарри это понимает. И - главное - никакой особой травмы у него нет. Вы говорите о человеке, которого в 12 чуть Василиск не сожрал.))) и у которого до сих пор шрам на левый руке.
А главное - это же его единственная кровная родня. И он в чем-то их даже вполне понимает.
В конце концов, он уже действительно взрослый. И
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Alteyaавтор
Levana
Случилось бы ужасное, было бы поздно. Кроме чулана были еще решетки на окнах, кормежка под дверью и многое другое. Хотя я могу представить некое общение Гарри с Дадли, но не с тетей - во многом потому, что ей и самой вряд ли это нужно. Она попрощаться-то с ним сил в себе не нашла.

Не удержалась - по следам недавней дискуссии)
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Alteya
Levana
Это уже потом в рамках борьбы со страшной магией.
Причём борьбы, в общем, на равных - вернее, как с равным. Гарри абсолютно не забитый и не несчастный ребёнок, обратите внимание. И любить и дружить умеет - а значит… у него есть такой опыт. Вопрос: откуда?
А тетя… в книгах они прощались. Пусть и странно.
И ей тоже тяжело и сложно, и она тоже не идеальна и просто человек - и похоже, что Гарри это понял.
Поставьте себя на ее место.))
Не могу. Как бы я ни относилась к родителям ребенка (хотя сестра ей не угодила лишь тем, что волшебница, и тянулась к ней, и защищала от Северуса), ребенок это ребенок. Мне было бы стыдно селить его в чулане. Да и с чего бы? Его принесли младенцем. Расти его, люби его и будет тебе второй сын.
А Гарри такой просто потому, что это не психологический роман, а сказка)
Alteyaавтор
Levana
Вы не так смотрите.))
Во-первых, они с Вернером и вправду могли хотеть второго ребёнка - а тут Гарри, а трёх они уже не тянут. И это обидно и больно.
Во-вторых, не будет он сын. Потому что он волшебник, а петуния знает, что волшебники, подрастая, уходят в свой другой мир - куда им зола нет, и который уже отнял у неё сестру. Она знает, что они для Гарри - просто временная передержка, и что он уйдёт от них, обязательно уйдёт, и они станут чужими. Как с Лили. А вот своего второго ребёнка у них уже из-за него не будет…
А ещё она боится Гарри. Боится магии… а деваться некуда. И выбросы эти магмческие неконтролируемые… и вот случись что - они же никак не защитятся.
Та же надутая тетушка - это же, на самом деле, жутко. Особенно жутко тем, что Гарри этого не хотел! Оно само! А значит, непредотвратимо.
Представьте, что у вас дома живет ребёнок с автоматом. Играет с ним, возится… и с гранатами. А забрать вы их у него не можете. И он иногда их просто куда-нибудь кидает… или вот теряет. Может и чеку вынуть… не до конца… и вот граната лежит… где-то… почти без чеки… а потом котик пробежит, хвостиком заденет, чека выскочит окончательно и бум…
А вы ничего не можете с этим сделать.

Петуния, мягко говоря, неидеальна. И я ее не то чтобы люблю. Но понимаю.))

И раз уж мы приняли описанную реальность, придётся принять и то, что Гарри не просто так, в целом, нормальный ребёнок с нормально сформированным навыком привязанности. А значит…)))
Показать полностью
Можете же. Язык держать за зубами, например. Они ж его провоцировали регулярно. И пугающих выбросов у Лили не показали. А дети... дети они все вырастают и уходят жить своей жизнью, это нормально. И про третьего это все ж теория, не подкрепленная текстом)
Ну и насчет того, что не будет сыном - что ж тогда бедным родителям Геомионы говорить, она одна у них.
В общем, Роулинг хорошо про нее сказала - человек в футляре. Нет, она не садистка конечно, но человек неприятный. И мне кажется, сама не захочет поддерживать это общение. Хотя в жизни всякое бывает)
Alteyaавтор
Levana
А мне кажется, захочет. Но показать это ей будет сложно.))

И дети уходят обычно все же не совсем. Общаются, дружат, гостят… а тут…
И у петунии ведь тоже травма.)) она же тоже хотела стать волшебницей. А увы…
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Alteyaавтор
ansy
Alteya
а где в Луне/Монете все это кроме вскапывания? аж стало интересно почитать у вас про отношения взрослого Гарри с родственниками, а где - не помню
Да нету. ) Мелькало где-то, эпизодами, но я и не вспомню, где.)
Loki1101 Онлайн
Очень понравилось! ^_^
466 глав, с ума сойти! Давно меня в такой запой не уносило)))

Есть пару ошибок, но в общем - очень здорово ;)


>> 378 глава
звезду с кровавой, словно кровь, лентой,

>> У Скабиора с МакДугалом разговор о его сестре заходит, когда тот впервые приходит к МакДугалу домой. А потом в 384й главе они опять говорят о ней, но как будто того разговора не было

>> 392 глава:
Поколдовал над канализацией и восхитился светящимися червячками, и даже кустом малины, который «никак нельзя никуда переносить».
396 глава:
она собиралась посадить на месте его захоронения кусты малины. И делать это пора было уже сейчас — тем более что стройка должна была развернуться, по большей части, с другой стороны дома

>>396 гл
А вот самому Арвиду было куда сложнее — единственный ребёнок в семье, он никогда не имел дела с такими маленькими детьми: слишком молодой для того, чтобы насмотреться на них в семьях друзей и знакомых, сам он был единственным ребёнком у своих тоже не имевших братьев и сестёр родителей.
Alteyaавтор
Loki1101
Спасибо! ))
Да, текст большущий. ) Видимо. ошибки неизбежны. )
Чтобы написать комментарий, войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓

↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
Закрыть
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх